В стране ромашковой печали Мы давний вечер вспоминали.. Там зажигались звезды-свечи, Мотивчик там звучал беспечный Из патефонов мальв.. Шмелями Гудели сальвии, звонками Тихонько лилии нам пели И добавлялся звук капели - Фонтанчик вторил им, плескался.. Туман молочно растекался Низину заполняя снами.. И мы с тобой не знали сами Как долго вечер на

Ангелы ранители. 8-9 главы (допечатка)

| | Категория: Проза
8. Проверка на прочность.

Цербер медленно брел по улице, не замечая посторонних людей, и от нечего делать, пинал носком кроссовок подвернувшийся под ноги, камешек. Камешек, отскакивая от асфальта, постоянно попадал под чужие ноги, и улетал куда дальше, чем рассчитывал парень, и ему постоянно приходилось его догонять. Их поиски того самоуверенного типа затянулась на неделю, и Феникс, справедливо замечая, что они его не найдут просто так, сейчас казалась ему правой. Вот уже три часа, он бесцельно слонялся по городу, всматриваясь в лица людей, и абсолютно ни о чем не думая. С Феникс они договорились встретиться в пять часов, на том месте, где они нашли себе пристанище. Домик, в котором они обосновались, был подготовлен к сносу, но давно стоял, так, ни кем и не тронутый. Цербер принес от куда - то диван, на котором спала Феникс, а сам, смастерив для себя гамак, возвышался над всей окружавшей их грязи. Патрулям солдат, шастающих по городу, они не попадались, хотя очень часто их видели. Цербер мог поклясться, что обошел почти весь город, так ничего и, не обнаружив подозрительного. И тут в толпе людей он увидел, скорее, заметил, чье-то знакомое лицо. По спине пробежал неприятный холодок, парень остановился, пытаясь в памяти восстановить лицо, которое только что видел, но кроме серого тумана, почему-то ничего не видел. Лицо повернулось вновь, кровавые глаза заметили его, отобразив приветствие ехидной улыбкой, и тут же отвернулось, сливаясь с толпой. Цербер слишком поздно понял, что бы начать действовать. Нифрис опередил его, заметив первым, Цербер запоздало кинулся ему вслед, но того, будто след простыл. Цербер, уныло затормозив, успокаивая бешеный ритм сердца, осмотрелся. Людские лица мелькали перед его глазами, ругая нерадивого паренька, за образование пробки, на тротуаре. Цербер лишь дергал в ответ плечом, отгоняя от себя их никчемное жужжание. За спиной кто-то хихикнул, Цер обернулся, успев заметить в толпе лишь гадкую улыбку демона. Он что, издевается? Смех кружил вокруг него, сводя с ума, и взбесив парня. Цербер с нетерпением призвал косу, в эту же секунду пара-тройка людей, с визгом отшатнувшись от него, образуя некое подобие круга. Цербер понимал всю глупость ситуации, но ничего не мог с собой уже поделать. Игра продолжалась. Нифрис кружил вокруг него, издеваясь, и подталкивая парня в спину, Цербер рычал, но никак не успевал нанести удар, бесцельно махая посохом.
- Никак? – Прозвучал над ухом его голос. Цербер развернулся, но тут же полетел на асфальт, сбитый с ног. – Слабак!
- Где ты?
- А где твоя подружка?
- Отвали! Покажись, гаденыш! – Цербер поднялся на ноги, выставляя вперед себя косу, и прислушиваясь к шуму толпы.
- Я тут. – Издевательским тоном проговорил демон, появившись прямо перед ним.
Цербер замахнулся, и резанул лишь воздух, Нифриса точно тут и не было. – Что, ни как?
Цербер зарычал, рассекая воздух посохом, чем вызвал новый приступ смеха. Так продолжалось несколько минут, пока спокойно-насмешливое лицо Нифриса не появилось прямо перед его носом. Цербер моргнул, отгоняя от себя наваждение. Но куда там, демон растянул губы в улыбке, и, чмокнув парня в лоб, вновь исчез. У Цербера чуть коса из рук не выпала, от омерзения. Он поспешно начал тереть лоб рукой, что бы убрать следы от поцелуя. В глазах все куда-то поплыло, Цербер мотнул головой, но стало еще хуже. Все застелила пелена, он едва мог различить предметы на расстоянии вытянутой руки. В руках появилась тяжесть, пальцы выпустили рукоять посоха, и он со звоном упал к его ногам, постепенно тая в воздухе. Цербер шагнул в сторону, понимая, что ватные ноги перестают его слушаться. Чьи-то холодные руки подхватили полубессознательное тело, и погрузили в полный мрак.

Феникс сидела в комнате, считая на стене прибавляющихся мух. Мухи летели на запах рядом расположенной помойки, хотя, по плану, ее тут не должно быть. Но, у русских как, где удобно, там и выкидывают мусор. Например, спеша на работу, можно не донести мешок, а выкинуть его под развалины дома, в паре метров от самого мусорного контейнера. Мухи жужжа, носились у нее над головой, девушка устало махнула рукой, отгоняя одну из них, от своей руки, и искренне сожалея, что их трудно достать косой. Она уже пробовала их разрубать при помощи посоха, но, чуть не разрубив свой же диван, успокоилась, и убрала опасную игрушку.
Цербер опаздывал, и это очень нервировало девушку. Она время от времени поглядывала в окно, ожидая увидеть его расхлябанную походку, но кроме совершенно чужих людей, мимо никто не проходил. Девушка старалась не думать о плохом, уговаривая себя, что с Цером ничего не может произойти, в принципе. Он хороший боец, он лучший в их команде, он…. Черт, ну почему он опаздывает?! От нетерпения, Феникс поднялась с дивана, подойдя к окну, и всмотрелась в полу пустую улицу. В глубине души она что-то чувствовала, что-то смутно-болезненное, будто что-то должно случиться, но судьба еще не уверена в этом.
- Главное, спокойствие. – Твердила она себе под нос, расхаживая из угла в угол, и посматривая на улицу. – Он сейчас придет! Да, что с ним может случиться-то? Это же Цербер!
Но, либо она не убедительно себя уговаривала, либо и вправду что-то произошло, не в шесть, ни в семь, ни даже в полночь, Цербер так и не появился. Когда принесенные из какого-то дома часы, пробили полночь, Феникс уже была точно уверена, что с Цербером что-то не так. Она выскочила из дома, помчавшись по улице. Бешеный ритм сердца сливался с ее бешено скачущими мыслями, девочка бежала по ночному городу, не замечая окружающих людей, понимая, что давно опоздала. Посох сам по себе вспыхнул в руках, слезы, брызнув из глаз, мешали что-либо видеть, девочка, запнувшись о бордюр, кубарем полетела на асфальт, раздирая в кровь ладони. Черня пустота, охватившая ее сердце, подкралась комом к горлу, вытирая окровавленными руками слезы, она никак не могла успокоиться. Спина сотряслась от рыданий, вырывавшихся наружу, из ее груди, такой одинокой, она не ощущала себя никогда. Как она могла отпустить его одного, ведь они всю неделю ходили вместе, зачем она согласилась разделиться? Как и где теперь его искать? Да и что она может одна?
Идея пришла внезапно, и оказалась настолько простой, и примитивной, что Феникс тут же засомневалась в ее реалистичности. Как она могла забыть, в лаборатории есть карты телепорты, с ними она без труда сможет отыскать всех остальных, а может, и Цербера. Оставалось надеяться, что там не слишком много солдат, и персонала осталось. Ни секунды больше не раздумывая, Феникс поднялась на ноги, и побежала по направлению пригорода. Она бежала так долго, насколько могло позволить ей здоровье, но вскоре, задыхаясь, и жадно хватая ртом воздух, она уже ловила попутную машину. Затормозивший перед ней лексус, приветливо распахнул дверцу, и Феникс тут же, забралась в машину. На водительском сидении сидел молодой парнишка, неопределенных двадцати, с хвостиком лет. Он приветливо улыбнулся девчушке, окидывая ее наглым взглядом. И посоветовав пристегнуться, медленно завел машину.
- Куда едем? – Его взгляд мог бы приковать к себе внимание миллионов девушек, но Феникс лишь растерянно буркнула что-то в ответ, и махнула в сторону конца города. – Проблемы дома?
Феникс не слышала, она неподвижно сидела на сидении, смотря на проносившиеся, мелькающие огоньки большого города. Цербер за последнюю неделю очень изменился, он перестал подшучивать над Фениксом, и занялся ее физической формой. Они многие часы уделяли тренировкам, сражаясь на посохах, за домом, на пустыре. Цербер показал многие приемы, которые она и не знала. Вечерами, когда тренироваться было невозможно, они сидели в доме, разговаривая на все возможные т темы. Так оказалось, Цербер неплохо знает астрономию, и они в ясную погоду, подолгу лежали на траве, смотря в звездное небо. Цербер показывал ей созвездия, а Феникс пыталась дать им вымышленные имена. Пару раз, по просьбе Феникс, они ходили на выставки картин, современных и не только, художников. Цербер зевал, но стойко выдержал это испытание, ни разу не дав понять, что ему скучно. И вот его нет. Феникс поборола в себе желание вновь расплакаться, и шумно вздохнув, посмотрела на парня. Оказалось, он давно что-то рассказывал, но Феникс, погруженная в воспоминания, пропустила мимо ушей большую часть рассказа.
- Так, куда мы едем? Может, заедем куда-нибудь, мне кажется, ты слегка напряжена. – Парень попытался дотронуться до ее плеча, Феникс отшатнулась, насколько позволила ей машина, в сторону, и парень промахнулся. – Эй, ты чего?
Феникс восприняла слишком по своему, машину резко кинуло в сторону, завизжали тормоза, и они неуклюже припарковались на обочине. Феникс остановила лезвие косы, всего в паре сантиметров от шеи парня, он обливаясь холодным потом, бешеными глазами смотрел в искаженное ненавистью лицо девушки.
- Эй, ты чего? – Феникс молчала, лезвие косы едва касалось кожи на шее парня, от чего тот глупо улыбался, косясь на нее. - Я тебе не собирался ничего плохого делать.
- Ага. – Кивнула Феникс, убирая посох, и садясь на место. – Поехали.
- Какого черта! Никуда я не поеду! – Закричал перепуганный парень, почему-то теребя собственную ручку, на дверце. – Убирайся из моей машины! Ненормальная! Пошла вон!
- Стоять! – Рявкнула Феникс, да так, что парень послушно отпустил ручку дверцы, и притих на своем сиденье. – Еще один неверный шаг, и ты труп.
- Кто ты такая? – Бормотал себе под нос парень, заводя машину, и отъезжая от обочины, вливаясь в общий, гудящий поток. – Сумасшедшая.
- Феникс. – Пробормотала она в ответ, даже не смотря на парня. – Меня зовут Феникс.
- Черт возьми, скажи, хоть, куда мы едем?
- В лабораторию.
- Куда?
- Не важно. Домой. – Все так же отрешенно проговорила она в ответ.
Боже, она надеялась навсегда забыть это ужасное место. Но на перекор себе, добровольно возвращалась в него. Машина затормозила возле бетонного забора, парень одарил девушку сумасшедшим взглядом, и как только за ней захлопнулась дверца, машина с визгом, умчалась обратно в город. Все, назад пути не было. Либо она добудет карты, и с помощью них свяжется с друзьями, либо умрет, на подступах к командному центру.

Цербер медленно приходил в себя. Картинка из мелких частей, медленно собирался в единое целое. А вместе с туманом, из тела выходило и обезболивающее. Цербер, было, рванул вперед, но затекшее тело повисло на веревках, которыми он был к чему-то привязан. Кто-то злобно хихикнул, Цербер вздрогнул, поднял глаза на Нифриса. Демон оттолкнулся плечом от стены, ехидно улыбнулся, и, подойдя вплотную к парню, провел по его скулам пальцем. Цербер дернулся, не скрывая своей неприязни, чем вызвал улыбку на лице демона.
- Ты же, сам искал со мной встречи? – Голос звучал притарно-слащавым, Цербер мог поклясться, что Нифрис, сто процентный подхалим. – Что же, сейчас свое лицо воротишь? Кстати, где твоя напарница? Ей бы понравилось видеть тебя без футболки.
Цербер нахмурился, вот оказывается, почему его тело так замерзло, и, посмотрев вниз, убедился, что верхней части одежды на нем нет.
- Ты уж, извини. Я мог бы, и потише тебя схватить, без этого фарса. Но я любитель представлений. Тебе понравилось? - Нифрис хлопнул в ладоши, звук отскочил от стен, прокатившись волной по помещению. – Ей понравиться мой подарок. Приготовься, никчемный, сейчас ты будешь лицезреть мою богиню.
- Ага. – Кивнул Цербер, понимая, что выбора у него, практически нет. Лишь, если только закрыть глаза, и претвориться, что ничего не происходит.
В зал, освещенный факелами, вошло человек десять. Если их можно было назвать людьми. Хотя, что-то человеческое все же, осталось. Некогда бывшие людьми, они больше смахивали на жертв нападения стай голодных собак. У одних не хватало рук, и их культи болтались при ходьбе. Остатки мяса свисали с костей, и мышц. Цербер даже заметил некие подобия укусов, на их телах, будто кто-то прямо на ходу, откусил у них куски живой плоти. Люди шли медленно, едва волоча за собой ноги, головы так же качались в такт движениям. Звуки, доносившиеся до парня, могли свести с ума от страха любого, все они скулили, шипели, рычали, издавая чавкающие звуки. Двое последних, тащили за собой две тележки, который притолкав под нос Церберу, так и оставили. Цербер опустил глаз, насчитав на подносах, лежащих на каталках, не меньше двадцати штук, разнокалиберных ножей. Многие из них были витые, и округлой формы. Несколько прямых, с прямыми лезвиями, и с зубчатыми кроями. Цербер окинул этот ассортимент безразличным взглядом, понимая, что даже если попросит, их, вряд ли уберут. А если так, то стоит ли вообще об этом заикаться? Нифрис провел тонкой рукой по ручкам нескольких ножей, взяв один из них в руку, взвесив на ладони, и ухмыльнувшись, положил обратно. Значит, не он будет ими пользоваться, мелькнуло в голове у парня, Цербер еще раз дернулся, убедившись, что ни развязаться, ни призвать посох, не выйдет, оставил напрасные попытки.
- Так, значит, это он? – Цербер поднял голову, к нему приближалась, появившись буквально из воздуха, девушка, с копной огненно-рыжих волос, на голове. Ее сумасшедший взгляд скользил по его лицу, изучая каждую его черту.
Аресхиль, одетая в длинное белое платье, с черными, до локтей узорчатыми перчатками, и темно-синей накидкой, которую она волокла за собой, напоминала сбежавшую из психбольницы, ненормальную. Девушка то и дело заламывала руки, глядя куда-то в пространство, иногда ее сухие, бледные губы, прорезала совершенно ненормальная улыбка, и она начинала беззвучно смеяться. Цербер шумно вдохнул носом воздух, смотря на нее, ощущая беспричинный страх, и панику. Если бы его ничего не держало, он бы разрешил себе бегство, впервые не сражаясь ни с кем. Убежать, далеко, и так спрятаться, что бы никто не нашел, если только, Феникс.
- Ты извини, мои подданные любят игры. – Прошептала она, еле шевеля губами. – Я Аресхиль, а ты видимо, Цербер.
- Аресхиль. – Повторил ее имя парень, будто пробуя на вкус.
Аресхиль. Город, застывший в одно мгновение, люди, замеревшие в движении. Столб пыли, разносящий все в клочья. Разруха. Цербер мотнул головой, отгоняя ужасающую картину, от себя, и посмотрел на притихшую девушку, перед ним. Аресхиль стояла в паре шагов от него, заламывая руки, и шепча что-то неразборчивое себе под нос.
- Они не любят…Все они… Они делают мне больно…. Убить, убить всех…- Расслышал Цербер, немного прислушавшись. А девушка, ни кого не замечая, продолжала что-то бормотать себе под нос. – Никчемные людишки….они мне врут….Они делают мне больно… Мне нужна Звезда…Дай мне ее, мама…
- Разруха. – Прошептал Цербер, не сводя глаз с безумной девицы. Она услышав его слова, мотнула головой, и посмотрела совершенно нормальными глазами, от чего у него по спине побежали крупные мурашки.
- О, о чем это я? Ах, да! Точно. – Будто извиняясь, проговорила она, беря с тележки длинный нож. – У тебя есть то, что принадлежит мне.
- Сомневаюсь. У меня, нет привычки, брать чужое.
- Смешно. – Кивнула она головой. – Понимаешь, у тебя не очень большой выбор. Я так понимаю, ты, с твоей напарницей, кое - что уже вспомнили? Не так, ли?
- Так.
- О, как мне это надоело, мама?! – Вскинула она руки к потолку, обращаясь, по-видимому, к штукатурке. – Отдай мне то, что мое, и ты свободен.
- Как я могу отдать то, что я не брал. И даже не имею представления, о чем ты говоришь. – Пробурчал Цербер, с опаской поглядывая на лезвие ножа, которым размахивала Аресхиль, на опасном расстоянии от него.
- Смешно, Хранитель! Перестань меня мучить, и отдай, это не твое! – Она провела лезвием по его груди, оставляя после себя, белый тонкий след. Цербер вздрогнул, сердце бешено забилось, а руки непроизвольно схватили воздух, призывая посох. – Я могу вырезать толстую полоску, хочешь? Где Звезда?
- Не знаю, о чем ты говоришь.
- Мне надоедает эта игра! – Крикнула она, поправляя свою прическу. – О, боги, почему она отдала именно вам ее, а не мне? Ведь я дочь? Прекрати, почему вы постоянно надо мной издеваетесь?
Цербер, ничего не понимая, моргал ресницами, наблюдая, как меняется в лице девушка. Как она начинает что-то шептать себе под нос, хватается за голову, ее ноги подкашиваются, и она со стоном, падает на бетонный пол. Нифрис, до этого стоящий в стороне, метнулся к своей королеве, поддерживая ту за спину, приподнимая. Она, болезненно побледнев, обхватила его за шею, и демон, крякнув, перенес девушку, на появившийся трон.
- Черт, скажи, где Звезда!? – Рявкнула она, кидая на Цербера испепеляющие взгляды. – Я сама видела, как она передавала ее тебе, и той девчонке. Как ее? Фениксу.
- Божественная, не мучайте себя, вам не следует волноваться. – Лебезил перед ней Нифрис, поднося ей бокал, с красной жидкостью. – Он убивает вас, каждая секунда, на этой чертовой планете, убивает вас.
- Я знаю, Нифрис. Не стоит мне об этом напоминать, каждую минуту. – Буркнула она в ответ, отпивая из бокала. – Почему он не хочет мне ее отдать?
- Потому что он невежа. – Слегка улыбнулся Нифрис, подавая руку, что бы девушка поднялась.
- О, он непослушный мальчик?! – Что-то в лукавой улыбке, исказившей лицо Аресхиль, не понравилось Церберу, он постарался отвернуться от ее прямого взгляда, и тут же почувствовал на своей скуле, сильнейший удар. Аресхиль вдавила в него бокал, разбив на мелкие части. – Мне это уже надоело!
Цербер сплюнул на пол, выплевывая осколки, и кровь, и повернулся к девушке. Аресхиль схватила его за волосы, и так приложила головой об стену, что Цербер на мгновение потерял всякую связь с миром, и погрузился во тьму. Но спустя секунду был уже возвращен на грешную землю, испытав новую боль. Аресхиль, длинными ногтями, раздирая кожу до мяса, оставила длинные борозды, на груди парня. Цербер задохнулся от боли, но сдержал крик, увидев насмешливый взгляд Нифриса.
- Королева, позвольте напомнить, что вы ничего не добьетесь от него, если убьете. – Напомнил он, подходя к ней, когда Аресхиль остановилась, вытаскивая из-под ногтей, остатки кожи и мяса.
- Я помню, помню.
- Позвольте мне с ним поговорить, может он, все же передумает?
- Я хочу сама. – Капризно надув губы, проговорила она, отходя от Цербера. – Я хочу поиграть.
- Вам нужно отдохнуть. Поесть. Он никуда не денется. – Уверял он девушку, нежно отстраняя ее в сторону трон. – А пока, я для вас, сотворю новую игрушку. Лучше, чем прежде. Она вам понравиться, уверяю.
- Все прежние игрушки сломались. – Не меняя капризного тона, девушка все же отступила, садясь на трон.- Это они их сломали. Мне скучно, Нифрис.
- Я вас удивлю. Не сомневайтесь. Вы сможете, потом, поиграть все вместе, втроем. – Лисьим голосом ворковал демон, беря с подноса один из ножей, и останавливаясь в шаге от Цербера. – А за это время, и Цербер, возможно, передумает, и скажет, где находиться Серебреная Звезда.
- Ладно, уговорил. – Махнула рукой она, закрывая устало глаза. – Надеюсь, мне понравиться твоя игрушка, и я смогу с ней играть подольше.
- Не сомневайтесь, королева, я вас не разочарую. – Он небрежно кинул нож близ стоящим людям, кивнув головой. – Я создам такое, что будет трудно уничтожить, даже Хранителям. Будет больно.
Миролюбиво предупредил Нифрис, и отошел в сторону, позволяя слугам, окружить парня.
Лезвие ножа вонзилось Церберу в живот, парень закричал, ощущая, как его проворачивают внутри его плоти.

Феникс медленно брела по еле освещенной территории заброшенной лаборатории, постоянно озираясь по сторонам, и замирая от любого шороха. Когда они тут жили, территория не казалась ей такой большой. Перед глазами Феникса мелькали воспоминания их жизни, среди совершенно чужих людей. Девушка вспомнила, как она очнувшись в белом боксе лаборатории, под присмотром врачей и кураторов, познакомилась с наглой Пегасом, скромным Призраком, наглым Цербером, и тихой Эльфом. Как они сидели вместе в классах, усердно записывая за кураторами, лекции по отлову всевозможных демонов. Как учились призвать, и управляться с посохами. Бесконечные тренировки, на полигонах, ссоры между друг другом, и их первые задания. Это теперь казалось таким далеким, и почти не реальным, что даже не верилось, что они когда-то так жили. По-видимому, после их побега, все кураторы, и выжившие служащие лаборатории, поспешно покинули научный центр. Да и следов военных, она то- же не наблюдала. Почему-то, первым куда она захотела зайти, был их домик, где они жили, но свернув к нему, Феникс увидела отблески света, на асфальтной дорожке. Девушка шагнула вперед, и поняла, что свет исходит от окон лаборатории, где они провели первое время, после своего пробуждения в руках ученых. Феникс, призвав посох, вдохнув полной грудью чистый ночной воздух, и зашагала в тот корпус. Еще на подступах к двери, она заметила пару солдат, мирно дремлющих, возле прикрытой двери. Один из них, оперевшись на косяк, держал в руках автомат, второй же, сидя на траве, оружие положил себе под голову. Феникс мысленно улыбнулась, и чуть слышно подкинув посох, снесла голову первому. Мужчина даже не успел ахнуть, как его тело, поливая все кровью, завалилось на бок. А к ногам проснувшегося второго, подкатилась отрубленная голов, с открытыми от удивления глазами. Мужчина поспешно подскочил, в ночи щелкнул затвор автомата, его глаза в безумном танце, судорожно что-то выискивали в темноте. Он невольно отшатнулся от головы, прицеливаясь во все предметы, и не видя главной опасности. Феникс бесстрашно шагнула ему навстречу, одним взмахом отрубая руки, держащие автомат. Две руки упали на траву, как не нужные вещи, издав глухой звук, их пальцы все еще сжимали оружие, приготовившись в любую секунду выстрелить в противника. Мужчина вскрикнул, повалился на бок, мотая головой от боли, и смотря на свои метавшиеся обрубки, заливая землю кровью.
- Сколько людей в здании? – феникс привела рядом с ним на корточки, приставив к земле посох, заглядывая ему прямо в глаза.
Мужчина продолжал мотать головой, что-то мыча в ответ, феникс устало вздохнула, и, поднявшись на ноги, посмотрела на него с сожалением.
- Ну и ладно. Сама справлюсь. – Обиженно буркнула она, и отрубила бедолаге голову.
Дверь едва скрипнула, пропуская вперед девушку, феникс, стараясь не шуметь, пошла по еле освещенному коридору, направляясь к единственно освещенному помещению. Толкнув дверь рукой, она поняла, что лаборатория заперта из нутрии, и долго не думая, отсекла досадную деталь с петель. Дверь еще с секунду простояла, но потеряв равновесие, с грохотом рухнула на пол, поднимая облако пыли.
- «Интересно, он до этого был таким седым, или это при виде меня он так поседел?» - Мелькнуло в голове феникс, когда она увидела ошарашенные глаза одного из кураторов, что-то химичившего, в лаборатории. В его глазах читалось столько страха, что Феникс стало его, даже, жаль. Мужчина, с седой бородкой, отшатнулся назад, столкнув на стол, все то, что с таким трудом выводил в колбах. Все эти жидкости, с шипением и дымом, расплылись по лакированной поверхности стола. Он судорожно что-то говорил, не произнеся ни единого звука, смешно хватая ртом воздух.
- Феникс? – наконец, только смог выговорить он, чем удостоился улыбки, со стороны девушки.
- А кого вы хотели видеть? Своих солдат?
- Они живы?
- Нет. – Без сожаления ответила феникс, проходя в помещение.
- Как? Почему? Где все?
- Я не знаю. Мы разошлись. – Феникс оперлась на посох, поймав взгляд куратора, смотрящего, как с лезвие косы, капает свежая кровь. – Мне нужны карты телепорты.
- Зачем?
- А вам, не все ли равно? – прищурилась Феникс, не упуская его из поля зрения.
- феникс, вас ищет огромное количество обученных убивать людей.
- Удивите еще чем-нибудь. Мы в курсе.
- Феникс, что вы надели?
- А вы что? – парировала она, смотря на мужчину. – Мы вас просили с нами такое делать? Просили давать посохи?
- Да, вы ж, с ними уже и родились. Наверное. – Выпалил куратор, протирая свои очки. – Когда мы вас нашли, вы уже владели посохами.
- Нашли?
- Да. Именно нашли. – Кивнул он. – Вы появились в нашем парке, были в коме, после чего очнулись, а дальше, ты и так все знаешь. От куда вы, и кто, мы до сих пор не можем понять.
- А я всегда считала, что вы нас такими создали.
- Куда там. – Усмехнулся мужчина, опираясь на стол, и скрестив руки на груди. – Все, что мы сумели получить, благодаря экспериментам, проводимым с вами, это то, что, вы не совсем люди. И все.
- Значит, Цер был прав. – С горечью подумала Феникс, припоминая, как они до хрипоты спорили, что у них нет родителей. А Феникс так надеялась, что это не так.
- Феникс, что происходит? Наши приборы зашкаливают, показывая всплеск нечистой силы, и Темной энергии.
- Мы не знаем. Идет что-то страшное, и сильное. – Мотнула головой Феникс, убирая посох, и садясь на первый попавшийся стул. – Мы это чувствуем. Я и Цер.
- То есть, вы не вместе?
- С Цербером, да. С остальными, нет. Мы потерялись еще в пригороде. Мы с Цербером ушли первыми. Кто куда делся потом, мы не знаем. Цербер столкнулся с каким-то демоном, очень сильным. Он себя назвал Нифрисом.
- Нифрисом? – Переспросил куратор, поправляя съехавшие на нос очки. По его лбу пробежали упрямые морщинки, и он недовольно посмотрел на девочку. – Ты ничего не путаешь? Именно Нифрисом?
- Нет, не путаю. Он назвался Нифрисом, а еще говорил про Разруху.
- Пошли.
Феникс поспешно последовала за мужчиной, который что-то бубня себе под нос, быстрым шагом направился в огромную библиотеку. Зажглась многочисленные лампы, освещая помещение, на мгновение, ослепив девушку, Феникс села за длинный стол, наблюдая, как куратор носится между стилжами, что-то выискивая, и сметая все ненужное с полок, на пол. Через минуту, перед Феникс упала книга толщиной с кирпич, мужчина, тяжело вздохнув, опустился на стул, рядом с девушкой, и, раскрыв, углубился в чтение. Время тянулось мучительно долго, Феникс от нечего делать, лезвием косы, чистила свои ногти, забитые грязью, чем слегка шокировала куратора.
- Вот. Нашел! – победоносно выкрикнул он, тыкая в страницу. – Нифрис, первый подданный Королевы Тьмы, и Разрухи, Аресхильи. Хотя, у нее много имен, но это, самое распространенное.
- Разрухи? – Вздрогнув, переспросила Феникс, припоминая сны. – Мы видели разруху, с Цербером.
- Когда?
- Во снах. Что еще там написано, про Разруху?
- Мне понадобиться время, что бы полностью перевести текст. – Вздохнул куратор, смотря на девушку обеспокоенными глазами. – Все, что я могу сказать, это то, что мы стоим на пороге конца света. По приданию, Аресхилья может открыть врата Ада, выпустив тем самым, смерч Разрухи.
- И как? С помощью чего она может открыть эти врата?
- Точно не скажу, мне нужно время на перевод. Тут на мертвом языке написано, мне нужны хотя бы сутки.
- Нифрис говорил про какую-то звезду. – Припомнила Феникс, смотря через плечо мужчины, в книгу. - Это не могут быть наши души?
- Феникс, дай мне сутки, я переведу текст. – Буркнул куратор, вновь погружаясь в чтение. – И было бы лучше, если бы ты собрала всех, что бы победить Черную Королеву, нужны все Хранители.
- Ага, я их найду, а ты армию позовешь. – Недоверчиво проговорила Феникс, поднимаясь со стула.
- Не позову.
- Я не верю вам.
- Феникс, поверь, я не придам тебя. – Глаза мужчины были полны раскаянья, и участия, что Феникс стало стыдно за свое недоверие к этому человеку.
- Я знаю, как я поступлю. – Феникс закатала рукав своей кофты, и одним взмахом, рассекла запястье. Куратор бросился к девушке, но Феникс его остановив. Зажала ладонью рану. – Сейчас я вам сделаю то же самое, и мы соединим руки, если вы придадите меня, или заманите в ловушку, моя кровь, что попадет через рану, сожжет вас заживо. Согласны?
- Согласен. – Кивнул мужчина, оголяя свою руку. Феникс аккуратно провела лезвием по его руке, посмотрев, как тот морщится, но руки не убирает.
- Все, теперь, мы повязаны кровью. Я вас предупредила, если что, пеняйте на себя. Если нас поймают, вы труп. – Беззлобно проговорила девушка, прислоняя рану, к его руке.
- Я понял. Я не придам.
- Мне нужны карты, что бы отыскать Пегаса, Призрака и Эльфа. И если удастся, то и Цербера.
- Ты же, сказал, что вы вдвоем? – Поинтересовался у нее мужчина, перевязывая рану на руке, и садясь за книгу. – Феникс, что случилось?
Девушка молчала, смотря в пол, не зная, как ей объяснить.
- Феникс, что случилось? – Переспросил он, настойчивее.
- Мне кажется, Цербер попался к этому Нифрису. – Еле пробормотала она, не веря своим словам.
- Почему ты так решила?
- Он не пришел вовремя, и я так чувствую.
- Он жив?
- Да, пока жив. – Дальше говорить на эту тему Феникс не хотелось, и она, смотря в пол, побрела к двери. - Мне нужны карты.
- Они у вас в домике. – Крикнул ей в след мужчина. – И меня Игорем зовут!

Цербер еле разлепил опухшие веки, почувствовав, что его куда-то тащат за ноги. Спиной он ощущал холод бетона, и трение джинсовой ткани брюк. За последние часы, он молил все высшие силы, даровать смерть, но почему-то, остался в живых. Его тело, все исполосованное ножами, непонятными знаками и пентаграммами, безвольной тряпкой болталось из стороны в сторону, под влиянием чьих-то грузных шагов. Через секунду его швырнули куда-то вперед, и он, прокатившись по полу, ударился обо что-то твердое.
- Он мне нравиться! Нравиться! – захлопала в ладошки, над его головой Аресхиль, подпрыгивая на месте. – Можно с ним поиграть? Можно, можно?!
- Я рад, что мой подарок, вам понравился, королева. – Лебезил перед ней Нифрис, ставя ногу, обутую в ботинок, на голое тело Цербера. Парень сдавленно застонал, чем вызвал новую порцию радости у девушки.
- Этот противный хранитель, так и не признался, куда дел мою Звезду? – По видимому, Нифрис мотнул головой, поскольку, девушка с досадой пнула Цербера в область распоротого живота, из которого все еще сочилась кровь, и услышав, как он закашлявшись, застонал, сплевывая на пол ошметки крови – Ну ничего, мы сейчас с ним поиграем, а там, посмотрим!
Цербера безвольной тряпкой подняли над полом, встряхнув, и поставили на непослушные ноги. Он с трудом различал цвета, но все же, смог рассмотреть и улыбающегося самодовольной улыбкой, Нифриса, скрестив руки на груди, смотрящего на него. И Аресхиль, поднявшуюся на ноги, и подходящую к чему-то жуткому, что и подняло его на ноги. Цербер с трудом сглотнул, всматриваясь в творение рук демона, слепившего это чудо, из крови Цера, и глины. Абсолютно бескровное лицо, с выпирающими клыками, вместо носа, две дырочки. Череп с серого цвета кожей, налитые кровью глаза. Монстр был чуть выше самого Цербера, но зато обладающий недюжей силой. Коренастый, с неправильно пропорциональным телом. Короткими ногами, чуть удлиненным телом, длинными руками, и когтями, как у медведя. Все это производило жуткое впечатление, особенно, если учесть, что это сотворили из Цербера. Аресхиль, с детской наивностью в глазах, и сумасшедшей улыбкой, подошла к монстру, приобняв его за плечи, и показывая на шатающегося Цербера, что-то прошептала ему на ухо.
- Я хочу играть. – Прокомментировала она, когда монстр двинулся на парня. – Играть! Играть!
Цербер еще успел заметить, как девушка, в предвкушении веселья, прыгает, хлопая в ладоши, прежде чем оглушенный ударом, полетел на пол. Монстр схватил его за волосы, приподнимая над землей, Цербер увидел его звериный оскал, и вновь полетел на пол, разбив нос. Его перевернули на спину. Цербер задыхался, жадно хватая воздух ртом, и безвольно шаря руками по полу. Монстр, которого Аресхиль назвала, Тури, бил железобетонными ногами по телу Цербера, до тех пор, пока у парня не пошла кровь изо рта и ушей, а вскоре, Цербер вообще перестал ощущать боль, погрузившись в спасительную тьму.


9. Игры по правилам и без.


Эльф, молча, сидела на лавочке, в парке, опустив глаза, и смотря в пыльную дорожку. Прошла неделя, прежде она осмелилась вернуться в парк, после побега из больницы, куда доставили ее, и Кирилла, после стычки с солдатами. Эльф очнувшись, сразу убежала из-под присмотра врачей, опасаясь, что они сдадут ее кураторам. И с тех пор, не видела Кирилла. Что с ним, очнулся ли он, и вообще, не убила она его, приложив посохом, для его же блага, она не знала. Девочка, болтая ногами, смотрела в пустоту, непроизвольно пиная пыль. Мимо нее проходили люди, не обращая на нее внимания, головные боли, преследовавшие ее последние дни, усиливались с каждой минутой, иногда она уже не понимала, как начинала общаться с голосами, в ее голове. Они сводили девочку с ума, мешая спать, и бодроствовать. Многие из них жаловались, но чаще всего они пугали, и приказывали. Особенно хорошо слышен был голос маленькой девочки, пару раз она даже видела ее во сне. Ей, на вид было лет пять, длинные рыжие волосы, убранные в два озорных хвоста, большие, по-детски распахнутые карие глаза, тонкие черты лица. Девочка хныкала, и призывала отомстить за себя, и за всех Хранителей, которых несправедливо заставляют служить человечеству. Вот и сейчас Эльф видела ее, она сидела рядом на лавочке, поправляя свое, небесного цвета платьишко, рыжие волосы треплет ветер, а распахнутые глаза, со злостью смотрят на мимо проходящих людей.
- Они убивают тебя…это из-за них, у тебя болит голова. – Говорила девочка, повернув свое личико к Эльфу. – Ходят, тут, мусорят… никчемные людишки. Они мусор, болоны с водой. Зачем они тебе?
- Уходи. Я не слушаю тебя. – Пробормотала Эльф, смотря на девочку.
- Эльф, я хочу только добра. Они отняли у меня игрушку, и не хотят возвращать. Плохие людишки! – Продолжала девочка. Ее маленькая, холодная ручка легла поверх руки Эльфа, девушка вздрогнула, и отдернула руку. – Эльф, давай поиграем? Я хочу играть.
- Уходи. Я не слушаю тебя! – Крикнула Эльф, прижимая руками уши. Мимо проходящие люди отшатнулись, от, с собой разговаривающей девушки, крутя пальцами у висков.
- Играть! Играть! – Девочка подскочила на ноги, и теперь бегала возле Эльфа, размахивая руками, и призывая ее вниманию. – Хочу играть! Давай поиграем!
- Уходи! – Не замечая, что делает, в руках Эльфа появилась коса, она замахнулась, пронзая воздух, где только что стояла непослушная девчонка.
А она бегала вокруг, злобно хихикая, и ловко уворачивась от косы, лезвие которого, на опасном расстоянии, рассекал воздух. Так продолжалось до тех пор, пока сквозь окутавшей ее туман, девушка не услышала, чьи- то крики. Эльф нервно моргнула, отгоняя наваждение, и увидела убегающих в панике, от нее людей. Быстро убрав посох, Эльф поспешила уйти из парка, пока никто не вызвал милицию, или пока она кого-нибудь не зарезала. Люди в страхе шарахались от нее, стараясь даже не смотреть на сумасшедшую девочку.
- Почему ты прекратила игру? – Эльф обернулась, увидев у себя за спиной догоняющую ее девочку, нервно дернула плечом, и ускорила шаг. – Если ты думаешь, что таким способом сможешь от меня убежать, ты ошибаешься!
- Убирайся!
Эльф развернулась, и что есть сил, резанула лезвием косы, по застигнутой врасплох девочке. Лезвие с чавкающим звуком вошло во что-то плотное, упругое. На асфальтированную дорожку капнули первые капли крови, обагряя лезвие, и постепенно перерастая в обильный поток.
- А ты знаешь толк в игре. – Эльф вздрогнула, услышав голос, и увидев девочку, стоящую в паре шагов от нее, скрестив руки на груди.
Эльф медленно перевела взгляд с девчонки, на то место, куда воткнулась коса, и, отшатнувшись, разжала руки. Лезвие косы, застряв в пухлой женщине, на уровне груди, разполовинило ее горло, пронзив артерию. Женщина, захлебываясь кровью, которая пузырилась, и лилась на асфальт, шатаясь, она пыталась вытащить из себя посох, обжигая себе руки, ладони которых уже вовсю дымились, и тлели. Злобно рыча, и произнося что-то нечленоразборчивое, женщина боролась за свою жизнь, жадно хватая ртом воздух, и не понимая, почему он с таким большим трудом доходит до ее легких.
- Играть! Играть! – Хлопая в ладоши, радовалась девочка, Эльф, отшатнувшись, потеряла равновесие, и, упав на асфальт, ошарашено следила за происходящим. – Ну, неужели, ты не поможешь ей?! Ей же, так больно?!
- Пошла прочь!
Эльф поднялась на ноги, и, выдернув косу из бедной женщины, которая, как мешок с песком, тут же рухнула на землю, образую вокруг себя лужу крови, побежала прочь из парка. Выбежав на оживленную улицу, девушка краем глаза заметила, как к парку, летя на всех парусах, спешили скорая и милиция, в купе с солдатами. Что заставило Эльфа остановиться, она не знала, наблюдая с расстояния, как тело женщины перекладывают на носилки, а затем, запихнув в машину, увозят.
- Как думаешь, она сможет выжить?
- Уйди. – Обреченно вздохнула Эльф, опуская вниз глаза, рядом с собой, где стояла девочка. – Что ты от меня хочешь?
- Поиграть, маленько. Когда то давно, до этой чертовой Земли, мы всегда играли. Ты не помнишь?
- Нет, не помню.
- Хочешь, я напомню?
- Нет. – Честно призналась Эльф, наблюдая за тем, как милиция, и парни из спецслужб, прочесывают парк, надежде поймать ее.
- Они ищут тебя.
- Я знаю.
- А знаешь, что они с тобой сделают, когда найдут?
- Скорее всего, убьют. – Пожала плечами девушка. – Или запихнут назад в лабораторию.
- О, мне нравиться эта игра. Я хочу в прятки, давай, в прятки. – Захихикала девочка, хлопая в ладошки.- Если они тебя найдут, то они тебя убьют, если ты их, то ты их.
- А чего их искать то? – Беззлобно поинтересовалась Эльф, смотря на мужчин.
- Значит, у тебя есть фора.
- Я не хочу играть.
- Но, почему? Раньше тебе это нравилось? – Девочка вышла вперед, скрестив руки на груди, и буквально буравя взглядом. Эльф молчала, смотря на нее, в руках, не произвольно сверкнуло очертание посоха, сверкнуло, и тут же пропало, растворившись в воздухе. – Думаешь, они стали бы тебя защищать, зная кто ты? Да, они же, бояться тебя. Думаешь, почему все эти люди, которых ты так защищаешь, запихнули вас, при первой возможности, в лабораторию?
- Не знаю. Может, для того, что бы научить чему то?
- Ага. Сейчас?! – Хихикнула она в ответ, поправляя свои хвосты. – Они вначале, когда вас нашли, хотели убить. Потому что вы представляли огромную опасность, одним лишь своим существованием, на земле. И пользуясь вашей временной беспомощностью, промыли мозги, забрав ваши воспоминания, а затем сделали своими солдатами. Отомсти им Эльф, отомсти.
Каким образом, занятая тем, что разговаривая с девочкой, Эльф успела заметить какое - то шевеление, среди масс народа, она не запомнила. Просто поняла, что что-то не так, уж слишком стало тихо, да и люди начали отступать назад, пропуская вперед себя солдат, с оружием в руках. Эльф обернулась, понимая, что ее окружили, заметила на лице девочки самодовольную ухмылку, чертыхнулась, и подняла посох, направив лезвие на солдат.
- Паразитка.
- И нечего меня обзывать. – Буркнула в ответ девочка. – Согласилась бы ты сразу играть со мной, не пришлось бы привлекать к тебе внимание.
- Что теперь ты предлагаешь мне делать?
- Убей их всех. – Эльф молчала, слушая, как щелкают затворы, и на нее нацеливаются десятки дул автоматов. И почему все они так надеются поймать ее живой, по ее мнению, проще было бы застрелить, с расстояния, не жалея. – Сейчас!
Эльф ощутила страшную боль, распространяющуюся по всей черепной коробке, хватаясь руками за голову, пронзительно вскрикнув, девочка пошатнулась, опираясь на косу. Боль сводила с ума сильнее, чем разговаривающая с ней девчонка. Из носа пошла кровь, капая на платье, Эльф мотала головой, надеясь, что боль хоть на мгновение схлынет.
- Станет легче. – Кивнула головой девочка, обводя глазами всех собравшихся зевак, и мужчин в камуфляже. – Поиграй с ними. Они этого хотят.
Эльф подкинула косу вверх, наблюдая за тем, как десятки глаз следят за восхитительным серебряным свечением, наполненным посох. В эти секунды, показавшиеся вечностью, время замерло, остановилось для Хранителя, она посмотрела на всю собравшуюся толпу зевак, ожидающих хлеба и зрелищ, и ощутив сосущую тоску, и одиночество, среди всех этих людей. Они были чужими ей, никто не интересовался, чего хочет она сама, и не грустно ли ей. Все слишком заняты собой, что бы обращать внимание на маленькую девочку, шатающуюся по улицам города, в поисках убежища, и друзей.
Коса подлетела над ее головой, замерев на секунду, и пока не начала стремительно падать вниз, обратно в руки Эльфа, девушка громко хлопнула в ладоши. Взрывная волна, направленная от косы, прошлась по всем близ стоящим людям, в паре метров от Эльфа, разрывая всех на мелкие кусочки. Вскоре все стихло, в руки упал посох, головная боль прекратилась, и Эльф, облегченно вздохнула. Вокруг, в море крови, и ошметок тел, разбросанных по всему парку, и улице, Эльф стояла одна. Кровь, и тела были повсюду, кое-где, куда не дошла волна в полной силе, тела были всего лишь разрублены на половинки, а многие даже, еще оставались в живых. Подумаешь, лишились пары, тройки конечностей.
Девушка оглянулась, осторожно переступая через останки, и пока остальные люди, видевшие это, не пришли в себя, бистро пошла прочь. Улицы сменялись улицами, мимо проносились машины, автобусы, тысячи людей, все это смешалось в общем потоке, серой массы. Эльф даже не понимала, куда она идет, просто брела, смотря в пространство, на горизонте которого стояла маленькая, рыжеволосая девочка, которая теперь прижимала к груди плюшевого кролика, с огромным синим бантом. Кролик был розовый, со смешной мордашкой, и большими, по-человечески смотрящими глазами. Он болтался у нее в руках, и счастливая девочка, ухмылялась в ответ.
- Вот, и играй с ним. – Буркнула Эльф, девочки надула губки, и отшвырнула от себя кролика. Игрушка пролетела пару метров, и упала под проезжавший автобус. Огромная махина, подмяла под себя игрушку, и к изумлению Эльфа, орошая асфальт, потекла кровь. А на колесах отъезжающего автобуса приклеились человеческие кишки, вместе с половиной чьего-то лица.
Эльф взвизгнула, и, не смотря по сторонам, побежала вперед, под дикий смех безумной девочки. Остановилась Эльф, лишь тогда, когда налетела всем телом на парня, который чертыхнувшись, рухнул к ней под ноги. Когда Эльф опустила глаза, то увидела сидевшего на асфальте Кирилла, который смеялся заливистым смехом, протягивая руку девушке.
- Вот ты где?! А я тебя везде ищу!
- А я тебя. – Краснея, ответила Эльф, стараясь скрыть свое смущение, и невинно улыбаясь.
- Куда ты пропала, я всю больницу облазил. Мне сказали, что ты пропала. Взяла и ушла! Эль, что происходит? Кто были те люди, что встретили нас на крыше? - Эльф, побледнев, молчала, опустив глаза. Обвинения, били больнее пощечин, и издевательств над ней той маленькой девочкой. Она смотрела из-под лобья на разгневанного Кирилла, который почти кричал, схватив девушку за плечи, и тряся, как тряпичную куклу. – Что ты молчишь?! Эль?! Ответь!!! Зачем ты меня ударила?!
Перед глазами Эльфа проносились моменты жизни в лаборатории, где было все так просто, и ясно. Где были друзья, и простое, человеческое счастье. Когда же они изменились? Почему пошел надлом, и они стали убивать людей? Когда их миссия защищать человеческий род, превратилась в истребить людей? Она подняла глаза на чуть не плачущего Кирилла, в глазах которого струилось участие, вперемешку со страхом, потому что он ничего не понимал.
- Пошли со мной! – Девочка, хватив за руку Кирилла, потащила ошеломленного парня в сторону ближайшего парка, что бы им никто не мог помешать, или подсмотреть. Кирилл ничего не понимая, пытался тормозить ногами, удивляясь от куда могла взяться такая сила, у одиннадцатилетней девочки. Она почти тащила его за собой, лишь на секунду давая возможность передохнуть, и отдышаться.
- Куда мы идем?
- Пришли. – Эльф привела его в самый дальний угол тенистого парка, куда даже голоса людей доносились с трудом.
- Эль?
- Эльф. – Поправила его девочка, усаживаясь на траву.
- Что?
- Меня зовут Эльф. И я хранитель земли. – Эльф вздохнула, последние слова дались с трудом, они резали слух, и першили в горле. Трудно называться хранителем, если ты убиваешь на право и на лево. – Ну, по-крайней мере, была таковой, до последних дней.
- Ты о чем? Я не понимаю.
- Мы то- же, многого не понимаем, и не помним. Например, от куда мы, и кто такие. – Эльф заметила на лице Кирилла, который опустился на траву, рядом с ней, и смотрел прямо на нее. – Те солдаты искали меня.
- Зачем?
- Что бы убить. – Эльф сказала это таким тоном, что Кирилл побледнел, и заметно отсел на несколько сантиметров. Эльф горько усмехнулась, но придвигаться не стала. – А ударила я тебя потому, что не хотела, что бы ты видел, что я могу.
Эльф поднялась на ноги, протянула руку, и по призыву, на ее ладони появилась коса, сверкая серебром. Кирилл испуганно подскочил, смотря на посох.
- Я Эльф, Хранитель Земли. – Провозгласила Эльф, приставив посох к земле. Кирилл взглотнул, шумно дыша, сердце бешено отбивало чечетку, в груди, норовя выскочить.
- Бредишь. - С трудом выговорил Кирилл, хватая ртом воздух, и протирая не одну дыру на посохе Эльфа.
- Как видишь, нет.
- Можно потрогать?
- Конечно, только до лезвия не прикасайся. – Улыбнулась девушка, смотря, как парень неуверенно поднимается на ноги, и кок дрожащей рукой тянется к косе. Кирилл нерешительно дотронулся пальцем до серебряного чуда, и тот час отдернул руку. - Не бойся, коса не опасна, сама по себе, если я не прикажу.
- А что она может?
- Что я могу. – Поправила его Эльф, подкидывая посох. Коса, сверкнув, отлетела на пару метров, и бумерангом вернулась в руки девушки. – Коса, это в первую очередь оружие.
- И ты им пользовалась? Пользовалась, Эль?
- Меня зовут Эльф. – Растерянно представилась она, опустившись на траву, положив перед собой посох.
- Эльф. – Тихо произнес Кирилл, будто пробуя имя на вкус, и присел рядом с ней.
- Понимаешь, раньше, до этого, мы жили в лаборатории. Нас учили охранять Землю, и людей.
- Кто?
- Кураторы. – Говорить было тяжело, из глаз непроизвольно потекли слезы, и Эльф, не понимая, что делает, рукавом платья начала их вытирать, растирая глаза, как маленькая. – Они говорили, что мы не имеем права поднимать руку на людей, и что наша цель уничтожение демонов. И мы убивали их.
- Много?
- Я не смогла убить и одного.- Горько усмехнувшись, проговорила Эльф. – Я провалила задание, меня спасла Пегас. Она убила демона, и вытащила меня. Но там был еще кто-то, из-за него ничего не вышло. Хотя, это уже не важно. Не важно…
- А почему вас ищут? Все каналы пестрят сообщениями о сбежавших преступниках, которые очень опасны? – Непроизвольно, Кирилл пытался рукой дотянуться до косы, но та, будто ощущая его страх, постоянно удалялась.
- Это случилось после второго задания, на нас что-то напало. Что-то сильное, и чуть не убило Призрака. А когда мы вернулись на базу, кураторы заявили, что это был тест, и что мы провалились. - Казалось, прошла, целя вечность, прежде чем Эльф продолжила свой рассказ. В это время Эльф закрыла глаза, замерев. Она вновь и вновь переживала, те доли минут, когда взбешенная Пегас впервые убила. Как голова куратора, проскакав по полу, ударившись об стену, навсегда замерла. Как рухнуло его тело, заливая все кровью, и как на них наставили дула автоматов. Что же тогда произошло? Что случилось? Почему они с такой легкостью преступили черту человечности? А те солдаты, на границе города, а солдаты на той смотровой площадке? А сегодняшние люди? Кто их вернет, кто объяснит их родным и близким, что они умерли потому что у Хранителя Земли, который должен защищать, разболелась голова, и что какая-то маленькая девочка, решила поиграть? – Пегас первая открыла сезон охоты на людей. Она убила куратора, а потом все понеслось по наклонной.
- И ты? Ты тоже убивала?
- Кирилл! – Эльф подскочила на ноги, при этом потянув за собой парня, которому пришлось следом подняться. Они стояли друг перед другом, Эльф взяла его за руки, и пристально посмотрела в широко раскрытые глаза. – Кирилл, пообещай, пообещай, что если я снова схвачусь за косу, то ты меня остановишь?!
- И как ты себе это представляешь? – Поинтересовался парень, поглядывая на, как ни в чем не повинную косу. – Последний раз, я даже не успел опомниться, как ты меня отправила в нокаут.
- Тогда ты не знал. Сейчас знаешь. Останови меня. Кирилл, я чувствую, что если я продолжу убивать, то не смогу потом стать сама собой. Не знаю, как остальные, но я не смогу.
- И сколько вас?
- Пятеро.
- И у всех косы?
- Да.
Они не заметили, разговаривая, как солнце ушло с небосвода, ночная мгла накрыла не спящий город, а на небе появились тусклые звезды. Город осветился мириадами разноцветных огней, а по разгруженным трассам ездили машины. Эльф расслабилась, рассказав все Кириллу, он, молча, сидел рядом с ней, переваривая информацию. Все опасения, на счет того, что Кирилл, узнав о ней правду, тут же убежит, оказались напрасными, значит, уму можно было доверять. Значит, он сможет ей помочь, в поисках остальных, и справиться с галлюцинациями, так часто досаждающими ей. Краем глаза Эльф могла различить, стоящую в кустах девочку, с капризно надутыми губками, и заплаканными глазами. Эльф старалась о ней не думать, и вообще, не смотреть, но не получалось. А девочка, с каждой минутой приближалась все ближе, шагая к ней уверенными шагами. А девушка боялась, что девчонка сейчас ей прикажет прогнать Кирилла, или убить, что в принципе, для Эльфа звучало одинаково.
- Не советую убегать. – Предупредительно заявила девочка, почти подходя вплотную.
- Уходи. Ты мне не нужна. – Зло прошептала Эльф, не обращая внимания на непонимающий взгляд Кирилла.
- Уверена? – Уточнила девочка, смотря на Кирилла. – Как ты думаешь, если ему отрубить голову, с ней можно будет поиграть, как с мячиком?
- Убирайся!!! Уходи!! Сгинь!!! – Закричала Эльф, поднимаясь на ноги, и схватив косу. Кирилл с испугом смотрел на обезумившую подругу, размахивающую из стороны в сторону, оружием убийств. – Не трогай его!!!
- А что ты сделаешь, если я трону? – Удивилась она. Скептически наблюдая за тем, как от нее защищаются посохом. – Если ты еще не поняла, то я не материальна, я всего - лишь воспоминание.
- Эльф, что происходит? – Обеспокоенно смотря на нее, Кирилл поднялся на ноги, и шагнул к девушке.
- Ты врешь, я не помню тебя.
- Правильно, тебе, как и остальным, промыли мозги, кураторы, а иначе, как бы вы подчинялись им?!
- Ты врешь!!! Ты все врешь!!! – Из глаз брызнули слезы, Эльф обессилено опустила руки, и посох тот час исчез. – Не было этого, не было. Мы никого, никогда не убивали….
- Эльф, посмотри, посмотри вокруг, все эти людишки, они же не нужны тебе. Они висят у тебя на шее, и ждут, когда ты их защитишь. А ведь когда-то, они сами могли себя защитить. Вспомни, постарайся вспомнить… Эльф, вы никогда не защищали людей, вы служили моей семье. А ты, лично ты, играла со мной. Все остальные были слишком заняты, охраной мамы и меня. Пегас постоянно возилась с Призраком, а Феникс и Цербер, вообще, пожизненные напарники. И только ты играла со мной.
- Нет. Ты все врешь!!! – Слезы застилали глаза, лились потоком, капая на сочную, молодую траву. Эльф сползла на землю, по-детски прижав к груди колени, обхватив их руками. – не было этого, не было. Мы, никогда, прежде, не убивали людей. Уходи!!! Я не верю тебе!!
- Уйти? – Обиделась девочка, тряхнув своими рыжими хвостиками. – Ты хочешь, что бы я ушла?
- Да! Убирайся!
- И не будешь со мной играть?
- После каждой твоей игры погибают люди.
- Ну, Эльф, давай последний раз сыграем, а? Ну, еще разочек?! Последний, при последний?
- Нет.
- Ну давай?
- Убирайся!!! – Голос сорвался на крик, Эльф зажала уши руками, что бы ни слышать, что ей говорит девочка, раскачиваясь из стороны в сторону.
- Зря, а я хотела поиграть по правилам. – Вздохнула девочка, пожав тонкими плечами, и напевая себе что-то под нос, пошла в сторону кустов. – Я еще не прощаюсь, Эльф.
Эльф вздрогнула от ее слов, понимая, что она не врет. Свет фонарей, направленных на нее и на перепуганного Кирилл, на мгновение ослепил девушку, и ввел ее в некое подобие ступора. И лишь щелчки затворов привел е в чувства. Из кустов, им на встречу, вышло не меньше двух десятков вооруженных солдат. Эльф поднялась на ноги, подходя к замеревшему парню ближе.
- Эльф, приказываю немедленно сдаться!
- Ага, сейчас. – Кивнула Эльф, усмехнувшись. – Что бы вы меня расстреляли?!
- Нет. Мы препроводим тебя назад, в лабораторию. – Заверил ее чей-то мужской голос.
- Что бы меня посадили в карцер, и шпиговали всякими препаратами, что бы я все забыла?
- Это не мне решать, Эльф, мне приказано доставить тебя в лабораторию.
- А если я не хочу? – В воцарившейся тишине можно было расслышать даже тихое, еле заметное дуновение ветерка. Эльф мысленно проклинала вредную девчонку, почему-то сомневаться не приходилось, что это ее рук дело.
- Эльф, у тебя есть выбор, либо ты сдаешься, либо твой друг, я так понимаю, он не Хранитель, у нас под прицелом.
Эта альтернатива Эльфу не нравилась, она призвала косу, и опираясь на нее, посмотрела туда, от куда звучал голос.
- Эльф… - Хриплым голосом позвал ее Кирилл, подходя почти вплотную. Радости от того, что на тебя направлено оружие, не было. Да, и мама, велела ему быть дома ровно в девять, и он уже как полчаса опаздывал. В общем, ему, как никогда захотелось жить.
- Не бойся, я тебя защищу. – И прежде чем он смог, что - либо ответить, Эльф раскрутила посох над головой, создавая серебряный барьер.
Выстрелов не последовало, солдаты, замерев, наблюдали за действиями Хранителя. Кирилл прижался грудью к девушке, слышал ее прерывистое дыхание, и чувствовал, как ей с каждой секундой, ей становиться сложнее, удерживать барьер. Девочка не на секунду, не опускала руки, готовясь в каждую секунду отразить атаку, но почему они медлят? Чего выжидают, почему не стреляют? Серебряное свечение защищало их от дул автоматов, а Кирилл был так близко, что Эльф, не осознавая этого, покрылась краской смущения. Время остановилось, замерло, минуты тянулись, и казались часами, а в тишине было слышно даже стук сердца, перепуганного паренька. Звук выстрела, оглушив, прозвучал где-то за головой. Эльф запоздало обернулась, уловив какое-то движение за спиной. Кирилл, мешком, упал на траву, из пробитой груди бежала кровь. Парнишка еще был жив, и затуманенным взглядом, сквозь пелену тумана, пытался нашарить Эльфа. Боль, растекаясь ледяным огнем, охватила тело, и душу. Эльф кинулась к нему, пытаясь рукой закрыть смертельную рану, и остановить кровь. Но понимая, что это бесполезно, всхлипнула, и бесцельно тряся его за футболку, начала звать по имени. Голова Кирилла болталась из стороны в сторону, кровь начала останавливаясь, а девочка, понимая, что навсегда теряет единственного друга, разревелась, обхватив бездыханное тело. Не замечая, что щит, созданный ею, все еще образует барьер, а коса сама по себе парит в воздухе. Слезы катились по щекам, капали на платье, смешиваясь с кровью, Эльф погрузилась во мрак, видя перед собой, лишь счастливое лицо Кирилла. Но его больше нет. А виновные в этом, остались. Девушка подняла обезумившие от горя глаза, на солдат, так и не сделавшие ни одного выстрела. Что произошло потом, даже сама Эльф, с трудом помнит. Всех просто раскидало. Солдаты разлетелись по сторонам, как карточные масти при сильном ветре. Эльф поднялась на ноги, в руках сверкнул посох, сверкнул, и тот час исчез, притаскивая за шкирку, рвущегося во все стороны мужчину. Он держал в руке еще теплый автомат, из которого застрелил Кирилла. Застрелил из-под тешка, со спины, целясь в Эльфа, но промахнулся, потому что, Кирилл, случайно, увидев его, закрыл собой подругу. Коса швырнула его к ногам все еще плачущей Эльфу и тот, замерев от страха, по-щенячьи смотрел ей в глаза. Коса сверкнула серебром, Эльф одним взмахом, вскрыла ему живот, наслаждаясь его воплями, и пока он не умер, вытащила из него кишку, которой и обмотала бедолаге шею. Мужчина, захлебываясь собственной кровью, с ужасом понимал, что ему не позволят умереть. Боли он не чувствовал, страх увидев свои внутренности, превозмог ее. Эльф, не раздумывая посохом, подкинула его вверх, и мужчина последние минуты своей жизни провел, задыхаясь в собственных кишках. Кровь лилась, разлетаясь во все стороны, падала к ногам Эльфа, которая шагнула ко своей следующей жертве. Теперь пришла очередь командира, который сидел прижатый к стволу дерева, и умоляюще смотрящий на девушку, которая ему в дочери годилась. Он еще пытался умолить, но Эльф была не приклонна, орудуя косой, как обычным ножом, она наносила ему все новые и новые раны. Он кричал, кровь хлестал во все стороны, Эльф проткнула ему кисти рук, запястья, затем отрубила ноги, и он бился в болезненных конвульсиях, тряс культями, прямо перед лицом девушки. Его крик привел в неистовство, и Эльф, не помня себя от ярости, начала наносить удары без устали, крики смешались со стонами, и чавкающими звуками растерзанной плоти. Эльф остановилась лишь тогда, когда перестала ощущать сопротивление со стороны мужчины, оказалось, что последний удар в лицо лезвием косы, прикончил его минуту назад, а она все еще продолжала наносить удары. Поднявшись на ноги она шатаясь от усталости, и пережитого стресса, подошла к пареньку. Он выглядел моложе всех, ему недавно исполнилось двадцать пять, и он только начинал жить. Его пригвоздило к траве, и он не видя того, что произошло с остальными двумя, обеспокоенно вслушивался за душераздирательными звуками. Эльф встала над ним, направив лезвие ему на горло, его отделяло от смерти лишь пара сантиметров, но она медлила, борясь со своей яростью. И она опустила оружие. Слезы текли из ее глаз, казалось, воздуха почти не стало, она задыхалась от бессилия. Она может с легкостью прикончить кого угодно, вплоть до демонов, но не могла вернуть друга. Девушка шатаясь из стороны в строну вернулась к лежащему на земле телу Кирилла, и опустившись перед ним на колени, положила голову ему на грудь. Солдаты, которых пригвоздило неведомая сила, до этого, зашевелились, многие уже поднялись на ноги, и теперь помогали своим коллегам. Эльф плакала, мужчины, смотря на растерзанные тела, впервые, не знали, как им поступить.
- Убирайтесь. – Эльф произносила сперва шепотом, но потому, что мужчины не уходили, она перешла на истеричный крик. - Убирайтесь!!! Вон!!! Пошли вон!!!
Она кричала, прижимая к себе Кирилла, пока не охрипла совсем, и не поняла, что рядом никого нет. Солдаты ушли, оставив ее одну. Над головой, раскачиваемый ветром, свисал труп, кровь перестала капать, зато его уже облюбовали вороны, парившие над головой. До этого чистое небо испортилось, и теперь моросивший мелкий дождь, смывал кровь, унося с собой все надежды и чаянья девушки. Она осталась одна, и никогда прежде ее не тяготила тишина, как сейчас. Эльфу захотелось услышать ворчание Цербера и нравоучения Пегаса. Фырканье Феникса, и тихий голос Призрака. Ей захотелось домой.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 1152 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.