Стихли потоки в натруженном теле, Смене времен непреложно внемля, В белом безмолвии, словно в постели, Снегом укрывшись, уснула земля. Желтое солнце и серое небо, Вниз убегая, петляет лыжня, Месяц, как будто краюха от хлеба. Знать бы, куда они манят меня. Знать бы дорогу - по самому краю, Чтоб, оступившись, не больно упасть. И на пути, непроторен

Зеленые тени обугленных сосен

| | Категория: Проза
Глава вторая
Истина всегда проста.
И. Гете.
ЛАВКА СТАРЬЕВЩИКА

Свои находки Эрик сдавал только одному скупщику. Им был Марк Геспентс по прозвищу Кукольник. Он торговал предметами старины в собственной лавке на первом этаже особняка в Башенном переулке. Магазинчик здесь возник неожиданно и сразу привлек покупателей. Возможно, потому что у входа старьевщик поставил чучело совы высотой с человека и научил механическую птицу завлекать прохожих шутками-прибаутками. Полагаю, кукла и дала прозвище хозяину.
Помню день, когда я по совету Эрика впервые заглянул к Геспентсу. Дверь открыл средних лет стройный человек с крючковатым носом на бледном лице и неестественно яркими синими глазами. Владелец лавки носил черный шелковый халат и едва заметно припадал на левую ногу.
Товар, выставленный на продажу, производил впечатление хлама в лавке обнищавшего коллекционера. В тусклом синеватом свете каморки (иначе магазинчик не назовешь) огромные пауки плели по углам гигантские сети. Под низким потолком с осыпавшейся штукатуркой сонно покачивались летучие мыши. На сырых стенах в подтеках застыли в оскале ритуальные маски странных богов неведомых племен. За мутным треснутым стеклом одной из неказистых витрин кишел омерзительный клубок змей. В затхлом воздухе явственно ощущался удушающий запах плесени.
На шатких полках, пыльных столах, скрипучих скамейках, в стеклянных или керамических сосудах затейливых форм, громоздких холщовых мешках на полу особенно много было кукол. Грустных, веселых, плачущих, говорящих, смеющихся, передразнивающих. Смешных, отталкивающих, загадочных. Например, с четырьмя руками и одним глазом во лбу. Тут сплошь и рядом попадались непонятные поделки. Безносые, безрукие, одноногие, рогатые твари – в дурном сне не увидишь.
Покупателей Кукольник встречал в кресле с высокой спинкой у дребезжащего кассового аппарата. Смотрел с прищуром. Говорил глухо с едва уловимым акцентом. Приглянувшуюся вещицу не нахваливал. Лишь мимоходом упоминал связанный с ней какой-нибудь эпизод, из-за которого даже у отъявленного скептика разгоралось воображение.
Так, например, невзрачный кристалл желтого топаза из разбитой витрины оказывался осколком священного камня Одина – верховного божества викингов. Изящный браслет с крупными кристаллами мутных изумрудов считался украшением легендарной супруги короля бриттов Артура. Потускневший массивный золотой крест, кажется, носил кто-то из первых Великих магистров ордена тамплиеров или первый Папа римский.
Неказистые бронзовые сандалии с крылышками якобы точно принадлежали античному герою Персею. Просмоленный толстый деревянный брусок доставлен с двуглавой вершины горы Арарат, где по слухам обнаружены останки Ноева ковчега, а медная табличка с затейливыми знаками найдена безымянным археологом на месте исчезнувшей цивилизации с затонувшего острова во льдах Арктики.
Внимательно осмотрев предметы, я выложил на стол свою «козырную карту»: пластиковую маску из древнейшего захоронения.
-Собираетесь удивить? – улыбнулся торговец.
-Возможно, даже поразить!
-Не получится, милый Алан. Когда-нибудь я более подробно расскажу вам об этой маске. Ее изваял большой мастер, которому посчастливилось видеть спящей Великую Праматерь человечества: саму Роженицу Макошь.
-Но тогда как этот предмет оказался у дикарей? - продолжал напирать я.
-Сами не сообразите?
-Нет.
-Отчет прост. Вы же не думаете, что рядом с первобытными племенами никогда не было никого, кто стоял выше их на тысячу голов!
-Инопланетяне?
-Бросьте. Просто представители более развитой цивилизации. Однажды они остановились подле пещеры, где изнемогало от холода какое-то племя. На виду у всех сделали маску, аккуратно зажгли от нее костер, оставили «зажигалку» на камне и ушли. Иными словами, изумленным дикарям ничего не надо было придумывать. Им все показали.
-Откуда это известно?
-Как знать. Возможно, эту маску на досуге смастерил я?
-И все же вы – сказочник, господин торговец.
-Все мы в какой-то мере волшебники, - улыбнулся Марк. –А насчет аккумуляторов Эрика, то в этом я тоже не вижу ничего сложного: они могли использоваться, например, для обеспечения энергией мобильных станций.
Вот такой странный у нас получился диалог. Мне вообще одно время всем казалось, что хозяин необычной коллекции непревзойденный мастер мистификации. Однако после того как Стас Фант с позволения владельца лавки исследовал на своем компьютере некоторые спорные экспонаты (пластиковый лик в том числе), вскрылась удивительная вещь: возраст всех изделий совпадал с означенными датами на этикетках. Можно было до хрипоты спорить, кому на самом деле принадлежали реликвии. Но что они волею случая перенесены Эриком из невообразимо далеких и даже мифических времен, сомнений не вызывало.
В целом Марк Геспентс всегда был готов со знанием дела говорить о чем угодно, хотя в его пространных суждениях было трудно отделить правду от вымысла. При этом торговец никогда не ссылался на легенды или предания, а всегда изъяснялся так, словно сам являлся свидетелем гипотетических событий. И вообще в присутствии старьевщика я постоянно испытывал необъяснимое ощущение того, что он знает все на свете.
Как-то я в очередной раз заглянул в магазинчик и полушутя поинтересовался у скупщика, нет ли в его запасниках святого Грааля.
-Желаете сделать заказ? – заинтересованно спросил Кукольник.
-Может быть. – Я натянуто улыбнулся.
-Не думаю, что это осуществимо, Алан.
-Почему?
-А вы полагаете, Грааль действительно кто-то мастерил?
-Похоже на то.
-В таком случае как он мог выглядеть?
-В форме чаши или кубка. Их них, причащаясь, пили вино участники Тайной вечери.
-Не обязательно, - усмехнулся Геспентс. – Во время тайно вечери сподвижники Христа могли вообще ничего не пить, а, например, читать.
-С какой стати?
-Хотя бы потому, что латинское слово «gradual» переводится как «богослужебная книга». Страницы откровений, скрижали, учебник, наконец.
-Стало быть, первые апостолы листали книжку?
-Ничего они не листали, - раздраженно отмахнулся Кукольник, словно лично участвовал в библейском таинстве. - Не было никакого Грааля. Христос прекрасно осознавал, что рукописное слово весомее устного, так как его смысл сложнее исказить. Поэтому Он внушил собравшимся, будто держит в руках священный свиток с письменами. Хотя сам за свою жизнь не написал ни одной строчки! Ни закорючки. Иначе говоря, первые апостолы просто отчетливо видели то, что им искусно, если хотите гипнотически навязали. И так называемые рыбаки поверили пастырю.
-Полагаете, они не были рыбаками?
-Конечно! Потому что никогда не занимались промыслом.
-Чем тогда?
–Вам должно быть известно, что в те времена не евреям запрещалось креститься в воде. Поэтому иноверцев, желавших вступить в иудейскую общину и стать прозелитами, усаживали в лодки, потом доставляли на середину Иордана, где прямо на той же лодчонке их и причащал по всем канонам Первосвященник.
На другом суденышке располагались избранные жрецы Иерусалимского храма, называвшие себя «рыбаками». Почему? Потому что в их обязанности входило бросать в реку огромные сети, с помощью которых прозелитов затаскивали с той лодки на борт судна. Такая получалась рыбалка, - заключил торговец, смахивая пыль с модели жука-навозника, толкавшего задними лапками золотой шар.
-Скарабей? – блеснул я эрудицией.
-Возьмете?
-Зачем мне навозник?
-Все-таки священный жук, - настаивал Геспентс. – При этом он единственный, кому позволено катать по небу солнце.
-Вы еще скажите, будто это скарабей подсказал людям, как поднимать многотонные глыбы на немыслимую высоту пирамид в долине царских усыпальниц, - неловко съязвил я.
-Не скажу. Все было проще, чем принято полагать, Алан. Пришельцы, НЛО, тайные знания – все эти предположения далеки от истины. Во всяком случае, жрецы издавна знали, что три гигантские горы на известном плато стояли там едва ли не со времен сотворения мира. Хотя позднее они перестали быть самыми величественными сооружениями.
-Появилось что-то более грандиозное?
-Как только Мемфис утратил столичное значение, - продолжал Кукольник, - а придворная знать переместилась в город Нэ, позднее названный эллинами Фивами рядом с искусственным озером Мери построили грандиозный Лабиринт. Своими размерами он превосходил все, что раньше доводилось видеть людям. Одних комнат и залов в сооружении высотой до самого неба насчитывалось свыше полутора тысяч. Еще столько же палат находилось под землей.
-Там прятали ценности?
-Укрывали, - уточнил торговец.
-Сокровища!
-Не только. В своих подземельях жрецы хранили и драгоценные для них саркофаги с телами царственных особ, и уникальные усыпальницы с мумифицированными останками священных нильских крокодилов.
Геспентс поманил меня в темный угол зала, откинул тяжелую крышку одного из кованых сундуков и с усилием вынул оттуда голову гигантского крокодила с огромной зубастой пастью.
-Муляж, - неуверенно констатировал я, отступая на шаг.
-Это заспиртованный образец из лабиринта, - уточнил Кукольник. – Заметьте, единственный в мире экземпляр! Возьмите, не пожалеете.
-С таким чудищем да в малогабаритку, - попытался я отшутиться.
-Не понимаете, - досадливо покачал головой продавец. – А ведь перед вами особый вид крокодила. Совсем не тот, который теперь водится в Ниле. Возможно, не случайно к нему столь трепетно когда-то относились люди. А почему?
-Видите ли, как биофизик, - начал я невразумительно бормотать, - полагаю, в том нет никакой тайны. Вероятно, жрецам просто не хватало знаний, и они наделили рептилию мистическими способностями.
-Не угадали. Хотя я согласен, что все загадки от невежества. Гром гремит, Илья-пророк сердится. Снег валит, Мара резвится. Болезнь замучила, значит, Судьбе так угодно. Ну а оптические миражи в атмосфере это, безусловно, летающие аппараты пришельцев. Нелепица.
-Отчего же?
-Просто тайны как объективной реальности не существует. Если вы не понимаете языка птиц, это не значит, что они не говорят. Вся проблема в вашем субъективном восприятии речи пернатых как бессмысленного набора звуков, что весьма далеко от истины. То же и с нильским крокодилом. Вдруг когда-то он все-таки был не совсем обыкновенной речной рептилией?
-Кем же?
-Гуманоидом, предпочитавшим обитать преимущественно в водной среде. Невообразимо древним и потрясающе умным. Настолько, что в трудные для страны времена высшие жрецы спрашивали у него совета. И в своих прогнозах нильский гигант, говорят, ни разу не ошибался.
-А его потомки беседовать с нами разучились.
-Острить изволите. Ну, ну, - неодобрительно кивнул Геспентс. - Трагедия нильского великана в том, что однажды он почему-то потерял способность к воспроизводству потомства. И вымер.
-Но крокодилы-то не перевелись.
–Это совсем иной вид живых существ, которым, кстати, тоже поклоняются. По инерции. На всякий случай. А ну как им передалась искра мудрости речного пророка?
-Вы серьезно верите подобным легендам?
-Я не увлекаюсь мифологией, Алан, как ваш брат Эрик, - устало вздохнул старьевщик.
Затем он уложил мумию на дно сундука, захлопнул его, подняв облако пыли, и, подволакивая левую ногу, направился к своему скрипучему креслу с высокой спинкой, но возле тусклой витрины, за стеклами которой причудливо сплелись две змеи, продавец на мгновение остановился.
-Скажите, Алан, эти гады не вызывают у вас каких-нибудь ассоциаций? – спросил скупщик, любуясь тварями. – Ну же, напрягите воображение.
-Ничего, кроме отвращения, - я невольно передернул плечами.
-А мне кажется, что такое сплетение определенно напоминает ленту двойной спирали молекулы ДНК. Не находите?
-Возможно. Только это не умаляет опасности смертельного укуса.
-Вы не поверите, мой юный друг, но когда-то люди совершенно не боялись змей. Правда, при этом старались избегать встречи с ними.
-Чем вызвана осторожность?
-Предки полагали, что путник, вольно или невольно наступивший на змею, серьезно вредит не только себе, но и здоровью потомков. Причем люди не помнили, откуда взялось это поверье. Точнее, что стало его основой. И только в глубинах подсознания можно найти единственно верный ответ.
-Вам он известен?
-Вероятно, вы снова не поверите, но в эпоху ранних цивилизаций считалось: навредить змее, значит, каким-то образом нарушить генетическую целостность собственного организма, что непременно скажется на детях, внуках, правнуках. И хоть со временем люди утратили многие знания о генах, убеждение осталось навсегда. Отсюда безотчетный почти мистический страх перед змеями.
-Занятная гипотеза. Пещерный человек царапает скребком на камне молекулу ДНК, которая удивительно похожа на сплетение змей, о чем станет известно нобелевским лауреатам только через тысячи лет. Или дикарь увидел великую формулу во внутренностях растерзанного мамонта?
-Как вы прямолинейны, Алан, - с сожалением констатировал Кукольник. – Тем не менее, возьмусь утверждать: сегодняшние достижения в области генетики не столько эпохальное открытие, сколько постепенное, не всегда осознаваемое возвращение к забытому знанию.
В конце концов, может кому-то из исследователей показалось бы любопытным, почему это во всех мифах и сказках бессмертием никогда не наделен человек, а кто-то другой. Китайские драконы, тибетские наги – суть гигантские змеи. Отчего им такое предпочтение в бессмертии? Что им такое известно о нас с вами? Могут творить чудеса? В таком случае, какая информация закодирована в этом, для чего? Хотя главное – сначала все же возник вопрос. Остальное – дело времени и экспериментов.
Геспентс вдруг замолчал, будто силился что-то вспомнить. Потом бросил взгляд на одну из покосившихся полок, снял с нее миниатюрную стеклянную пирамиду и протянул со словами:
-Возьмите в подарок.
-Игрушка с секретом?
-Она прекрасно снимает головные боли. Не знаю, как такое явление называется у биохимиков, однако действует.
-Словно в настоящих пирамидах?
-Там все другое, - устало произнес хозяин лавки, опускаясь в кресло.
-Что значит все, если внутри рукотворных гор ничего нет?
-Разве?
-Но я достаточно долго бродил по тамошним коридорам, переходам и залам. Вокруг лишь голые каменные стены.
-Не будьте наивны, Алан, - улыбнулся старьевщик. – Не сегодня сказано, что смотреть и видеть суть разные состояния сознания. Помнится, когда эту аксиому пытался втолковать своему повелителю двухсотлетний маг Джезд из города Она, названного греками Гелиополем, у него ничего не получилось. А ведь царь так стремился разгадать тайну гигантских гор!
Под страхом ослепления и лишения языка он требовал от чародея растолковать истинное назначение трех громадин. Тем более что царских захоронений, мумий, сокровищ, папирусных свитков, настенных надписей и даже копоти от горящих факелов на их стенах не обнаружено. Ничего! И не кенотаф это, не ложное погребение. Спрашивается, зачем было огород городить?
-Что же ответил мудрец?
-Джезд, который иногда тайно встречался со своим божественным покровителем Птахом, попытался открыть правду. Но, как и следовало ожидать, ни жестокий властитель, ни его окружение ничего не поняли из того, что услышали. Ну не дано им было, и все тут.
- Может маг был просто ловким шарлатаном?
- Исключено. Старец избавлял от неизлечимых болезней наложением рук, легко сращивал отдельные части тела, чего не умеют делать и сегодня, свободно читал чужие мысли, безошибочно предсказывал будущее, а при необходимости умел перевоплощаться в птиц или животных, - нехотя как мне показалось, уточнил Кукольник.
-Полагаю, Джезд жестоко поплатился. Ведь его знания оказались недоступны грозному повелителю.
-Да нет. Царская свита понимала: старик всегда пригодится. К примеру, как непревзойденный лекарь. Поэтому мудреца отпустил с миром. Хотя одну тайну маг все же открыл. Так, например, правитель узнал, что для масштабного строительства гигантских гор вовсе не надо высвобождать от насущных дел сотни тысяч людей. И уж совсем ни к чему сгонять на площадку бессловесных рабов, которые трудятся из-под палки.
В стране вполне хватало свободных специалистов-каменщиков. Именно из них гениальный инженер по имени Тот комплектовал рабочие бригады. За подручным материалом они никуда не ездили, и не волокли из каменоломен за тысячи верст чудовищные глыбы. Весь строительный материал находился под ногами. Как у любого другого народа.
-Например?
-Люди, населявшие дремучие леса, выстругивали идолов, а позднее строили храмы из дерева. Из чего же еще? Ведические племена в долине Инда вырубали изображения богов и святилища прямо в скалах. Шумеры изготавливали кирпичи для искусственных холмов из глинистой почвы. Зодчие Гизы ничего нового не придумали. В долине располагались неисчерпаемые запасы известняка. Пропущенный через жернова он становился прекрасным цементирующим средством. Рядом пустыня. Стало быть, много песка. Ну, а величественный Нил, это, прежде всего, вода, всегда много воды. Одни мастера изготавливали опалубку стен. Другие замешивали бетонный раствор. Третьи подавали сырье наверх. Там его заливали. Месиво застывало. Опалубку снимали. Над ней сооружали новый блок. Так можно было поднимать пирамиду хоть до чертогов Бога.
Правда, поначалу исполнители воли инженера Тота собирались возвести гигантскую гору из одного лишь бетонного монолита. Однако начальник стройки предупредил: такое сооружение обречено. Его разрушат центробежные силы. Лишь пирамида из блоков практически вечна. И оказался прав. Это потом подтвердили развалины Вавилонской башни.
-Пусть так, - согласился я. – Но зачем было ориентировать искусственные горы точно по звездам пояса Ориона из Серебристой дуги? Чтобы напомнить о времени пребывания здесь?
-Это вымыслы. Да и нет на Старой Планете объекта, не нацеленного на космическое тело. Кстати, насколько мне известно, со слов Эрика вы с ним подолгу живете в Шалашах.
-С весны до поздней осени.
-В таком случае, выходя из загородного дома, понаблюдайте как-нибудь за ночным небом. Возможно, увидите, что в определенный час печная труба оказывается, например, нацеленной на Альфу Большой Медведицы, тогда как макушка крыши гаража указывает на три звездочки Пояса Ориона. Не станете же вы утверждать, будто печник и кровельщик или каменщик сделали это специально.
-Действительно…
-Что касаемо назначения Великих пирамид, в которых никого и никогда не хоронили, то, возможно, это просто материализованная ностальгия, - продолжил Кукольник.
-То есть?
– Пришлая династия цивилизаторов из царского дома Ра очень тосковала по далекой холмистой родине. И когда старцы почувствовали, что их дни сочтены, они, возможно, решили соорудить в долине искусственные горы, напоминавшие знакомый ландшафт. Во всяком случае, несколько ранее
так поступил правитель Энки из Шумера. Он построил в дельте Евфрата зиккураты – усеченные пирамиды: хорошо знакомые ему холмы, на вершинах которых всегда хранились святыни смертных долгожителей.
-Почему именно на вершинах?
-Так ведь шумерская и египетская правящие династии явились в неведомый край с гористых островов.
-Затасканная версия.
-Я знаю, о чем говорю, - резко отрезал торговец. – На бывшей родине, которую поглотил Океан, пришлые цивилизаторы сооружали святилища на головокружительной высоте. Туда несли реликвии, там совещались старейшины, сходились на праздники, устраивали ритуальные игры, оргии – много чего происходило. Полагаю, с чем-то похожим может столкнуться в пути и ваш братец. Если, конечно, сообразит, что к чему в Лабиринте.
-Мне почему-то кажется, вам известна загадка Скал Обетов, к которой направились Эрик и Лампсоло, - предположил я.
-Может быть. Только охотник к Лабиринту не пойдет. Из суеверного страха. Да и нечего ему там делать. Он совершит ритуал в честь духа Юмбела (при этом хозяин лавки улыбнулся) у корявой лиственницы и после этого расстанется с вашим братом.
-А на обратном пути увидит страшного Белого Скитальца…
-Не увидит, - рассмеялся Кукольник. – Во всяком случае, не в этот раз. Да и Белый Скиталец лишь на первый взгляд страшен. Он добрый человек. Маститый ученый, гениальный врач, геолог, химик, немножечко колдун и талантливый организатор.
Владелец лавки вдруг засуетился, поднялся из-за кассового аппарата, затянул шнурок на поясе шелкового халата, предложил заглядывать чаще и проводил меня до порога. На мгновение он замешкался перед обитой дешевой клеенкой дверью. Словно забыл, как она отпирается. Затем тряхнул головой, будто сгоняя наваждение, повернул старинную латунную ручку, натянуто улыбнулся уголками рта и поспешил меня выпроводить.


Как только Геспентс остался один, он запер скрипучую входную дверь, затем спустился на цокольный этаж и прошел в неказистую каморку, оклеенную обоями с давно стертым орнаментом.
В низкой комнате без окон было почти пусто. Длинная выцветшая циновка заканчивалась у низкого голого топчана. В его изголовье висел массивный канделябр на четыре свечи. Их тусклое пламя освещало на стене странный предмет, похожий на древний шлем с крепежными ремешками и непонятного назначения «спицами».
Старьевщик бережно снял вещицу, опустился на циновку, осторожно, прислушиваясь к своим ощущениям, укрепил шлем на голове, поправил «спицы», дождался, когда они начали отчетливо вибрировать, издавая монотонный гул, словно провода под высоким напряжением, затем закрыл глаза, сосредоточился и будто оцепенел.
Постепенно каморка наполнилась подрагивающей голубоватой дымкой, а в ее глубине возник силуэт Белого Скитальца в линялом балахоне до пят, прядями седых волос и слезящимися красными глазами на бледном морщинистом лице.
–Как в Подземелье идут дела у моих друзей ульдров, Лотар? – спросил Кукольник.
-Работают, - глухо ответил гость. – Однако сила тяготения Желтой звезды на Старую Планету продолжает усиливаться.
-Проще говоря, мы падаем прямо на Светило?
-Да. Причем катастрофа не за горами.
-То есть?
-Последние крупицы металла церия, с которым работают ульдры, на исходе. Планета все меньше сопротивляется солнечному притяжению. Если ничего не предпринять, возможны два исхода: либо сгорим в объятиях Желтого Карлика, или как теннисный мячик сойдем с корта солнечной орбиты, и отправимся в космические дали.
-Твое предложение?
-Привлечь к поискам церия Проводников.
-Пустое занятие, - отмахнулся Марк. – Месторождения церия столь далеко, что когда-то туда с трудом долетела даже моя и твоя сумасшедшая плоть. Только вспомни крошечную номерную планету на задворках созвездия Андромеды! Это даже не песчинка в океане.
-А если обратиться к силам, которые управляют Серой Тенью?
-Мне о них ничего неизвестно, - категорично ответил Марк.
-В таком случае отправляйся сам.
-Невозможно. Мне пока невозможно покинуть это Время, - констатировал Геспентс.
-Значит, ничего нельзя сделать, - обреченно сказал Белый Скиталец.
-Так не бывает, - обаятельно улыбнулся торговец. – Проблема лишь в том, какой вариант решения безошибочен.
-Похоже, ты нашел его?
-Кажется, да. Надо просто попытаться вернуть маленьким обитателям Подземелья то, чего им сегодня катастрофически не хватает…
Неожиданно лицо старьевщика исказила гримаса. От невыносимой боли и страха потерять сознание он стал лихорадочно тереть впалые виски.
–Похоже, Марк Геспентс с некоторых пор переоценивает себя, - с жалостью произнес Лотар. – Совсем как цивилизатор Кафа, лишившийся способности регулировать пластины излучений серебристого обруча, но все равно отказывавшийся верить в это.
-Я помню, - хриплым голосом ответил старьевщик. – Как и то, что в отличие от меня Кафа имел троих сыновей и, в конце концов, один из них научился управлять чудесным прибором. Правда, сначала случилась беда.
-Ты имеешь в виду первый день?
-Тогда старший принц Эол поторопился, хотя я и настаивал этого не делать. Но царская кровь взыграла. Стоило наследнику надеть обруч, украшенный пластинами красного церия, как его голову тотчас пронзила дикая боль. На мгновение юноша даже ослеп и, крича от ужаса, свалился к моим ногам.
Кафа не стал разбираться, кто виноват – крут был. Меня тут же схватили стражники и как ненужную вещь сбросили в ревущий океан с гигантской высоты Нефритового дворца.
-Помнится, - добавил Белый Скиталец, - Кафа тогда запретил детям прикасаться к серебристому обручу до тех пор, пока Хранители знаний не посвятят юношей в тайну управления нитями лучей.
-Так и было, - согласился Кукольник. Самого Эола отец навсегда лишил и наследства и привилегий. Принц был вынужден покинуть царство, назвался вполне справедливым для себя именем Дамнед, что означает «проклятый», потом где-то в горах устроил на среднего брата Дагона засаду с предсказуемым исходом и занял престол покойного отца.
-А что же обруч?
-Со временем его магическими свойствами овладел Ани – младший сын Кафы. А впервые он продемонстрировал необыкновенную силу взбунтовавшимся уборщикам риса в дельте Великих Рек. Сначала принц одним взглядом зажег небо. Затем, не пошевелив и пальцем, иссушил самый широкий рукав реки, а потом также легко наполнил его водой. В ответ мятежники с воплями ужаса пали ниц, выражая покорность божеству. Впрочем, мы, кажется, отвлеклись.
-Ты пока не сказал, зачем вызывал меня.
-Хочу попросить об услуге. В скором времени я отправлюсь в долину реки Мары в Семигорье, где должен появиться некто Эрик Берест.
-Посланник за церием?
-Ты по-прежнему прозорлив, Лотар, - похвалил Скитальца Геспентс. – Я хотел бы встретить его и помочь преодолеть границы Лабиринта.
-Если мне не изменяет память, - уточнил Белый Скиталец, - людям Старой Планеты вход туда закрыт.
-Однако лазейка все же имеется.
-Полагаешь, у Береста достанет ума разгадать секрет?
-Надеюсь.
-Но моя-то миссия в чем?
-Ты окажешь мне услугу, присматривая здесь за лавкой чудес.
-Что же, - кивнул Лотар. – Присмотрю. А ты в пути будь осмотрительней.
-Это почему?
-С некоторых пор глухие окрестности Скал Обетов облюбовал клан безликой Нежити.
-Мелкое хулиганье, - брезгливо поморщился Марк.
-Для нас. А каково с ними столкнуться твоему парню?
-Он как Посланник быстро оттуда исчезнет, - ответил Кукольник и перевел тему разговора. – Скажи мне еще вот что: что так интересовало в Семигорье геологов?
-Причины геомагнитных аномалий.
-Белый бродяга подсказал изыскателям разумное объяснение?
-Даже показал.
-Что именно?
-Выходы крупных залежей магнитной руды.
-А потом?
-Геологи набросали карту, вызвали глайдер и отбыли восвояси.
-Значит, скоро в долину Мары придет тяжелая техника?
-Возможно. Только я сделал так, чтобы люди там ничего не обнаружили. Была, правда, бездонная расселина, но ее больше нет.
-И как же она возникла?
- На одном из участков Подземелья вышел из строя сложный механизм, и как раз под становищем геологов создалось чудовищное давление газов. Когда мы с поисковиками снялись с места, получился маленький, но безопасный взрыв. По возвращении я закрыл расселину.
-Однако юноша Кугда слышал в недрах чьи-то голоса.
-Ему показалось. Зато я сразу услышал твой зов. Только на этот раз слабее обычного.
-Не мудрено, - грустно произнес Геспентс. – Время моего перехода на сторону Вечной Тьмы тоже когда-нибудь наступит.
-Меня ждет та же участь, - с подчеркнутым равнодушием ответил Скиталец. – Это ведь только людям кажется, что впереди Необыкновенный Свет. Хотя вокруг, похоже, только Мрак.
-А что если наоборот? – ухватился за мысль Кукольник. – Не Мрак изначален, а Свет?
-Не обманывай себя.
-И все же мне не по душе неизбежность окончательного растворения в энергетических сгустках Космоса. Назад он не выпускает.
-Но мы с тобой пережили даже старых богов!
-Тем не менее, от нас многое сокрыто.
После этих слов устойчивое изображение Белого Скитальца в углу каморки стало расплываться и таять. Пока не пропало совсем.
Хозяин лавки с опаской снял чудесный шлем, пристроил его на место и возвратился в торговый зал, где подошел к массивному старинному зеркалу, укрытому тяжелым черным покрывалом прямо за креслом кассы, сдернул пыльную ткань и стал пристально всматриваться в свое изображение.
Одутловатое бледное лицо, мешки под синими глазами, изрезанные паутиной трещин по уголкам, заметно трясущийся подбородок – все свидетельствовало о неумолимом беге времени и старости во всей своей неприглядной красе.
Как же катастрофически быстро я дряхлею, с ужасом констатировал Кукольник. Он бросил ненавистный взгляд на изображение в зеркале, задернул тяжелое покрывало, подняв облачко пыли, чертыхнулся, потом с легкостью прошел сквозь толстую стену, словно ее не было вовсе, и исчез.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 66
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 1041 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.