Любви, обманутые дольщики У недостроенной весны. Глаза в глаза и пальцы вдоль щеки Вдруг стали гибельно пресны. Была посильна и достаточна В процентах ставка - им видней, Но оказалось лишь до ста точна В прогнозе сумма теплых дней. Как не прозрачны были правила, Во всем виновен был не бес. Хладнокровно жизнь подправила Сценарий, спущенный с небес

Серебряная змейка

| | Категория: Проза
Ненавижу больницы. Бело-зеленые халаты персонала, таких же оттенков стены, наверное, чтобы не замечать "борцов за жизнь", покрытые коричневой клеенкой скамейки, запах гипохлорита. Это безумно бесило. Но если бы только это. Меня окружала чистота, а в душе был хаос.
- Я ничем не могу помочь, бессильно прошептал я.
Когда я подошел к палате, у двери двое: мужчина лет пятидесяти и женщина, разговаривали с врачом. Я получше рассмотрел ее. Да, не оставалось никакого сомнения, его мать. "А ведь я даже не знаю, как ее зовут. Мать лучшего друга", - я нервно поправил хвост, рассматривая ее. Рыжие, как у него, кудри были тронуты сединой, глаза, сердце невольно сжалось, у него они были карими, у его матери - голубыми. Странное сочетание. Она была низенькой и, не в пример своему сыну, суть полновата. Тонкие, как у него губы, не были накрашены. Она, видимо, сильно сдала за последние полгода. Еще бы, старший сын сгорел как свечка, а ведь ему едва исполнилось двадцать семь.
- Позавчера исполнилось, - снова прошептал я.
Я не смог к нему прийти - был в суточном дежурстве. Хотел сегодня подарок занести. Книга. Он говорил, что давно не мог ее найти, а я, случайно заскочив в книжный на окраине, нашел.
(Продолжить)
Она повернулась, и улыбка сползла с моего лица. Она всегда уходила от Алекса бодрой. Как я раньше не заметил? Ее глаза были красными, она уже дня два плакала не переставая. Мать моего друга направилась ко мне. Я почему-то ожидал пощечины.
- Денис? - тихо спросила она, я кивнул, уже подозревая, что произошло.
Женщина протянула мне тоненькую фиолетовую тетрадь, я еле сдержал вздох, именно я ее покупал, и прошептала, будто прочтя мои мысли:
- Ночью. С позавчера на вчера.
Я взял тетрадь, случайно коснувшись пальцами ее руки. В ту же секунду меня накрыла волна пронизывающего до костей холода. Ее горе было слишком велико.
Не помню, как вернулся домой. Разулся, повесил косуху и подошел к серванту. Я долго смотрел на бутылку коньяка, прежде чем взять ее. Я отлично помню тот день. Алекс как раз рассчитался со всеми долгами, после того, как я помог ему устроиться на работу. Он пришел радостный и долго извинялся за недельное опоздание. ?Вручив мне это бутылку, он пожал мне руку, еще раз поздравив меня, и пошел домой. Было поздно, поэтому он не смог остаться. Я задумался, открывая коньяк, а ведь Алекс никогда не оставался у меня ночевать, хотя жил абсолютно один. Алекс всегда говорил, что в спиртном ничего не смыслит, да он пил крайне редко и мало. Но коньяк был отличным, я это отметил, несмотря на то, что мне было паршиво.
После второй рюмки я вспомнил про тетрадь. Закурив, я достал ее.
На обложке моей рукой было выведено "Алекс". Крупные буквы, черная гелиевая ручка. Я открыл тетрадь. Первое же слово заставило меня глубоко затянуться.

" Исповедь.

Мы познакомились на просторах интернета. Сейчас уже не вспомню ни сайта, ни причины. Но он мне показался интересным собеседником, несмотря на довольно банальный ник - Колдун. Как оказалось, мы живем в одном городе, он назначил встречу, я согласился. Глупо, банально, но наше знакомство случилось именно так.
Сейчас, оглядываясь назад, у меня довльно двойственные чувства. В приступе кашля я проклинаю тот день, проклинаю его пронзительный, будто смотрящие в самую душу, зеленые глаза, обрамленные длинными ресницами, его длинные, вечно собранные в хвост, каштановые волосы, прямой нос, тонкие бледноватые губы. Но когда приступ проходит, я вновь вспоминаю его голос, как же я давно его не слышал. Он работает, мне хочется, чтобы он был рядом всегда. Его фигура. Высокий, стройный. Как-то пару раз видел его без рубашки. Хорошо, что я научился скрывать свои чувства, не показывать своего истинного отношения к людям. Его руки, пресс, грудь всегда были в отличном состоянии. Я спортсмен, но таких результатов, несмотря на похвалы тренера, мне было не достичь.
Мы встретились с Деном, как оказалось, Колдуна звали Денис, еще раз, потом еще. Так началась наша дружба. Для Дениса дружба.
Я помню тот вечер, будто он был вчера. Мы сидели в баре, я по привычке пил сок, ребята лениво потягивали пиво. Ден, как всегда, шутил и балагурил. Мы встали, в очередной раз поздравить именинника - Олега, Ангела (за извечный изображения ангелов на футболках). Колдун говорил. Я понял, что засмотрелся на нег, на его рот, на его губы. Черт! Если бы среди нас была хоть одна девушка! Хорошо, что толстая джинсовая ткань скрывала возбуждение. Я ушел минут через двадцать, сославшись на головную боль.
Ночь я спал отвратительно. Мало того, что меня недавно бросил Игорь, так еще я осознал, что хочу лучшего друга. Нет, меня никогда не смущало, что я гей. Но это! Это уже был перебор. Мои друзья никогда не были моими парнями. Получалось так, что я общался только с натуралами. А то, что у меня нет девушки, я объяснял воспитанием, тем, что хочу серьезных отношений, и не нашел подходящую. Ага! В двадцать с лишним! Впрочем, в личную жизнь не лезли.
Мы продолжали общаться, я любил его, я не просто хотел, я действительно был в него влюблен. Парня у меня все не было, хоть и на ответные чувства со стороны Дениса я не надеялся, более того, я точно знал, что их не будет. Колдун вовсю ухлестывал за Риди, не знаю, как ее зовут. А я. А что я? Тихо дрочил по ночам и радовался за того, кого люблю. Хотя по чести сказать, я боялся. Боялся, что он отвернется от меня. Мне было плевать на всех остальных. Родители меня поняли и приняли. "А что теперь поделать", - с улыбкой сказала мама. Папа лишь махнул рукой.
Два события в один день.
Мы ехали в автобусе. Дену надо было заскочить к приятелю, а я просто ехал к себе на квартиру. Час пик. Автобус резко затормозил, и я не удержался. Сильная рука схватила меня за талию. Ден прижал меня к окну, защищая от толпы. Одной рукой он все так же держал меня за талию, другой опирался о стекло. Не знаю, что он прочел в моих глазах, но смущенно улыбнулся и сдавлено прошептал: "Извини, братишка". А моё тело ликовало. Видимо, я не покраснел только потому что крови на лицо и на член одновременно не хватило. Мой кумир, мой Бог, мой возлюбленный был так близко. не много стоило не признаться ему в любви. Мы шли по улице. Ден вновь смущенно улыбнулся и сказал: "Ты правда извини, прижали. Может пригласишь на чай?" Не знаю, почему, но я согласился.
Мы разулись и повесили куртки. Как только я поставил чайник, зазвенел телефон. О, этот день я не забуду. День великой радости, омрачил ужас, пустота. Все, все исчезло.
Ден зашел в комнату. Я понял, что реву. "Алекс, что с тобой? Граф!", - он никогда, в отличие от остальных, не называл меня Графом. Я поднял мокрые глаза и прошептал: "Отец. Машина". Дену не надо было долго объяснять. Он все понял. Он сам потерял обоих родителей в автокатастрофе. Не знаю, как глубоко он прячет свою боль. Наверное, также глубоко, как я свою любовь.
В минуты злости, как, например, сейчас, я думаю, что я заладил все про любовь? Может на самом деле мне просто хотелось переспать с ним, просто чтоб он меня трахнул! Но когда злоба проходит, я вновь понимаю, что хотел чувств, нежности, что мне этого всегда не хватало. Почему-то ни один из моих парней не мог мне этого дать.
Но я отвлекся. Той ночью Ден просидел со мной.Я ревел полночи, а он сидел рядом, держал меня на руках, гладил по голове и молчал. Молчал, потому что знал, что так лучше. Я успокоился около четырех утра. Не знаю, спал ли Ден, но в десять я проснулся от запаха кофе. Он ждал меня на кухне. Он приготовил завтрак. Я был без сил, но взгляд Дена заставил меня съесть то, что он приготовил, одеться и поехать домой.
Я окончил универ, как и намеревался, с красным дипломом. Но работу найти не мог. Все это время нам помогал мамин брат - дядя Олег. но я обещал себе, что смогу поднять братьев и помочь маме. И тут мне снова помог Денис. Я случайно обмолвился о том, что нет ни денег, ни работы. На что он просто сказал приезжать к нему на следующий день в одиннадцать утра.
Без пяти одиннадцать я был у подъезда. Ден ждал меня внизу. Он протянул мне шлем, надел свой и сел на байк. Я сел сзади. Я был на седьмом небе от счастья! Я обнимал Его! Он был так близко. Такой теплый, уверенный, сильный, любимый. Но недоступный. Впрочем, это не могло омрачить моей радости.
Я отдал долги дяде (еле его уговорил). И купил Денису подарок. Жаль, опоздал на неделю, у него как раз был день рождения. Я достал продавца, выбирая коньяк. Вручив подарок, я пошел домой. Денис предлагал остаться, но как только я представил себе, что заночую у него, сердце екнуло. Я слишком хорошо помнил реакцию организма, когда он прижал меня в автобусе, и когда я прижимался к нему на мотоцикле. Я понял, что не сдержусь и признаюсь. Я бы не пережил этого.
Я уходил каждый раз, когда он предлагал остаться. Под тем или иным предлогом. Однажды Денис предложил проводить меня до остановки. Я согласился. Это был роковой вечер. Вечер, изменивший мою жизнь. Их было пятеро. По наглым рожам было видно, что у этих уродов чесались кулаки. Завязалась драка. Подробностей я не помню. Вспоминается лишь острая боль в боку и ноге. Утро я встречал в реанимации. В бок нож вошел удачно - органы не задеты. А вот с ногой. Повреждена мышца. Прощай, спорт. Мне хотелось выть. Спорт был моей отдушиной. Он удерживал меня от вредных привычек. И я закурил. Денис боролся как мог, но он не знал, что я злюсь из-за любви к нему. Мне вдруг жутко захотелось разочаровать его. Я хотел, чтобы он перестал со мной общаться. Я курил только такие же сигареты, что и он. Наверное потому что мне хотелось, чтобы его запах был со мной. За полтора года я убил легкие. Врачи не понимали, в чем дело. Бывший спортсмен, не так много курил. Они пытались бороться за меня. Пытались, но не смогли. Я знаю, что теперь мне осталось недолго. Вчера стало лучше. Я много наблюдал за больными, и знаю, что значит это улучшение. Мне осталось жить несколько дней.
Я не знаю, зачем все это пишу. Может, потому что любому человеку хочется высказаться, поделиться секретом? А я никому этого не рассказывал.
Наверное, в конце жизни каждый человек о чем-то жалеет. Не знаю, жалею ли я. Но мне безумно больно и стыдно оставлять маму без моей помощи. Мама, прости меня, если сможешь. Не вини Дена. Больше всех в моей смерти виноват я и тот, кто ударил меня тогда ножом.
Поцелуй от меня братишек.
P.S. Ден, если вдруг случилось так, что ты прочел это, знай, я правда тебя любил. И прости, если такие чувства тебя оскорбляют. Я любил тебя как мужчину и желал тебя. Будь счастлив.
Алекс. Саша. Брат. "

Я со злостью скомкал окурок и выбросил его. Туда же отправилась едва начатая пачка
Я убил его. Убил лучшего друга своим непониманием. Поговори я с ним по душам. Оставь его хоть раз у себя. Все могло быть иначе.
Мой взгляд упал на кольцо. Изящное, красивое серебряное колечко. Я вспомнил, как Алекс однажды оставил его у меня. Я все забывал его вернуть.
Я закрыл тетрадь. На обратной стороне другим почерком был написан адрес. Я оставил коньяк и тетрадь на кухне, отключил телефон и пошел спать.
Наутро я позвонил начальнику и взял все отгулы. У меня их накопилось с десяток. Мне надо привести мысли в порядок.
Пять дней я только и делал, что бродил по его любимым местам. Его любимые кафе, скверы, парки. Вспоминал каждую нашу встречу. Каждый его взгляд. Как я был слеп! Вокруг ходили парочки, люди смеялись. Интересно, я когда-нибудь смогу улыбнуться? За эти пять дней я поседел.
Я вновь перечитал исповедь Алекса. И снова обратил внимание на адрес. Я встал, надел куртку, взял сумку и вышел.
Только нажав на кнопку звонка, я понял, какой сегодня день. Там, наверное, куча народу. Вся родня. И я стою перед дверью. Несостоявшийся любовник. "Странное сравнение", - подумалось мне. Дверь открыла мать Алекса.
- Простите, я не вовремя. Девятый день. Родственники, - неуверенно начал я.
Она покачала головой:
- Все у Олега. Не хочу их видеть, - она отошла, приглашая меня войти.
Мы тихо прошли на кухню. Я достал коньяк, она поставила две рюмки. Мы выпили.
- Саша Вам рассказывал обо мне?
- Да, - тихо ответила женщина. - Он отзывался о тебе очень тепло. Говорил, что ты замечательный друг.
Мне вновь стало противно. "Какой я друг?", - думалось мне. Я достал книгу, которую нес тогда ему.
- Знаете, он говорил, что долго искал эту книгу. Вот... Я нашел, думал, он обрадуется.
- Он очень любил книги, - женщина грустно улыбнулась.
Мы продолжили молча его вспоминать. Я сунул руку в карман. Пальцы нащупали что-то холодное, металлическое. Я вдруг бросил взгляд на руки его матери. Да, так и есть. Точно такое же. Я вынул руку и раскрыл ладонь.
Мы сидели друг напротив друга. Мы - два его самых любимых человека. А на моей раскрытой ладони лежала, свернувшись кольцом, серебряная змейка и хитро блестела изумрудными глазами.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 5)
  •  Просмотров: 602 | Напечатать | Комментарии: 2
       
27 марта 2011 22:20 SenMar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 25.11.2010
Публикаций: 1
Комментариев: 59
Отблагодарили:0
Рассказ понравился, и не соглашусь с предыдущим комментатором - тема любви, традиционной или нет, никогда не будет "замусоленной". Замусоленными бывают слова, сравнения и выражения, но у автора этого нет, или, по-крайней мере, не бросается в глаза.
       
25 февраля 2011 12:23 АСИ
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 31.01.2011
Публикаций: 35
Комментариев: 913
Отблагодарили:8
Мне ваша проза понравилась.
И, несмотря на "замусоленность" темы, читать было интересно.
У каждого из нас свой крест, и дело не в том, какой он, а как мы его несем.
"Нет повести печальнее на свете..."
Есть, только мы их порой не замечаем. А вы заметили.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.