Старый факир удивлял сотни раз, Сам удивлялся людскому неверЬю. Долго он просто бродил среди нас. Долго стучался в закрытые двери. Старый факир свой собрал реквизит Всё чародейство уложено строго. Путь от арены к арене - транзит, А впереди всё известно - дорога. И рано утром ушло волшебство В старом фургончике

Сказка бабушки Агафьи. Глава 1. Рождение Даждьбога.

1 июля 2017 | Автор: | Категория: Проза
- Бабушка, бабушка, расскажи ещё одну сказку – просили внуки.
Уже давно перевалило за полночь, а Радогосту и Ярине всё не спалось. Только что задремавшая бабушка вздрогнула и проснулась.
- Так я вам уже все сказки рассказала, какие только знала. Давайте засыпайте, а то завтра вставать рано.
- Бабушка, скажи, а смерть страшная? – вдруг спросил Радогост.
Озадаченная старушка нехотя ответила:
- А кто ж его знает? Тот, кто видел смерть, уже не скажет. И что за вопросы на ночь? Разве смерть поминают ночью-то.
Бабушка повернулась на другой бок, кровать под ней заскрипела. Внуки о чем-то оживленно зашептались. Наконец, Радогост не выдержал:
- Бабушка, а ты смерти боишься?
- Радогост, я же сказала…
- Бабушка, пожалуйста, скажи, – перебил недовольную старушку внук.
- А кто ж её не боится? Конечно, боюсь. Её только малые дети да слабоумные люди не бояться.
- А смерть можно обмануть? - спросила Ярина.
- Говорят, что как-то можно. Хотя я думаю, что это неправда. Однако было время, когда смерть совсем исчезла. Её долго не было на Земле.
Внуки с ещё большим пылом стали уговаривать бабушку рассказать новую сказку. Наконец она согласилась:
- Хорошо, расскажу я вам новую сказку о том, как смерть исчезла. Но это будет последняя сказка на сегодня.

***

Это было давно. Не в нашем мире, а в том, который погиб от огня и воды. Наш мир всего лишь отголосок того, что было раньше. Тогда на Земле жили разные народы. И хочу заметить, что люди были отнюдь не самыми лучшими из них, однако численностью преобладали большей. В то время боги не скрывались от людей. Они спускались на Землю и жили среди многочисленных народов, которых сами и создали. Бог грозы Перун часто ходил по земле в образе простого человека. Однажды проезжая вдоль берега Дона он повстречал русалок. На противоположном берегу, Девы-русалки с венками на головах водили хоровод. Они были так грациозны и красивы, а пение настолько обворожительно, что Перун остановил коня и погрузился в молчаливое созерцание. Одна из русалок, самая юная и прекрасная, увидела статного витязя, и огонь любви вспыхнул в её груди. Пустив свой венок по волнам Дона, русалка запела:

Мой милый хорош
И собою пригож.
А если был бы он смел,
Переплыть бы реку сумел -
То вместо венка
Подарила бы я
Свою любовь навсегда!

Русалка всё снова и снова повторяла слова простой песенки, а венок из полевых цветов всё плыл и плыл к другому берегу, легко преодолевая течение реки. Очень скоро он прибился к берегу и песня оборвалась. Перун достал из реки волшебный венок и возложил себе на голову ради забавы. Но тут вдруг в его жилах загорелась кровь. Было ли это русалочьим наваждением или пришла настоящая любовь – кто знает? Да только Перун обернулся птицей-гоголем и стремительно бросился в воды Дона. Тут только русалка поняла, что витязь на самом деле был не простым человеком, а богом. Однако не суждено было добраться Перуну до русалки – Дон воспротивился. Уж очень сильно он любил свою младшую дочь – русалку Рось и не хотел отдавать её никому, даже богу. Взволновалась река и отбросила птицу-гоголя на крутой берег. Три раза пытался Перун преодолеть воды Дона и три раза он потерпел неудачу. Когда Перун в третий раз оказался на берегу раздался громовой рассерженный голос, казалось исходящий из самого сердца реки:
- Ты Перун Громовержец, Сварога сын! Ты не плавай, Перун, по моим волнам! Не гневи Перун, Рода-батюшку! Не гневи Перун, Ладу-матушку!
И затих голос, успокоилась Река, словно и не было ничего. Тогда Рось со слезами на глазах пропела Перуну:

Видно нам не быть
Вместе с тобой.
Видно мне не жить
Жизнью другой.
Век Рябинушкой тонкой
Буду стоять,
И высокого Дуба
В слезах вспоминать.

Опустив голову, Рось печально побрела прочь от реки и спряталась за большим камнем, чтобы никому не показывать своих слёз. Перун был в бешенстве. Он пустил через реку молнию, и та ударила в тот самый камень, за которым пряталась Рось. Русалка в испуге отпрянула от злополучного камня, метнув свой взгляд на другой берег Дона. Но там уже никого не было. Перун исчез, словно и не появлялся никогда. Девы-русалки, до сих пор стоявшие в стороне и молча наблюдавшие за этой печальной сценой, сбежались к камню. Шумные возгласы подруг заставили Рось обернуться. От молнии в камне появился огненный образ. Прекрасная Дева растерялась. Все наперебой давали советы, в основном глупые, но один был достоин внимания. Согласно ему Рось должна была отнести камень богу-кузнецу - Сварогу. Только ему было под силу узнать, что скрывается внутри. Совет был хорош, но не выполним по двум причинам. Во-первых, русалке не по силам было сдвинуть камень с места. А во-вторых, она понятия не имела, каким образом добраться до небесной кузницы. Оставалось только просить помощи у отца-Дона. Ему, как речному богу был открыт путь в Небесную Сваргу и доступны высшие знания. Но русалка боялась своего отца и знала: раз он уже однажды воспротивился чему-либо, то ни за что не поменяет своего мнения. И тут Рось вспомнила про Днепр. Дядюшка Днепр был близнецом брата Дона, а самое главное любил Рось как свою собственную дочь. Чаяния русалки оправдались: Днепр так сильно обрадовался приходу своей племянницы, что не в силах был отказать ей в просьбе.

Кузница Сварога находилась высоко в поднебесье. Просторная, светлая, с белым каменным сводом из алатырского камня и такими же стенами – она ничем не напоминала кузницы смертных. Белоснежное помещение искрилось как снег на солнце, не было следов гари или копоти, а воздух благоухал тончайшим ароматом цветов. На стенах красовались рабочие инструменты, инкрустированные золотыми и серебряными рунами. Были здесь и необычные инструменты из голубого металла, источавшие слабый свет. Но самым примечательным в кузнице был огромный горн, в котором всегда бушевало неугасаемое синее, небесное пламя, не дающее жара.

Босые ноги русалки осторожно ступали по холодному мраморному полу. Сердце отчаянно билось в груди, готовое вырваться наружу от страха. Несмотря на то, что вокруг всё было ослепительно прекрасно, у русалки было только одно желание – как можно быстрее убраться восвояси. Справедливости ради надо отметить, что такое чувство появлялось у каждого, кто отважился зайти в святую святых бога Сварога. Кузница словно живая не хотела делить своего хозяина с кем-то ещё. Если бы не камень, который плыл по воздуху, вслед за русалкой, её давно бы здесь уже не было. Непреодолимое желание встретиться с богом Сварогом толкало её всё дальше и дальше.
Бог Сварог не сразу заметил это жалкое создание. А увидев русалку, сильно удивился:
- Что ты забыла здесь, дитя? Тут не место для водного народа.
Русалка, молча, протянула свою ношу. Едва только Сварог коснулся камня рукой, как тот снова обрёл тяжесть, и с грохотом упал на пол. Водрузив столь странный предмет на наковальню, Сварог долго рассматривал его, позабыв полностью о своей гостье. Наконец, словно очнувшись от долгого забытья, он сказал:
- Я вижу, здесь не обошлось без Перуна. Что за сюрприз он приготовил? Посмотрим, посмотрим…

Сняв со стены алмазный молот, Сварог нанёс сокрушительный удар по камню. Посыпались искры, словно россыпь драгоценных камней. Камень устоял, но изнутри послышались звуки, напоминающие детский плач. Сварог не останавливался, всё бил и бил молотом по камню, а плач становился всё громче и громче. Наконец, камень раскололся и, превратившись в песок, посыпался на пол, а на наковальне остался лежать младенец, который истошно кричал. Сварог не был удивлён, взял младенца и отдал его Роси. Он словно ожидал того, что случилось, чего не скажешь о русалке. Потрясенная до глубины души, она дрожала всем телом, но прижав к себе малыша, преобразилась. Куда девался страх и несчастный вид. Дева словно светилась изнутри: любовь исходила из каждой клеточки её тела. Младенец, почувствовав тепло, защиту, заботу успокоился и закрыл глаза. Сварог же дивился переменам в поведении русалки. К тому же, ему никогда не приходилось высекать из камня живых детей, хотя и прожил на свете достаточно много лет. Так родился Тарх Дажьбог – бог плодородия и солнца, бог живительной силы. И как бы это не прозвучало глупо и нелепо, но именно он ставший причиной конца того мира, который был до нас.


Сказали спасибо (1): ramses6925


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 37 | Напечатать | Комментарии: 1
#1 Автор: ramses6925 (1 июля 2017 11:51)

Группа: Дебютанты
Регистрация: 16.05.2013
Репутация: 1
Публикаций: 0
Комментариев: 175
Отблагодарили:0


Яркая вещь. Приятно и легко читается. Темы про богов славянских просто захватывают.
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Сегодня поздравлять некого
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
ТОП комментаторов месяца
Онлайн
Пользователей онлайн: 39
Гостей: 38
Зарегистрированных: 1
» Gorinich
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.