Ещё один день прожит Порожним. В дар данный свыше мне. Дымит Едва, Чуть Прожиг. Тревожно. Веду рукой. Здесь сердце. Только серым - След пепла. Сажи чернь. Слова, Дела, всё сердит. Звук терций. Фальшив. Струны звук пресен. Процессий Шум чуждый Душит крик. Старик, Иных нет песен. Не серп Горит свечой, льёт стужу. Простужен Пыл в горне страсти, Вн

кроты

5 апреля 2017 | Автор: | Категория: Проза
Сегодня на огороде мне попалась семейка кротов-слепышей. Сначала я вытянул за лапку самого маленького из них, кротёныша – он был белый и пушистый словно ангел с ещё не оперившимися слабыми когтями, и всё пищал по-своему:- ну куда ты меня тянешь, я же ничего не вижу.
А к его задней правой ножке прицепилась сестрёнка постарше, самую чуточку. Она была с розовым бантиком, заплетённым в редкие русые волосы, и длинные когти ей чисто наманикюрила мама. Сестричка очень сердилась:- ты зачем туда вылез, немедленно назад, а то папе скажу.
Её за ножку держал старший брат, который то и дело подозрительно фыркал, не понимая новых запахов над землёй. В когтях его скопилась грязь пополам с остатками червяков, да и шерсть его изрядно потемнела от ползания во тьме. Он не то чтобы сердился, а уже ругался на своих младших непосед:- что вам там нужно, это чужая земля и опасная.
Держа его за ногу, на белый свет из глубокой норы вылезли папа с мамой, чёрные как сама земля. Они стояли над ямой обнявшись, и покачиваясь, как будто солнечные лучи били их в бок – мама с папой были похожи на двух приговорённых, которым самим уже терять нечего – пожили, чего там – но можно спасти детишек, что слепо ползали возле их ног.
- что случилось, детишки?- спросили они в один голос, хрипловато норовясь к свежему воздуху почти незнакомой природы. Тут пахло не плесенью, не тритонами червями улитками – а страшной опасностью, как будто узкий мирок душной, но спасительной казематки, вдруг развергся до необъятных размеров туда-сюда-обратно ужасающей бездны, и куда ни ступишь, там сначала невыносимая боль, а потом неизбежная смерть.
- мамочка, папочка, мы и сами не знаем,- пропищала слезливая дочка, заранее мокря свои глазки, словно бы готовясь к прощению за шалость; старший брат промолчал, сжимая кулаки, а младший шарил по земле, наощупь изучая окружающий мир.
Я взял их в охапку – всех – бережа свои ладони от трепыхающихся когтей; тепло дунул в нос одному второму третьему четвёртому пятому; и отнёс их к самому началу тротуарной тропинки, ведущей к огороду от дома.
Они с удивлением погладили лапами прохладную твёрдую плитку, потом поскребли её когтями, пытаясь прорваться вовнутрь, и шокированные сели на попы.
- что это такое?- спросила папу любопытная мама, поворачиваясь к нему на нюх.
- видимо, это новая земля,- ответил папочка, осторожно подпрыгивая на попе, но стараясь сохранять спокойствие в голосе.
- не может быть!- с восторгом пискнул самый младшенький,- значит, нас сюда перенесли птицы, орлы!
- не болтай глупости,- слегка стукнул его по макушке старший опытный сын;- орлы бы нас сразу склевали.
- а вдруг мы в гнезде, и они оставили нас на ужин?- трусливо захныкала всегда пугливая дочка,- я не хочу-уууу.
- успокойся; я однажды жил в орлином гнезде, пока не сбежал,- тут папа потрогал рубцы на своей подзажившей шкуре,- и оно совсем не такое.
- тогда, значит, нас похитили инопланетяне!- снова пискляво воскликнул восторженный малыш, простирая лапки вверх, к космическому кораблю.
- ерунда,- ответила ему мама;- от настоящих пришельцев ничем не пахнет, потому что наши носы к ним не приспособлены, а от этого воняет чесноком с луком, и немножко тушёной капустой – может, огород наш сгорел?
Тут вскочил папочка:
- слушайте, а чего мы сидим-высиживаем – всё равно ведь хуже не будет? пошли.
Всей пятернёй кроты встали с поп, отряхнулись, да и взялись за руки в разноцветную цепочку. Впереди всех медленно шёл папа, осторожно ощупывая правой лапой наплывающую на нос слепую неизвестность. Наверное, в его глазах сияли какие-то искры от солнца, но так как он светила никогда не видел, то побаивался этой новой вселенной. Папа то и дело спрашивал:- все со мной? никто не отстал?- и по разнобою встревоженных, ласковых, удивлённых и восторженных голосов узнавал каждого.
Я поставил у него на пути жестяное ведро вверх ногами. Он ударился об него лапой - и зазвенел.
- эй, хозяева!- Крот ещё раз постучал, только теперь уже повежливее. Потом нашёл дужку наощупь – о, звоночек – и затрезвонил ею о ведро.
- дзынь-дзынь! эй, хозяева, подскажите нам дорогу!- А в ответ лишь молчание от ведра.
- они нас боятся,- гордо сказал крот, и приосанился как победитель.
- а может, они просто нашего языка не знают?- сметливо обратился к папе младшенький.- как же мы тут будем одни, в загранице?
- или никого нет дома,- практично заметила мама.
Они все вместе погрякали по ведру ещё парочку раз, потом опять – но никто не озывался из этого железного домика. Тогда, осторожно ступая чтобы не затоптать возможный огород и цветник, семейка обошла вокруг, сделав полный оборот – и снова оказалась лицом к домику.
- ого,- удивился папа,- да тут этих домиков, видимо, видимо-невидимо.
- наверное, здесь живёт целая династия,- согласилась с ним мама;- когда вырастете, дети, вы тоже не бросайте нас с папой.
Дочка тут же прижалась к ней хлюпающим носом, слезясь от девчоночьей нежности:- мамочка, мы вас очень-очень любим!
Тогда я убрал ведро, а чуть подальше поставил пылесос, тёплый и спокойный. Папочка слепо потрогал его толстую тушку лапами, потом двинулся вбок по шлангу, всё крепче сжимая его шею:- не пойму ничего – то ли это спящий домашний гусь, то ли змея, которая от жадности подавилась большой крысой.
И тут он зацепил когтем кнопку включения: сама тушка глухо заурчала, а пылесосовая глотка стала втягивать в себя правую лапу крота, стоявшую к ней ближе всех.
- она ожила!!!- ужасно закричал папа, страшно беспокоясь за свою беззащитную семью: ведь змея видит всё, а они ничевом слепы;- спрячьтесь за мою спину!
Испуганные дети бросились ниц; мамочка сверху прикрыла их жирным телом; а крот схватил попавшийся под руки обломок тротуарной плитки и стал как молотобоец колотить им в разные стороны: и по воздуху, по зверской морде змеи, по её прегадливой туше.
Пылесос противно пырскнул коротким замыканием, завонял, и помер.
- сдохла, тварь!- довольно хвастливо воскликнул уморенный крот, бия себя в грудь; но вызвонив в сердце победу, он и сам грохнулся без сознания.
Так они лежали, оглоушенные тревожной опасностью, а потом своим чудесным спасением, пока я не принёс тазик с водой. Поставив его на пути, я окатил всю семейку с ладоней.
- фыррр-ррр,- первой очухалась мамочка, и привела в чувство всех остальных тугими шлепками по попе,- вставайте, вы что разлеглись?
- что-что-что?- затрепыхался папа, а за ним сыновья и дочка.- где-где-где? как-как-как?
- покакаем дома, нам надо идти,- сказала их мама упрямо, оглаживая свою и чужую шёрстку от опилок да пыли.
Воодушевившись, семейка поспешила за ней. Но через десяток шагов они всей цепочкой попадали в тазик с прохладной водой.
- ах! ох! ух!- вскричали все старшие, и айяйяй тихонько всплакнула пугливая дочка.
- не бойтесь, это бассейн, я у дружка в огороде такое видал,- успокоил всех старший сын, гордо выпячивая грудь будто аквалангист-испытатель.
- ты же мог утонуть,- бултыхнула лапой возмущённая мамочка, но вода смягчила её сердитый шлепок.
- да ну, мне нестрашно,- расхвастался он как всякий хвастливый мальчишка; а младший сын, завидуя уличной славе старшего, сразу съехидничал:- там мелко, он же плавать не умеет, боится,- и получил лёгкий подзатыльник за ябеду.
После этого, опробовав дно что оно неглубокое, все стали играть и брызгаться как дети, и даже папа крот, всегда подозрительно относившийся к любой шалости, в первый раз улыбнулся, зная что его никто из своих не увидит.
Так прошло минут двадцать, потом час-два-три. Разбрызгиваемая во все стороны вода убывала из тазика – но я, радуясь вместе с кротами, всё подливал её, тёпленькую. Больше никаких западней мне не хотелось им ставить – будь моя воля, так я бы всю жизнь продержал их в этом тазике. Ухожу на работу – они в нём плещутся; прихожу домой – они опять бултыхаются.
Но солнце уже садилось к горизонту, и пришлось, вытерев насухо, посадить всю семейку на огород, ближе к яблоньке. Я слышал, как они перешёптывались:- какие у него сильные, добрые и нежные руки, это бох, это бох.- Я их перекрестил, и отпустил.
А они так и не поняли, кто это с ними игрался.


Сказали спасибо (1): dandelion wine


Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 89 | Напечатать | Комментарии: 1
#1 Автор: dandelion wine (5 апреля 2017 20:23)

Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Репутация: 88
Публикаций: 62
Комментариев: 5939
Отблагодарили:454


Какая добрая история-сказка, спасибо! flowers1

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

  • 0
Информация
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Панель пользователя
Рубрики журнала
Важная информация
Колонка редактора
Именинники
Сегодня поздравлять некого

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.