Они когда-то были влюблены, Буквально переполнены друг другом. Солдаты необъявленной войны- Супруга с «неудачником» супругом. Давно известны слабые места Противников. Изучены за годы Граница, как запретная черта, А так же безопасные подходы. Упрёков канонада не страшна, Блиндаж привычки - мощная постройка. Внутри царит покой и тишина. «Боец» не

Сказка бабушки Агафьи. Глава 3. Пир в Небесной Сварге.

3 июля 2017 | Автор: | Категория: Проза
Ярина прервала рассказ бабушки.
- Даждьбог стал злым богом?
Бабушка удивилась.
- Почему ты так решила?
- Он ведь был обижен на всех. Уехал злой, – начала объяснять Ярина. – Вот я и подумала: раз Даждьбог смог уничтожить всё живое на земле – значит, стал злым богом.
- Глупенькая, нет, конечно, - разубедила бабушка внучку. - Даждьбог никогда не был злым богом. Да и обижался он очень недолго. Скоро на своём пути встретил Майю Златогорку – могучую воительницу. Необыкновенная девушка, тонкая как тростинка, с лицом ангела, легко смогла победить в поединке знаменитого борца, чем и покорила навсегда его сердце. Благодаря внезапно вспыхнувшей любви Тарх изменился: простил мать, сумел принять себя таким, каким был от рождения.
Ярина, в предвкушении новой сказки, спросила:
- А ты расскажешь о Майе Златогорке?
- Расскажу о Майе Златогорке и о Даждьбоге; об их прекрасной, но короткой любви; об их замечательном сыне Коляде; и о том, как трагично всё завершилась. Но это будет уже другая сказка, рассказанная не сегодня.
В разговор вмешался Радогост:
- Хорошо. Вот только мне кажется, что Ярина всё-таки была права. Разве смог бы уничтожить мир добрый бог?
Тяжело вздохнув, бабушка сказала:
- Раз вы мне не верите, тогда не перебивайте, попытайтесь дослушать сказку до конца. Если сейчас расскажу конец истории, будет ли вам интересно слушать её продолжение? Единственно, прошу не забывать, что Даждьбог, в отличие от других богов, родился на земле и вырос среди водного народа, а потому впитал их культуру. Ему стали присущи человеческие эмоции, которые порой заглушали голос разума. Его чрезмерная импульсивность толкала на необдуманные поступки, о которых потом сожалел. К тому же Тарх не имел божественных знаний. Конечно, Перун пытался обучить новоиспечённого сына всему тому, что знал, однако пробелов в знаниях оставалось всё ещё очень много. Теперь я продолжу рассказывать сказку.

***

Как-то раз в Небесной Сварге был пир по случаю помолвки Кащея – правителя Нави и Марены Свараговны – третьей нареченной сестры Перуна. В Ирийском Саду собрались все сыны Сварога и все Ясуни-небожители. Впервые были приглашены Дасуни – служители Пекельного Царства. Все пили волшебный напиток – Медовую Сурью и восхваляли красоту Марены, превозносили доблесть Кащея и, конечно же, славили Сварога, Перуна и других богов.

Присутствовал на пиру и Даждьбог. С момента последних событий прошло много лет. За это время Тарх возмужал, познал радость любви и горечь утраты. Он всё ещё продолжал оплакивать кончину своей любимой супруги – Майи Златогорки, когда пришлось уступить настойчивой просьбе Перуна и прийти «скрепя сердце» на этот шумный и весёлый пир. Тарху совсем пришлось бы плохо, если бы к нему на помощь не пришла Жива – богиня весны. Она искренне сочувствовала Даждьбогу и пыталась хоть как-то сгладить все неприятные моменты этого вечера.

Марена, конечно же, заметила свою сестру - Живу в обществе Даждьбога. Однако ей сильно не понравилось полное безразличие молодого бога к своей персоне. В то время, когда она, блистая красотой, была в центре всеобщего внимания, Тарх даже головы не повернул в её сторону. Ещё меньше Марене нравилось, что рядом с ним сидела Жива. Хотя было видно, что спутница утомляла Тарха своими речами, порою всё же он проявлял к ним интерес. В те короткие минуты он внимательно вглядывался в лицо собеседницы, а в глазах появлялся живой блеск. Но вскоре взгляд тускнел, и на смену заинтересованности приходило холодное безразличие ко всему. Марене, конечно же, Тарх был не нужен, однако ей пришлось испытать небольшой укол ревности, а в большей степени страдало её огромное самолюбие. Возможно, если бы прекрасная богиня слышала разговор Тарха и Живы, то отнеслась ко всему происходящему по-другому. А ключевой фигурой в беседе стал Кащей.
Жива с увлечением рассказывала.
- Кащей практически бессмертен. Этот Чернобог и есть сама смерть. Именно он лишает жизни всё живое.
- Так это Кащей решает: кому жить, а кому нет? – удивился Тарх.
- Нет, что ты! Дай ему волю – так он уничтожит всю вселенную. Кащей всего лишь послушное орудие в руках богини Макоши.
- Кого? – переспросил Тарх.
- Макошь – богиня судьбы. Именно она прядёт нити судьбы каждого существа, даже богов.
- Она пришла на пир? – спросил Тарх, с любопытством разглядывая гостей в попытке отгадать - кто из них Макошь.
- Нет, богиня Макошь никогда не ходит на пиры. Она вообще никуда не отходит от своего станка: не ест, не пьёт и не спит. Порою кажется, что Макошь и её станок стали единым целым.
- Лучше умереть, чем так жить, - с жаром сказал Даждьбог.
-Не скажи! Во время прядения богиня видит всё, что происходит или должно произойти. Макошь настолько сильно погрузилась в свои видения, что не замечает вокруг себя ничего. Когда её возвращают в реальную действительность – сильно злиться и может изменить в худшую сторону любую судьбу. Поэтому богиню Макошь никто не беспокоит. Ходят слухи, что её боится даже сам Род.
- Тогда нет ничего удивительного, что её здесь нет. А вот насчёт Кащея ты ошибаешься.
- Интересно в чём? – удивилась Жива.
- Я слышал, что его можно убить.
- В принципе убить Кащея можно, но сделать это невозможно. Во-первых, его смерть приведёт к тяжелым последствиям для всех. А во-вторых, никто не знает где её искать, – увидев немой вопрос в глазах собеседника, Жива продолжила. – Дело в том, что смерть Кащея находиться в Золотом Яйце. Где оно находиться никто не знает. Правда птица Гамаюн поёт, что Золотое Яйцо находиться в Утке. Утка же спряталась в Зайце, а тот находиться в сундуке, который висит на высоком дубе, кроны которого достают до самого неба. Дуб этот, по словам птицы, растёт на Буяне-острове. Да только кто поверит птице Гамаюн?
- Вообще-то Гамаюн предсказывает будущее, - возразил Тарх. – По её словам мне уготовано стать злодеем, который уничтожит Землю.
- Предсказывать-то она умеет, да только часто ошибается, правда по мелочам. Возможно, это происходит от желания всё приукрасить или нагнать жути. В любом случае её песни – это полнейший бред. В них так всё переврёт, что и правду не найдёшь.
Тарх приуныл. И тут вдруг Жива поняла, что сама того не желая, задела собеседника за живое, напомнив о пророчестве. Пытаясь отвлечь Тарха от тяжелых мыслей, Жива перевела разговор в шутливое русло и непринужденно рассмеявшись, сказала:
- Вот недавно, например, птица Гамаюн сочинила новую песнь….
И Жива начала пересказывать содержание песни, частенько вставляя свои комментарии.
Выходило очень смешно. Однако Тарх настолько сильно ушел в себя, что перестал слышать вообще что-либо. Увидев это, Жива сменила тему разговора.
- Тарх, а я ведь знаю, где находиться Золотое Яйцо.
- И где же? – с иронией спросил собеседник, с трудом очнувшись от своих невесёлых мыслей.
- Пообещай, что никому не расскажешь, – попросила Жива.
- Хорошо, обещаю никому не рассказывать твой секрет, - сказал Тарх, не воспринимая слова Живы всерьёз.
-Об этом мне рассказала сестра Леля. Она же узнала от своего мужа – Огненного Волхва. Ты его здесь не найдёшь. Он охраняет Ирийский Сад. Об этом никто не знает, кроме Сварога, меня, Лели и её мужа, а теперь уже и тебя. Здесь в Ирийском Саду растёт необычное дерево - Солнечный Дуб. Он перевёрнут: корнями уходит в Солнце, а вниз смотрят двенадцать его ветвей. Так вот, Род доверил Золотое Яйцо Сварогу, а тот спрятал его в корнях этого дерева, в сердце самого Солнца.
- Хорошо придумал Сварог, – задумчиво сказал Тарх. – Не каждый туда сможет проникнуть.
- И не говори! Из тех, кого я знаю - это смогут сделать только Хорс, Семаргл, Ра, ну и, конечно же, Сварог
Даждьбог ухмыльнулся.
- Они-то, конечно, смогут проникнуть в самое сердце Солнца, да вот только захотят ли? Их не обманешь и не заставишь.
- В этом ты прав, – согласилась Жива и, подумав, добавила: – Для такого дела боги не сгодятся – слишком умны. Нужны существа пониже рангом.
Даждьбог засмеялся, и это случилось впервые за долгое время.
- Ты чего? – удивилась Жива.
-Да мне тут в голову пришла мысль – если бы кто-нибудь слышал наш с тобой разговор, то точно решил бы, что мы решили украсть Золотое Яйцо, с целью убить Кащея.
- Ты опять прав, – задорно засмеялась Жива, заражая смехом Тарха.
Веселье между Даждьбогом и Живой не осталось без внимания. В самые потаенные уголки сердца Марены закралась жгучая ревность. Дело в том, что она всегда была невысокого мнения о своей сестре. И вот теперь именно Жива, а не прекрасная Марена, смогла добиться расположения бога с холодным сердцем. В самый разгар пира, желая немного позабавиться, а также подпортить настроение родной сестре, Марена решила сыграть злую шутку с Тархом. Улучив момент, когда всеобщее внимание было направлено на Кащея, богиня наслала любовные чары на Даждьбога, распалив сердце несчастного бога страстью. Словно множество игл проникло в его сердце, глаза заволокло туманом, в голове зашумело, а лицо стало белее снега. Даждьбог от невыносимой боли сжался, приложив руку к сердцу.
- Что с тобой Тарх? Тебе плохо? – заволновалась Жива.
Но вопрос остался без ответа. В это время взгляд Даждьбога встретился с взглядом Марены. Ощущение было подобно электрическому разряду, пробежавшему по каждой клеточке тела, после чего нахлынуло всепоглощающее чувство счастья и восторга. Далее ничего не объясняя своей спутнице, Тарх встал и нетвёрдой поступью направился к Марене. Девушка была настолько сильно поражена резкими переменам в состоянии и настроении Даждьбога, что так и осталась сидеть на месте, с открытым ртом, не в силах что-либо сказать.

Весь вечер Даждьбог не отходил от Марены. Его словно подменили: он много смеялся и шутил, забрасывал комплиментами прекрасную богиню, пытался ей во всём угодить. Это не укрылось от Кащея, косо посматривающего в сторону соперника. А для Живы вся ситуация показалась крайне неестественной и настораживающей. Понаблюдав ещё немного за поведением Даждьбога, она поспешила поделиться своими опасениями с Перуном. Однако тот не увидел в этом ничего страшного, и объяснение оказалось предельно простым:
- Мальчик всего лишь перебрал Медовой Сурьи. За ночь проспится, а завтра ничего не вспомнит.
Насмеявшись вдоволь над страхами Живы, Перун ушёл, оставив богиню в тревожных раздумьях.

На следующий день, вопреки всем заверениям Перуна, Тарх Даждьбог ничего не забыл. Едва успел открыть глаза, как тут же подскочил, наспех собрался, и недолго думая отправился к Марене. Однако богиня не приняла его в этот день. То же самое повторилось и в последующие дни. Очень долго она не желала его видеть, но настойчивость Тарха победила и они, в конце концов, встретились.
- Марена, я не встречал девы прекраснее, чем ты! – воскликнул он, едва увидев Марену. И тут вырвался на свободу поток слов, всё то, что вынашивалось в голове много дней.
Я живу лишь мечтой
Увидеть тебя.
Свет, затянутый мглой
Потускнел рябя.

Лишь закрою глаза,
Вижу твой стан:
Стройна как лоза
Как тот каштан

Бархат губ дразнит,
В них жар любви.
А улыбка пьянит,
Кричит – живи!

Ярче звёзд – глаза,
В них океан.
Хранит бирюза
Страстей вулкан.

Об одном прошу:
Открой секрет:
Люба моя душа?
Есть, шанс иль нет?


Марена была очень сильно удивлена тем, что любовные чары не разрушились. Вопреки всему их действие только усилилось. Однако богиня не стала рассказывать Тарху о причине столь сильной любви, решив на досуге хорошенько обдумать, как всё исправить. А пока что, не скрывая свою неприязнь, Марена дала ответ, прозвучавший для Тарха как страшный приговор.
- Я невеста Кощея. Только он один люб мне. Кощей знатного рода – сын Вия и Матери Сырой Земли, внук самого Черного Змея. А кто ты? Всего лишь сын какой-то русалки. Разве пристало мне, дочери Лады брать в мужья такого бога как ты?
Даждьбог опешил от таких слов, но любовь взяла верх над гордостью, и он продолжал умолять Марену стать его женой. С тех пор он повсюду преследовал прекрасную богиню, не давал покоя ни днём, ни ночью. В конце концов, её терпение лопнуло и не оставалось ничего другого, как снова прибегнуть к колдовству. Так как снять чары любви с Даждьбога Марене по-прежнему не удавалось, пришлось воспользоваться другим не менее эффективным способом избавления от назойливого поклонника. Марена заговорила мёд и предложила Даждьбогу его выпить. Сразу же после первого выпитого глотка начались метаморфозы: на голове у Даждьбога заветвились золотые рога; руки и ноги начали вытягиваться; вместо кистей появились серебряные копытца. С последним глотком мёда Даждьбог окончательно превратился в Оленя. Выскочил Златорогий Олень из покоев Марены и стрелой помчался по Матушке Земле, ища утешения в беге.
В народе этот день стали называть Медовым Спасом, а для русалки Роси он стал одним из самых печальных.
Затянуло небо серой пеленой,
Покатились слёзы дождевой водой,
Ветер зашумел среди листвы,
Всё попряталось в предчувствии грозы.
Но к речной воде Олень спешит.
Стук копыт его никто не слышит.
Он калёною стрелою пролетит.
И за ним шлейф золотой скользит.
Не страшат Оленя гром и ливень.
Мчится он беззвучно, словно тень.
В сумасшедшем беге ищет утешенье,
Для души покой, для разума забвенье.
Он проложит путь себе рогами,
Золотом всю местность осветит.
И горят копыта под ногами,
Серебро в воде он остудит.
Где бежишь Олень ты Златорогий?
Для кого ненастье ты несёшь?
И как долго длиться путь твой долгий?
И когда покой ты обретёшь?
Вот такими словами русалка пыталась описать всю свою боль Перуну, в надежде на то, что тот спасёт сына. Однако Перун не до конца понял, о чём идёт речь. Поэтому переспросил:
- О каком Олене ты говоришь?
- Олень – твой сын.
А корень зла – Марена.
Нет ничего страшнее разгневанного бога войны. Он летел с бешеной скоростью по небу в своей крылатой колеснице, оставляя позади себя бушующую стихию. Казалось, погода в тех местах сошла с ума: ясное небо мгновенно заволакивало черными тучами; громыхали раскаты грома; рассекая мрак, сверкала молния; ветер пригибал к земле деревья, а порою вырывал их с корнём. Всё живое попряталось. Марене не приходилось раньше видеть Перуна в гневе, однако она не показывала страха, и вышла навстречу с гордо поднятой головой.
- Ты знаешь, почему я здесь?- спросил устрашающим голосом Перун.
Марена не стала отрицать свою вину, и смело ответила:
- Да, знаю. Я верну прежний облик Даждьбогу, но прошу оградить меня от его преследования.
- Извини дорогая сестрёнка, но сегодня мы торговаться не будем. Верни мне сына, и не забудь, кстати, попутно снять с него чары любовные.
Теперь Марена чувствовала себя уже не так уверенно.
- Я старалась снять с него любовные чары, но не получается.
- Значит, постарайся лучше, – сурово произнёс Перун.
Марена заметно побледнела.
- Мне жаль, но даже Велес ему не способен помочь.
- В таком случае, я знаю, что сможет помочь моему сыну, – Перун грозно посмотрел на богиню и вынес свой приговор таким утвердительным тоном, что любое возражение просто не допускалось: – Ты станешь Тарху супругой.
Перун запустил молнию в статую, и та разлетелась на мелкие кусочки.
- В общем, ты меня поняла. Если не согласна с моим решением, то на месте этой статуи окажешься сама.
После того как Перун ушел, Марена долго плакала. Успокоившись же, послала Огненного Сокола Рарога с вестью к Кащею.


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 37 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Сегодня поздравлять некого

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.