Говорят - в океане есть остров. Все бы отдал, что бы увидеть его. Будет отыскать его непросто пусть, смотрят на меня все косо. Здесь замедлило время свой бешеный бег, Здесь травы изумрудной не примял человек. И мгновение вдруг превращается в век, Мое сердце задето, изменен жизни бег. Бриллиантовые росы на диковинных цветах, Щебетание райских птиц
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники

Прогулки с аристократом, или Нелепые параллели.

19 апреля 2017 | Автор: | Категория: Проза
Мы познакомились с ним ровно две недели назад.
Июнь выдался в этом году на редкость умеренным: без внезапных похолоданий со студёными дождями, без потеющего вёдро с расплавленным асфальтом. Солнце, плюс 25, периодические кучерявые облака.
Я, благодаря такой климатической аномалии, повадился ходить на работу и обратно пешком, наискосок через городской парк имени Александра Сергеевича. Заодно попутно здоровался и с чугунным изваянием великого, сидящего на витой скамье, а порой даже набирался наглости, присаживался рядом. Но… Давайте, так сказать, ближе к теме нашего повествования.
Мы столкнулись с ним при входе в парк. Расшаркались, пропуская друг друга через турникет, да так и пошли не спеша рядышком по аллее. Разговорились. Вернее, говорил в основном я, хотя, честно говоря, первоначально он мне не глянулся. Было что-то бомжеватое в нём. Исхудавший, давно не стриженный, с усами, торчащими седоватой щеткой. Да ещё и этот, нелепый в такую погоду грязноватый комбинезон… Нет, не понравился он мне тогда. Ко всему прочему, от него исходил запах немытого тела… Я всегда считал, что молодёжь должна пахнуть чистотой и здоровьем, а от этого несло, как от дворовой собаки.
Но собеседником он оказался отменным. Видимо, и ему было интересно со мной, поскольку все вечерние променады мы совершали вместе. У нас даже выработался своеобразный ритуал: садились на лавочку к Пушкину, ели мороженое, беседовали, перекуривали и шли дальше. И постепенно для меня всё больше и больше проявлялась аристократичность моего собеседника.
Во-первых: бросалась в глаза «аристократичность его ног…». Я понимаю, что эта фраза может кого угодно покоробить, но сразу же отвожу от себя возгласы возмущения: фраза сия сказана Ириной Одоевцевой. И не в отношении моего собеседника, а в адрес Ивана Алексеевича Бунина. ( Один мой дружок-графоман попробовал было при мне продолжить логическую цепочку – «и тазобедренный сустав, и поясница…», но был подвергнут обструкции. Я посчитал это кощунством по отношению к Нобелевскому лауреату и слова дружка в данное повествование не вставил).
Вообще-то, к признакам и симптомам аристократичности я сызмальства обычно причислял длину и толщину пальцев («рук», примеч. автора), цвет кровушки (повторяю: «кровушки»!), нервный тик, гордо вскинутую ма-аленькую головку, чахотку, мигрень и слегка оттопыренный зад.
Я посмотрел на своего собеседника. Не всё, конечно, сходилось, но… «Ещё не вечер». Может, и цвет кровушки увижу, и до нервного тика своими разглагольствованиями доведу… Но ноги-то, ноги сходились! И зад – тоже!
Во-вторых: он, не смотря на нелепый костюм и изможденный вид, пользовался огромным успехом у встречных и поперечных дам всех возрастов. Они с любопытством косились на него, украдкой оборачивались, улыбались мягкими накрашенными и не накрашенными губами. Многие отваживались даже первыми заговаривать с нами, с незнакомцами!
Он производил (непонятно для меня: почему?) фурор, будто был поэтом Серебряного века! Причем, из огромной плеяды самых обожаемых, изысканных, талантливых, куртуазных, от которых, к счастью, остались в истории имена! И так мало читаемых ныне строчек. Тоже, наверное, к счастью.
Мне же он больше напоминал своей неухоженностью и тоской в глазах Велемира Хлебникова. Скиталец, да и только. Ну, это всё из-за моей неграмотности…
Но поверг он меня окончательно третьим: своим Высоким (именно так, с большой буквы!) отношением к особям противоположного пола! Он неуклонно следовал строгому правилу девятнадцатого века: поцеловал – женись! Так и он: обнюхался – женись! Что он и пробовал немедленно продемонстрировать. Жаль, что его размеры – размеры йокширского терьера - часто мешали достижению положительного результата. Дамы порой попадались дородные, кустодиевские, и результаты были плачевные. Но никаких обид или язвительных усмешек не было ни с чьей стороны! Ни-ни! Ведь всё было по любви! По большой любви!
Я попытался дома на досуге выписать непорочные связи творческой интеллигенции ушедшей эпохи, сбился, запутался во множестве пересекающихся стрелок от одних объектов к другим (да ещё с двойными и тройными повторами) и перевел взгляд на родословные древа царствующих европейских особ. Меня поразила схожая картина переопыления одного и того же вида (или рода, как кому будет угодно) внутри себя! Поневоле поверишь в изменение цвета крови!
Порочные же связи я даже трогать не стал. Чуть ли не сплошная штриховка получалась.
Та же тенденция прослеживалась и относительно текущего времени. Но, что меня позабавило, всему было найдено научное и житейское объяснение и оправдание. Так сказать, «подшито и подколото». Да и не мне же, в конце концов, судить об этом. Другое коробило. То, что нынешние, «заштрихованные», активно вещали с экрана и проч. о незыблемости и святости семейных ценностей и домашнего очага. Смешило. И тошнило одновременно. Сплошная «милоновщина» какая то.
Попутчик мой и собеседник выгодно отличался от них. Он не оправдывался. Он не стыдился своего выбора и не подводил под свои поступки какого либо оправдательного базиса. Дитя природы был чист, наивен и благороден. И, может быть, поэтому возводился мною на одну ступень с перечисленными выше.
Извините, я опять отвлёкся.
На второй день знакомства я заметил у попутчика на комбинезоне маленькую замызганную бирку с телефоном хозяина и названивал по нему безрезультатно все эти две недели. Вчера телефон «проснулся». Хозяин сообщил, что они переехали жить в одну из европейских стран. В день отлета Гарольд (боже, его зовут Гарольд!) исчез из дома (мне, почему то, хочется верить, что с гордо поднятой головой!), предварительно нагадив в прихожей. Впервые за всю свою одиннадцатимесячную жизнь! Хозяин еще долго с возмущением талдычил о чём то, но я, вспомнив о роуминге, отключился.
Вытер скупую непроизвольную слезу, посмотрел на собеседника. Тот сидел рядом на чугунной скамье и, не отрываясь, пялился на меня блестящими пуговицами глаз. И постоянно мёл тощим хвостиком.
- Это… - я с трудом прокашлял ком в горле. – Спасибо тебе. Ты настоящий патриот. Не дело это – на чужбине… Но стричь я тебя буду сам. На вашу парикмахерскую денег не напасёшься. Да и чего ты там, в этой Англии не видал? Йоркшир, что ли? Там, говорят, почти все болеют опорно-двигательной системой. А тебе это надо? – Я закурил. Пальцы, отчего то, мелко дрожали. – Россиянин ты, Гарька. У тебя вся жизнь впереди. Счастливая! Может, как Сукачев, и высот достигнешь, известности… А меня продюсером возьмешь, а? – Дым попал не в то горло, и я закашлялся. А Гарри терпеливо ждал конца моего словоблудства.
Я с ненавистью выбросил в урну сигарету. Гарька покосился на проходившую мимо таксу на поводке и вновь уставился на меня.
- Мыться сейчас пойдем, дружище, - сказал я ему. – Через магазины. Через «Рояль Канин» и трехзвездочный «Армянский». Отметить это дело надо. И комбез тебе постираю. А завтра – остальное: и прививки, и чашки-плошки, и поводки… завтра… А сегодня с домашними знакомиться будем, лады?
И я протянул ему свою ладонь. А он мне свою, стеснительно отвернув мордашку. Но грязные усы торчали задорно, по-гусарски.


Сказали спасибо (2): валя верба, snovao


» Другие публикации по теме:

  1. Еврейское счастье (свадьба)
  2. Как закончилась дружба...
  3. Вот как было
  4. Я и Кот
  5. Идеал
  6. Если бы я был котом
  7. Темницы истории.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 39 | Напечатать | Комментарии: 4
#4 Автор: potapovva (21 апреля 2017 20:30)

Группа: Авторы
Регистрация: 10.04.2012
Репутация: 12
Публикаций: 166
Комментариев: 347
Отблагодарили:211


snovao,
Спасибо Вам. Я люблю, когда людям тепло. На душе хорошо становится.
Спасибо.
  • 0
#3 Автор: snovao (20 апреля 2017 01:26)

Группа: Редакторы
Регистрация: 16.03.2010
Репутация: 93
Публикаций: 234
Комментариев: 7135
Отблагодарили:1257


От Ваших рассказов, Владимир, всегда идёт волна тепла и добра. yes flowers1

"Обычно думают, что стиль — это сложный способ вы­ражения простых вещей. На самом же деле это простой способ выражения вещей сложных."
/Ж. Конто/

  • 0
#2 Автор: potapovva (19 апреля 2017 21:57)

Группа: Авторы
Регистрация: 10.04.2012
Репутация: 12
Публикаций: 166
Комментариев: 347
Отблагодарили:211


Добрый день, Валя. Автор то тоже не знает, "чьих он будет?". Т.к. сам Гарька молчит, а старого хозяина автор не дослушал. Я же думаю, что энта "аристократичность" не в попках и лейкоцитах, а в поступках. Да? wink

flowers1 flowers1 flowers1
  • 0
#1 Автор: валя верба (19 апреля 2017 19:55)

Группа: Авторы
Регистрация: 17.07.2010
Репутация: 77
Публикаций: 744
Комментариев: 6655
Отблагодарили:3493


Интриган)))
Поначалу виделся этакий, слегка потрёпанный))) жизнью... аристократ.
Но... Автор!!! И... соответствующий финал. Только теперь не очень понятно, каких всё же "кровей" незнакомец. Или я где-то упустила подробности?)))
flowers1

"Когда возвращается крыша, перестаёшь видеть звёзды."

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.