Отчего же ты веснушками, луна, Окунулась в снег с печальною мордашкой? Я люблю, когда из шумного окна Заползаешь в гости желтою букашкой. Ты спокойна, ты грустна и холодна. Может тебя кто-нибудь обидел? Кто-то про тебя забыл и ты одна, До конца тебя не понял, не увидел. Кто-то тебя слишком упростил, Твоего дыхания не услышал. И тебе не легче от

Семь жизней одного меня. Последняя глава.

13 июня 2017 | Автор: | Категория: Проза
Семь жизней одного меня.

Последняя глава.

После выписки из больницы в средине лета 2011 года я находился в крайне неуравновешенном и, можно сказать, подавленном состоянии. Нервы были ни к черту. При малейшем воспоминании о причине всех моих несчастий, мне хотелось плакать.

Я продолжал заниматься со своим сайтом Studiomag.info, написал пару методичек по работе с типовыми проектами для новой версии ArCon и гугловской программы трехмерного моделирования Sketchup, выполнял отдельные заказы по реконструкции квартир. Но эта работа все больше тяготила меня, и я чувствовал, что ее время ушло.

Обострились болячки: и привычные, и те что появились внезапно. Я отправился по клиникам и в полной мере почувствовал, что представляет собой современная платная медицина.
Чего стоили только мытарства с моим многострадальным глазом. Когда после трехлетнего перерыва я заявился к оперировавшему меня в 2007 году окулисту, меня ждали одни неприятности. Прежде всего удивила произошедшая за это время перемена в клинике. Раньше в ней в любое время толпились посетители, а сейчас приемная была непривычно пуста, и я, кажется, знал причину: около года назад ушла из жизни чудесная женщина – душа этой клиники Саксонова Елена Олимпиевна.

В ее отсутствие проявилась отрицательная черта директора – нежелание говорить правду клиентам об их недугах т. е. то, что так подробно разъясняла Елена Олимпиевна. Оказалось, что с оперированным глазом дела у меня плохи: стала выходить одна из пломб, которые предохраняли дальнейшую отслойку сетчатки. Она переместилась и проткнула склеру насквозь.
На мой вопрос почему так произошло, врач ответил коротко: -Так бывает.

А я-то думал, что колет в углу глаза? Меня тут же уложили на операционный стол и в последующие полчаса я в полной мере почувствовал, каково приходится рыбешке, когда ее, по случаю, рыболов цепляет крючком за глаз.

В довершение всех неприятностей, оказалось, что после удаления пломбы из глаза мой эскулап наложил швы неудачно и при следующем визите он решил сделать починку глаза заново. Потом мне рекомендовали приходить еще, а затем еще, пока наконец, уже осенью 2013 офтальмолог не решил что-то снова подправить в моем многострадальном глазу. И это все почти без слов и без всякого объяснения причин.

Но к тому времени я уже немного оправился после инсульта и стал немного уверенней смотреть на свое состояние, в том числе на проблему со зрением. Кроме того, я начал подозревать, что и здесь меня не столько лечат, сколько используют в качестве подопытного кролика. Поэтому я отговорился от очередной операции, сославшись на неотложные дела, а для себя решил, что еще раз приду в клинику только в самом крайнем случае.

Всем своим существом я чувствовал, что приближаются перемены.
Очередная, может быть, последняя глава моей жизни началась осенним утром 2013 года.
Помню, как сейчас. Я давно уже проснулся, но поздний рассвет все не хотел наступать, и я все лежал и лежал и все не мог до конца понять, от чего это беспокойство, мучавшее меня все последнее время, вдруг отступило и сменилось твердым и как будто беспричинным спокойствием и уверенностью.

Потом я вспомнил свой последний сон, а может быть, это был уже не сон, а странное пограничное состояние, нечто среднее между забытьем и бодрствованием. Именно в такие мгновенья приходят ко мне самые важные решения, которые, как метроном, размеряют мою жизнь на «до» и «после».
И вот из этого полузабытья пришло ясное и, как всегда, неожиданное решение: я буду писать.
В одно мгновение это изменило все вокруг и меня самого. И это был уже не я прежний, много чего повидавший, а полный профан, начинающий все с чистого листа.
И сколько всего я перепробовал в своей жизни…

Учился на инженера, а мечтал стать философом. Думал о гуманизме и творчестве, как сущности человека, а стал партийным функционером. Писал диссертацию о теневой экономике, а жизнь заставила заниматься заштатной коммерций. Увлекся компьютерными технологиями, добился успеха, но никто не знал меня по имени, принимая мой товарный знак за некую солидную фирму. А потом полное фиаско и бессмысленная борьба сначала с известными, а потом с сонмом безвестных жуликов, превращающих мои труды в наживу.

А теперь мне снова приходилось начинать все сначала, и неизвестно что еще получится в очередной раз… Но именно эта неопределенность вызывала у меня не боязнь или какие-то сомнения, а твердую решимость.

«Я все смогу, я все преодолею», - снова совсем как в юности стучало в висках и вспомнились полудетские стишки, которые я даже никогда не пытался записывать, до того глубоко они были во мне:

Начинать ведь еще не поздно,
Так давай же начнем все сначала.
Вот, представь, что яркие звезды
Над тобой в первый раз засверкали.
Будто не было долгих лет,
Полных горьких обид и раздумий.
Только тихой радости свет
Льется осенью ночью лунной.

Я совершенно ясно представил себе, как буду писать дома, сидя за компьютером, и на даче и меня охватило знакомое ощущение причастности к творчеству.

В конце концов, разве не шел я к этой возможности всю жизнь, сочиняя время от времени то рифмованные строчки, то подобие рассказов и дневниковых записей.

Правда, делал я это как бы походя, между делом, но все-таки предполагая, что когда-нибудь я займусь этим всерьез.
И вот это «когда-нибудь» наступило, потому что больше такой возможности уже не будет. И, вообще, ничего больше не будет.

Одновременно с этой радостной определенностью возникло ощущение какой-то неловкости от того, что я, похоже, безнадежно опоздал в этой своей решимости.

Ведь начинать заниматься литературным творчеством в шестьдесят пять, это даже не то, что было, в свое время, одной из любимых шуток Голливуда: девственник в тридцать (или сорок) лет. А это, пожалуй, еще большая несуразность.

Немного позже, когда я стал знакомиться с авторами интернетовского самиздата, я убедился, что самодеятельное творчество в зрелом возрасте скорее правило и отнюдь не является каким-то исключением. Я сталкивался, скажем, с такого рода мотивацией: автор побывал(а) в коме и после этого у него (нее) возникла непреодолимая тяга к писательству.

Разумеется, я в первую очередь посоветовался с женой. Уж она то лучше всех знала о потаенном моем желании.
- А где ты собираешься публиковать свои произведения? - спросила жена, которая по основной своей специальности была редактором.
- Ну, для начала мне предстоит еще написать хоть что-то путное, ответил я несколько легкомысленно, - а потом, насколько я знаю, ситуация с печатью произведений неизвестных авторов просто тупиковая, так что рассчитывать получить за свои труды хоть какую-то прибыль просто безнадежно. Но я все равно буду писать.
- Да, ты все-равно будешь писать, - подтвердила жена,- уж я-то тебя знаю. Она, действительно, хорошо меня знала, и я приступил к исполнению своего намерения.

Но как же тяжело было мне начинать. Слова казались тяжелеными остроугольными булыжниками, которые никак не хотели укладываться в один ряд, и уж тем более образовывать более сложные конструкции.

Но я был упрям, я был просто чертовски упрям.

И пусть у меня за спиной было коварное заболевание, но было еще кое-что и получше.
Я распалял себя воспоминаниями в стремлении побыстрее преодолеть барьер косноязычия. И постепенно это прошло. Слова еще не стали легкими, почти невесомыми, но из них, похожих на увесистые кирпичи, мне уже удавалось составлять связные фразы, абзацы и разделы.

Так я начал последнее в своей жизни соревнование: гонку со временем.

Был когда-то я ...

Был когда-то я чёрен, как грач,
А теперь чёрно-бурый лис.
Наше время несется вскачь.
Только знай, поспевай, держись.

Ты, голубка моя, прости,
Если делал я что-то не так.
Нам с тобой до конца идти -
Это наш сокровенный знак.

Не успел я почти ничего,
Что положено было судьбой.
Почему это так, отчего-
Нам открыто одним с тобой.

Прежде был я чёрен, как грач,
А теперь чёрно-бурый лис.
Наше время несется вскачь.
Только знай, поспевай, держись.


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 74 | Напечатать | Комментарии: 2
#2 Автор: Nitochka (27 июня 2017 17:31)

Группа: Дебютанты
Регистрация: 23.06.2017
Репутация: 0
Публикаций: 0
Комментариев: 23
Отблагодарили:0


писать нужно. Нужно высказаться. Тем более, когда есть что сказать. Найдутся и те, кто будет слушать. Будьте здоровы и пишите ещё.
  • 0
#1 Автор: ВераМ (15 июня 2017 18:50)

Группа: Дебютанты
Регистрация: 21.03.2017
Репутация: 0
Публикаций: 0
Комментариев: 41
Отблагодарили:0


Что интересно, в молодости думается: творить нетленку рано, надо опыта подкопить, материалов набрать.
Во время второй молодости кажется, что никому твое творчество не надо.
А потом вдруг решаешь - поздно! Парадокс, да?
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Конкурсы
Популярные публикации
ТОП публикаций месяца
» Gorinich (25/119)
» Bondi (21/1162)
» pryadun-ludmila (17/1889)
» Волк (14/64)
» DmitryGlazov (12/1180)
» Типикон (11/66)
» Антирозочка (10/790)
» Kuzja (9/71)
» Fedorov (7/7)
» Sergius (7/20)
ТОП комментаторов месяца
» dandelion wine (157)
» валя верба (66)
» Антирозочка (56)
» Gorinich (43)
» monter (41)
» snovao (38)
» Ефим Мороз (34)
» mikys (18)
» Леся (18)
» Волк (16)
Онлайн
Пользователей онлайн: 50
Гостей: 49
Зарегистрированных: 1
» Ефим Мороз
» Все пользователи за 24 часа

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.