Картина Медведева Игоря "Возвращение с охоты" *** Я вернусь в наш тихий домик, Где свеча горит. На холодный подоконник Капает, дрожит. Самовар и чай с ватрушкой… Спит на печке кот. А в часах живет кукушка, Ласково поет. Я вернусь, где тихий вечер Льда разбил хрусталь. Там горят, пылают свечи. И огня не жаль. Нет в Париже откро

Адская карусель 3

| | Категория: Проза
3. Удар в спину.

Проснувшись в холодном поту, Егор еще долго смотрел в потолок, не понимая, что с ним было. В рассветной дымке, пробивающихся сквозь шторы лучей солнца, отчетливо были видны черты его поднятой ладони.
- Значит, сон. – Прошептал Егор себе под нос, поднимаясь с кровати.
Голова, казавшаяся чугунной, ныла, отдаваясь болью в висках. Сонный дом только начал просыпаться, и парень слышал, как на улице появились дворники, подметая улицы. Стараясь не шуметь, он вышел из комнаты, и прошел в зал, где на диване спала Ирина, положив руки под подушку. Никаких следов крови, или еще чего-то подобного, не было.
Значит, приснилось. Соня мирно посапывала в своей комнате, и Егор с трудом переборол желание подойти к ней, и обнять, почувствовав ее запах. Входная дверь, еле слышно скрипнув, пропустила парня на улицу. Свежий ветер, и теплое солнце, выветрили из головы все дурные мысли, и Егор устроившись на качели, медленно раскачиваясь, закрыл глаза.
- Ты чего здесь торчишь? – Егор удивленно открыл глаза, и увидел перед собой Антона. – В такую рань?
- А ты чего? – Вопросом на вопрос, ответил Егор, понимая, что умудрился заснуть прямо на качели. Ладно, хоть, не свалился, во сне. Антон стоял в цветастой футболке, шортах, и шлепках, на босу ногу, в руках у него было пустое ведро, от которого пахло чем-то протухшим.
- Да, вот, мама отправила на свалку, мусор выкинуть. – Пожал плечами парень, тыкая под нос Егору вонючий предмет.
- Фу, ну и воняет… - Отмахнулся от ведра Егор, зажимая нос руками. – Убери! Надеюсь, ты ее не на местной мусорке выбросил?
- Нет. – Мотнул головой Антон. – Отнес на городскую.
- На свалку?... – В голове, точно молния пронеслась. Егор поднялся с качели, и развернулся лицом к парню. – Сегодня, какое число, говоришь?
-А я, и не говорил. – Попятился назад Антон, смотря на Егора. – Пятница, кажется…
- А число… 20 июня, кажись? Да?!
- Ну, да, вроде… - Ничего не понимая, произнес Антон.
- Побежали… - И ничего не объясняя, Егор побежал куда-то в сторону свалки, таща за собой Антона. Ведро, которого, так и осталось стоять, возле раскачивающихся качелей.
Люди ошарашено смотрели им вслед, расступаясь от бегущих парней. Улицы сменяли друг друга, и вот уже подуло свежестью, от рядом находящейся реки.
- Опоздали… - Прошептал Егор, резко затормозив, возле одной из припаркованной машин.
- Ты чего?... – Антон не договорил, остановившись возле парня.
Возле свалки сновали люди, в основном все в милицейской форме, сама свалка была окружена оцеплением, и туда уже не пускали.
- Ты говоришь, когда ходил выкидывать мусор? – Прищурив глаза поинтересовался Егор, косясь на парня через плечо.
- Ей, ты чего?! – Замахал руками парень, отступая назад. – Я тут ни при чем!
- А я, разве, говорю?
- Но…
- Кстати, что тут произошло? – Егор шагнул вперед, и взглядом нашел стоящих в отдалении всех остальных жителей двора. – Пошли-ка, спросим.
- У кого?
Но Егор уже не слышал, он, схватив парня за футболку, и потянул за собой, раздвигая столпившихся людей.
- О, вы чего тут делаете? – Удивленно приподняв брови, увидев их, спросила Кира, толкая в бок Арис.
- А вы? – Вопросом на вопрос ответил Егор, смотря, как со свалки вытаскивают труп следователя, закрытого тряпичной простыней.
- Да мы с речки шли…а тут, вот. – Указала рукой Арис. – А вы от куда узнали?
- Егор… - Антон смотрел на парня, и невольно отходил назад. Его глаза покрытые дымкой недоверия, в панике блуждали по лицам друзей.
- Я знал, что сегодня что-то должно произойти. – Буркнул Егор, вспоминая кошмарный сон, приснившийся этой ночью. Или, вовсе не сон? – Вы, ведь… то же, знали. Так? Так?!
- Мы не понимаем, о чем ты говоришь! – Фыркнула Арис, и дернув плечом, повернулась, что бы уйти.
- Нет, вы понимаете! – Окликнул ее Егор, схватив за руку.
- Отпусти! Ты делаешь мне больно! – Взвизгнула девушка, выдирая свою руку из рук парня.
- Пусти ее! – Крикнула Кира, и набросилась на Егора. Попытавшись оттащить его от подруги, но Егор крепко вцепился в Арис, от чего ее легкое тельце во все стороны шаталось.
- Прекратите! – Взвизгнула Соня, прижимая руками уши, и округлив глаза, с нарастающей паникой смотрела на потасовку.
- Вы привлекаете внимание. – Шепнул им Антон, озираясь по сторонам, и замечая заинтересованные взгляды зевак, пришедших поглядеть на вынесение трупа со свалки.
- Что вы знаете?! – Не прекращал трясти Арину, Егор от ярости, уже не мог остановиться. – Говорите!
- Не здесь. – Шепнул ему на ухо Антон, и оттащил парня от Арины. – Вы привлекаете лишнее внимание.
По щекам Сони побежали слезы, она тряслась всем телом, и уже не могла остановиться, во все глаза смотря на друзей. Егор, увидев, что натворил, метнулся к сестре, но та испуганно вскрикнув, отшатнулась от него, убирая от себя протянутую руку.
- Молодец! – Рявкнула на него Кира, подходя к девочке. – Добился своего!
- Пусть он не кричит! Не кричит! – Соня прижалась всем телом к Кире, и уткнувшись в нее лицом, расплакалась, обхватив талию девушки руками. – Страшно! Мне страшно!
- Пошлите во двор. – Махнул рукой Антон, пробираясь сквозь недовольно ворчащую толпу.
Соню, которую Кира отнесла на руках, усадили на качели, окружив со всех сторон. Соня шмыгала носом, и терла покрасневшие глаза кулаками, все ее тело все еще трясло, от пережитого потрясения.
- Ну, и кто будет объяснять, что тут происходит? – Скрестив руки на груди, Егор пристально следил за действиями окружающих.
- А кто его знает. – Пожал плечами Антон. – Мы и сами еще не разобрались.
- Чего? – Мотнул головой Егор, будто отгоняя жужжащую под ухом назойливую муху. – Как это так?
- А вот так. Каждый раз начинается с того, что мы оказываемся в этом городе, в день убийства Нестерпицкого. Следователя. – Пожала плечами Кира, внимательно рассматривая всех присутствующих.
- Как это, оказываетесь? Не понял?! Объясните!
- Да, мы и сами еще не поняли. – Буркнул Антон, носком кроссовок вчерчивая что-то на земле. – Поначалу, все кажется сном. Ты просыпаешься, и видишь свою комнату, родителей…все прекрасно. Но появляется избранный, и начинает все рушить. Бац, и ты уже труп! И опять просыпаешься в своей комнате, и опять со свалки выносят труп следока. Все всегда одно и то же.
- Каждый раз. – Подтвердила Арина, она медленно раскачивала Соню, которая все еще вздрагивала, и шмыгала носом.
- Какой еще избранный? – Округлив глаза, Егор схватился руками за голову, впившись в волосы пальцами, и начал медленно оседать на траву. – Значит, это был не сон…Значит, я…
Парень не договорил, его желудок скрутил спазм, и он, перевернувшись на четвереньки, отполз от компании. Перед глазами проплывали яркие образы убийства Киры и Арис, а вкус крови, попавшей уму на лицо, все еще ощущался на губах.
- И сколько раз уже такое было? – Отдышавшись, и вытерев мокрый рот, Егор поднялся на ноги.
- Три. - Звонкий голосок Сони заставил всех вздрогнуть, и повернуться к девочке. – Первый раз был три круга назад, затем появился Егор, и начался второй круг. На третьем кругу Егор стал избранным. Значит, сейчас четвертый круг, начало.
- И кто убийца?
- Смотря когда?! – Пожал плечами Антон, смотря на Егора. – В первый год, Арис, Кира и Соня, были избранными. Во второй год Кира и Арис, а в третий год, ты.
-Кстати, от куда ты взялся, вообще? – Прищурив глаза, Кира перевела взгляд на парня. – Когда все началось, тебя не было.
- Если судить по вашим разговорам, то я после вашего первого года, приехал на место преступления. – Начал загибать пальцы Егор, обводя всех взглядом. – Вы уничтожили весь город….И, кто из вас убил всю мою семью?
- В первый раз скорее всего Арис, она тогда все начала, ею же, и закончилось.
- Все, всегда, начинается в этот день, и заканчивается гибелью кого-либо из нас. – Арис отвернулась, что бы остальные не видели ее слез, ручьем бежавших из ее глаз. – Замкнутый круг, какой-то.
Наступило молчание, все молча переглядывались, и никто не мог выговорить не слова.
- Ну, раз, следователя уже убили, значит, этот избранный, уже есть? - Уточнил Егор, переводя взгляд с Киры на Арис.
- Значит, да. – Кивнула Кира.
- И кто?
- Если бы мы знали, то заперли бы того, и все, и никого бы он не тронул. Но мы никогда не знаем, кто из нас сорвется первым. – Антон осел на траву, смотря на всех снизу вверх.
- И это может быть, кто угодно?
- Умирать всегда больно. – Вырвалось у Арины, она подняла заплаканные глаза, и тут же осеклась, ощутив взгляды Киры и Антона.
- Может, поиграем, в мяч? – Предложила Соня, ее ноги, висящие с качели, раскачивались в такт толчкам Арины. Егор перевел взгляд на сестру, и ему стало жутко. Маленькая девочка, пережившая многочисленные убийства, и потерю мамы, сейчас со свойственным детским оптимизмом, прелогала просто поиграть в мяч.
И все пошли, летнее солнце грело спины, но холодило душу. Они прекрасно понимали, что раз есть труп следователя, что кто-то из них, в любую минуту, может напасть, и убить. Но, отказать двенадцатилетней девочке, никто не посмел. Разбились на группы, играли в вышибалы, но неустанно следили друг за другом. Антон кидал мяч с какой-то отрешенностью, постоянно пропуская удары, и вылетая из игры, Кира бросала мячи так, будто это был камень, и ли нож. Четко, концентрируя удар, и не промахиваясь. Арина постоянно прятала лицо от всех, и вытирала слезы, рукавом кофты. Соня улыбалась, и радовалась игре. А Егор постоянно вертел в голове все моменты его сумасшествия. Прокручивая пошаговое убийство каждой из девочек.
- А как все началось?
- Что именно? – Не поняла Кира, увернувшись от меча.
- Ну, как получился второй круг?
- Я обиделась на маму. – Говорить об этом было больно, и Арина до сих пор не могла себе этого простить. Она помнила, до мельчайших подробностей, как рассердившись на Викторию, которой постоянно не было дома, проломила ей голову стулом. Как потом, сидя возле трупа женщины, плакала, и звала маму. И помнила, как позвонила Кире, рассказав ей все. А затем девочки, распилив тело женщины, разложили по пакетам, и вывезли на свалку. Как они убивали следователя, девочки помнили с трудом, так же, как и то, как они уничтожили половину города, убив при этом Антона. – Я не хотела этого делать…
- А затем все пошло, как понаписанному. – Помогла Кира, когда увидела, что девочка вновь собирается плакать. – Весь город полег от наших рук.
- Они забили меня дубинками, тут то, все и закончилось.
- А во второй круг, когда в городе, появился ты, мы решили, что это все из-за тебя, и принялись уничтожать. Но, потом ты сам появился тут, и стал избранным. – Закончила Кира.
- Ну, мы играть будем?! – Крикнула им Соня, топнув ногой. – Или, так и будем, болтать?
Вечер наступил нескоро, и когда Соня уже посапывала, у себя в комнате, Егор собрал что-то на вроде совета. Арина, зябко куталась в кофту, щурилась, смотря на фонарь, зажженный, в их дворе. Кира, во весь рот зевала, ругая последними словами приставучих комаров. Антон сидел с ногами на лавочке. Смотря на звездное небо, а Егор сидел на качели, чертя что-то носком ботинка.
- После следователя, раз его труп нашли, идет бомж. – Кира как-то сморщилась, видимо припомнив неприятный запах свалки, и согнала с плеча еще одного кровопийцу. – Он нашел следока, и сегодняшней ночью, должен будет умереть. Тот, кто его убьет, и есть избранный.
- Логично. – Хихикнул Егор. – Я вот чего не понимаю. Я помню только сегодняшний день, и тогда помнил, только первый день, и не помнил, как убивал следока. Может, это и не я вовсе?
- Убивать, всегда начинает избранный. После чего пятнает себя кровью, и сходит с ума. – Поправила его Арина. – Убийство Нестерпицкого, начало игры. От него начинается отсчет.
- А может, есть еще кто-то, кто убивает Нестерпицкого?
- Ага, а мы потом бесимся сами по себе, получается? И ты тоже? – Не выдержала Кира, метнув на парня гневный взгляд. – Ты то, чего начал убивать?
- Я помнил, что до этого вы что-то сделали плохое. И поэтому, элементарно боялся. – Поежился Егор, воспоминания об этом не слишком радовали его. И поэтому, говориь об этом, не слишком и хотелось.
- Но, тем не менее, ты был последним, кто видел бомжа живым. – Заметила Кира назидательным тоном, подняв к небу указательный палец.
- Но, я помню, что я его не убивал.
- И, тем не менее, он был мертв. – Все таким же назидательным тоном продолжила Кира. – И не важно, помнишь ты это или нет. Обычно, избранный запоминает убийства всех нас, а остальные теряются в памяти.
- Так, а чего мы сидим? Может, рванем к свалке, и разберемся, кто из нас избранный, на сейчас? – Предложил Антон, поднимаясь на ноги. – Я, конечно, ничего не говорю, но лучше пусть пострадает один бомж, чем весь город.
- Ты предлагаешь брать избранного на живца? – Взвизгнула Арина, переводя на друга удивленные глаза.
- А как еще ты собирайся вычислять его? Или подождем, когда на нас перекинется охота?
- Я согласна с Антоном, там у нас есть шанс поймать сумасшедшего.
- А что, если он не один? – При одном упоминании о свалке ночью, у Арис подгибались колени, иона все чаще косилась на притихшего Егора.– Такое уже было?!
- Даже, если их будет двое, у нас будет шанс их поймать! – Не успокаивалась Кира. – Лучше так, чем сидеть на жопе, и ждать конца!
- Я согласен с Кирой. – Егор то же поднялся на ноги. – Нужно действовать! Вдруг, есть шанс?!
- А если нет, то, до встречи, на следующем кругу. – Подмигнул Антон, и Арина сдалась под доводами друзей. – Что мы теряем?!
- Только с собой оружие не брать. – Буркнула она, шагая вслед за друзьями.
- Ага, на медведя с голыми руками. – Хихикнул Антон.
- Только, с медведем, похоже, договориться проще. Чем с одним из нас. – Поддакнул Егор.
На свалке было тихо, и жутко. Под светом желтых, тусклых фонарей, свалка казалась еще больше, чем на самом деле. Подростки, перелезли через небольшой заборчик, не потревожив при этом ни одной собаке, и дремавшему на старом диване, бомжу Рябову. Что бы не попадаться ему на глаза, ведомые Кирой, они спрятались за одной из куч, так что бы видеть, когда проснется Рябов. Время тянулось ужасно долго, подростки сидели близко друг к другу, следя за каждым из них. После двух часов ничегонеделания, Арис задремала, положив голову на плечо Антону. Парень покраснел, как рак, но голову не убрал, наоборот устроившись удобнее.
- И что мы будем делать, когда поймаем избранного? – Шепотом спросил Егор, когда и Антон то же задремал.
- Еще не знаю. – Пожала плечами Кира, в ее глазах отражался свет фонаря, и от этого они казались красными. Или, не из-за этого? – Возможно, все закончится, если мы его поймаем. А может, и нет. Мы не пробовали.
Егор хотел что-то еще сказать, но тут диван скрипнул и Рябов, тяжело дыша, поднялся на ноги. Кира ногой пнула в ступню Антона, парень вздрогнул и открыл глаза.
- Проснулся. Буди Арис. – Антон кивнул головой, и потрепал Арину по плечу, девочка вяло зевнула, и ничего не понимая, села, выпрямившись.
Рябов, хрипло сплюнув прошел к соседней куче, не замечая в предрассветной полутьме подростков, и оправившись, побрел в глубь свалки, пиная рваными ботинками попавшийся мусор. Подростки гуськом следовали за ним, постоянно оглядываясь на тех, кто шел позади.
- Нет, все, так не пойдет. – Колонна остановилась за одной из куч, в шагах пяти, от них, Рябов залез на вершину мусорного полигона, и там с усердием набирал в мешок, ему одному ведомый товар. – Он нас так увидит, место почти ровное.
- Нужно разделиться. – Всех передернуло от этого известия, но Егор продолжал. – Каждый будет держать в поле зрения бомжа, рано или поздно, но мы увидим убийцу. Бомж, не в первый раз вторым умирает.
- Он всегда вторым умирает. – Поправила его Кира.
- И в этот раз, ничего нового не будет. Если я правильно понял, нас засосало в какую-то воронку, где все равно, все будет повторяться.
- Тогда, разделяемся, и окружаем бомжа. – Кивнул Антон.
Четверо подростков, скрываемые темнотой ночи, стараясь не шуметь, разбрелись по разным сторонам, со всех сторон окружая Рябова, который для них был как на ладони. Мужчина, что-то ворча себе под нос, ничего не замечая, собирал одному ему интересный мусор. Антон, чуть наклонив голову, что бы она не выделялась, из общего фона, неспеша продвигался вперед, изредка смотря по сторонам, выискивая глазами тени его друзей. Идти одному, когда за любым поворотом может оказаться сумасшедший избранный, было жутко, и от любого шороха его сердце сжималось, с новой силой набирая скорость ударов. За небольшим поворотом мелькнула чья-то тень. Антон замер, так и не наступив ногой на землю. Сердце стучало где-то в висках, а глаза вновь и вновь всматривались в ночную тьму. Тень шевельнулась еще раз.
- Эй, ребята?! – Чуть слышно позвал он друзей, не ожидая ответа. – Если вы решили пошутить, то шутка неудачная.
Страх, охвативший его с ног и до головы, заняв весь разум, заставил присесть на корточки, и, не отрывая взгляда от непонятной тени, поднять с земли валяющуюся палку. Взвесив сучковатое оружие на руке, вычисляя, сможет ли он отразить, если что, нападение противника, Антон, собрав всю волю в кулак, шагнул вперед.
Память услужливо подкинул воспоминания о том, как девочки два круга назад, прикончили его, забив битами. Парень до сих пор просыпался в поту каждую ночь, понимая, что это всего лишь, уже, страшный сон. Но та боль, которую причиняли ему Кира и Арис, не проходила, нарастая с каждым днем. И умирать в этот раз, ему уж очень не хотелось.
Палка со свистом рассекла воздух, парень, бешено дыша, и хватая ртом воздух, увидел перед собой еще одно ответвление мусорной кучи, колебание которой, и создавало ту нелепую тень. И как он мог так плохо подумать о друзьях? Хотя, выбирать не приходилось, как не крути, а кто-то из них, уже совершил преступление, и теперь начнет охоту на них.
В воздухе просвистело, Антон даже не успел испугаться, и лишь подняв голову, вздрогнул. Вначале показалось, что грудную клетку сдавило с такой силой, что он не мог и дохнуть. Что-то теплое потекло по ногам, воздух, ворвавшись в легкие, больно резал, и выходил из горла пузырями. Ноги подкосились, и парень, завалившись на бок, упал, протягивая руку к человеку, который стоял в паре шагов от него, и злорадно хихикал. Человеку с одной стороны, такому родному, и такому далекому теперь. В глазах темнело, и двоилось, ног он уже почти не чувствовал, а при попытке пошевелиться, на землю, с каким-то странным чавкающим звуком, упало что-то теплое, и так необходимое ему. Странная пустота, и холод, гулявшие по телу, странно смешил. Опустив голову, Антон обнаружил в своем животе, острие топора, вонзившийся по самую рукоять, в его плоть. Так вот значит, что так мешало ему дышать?! Он, даже, смог разглядеть лужу крови, в которой лежал, и в которой покоилась его рука. Чьи-то ноги, подойдя к нему, рывком вытащили из парня топор, и на секунду Антону стало легче. Он, даже смог улыбнуться, когда вторым ударом ему отрубили голову.
Кира, услышав в паре метров от себя, приглушенный удар чего-то тяжелого об землю, замерла, прислушиваясь. Рябов, на которого она смотрела до сих пор, в очередной раз наклонился, что бы что-то подобрать с земли, и в приглушенной тишине, можно было услышать лгкие, еле слышимые шаги. Кира, поддавшись страху, спиной вперед, отшатнулась назд.
- Эй, ты чего? - Руки Егора обхватили талию девушки, прижав к себе.
- Я что-то слышала. – Шепнула Кира, не поворачиваясь к парню.
- Может, показалось?
- Сомневаюсь. – Мотнула головой Кира, поворачиваясь к Егору. – В эту ночь, никаких сомнений быть не может.
- Тогда, идем.
Огибая мусорную кучу, и напрочь позабыв про Рябова, Кира и Егор продвигались вперед. Под ногами постоянно что-то шелестело, видовая их присутствие. Тусклый свет фонаря позволял видеть перед собой, но ничего более. Егор видел перед собой напряженную спину Киры, которая сжимая руки в кулаки, шла вперед. И ему так хотелось верить, что с Антоном или Арис, ничего не произошло. И что Кира не заводит его в ловушку.
Остался позади очередной поворот, и Кира, глубоко вздохнув, шагнула за кучу. Правая нога, куда-то заскользив, повлекла девушку за собой. Что бы хоть как –то удержать равновесие, ей пришлось плюхнуться назад, опершись спиной об ноги застывшего Егора. Глаза, немного привыкнув к полутьме, выхватили из темноты лежащее на боку тело Антона. Парень так и застыл в позе эмбриона, одна рука, скрючившись, тщетно пыталась вытащить что-то мешающее ему, из живота. Вторая рука лежала в кровавой луже, возле которой покоилась и его голова, с застывшей нелепой улыбкой на губах. И вывалившимися из живота внутренностями.
Кира, приглушенно вскрикнув, отвернулась, и, обняв ноги Егора, заплакала. Егор, в сотый раз заставил себя отвернуться, и в такой же раз, продолжал смотреть, впитывая в память всю ужасающую картину смерти. И тот факт, что как только все это кончиться, и кто-то из них умрет, завершив круг, все проснуться живыми, не облегчало их положения. Чуть позже, почувствовав, что воротник намок, Егор понял, что у него льются слезы.
-Антон! – Неистовый крик, поражающий своим ужасом, заставил всех обернутся. В предутреннее небо взвились проснувшиеся вороны, накрыв город своим карканьем.
Арис, на подгибающихся ногах, прижав руки к груди, брела к ним, подходя к трупу парня. Слезы смешивались с ее криком, сдавливая ее горло. Девочка, не находя в себе сил, мотала головой из стороны в сторону, будто не веря в происходящее. Увидев отрубленную голову Арис, не справившись с собой, нагнулась, и ее вытошнило, рядом с Антоном.
Увидев, что она сделала, ноги став ватными, согнулись, и Арис, сложившись пополам, рухнула перед ним на колени. Обхватив свое тело руками, и раскачиваясь из стороны в сторону, глотая слезы.
- Арис. – Позвала подругу Кира, безуспешно протягивая к ней руку. – Арис, так уже было. Помнишь?
- Антон! Тоша! – Продолжала всхлипывать Арис, не обращая на стоящих позади себя друзей.
- Арин, пошли?! Ему уже никто не поможет. - Выпалил Егор, осекшись на полуслове, под тяжелым взглядом Киры.
- Кто? – Прошипела Арис, поворачивая к друзьям заплаканное лицо, с набухшими веками. Чувство горя сменилось чувством ненависти, и потребностью хоть что-то делать. Пусть, даже, бесполезное, но все ж делать. – Кто его убил?
- Не мы. – Замотали головами Кира и Егор, понимая куда клонит Арис, поднимающаяся на ноги.
- А кто?! – Взревел Арис не своим голосом. – Нас ту было четверо! Антон мертв, значит осталось трое! Я его не убивала!
- Я то же, мы с Кирой встретились случайно. – Прошептал Егор, пересохшими от волнения губами. – А потом, вместе, пришли сюда.
- Что вы на меня смотрите, я не убивала Тошу.
- Вы врете! Врете! – Закричала Арина, глаза ее моментально округлившись, потеряли свой цвет, наполнившись гневом. – Ненавижу!
И с этими словами, Арис, на ходу наклонившись, подобрала с земли валявшуюся железяку, и, размахивая ей, как дубинкой, полетела на Киру и Егора. Егор, оттолкнув от себя Киру, защитив тем самым, от просвистевшим мимо железяки, получил по руке. Адская боль, вспыхнув в сгибе, моментально прекратилась, и левая рука повисла плетью, вдоль тела.
А Арис, продолжая размахивать железякой, огрела Киру по спине, Девушка вскрикнув, упала на землю, выплевывая на землю кровь. Арис замахнулась для второго удара, и тут же полетела на землю, сбитая с ноги Егором.
Тяжело дыша, и переложив свою дубинку в другую руку, не обращая внимания на бежавшую кровь, из рассеченной брови, Арина побежал вперед.
Кира, отхаркиваясь кровью, перекатилась на спину. И в этот момент Арина, бежавшая на Егора, запнулась об спину подруги, и, перелетев через Киру, и свою голову, села, замерев. Испуганные подростки, дико переглядываясь, с секунду не решались подойти к девушке.
Егор помог Кире подняться на ноги, девушка рукой стерла кровь, бежавшую из уголка рта.
- Арис?! – Позвала Кира подругу, но Арина, не меня своего положения тела, не реагировала на призыв.
- Арин?! – Егор, шагнул вперед, опасаясь нападения, и протянул руку. И только теперь понял, что дрожит. Причем дрожит всем телом, от чего рука ходит ходуном.
Аккуратно дотронувшись до мягкого плеча Арины, Егор слегка потянул ее на себя. От чего Арина, неестественно наклонившись, повалилась на спину. В ее лбу, пробив черепную коробку, торчало острие той железяки, с которой она и нападала. Кровь, бежавшая из отверстия, уже набиралась на приличную лужу.
Ночную тишину пронзил еще один ужасающий вопль, Кира и Егор, не сговариваясь, обменявшись взглядами, бросились туда, оставив лежать два трупа. Если эту партию он вновь проиграют, то в скором времени, все они вновь проснуться в своих постелях. И все начнется заново.
Небосвод окрасился светлыми тонами, и на горизонте появились первые лучи восходящего солнца. В городе появились первые жители, кое-где начали ездить машины. А во дворах начали свою работу дворники, невольно ворча, подметая улицы.
Взобраться на небольшой мусорный бугорок не составило большого труда. На разработанном полигоне, укатанном бульдозером, лежал обезглавленный Рябов. Серые, опухшие от пьянок глаза, до сих пор смотрели куда-то в пространство, а из полу прикрытого рта, высунулся язык. Тело бомжа лежало всего в нескольких сантиметрах от головы, и его руки до сих пор держали в зажатых пальцах пустую бутылку из-под пива.
Егор смутно понимал, что должен бы сделать каким-то, очень важные выводы, но почему-то, смотря на обезглавленный труп Рябова, обо всем забывал. А вот Кира думала гораздо быстрее и оперативнее, увидев бомжа, она не говоря ни слова, развернулась на сто восемьдесят градусов, и рванула со свалки.
- Кира, стой! - Кричал, задыхаясь Егор, бросившись следом за девушкой. – Кира, не смей!
Но девушка, будто не слыша его, все больше набирала скорость, и уже выбегала с территории свалки.
- Кира, она еще маленькая! Она не могла! – Кричать то, кричал, а сам прокручивал в голове всю последовательность убийств сегодняшней ночи. Вначале кто-то убил Антона, затем, столкнул нос к носу троих перепуганных подростков. В итоге, Арис убила саму себя. А в это время погибает Рябов, и оставшиеся двое участников игры, никак не могли этого сделать. Тогда. Кто мог? – Кира, остановись! Прекрати!
Но Кира, будто не слыша в его голосе мольбы, наоборот, бросилась вперед. Егору ничего не оставалось делать, как бежать следом, и в удобный момент, когда девушка завернула за угол, кинулся на нее, подминая под себя.
- Кира, я не позволю! – Кричал ей на ухо Егор, чувствуя ее сопротивление.
- Я закончу этот круг, хочешь ты этого, или нет! – Взревела Кира, напрягшись и перекувыркнувшись через обескураженного парня. – Я не умру!
- Не смей! – Егор протянул руку, схватив девушку за руку, Кира рванула ее на себя, и Егор, не удержавшись на ногах, рухнул лицом на асфальт, разбив нос. На асфальт упали первые капли крови, Егор, тыльной стороной ладони вытер ее с лица. Мельком заметив, что стало хуже дышать, и приходилось постоянно шмыгать носом, что бы убирать кровь.
Кира, не дожидаясь, когда Егор придет в себя, вновь побежала вперед.
- Кира, нет! – Один бросок, и Кира вновь оказалась под ним, лежа животом на асфальте. – Она еще маленькая, она не понимает!
- Это не важно. – Мотала головой из стороны в сторону Кира. – Она сейчас, не понимает, что делает!
- Не смей ее трогать. – Прошипел на ухо ей Егор. Парень сидел на ее пояснице, крепко вцепившись в волосы, что существенно мешало Кире.
- Ага, давай подождем, когда она убьет тебя. – Саркастично хмыкнула Кира, высвобождая руки из-под Егора. – И тогда, я завершу круг!
- Нет! – Сам не понимая как, но руки сами резко опустили Кирину голову на асфальт. Удар совпал с ее криком, Кира на мгновение затихла, но потом рванула с новой силой.
Егор перехватил ее инициативу, и еще раз ударил девушку головой об асфальт. Удар повторялся вновь и вновь, крики Киры смешивались с ее стонами и всхлипами.
И тут, за его спиной раздался тихий смех. Егор вздрогнув, отпустив волосы Киры. Ее голова в последний раз опустилась на асфальт, и только теперь Егор смог увидеть, что под Кирой была приличная лужа крови, а сама девушка уже давно была мертва.
- Ты упрощаешь мне работу. – Егор обернулся, Соня, сжимая в руках окровавленный топор, который волочился за ней, оставляя влажный след. Сонины светлые волосы были все вымазаны кровью, и слиплись, висели сосульками. Бесцветные глаза, смотрели куда-то в пустоту, но, тем не менее, видели лишь свою жертву. Джинсовый сарафан в кровавых подтеках.
- Соня, Сонечка… - Прошептал Егор, поднимаясь с лежащей Киры. Его всего трясло, будто в лихорадке, и он, стараясь не смотреть на Киру, перешагнул через ее тело.
- И каково? – Склонила набок голову Соня, смотря сквозь него, на лежащую Киру.
- Что? – Не понял Егор.
- Каково это, убить человек? Не жалко было Киру-то?!
- Не начинай. – Горечь, выедавшая его из нутрии, больно резал душу. Егор с болью смотрел на младшую сестру, и казалось, что из его груди прямо сейчас вынимают сердце.
- А ей, между прочим, было больно.
- Соня?! – Взмолился Егор, падая перед ней на колени.
- Интересно, каково это, чувствовать, как твоя черепная коробка, трескаясь, разбивается на части? И ты, захлебываясь в собственно крови?! А тебя все бьют, и бьют?!
- Соня?! – Слезы, брызнув из глаз, полились потоком, смешиваясь с кровью из носа.
- Ну, и чего ты на меня так смотришь? – Поинтересовалась она, смешивая слова, с хихиканьем. – Как собака, на своего хозяина?
- Соня?!
- Соня, Соня! – Передразнивая его, на распев проговорила девочка, перекладывая топор из руки в руку. – Что Соня?! Ты бросил нас! Бросил!
Его замотал головой, не в силах, что-либо выговорить, а Соня, волоча за собой окровавленное оружие, подошла к нему ближе.
- Я не понимаю….
- Чего ты не понимаешь?! Ты бросил нас! Уехал в свой город. Хорошо тебе там было? – Ее голос сорвался на крик, а затем, и вовсе, на визг. Соня, невидящими глазами, смотрела на брата, крепче держась за рукоять. – А Арис и Кира, убили мою маму! А потом и меня! А я плакала, умоляла, не делать этого!? Мне было больно!
- Соня?! – Позвал ее Егор, протянув руки.
- Ненавижу! - Крикнула девочка, и замахнулась. Топор взлетел над головой Егора. – Ненавижу! Ненавижу! Умри!
В рассветной мгле, не доходя до свалки, маленькая Соня, разрубила надвое голову брата. Сейчас он лежал у ее ног, орошая ее кроссовки кровью. Топор выпал из рук девочки, упав в лужу, рядом с телом Егора. Соня, опустилась перед ним на колени, дико хохоча.
А над городом уже собиралось желтое облако, охватывая сонные улицы, и горожан. Смерть наступала мгновенно, и Соня, медленно бредя по улицам, так и не успела вернуться домой. После ее маленький трупик найдут в тридцати шагах, от собственного дома.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 1272 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.