Введение…По роду своей профессии я всегда наблюдал за тем, как люди ошибаются, наступают на грабли, или ещё что-то, в том же духе. Всё это как не крути, а в обычной, повседневной жизни называется – ошибка, или «вспороть косяк», или «лажануться», либо «лажать». Но мы-то люди культурные или, по крайней мере, стараемся себя за них выдавать (почему гов

На круги своя. Пролог. Аделаида

12 мая 2017 | Автор: | Категория: Проза
Блестящий нож гильотины распластал бумагу на полосы, через несколько секунд другая гильотина продолжила процесс, превратив большой лист в множество маленьких прямоугольников. Гильотины продолжали кромсать бумагу и через пару минут в контейнере для готовой продукции лежала стопка свежеотпечатанных пятисотрублевых купюр.
Каждая из архангелогородок имела номер и серию, уже внесенные в неведомый реестр, являющийся, в свою очередь, частью другого, более важного реестра, Книги Судеб, на скрижалях которой была предопределена пока еще никем не ведомая судьба каждой из купюр. Впрочем, не только купюр, но и всех нас...
Одной банкноте было предначертано сгореть в пожарище взорванного люксового внедорожника, другой - обагриться кровью подвергшегося бандитскому налету инкассатора, третей - тихо прожить почти всю свою жизнь в северном шахтерском городке и лишь ближе к концу своего срока уехать на черноморский курорт, чтобы быть там множество раз облапанной липкими бесцеремонными руками рыночных торговцев, быстро потерять незапятнанную чистоту и стать неотличимой от других южных товарок: и более юных, и более старых....
О жизни любой из купюр можно было бы написать целый роман, и это не будет преувеличением! Мой посвящен описанию жизненного пути одной из них, вполне обычной на первый взгляд, пятисотрублевой купюры...

****

Наша героиня лежала поверх других банкнот, именно с нее начиналась нумерация купюр серии АД и потому она считала себя старшей среди сестер. К тому же, в её номере присутствовали исключительно нули с одной-единственной единичкой, а она неизвестно какой-то генетической памятью знала, что это считается исключительным сочетанием цифр и потому была уверена в своей особой предназначенности. И, надо сказать, предчувствия её не обманули: купюру ждала не очень долгая, но очень яркая и насыщенная жизнь.
Купюру назвали Аделаидой: в переводе с древнегерманского это имя означало «благородная происхождением», что полностью соответствовало ее знатным корням. Ассигнация гордилась своим именем: достаточно сказать, что Аделаида Аквитанская была первой Королевой Франции. Кроме того, оно было созвучно открываемой ею серии банкнот. Другим же купюрам серии в праве на собственное имя было отказано: у них не было даже самых обыкновенных имен. Такой порядок установился среди купюр с давних времен: право иметь собственное имя имела лишь первая в серии купюра, а все остальные оставались так называемыми «ноу нейм». Если кому-то это покажется несправедливым, то автор возразит, что точно такой же порядок заведен издавна у людей. Возьмем, к примеру, историю войн. История помнит Чингисхана, Кутузова, Суворова, Жукова, но совершенно забыла о тысячах Пушковых и Мясниковых, сожранных в топке войн. И вообще, каждый, кто имел к армии хоть мало-мальское отношение, прекрасно знает, что в ней людей не существует в принципе, а имеется лишь личный состав. Пять единиц подводных лодок, двадцать единиц танков, тридцать пять единиц пулеметов и триста восемнадцать единиц личного состава. Хотя нет, осталось уже четыре единицы подводных лодок и двести единиц личного состава, потому что одна единица подводных лодок утонула. Заодно со ста восемнадцатью единицами личного состава…
Если кто-то полагает, что так заведено только в армии, которой и положено родину защищать, а вот в гражданской жизни совсем другое дело, то автор его разочарует. И в гражданской жизни творится всё то же самое. Возьмем, к примеру, слово «эйчар» из новояза, означающее английскую аббревиатуру HR-Human Resources. Очевидно же, что люди – это такие же ресурсы, как нефть или газ, а ресурсы, как известно, можно и даже нужно продавать. А еще людей нужно эксплуатировать подобно недрам, из которых извлекают те же нефть с газом. В этом случае из людей извлекают их жизненные энергию и соки, превращая их в биомассу разной степени отжимки. Примечательно, что эксплуататоров часто зовут почему-то эффективными менеджерами, ну или отцами нации, это кому как нравится...
Или, скажем, случись, например, какая-нибудь авиакатастрофа, все телевизионные каналы с какой-то некрофильской назойливостью день и ночь смакуют:
- В разбившемся самолете находился двоюродный племянник президента Республики Бандустан Рулон Обоев!
О том, что кроме обнюхавшегося кокаином Рулона, в самолете находилось еще несколько сотен абсолютно трезвых и неукуренных людей, как-то стыдливо умалчивается, будто бы их и не было. Или, режео, количество погибших произносится небрежной скороговоркой между прогнозом погоды и новостями светской жизни.
У людей когда-нибудь, быть может, что-то и изменится, а вот среди купюр порядок установлен раз и навсегда. А потому своё имя Аделаида носила по полному праву.


Своё Спасибо, еще не выражали.


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 79 | Напечатать | Комментарии: 1
#1 Автор: ВераМ (13 мая 2017 19:02)

Группа: Дебютанты
Регистрация: 21.03.2017
Репутация: 0
Публикаций: 0
Комментариев: 38
Отблагодарили:0


Занятное начало, такого рода главную героиню еще никто не назначал! Начало зацепило, что же дальше?
Точные рассуждения о жизни. К сожалению, катимся куда-то, где нет места человечности.
  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.