Говорят - в океане есть остров. Все бы отдал, что бы увидеть его. Будет отыскать его непросто пусть, смотрят на меня все косо. Здесь замедлило время свой бешеный бег, Здесь травы изумрудной не примял человек. И мгновение вдруг превращается в век, Мое сердце задето, изменен жизни бег. Бриллиантовые росы на диковинных цветах, Щебетание райских птиц

Алёнкины университеты. Глава 8

| | Категория: Проза
ПРИЗРАЧНОЕ СЧАСТЬЕ

Иван частенько звонил по телефону в Германию, желая услышать голос сына и бывшей жены, узнать подробности их новой жизни. Если трубку брал кто-то из мужчин, он просил пригласить Ромку. Если у телефона оказывалась Алёна, то беседа между ними затягивалась. Иван рассказывал о знакомых, делился новостями. Алёна охотно вела разговор о необыкновенных способностях и успехах сына.
- Ромка может часами сидеть в подвале и собирать какие-то электронные схемы, - восторгалась мать.
- Неужели в квартире не нашлось места для нашего сына? – насторожился Иван.
- Ромка любит заниматься в одиночестве, а в подвале очень спокойно. Он надевает беспроводные стереонаушники, которые мы ему купили на присланные тобой деньги, - подчеркнула Алёна. – И занимается своим любимым делом, слушая музыку. Да и в квартире довольно тесновато, где он тут разложит свои многочисленные железки и проводки? – посетовала Алёна. – Но Клаус настроен, снять другое жильё, попросторнее, вот тогда всем места хватит.
Из Ромкиных уст звучала фраза, ставшая уже привычной: «У меня всё хорошо». Иван мечтал навестить сына, заодно посмотреть, какова жизнь в Германии. Бывшая жена не возражала, даже посоветовала остановиться у её отца.
- Обвиняя меня во всех смертных грехах, вы теперь с ним стали друзьями, - пошутила Алёна. – Позвони и договорись с ним. Так будет проще и дешевле. Он тебя встретит, поживёшь у него, а там решим, как нам быть дальше.
Иван прислушался к совету и позвонил. Поприветствовав бывшего тестя, тут же начал жаловаться.
- Да, отец, ты оказался прав, Алёна меня предала. Когда она уезжала с Ромкой, так и сказала, что вышла замуж за Фрица всерьёз и очень счастлива.
- Это я тебе давно сообщил. Ты что мне не верил?
- Верить-то верил, но она меня вводила в заблуждение, уверяя, что совсем не любит этого Фрица. Я и надеялся, что она одумается и вернётся. Похоже, напрасно надеялся.
- Ты меня всё больше удивляешь, Иван. То ты защищаешь бывшую жену, призываешь меня к терпению к её фокусам, принимая её у себя дома, то снова обвиняешь.
- Она же к сыну приезжала, - пояснил Иван.
- Но жила у тебя, - дополнил отец. – А вы учили ребёнка лгать, что его мать останавливалась у подружки. Что же ты теперь хочешь от меня?
- Я звоню тебе, отец, чтобы сообщить о своём приезде в Германию.
- Ну и приезжай, кто тебе мешает?
- Дело в том, что я хотел бы остановиться у тебя, отец.
- Во-первых, я тебе никакой не отец. Во-вторых, как я буду принимать тебя, если ты отдал свою жену другому мужику на пользование. Следом послал и сына в чужую семью. Если бы ты, Иван, поступил как настоящий мужчина и отец, боролся за них, я бы тебя понял, поддержал и принял. Теперь – нет. Вы все ведёте непонятную мне, но отвратительную игру. Жаль только внука, - горестно добавил Алёнкин отец и положил трубку.
Категоричный ответ отца разочаровал и рассердил Алёну. На его неуступчивость она тут же пожаловалась Клаусу.
- Я тебе и раньше говорил, что твой отец - проблемный человек, - заметил муж. - Но мы не будем ему уподобляться и поможем Роме встретиться со своим отцом.
- Какой ты благородный, - восхитилась жена и нежно поцеловала его в губы.
В душе она ликовала, что всё так просто решилось, но внешне старалась не проявлять своих радостных эмоций, чтобы не вызвать недобрых подозрений. Она забронировала номер в местном отеле и в назначенный день вместе с Клаусом и Ромкой поехала встречать бывшего мужа в аэропорт. Когда подъехали к аэровокзалу, Клаус пожелал остаться в машине, а Ромка с матерью отправились в зал прибытия пассажиров. Через полчаса после посадки самолёта появился с дорожной сумкой через плечо улыбающийся Иван. Он тут же схватил Ромку в крепкие объятия, нерешительно прикоснулся губами к щеке Алёны.
- А где ваш Фриц, - спросил он, оглядываясь по сторонам.
- Не Фриц, а Клаус, - резко поправила Алёна.
- Да ладно, Алёнка, не сердись, я же пошутил, - улыбнулся он. - Ну что же пойдёмте, показывайте мне вашу Германию.
Увидев жену и Ромку вместе с круглолицым коренастым мужчиной, Клаус вышел из машины. Мужчины поприветствовали друг друга пожатием рук, представились. Клаус жестом пригласил всех в машину. Критически взглянув на Ивана, он что-то сказал своей жене, и она тут же попросила Ивана пристегнуться ремнём безопасности.
- А у нас на задних сиденьях не пристёгиваются.
- Если хочешь заплатить штраф в пятьдесят евро, можешь не пристёгиваться, - предупредила Алёна.
Машина не спеша вырулила со стоянки и, незаметно набирая скорость, помчалась по просторному автобану. В салоне воцарилось неловкое молчание, и никто не решался его нарушить. Клаус включил радио, полились звуки немецких песен. Песенки были незатейливые, примерно на один мотив, но весёлые, что немного разрядило напряжённую обстановку.
- Пап, а можно я поживу вместе с тобой в гостинице? – попросил Ромка.
- Твоему отцу это дорого встанет, - заметила мать.
- Ты, Алёна, мои деньги не считай. Если ребёнок хочет, и ты не против этого, то я согласен.
- Ура! – закричал Ромка, заставив слегка обернуться настороженного Клауса.
Машина остановилась возле небольшого двухэтажного особнячка, утопающего со всех сторон в зелени.
- Это ваш дом? – поинтересовался Иван.
- Ты что, папа, не видишь, что на доме вывеска «Hotel», а это означает отель.
- Ну и грамотеем ты стал, Ромка! - удивился отец.
Клаус что-то сказал по-немецки Алёне и, помахав рукой Ивану, уехал.
- Что он сказал? – переспросил Иван.
- Он посоветовал устроить тебя и возвращаться домой, - объяснила Алёна.
Оформление в гостинице прошло быстро, администраторша показала номер и, оставив ключи клиенту, удалилась.
- Ну, как тебе здесь нравится? – обратилась Алёна к бывшему мужу.
- Вроде нормально.
- Ничего себе нормально! - возмутилась она. – Здесь очень даже уютно и красиво.
- И мне здесь нравится, - воскликнул Ромка и плюхнулся на кровать.
- Сейчас я вас отведу в кафе, там вы перекусите, а потом занимайтесь, чем хотите, - заявила Алёна. – Завтра с утра я вас навещу.
Мужчины с готовностью последовали за ней в уютное кафе. Алёна помогла им при выборе заказа, но сама поспешила возвратиться домой.
- Мама, посиди с нами, - упрашивал Ромка.
- Не могу, сынок. Мне надо ещё приготовить ужин для Клауса и Мишеля. А завтра мы целый день проведём вместе, – пообещала она, ласково улыбнувшись на прощанье.
Когда Иван остался с сыном наедине, он тут же его спросил:
- Скажи мне честно, Рома, как тебе живётся? Не обижает ли кто тебя?
Мальчик замялся и неуверенно проговорил:
- Мишель обижает.
- Он что, тебя бьёт? – насторожился Иван.
- Да, - тихо промолвил Ромка, внимательно посмотрев на насторожившегося отца, и добавил. – Но не часто. Наша мамка ругает его за это.
- Я разберусь с этим делом, - пообещал отец.
Мальчик грустно улыбнулся и прижался к отцу.
Для Ромки наступил двухнедельный праздник. Днём мать была с ними. Вместе они бродили по зелёным окрестностям уютного городка, заходили в центр, чтобы заглянуть в небольшие магазинчики. Ромка выпрашивал у отца то сладости, то занятную электронную игру. Иван с готовностью исполнял желания мальчугана.
- Какие славные домики, как пряничные – удивлялся Иван, любуясь необычными строениями.
- Это старинные здания. Хозяева обязаны сохранить их для потомков в первозданном виде, - пояснила Алёна. – Наш курортный городок я бы не променяла ни на один мегаполис.
- Да, неплохо бы здесь обосноваться, - размечтался Иван. - Алёнка, а ты уже начинаешь выбирать, где стала бы жить, где нет. Как будто сама не из захолустного российского городка приехала, - пошутил бывший муж.
Алёна ничего не ответила, лишь горделиво улыбнулась.
- А что происходит между Мишелем и нашим Ромкой? – поинтересовался Иван.
Алёна внимательно посмотрела на Ромку и осуждающе покачала головой.
- Не бери в голову, Иван. Дети есть дети.
- Какой же Мишель ребёнок? Ему уже восемнадцать, а нашему только девять.
- Да не переживай ты из-за этого. Я уже предупредила Клауса и его сына. Да и наш Ромка тоже хорош. Сколько раз я ему говорила, чтобы не связывался с этим придурком. – Повернувшись к сыну, Алёна строго заметила. - Почему ты, Рома, расстраиваешь отца? Я же тебя предупреждала, чтобы ты этого разговора не заводил. В последнее время Мишель тебя обижает?
- Нет, - ответил Ромка и виновато опустил голову.
- Вот так-то, - успокоилась Алёна.
В обществе родителей Ромка редко замолкал. Он охотно переводил на русский язык непонятные названия улиц, магазинов, восхищая отца. Иван в далёком детстве учил немецкий, но теперь мог вспомнить лишь несколько слов: «найн», «данке», «битте», которые здесь охотно употреблял. Вечерами Алёна не баловала их своим присутствием, не желая волновать мужа. Как-то она посоветовала Ивану отвезти сына в Парижский Диснейленд. Через несколько дней их увлекательное путешествие в сказку состоялось. Иван не тяготил к музеям и картинным галереям, и короткая экскурсия по столице Франции его вполне устроила. Переночевав в скромном отеле, утром они поехали в знаменитый город аттракционов. Им повезло, что они приехали в Диснейленд с туристической группой. Экскурсовод сориентировал их в огромной стране чудес, искусно построенной для детей. Впрочем, здесь и взрослые, вспомнив детство, замирали от удивления и восторга. Вначале они прокатились на специальном поезде вокруг всего чудесного городка, любуясь сказочными героями и дикими животными. Им встречались «гейзеры» и «пещеры с сокровищами». После недолгого круиза Иван с Ромкой направились осваивать приглянувшиеся им аттракционы. Вечером уставшие, но полные радужных впечатлений, туристы отправились на автобусе обратно в Германию. Много восторженных рассказов о поездке услышала Алёна на следующий день от сына.
Приблизился день отъезда. Несмотря на крупные денежные затраты, Иван не разочаровался. Даже в России он не проводил так много времени с сыном, пребывая то в дальних разъездах, то в неотложных делах. Да и Германия ему понравилась. В последний вечер зашла Алёна. В этот раз она не торопилась уходить, согласилась выпить чаю. Ромка обрадовался и по-хозяйски ухаживал за матерью, предложив ей разные сладости, купленные отцом. Алёна напомнила Ивану, что скоро у Ромки начнётся новый учебный год, а, следовательно, мальчику понадобятся новая одежда и учебники. Бывшая жена заодно посетовала на растущую дороговизну в стране. Иван тут же отреагировал, отсчитав жене пару тысяч евро. Договорившись о времени отъезда, довольная Алёна сразу направилась к себе домой, где её встретил насупленный муж.
- Ты уже дома? – спросила ласково жена. – Сейчас приготовлю тебе поесть. Между прочим, Иван завтра уезжает и передал нам деньги, - радостно сообщила Алёна, протягивая их мужу.
Пасмурный вид Клауса сразу развеялся, он даже повеселел и с готовностью согласился отвезти Ивана в аэропорт. При расставании нынешний муж изобразил подобие улыбки на своём обычно задумчивом лице и крепко пожал руку бывшему мужу своей жены.
Тем временем каникулы у детей подошли к концу. Мишель так нигде не определился, продолжая вести свободную развесёлую жизнь. Ванесса тоже намеревалась остаться с отцом, мотивируя своё решение нежеланием возвращаться к матери. Просьба дочери льстила самолюбию Клауса, и он согласился.
- Как же дети будут жить втроём в одной комнате? – тихо роптала Алёна.
- Со временем снимем четырёхкомнатную квартиру, - обещал муж.
Вскоре Алёна заметила, что любые варианты он отметал. То его не устраивала планировка, то цена. Впрочем, каждый раз он находил разные причины для отказа.
Отношения между Алёной и детьми Клауса становились всё напряжённей. Росло взаимное недовольство и раздражение. Алёна уже и не пыталась им что-то высказывать, лишь молча, с укоризной вздыхала. Мишель и Ванесса не страдали, а скорее находили интерес покрепче досадить мачехе. С деланными улыбками они беседовали между собой, высмеивая поступки и корявые фразы «русише фрау», как они её теперь называли. Алёна понимала, что над ней смеются, но была бессильна послать их куда подальше, как это принято в России, и проглатывала очередную обиду. Приготовленный заранее обед для всех домочадцев, резво съедался гостями Мишеля или Ванессы. Но любимой мишенью для болевого воздействия на мачеху был Ромка. Если любознательный мальчик пытался заглянуть в компьютер, или утром ненароком будил Мишеля, то раздавались грубые окрики, а иногда следовали и подзатыльники. Однажды ночью взбудораженный Ромка вбежал в спальню матери и Клауса.
- Мама, - закричал ребёнок. - Мишеля тошнит прямо на пол.
Когда Клаус и Алёна вошли в комнату детей, то увидели шокирующую картину: неприглядная лужа на полу и охающий пьяный Мишель на кровати. Несмотря на профилактические беседы отца, такие сцены повторялись всё чаще. Ванесса тоже не давала отцу расслабиться. Она частенько пропускала занятия в школе, а однажды сообщила, что забеременела от своего дружка. К счастью, всё обошлось, тревога оказалась напрасной, но для Клауса это стало уроком, и он отправил дочь к матери. При отъезде Ванесса категорично заявила, что все каникулы, а иногда и выходные будет проводить у отца, тот не возражал. Поведение собственных детей огорчало Клауса. «Может, они ревнуют меня к новой жене?» - размышлял он. Стараясь угодить детям, он приглашал их пообедать в ресторане, не отказывал в денежных просьбах.
Наступил день рождения Ромки. Мальчику повезло, была суббота, и не надо было отправляться в школу. С утра позвонил Иван, тепло поздравил сына с девятилетием. Ближе к обеду почтальон вручил Алёне посылку, в которой находился подарок Ромке от деда. Красивая яркая пижама, а главное - сладости порадовали внука. По совету матери именинник поблагодарил деда по телефону.
- Когда к нам приедешь? – услышал Ромка вопрос дедушки.
- Не знаю. Как решит мама.
- Ну, дай ей трубку, - попросил дед.
Мальчик оглянулся на мать. Алёна отрицательно покачала головой.
- Она не хочет с тобой говорить, - грустно промолвил Ромка.
- Ну, тогда до свидания и всего тебе доброго, - пожелал дедушка.
Приближалось Рождество, самый главный праздник в Германии. Елена Петровна подготовила поздравительные открытки и разослала их всем родным и знакомым. Неожиданно откликнулась Алёна, прислав по электронной почте ответное поздравление.
- Ну, лёд тронулся, - порадовалась Елена Петровна.
- Надолго ли? - засомневался супруг.
- Вот мы и проверим, - заявила жена и набрала номер телефона квартиры Клауса.
В трубке она услышала мужской голос. Елена Петровна поздоровалась и попросила пригласить Алёну.
- А кто её спрашивает? – поинтересовались на другом конце провода.
- Елена из Кёльна.
После недолгой паузы трубку взяла Алёна.
Елена Петровна поблагодарила её за поздравление, поинтересовалась жизнью.
И вдруг Алёну будто бы прорвало. Сбивчиво и взволнованно она начала рассказ о своём горьком житье-бытье.
- У нас с Клаусом всё хорошо, - начала она свою исповедь. - Он ко мне замечательно относится, даже балует, покупая золотые украшения и приглашая в рестораны. А вот с его детьми у меня большие проблемы. Мишель ничего не делает, гуляет и пьянствует, даже девок начал водить по ночам. Ромка спит в одной комнате с ним. Представляете, какая обстановка? Мало того, этот здоровяк постоянно обижает моего мальчика.
- Ничего себе! – возмутилась Елена Петровна. – Мы с твоим отцом боялись, что ты не сумеешь забрать сына в Германию. А тут возникли ещё более серьёзные осложнения.
- Да, получилось хуже, чем вы когда-то меня предостерегали, - пробормотала Алёна потухшим голосом. – Эти дети – навсегда.
- Ты должна потребовать от Клауса хотя бы снять другую квартиру, с отдельной комнатой для Ромки.
- Я постоянно говорю ему об этом, он соглашается, но все варианты отклоняет.
- Алёна, ты не отчаивайся. Мы тебя всегда поддержим. И вообще, приезжайте все вместе к нам в гости.
- Вряд ли Клаус согласится поехать, он советует мне держаться от вас подальше, - пояснила Алёна. – Уж очень он на моего отца обиделся. После последнего разговора с ним лечился даже антидепрессантами.
- Надо же, какой чувствительный! А каково было твоему отцу после всех этих событий? Ну ладно, хватит об этом. Все мы тут вели себя не лучшим образом. Может, и нам не надо было вмешиваться в ваши дела. Всё равно вы всё сделали по-своему. Да ещё нас Иван разжалобил. Поначалу возмущался, а потом стал успокаивать, советуя отнестись ко всему с пониманием. После таких советов твой отец не захотел больше с ним разговаривать.
- Я вас предупреждала, что за человек этот Иван. Он на многое способен! - сердито заметила Алёна.
- Может быть, вы с Ромкой всё-таки навестите нас? – попыталась переключить разговор с неприятной темы Елена Петровна.
- Пока не могу ничего сказать. Я ведь работаю на складе. Работа не трудная, но приходится четыре километра идти пешком.
- Почему ты начала работать? Разве у Клауса низкая зарплата?
- Зарплата хорошая, но слишком много расходов. Мы выплачиваем кредит за новую машину. Недавно приобрели современный компьютер. И вообще, Клаус любит покупать красивые вещи. Тут заказал по Интернету дорогой уникальный английский сервиз. Правда, при пересылке половину посуды разбили, - пожаловалась она. – А на Ромку он не любит тратиться, - добавила с горечью Алёна. - Вот я и устроилась работать, чтобы иметь личные деньги.
- Добирайся на работу на автобусе или на велосипеде, - порекомендовала Елена Петровна.
- Домой я возвращаюсь на автобусе. Если в оба конца платить, слишком дорого. На велосипеде надо ехать в гору – это тоже тяжело.
- А как Ромка? С учёбой справляется?
- Учителя не жалуются. Сама я не могу проверить его домашние задания, ничего в них не понимаю. У них в школе другая система обучения, даже таблицу умножения не учат. При арифметических действиях всё записывают в одну строчку.
Долго говорила Алёна, о многом рассказала, но об отце так и не спросила. «Хоть диалог состоялся», - порадовалась Елена Петровна, и на прощанье попросила Алёну не забывать их.
С тех пор телефонные беседы проходили регулярно, инициатором разговоров всегда была Елена Петровна.
Алёна зарабатывала мало, хотя работать приходилось почти каждый день. Руки её от соприкосновения с упаковочным материалом воспалились, начали шелушиться. Но она упорно держалась, выпрашивать деньги у Клауса на приглянувшуюся одежду или косметику она не хотела. На первую месячную зарплату Алёна купила себе элегантную кожаную куртку по Интернету. Из-за худобы многие вещи ей приходилось покупать на заказ или в детских отделах магазинов, но она гордилась своею необычной стройностью.
Незаметно зима подходила к концу, так и не дав возможности Ромке покататься на санках или лыжах, как бывало в России. Солнышко пригревало, зелень распускалась, наступил ещё один важный праздник в Германии – Пасха. Витрины магазинов пестрели от корзинок с пасхальными зайчиками и разноцветными яйцами. Хозяйки наводили марафет своим жилищам: тщательно мыли окна, убирали и украшали комнаты. В светлый день Пасхи родным и друзьям принято встречаться друг с другом, поздравлять, обмениваясь причудливо окрашенными яйцами. Алёне всё-таки удалось уговорить Клауса навестить своего отца, но муж согласился поехать только через неделю после праздника. В день Пасхи ему надо было поздравить своих родителей.
С большим воодушевлением начала готовиться к приёму долгожданных гостей Елена Петровна: по особому рецепту пожарила курицу, испекла румяных ватрушек и сдобного печенья. Время истекло, гостей не было. Обеспокоенная хозяйка позвонила.
- Ой, мы даже забыли о предстоящей поездке, - растерялась Алёна. - Тут Ванесса приехала, вот и закрутились.
- А я всего наготовила, – разочаровалась Елена Петровна. - Когда же вы приедете?
- Сейчас спрошу Клауса, - ответила Алёна и по-немецки обратилась к мужу. - Он сказал, что завтра, - перевела она.
- Хорошо, будем ждать.
На следующий день к обеду гости прибыли. После долгой разлуки и размолвок все чувствовали себя неловко. Клаус был непривычно молчалив и исподлобья смотрел на улыбающихся хозяев. Алёна похудела, выглядела усталой. Ромка подрос, огромные голубые глаза выделялись на бледном осунувшемся личике. После добрых приветствий Елена Петровна пригласила всех к столу. Аппетитный вид угощений разрядил напряжённую обстановку. Даже зять оттаял, налегая на полюбившиеся ему ещё с прошлых визитов ватрушки.
- На каникулы, приедешь к нам? – спросил дедушка у внука.
- Приеду, если мама разрешит, - ответил Ромка, вопросительно посмотрев на мать.
Елена Петровна подсела к мальчику и тихо спросила:
- Рома, а как тебе живётся?
- Хорошо.
На прощанье гости поблагодарили за вкусный обед и уехали, так и не предложив отцу и Елене Петровне навестить их. Но хозяева были счастливы, увидев близких людей после долгой разлуки.
Через несколько дней Елена Петровна позвонила Алёне, поинтересовалась их делами.
- Всё очень плохо, - еле слышно промолвила она и пояснила. – Мишель совсем оборзел. Вчера придрался к Ромке и так сильно ударил его, что тот упал. Если бы я вовремя не подбежала, не знаю, чем бы всё это кончилось.
- Алёна, надо принимать меры.
- Я так и сделала - обратилась в специальное учреждение по защите детей.
- Ну и как они отреагировали?
- Очень странно. Мне сказали, что придут к нам домой с проверкой лишь через месяц, но с Мишелем их сотрудница уже связалась по телефону.
- Она хоть отругала его?
- Нет, просто побеседовала. Но самое интересное то, что она заявила мне после разговора с Мишелем. – Алёна тяжело вздохнула и продолжила. - Чиновница посочувствовала ему. Мишель сумел её так разжалобить, что она якобы чуть не заплакала.
- Чем же он её так разжалобил? – удивилась Елена Петровна.
- Сказал, что родился недоношенным болезненным ребёнком, а теперь вынужден жить без родной матери, и ему очень трудно.
- А твоего сына сотрудница не пожалела?
- Похоже, что нет.
- Алёна, надо что-то делать. Так жить дальше нельзя, потребуй от Клауса, чтобы он оградил Ромку от издевательств.
- Это бесполезно. Я много раз жаловалась ему на его сына, но он мне не верит. При отце Мишель ведёт себя сдержанно, да ещё жалуется, что его оговаривают.
- Может, тебе уйти от него?
- А куда я уйду? Добиваться что-либо в Германии мне бесполезно. Кто поверит иностранке? Возьму Ромку да уеду назад в Россию.
- Ты столько терпела, и вдруг всё бросить? И к кому ты поедешь?
- Есть к кому, - уверенно ответила Алёна.
Елена Петровна догадалась, к кому, но переспрашивать не стала. Через пару недель снова позвонила. На этот раз Алёна не жаловалась, даже похвасталась, что ходила с Клаусом отмечать свой дембель.
- Что это за дембель, - поинтересовалась Елена Петровна.
- Два года совместной жизни с Клаусом! А это означает, что по законам Германии в случае развода меня не выпроводят из этой страны.
- А как Ромка? Не обижает ли его Мишель?
- Бывают стычки, но реже, - ответила Алёна.
Рассказы о жизни Ромки в семье Клауса беспокоили деда и Елену Петровну. Они отправили Алёне письмо, в котором посоветовали использовать любые способы, чтобы оградить мальчика от притеснений. «Можешь всегда рассчитывать на нашу помощь. Но учти, если что-то случится с ребёнком, ты сама себе этого никогда не простишь», - написали они в заключении.
Такое письмо возмутило Алёну. Она не стала подходить к телефону. Когда телефонную трубку брал Клаус, то радостным голосом сообщал: «Она занята» и прекращал разговор.
- Алёна верна себе, - сетовал отец. – Сначала нас взбудоражила своими горестными рассказами, а теперь решила прекратить с нами дальнейшие отношения.
- Похоже, что ты прав, - согласилась Елена Петровна. – Видимо, она боится, что мы всем расскажем правду об её «счастливой» жизни в Германии. Лучше бы она нам ничего не рассказывала.
- Так-то оно так, но от неё мы узнали о страданиях Ромки. Придётся всё-таки позвонить Ивану.
На следующий день разговор состоялся.
- Я уже слышал от Ромки, что его обижает Мишель, но что я могу сделать? – с грустью заметил бывший зять. – Знаю, что и Алёне нелегко приходится, - тяжело вздохнув, добавил. - Я приеду в Германию в сентябре на Ромкины каникулы, тогда и разберёмся.
- В сентябре нет каникул, они заканчиваются в августе, - удивился Ромкин дедушка. – Впрочем, это на мою дочь похоже, как всегда, у неё ложь перепутана с правдой, - после небольшой заминки продолжил. - Алёна нам рассказывала, что они взяли путёвки на первые две недели сентября в Венецию, и Ромку якобы отпросили на это время из школы. Теперь мне понятно, что она спланировала. Вы останетесь вдвоём с сыном, а они уедут отдыхать. Ты, Иван, приехал бы в августе, когда у ребёнка каникулы.
- Неудачно получается, и я не хочу, чтобы Ромка пропускал школьные занятия из-за меня, - огорчился Иван. - Но теперь, что-либо менять поздно, билеты на самолёт уже заказаны.
- Поступайте, как знаете, моё дело предупредить, - сказал на прощание Алёнкин отец и положил телефонную трубку.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 80
     (голосов: 4)
  •  Просмотров: 1811 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.