В глаза брызнул яркий свет, и Джек зажмурил веки плотнее, потом недовольно пошевелился, и тут у него зачесалось под мышкой. - Чёрт подери! – прохрипел он и попробовал встать, но получилось это лишь со второго раза. Лежал он в какой-то странной купели, и тело его было в дурацких присосках, от которых тянулись к стене прозрачные шланги и провода. И т

Жисть. Окончание

| | Категория: Проза
- Поверь мне, нет.

Ключи были раздобыты через два дня. На Свету, довольно тихую девочку, Никки надавила очень просто, пригрозив ей вылетом из компании и легкой травлей. Впрочем, Павла эти обстоятельства мало волновали, зато он был сильно благодарен Виктору. Тот лишь отмахивался.
-Н е меня благодари, а математическую логику. Алгоритм и тангенс правят миром.
На самом чердаке было чисто, тепло и уютно. Юный маг даже подумал, что здесь можно жить. Даже пыли было не очень много.
А вот время для ритуала он выбрал не сильно удачно. Час дня. Какие уж тут духи. Зато почти все жильцы были на работе и ничто не мешало Павлу спокойно провести ритуал обряд , да и сам он не рисковал привлечь внимание особо бдительных жильцов.
Подросток зажег свечи и спросил:
- Фалиэн, ты здесь?
Ничего не последовало. Пламя даже не колыхнулось.
- Фалиэн, ты здесь? Я призываю тебя.
Стук из угла сильно напугал Павла. Он никак не мог привыкнуть, несмотря на некоторую практику. Однако подросток сразу схватил лист и ручку, что бы записывать послания. Глухие, более растянутые и короткие звонкие удары. Тире и точки. Павел часто ругал себя за то, что не выучил хорошо морзянку и не может сразу прочитать сообщения. Диалог получался в какой-то степени односторонним. Подросток задал несколько вопросов и на каждый раздавался стук, сливавшийся в мерную дробь. Под конец Павел поблагодарил духа и тут все зажженные свечи разом погасли.
Записанную вереницу тире и точек Паша расшифровал на следующий день во время обществознания. Это был один из немногих предметов, который он знал «на пять» и поэтому мог спокойно бездельничать, не боясь за оценку. К тому же проходили политику, а эта тема, на взгляд Павла одной из самых скучных и неинтересных, поэтому, вооружившись небольшой шпаргалкой по азбуке Морзе, подросток читал ответы духа.
«Ты можешь мне помочь?» «Да» «Мен нужно отомстить человеку, который отравляет мне жизнь» «Я понял и чувствую твою ненависть, которая увеличивает твои силы» «Как имя суккуба?» «я не могу сказать» «Кто мне может помочь в любовных делах» «Суккуб, но действовать ты должен сам» «Как призвать суккуба?» После этого шла пауза, Павел не задавал никаких вопросов, и затем следовало еще одно сообщение, которое подросток поначалу принял за инструкцию, но оказалось оно совсем иным: «Помоги мне, как я помогал тебе. Я хочу тело. Хотя бы ненадолго. Я скажу как. По…»
Сообщение обрывалось. Подросток почувствовал, что его охватывает невероятный приступ волнения. Почти весь урок он просидел, как на иголках, а потом сразу же ушел с занятий за необходимыми для нового контакта предметами. Когда все было куплено, подросток не поленился сходить на птичий рынок и купить там хомяка, чтоб побаловать духа небольшой жертвой.
Но когда он пришел домой, чтоб взять ключи и отправится на чердак, то застал свою сестренку. Никки была одета в отвратительную красную шляпу, ядовитую красную кожаную куртку, розовые кроссовки и перчатки без пальцев в цвет куртки.
- Ты куда так нарядилась?
- На чердак с Витей. Проведу один час с умным человеком.
- Никуда ты не пойдешь. туда нужно мне.
- Я всю свою жизнь провела глупым и занудным человеком. который сейчас стоит передо мной и. поэтому имею право пообщаться с умным интересным и общительным мальчиком.
«Где же она так умно говорить научилась, сволочь малолетняя».
- Еще,- продолжала Никки, - только что звонила мама, потому что тебе она дозвониться не могла почему-то. Сказала, чтоб ты ее дождался, так как на торгово-закупочную базу поедете. кстати. а что ты так рано из школы пришел. прогуливаешь опять? Может маме сказать.
- В таком случае, почему ты не здесь? Разве тебе не полагается быть тоже на уроках?
С лица Никки исчезло нахальное выражение, однако вредная сестренка не растерялась:
- Я пошла. Жди маму и молчи.

На торгово-закупочной базе было полным-полно народу, ведь люди ходили сюда, как на самый дешевый рынок. Белый снег здесь был постоянно смешан с грязью, что было совсем неудивительно. повсюду бегали бродячие собаки. Павел, проклиная все на свете. тащился вслед за мамой, неся огромные сумки. Но это было еще не самое плохое. Подлинным кошмаром были постоянные мамины нотации. Подросток, проклиная все, шел к машине и вдруг заметил в толпе знакомое лицо. Это была Она. девочка шла одна с набитыми пакетами. Павлу захотелось подойти и помочь. Просто так. Но он не мог, и подросток почувствовал себя каким-то рабом.
- Павлуша, мы еще заедем в пару мест, куда мне надо, сказала мама, когда они, наконец, загрузили продукты.
Подросток вздохнул. Фраза матери означала, что они еще часа четыре будут ездить по городу, заезжая то в парикмахерскую, то еще куда-либо. Подростку в ожидание же мамы приходилось сидеть в салоне, переключая радиостанции в надежде поймать хоть что-то, кроме отвратительно-невыносимой попсы и изнывать от скуки. Однако, сейчас мысли Павла были заняты только Ей.
предмет своего обожания он встретил два месяца назад. Сидел на школьном дворе, покуривая «Кент» и вдруг увидел печальную тихую блондинку с несравненно прекрасным лицом. Подойти познакомиться подросток не решался по двум причинам: во-первых у него была «официальная» девушка, во-вторых, несмотря на всю магию суккуба, которая сделала его популярным среди представительниц прекрасного пола, гуру пикапа он так и не стал. Просто стоял и наблюдал. спустя десять минут к девушке подошел парень «нефорской» внешности. Они начали о чем-то резко разговаривать, а потом парень толкнул незнакомку. Та развернулась и пошла прочь, неформал подошел к Павлу и попросил сигарету. подросток ответил, что нет и тоже ушел.
И вот сейчас, сидя в салоне, Павел прокручивал в голове ту сцену, проклиная себя за то что не подошел и не «вмазал» с размаху по этой противной прыщавой морде. Меж тем мама подъехала к какому-то офисному зданию и, забрав лежащие на заднем сиденье документы, пошла внутрь. Павел же продолжать вспоминать Ее и клясть себя за неправильные действия.
Незнакомку, как позже выяснилось, звали Ася. училась она в школе, расположенной в двух кварталах от школы, где учился Павел. К счастью, в одной классе с ней учился хороший друг влюбленного подростка. Он рассказал, что девочка в классе считается тихоней, играла в свободное время на гитаре и любила аниме. Познакомиться с ней просто, если ты покажешься ей интересным. Полученных сведений для Павла было предостаточно. Он начал наступление. «Случайное» знакомство, обмен данными, переписка по интернету и телефону. Благо тут помогла огромная эрудированность подростка и его способность поддерживать разговор почти на любую тему. Через какое-то время Павел понял, что ст ал для девушки чем-то вроде психолога, а она для него неким дневником, куда он скидывал свои интересные мысли, разумеется не о магии.ю а обо всем остальном.
Интересный подросток понравился девушке. Несколько раз они гуляли, держась за руку. Павел чувствовал пробуждающуюся в нем страсть, но сдерживал ее. Впрочем, Ася и сама не торопила события, и они просто ходили, любуясь декабрьскими пейзажами. Потом она позвала его домой посмотреть фильм. С ними так же была подруга.
- Зачем ты ее позвала, - спросил он потом.
- Что бы не наделать глупостей.
В полумраке кухни они целовались. потом Ася отстранила его.
- Я не могу. Не надо.
- В чем дело? Что такое?
- Пойми. дело не в тебе. Если бы мы встретились чуть раньше, то я бы никого не любила, кроме тебя. Но я люблю другого.
- Эту шавку.
- Он мой наркотик. И с этим ничего не поделаешь.
- он тебя ударил.
- Я сама виновата. И не ударил, а просто толкнул. Слушай, давай останемся друзьями.
- зачем ты тогда меня поцеловала?
- Не знаю… Честно, не знаю, что на меня нашло.
«Суккуб», - подумал Павел.
- Забудь о том, что сейчас было. забудь или я никогда тебя не прощу.
Они продолжали общаться, но не более. К тому же со временем Павлу все это надоело. он хотел себе Асю, как вещь, и так же хотел её любовь. И вот сейчас, сидя в машине, он подумал – «Я никогда не напускал на это ничтожество демона. Если он поломает себе челюсть или руку, то это нисколько не изменит любовь Аси. Но если бы можно было просто устранить его из этого мира… Не своими руками, конечно, а руками того в кого вселится Фалиэн».

Прошло еще несколько дней. Павел так и не смог попасть на чердак, так как классная руководительница позвонила матери подростка, когда та была в салоне и сообщила обо всех обо всех пропусках ее сына. В результате подросток был сильно наказан, занятия с репетитором стали ежедневными, а из всех дорогих игрушек у него остался только телефон. Благодаря этому Павел хоть чем-то занялся на уроках. Вот и сейчас он сидел на факультативе по математике и переписывался с Виктором по «асе». Приятель жаловался на Никки, что из-за нее он каждый день должен ходить на чердак и выслушивать всякую чушь о «Ранетках» и Алексе Эвансе. «Более того, – сокрушался Виктор, - она постоянно лезет целоваться и мне приходится ее отталкивать» «Погоди немного. Мне этот чердак позарез нужен. А управу на эту малолетнюю дуру мы найдем», - ответил Павел и начал добавлять смайлики, как вдруг над ним, словно коршун, нависла учительница.
- Опять ерундой занимаетесь, Позеров.
- Я вас внимательно слушаю, - сквозь зубы ответил подросток.
- Тогда быть может вы соизволите ответить, что мы сегодня проходим на факультативе.
- Логарифмы.
- А конкретней.
- Сложение и вычитание.
- Плохо, Позеров, плохо. Сложение и вычитание было задано на дом и в начале занятия мы разбирали сложные примеры на доске. А сегодня мы проходим умножение и деление логарифмов. А заодно и логарифмическую функцию. не помните, как по ней вы «двойку» схлопотали.
- Вовсе нет. Я стараюсь не обращать внимания на мелочи жизни.
- И поэтому сейчас вы сидите и копаетесь в своем телефоне. Что ж, так как это факультатив, добровольные занятия, я не могу выгнать вас из класса или отобрать телефон. Просто мне жаль ваших родителей, которые кидают деньги на ветер.
«Чтоб ты охрипла, сука и не смела больше произносить подобные гадости.»
Дни безрадостной учебы продолжали тянуться. родители взялись за Павла всерьез. Даже из дом он не мог нормально выйти. Шанс выбраться на чердак представился лишь на выходных. Осталось лишь решить вопрос с назойливой Никки. Виктор ее «бросил», стараясь избегать встречи с ней, но в субботу сестра Павла надела мини-юбку, тонкую куртку и водолазку – так она обычно ходила на свидания.
- Ты опять пойдешь в укромное место.
- Да, а что?
- Интересно с кем? Вроде бы Витя уже устал от такой зануды и вредины, как ты.
- твой друг и есть зануда и вредина. Такая же, как и ты. А я нашла мальчика получше.
- Кого же?
- Петю Буратино знаешь?
«Мелкий шнырь из окружения носа. Чем же он привлек ее, интересно? Тем, что косит под репера и носит «сковородку»
- Сейчас чердак нужен мне.
- Иди, только не удивляйся, если там тебя обнаружит Светин отец.
- Хорошо, но тогда и ты лишишься чердака.
«Умнеет на глазах, тварь. Ничего, ситуация всего лишь патовая»
- тогда я скажу, что это была твоя идея.
Взгляд Павла переместился на сумочку сестры. Какой-то предмет показался ему подозрительно знакомым. Да и холодный металлический блеск его насторожил. «Попалась рыбка на крючок. Теперь не уйдешь» Ловким движением подросток схватил сумку со стола.
- подложи на место, немедленно.
- Стоять, полиция. Так, что мы храним в сумке. Павел дернул ее, молния раскрылась и догадка подтвердилась – там лежала банка коктейля и пачка тонких сигарет.
- Папа на кухне. Может ему показать это. Хотя нет – сигареты я покажу маме, ведь папа только бросил курить.
Никки побледнела. Ее взгляд метнулся к двери, по-видимому. первой мыслью было бежать прочь. Но уже спустя несколько секунд она вернулась к своей стандартной тактике – дипломатии.
- Чердак твой. Стоп, а зачем тебе мышка?
Белый хомяк с глазами-бусинками вылез из-под воротника Павла и. помахивая розовым хвостом, взирала на мир с плеча мальчика.
- Это так, подарок.
- Кому?
- Знакомой.
- А зачем ты берешь ее на чердак?
- Там и подарю. И вообще будешь задавать много вопросов, расскажу папе о твоем детском наборе.
Сестрица, опустив голову, пошла в комнату. в этот раз брат ее опередил.
Павел тем временем несся, как угорелый по февральской метели в соседний дом. Настроение у него было невероятно радостное. Я смогу вселять в людей духов. Это невероятно высокий уровень мастерства. Да я в разы сильнее всех этих гадалок, публикующих объявления, в газетах или чудиков-экстрасенсов по телевизору». потом, когда Павел уже ехал на лифте ему пришла в голову мысль: «А что если все люди делятся на магов и не-магов. Как в книге, которую он читал в детстве. Только в той книге волшебники были «неправильные». Ведь с их магическими способностями они могли управлять миром из-за кулис. «А может вся нынешняя элита это маги. Или всего лишь их пешки. Ведь не на пустом месте возникли теории заговора про иллюминатов и масонов».
На чердаке Павел нарисовал белым мелом пентаграмму, зажег свечи. Выждав несколько минут, он произнес заклинания, обращаясь к сатане, а потом извлек мышку. Та пищала, будто что-то чувствовала. Удар ножа и зверюшка замолчала, а внутрь пентаграммы заструилась кровь.
- Фалиэн, ты здесь?
Одна из свечей потухла.
- Я сделаю все, чтоб ты нашел тело. Но сначала скажи – тебе понравилась жертва. Один стук – «да», два стука – «нет».
Раздалось два негромких удара.
- Тебе нужны лишь собаки.
Один удар, а потом раздалось постукивание морзянкой, которое Павел тут же принялся записывать.
- А что тебе нужно, чтоб вернуть тело.
Павел полчаса записывал ингредиенты. «Да, нелегка задача будет»
- Ты готов будешь служить мне верой и правдой.
Ответа так и не последовало. Павел собрал вещи и пошел домой, расшифровывать то, что сказал дух.
Список был очень внушительный. Земля с могилы, причем Фалиэн даже указал конкретно с какой, оскверненная святая вода, четыре жертвы (правда дух запросил уже не собак, а куриц и кроликов), несколько трав и много чего еще. Однако самым трудным в списке было тело. Тело для Фалиэна. При этом требовалось человека заставить выпить эликсир, что привело бы к клинической смерти, а потом откачать его.
Правда в самом конце дух обещал разрешить все проблемы подростка, а потом научить его магии. Это вначале обрадовало Павла, а потом насторожило.
Уж слишком «человечным» был дух. «Прямо прейскурант цен вывешивает», - подумал Павел и усмехнулся, однако задумку решил довести до конца.
Начать сбор ингредиентов, он решил с завтрашнего дня. Подросток направился в церковь. за святой водой, которую потом следовало осквернить. Как это сделать, дух тоже подробно описал. Но по дороге в храм, Павел встретил Асю.
- Привет. – тихо произнесла она и, улыбаясь. пошла ему навстречу.
- Здравствуй-здравствуй.
- Говоришь, как будто старичок. Похож. кстати, на нашу преподавательницу по трудам.
- Ну, спасибо. Сравнила, так сравнила.
- А ты куда идешь?
- Так по делам. А ты?
- Из церкви. С бабушкой была. Бабушка там осталась, а я нет. Не могу долго стоять, мне всегда в храмах не очень хорошо становится.
- Может, тяготишься этой верой. Зачем тебе все это?
- Не говори так. бог не в теле, а в сердце.
«Еще одно православие головного мозга. Ну ничего, дедушка Ла Вей знал, как с этим бороться»
- Ты думаешь, что Бог есть.
- Да.
- Если он есть, то почему он не уничтожает зло? Следовательно, Бог либо не всесилен, либо не добрый. Зачем тогда ему поклоняться.
- Бог всесилен. Просто он дает людям свободу выбора.
- Разве жить по его заповедям – это свобода?
Девушка замолчала, и Павел решить сменить тему. Весь день они гуляли, благо денек выдался погожий. Февраль подходил к концу и обещал обрушить невероятные метели. Зима словно предчувствовала свой конец.
Уже на следующий день поднялась пурга больше похожая на степной буран. Павла и его сестру в школу доставила мама.
- Учитесь хорошо, детки. Как в первом классе, когда у вас дневниках были одни пятерочки.
Как назло первым уроком была алгебра. Весь урок был посвящен повторению пройденного и сдаче долгов.
- Что такое логарифм, Позеров?
«Началось», - подумал со злостью подросток, но не нахамил, как обычно, а начал невнятно бубнить. Обычно Наталья Юрьевна закидывала его в таком случае дополнительными вопросами и, выяснив, то, что ученик не учил, а зубрил, ставила красиво плывущего лебедя. Однако в этот раз учительница спокойно выслушала и сказала:
- Молодец, Позеров. Можешь ведь, когда сможешь. Пять. Правда, не за этот урок, а за предыдущий. Двойку карандашом я стираю. Домашнее задание сделал?
- Да,- ответил Павел и мысленно добавил: «по решебнику».
- Тогда выходи к доске и решай.
«Пропал. Сейчас поймет, что «скатал» откуда-то влепит два балла»
Однако Наталья Юрьевна проследила за тем, как Павел молча списывает с тетради и поставила еще две пятерки. так много даже Алиса, лучшая ученица класса по математике не получала.
- Что это с ней? – спросил Генка Бобриков, сосед Павла по парте.
- Не знаю.
- Наверное, умерший муж ночью явился и удовлетворил, - парень захихикал.
Генка был вечным разгильдяем и тоже являлся жертвой Натальи Юрьевны. Вскоре Бобрикова вызвали к доске, где за «мычание» он получил «двойку». Вернувшись на парту, он уже не смеялся.
- Сволочь. Ненавижу ее. И ведь учил же. Наверное, ей плевать на это. Слушай, а с чего она так расщедрилась по отношению к тебе.
- Не знаю, говорю же.
- Ты ходишь на платные факультативы, твои родители постоянно ей звонят. Наверное, ты деньги этой суке дал.
- Ничего я не давал.
- У моих родителей таких возможностей нет. Мы еле все официальные «поборы» школы выполняем.
Павел его не слушал. Все его мысли были заняты тем самым списком, который продиктовал ему Фалиэн. После школы он сходил в магазин и купил две «чекушки» водки.
Подросток понял, кто должен стать носителем демона, хотя бы на какое-то время. Бомж или алкаш. Тот кто за бутылку водки согласится на все. А потом можно будет вызвать скорую помощь ,и не нужно будет выслушивать лишних опросов по поводу: «что случилось?». Перепил бомж и все.
Подходить к первому попавшемуся «бичу» Павел счел глупым. Он заранее подобрал трех кандидатов, готовых стать «сосудами духа» (так он окрестил будущую жертву).
Первым кандидатом был легендарный Петрович, живший в соседнем доме, старой покосившийся «хрущобе». Пил очень много, однако имел «золотые» руки и несколько раз отец Паши нанимал его для ремонта, что вызывало гнев матери. Петрович или дядя Коля был по натуре очень добрым человеком, на «шабашке» старался не пить и всегда любил поболтать с детьми.
Вторым потенциальным «сосудом» могла стать Зинка, опустившаяся женщина, жившая в том же доме, что и Петрович. Павел с ней имел «шапочное знакомство».
Третьим кандидатом был безымянный бомж с вечно опухшим лицом, живший в старой котельной. Он либо беспробудно пил, либо собирал милостыню возле рынка.
первым делом он направился к Петровичу, посчитав, что старик обрадуется и тому, что мальчик пришел навестить его. Подъезд хрущобы встретил его запахом перегара, будто пил сам дом. К этому еще добавлялся запах папирос, кошачьей мочи и затхлости. Стены подъезда были полностью исписаны маркером, а тускло горевшая лампочка придавала представшей картинке вид какого-то лабиринта из компьютерной игры. За стенами раздавались разговоры, слышался звон посуды, работали телевизоры. Как это резко контрастировало с подъездом элитного дома, где жил Павел.
Пройдя до конца коридора, подросток постучал в деревянную дверь. Он точно помнил квартиру Петровича, так как он с папой однажды туда заезжали.
Дверь открыла молодая девушка в обтягивающей майке и джинсах. Подросток чуть не облизнулся. «Да, давно я уже не пробовал нормального женского тела», - подумал он.
- Что-то хотели? – спросила она.
- Николай Петрович здесь живет?
- Деда в деревню уехал.
- Надолго?
- Сказал что до самой смерти. Я, кстати, внучка его.
- Из деревни?
- Нет, я из города, просто в университет поступила, вот деда и сделал подарок.
«Деда. Как маленькая»
- Тогда извините за беспокойство.
- Ничего.
Девушка мягко улыбнулась, но Павел уже шел прочь.
Когда он подходил к двери Зинки, то услышал доносящееся оттуда неясное пение и звон бутылок. Шла очередная пьянка. Подумав немного, Павел решил исключить спившуюся тетку так же, как и Петровича. К тому же вряд ли духу определенно мужского пола подошло бы женское тело. Оставался третий кандидат – бомж-алкаш.
Метель , к счастью, поутихла. Стоял обычный зимний день. Подросток шел грязными дворами и увидал того самого бомжа, которого он искал.
- Братан, выручи, дай копеечку, - тут же начал он клянчить.
Павел подавил довольную улыбку. Все шло, так как он задумал и даже лучше. Подросток залез в рюкзак и достал чекушки.
- Мы с пацанами тут банкет наметили, да не состоялся. Не пропадать же добру.
любой бы нормальный человек сразу же заинтересовался причинами такой щедрости, к тому же Павел сам пить отказался, сославшись на родителей. Бомжа же это нисколько не удивило. одну чекушку он отложил, вторую начал неспешно пить. Подросток начал беседовать, стараясь выяснить общие сведения.
Вениамину. так звали бомжа, было сорок лет от роду. Стаж у него был огромный – десять лет без дома. Звали алкоголика Виталик. История его падения на социальное дно была достаточно стандартна и уныла. Жил с женой, развелся. У той оказался «хахаль» - адвокат, который нашел способ отнять у Виталия доставшуюся ему в наследство квартиру, а самого выкинуть на улицу. Какое-то время он продолжал вести нормальную жизнь, снимал комнату. но потом все чаще стал заглядывать в бутылку, пока не докатился до такой степени.
- Я любил ее. Сильно любил, еще с третьего курса университета. Что ей не нравилось? Да, я меньше, чем этот адвокатишка зарабатывал, но шел вверх. Хотел свою фирму открыть. и не пил. Мне вообще алкоголь противен был.
Павел, молча, слушал и изредка выражал полное согласие с Виталиком. Подросток понимал, что своеобразным психотерапевтом ему придется быть еще не один день.
Целую неделю Павел заглядывал к алкоголику, то с бутылкой, то с небольшой «чекушкой», то просто с «десяточкой на опохмелье». Под конец подобный альтруизм удивил даже самого бомжа. подросток выкрутился. сказав, что все его окружение представляет из себя гнилых людей, а он. Виталик, один из немногих, кому он может довериться. После такого комплимента бездомный алкоголик рыдал, как ребенок и чуть ли не целоваться лез.
На выходных подросток решил отправиться на кладбище. День у него был абсолютно свободен – родители больше не наказывали его. По странным обстоятельствам любовь Юрьевна исправила почти все его двойки и в изобилии осыпала пятерками. Дома отец и мать не могли не нарадоваться сыном и щедро снабжали деньгами.
Павел доехал до окраины города. Здесь располагалось старое кладбище. Людей в последнее время здесь практически не хоронили. Да и навещали ушедших из жизни в последние года все реже. Зато на кладбище все чаще заглядывали местные бомжи и сатанисты с общей целью – спокойно побухать.
Фалиэн оставил четкие указания насчет могилы – третье от старого дерева, справа похоронена молодая девушка. Павлу было очень интересно узнать, кому принадлежит эта могила, но его постигло разочарование. Надгробия не было, ограды тоже. Просто деревянный крест без имени. Могила была не очень старая - лет пять-шесть. «Интересно, кто же все-таки здесь лежит? Может потом раскопать могилу. Или Фалиэн сам даст ответ на вопрос», - думал подросток , разгребая снег и ссыпая промерзшую землю в пластиковый контейнер. Закончив, он направился к выходу из кладбища. Меж тем повалил снег густыми хлопьями, падая землю. Начинало темнеть. Вдруг вдали показалась фигура в черном плаще. «Черт, кого это сюда занесло. На бомжа не похож. да и не сезон для них. Опять какое-нибудь «дитя тьмы»»
Походка у странной фигуры была далеко не такая. как у молодого человека. подойдя ближе, Павел сжал в кулаке перочинный ножик. Но когда он подошел поближе, страх сменился удивлением.
- Наталья Юрьевна, а что вы здесь делаете?
- Муж у меня тут похоронен. Скоро годовщина смерти. Вот решила заранее сходить, его и дочери могилу проверить. А ты?
- Ну, я это, в общем… - Павел замялся
- Наверное, свидание назначил. Вам, молодым, кажется это романтичным, - учительница математики замолчала и пошла дальше, Павел же направился к выходу.
Уже по дороге домой, у него зазвонил телефон. Подросток глянул – Виктор.
- Слушай, Паш, забери своих чертовых кроликов. Я с ума сойду. Мать грозится их на улицу выкинуть вместе со мной! – раздался голос приятеля.
- Никак не можешь еще хотя бы несколько дней подождать. Мне вчера уже Василий отдал и Ваня хочет. На тебя вся надежда.
- Хорошо, но только два дня.
Кролики являлись основным источником головной боли. Мало того, что они влетели Павлу в копеечку, так еще он не мог взять их домой, так как родители и Никки забросали бы его вопросами. Приходилось давать приятелям, но больше нескольких дней никто не выдерживал. Всю дорогу Павел размышлял куда бы их деть, но только дома ему в голов упришла замечательная идея.

- Какие хорошенькие, - чуть ли не визжа от восторга, сказала Аня.
- Родители точно против кроликов не будут?
- Да ты посмотри на мой зверинец, к тому же ты не навсегда их оставляешь.
У Аси в квартире жила черепаха, два попугайчика, кошка, аквариумные рыбки, морская свинка и ящерица. Почти весь зоопарк находился на широком балконе, где стояло столько комнатных растений, что Павел подумал, не оранжерея ли это?
- Мои родители и бабушка обожают животных.
- Мои тоже, - подросток сразу вспомнил «пропавшего» песика сестрички.
- А зачем тебе эти кролики? Фермером решил стать?
- Нет, просто до поры до времени надо разместить.
Павел уже жалел, что купил тварей так рано.
- Ну как ты, рассказывай, - сказала Ася, - я уже тебя давно не видела.
- Несколько дней.
- Несколько дней это много.
- Для меня да.
- Живу потихоньку. Без тебя скучно.
- Знаешь, когда мы с тобой решили остаться друзьями, я проплакала всю ночь. Потому что причинила тебе боль своим существованием.
- Мне не больно.
- Можешь убеждать себя. но я видела твои чувства. И мне тоже было больно.
- Но любишь ты все-таки его. А зачем ты тогда что-либо говоришь?
Ася молчала.
- Я пойду. Спасибо, что согласилась взять моих кроликов.
Ненависть вновь вскипела в душе подростка. Одевшись, он пошел прочь.
На улице бушевала вьюга. Уже стемнело и лишь Луна тускло, сквозь тучи, освещала Землю. Единственным ее конкурентом был качающийся (или это только казалось подростку) фонарь. «Этот ветер наверняка дул многие сотни лет назад, когда здесь росли глухие леса. Только фонаря не было и лишь месяц светил. Так, наверное, и с душой человеческой… У каждого человека по природе она зловеща, как луна. А вся мораль, лишь понастроенные нами временные фонарные столбы»
Лампочка потухла, и длинная черная тень подростка исчезла. Павла это окончательно убедило в правоте своих мыслей.
Сбор ингредиентов был успешен. Через несколько дней подросток раздобыл святую воду. Осталось только ее осквернить. И тут подростка вновь охватил страх. Дрожащими руками он погрузил в воду медальон, который изготовил для себя. Вдруг его пронзило нечто, похожее на удар током. Он выронил свой артефакт. В туже секунду вода стала мутной.
«У меня получается. Я имею силу»
Исполнить ритуал Павел решил в последних числах февраля. Он купил много «паленки» и закуски. Готово было и зелье – вонючая жидкость бурого цвета. Ей подросток налил в пластиковую бутылку. Теперь все зависело от убеждения.
Нет, Павел рассчитал и много других факторов. Так жертвы и пентаграмма были на втором этаже стройки. Бомж должен был попасть туда в последнюю очередь. Когда ритуал заканчивался, подросток перетаскивал тело на первый этаж. Скорую он планировал вызвать заранее.

- Эй, Витталик?
- Чего тебе, малой.
- Я экзамены сдал, пошли отмечать.
- Какие экзамены, до весны далеко еще.
- А у нас все с ног на голову поставили.
- Что, Новый год посреди Восьмого марта?
- Что-то вроде этого. Ну, так что, пошли отмечать.
- Конечно, еще спрашиваешь.
По дороге к ним присоединился Виктор, который так же успешно разыграл роль школьника, сдавшего очередные экзамены. Павлу было даже непривычно видеть друга столь разговорчивым с незнакомым человеком. Обычно подросток был общителен лишь с несколькими близкими друзьями . Хотя возможно причина была в бомже. Виталик чуть ли не подпрыгивал от возбуждения в предвкушения грядущей пьянки.
- Вот я, хлопцы, в вашем возрасте в вашем возрасте на одни пятерки учился.
«И поэтому сейчас пьешь. Повод задуматься о хорошей учебе», - Павел усмехнулся.
- Я в школе вообще не пил. Ей-богу. Это сейчас так получилось.
Виталик продолжал рассказывать о своем радостном и веселом детстве, потом о тяжелой судьбе, проклиная на все лады жену. Павел старался пропускать все мимо ушей. Его интересовала другая проблема – как пить? Нежный организм юного мага совсем не был приспособлен к невероятно крепкой паленой водке. Виктор выкрутился тем, что соорудил внутри рукава куртки специальное устройство, позволяющее сливать водку в резервуар, расположенный во внутреннем кармане куртке. Павлу он такую сделать не успел. Подростка передергивало от одной только мысли о горькой, ведь он привык пить дорогое вино. Красное полусладкое.
На первом этаже стройки снега не было, разве что возле окон немного нанесло, но зато холод в бетонном склепе был во много раз сильнее, чем на улице. Однако Вениамину было все равно.
- Сейчас, парни, огонек внутри появиться, - бомж откупорил бутылку и сделал несколько глотков. Только после этого он достал пластиковые стаканчики, которые ему дал подросток.
Павлу стало дурно после первого глотка. Алкоголик же спокойно отправлял внутрь огненную воду и нисколько не пьянел. Виктор же полагался на ловкость рук и свое изобретение.
- Эх, молодежь, пить нисколько не умеете, - произнес Виталик после n-ого стакана водки.
- У нас одна бодяга есть. вот ее даже ты не выпьешь.
- Да ну? Что там у вас? танковая жидкость?
- Нет, обычная настойка. Ее бабка в деревне делает и нам привозит. И ее ты точно не выпьешь.
- А притаранил тогда нахрена? Покажи хотя бы.
Павел мгновенно достал зелье. Или «эликсир», как называл его сам подросток.
- Да, запросто, - Виталик взял странную жидкость и осушил емкость почти до дна. В следующую секунду его взгляд стал, как у дауна.
- Скоро его вырубит. Потащили скорее, - заорал Павел Виктору.
Они взяли бомжа, как обычно тащат пьяного и поволокли наверх. Подростком сразу ударил в нос запахи миазмов, перегара и помойки. Виталик вблизи был мерзок до предела. Павел удивлялся, как его до сих пор не стошнило.
Лестница наверх была покрыта льдом. Подростки чудом затащили бесчувственное тело. Павел выхватил мясницкий топор. Сдернув щеколду с одной клетки, он одним взмахом перерубил кролику шею. Затем подросток разделался с остальными жертвами. Кровь залила грязный пол, смешиваясь с оскверненной святой водой. Павел почувствовал, что амулет, который висел у него на шее, стал нагреваться. Под жестяной крышей стали раздаваться странные и непонятные слова. Это была не латынь, которую часто используют режиссеры дешевых фильмов про магию, а древнейший праязык, на котором демоны говорили с предками, жившими так давно, что этого почти никто и не помнит
Виктор тем временем положил Виталика на пентаграмму лицом вниз, а сам поспешил удалиться, хотя кинув взгляд на Павла ему страшно за приятеля. Тот словно впал в религиозный транс, бегая вприпрыжку по кругу. Со стороны это казалось танцем сумасшедшего, но на самом деле подросток выполнял строго определенный ритуал. Виктор же сбежал по лестнице и дрожащими руками выхватил телефон.
- Алло, скорая, здесь человеку плохо, - произнес он.
- Адрес на улице стеклянной. Рядом с домом сорок пять.
Когда недалеко от дома раздалась сирена «скорой помощи», Павел ее уже не услышал. Он только что закончил последнюю часть обряда. Последнее, что заметил подросток это, как тело бомжа дернулось, словно Виталик выдохнул, а потом вдохнул полной грудью. После этого подросток упал без сознания рядом с жертвой.
Это и спасло ритуал. Если бы врачи «скорой помощи», приехав на стройку, увидели бы тело Виталика, то они повертели перед его носом нашатырем, а затем, убедившись, что традиционный способ не помогает, увезли бы в реанимацию, где швырнули бы на холодный пол умирать, чтоб потом спокойно отдать патологоанатомам. Однако, когда их взору предстал лежащий рядом подросток в дорогой одежде – у доктора был сын такого же возраста и в ценах она отлично разбиралась, медики поняли, что дело нечисто. На второй этаж, где пол был залит кровью они, к счастью, не поднимались, а Виктор успел перетащить и Павла и жертву вниз. Вначале врачи подумали, что бомж напал на подростков, но потом все-таки поверили в альтруизм мальчиков и в странный припадок одного из них. Волнение, что поделаешь.
Когда Павел открыл глаза, то первым делом он увидел потолок больничной палаты и сидящую рядом с его койкой маму.
- Павлуша, ты очнулся, - радостно произнесла она.
- Все хорошо, мам.
- Ну чего, ну чего понесло тебя на эту стройку. Вечно ты во что-нибудь влезаешь.
- Да мы там щенка одного искали.
- А нашли что? Между прочем, там сатанисты ритуалы справляют. Попади на несколько часов позже и вас бы прирезали.
Павла прошиб пот, но подросток тут же успокоил себя – подозрений-то никаких нет.
- Мам, я больше не буду.
- Слава богу. Ты уже большой мальчик. У тебя все хорошо идет – на учебу подналег, ерундой не занимаешься. Хотя приступ у тебя все-таки от волнения. Это моя вина. Не надо было такую нагрузку в учебе делать. Я поговорю с Натальей Юрьевной.
- Все хорошо, мам, – повторил подросток.
Павла выписали через два дня, обязав сделать энцифалограмму. Подростка отец записал в частную клинику и разрешил подростку несколько дней побыть дома.
Но тот только сделал вид, что ему нравиться лежать в кровати и читать книги. Как только все ушли из дому – родители на работу, сестра в школу, Павел оделся и побежал искать того, кто когда-то был Виталиком. Подросток переживал, что бомжа попросту не стали спасать и весь план провалился. Однако какого же было его удивление, когда он увидел знакомого алкоголика у себя во дворе.
- Здравствуй, Павел, - произнес он.
«что-то изменилось в его голосе. Тверже стал что ли»
- Здорово, Виталик.
- Для вас Фалиэн.
Подросток с трудом сдержал себя, чтоб не прыгнуть бомжу на шею. Его ликование нельзя было сравнить ни с чем.
- Так это ты.
- Да. Признаюсь, что тело не самое лучшее. Тяга к алкоголю, куча запущенных болезней. Но и за это благодарю. Ты очень сильный маг, Павел, невероятно сильный. Сейчас, пожалуй ты превосходишь всех на земле. тебе надо учиться, направить энергию в нужное русло.
«Льстит или нет?»
- Тебе, кстати повезло. Я забыл упомянуть, что душа, живущая в теле должна быть грезовней моей. Виталик как раз и был таким ублюдком.
- Он же тихий алкоголик, - удивился Павел.
- Тихий алкоголик. Поверь, я с ним успел пообщаться, прежде чем его душа улетела в ад. Он изнасиловал за свою жизнь пятнадцать девочек от десяти до четырнадцати лет. Из-за этого он поругался с женой – кому же понравится, когда муженек лезет в трусишки к дочери сестры. Последнюю жертву он изнасиловал, будучи уже бомжом, а еще он много врал, клеветал и предавал. Что ж теперь его время собирать.
- Ты как живешь? Ну, в новом теле.
- Как его прежний хозяин, что мучается сейчас в аду. Только маленьких девочек не выслеживаю.
«Как-то странно он говорит для духа. Человечно. слишком человечно»
- Ты будешь меня учить?
- Да. Но пока советую отдохнуть и набраться сил. Нас ждут великие дела.

Павел старался вести себя, как можно спокойней, чтоб никто не догадался о том, чего он смог достичь. Его несколько раз водили к невропатологу. Доктор сказал, что энцифалограмма идеальна, а обморок Павла результат перенапряжения, что неудивительно с его нагрузкой.
В первый же день занятий подросток получил четверку по геометрии, а так же освобождение от грядущей самостоятельной. Наталья Юрьевна странным образом узнала, что случилось с подростком, и всячески старалась пожалеть его, хотя раньше подобное чувство было ей неизвестно. Остальные учителя подобных взглядов не разделяли и мгновенно завалили двойной нагрузкой 2больного»
Возвращаясь из школы, Павел решил позвонить Виктору, но тот не брал трубку. тогда подросток решил зайти к другу. В его душе зародилось нехорошее предчувствие. Когда дверь мальчику открыла мать его друга, выглядевшая так, словно постарела лет на десять, догадка Павла подтвердилась.
- Виктор, а он дома?
- Его убили. Завтра похороны.
- Кто?
Женщина не ответила, но жестом пригласила зайти.
Внутри дом выглядел, как заброшенный – зеркала были завешаны простынями, абсолютная тишина. Подросток проследовал за матерью друга на кухню.
- Извини, Паш, просто мне реально плохо. Ты только скажи – имел Виктор с кем-то какие-либо конфликты.
- Нет
- Его убили хладнокровно. Ножом в спину. Но не профессионал. Он при этом еще пытался ползти и что-то писать на снегу, будто что-то знал или каким-то образом смог увидеть убийцу. Но самое удивительное не это.
- А что?
- Несколько случайных свидетелей утверждают, что это была женщина средних лет. Пытаються составит фоторобот.
- Если что, я помогу опознать.
- Да, спасибо, Павлуша. Я искренне верю, что мы найдем убийцу, - женщина села за стол и достала тонкую «Esse». Тоненькая струйка дыма устремилась наверх, к потолку.
Они сидели какое-то время молча, потом женщина сказала:
- Павел можно вопрос, не обидишься?
- Нет,а что?
- Ты несколько дней назад очутился в больнице. Виктор на мои вопросы об этом отвечал уклончиво. Скажи честно, это была не обычная травма на стройке. Вы во что-то влезли. Во что-то угодили.
«Фалиэн не мог убить Виктора»
- Не знаю. Просто бомж.
- Витя после того случая часто куда-то убегал, словно следил за кем-то. А за день до смерти отчаянно пытался связаться с тобой.
«Проклятье. Надо же было потерять зарядку от телефона именно в тот день».
- Я постараюсь выяснить все, что в моих силах.

Хоронили Виктора скромно. Родители, несколько родственников, приятель по математическому клубу, несколько знакомых по шахматному кружку и Павел. Выдалась оттепель, и могильщикам не было так тяжело рыть могилу – даже костер на будущем месте захоронения не разводили. Ничего, что так привыкли видеть на похоронах – слезы, ритуальное бросание комьев земли или еще что-нибудь не было. Как не было цветков и венков, разговоров о покойнике или его смерти. Просто Виктора убрали в коробочку, как ненужный предмет и всё. Павел, стоя на холодном ветру и глядя, как гроб опускается в могилу, впервые подумал – а так уж хорошо быть «демоном», если о тебе после смерти никто не вспомнит. «Чем мы отличаемся от прыщавых задротов или ботаников? В чем, черт возьми, заключается наш бунт и протест. Да, на похоронах этих волосатых чертей и то веселее. Там хотя бы пьют за покойника. А если на мотоцикле разбился, так и вовсе герой» Подросток впал в уныние, однако утешил себя тем, что он, в отличие от других «может больше».
Когда он выходил с кладбища, то увидел, что возле ограды, где обычно летом нищие выпрашивают милостыню, сидит Фалиэн, несмотря на холод.
- Здравствуй, Павел.
- Что ты здесь делаешь?
- Играю роль. Я же нищий.
- Но почему здесь.
- Во-первых, я хотел отдать свою дань покойному Виктору – все-таки, если бы не твой друг, то и я не смог войти в это тело. Во-вторых, хотел встретиться с тобой – не вылавливать же тебя постоянно возле дома.
- Откуда ты узнал про похороны?
- Интуиция.
Они пошли по дороге, ведущей в город. Павел обратил внимание, что походка духа отличается от походки Виталика – в ней присутствовала уверенность и напористось.
- Ты будешь меня учить?
- Да.
-Когда?
- Твое обучение уже началось. Первый экзамен ты с успехом выдержал. Дать тело… Поверь, ты один из великих.
- А какой следующий урок и экзамен.
- Ты допустил сейчас большую ошибку. Каким бы ты не был великим, но в чужих руках ты всего лишь безвольное орудие. Полагайся лишь на себя.
- Мне бы хотелось вызвать духа, чтобы пообщаться с ним. Не с туком или еще как-то, а именно напрямую. Увидеть тень.
- Человеческая сущность состоит не только из души и тела. На самом деле у нас есть материальное тело, тень – сгусток информации и сумма прожитых за жизнь эмоций, дух и душа. Тело – это то, в чем существуют три остальные части нашей сущности. Тень неразрывно связана с этим миром, как носитель информации. Дух – устремится либо к звездам, либо в преисподнюю. и, наконец, душа.
- Она тоже попадет в рай или ад?
- Ты никогда не задумывался о том, что наш мир это ад какого-то другого мира.
- Нет.
- Душа и дух кружатся в вечном танце, и разлучить их сложно. Особенно если человек любил. Или был любимым. Увы, но только с потерей осознаем истинную ценность. Наверняка, ты только сейчас заметил, как тебе не хватает Виктора.
- Да.
Они шли и разговаривали. Павлу поначалу было непривычно, что источающий зловоние бомж – мудрый Фалиэн, но под конец беседы он привык.
- Я бы хотел вызвать тень Виктора.
- В течение сорока дней на твой призыв явится душа с духом. Ты увидишь своего верного духа точно таким, как и при жизни.

Продолжали тянуться школьные будни. Подросток готовился к экзаменам, исправно посещал занятия. Учителя хвалили его за старательность, и успеваемость подростка пошла вверх. Наталья Юрьевна продолжала повышать оценки по единственным предметам, которые никак не давались Павлу. С учительницей математики вообще стали происходить странные изменения. Она перестала быть «синим чулком», стала необычайно приветливой и, что самое удивительное, начала радоваться незначительным жизненным мелочам. Ученики и коллеги гадали – что же послужило причиной таких перемен – какое-нибудь радостное известие, удача в чем-то или просто предчувствие весны. Никто, впрочем, так и не понял, из-за чего переменилась Наталья Юрьевна.
Пока все люди радовались концу зимы, Павел не мог найти себе места. Любовь, этот самый древний наркотик, поедал его изнутри. Подросток помнил, что Фалиэн был вызван не столько для того, что бы учить – об этом дух сказал ему сам, а для того что бы помочь осуществить самую заветную мечту – завоевать сердце Ани. Он думал, что главное препятствие это тот молодой неформал. А как известно есть человек – есть проблема, нет человека – нет проблемы.

- Долг платежом красен, - ответил Фалиэн. - Я понимаю чувства, которые вспыхнули в твоей груди, хоть и не одобряю их. В твоем возрасте любовь означает слабость.
- Мне нужна Ася, и только она.
Маг и демон сидели на крыше стройки, где несколько дней назад завершился ритуал и ели, принесенные подростком из «Макдональдса» гамбургеры. Несмотря на всю «элитарность», Павел все-таки был типичным отпрыском представителей высшей прослойки среднего класса, а как известно, такие подростки просто обязаны несколько раз в неделю заходить в забегаловку с фастфудом, пока не повзрослеют и не перейдут на кофейни.
- Знаешь, убить кавалера твоей возлюбленной довольно просто. Я следил за ним, как ты сказал. Этот парень, если я не ошибаюсь, пойдет на концерт в субботу.
- Да, в ДК какой-то сейшн.
- Концерт будет идти до позднего вечера. Маршрутки к тому времени ходить не будут и он пойдет домой пешком. Главное, чтоб он не пошел с компанией, хотя я смогу и двоих уложить.
- Не боишься.
- Я уже умирал, - Фалиэн расхохотался, - А до этого не раз видел смерть. К тому же это тело лишь временное пристанище. Во всяком случае, курить можно угодно – у Виталика рак легкого на первой стадии и первые болезненные симптомы пойдут лишь через месяц.
- Ты намекаешь на то, что найдешь новое пристанище для души?
- Да, а что?
Грязные пальцы с желтыми нестрижеными ногтями потянулись к пачке «Kenta» и извлекли сигарету. Павла передернуло – какое-то чувство брезгливости у него сохранилось.
- Да, не очень хорошее у меня все-таки тело, - сказал Фалиэн, заметив это. - Надо новое.

Концерт был на выходных. Группы играли там, в основном «попсовые», только принявшие облик рока. Большинство неформалов, если и пошли туда, то только чтоб «потусоваться». Хотя Никки, которую туда не пустил отец, устроила дома фирменную истерику, крича что-то про «суперзвезд». Павел, наблюдая все это, усмехнулся и подумал: «Неужели она Буратино отшила и теперь с каким-нибудь мелким позером гуляет, который и позвал ее на концерт».
Подросток на мероприятие не пошел. Подобные зрелища он старался обходить за версту. Как и Ася. что не могло не радовать Павла. «Будет время и мы пойдем на нормальный концерт. и это время не за горами», - думал он.
Пока его соперник отдыхал в компании друзей, девушка скучала дома одна. Странная тоска и тревога по любимому налетела на нее и Ася сама удивлялась – почему это происходит. Ей не хотелось ни рисовать, ни слушать музыку, ни читать. Потушив свет, она дремала на диване под щебет попугайчиков на балконе, хотя времени было не так уж много, как раздался звонок в дверь.
На пороге стоял Павел.
- Ой, Паш, привет. Давно тебя не видела. Что с тобой случилось?
- Да все нормально.
- Виктора, твоего знакомого, убили. Я невероятно волновалась. вы во что-то влезли.
«Могла бы и позвонить, если так переживала», - подумал Павел, но ответил:
- Говоришь, словно моя мама. Но я рад, что тебе небезразлично.
- Мне все друзья небезразличны.
«Мне все друзья небезразличны.
«Я все еще друг. Ну, ничего… Скоро стану чуточку ближе».
- Кстати, ты кроликов отдал куда хотел?
- Да. С ними все в порядке.
Они прошли в комнату. Павел заметил, что общительная прежде Ася выглядит подавленной и молчаливой.
- Что-то случилось?
- В груди какая-то тоска щемит. Не знаю почему. Вроде все нормально…
Они сидели в полумраке гостиной, погруженные в свои мысли. Так обычно люди себя ведут, когда их настигает несчастье. Павел же, наоборот, в душе радовался, но виду старался не подавать. Он понимал, что Асю скоро ждет тяжелый удар.

Концерт был на редкость провальный. В одну группу даже кто-то запустил яйцом и это, по сути, было самым запоминающимся происшествием. Уже к середине концерта большинство неформалов стали делиться на небольшие компании и расходиться. Иголка, таким смешным прозвищем обладал молодой человек Аси, впрочем, покинул зал еще раньше. Несколько раз его знакомые звали пойти с ними, но парень отказывался, так как он обещал своей девушке месяц назад, что вообще не будет много пить. К тому же он хотел зайти в цветочный магазин, который работа круглосуточно и, купив там букет хризантем, устроить Асе сюрприз.
Когда он отошел от ДК его нагнали Кабан и Горб с тремя бутылками пива.
- Игла, ты куда?
- К Асе, а что? Бухать не буду.
- Черт, Иголка, что с тобой? Ты случайно не клон нашего друга, - Кабан расхохотался.
- Не, пацаны, с алкоголем пора завязывать. А то можно, как Луч, с четвертого этажа прыгнуть.
- Да Луч дебил просто. Он и трезвым бы выпал. Пошли, хоть пройдешься с нами.
Иголка отказался и «откупился» от знакомых двумя сигаретами. Вскоре он уже шагал с букетом цветов в сторону дома Аси. Как обычно, он решил срезать путь через переулок. Вопреки расхожему мнению, это место было всегда пустынным и более безопасным, чем освещенные улицы, где, несмотря на прохожих, всегда есть шанс наткнуться на стайку хулиганов или кавказцев. Иголка приметил это давно и совершенно спокойно по грязной, покрытой ямами дороге. Сидевший на лавочке, бомж тоже не вызвал у него подозрений. Почти все дом в переулке представляли из себя полуразвалившиеся хибары полувековой давности, куда часто наведывались те, у кого не было крова над головой.
- Пацан, есть курить, - послышался сиплый голос.
Иголка хлопнул себя по карману, нащупав пачку сигарет.
- Будь другом, дай парочку.
Парень послушно извлек сигареты и протянул бомжу. Нищих он жалел и всегда помогал им.
Но бродяга вдруг вскочил, схватил подростка за руку и зажал рот. В нос Иголке ударил омерзительный запах. За одну секунду бомж перехватил худенького подростка за пояс и швырнул в высокие заросли прошлогодней травы участка какого-то заброшенного дома. Раздалось хлюпанье слякоти и холодной грязной талой воды. Но едва подросток успел почувствовать это, как перед его глазами мелькнул старый ржавый кухонный нож.
В следующую секунду Фалиэн точным движением перерезал горло Иголки, а затем погрузил лезвие в широко раскрывшийся зеленый глаз.
Сидевший в квартале от места убийства Павел вздрогнул. Картину жестокой расправы он увидел в своем сознание с невероятной точностью. Ему даже врезались в память такие мелкие детали, как значок Иголки на шапке, который отлетел при его падение, или раскрывшийся в наивном, почти детском удивлении, рот.
В реальность Павла вернул глухой удар рядом. Ася вдруг потеряла сознание и упала с дивана. Подросток бросился к ней - девушка лежала без движения. Она не среагировала ни на удары по щекам, ни на стакан воды. Лишь когда Павел поднес к ее лицу вату, обильно смоченную спиртом, девушка открыла глаза.
- Костя, - слабо произнесла она, - где Костя.
Она звала своего парня по имени, хотя кроме нее никто так больше Иголку не называл. Даже родители пользовались прозвищем.
- Все хорошо, Асенька, все хорошо, - отчаянно Павел девушку, но та стала метаться, словно в бреду. Подросток выхватил сотовый и набрал дрожащими руками номер скорой.

Асю положили в закрытое отделение какого-то неврологического центра. Врачи, обследовавшие ее, поставили сотни разных диагнозов, включая рак головного мозга, но ни один из них подтвердился. Мать девочки за несколько дней постарела на добрый десяток лет.
Впрочем, заточение Аси даже шло ей на пользу, так как она так и не поняла, что произошло с ее возлюбленным.
Тело Константина нашли на следующий день. Бабка, живущая в соседнем доме, успела заметить, как возился на заброшенном участке странный мужчина. Вечером она туда пойти и проверить побоялась и, наоборот, заперла, как можно крепче все окна и двери. Но на следующее утро она, вооружившись топором, пошла проверить соседский участок – бомжей она гоняла оттуда не впервые. Но вот на этот раз бедная старушка чудом избежала инфаркта, когда ее взору предстал распятый вниз головой неформал, с выколотыми глазами, перерезанным горлом, вспоротыми венами и гниющим бычьим сердцем в зубах.
Милиция старалась всеми способами замять слухи о ритуале, но обнаружившая иголку бабушка, после дачи показаний мгновенно отчиталась еще и всему «сарафанному радио». По городу поползли слухи. Многие говорили о сатанистах, о некоей кровавой секте, кто-то, наоборот, о том, что орудует маньяк-одиночка. Убийство связали с таинственным ритуалом на стройке в одном из районов города (Павел жалел, что выбрал это место) и таинственной смертью Виктора. По городу стали развешиваться фотороботы преступников. Павел, глянув на них, успокоился. Предполагаемый убийца Иголки абсолютно не был похож на Виталика-Фалиэна. Второй же фоторобот показался Павлу знакомым. женщина средних лет, может быть чуть старше. «Я где-то видел ее. Или кого-то кто похож на нее чем-то. Но где…» подросток стал перебирать в памяти всех своих знакомых «бальзаковского возраста», однако память Павла была, увы, не зрительная. Сфотографировав оба изображения на телефон, он пошел прочь.
После убийства Иголки, Павел стал меньше общаться с Фалиэном. На то имелась причина – после убийства дух скрылся за городом и выходил на связь с подростком посредством мобильного телефона, который Павел купил у цыган за несколько сотен. Встречу обговаривали заранее и проводили их за городом раз в три-четыре дня. Во время каждой встречи Фалиэн давал четкие указания насчет следующего ритуала.
- Вызвать бледные остатки человеческого разума или войти в контакт с какой-нибудь заблудившийся душой. может каждый – ведь нашел же ты меня подобным методом. А вот выдернуть душу из преисподней, чтобы пообщаться с ней напрямую может далеко не каждый. И ритуал этот будет невероятно сложным.
- А у нас получится?
- У тебя да, Павел. Твоя сила безгранична. Хотя я бы все-таки поискал какое-нибудь место, где есть мощная энергетика.
- Кладбище подойдет?
- Разве только то, где он похоронен. Неплохо бы было, чтоб соседние могилы были старыми, так они нам не будут мешать.
-Я постараюсь это выяснить.
Помимо подходящего места были нужны животные для жертвы, определенный напиток, по составу походивший на тот, что выпил Виталик перед тем, как принять в себя Фалиэна, оскверненная святая вода. Вообще ритуал очень напоминал предыдущий. Павла это насторожило.
- Ничего удивительного нет, - объяснил Фалиэн, - если в прошлый раз ты вызывал мою душу с целью обмен, то сейчас просто вызываешь душу моего приятеля.
- А напиток?
- Он поможет твоему сознанию.
«Кастанеда из преисподней прям какой-то»
- Ищи ингредиенты. Не все время твой друг здесь будет. Уже дней двадцать прошло.
- Фалиэн, а можно вопрос?
- Мы что в школе? Спрашивай просто так.
- Ты был обычным смертным?
Ответа не последовало.
- Ты кто на самом деле?
- Я не был смертным, - глухо ответил дух, сидящий в гниющем теле.
Какое-то время они сидели молча. Павел курил и смотрел на грязные, сбитые в колтуны и с двумя проплешинами волосы бомжа, который стал сосудом для странного существа. А заодно домом для какой-то мелкой твари, которая, несмотря на холода, завелась в его волосах. От отвращения подростка не передернуло, но он решил, что первым делом, как придет домой примет душ.
В те дни, когда Павел не встречался с Фалиэном, он был занят поиском ингредиентов и необходимыми для ритуала предметов. Это полностью увлекло подростка, и он временем заметил, что все остальное отходит на задний план. Он перестал ссориться с сестрой и просто отмахивался от нее, школу посещал исключительно для галочки и старался походить там на тень – тихо сидел на уроках и почти не общался с одноклассниками. Хотя среди сверстников у него всегда было мало даже хороших знакомых, а своим единственным другом он считал Виктора. Теперь же после его смерти, он впервые ощутил себя даже не одиноким, а каким-то раком-отшельником, который и в самом людном месте отделен от этого мира своей раковиной.
На выходных Павел пошел в церковь. Под ногами модных утепленных ботинок подростка хлюпал тающий мартовский снег подростка, смешанный с грязью. Несмотря на то, что природа пробуждалась – набухали почки, кружились в солнечном небе меж рваных облаков птицы – настроение у подростка было подавленным. «Наверное, так и приходит депрессия», - подумал Павел. Мрачное настроение в церкви лишь усилилось – стоял Великий пост и службы походили на погребальные церемонии. Подросток поспешил купить свечей, набрать святой воды и покинул после этого храм, как можно скорее.
Но во дворе церкви он услышал голос:
- Пашенька!
Рядом с выходом стояла согбенная старушка.
- Не узнал что ли? Катерина Павловна я. Ты еще к моей внучке, Асеньке, приходил. Это ты ведь скорую помощь вызвал, когда той плохо стало.
- Да.
- Ой, спасибо, тебе. А то бы и умереть могла. Бедная девочка. За что ей господь такое наказание послал. Припадок, а вот теперь еще и безумие.
-Как безумие?
- Ну не знаю точно. Медики полчаса терминами заумными сыпали, да успокоить пытались. А толку. Нет, сразу в лоб сказать – инвалид теперь она на всю жизнь.
- Неужели совсем надежды нет. Дорогая операция? Не может быть, чтоб потрясение оказалось таким сильным.
- Да тут не в потрясение дело. Когда Асеньке стало плохо, бедный мальчик был еще жив. Врачи сказали, что у нее неизвестные повреждения в коре головного мозга. А то, что Костик убили она так и не знает, хотя и говорит: «Костя в беде, ему помочь надо».
- Я могу повидать Асю?
- Думаю не скоро. Но равно спасибо, родной ты наш. Все-таки здорово, что у моей внучки такие замечательные друзья.

Отец Павла не пил. Абсолютно. Бросил после того, как пьяный сел за руль и чуть не сбил человека. Тем не мене ему, как человеку солидному всегда дарили коньяк или виски. в результате у него накопилась целая коллекция фигурных бутылок из толстого стела, заполненных янтарной или прозрачной. как слеза жидкостью. Окинув это собрание взглядом, Павел решил, что если он возьмет какую-нибудь неприметную «чекушку», то этого никто не заметит.
Первый раз он обращался к алкоголю, что бы забыть о своих проблемах. Раньше он обычно погружался с головой в мир какой-нибудь книги или компьютерной игры. Сейчас же ему не хотелось ничего. В голове Павла вертелась мысль, что болезнь Аси не обычное совпадение с убийством Иголки и не результат мистической связи двух возлюбленных, а наказание, посланное ему. Как он не старался прогнать ее, она продолжала пульсировать в ее сознание. Только крепкий коньяк заставил его немного забыть о проблемах. Павел выпил почти целую бутылку и упал в забытье на кровать. Родителей и сестры дома не было, но Павел не сомневался, что мог бы напиться, будь дома и они.
Прежний мир таял, как дым сигареты под потолком.

Животных, помня мороку с кроликами, он покупал в последнюю очередь. Это было четыре цыпленка – два белых и два черных. Павел спрятал их в котельной, оставив немного воды и зерен.
Когда все было готово, он отпросился у матери на один день «сходить к приятелю».
- Ну не знаю, Пашенька. У тебя только пошли дела вверх в учебе. Надо бы не сбавлять темпа. К тому же впереди контрольная. Не дай Бог, что-либо пропустишь.
- Одну ночь, мама.
- Да не к другу он, а к подруге, небось, идет, я прав? – усмехнулся отец и подмигнул сыну.
Павел кивнул.
- только не забудь про разноцветные коробочки с резиночками.
До поселка, где скрывался Фалиэн, подросток добрался часам к пяти, когда Солнце уже начинало садиться. Проселочные дороги представляли собой грязный селевой поток. Ботинки и штаны Павла уже через несколько минут были абсолютно грязными. Вдобавок подростку было очень нелегко тащить набитый необходимыми для ритуала предметами рюкзак и клетку с цыплятами. К счастью, уже через сотню метров вдали показался знакомый силуэт.
- Здравствуй, Павел. Хорошо, что мы встретились именно здесь. Я потолковал с местными жителями. Оказывается тот путь до кладбища, где лежит Виктор можно сократить. Правда через лес.
- Не опасно ли?
- А чего бояться маньяку, которого разыскивает весь город, демону, который сидит в его теле, и могучему магу.
Павел усмехнулся и отметил, что Фалиэн опять проявил что-то человеческое. Хотя и сатане присуще чувство юмора, если обратиться к художественной литературе.
До кладбища они дошли и впрямь очень быстро. Но землю к тому времени укутал покров ночи. Лишь два луча от карманных фонариков освещали дорогу. Вскоре показалась могила Виктора. Памятник анна ней еще не установили, если не считать деревянного креста с табличкой, к которому был прислонен скромный венок.
Павел принялся чертить знаки на земле сучковатой палкой, Фалиэн расставлял жертвенных животных, рассыпал порошки. Вскоре место стало напоминать языческое капище. Могила Виктора представляла в этом дьявольском кругу радиус, идущий от центра, где стояли Павел и Фалиэн.
- Скоро полночь, - произнес дух и разом влил в себя содержимое фляги. Подросток так же осушил залпом напиток, который он готовил в течение недели.
Наступила тишина. Павел выхватил нож и устремился к клеткам. Цыплята жалобно запищали, словно предчувствовали свою гибель. Жертвенная кровь полилась по земле. Подросток ощутил тот странный транс, в который он впал, призывая Фалиэна. Как зачарованный он начал кружиться в сатанинском танце, шепча формулы заклинания. Он уже не чувствовал ни холод ни противной талой воды в ботинках. Ему даже показалось, что небо стало светлеть и приобрело красноватый оттенок.
Вдруг Фалиэн схватил его за руки. Их лица находились на расстояние нескольких сантиметров. Павел уже не замечал истинное уродливое лицо Виталика. Два глаза, два черных выколотых глаза, подобные бездонным провалам полностью овладели подростком. Ему мерещилось, что еще шаг, и он в них упадет.
- Повторяй за мной, - глухо произнес Фалиэн и его слова эхом отдавались внутри черепа Павла, - я, раб Божий, отдаю свою душу…
- Я, раб божий, - подросток повторял каждое слово, чувствуя, что летит во тьму.

Когда он очнулся, то почувствовал боль и слабость во всем теле. Сил не было даже поднять руку, не говоря уже о том, что бы встать. Павел лежал на спине и смотрел в ночное небо. Вдруг он услышал рядом голос. Женский и очень знакомый.
- У нас получилось.
-Да, - ответил ей голос подростка, то же очень знакомый.
- Теперь он лежит на могиле своего пафосного и самоуверенного дружка. Жаль, что мне не надо его убивать.
- Что ты говоришь? После убийства Виктора тебе вообще стоило залечь на дно.
«Убийца и ее сообщник. Что случилось? Где Фалиэн?»
- Подростка должен был убить я, - продолжал второй голос, - кто ж знал, что он окажется таким шустрым.
- Не важно… Милый, ты хоть понимаешь, что ты сделал. Ты выбрался из ада, ради меня. Жаль, что об этой истории никогда не снимут ни один фильм. Любовь сильнее смерти.
- Всю свою прошлую жизнь я прожил впустую. Пил, стараясь оправдать это несчастиями в своей жизни. Но, знаешь, за то время, что я провел там, я много чего понял, как и моя дочь. Мы ее тоже вытащим оттуда.
- Нет, нам уже не придется выполнять этот кошмарный ритуал. первый мой ребенок, а я смогу родить, вопреки возрасту и прогнозам врачей и будет нашей дочерью. Мне снился сон сегодня. Для ритуала нам бы понадобились человеческие жертвы, ведь теперь у нас больше нет Павла. Силен был, демон. Но гордыня плохое свойство даже для таких могучих созданий, как он.
Подросток смог, наконец, приподнять свою голову. Он обомлел. В пяти шагах от него возвышались две фигуры, хорошо освещенные луной. Одна из них повернула голову, и подросток узнал свою учительницу по математике Наталью Юрьевну. А рядом с ней стоял он,
Павел. Подросток смотрел на себя со стороны.
- Ты смотри, очнулся.
- Не бойся. Он похож на ядовитую гадину, которой удалили зубы и сломали хребет, - Наталья Юрьевна усмехнулась, а потом схватила Павла и слилась с ним в страстном поцелуе.
«Так вот почему Фалиэн так хорошо знал морзянку. Теперь ясна и причина его человечности, а так же почему так радовалась Наталья Юрьевна…»
Осознание всего происходящего пришло несколько секунд спустя и повергло настоящего Павла в ужас. Однако, он был словно парализован и, когда все-таки попытался встать, то получил удар ногой по лицу.

Фалиэн, по-видимому, когда был еще в теле бомжа Виталика выпил либо отраву, либо медленнодействующий яд, так как Павел, очнувшись во второй раз, едва мог ходить. Вдобавок каждая болезнь или гниющая рана, приобретенные еще первым владельцем тела, причиняли поистине адскую боль бывшему подростку. Мозг, начавший гнить от сифилиса, разрушенный постоянным употреблением алкоголя отказывался решать даже самые простые задачи. Несколько раз по пути Павла-Виталика выворачивало наизнанку, но даже это не приносило облегчения. Странный зуд по всей коже давно бы вынудил нового хозяина тела скинуть все одежды, если бы не весенний холод.
В городе от него шарахались люди, стараясь обогнуть его за метр. Когда он падал от усталости и боли, то никто не приходил на помощь. В своем прежнем теле Павел спокойно пересекал город за несколько часов. Тут ему, чтоб дойти от кладбища до дома не хватило и дня. Переночевал он в какой-то полуразвалившийся котельной, которой брезговали даже бомжи. Улегся возле трубы в грязной луже на бетонном полу. Брезгливость ушла куда-то с прежним телом. Павел в теле Виталика представлял из себя скорее

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 909 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.