Весь пантеон не сосчитать. Есть чётки, мантры и молитвы. А жизнь сыта, но дни – тщета. В душе сошлись в кровавой битве Добро и Зло, рассвет - закат, Огонь и холод, штиль и буря, И триумфальный марш пока Никто не отыграл бравурно. К какому берегу пристать? Так хочется остепениться! В душе есть тёмные места И светлым впору проявиться. Разбег, разб

"В ту роковую ночь"

| | Категория: Проза
В ТУ РОКОВУЮ НОЧЬ

1

С утра – в Управлении уголовного розыска МВД традиционное оперативное совещание. Мы сидели в кабинете нашего начальника, полковника милиции Александра Пантелеевича Рубана. Его не было. А это означало, что он приглашен к министру внутренних дел. Но ждать пришлось не долго. Рубан вошел стремительной походкой. По его взгляду мы поняли: случилось что-то серьезное.
Начало рабочего дня начинается обычно со знакомства с оперативной сводкой о зарегистрированных в республике преступлениях и происшествиях. В Таджикистане 4 области, более 60 районов, поэтому сводка всегда увесистая, листов 15-20. Но полковник не стал ее открывать. Поздоровавшись, он сразу сообщил, что по дороге Душанбе-Яван обнаружен труп женщины с признаками насильственной смерти. Быстро определив, кто поедет на место происшествия, остальные разошлись по другим делам.
До места добирались почти час. Следственно-оперативная группа Фрунзенского отдела внутренних дел, на территории которого произошло преступление, уже работала на месте. Увидев машину начальника УУР, сотрудники подошли к Рубану, и старший группы коротко доложил о том, что удалось установить.
По свидетельству судмедэксперта, смерть наступила между 4 и 5 часами утра. Труп обнаружен поливальщиком хлопкового поля в 7. 45. Группа отдела прибыла в 9. За столь короткое время удалось узнать немногое.
Труп лежал в редком кустарнике, в метрах десяти от трассы. Следователь, сидя на корточках, писал протокол осмотра места происшествия. Судмедэксперт, с характерной ему дотошностью, осматривал бездыханное тело. Поймав мой взгляд, вслух пояснил:
- Молоденькая, лет 20. Хорошо физически развита. Такая с однимпреступником свободно справится, но, по всей видимости, был ни один. Она яростно сопротивлялась. Вон, под ногтями кровь и кожа преступников. Так что на их теле будут характерные следы.
А дальше пошли детали, которые должны были помочь нам в раскрытии преступления. И главная из них – очень мелкая татуировка «Виля» между средним и безымянным пальцем. У многих оперативников сразу появилась версия о судимости потерпевшей, о склонности к бродяжничеству… Она возникла не на пустом месте: тогда еще не было повального увлечения украшать свое тело такими рисунками. Это было присуще, в основном, постоянным клиентам колоний.
Полковник, обращаясь ко мне, сказал:
- Посмотрите, может, что подскажет женская логика.
Я подошла к трупу. Сразу в глаза бросилась зияющая, нет, не рана, дыра в голове. Кровь залила все лицо потерпевшей, поэтому узнать в ней даже очень знакомого человека было невозможно. Одета девушка в дорогое белье, красивое платье, на ногах изящные босоножки. Все золотые изделия: три колечка, серьги, цепочка с подвеской в виде буквы «В» преступниками не сняты. Цепочка с шеи зависла на ухе. Видно было, что труп волочили за ноги. Ухоженные ногти, лак в тон платья. Нет, такие не бродят. Такие девушки, как правило, и не сидят… Но кто она, что ее привело на это поле – нам необходимо было установить.
В это время Шариф Джаборов, осматривающий арык, сообщил, что нашел сумку. Она была белая. Ручкой зацепилась за траву и качалась на волнах, как флажок в детских руках на празднике. Стали осматривать. В ней косметичка, ключи и маленькая записная книжка. Страницы испещрены малозначащими, а иной раз непонятными пометками. Но некоторые записи нас заинтересовали. В первую очередь адреса, номера телефонов и фамилии. Всех радовало, что книжка в воде не сильно пострадала, написанное хорошо читалось.
В МВД возвратились часам к трем. Начальник отпустил всех в столовую, назначив встречу на 16 часов. Мы очень уважали Рубана. Настоящий профессионал. Он научил нас держать слово, человечности, знанию юриспруденции, тактическому мастерству розыска.
Александр Пантелеевич только что возвратился из Афганистана, где год служил советником. За это время ни разу не забывал поздравить нас с праздниками, часто звонил, интересовался нашими судьбами. Помогал, если это требовалось. Находясь за границей, содействовал получению большой квартиры коллеге, у которого родился четвертый сын…При этом оставался строгим и требовательным, он не любил фальши, обмана, лицемерия. Ему надо было рассказывать все честно, как на исповеди. Если ты даже очень сильно провинился - поможет, отстоит, защитит.
За обедом, как всегда, обсуждали случившееся. План раскрытия преступления практически был готов. Поэтому у начальника не задержались. Каждый приступил к отработке версий, выполнению заданий. Рубан поручил мне написать обращение к телезрителям в помощи установления личности погибшей и преступников, а также установить из записной книжки владельцев четырех номеров телефонов, рядом с которыми было написано «Игорь». В АТС узнала адреса абонентов и по дороге на телестудию заехала по одному из них. Разговор с Игорем № 1 ни к чему не привел. Он не мог вспомнить, кому принадлежит эта записная книжка, и как его телефон попал в нее. Ему было 20 лет, учился в политехническом институте, красив, весел, сын известного художника. Такие телефоны раздают всем. То же самое повторилось при встрече не только с его тезками, но с владельцами всех номеров, записанных в телефонной книжке убитой.
Вечером, прерывая передачи, по республиканскому телевидению пошло в эфир обращение и показ фотографии с места преступления. К этому времени многие оперативники стали возвращаться с заданий и тоже слушали его в кабинете начальника. Акбар Нигматов, а для нас просто Алик, глядя на экран, задумчиво произнес: «Да ее тут и мать родная не узнает». Эта фраза оказалась пророческой. Никто в этот день к нам по обращению не обратился. Никто не заявил о без вести пропавшей.

2

Семья Сибирцевых в Душанбе приехала три года назад. Главу семьи, Вадима Сергеевича, перевели из Тбилиси в КГБ Таджикистана. Дети быстро освоились на новом месте. Сын, Ярослав, через год женился и жил отдельно. Дочь, Виолетта, студентка факультета восточных языков университета, пока была с родителями.
Таджикское лето было в разгаре. В это время, как правило, почти миллионный город пустел. Разъехались по домам студенты вузов столицы, работающие потянулись на отдых в санатории, к морю. Сын с женой тоже уехал на побережье, а Виолетту попросил пожить в их квартире.
Родители гордились дочерью. Как не гордиться, она прямо как в известном фильме: спортсменка, студентка и очень красивая девушка. С раннего детства Виолетта занималась теннисом. Участвуя в республиканских соревнованиях, она сразу заняла первое место. И больше его никому не уступала. А с Всесоюзных соревнований привезла бронзовую медаль.
…Марина Николаевна, мать Виолетты, готовила ужин. Пришла на ум мысль, что дочь в течение дня не звонила. А может, звонила… Она и на работе отлучалась из кабинета - лечила зуб, и дома не была вовремя -заезжала на рынок. Ей не привыкать быть дома одной: муж, как все сотрудники спецслужб, часто бывал в командировках, почти ежедневно работал допоздна. Вчера по заданию улетел в Ташкент. Дочь все свободное время уделяла внимание тренировкам. Вот и сейчас телефон в квартире сына не отвечает, значит, не возвратилась, а может, у подружек, а может, в кафе мороженое ест, уж очень она его любит. Ужин готов, но никого из домочадцев так и не появился. Одной есть не хотелось.
Войдя в гостиную, включила телевизор. Диктор заканчивал читать текст обращения: «…если Вам что известно…, обращайтесь …». Она, стоя, внимательно рассмотрела фото потерпевшей. Слипшиеся от крови волосы, лицо все залито… В душе пожалела эту девушку, поразмышляла о причинах убийства, подождала повторения текста. Но как на грех, диктор больше обращение не повторил, началась трансляция футбольного матча. И она пошла спать…
Все мы, люди, одинаково устроены. Каждому кажется, что с ним такое не случится, что беда может прийти в любой дом, но ни ко мне. Несмотря на то, что обращение по радио и телевидению передавали, чуть ли не ежечасно, вторые сутки к оперативникам никто не обращался о безвестном исчезновении дочери, сестры, мамы. Не было и звонка, который бы прояснил, кто эта девушка. Мы уже начали склоняться к версии, что она приезжая…Ориентировки сразу ушли по всему Союзу, оставалось только ждать.

3

Марина Николаевна пока находилась на работе, не беспокоилась об отсутствии звонка дочери. К тому же вспомнила, что Виолетта собиралась к однокурснице на день рождения. Вероятно, возвратилась поздно, и поэтому будет спать часов до двух. Это для нее нормальное явление, она «сова» – поздно ложится и поздно встает.
Мать, возвратившись домой, как-то неожиданно для себя сразу включила телевизор. Шла передача для детей. Мысль о вчерашнем недослушанном обращении беспокойно стучала в голове. Она села в кресло и задумалась. Потом схватила телефон и уже судорожно стала набирать знакомый номер. Она молила, чтобы дочь подошла к телефону, чтобы ее веселый голосок зазвучал на том конце провода, чтобы вдруг нахлынувшее волнение оказалось напрасным…
Сказать, что она слушала диктора внимательно, это значит, ничего не сказать. «Одета в белое платье в мелкий розовый цветочек, на ногах…» Но в такое платье, босоножки могут быть еще у многих девушек в городе, все куплено в универмаге. Мысли мгновенно проносились в голове матери. «Между средним и указательным пальцами левой руки татуировка «Виля»… Именно так все домашние называли дочь, а недавно, непонятно по каким причинам, Виолетта сделала эту нелепую татуировку, как она выразилась: «Чтобы не потерялась».
Марина Николаевна потеряла сознание…

4

По приезде в Душанбе меня многое откровенно удивляло: входная квартирная дверь ни у кого не закрывалась на ключ; если хозяйки готовили плов, пекли сдобу, обязательно разносили всем соседям по площадке. Так было и в тот трагический вечер.
Ниссо испекла самбусу с тыквой, шесть штук аккуратно положила на тарелку и отправилась к Марине Николаевне. Позвонила для приличия в дверь, и сразу ее открыла. Свет в квартире соседей горел только в гостиной, негромко работал телевизор. Позвав хозяйку, вошла в комнату. Марина Николаевна сидела в кресле с закрытыми глазами. Ниссо показалось, что она спит. Мгновенно промелькнуло удивление: это не похоже навсегда подтянутую, энергичную и очень жизнерадостную женщину. Да и время не позднее...
Ниссо осторожно потрясла ее за плечо. Рука Марины Николаевны беспомощно упала с колена. Никаких признаков жизни. Благо рядом стоял телефон, «скорую» она вызвала мгновенно, а потом бросилась во двор встречать ее.
Бригада «скорой помощи» быстро привела Марину Николаевну в чувства. Очнувшись, будто от сна, она еле слышно шептала имя дочери. Врачи и Ниссо понимающе смотрели на нее и ждали. Ускорять события никто не решался. А она все повторяла и повторяла родное имя и неожиданно сказала: «Нашу дочь убили». Все понимали, что в такой ситуации никакой психолог не поможет. В 21.30 в Управление уголовного розыска поступил для нас долгожданный звонок от Ниссо. Она скомкано пояснила то, что рассказала ей Марина Николаевна.
А.П. Рубан принял решение, посетить Марину Николаевну завтра утром. Поручил эту деликатную миссию братьям Виленским, Володе и Славе, очень тактичным, грамотным оперативникам, от которых не ускользнет ни одна деталь. О таких говорят: сыщики от Бога. Все мы понимали, что начиналась новая работа по раскрытию этого преступления, более конкретная и целенаправленная.

5

Виленские приехали в семью Сибирцевых около восьми. Дверь открыла Ниссо с красными от слез глазами. Марина Николаевна неподвижно сидела в кресле. Обе женщины были подавлены и бессильны, было видно, что провели бессонную ночь. С минуты на минуту ждали приезда Вадима Сергеевича, коллеги за ним уже послали машину в аэропорт.
Володя и Слава сели на диван и стали ждать, когда мать найдет в себе силы говорить о своей дочери в прошедшем времени. Она несколько раз начинала свое повествование, но рыдания не давали продолжать этот страшный разговор. Останавливалась, смотрела на фото дочери, будто искала у нее поддержки. Марина Николаевна понимала, что от ее рассказа зависит раскрытие преступления, и она неспешно вновь и вновь начинала говорить…
Виолетта изучала в университете язык хинди. В прошлом году проходила языковую практику в Индии. Очень полюбила эту древнюю страну. Увлеклась ее литературой, искусством, театром и танцами. На полках стояли книги (их она читала в подлиннике) и индийские сосуды ручной чеканки. И много фотографий дочери среди экзотической природы. Собиралась по окончании университета уехать на работу только в этот райский уголок.
Были ли у нее друзья? Да, легко общалась с однокурсниками и спортсменами по команде. Все очень тепло к ней относились. Недругов не было, так как с друзьями общалась редко: тренировки и изучение языка занимали весь день.
Накануне трагедии предупредила, что пойдет на день рождения к Наташе Комиссаровой, однокурснице и подружке, которая отмечала свое 20-летие. Она неожиданно встала и ушла в прихожую, оттуда вернулась с телефонным справочником. Села в кресло, медленно стала листать, что-то тихо приговаривая. Также молча подошла к Володе и показала на цифры, рядом с которыми было написана, видно, рукой Виолетты, фамилия подруги. Тот также молча записал эту информацию в свой ежедневник.
В это время на лестнице послышались возбужденные голоса. Марина Николаевна, вздрогнула, как-то напряглась, и еле слышно произнесла: «Вадим приехал». И громко зарыдала.
Встреча этих, за два дня постаревших людей, описанию не поддается. Они были одинаково несчастны и беспомощны. Сослуживцы Вадима Сергеевича стояли молча, и у них по щекам текла скупая мужская слеза.
Слава вышел в прихожую и подал знак Ниссо. Та понимающе кивнула. Он решил, не теряя времени, позвонить Наташе и пригласить ее в управление. Для оперативников на это время она была самый главный свидетель, который последний видел Виолетту в ту роковую ночь. Они молча прошли в квартиру соседки.

6

Наташа оказалась славной девушкой. Несмотря на сильное потрясение, отвечала на все вопросы оперативников, как на экзамене: четко и полно, периодически повторяя: «Не верю, не верю…»
Из ее рассказа картина вырисовывалась следующим образом. На дне рождении были близкие друзья и подруги, 10 человек. На правах хозяйки Наташе, накрывая стол вместе с сестрой, приходилось много бегать из кухни в гостиную. Гости пришли двумя партиями, друг за другом… Виолетта из приглашенных пришла последней, минут через 15 после всех, с огромным букетом ромашек.
Вечер прошел весело и интересно. Все присутствующие – студенты. Одни – их с Виолеттой однокурсники. Другие – студенты разных вузов столицы республики, друзья детства по дому. Кто из них привел незнакомого ей парня, она не знает. Звали его Юрий. Сначала вел себя прилично, много шутил, рассказывал о Ленинграде, откуда только что приехал. А вот что там делал, Наташа так и не узнала. К концу вечеринки он, как никто другой, сильно опьянел.
После 23 часов все гости разошлись. Так же дружно, как и пришли. Но Юрия никто с собой не взял, он остался на попечении виновницы торжества и Виолетты. Время шло к полночи. Они отпаивали его и чаем, и кофе, но в нормальное состояние привести не смогли.
Родители Наташи, очень строгие люди, пока гости праздновали день рождения дочери, находились у соседей, родителей одного из приглашенных. Вот-вот должны были возвратиться домой. Подружки с ужасом думали, что они увидят в таком непристойном виде гостя. Виолетта, уточнив улицу, по которой он проживает, решила вести его домой.
Наташа отговаривала от этой затеи в такое позднее время. Но Виолетта была категорична: «А вдруг с ним что-нибудь случится. Ведь идти до его дома часа три. Со мною он будет в безопасности».
Все трое спустились во двор. Посидели на лавочке у соседнего подъезда. Юрий вроде бы чуть-чуть отрезвел, мог кое-как идти. Вместе проследовали до центральной дороги, но общественный транспорт уже не ходил. Частники не останавливались. Такси, как на грех, не было. Виолетта стала волноваться теперь о Наташе, которая далеко отошла от своего дома. Весь путь настаивала на возвращении. Она всегда была заботливая дочь и подруга.
И Виолетта с Юрием растворились в темноте.
Когда Наташа возвратилась, родители были дома. Все дружно убрали со стола, в квартире и легли спать. Наутро Наташа позвонила подруге, но она не ответила. Комиссарова подумала, что пока не наступила жара, Виолетта на тренировке.
Мы понимали, что вновь придется устанавливать номера телефонов лиц, присутствующих на дне рождении. Но Наташа продиктовала их без запинки. Видно было, что компания не случайная, с этими друзьями она давно тесно общается.

7

Предстояло опросить всех гостей Наташи и выяснить, кто привел Юрия в гости, кто он такой и где живет.
Молодежь пришла в назначенное время. Печальные и подавленные случившимся. Каждый убеждал нас в том, что на вечеринке не было никаких ссор и даже намека на неприязненные отношения. Но кто привел Юрия, никто не знал. Но не мог же он сам явиться к незнакомым людям, да еще на день рождения: по точному адресу и в точное время. Последнего опрашивали Анвара Норова, который пролил свет на эту историю. Это он привел друга к Наташе. Зовут – Юрий Зорин, живет по улице Федина. Номер дома и квартиры не знает, но может показать, не раз бывал у него в гостях.
Каждый из сотрудников уголовного розыска рвался на задержание Юрия, чтобы в этом громком деле поставить окончательную, жирную точку. Однако, вспоминая рассказы участников вечеринки, что Юрий прямо-таки Геракл, Рубан отправил оперативников подстать ему. На случай физического сопротивления.
Дверь, указанной Анваром квартиры, на звонок никто не открыл. Поднимавшаяся по лестнице соседка пояснила:
- Они в магазине, я их только что видела.
Уже не стали выяснять, кто эти «они». Оставалось просто терпеливо ждать. Расположились на скамейках детской площадки, решали, где брать Юрия: на улице или в квартире, чтобы не привлекать внимания прохожих. Время тянулось неоправданно долго. Появилось подозрение, что он скрылся.
Но опасения были напрасны. По дорожке, прямо навстречу группе УУР, шел Юра и его мать. Они, ничего не подозревая, прошли мимо. Двое оперативников остались во дворе, а двое вошли в квартиру сразу, как только закрылась дверь Зориных. Мать с сыном не понимающе переглянулись. В их взгляде повис вопрос: «Вам кто нужен?».
Представились, показали удостоверения. Объяснили цель визита, предложили проследовать с ними в управление. Мать с криками «Не пущу» повисла на сыне и зарыдала так, будто прощается с ним навсегда.
Учитывая, что ее тоже необходимо допросить, поехали в управление все вместе. Сразу осмотрели тело Юрия, на нем были едва заметные царапины, как он пояснил: « Помогал бабушке собирать малину».

8

Из двух рассказов, матери и сына, вырисовалась леденящая душу картина.
Юрий – единственный ребенок в семье. Очень желанный и любимый. Родители вкладывали в него всю свою душу. По ряду причин остались малограмотными. Мать, Татьяна Петровна, работала няней в детском саду. Женщина властная, не любящая возражений. Отец, слесарь военного завода, мягкий, добродушный человек, полностью полагался на жену. Поэтому воспитанием занималась только Татьяна Петровна. Надо отдать должное – это ей удавалось довольно-таки успешно.
Татьяна Петровна была плохой помощницей сыну в подготовке уроков.
Она, похоже, подсознательно чувствовала слабые стороны сына и сразу обращалась к помощи учителей. С ними поддерживала, чуть ли не ежедневную, тесную связь.
Школу Юрий окончил хорошо, практически, отлично, с четырьмя четверками в аттестате. Как матери было не тяжело расставаться с любимым чадом, настояла на поступлении в одно из высших военных училищ Ленинграда, города ее мечты, в котором так ни разу не побывала.
К этому одобрительно отнеслись и учителя Юрия. Мальчик рослый, под два метра. С детства занимался вольной борьбой и баскетболом. Благодаря ему, школа занимала первые места в спорте. Все опрошенные по этому делу утверждали: Юрий не пил и не курил, приверженец здорового образа жизни.
В тот роковой день Юрий отправился в гости к тренерам, в спортивный комплекс «Динамо». Он уже готовился к выходу из троллейбуса, как ему кто-то, стоящий сзади, закрыл ладонями глаза. В такой сутолоке, конечно, не возможно угадать шутника. Да он и не пытался. Просто терпеливо ждал развязки. Когда разжались пальцы, услышал голос своего одноклассника Анвара Норова:
- Как я тебя кстати встретил. Давно не виделись. А есть о чем рассказать. Я только что вернулся из Венгрии. Мы там играли товарищеский матч.
Юра уважал Анвара. Он серьезно занимался футболом. Был веселым человеком, много знал анекдотов. С ним всегда интересно. Тем временем Анвар продолжал:
- Махнем к моей соседке, Наташке, на мини-юбилей, ей двадцать стукнуло.
Юрий пытался отказаться, убеждал друга, что он не знает виновницы торжества, тем более – не приглашен. Анвар был непреклонен:
- Едем, только сейчас на остановке цветы купим.
Подходя к дому именинницы и где жил сам Анвар, юноши увидели у подъезда на скамейке знакомых Анвару девчонок, которые решали, пора ли подниматься к Наташе. Увидав молодых людей, обрадовано вскочили:
- Вот вместе с вами и пойдем.
Так Юрий попал в незнакомую ему компанию. Причину опьянения объяснить не мог: то ли потому что не пьет, то ли потому что смешал шампанское с пивом, которое пил только Анвар, щедро подливая другу.
Домой возвращался с Виолеттой. К тому времени немного отрезвел. Пытался остановить попутный транспорт, так как идти нужно было долго, в восточный микрорайон столицы. Шли медленно, рассказывая, друг другу интересные истории из их столь еще непродолжительной жизни. Виолетта удивляла своей смелостью и открытостью: с такой девочкой можно оставаться в осажденной крепости. К концу пути казалось, что знакомы с детства, и она ему уже нравилась. К 3 часам ночи подошли к дому Юрия. Мать, как изваяние, стояла на лоджии у открытого окна.
Юрий и его спутница поднялись на четвертый этаж. Мать была уже на площадке, так что звонить не пришлось. Она чуть ли не с кулаками набросилась на девушку, обвиняя в том, что сын не совсем трезв и пришел под утро. Не желая нарушать покой соседей, голос ее звучал как змеиное шипение.
Татьяна Петровна силой затолкала Юрия в квартиру, несмотря на его сопротивление и просьбу оставить Виолетту у себя в квартире до начала работы городского транспорта. Мать была непреклонна. Осторожно закрыла входную дверь и направилась укладывать сына. Спиртное делало свое черное дело: он сразу уснул.
Виолетта осталась одна. Она постояла на площадке. Спустилась во двор. Присела на скамейку. Изредка в квартирах на непродолжительное время загорался свет. Кругом тишина. Ни людей, ни машин. Город спал после напряженного рабочего дня. Впереди были выходные.
Девушка не знала, как поступить. Вновь поднялась к квартире Зориных и позвонила. Послышались тихие шаги, и кто-то взглянул на нее в глазок. Дверь не открылась. Шаги удалились.
Татьяна Петровна взглянула на часы. Они показывали 3.40. Эта ненавистная ей подруга Юрия не уходила. Слава Богу, с сыном все в порядке. Еще ни разу не приходилось так сильно за него переживать. Часы ожидания дались ей не легко. Она то и дело пила сердечные капли, и, как зверь в клетке, металась от окна к окну, не зная, с какой стороны ждать сына. Ох, уж эти взрослые дети!
Несмотря на прием приличной дозы успокоительного лекарства, сон не приходил. Ее родные мужчины безмятежно спали. Достав из холодильника минеральную воду, вышла на лоджию. Взглянула на лавочку. Девушки не было. «Наконец-то ушла»,- мелькнуло в голове.
На часах тем временем было уже около четырех. Покоя на душе по-прежнему не было. Татьяна Петровна вновь и вновь подходила то к одному, то к другому окну, проделывая за ночь этот путь уже не раз. Отодвинув занавеску в спальне, отпрянула. На остановке, взад-вперед ходила недавняя гостья. В глубине души мелькнула жалость к чужому ребенку. Но другой голос твердил: «Но нет, я к ней не выйду, пусть будет уроком, как гулять допоздна». В пятом часу утра Татьяна Петровна потеряла незнакомку из виду.
Показания сына и матери походили на правду. Но у них было достаточно времени, чтобы придумать душещипательную историю. Мы это понимали…Все силы вновь были брошены на подтверждение указанных ими доводов.
Обстановку оценили на месте: жители трех пятиэтажек могли видеть девушку на остановке. В каждой - по 60 квартир, опросить необходимо всех жильцов. Мне предстояло побеседовать с соседями подъезда, где проживала семья Зориных. Я надеялась на помощь жильцов, проживающих с ними на одной площадке. По логике вещей они должны были слышать приход Юры и Виолетты, возмущения Татьяны Петровны. Но те, кроме хвалебных од в адрес каждого члена семьи Зориных, интересного для следствия не рассказали. Никто ничего не видел и не слышал. К моему разочарованию, полезной информации я не добыла.
Но другим моим коллегам кое-что удалось прояснить. Об этом каждый из нас узнал на вечернем оперативном совещании у А.П. Рубана.
Молодая мама из соседнего дома, примерно в 4 часа, вставая к капризничавшему малышу, обратила внимание на одинокую женскую фигуру, которая маячила на остановке. Это несколько удивило, и она внимательно разглядела незнакомку из окна. Аналогичную информацию подтвердил мужчина преклонного возраста, мучающийся ранами Великой Отечественной. И студент-книголюб, читающий чуть ли не каждую ночь до утра. Но главное, женщина, страдающая бессонницей, видела, как Юрий и его спутница глубокой ночью шли к подъезду. Со слов очевидцев, девушка была с длинными распушенными волосами, в светлом платье и белых босоножках. Сомнений не сталось - это была Виолетта. Но каким образом она исчезла с остановки, – никто не видел.
У Юрия оказалось полное алиби. А это означало, что нам все предстоит начинать сначала.

9

События тем временем развивались очень скверно. Через три дня после убийства Виолетты – новое нападение на девушку, студентку экономического факультета. На остановке, расположенной в противоположной стороне от той, откуда исчезла Сибирцева, преступники пытались затолкать жертву в машину. Но тут нам немного повезло. Впрочем, это скорее не везение, а логический результат работы оперативных сотрудников.
В то время средства массовой информации не были еще коммерческими, поэтому все легко шли навстречу милиции. Мы постоянно информировали жителей республики о нашей работе. Поэтому нападение оказалось неудачным. Девушка на остановке, знавшая о преступлении в отношении Сибирцевой, подняла такой крик, что чуть ли все жители, прилегающих домов, выбежали на балконы, лоджии и прямо к остановке.
Преступники, испугавшись, мгновенно скрылись. Машина была без номеров. Но мы теперь знали ее марку, цвет, располагали кое-какими приметами. Срочно перекрыли дороги, выезды из города. Прошел час, другой, третий… Из разговоров по рациям было видно, что перевернули уже весь город. К утру, вместе с ночью, уверенность в задержании растаяла: преступники ушли и где-то затаились.
Компьютеры только входили в милицейскую жизнь. Устанавливать машину пришлось старым дедовским способом. Работали, не покладая ни рук, ни ног. Сколько информации приходится запоминать, записывать, что бы в нужный момент из памяти достать только одну, которая, как спасительная ниточка, поможет в раскрытии!..
В очередной день мы сидели у полковника на оперативке. Он внимательно слушал наши доклады по описываемому и многим другим преступлениям. Ведь жизнь в уголовном розыске одним преступлением не ограничивается. Раскрыть надо десятки, сотни …
А.П. Рубан, то ругал нас за промахи в работе, то односложно подбадривал, как тренер на спортивных соревнованиях:
- Раскроем. Обязательно. Не первый раз.
Зазвонил прямой телефон с дежурной частью. Александр Пантелеевич, снял трубку и, держа ее навесу, заканчивал наставления. Потом, как всегда, по-военному, сказал дежурному: «Докладывай!»
По его лицу и потому что он почему-то встал, мы поняли: дежурный сообщал действительно очень важное, экстренное. Шепотом делали прогнозы, молили Бога, чтобы не было еще одного аналогичного убийства, ведь преступники были на свободе, ожидать от них можно что угодно. А полковник чуть ли не кричал:
- Пусть его привезут ко мне. Сейчас же. Отправьте мою машину. Так будет быстрее.
И положил трубку. Все молча смотрели на начальника. Он сидел неподвижно, что-то обдумывая, подперев голову руками. Повисла напряженная тишина.
- Звонил поливальщик, а он, как вы помните, тоже в числе подозреваемых, и сообщил…
Рубан замолчал, прикидывая в уме. У нас похолодело внутри. Каждый мысленно закончил эту фразу одинаково: «Найден еще один труп девушки»...
Рубан повторил:
- Он сообщил, что сегодня, ранним утром, около 6 часов, у места, где нашли Виолетту…
Опять задумался и стал складывать, находящиеся на столе бумаги, в две стопки. Мы переглядывались, на нас нахлынула обида: «Что он нас держит в таком напряжении. Рассказал бы, потом складывал. Что это горит?».
Но начальник был сосредоточен и строг.
- Где нашли Виолетту, - продолжил он, - поливальщик увидел…
Неожиданно встал и пошел к сейфу, взял оттуда папку и вернулся вновь к столу. Никакого отношения к разговору эта папка не имела.
Мы сидели как на иголках. Но никто не нарушал вопросом эту гнетущую тишину. Было не понятно, то ли он пытается скрыть волнение, то ли обдумывает план действий, то ли просто издевается над нами.
Рубан неспешно продолжал, будто обдумывал каждое слово:
- На обочине увидел машину и мужчину, который что-то искал у того кустарника, где нашли Сибирцеву. Уверяю вас, что это преступник или один из них.
Первый раз, со дня убийства Виолетты, начальник УУР назвал ее по фамилии. Это означало, что трагедия смерти девушки близится к завершению, и он перешел на официальный тон.
В моей голове, как в компьютере, сразу открылась страничка, на которой сохранилась память о преподавателе Омской высшей школы милиции Коневе, который на лекциях говорил нам: «Преступник, как правило, возвращается на место своего преступления». Тогда для меня это было абсурдным. Казалось, должно быть с точностью наоборот: он должен его, это место, обходить десятой дорогой. Нет, все-таки факты - упрямая вещь.

10

Александр Пантелеевич сначала сам пообщался с поливальщиком, его звали Мирзобек, затем передал Виленскому-старшему, Владимиру, нашему поэту, человеку с энциклопедическими знаниями. До прихода в уголовный розыск он преподавал в Таджикском государственном университете.
Выяснилось, что машина была зеленого цвета, «Жигули» третьей модели, с номерами. Он их запомнил. Когда Володя усомнился в этом, поливальщик настаивал на своем. Он их не только запомнил, но и записал на пашне. Можно поехать и убедиться. С такой аккуратностью спорить не стоит.
Мужчина, выйдя из машины, долго стоял, не решаясь пройти к обочине. Озирался, одним словом, вел как-то насторожено, поэтому Мирзобек обратил на него внимание. Наш общественный помощник оказался еще тем «опером». Пока мужчина стоял к нему спиной и его не заметил, Мирзобек пригнулся за куст хлопка и вел наблюдение.
Незнакомец тщательно рассматривал что-то на земле, потом пошел к кустарнику, где еще недавно лежал труп. Он чуть-чуть прихрамывал на левую ногу.
Стоп! Эти приметы уже нам знакомы по нападению на студентку экономического факультета. Но настораживало другое, там была машина голубого цвета. Так, по крайней мере, утверждали очевидцы.
Зная номер машины и марку, установить владельца дело нескольких минут. Им оказался 27 летний Рашид Абдурахманов, ранее неоднократно судимый за тяжкие преступления, житель Душанбе.
Оперативная группа в составе Рустама Назарова, Шарифа Джаборова, Виталия Аракелова и Виктора Дзампаева, собралась в считанные минуты. Отправились к нему домой на двух машинах. До места его жительства все молчали, боялись спугнуть удачу. Но дома Рашида не оказалось, он только что уехал к Андрею, его закадычному другу по колонии. Уточнив у матери адрес Андрея, быстро помчались в соседний микрорайон.
Медлить было нельзя. На пересечении улиц увидели впереди мчащуюся нужную оперативникам машину с двумя пассажирами. Было ясно, что это они. Аракелов через громкоговорящую связь потребовал остановиться. Бесполезно, Андрей и Рашид мчались, не снижая скорости. Пришлось блокировать двумя машинами. Сопротивлялись они ожесточенно. Наверное, так, как сопротивлялась преступникам Виолетта. Пришлось применять в отношении них силовые приемы и спецсредства. Когда защелкнулись наручники, предполагаемые преступники обмякли и уже послушно выполняли требования сотрудников милиции.
Привезли в управление. Еще до допроса все мы понимали, это точно они: оба одеты в рубашки с длинным рукавом. В такую-то жару! Раздели. Все тело в заживающих глубоких порезах. Это так боролось с приближающейся смертью Виолетта.
…Катаясь по ночному городу, Рашид и Андрей увидели на остановке девушку. Предложили подвезти. Та долго не соглашалась, но молодые люди убедили: ей долго придется ждать городской транспорт, мало ли что может случиться. После этих слов Виолетта сдалась.
План изнасиловать девушку у них созрел в машине. Поэтому повезли по другой дороге, которая вела в Яван, в город, где они сидели в колонии строгого режима. Виолетта беду почувствовала сразу, она пыталась выпрыгнуть из машины, но ее крепко удерживал Андрей, который сел рядом с девушкой. На поле Виолетта разбросала их, как котят. Спорт придал ей не женскую силу. Убегала. Царапалась. Умоляла. У них закипала злость: как это они не могут справиться с девчонкой. Рашид взял у дороги огромный булыжник и с силой ударил по голове. Виолетта потеряла сознание. А он все бил ее и бил, уже в каком-то остервенении. Андрей подгонял его, пора ехать, солнце уже вставало. Начинался новый день.
Эти отморозки, как теперь принято говорить, всю жизнь курсирующие между «зоной» и волей, погубили любимую дочь, талантливую спортсменку, в будущем хорошего специалиста-лингвиста.
Убийство Виолетты Сибирцевой милиции помогала раскрывать чуть ли не вся республика. Жители с пониманием откликнулись на наше обращение в установлении лиц, имеющих на теле характерные царапины. Звонки поступали из самых отделенных населенных пунктов. Каждое такое сообщение проверялась. Александр Пантелеевич Рубан приучил нас не только к тщательной проверке, но и к тому, чтобы эту проверку осуществлять, не обижая людей напрасными подозрениями.
Рассказ об этом деле занял несколько страниц. Жаль, что нельзя так четко сосчитать моральный и физический труд каждого сотрудника, участвующего в раскрытии преступления.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 1831 | Напечатать | Комментарии: 1
       
29 августа 2011 02:54 olixx
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 8.12.2009
Публикаций: 11
Комментариев: 2039
Отблагодарили:6
Тема грустная! Но увлеченно читаю Ваши детективы!
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.