Ты и Вы *** Девочка, первый день зимы. Это пройдет. Это просто слякоть. Зерна оранжево-спелой хурмы… Только прошу вас, не надо плакать. Зимы проходят. Тебе ли не знать. Небо пронзительно льет одиночество. Милая девочка, сколько вам? Пять? Плакать и мне, очень взрослому хочется. Кубики-рубики… Книги… Альбом… Все изменяется в сумрачном мире. Сами

Казанова с альфа Центавра

| | Категория: Проза
Фаниль ГИМАДИСЛАМОВ
представляет

КАЗАНОВА С АЛЬФА ЦЕНТАВРА
(Фантастический рассказ)



Я - Сардопур Лажавагал, землянин. Все мое существо гордится тем, что мне повезло родиться на Земле и вырасти здесь. Я потомственный землянин в отличие от множества пришельцев, сделавших состояние в дальнем космосе и облюбовавшем нашу планету для дальнейшей беззаботной жизни.
Единственно, что меня не устраивает - это то, что все приходится начинать с нуля. Предки мне ничего не оставили - никакого состояния, если не считать, конечно, многочисленных, хотя и не крупных, долгов. С таким капиталом тяжело мечтать о полетах не только в дальний, но и ближний космос. Однако я никогда не оставлял свою мечту, и делал все для того, чтобы самые нереальные планы сбылись. Первым шагом к этому стали ежедневные тренировки в школе подготовки специалистов, обслуживающих космопорты. Так я стал техником при звездолетах. И, казалось, еще немного - и я полечу в космос. Увы... Так прошло десять лет. Я в совершенстве овладел профессией. Мне тогда казалось, что кто-то из начальства заметит мое усердие и предложит место на трансгалактическом линкоре или - пускай даже - на околоземном патрульном катере. Я готовил к запуску самые сложные аппараты, отыскивал неполадки в электронных схемах вернувшихся на Землю космических челноков, но энтузиазм мой не был замечен и оценен по достоинству. Все внимание прессы и начальства было нацелено на героев космоса. А те, чьими стараниями достигались успехи и победа, оставались всегда в тени. Их участь - развлекаться спиртным и заканчивать жизнь законченным алкоголиком.
Леда - это было единственное, чего я достиг за долгие годы работы в космопорту. Моя удача была капризной и красивой девушкой. Кто в молодости не мечтает о большом чувстве, не жаждет любовных встреч и необычайных приключений! Первая часть грез начала сбываться. Ее алые, как свежая кровь, губы были тонкими. Тонкими, как нанесенная лезвием рана. Мне они показались хищными и очень чувственными.
- Ты и дальше хочешь здесь работать? - спросила меня Леда, едва мы познакомились.
- Конечно, нет, - я откинул со лба волосы назад. Так я выглядел и вовсе неотразимым. - У меня большое будущее.
- Кто говорит об этом?
- Я!
- Этого недостаточно, - Леда говорила с придыханием, которое так идет некоторым девушкам и сводит с ума парней.
- Я добьюсь намеченного! - Стоял я на своем.
Пауз в диалоге не было.
- А я хочу помочь тебе, - сказала она прерывистым голосом. Затем мягкие, горячие губы приникли к моим губам.
Сказать, что я потерял голову - это ничего не сказать.
Выросшая без родителей, Леда обладала совершенно неукротимым нравом и недюжинной волей. Я ей поверил безоговорочно.
Оказывается, ее переводили в распоряжение администрации космопорта, и поскольку по профессии она была что-то типа тренера или учителя, то ее скоро определят в школу навигации или даже выше. Вот замолвить слово за меня перед дирекцией она и собиралась в ответ на мою любовь.
Впрочем, это я так цинично обозначил. На деле - у нас было великое и прекрасное чувство. Мы даже расписались законным браком и сняли жилье для совместного проживания. Там было все для безбедного существования. Но и только. Никаких изысков. Но… Это все непременно будет. Чуть позже. Когда я, наконец, получу высокооплачиваемую работу и буду летать в космос.
- Что ты переживаешь, - сказал мне Ендаб, - все идет по плану. Леда введет тебя в высший свет.
С Ендабом мы познакомились на каком-то уик-энде. Он показал мне как открывать бутылку без помощи штопора одним ловким ударом снизу, а я научил его обходиться без стакана - пить прямо из горла. С тех пор мы часто встречались. Значит, дружили. Поэтому мне было с кем поделиться своими сомнениями.
Так оно и случилось. Однажды меня вызвало руководство и предложило заполнить анкету. Затем мне сообщили, что по результатам тестирования меня зачисляют в школу.
- Спасибо скажи своей дорогой женушке. Она переговорила с кем надо, - сообщил Ендаб и замолчал, давая мне возможность переварить услышанное.
- Все в порядке, - ответил я невозмутимо, - скоро начнутся занятия и тренировки.
- Ты был на собеседовании?
- Да, со мной к полету будет готовиться Дыр-быр... как его?
Я достал бумажку.
- Пыдырдыбр с Патергамма. Могу рассказать о нем. Правда, в глаза я его не видел. Пока еще…
- Нет, не надо. Это твои проблемы. Пусть твоими и останутся.
А между тем я специально наводил справки.
Патергамм - третья планета в системе звезды Альфа Центавра спектрального класса Ж2 со средней светимостью. Содержание кислорода в атмосфере планеты, которая состоит большей частью из азота, восемнадцать и девять десятых. Поверхность на две трети состоит из воды. Если вникнуть, то по физическим и климатическим условиям это - полное соответствие нашей матушке Земле. За малой и несущественной разницей.
В справочнике даны также другие сведения, удивительно смахивающие на описание нашей родной планеты.
Угол наклона оси к плоскости эклиптики, например, двадцать пять градусов тридцать минут. Впрочем, если вас заинтересовали подробности, то обо всем можно прочитать в Полном Галактическом Каталоге.

Пырдыр, как я его ласково назвал, оказался веселым малым. Меня он тоже стал называть сокращенным именем: Пур. Я не возражал.
Он был маленького роста с зеленой шерстью с желтоватым отливом и довольно длинным, как у крокодила, хвостом.
Когда он впервые появился в учебном классе, имитирующем рубку корабля, и откинул защитный гермошлем, я чуть не упал в обморок. Я, конечно, преувеличиваю, но было тут от чего прийти в ужас. Лицо его напоминало что-то родное из фильмов-страшилок для детей. Одет он был в скафандр высшей защиты, и когда он разоблачился, я успокоился. В остальном, он оказался даже по-своему симпатичен.
Патергамм был одним из древнейших разумных миров, открытых в начале космической экспанции. Теперь земляне помогали этой дружественной цивилизации осваивать космические полеты.
В принципе, мне еще повезло: кое-кто в школе занимался на пару с желеобразными и плохо пахнущими существами с более дальних миров. Курсанты, оставаясь наедине, часто мне излагали свои претензии.
Дыр-быр с гордостью сообщил мне, что заплатил громадную сумму за обучение. Я также узнал, что полеты в космос для него не работа, а интересное времяпровождение. Это почему-то меня расстроило, но сообщение руководства школы, что один из курсов будет вести Леда, привело меня снова в хорошее расположение духа.
Эта девушка переменила все в моей жизни. Все... Но вот и нет! Как я был авантюристом и мечтателем, так я им и остался. Позднее я пойму, как во многом я ошибался. Впрочем, все по порядку.
- Мистер Пыдырдыбр, - сказала Леда и вынуждена была коснуться плеча моего напарника, - наденьте наушники.
Ей пришлось жестами пояснить свое пожелание. Я заметил, как она непроизвольно поморщилась при этом.
Был первый день предварительных занятий, и под кожу иноземных студентов летно-космической школы еще не успели вшить лингвистический чип-анализатор, а к уху подвести специальный наушник.
Таким устройством оснащали всех пришельцев, чтобы они понимали человеческую речь и сами могли говорить на любом из земных языков. Всех специалистов, по роду своей деятельности имеющих дело с инопланетянами, тоже снабжали аналогичным прибором. Нам с Ледой назначили прием на послеобеденное время.
- Вот и отлично, - улыбнулась Леда, когда Дыр-пыр надел свой лингафон. - Приступим к уроку. Меня зовут Леда. Я буду вести курс по техническим характеристикам и правилам пользования механическими приспособлениями звездолетов последней серии.
В течение дня мы изучали технику проникновения в звездолет. В общем, два плюс два равняется четыре. Немного сложнее был переход через вакуумный шлюз. И я, и мой напарник прошли через испытания с блеском.
- Приглашаю вас с Ледой к себе на виллу, - сказал Пыр-дыр, когда занятия подошли к концу, - я тут купил недвижимость неподалеку. Мне кажется, неплохая вилла.
Вилла была шикарная. Леда и вовсе проглотила язык. Но Пыр-дыр уже свободно изъяснялся на всех земных языках, включая интер, и мы весело беседовали вдвоем, пока служанка готовила ужин, а Леда бродила в задумчивости по дворцу.

Пыр-дыр и его щедрая натура нам с Ледой понравились. На память о посещении жилища он подарил нам золотую люстру, которую специально привез со своей родной планеты. Это было чудо технической мысли. Источником света служило какое-то плоское растение, которое следовало поливать водой. И только. Я, конечно, остался доволен новым другом.
Правда, через несколько дней Дыр-пыр сделал мне неприятность. Нечаянно, конечно. Дело в том, что его крючкообразные щупальца плохо годились, чтобы включать некоторые приборы. Для этого надо было утопить кнопку в панель.
- Мне бы гашетку или рычаг, - виновато пояснил Пыр-дыр.
- Увы, - инструктор пожал плечами, - придется летать на земных звездолетах, а здесь кнопки именно такие, с утоплением в качестве защиты от случайного нажатия. Ваши конструкторы купят земной патент, тогда и у вас появятся собственные звездолеты. А пока могу предложить пользоваться моей указкой.
Указка у инструктора была длинная и металлическая. Он употреблял ее также в качестве отвертки и шила. Именно острый конец этого шила и вонзился мне под ребро, когда Дыр-пыр нажал отверткой в одну из красных кнопок. Это было ошибкой в решении поставленной задачи, и полетели искры, обозначающие взрыв корабля. Зеленое чудовище отпрянуло назад, и я, находившийся рядом, получил серьезное ранение.
Невыносимая боль заставила меня взвыть белугой. Я скривился и прикрыл ладонью грудь. Клокочущая из раны кровь была липкой и горячей.
В госпитале расторопные врачи ввели в меня шприцем анестизирующие препараты локального и общего действия. Чуть полегчало. Все время меня сопровождал пришелец с Альфа Центавра, виновник моих страданий, сочувствием и обходительностью пытавшийся загладить свою вину. После манипуляций искусных хирургов мне стало уже намного легче, и Дыр-пыр покинул меня.
Едва меня отвели в специальный покой, предназначенный для реабилитации, около меня оказалась Леда.
- Я испугалась, что с тобой что-то очень серьезное, - Леда была сильно взволнована.
Ее золотистые волосы падали на лоб, она то и дело откидывала их назад.
- Нет-нет, я очень скоро смогу продолжить занятия. Ничего опасного для жизни. Обычная производственная травма.
Леда успокоилась. Вытерла платочком у себя со лба крупные бусины пота. Прикрыла халатом свои красивые длинные ноги.
- Иди, я должен побыть один.
Я прогнал ее, чтобы осматривавший меня врач немного успокоился.
- У вас очень красивая жена, - вкрадчиво заявил он мне, едва за Ледой закрылась дверь, - а вы ведете себя слишком самоуверенно.
Врач не смог сдержать обуревавших его чувств.
- Нелегко быть скромным, - горячо шепнул я ему, притянув за рукав к себе, - если сам ты чертовски привлекателен.
Я имел в виду свою природную красоту.
Врач ушел. Моя скромность заставила его прикусить язык.

Рана оказалась пустяковой. Выписали раньше положенной даты, и я быстрее ветра помчался в школу, чтобы быстрее увидеть свою любимую.
Увы, Леду я нигде не нашел. Преподаватели сказали, что у нее перерыв на час. Где-то она должна быть. Вот только где?
Обычно в таких случаях мы проводили свободное время вместе, уединившись в кабинках для переодевания.
Полный дурных предчувствий я направился к душевой секции.
То, что я увидел, произвело крайне удручающее впечатление. Посудите сами.
Я почему-то был убежден в честности и добрых намерениях Пыдырдыбра. Пожалуй, я сильно заблуждался на этот счет.
Это зеленое чудовище как раз приняло душ. Именно его намокшее и противное тело иноземца, полуобняв, целовала моя Леда. Космический Казанова, довольный собой, скреп свободной конечностью свой сильно выступающий живот и тихо по-кошачьи мурлыкал от удовольствия.
Я почувствовал, как теряю ощущение почвы под ногами. Невольно вырвался стон. Он шел из самых глубин моей души, и не услышать его любовники не могли.
Тыр-пыр без единого слова умчался прочь, волоча по ковру мерзкий хвост.
Я всегда гордился своей выдержкой и благородством. Теперь у меня все кипело.
- Ты что подумал, дикарь? - воинственно прищурилась Леда.
- Я не занимался этим сложным процессом. Я просто наблюдал.
- И что же ты наблюдал?
Леда - поистине гремучая смесь, и разговаривать надо с ней, держа одну ногу в стремени. Так говорили древние земляне, имевшие дело с крутыми джигитами и горячими скакунами. Не про нее, конечно. Но про таких, как она, это точно!
- Как ты мог подумать плохое? Я ведь одета полностью.
- Тыр-пыр нанес мне сокрушительный и подлый удар.
- Нет, мы говорили о тебе и твоих страданиях. А он меня утешал как мог. Я проявила женскую слабость. А ты... Ты - безумец.
Вот за что я ее любил - за прямоту и откровенность.
Ошарашенное молчание было ей ответом. Я ограничился напрягшими мускулами, желваками на лице и сверканием разгневанных глаз.

- Тыр-пыр - оружие в чьих-то недобрых руках? Так?..
Вечером я был у Ендаба и пытался с другом осмыслить случившееся.
Все больше философский скепсис и вселенская грусть овладевали моей беспокойной душой.
- Идет подковерная игра, - Ендаб, казалось, знал больше, чем рассказывал, - кому-то нужно отодвинуть тебя на обочину жизни.
- Кому? - Я схватил друга за горло.
- Может, я ошибаюсь, не делай поспешных выводов. Ты же - человек. А не существо с других миров.
Наконец, я совладал с собой.
- Ладно, говори.
- Я не знаю.
- Обещаю, буду держать себя в рамках. Я изучал этикет. И космический тоже - в летно-космической школе...
- Что касается влечения мужчины и женщины, то это загадочная субстанция, - заявил тихо, но настойчиво мой друг и недоверчиво покосился на меня, ожидая провокации.
Я молчал.
- Впрочем, не обижайся, но все говорит о невеликих интеллектуальных способностях твоей супруги.

Я вернулся домой в еще большем смятении. Наверное, на лице отчетливо читались следы душевных переживаний.
- Ты будешь меня ругать? - Леда была настроена по-боевому.
- Давай, не будем ссориться. Пойдем лучше смотреть на звезды.
Мы вышли на террасу.

Наступала осень. Листья сбрасывали свой летний наряд, придав им цвет запоздалой красоты. Ночи становились туманными и холодными, как вчерашний суп.
Однако в моей жизни не все было так плохо.
Я всегда был человеком действия.
И добился, чтобы мне сменили напарника по учебе. Руководство пошло навстречу, едва я изложил сложившуюся в нашем маленьком коллективе непростую психологическую атмосферу. Единственно, чего не удалось мне претворить в жизнь, это добиться назначения вместо Леды другого инструктора.
- Взаимоотношения наставника и курсанта, по нашим сведениям, не требуют корректировки, - именно так выразился директор школы, повертев перед моим носом анкетами с тестами личных психологов, - а вот у вас будет новый партнер. На этот раз, мы решили, это будет землянин. Раз вы плохо уживаетесь с инопланетянами, не будем больше рисковать. Идите.
И теперь я ждал, когда откроется дверь, и войдет мой новый напарник. Какой он? Уживемся ли мы с ним? Я уже тревожился по-настоящему.
Вторую замену будет неловко просить.
Дверь учебного класса, имитирующего корабельный лазарет, осторожно открылась, и вошел он. Мой напарник. На его лице была улыбка от уха до уха. Я просиял и распростер объятия. Моим новым напарником стал Ендаб.
- Мне это удалось! - прогудел такой знакомый и родной голос.

- Вот это да! С ума сойти, какая прелесть! Я видела такой браслет в доме у твоего приятеля, - сказала Леда, когда, прогуливаясь, мы заглянули в ювелирный магазин.
На витрине были выставлены браслеты различных расцветок из жемчуга далекой планеты. Повальное увлечение земных женщин изделиями с недавно открытого мира плохо поддается объяснению. Мало того, что украшения из жемчуга, добываемого аборигенами с таким трудом, стоили целое состояние, но и выглядели они совершенно непривлекательно. Так мне кажется.
- Ты меня слушаешь?
- Да-да, - отозвался я. Леда сильно заблуждается. У Ендаба не может быть таким бесполезных сокровищ.
- И когда ты мне его купишь?
Вопрос жены застал меня врасплох. Если бы в этот момент я принимал пищу, я бы однозначно поперхнулся. Хорошо, что я не имею привычки покупать из автоматов еду быстрого приготовления.
- Леда, не могу тебя порадовать, - медленно произнес я, ожидая самой неожиданной реакции от подруги.
- Я знаю, - тихо сказала жена и больше к разговору о дорогих покупках не возвращалась.

Иногда бывает так полезно посетить бар в космопорту.
Дело в том, что, не найдя Ендаба ни по мобильнику, ни по пейджеру - эти средства связи у него недавно появились, а, также находясь в состоянии подвешенности, я решил навестить своих старых приятелей. Леда была на занятиях - и, значит, я был предоставлен самому себе. Всех своих знакомых работяг я нашел в баре. Действительно, где же еще?
Выпивка была любезно предоставлена расторопным барменом. За мой, разумеется, счет.
Кто-то хотел отказаться, но я был щедр и всех напоил до положения риз. В результате получилось, что, выражая благодарность, каждый норовил лобызнуть меня. Более того, наиболее ретивые стали рассказывать различные истории из жизни известных мне людей и выдавать свои сокровенные тайны. Немало интересного я услышал и о Леде.
- Сегодня я видел ее у шикарной виллы, - доложил мне один из откровенных собеседников. Из перспективных агентов - в том случае, если я работал бы в соответствующих органах.
- Я не знал, что у тебя есть такие богатые родственники, - удивился второй.
- И молчал! - упрекнул первый. - С такими связями ты далеко пойдешь. С тобой надо дружить.
Под каким-то предлогом я покинул пьяную компанию. Полученную информацию я должен был немедленно проверить.
- Поехали к Пыр-пуру, - почти вскричал я, приехав к Ендабу.
- Да ты пьян!
- Вот-вот, поэтому я тебя и зову с собой, чтобы ты смог меня удержать в рамках приличия.
- Я не верю в твои подозрения!
- Вот вместе и убедимся в обратном. Или, - это сущая правда, - если я буду один, я убью соперника на месте.
- Соперника?
- Да. И коварного при том...
- Ты забыл, что твой недруг - инопланетянин. А у них другая физиология. Они размножаются партеногенезом.
- Это как? Что за ахинею ты несешь? Пари… - как они размножаются?..
- Как тли, палочники, орехотворки! Как пчелки и дафнии.
- Подожди… Кто такие дафнии?
- Водяные блохи, ветвистоухие ракообразные.
- Даже так? Ты начитался фантастики и лепишь мне пельменей… Неужели такое возможно?
- Представь себе, да!
- Что-то мой Казанова не похож на блоху.
- Речь идет о способе размножения. Я знаю физиологию каждого из представителей разумного мира, живущих на нашей планете. Так вот, твой так называемый соперник относится к весьма экзотическому виду. У них о сексе нет никакого представления. И, стало быть, нет половых органов в нашем понимании.
- Не знаю, не знаю. Может, я и ошибаюсь. Тогда я принесу Пыр-дыру извинения. Но я поверю только своим глазам.
- Мои научные познания уже не в счет, так? Они вызывают у тебя сомнения?
- Да!
- Ты не считаешь меня специалистом? И еще - ты не веришь жене.
- Я знаю ее лучше, чем ты можешь себе представить. Будет лучше, если ты поможешь мне, своему другу! Поехали.

Вилла иноземного гостя выглядела в вечернее время как чертог дьявола. В одном единственном окне горел приглушенный свет, а остальное здание было погружено в мрак. Судя по всполохам на шторах, внутри шла дискотека, или происходили действия, относящиеся к компетенции ведьм. В общем, великолепный шабаш на Лысой горе был в самом разгаре - не иначе. Меня сразу смутило только то обстоятельство, что не было слышно звуков, сопутствующих вышеназванным мероприятиям.
Я оперся на плечо друга и, подтянувшись, заглянул в окно. То, что я увидел в щель между шторами, произвело на меня впечатление почище средневекового колдовства.
Я упал на землю. Друг помог мне подняться.
- Лучше туда не смотри! - сказал я ему.
- А что так?
- Сейчас я буду его убивать.
Лежа на плече Дыр-пыра, какая-то роскошная девушка курила сигарету. Эта была Леда. Моя Леда. И вместе они смотрели с заметном удовольствием на большом - на всю стену - экране красочный фильм. Противный пришелец демонстрировал гостье достопримечательности своей планеты.
- А… Это вы! - Казанова поднялся со своего ложа, когда робот-привратник ввел нас с Эндабом в дом.
Дыр-быр держался подчеркнуто небрежно. Он не чувствовал раскаяния.
- Будете что-нибудь пить?
- Нет! - Я ощущал в себе кипение просыпающегося вулкана. Еще немного - и я взорвусь.
- Почему?
- Потому что в чужом доме... в отсутствие хозяина... я не имею привычки... распивать напитки.
- Не понимаю... Хозяин - вот он!
- Но скоро он будет мертв! Я гарантирую.
Леда порывисто вскочила с места:
- Прекрати сейчас же! - заорала она, как будто находилась в нашей общей спальне. - Когда ты перестанешь за мной следить?! - голос ее звучал для меня привычно требовательно.
- Я хочу знать, что происходит? - промямлил я.
С ней ругаться - себе дороже.
- Ты, наверное, имеешь в виду, почему я здесь? - скривила губы Леда. Я уже чувствовал, что путем логических умозаключений она сейчас из меня сделает дурака. В присутствии моего друга Ендаба и своего любовника.
Впрочем, тяжело быть любовником, не имея половых органов. Если, конечно, наука не заблуждается на этот счет.
- Я тебе заранее верю, - проговорил я. Слова давались мне с трудом, но я должен был это сказать. - Леда, ты всегда достигала успеха за счет своего женского обаяния и… женского коварства. Что ж, природа дала тебе женское место, чтобы ты использовала дарованное с максимальной пользой для себя. Один мой приятель говорил: трать деньги, пока они есть. Потом, когда обстоятельства изменятся, - ты их потеряешь или не будешь их иметь - станет затруднительно это сделать. Тебе повезло, твое сокровище всегда будет при тебе. Наверное, ты гениальный в своем роде человек - ты из всего выжмешь все, что только можно выжать. Однако я все чаще становлюсь эгоистом. Просьба у меня к тебе не носит конструктивного характера. Избавь меня от участия в твоих планах. Я, конечно, идиот. Но у меня есть свои планы…
Закончив монолог, я хлопнул дверью.

С тех пор прошло шесть или семь месяцев. Я старался их не считать. Леда домой не вернулась. Первое время я ждал и надеялся, что самая дорогая для меня женщина не поверит моим словам, сказанным в минуту раздражения или, если хотите, душевного смятения, она в силу своего женского материнского чувства захочет доказать мне свою преданность. Но, увы, я не ошибался - виновность ее была вне сомнения. Желающих просветить меня на этот счет было достаточно. Даже Ендаб, оказывается, пользовался при случае благосклонностью Леды.
Вот такая порочная была девушка с красивой внешностью.

Однажды я совершенно случайно встретил Леду.
- Привет, - сказал я ей.
- Привет, - ответила она мне после небольшой паузы.
Я на секунду остановился. Я поборол искушение.
Значит, я все-таки любил ее в глубине души.
- Ты живешь у Дыр-пыра? - спросил я.
- Да, ты же отказался делить со мной кров! - бесхитростно ответила она.
- Как же так? - задал я давно мучивший меня вопрос. - У него даже половых органов нет.
- Ну и что, - возразила мне Леда, - зато он очень замечательный человек. И любит меня.
Повернувшись, она махнула мне рукой. На солнце блеснул дорогой браслет с далекой планеты.
Больше Леду я не видел. По слухам, она живет счастливо.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 983 | Напечатать | Комментарии: 1
       
28 февраля 2011 15:42 AleksAgata
\avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 19.11.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 34
Отблагодарили:0
Класс, истории о не верности и продажности женщин набрали межпланетный масштаб. Что дальше? Придется писать о подлости и лживости мужчин.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.