Холодный ветер пусть осушит слезы - Еще не поздно. Но в лихорадочной работе мозга Сквозит угроза. Я, распростившись с теми, кто мне дорог, Срываюсь в холод И, плюхнувшись на грязно-серый ворох Сгоревших комнат, В чьих темных и жестоких лабиринтах, От света скрыта, Осколки собирала грез разбитых, Творя молитвы. Как холодно лежать на пепелище, На ж

"Росич" глава 16 продолжение

| | Категория: Проза
Принять как данность. Но ведь ваши труды в области радио, военных разработок, просто озолотят ваших конструкторов, почему же они мирятся с тем, что вы узурпируете их разработки.
Скажем так, ими подписаны контракты и они фактически не имеют персонального права на эти разработки, они принадлежат концерну. Сами ученые тем не менее не обделены и их материальное благосостояние весьма не дурно, а после того как мы начнем получать заказы еще более улучшится. К тому же в основном все эти разработки проводились по блокам и в целом картину не собрать, если не собрать в одном месте всех наших инженеров и ученых. А не выпускаем мы все свои разработки в свет, только по той простой причине, что у нас в России к сожалению очень долго раскачиваются и пока они будут раскачиваться в других странах быстро ухватят суть этих разработок и наша с вами Родина, снова окажется в аутсайдерах. Я конечно делец, ваше превосходительство, но и патриот, так что пока вокруг наших разработок не будет серьезной завесы со стороны контрразведки, в мир они не пойдут.
Допустим, что это так. Я даже в чем то с вами согласен, наши контрразведчики отнеслись к данной войне из рук вон плохо. Подумать только, в Порт-Артуре нет подразделений контрразведки вовсе, а их задачами занимается полиция. Эти жандармы не видят иного врага, кроме как ваш концерн, я уже несколько раз отклонял прошения о проведении обыска на территории завода, а так же об аресте всего руководства концерна в Артуре.
Шпионов им следовало бы искать в ином месте,- не скрывая своего разочарования, нахмурившись проговорил Антон.
Да уж,- засмеялся Макаров.- Для шпионов японцев вы слишком активно способствуете невосполнимым утратам японского флота. Но все же как вам удалось столь точно предвидеть и подготовиться, простите но вы вроде бы не Настордамус.
Нет дара предвидения у меня нет, как нет вообще каких либо сверхъестественных способностей. Просто только слепец не мог не предвидеть этой войны. Вот вы например в своем фантастическом романе это предвидели и даже предсказывали поражение России в этой войне,- Песчанин имел в виду роман написанный Макаровым и вызвавшем не здоровый резонанс в обществе, а особенно моряков. В этом романе говорилось о некой восточной стране которая совершенно неожиданно вышла на арену большой политики и в ходе войны нанесла сокрушительное поражение некому сильному до той поры государству, оказавшемся колосом на глиняных ногах. Не рассмотреть в этом романе Японию и Россию было весьма затруднительно. Не услышанный в верхах адмирал пытался хотя бы посредством художественного произведения обратить внимание на активную подготовку к войне Японии и полную не готовность к оной со стороны России. Но все его потуги были напрасны.
Да вы правы,- задумчиво ответил адмирал.- Но вы все же не ответили на мой вопрос.
А что тут объяснять. Когда стало очевидным, что наш проект не заинтересовал морское ведомство, мы решили действовать на свой страх и риск, для чего взяли под свой патронаж детский приют, где могли ковать кадры для нашего судна. К стати здесь мы не придумали ничего нового, во Франции уже давно существуют школы юнг, где они готовят будущие кадры для военного флота и обучаются там далеко не только сироты. Это очень полезный опыт который можно было бы и перенять.
Да-а в изобретательности вам не откажешь. Я уже вижу заголовки иностранных газет требующих вашу шкуру как трофей, вас наверняка заклеймят пиратом. Но вы здорово все придумали, как вас можно обвинить в пиратстве, если вы являясь подразделением магаданского ополчения просто выполняли поставленную вам задачу. Пронин так же в своем праве. Правда он должен был отдать распоряжение о вашем соединении с флотом и мало того с отрядом крейсеров во Владивостоке, ну да он человек гражданский и отдать четкий приказ не в состоянии, а вы выполняли его распоряжения так как поняли, ведь вы тоже человек сугубо гражданский. Великолепно. Однако должен вас огорчить. С сего момента с вольницей покончено и вы поступаете в полное мое распоряжение. Во всяком случае до окончания войны, если вдруг вам будет отказано в покупке «Росича».
Макаров был опытным флотоводцем и прекрасно понимал, что во время ведения боевых действий списывать на берег уже сплававшийся экипаж и заменять его другим, да еще и не обученным, было бы глупо. Поэтому он не стал принимать столь фатальных решений и тем самым лишать себя такой эффективной боевой единицы. Однако экипаж понес некоторые потери, а потому нуждался в пополнении, а потом на «Росиче» были такие комфортные условия для расположения экипажа, что слегка потеснить их в кубриках было не столь болезненно. Хуже пришлось с офицерским составом. Ну как понять наличие на судне в двое меньшего водоизмещения чем у самого легкого крейсера, двадцати одного офицера, такое количество сравнимо только с броненосцами и крейсерами первого ранга. Однако ознакомление с новшествами на судне, убедили Степана Осиповича в том, что такое наличие офицеров более чем оправдывалось, другое дело, что эти должности были под стать мичманским, но тем не менее однозначно требовали образованности.
На «Росич» для обучения и стажировки были направлены только молодые мичманы, каким образом чередовать выход в море должен был решать лейтенант Котов, которого Макаров прочил в командиры этого красавца. Это судно было столь новой формации, что адмирал решил перепоручить его молодому и энергичному офицеру, от более старших он ожидал не желательного при введении нового, консерватизма, памятуя то время когда сам стоял у истоков становления миноносных дивизионов. Однако всем и офицерам и матросам приходилось в ускоренном ритме осваивать новое судно, как на практике так и в классах, на территории все того же завода концерна. Обучение прерывалось только на время приема пищи и сна, с не значительными перерывами. Война все еще продолжалась и «Росичу» еще предстояли бои, а для этого нужен был экипаж.
К домику который снимала чета Науменко, Антон подходил не скрывая волнения. Он уже успел полюбить этих людей, еще недавно бывших ему практически чужими и с которыми его связала крепкими узами его не наглядная и взбалмошная супруга. До женитьбы его связывало с этим миром только чувство долга перед Родиной, пусть может и оставшейся в параллельном мире, а возможно сейчас шла коренная переделка уже знакомого ему мира, его будущего, кто мог ответить на этот вопрос. Но тем не менее он чувствовал себя как бы сторонним наблюдателем и именно женитьба, а особенно то что частичка его самого скоро появится на свет и этот мир будет его по праву, окончательно связало его с тем настоящим в котором он находился в настоящий момент.
Теперь он уже не старался переписать историю, уже стало очевидным, что история окончательно перешла на другие рельсы. При всем желании, после таких катастрофических потерь на море Японии уже было не под силу вести дальнейшую войну. Армия нуждалась в пополнении живой силы и снаряжения, однако флот не мог гарантировать беспрепятственных поставок из метрополии, а это если не смерть ее, то уж точно мучительная агония.
Постучать в дверь Антон не успел, так как та распахнулась перед ним, едва он ступил на крыльцо и в проеме появилась взволнованная Вера Ивановна. Сказать, что она была взволнованна, это не сказать ничего. Новоявленная теща была буквально в панике и эта паника прекрасно читалась на ее лице. Она не моргая смотрела на Антона вопросительно и в тоже время требовательно. За ее спиной появился Петр Афанасьевич, который хотя и был взволнован, но владел собой гораздо лучше. Чувствуя, что вот вот может произойти нечто не благочинное, Песачнин поспешил заверить.
Все в порядке, все здоровы и живы, причин для беспокойства ни каких.
Света…- дальше Вера Ивановна сказать больше ничего не смогла и лишь поднеся руку к шее сдавленно всхлипнула.
Со Светой все в полном порядке. Да что с вами такое, не она же в осажденную крепость пробралась, а я. Ну что с ней могло случиться,- успокаивая Веру Ивановну, Антон вдруг четко осознал, что любезностью Петра Афанасьевича он будет пользоваться только пока чета Науменко в Порт-Артуре, а потом срочно если не построит свой дом, то купит готовый. Нет жить с тещей он был не готов, вернее готов, но он не ожидал, что эта женщина способна на такие проявления чувств.
Верочка, ну что ты в самом то деле.
Светочка…
А ну прекратить! Зять только из плавания, а ты его слезами подчивать. Марш стол накрывать,- резкая отповедь главы семейства возымела свое действие и супруга заполошно всплеснув руками тут же умчалась на кухню. Петр Афанасьевич смущенно хекнув пожал руку уже вошедшему в прихожую Песчанину.- Ну здравствуй зятек. Вот такие вот дела. Меня в боевые походы провожала и встречала со всей степенностью, а тут вот такие вот выверты.
Да понимаю я все.
Да уж куда тебе. Небось только что решил, что жить будете отдельно,- ответом ему было смущенное молчание и опущенный взгляд.- Ну не журись так, все правильно молодым отдельно жить надо, а мы пока еще в силах, так что все в порядке. Да и егоза моя, чуть что не будет под мамкину юбку бегать, а там глядишь и оботретесь.
Петр Афанасьевич, а вы что же не знали, что «Росич» уж три часа как на рейде. Я думал, что на набережной весь Порт-Артур собрался,- решил перевести разговор в другое русло Антон.
Да тут вот такое дело, мы ночью в охранении были, а теперь я вишь отсыпаюсь. Так что твоя дражайшая тещенька, завидев тебя в окошко, меня только и подняла, а сама то она от флотских дел подальше держится, в молодости еще так заведено было. Вот и сделал нам сюрприз. О Светлане не спрашиваю, все одно сейчас тебя будут пытать с пристрастием, ну и я за одно послушаю.
Вскоре все собрались за обеденным столом и Вера Ивановна, как и предсказывал ее супруг, приступила к допросу. Однако как говорится, не знающий секрета не сможет его выдать, так и Антон на большинство выстреливаемых ею как из пулемета вопросов отвечал честно, не знаю. Чем поверг дорогую тещу в еще большее волнение. Известие о беременности дочери родители восприняли по разному. Глава довольно хекнув подкрутил усы и оправил аккуратную бородку, мол знай наших. Супруга же еще больше увеличила интенсивность обстрела зятя вопросами, открыто негодуя по поводу его незнания, о том как протекает беременность ее дочери.
Как же так можно Антон Сергеевич,- распалялась расстроенная женщина.
Вера Ивановна, ну что я могу ответить на это. Я ведь во Владивостоке и суток не пробыл, после того как вернулся отсюда. А о беременности Светы и вовсе узнал не больше трех недель назад, во время радио сеанса со Звонаревым.
Как то у вас у молодых все это не правильно.
Правильно все у них. Уймись Вера. Никогда бы не подумал, что ты уподобишься квохчущей курице.
Но…
Я сказал уймись. Антон пойдем в кабинет, там поговорим. Про Светлану ты все одно больше ничего не знаешь, а эти вздохи и ахи кого угодно до белого каления доведут.
Когда мужчины уединились, Петр Афанасьевич тут же начал пытать зятя по поводу предпринятого тем рейда. Получив сжатый и вместе с тем вполне обстоятельный доклад зятя, вплоть до его появления в Артуре, старый моряк не доверчиво уточнил.
И что прямо так и сказал, даже в случае если морское ведомство откажется приобрести ваш эсминец.
А чему тут удивляться, Петр Афанасьевич. Я лично не склонен к оптимизму. Сами подумайте, ну к чему платить такие бешеные деньги, если судно в настоящее время и без того реквизировано до конца войны и является частью магаданского ополчения, при том прошу заметить на полном законном основании. Нет ну конечно на пару тройку крестов, они расщедрятся.
Антон, что за тон. Я за эти самые кресты кровь свою проливал, это не цацки какие, а государевы награды, к чему такой цинизм,- не пытаясь скрыть своего возмущения сделал отповедь Науменко.
Вы уж извините, но к этим наградам не мешало бы немного чего и материального подбросить. Вон в той же Англии к высшим наградам прилагаются к примеру земельные наделы, передаваемые по наследству, или льготы какие, а у нас только и того, что знак почета и уважения.
Странные вы какие-то с Семеном Андреевичем, вот и он так же рассуждает. А как же долг перед Родиной. Или ты хочешь сказать, что только ради рекламы вызвался в этот поход, так ты тут и голову сложить можешь, а ради чего. Денег у вас достаточно, вести праздный образ жизни и сорить оными, вы не приучены, сказать, что деньги вам глаза застят, тоже не могу. Так ради чего же?
А вот это вы правильно заметили, Родина для нас не пустой звук. Да вот только и понять то, что людей по истечении надобности, как мусор на улицу выбрасывают, я тоже не могу. Долг перед Родиной, это правильно и я сам живу по этому принципу, но что скажите делать какому ни будь Ване который не щадя живота своего на поле боя врага встретил и выстоял, но калекой остался, а ему Георгия на грудь. А какой из него кормилец после этого. А каково государству должно быть если кавалеры высших наград на паперти подаяния просят, это по вашему правильно.
Что же теперь всем солдатам пенсион устанавливать, так в казне денег и без того не хватает. А потом ты ведь сам мальцов на службу утащил, а как они увечные окажутся, а что ты скажешь о тех, кого волны приняли, ведь четверо уже в мир иной отошли и это ты их втравил в это. Не все деньгами меряется Антон, не все.
Если кто увечный будет, то пенсион им назначим от концерна, про то в контракте четко прописано. А погибшие. Вы думаете, я не кляну себя за тех ребят, да только правы вы, не все деньгами меряется, но ведь и забывать про своих защитников не правильно.
Согласен. Но это вопрос пока еще даже не завтрашнего дня. Придет время и до этого, не скоро, но придет. Так какие планы на будущее,- решил сменить тему Науменко.
Далеко не загадываем. Сегодня мы в составе флота. Степан Осипович к «Росичу» полуторный штат экипажа приписывает. Выкупят судно или нет, но Макаров выгоду для флота чувствует и не позволит такой боевой единице в бассейне Артура отстаиваться. Хотя я если честно на месте наших министров в «Росич» обеими руками вцепился бы, такого судна, еще лет тридцать, а то и все сорок ни у кого не будет, а по его образу и подобию можно конструировать и большие суда.
Ну легкие крейсера я допускаю, а как же быть с броненосцами. Это уже извини другая ипостась.
Согласен. Но уже сегодня ясно, что все это чрезмерное количество мелкой артиллерии только место занимает и создает лишний тоннаж, впрочем как и артиллерия среднего калибра, которая практически не имеет применения в сегодняшних боях. Эскадры ведут бой на довольно больших дистанциях. На мой взгляд, линейный корабль должен иметь максимум крупнокалиберной артиллерии, при чем с максимально возможным ее использованием, изменить ее компоновку, и компоновка «Росича» на мой взгляд самая оптимальная. Для защиты от миноносцев достаточно по две двух орудийных башни, калибром не больше четырех дюймов. Если убрать все лишнее то запас получится таким, что на броненосцах уже можно будет располагать не четыре двенадцати дюймовых орудия, а восемь. Как вам такое.
Резон в твоих словах есть и не малый, но вот пойдут ли на это, вопрос,- задумчиво проговорил в ответ старый моряк.
Не знаю, что вам и ответить, но Макаров узнав о возможностях применения нашей артиллерии и о проценте попаданий который мы даем, задумался всерьез.
А к стати каков процент,- живо заинтересовался Науменко, памятуя о том как четко вели огонь его комендоры благодаря новым прицелам, разработанным в концерне.
На дистанции в сорок кабельтовых по эсминцам, процент составил не менее шести. По крейсерам с дистанции шестьдесят кабельтовых порядка пятнадцати. Цель под накрытие берем сразу, но с рассеиванием снарядов ни чего не поделаешь. Когда мы перевели огонь на крейсера с дистанции в тридцать кабельтовых, то практически каждый третий снаряд попадал в цель.
Тут я с тобой пожалуй соглашусь. Уж не знаю какими правдами и не правдами Эссен заполучил на свой «Севастополь» ваши прицелы, но в памятном бою с крейсерами, он самолично чуть не отправил на дно «Мацусиму». Но как вы умудрились в бою получить только три попадания, ведь японцы наверняка выпустили по вам ни одну сотню снарядов.
Ну три это только среднего калибра, миноносцы тоже попали несколько раз, правда у них калибр детский. А избегали мы попаданий постоянно лавируя по курсу и скоростью. Да и два попадания были как раз когда мы шли строго параллельным курсом, чтобы крейсера не отвернули с курса заданного торпедам.
Но как же вы тогда каждый раз брали цель под накрытие?
А чего тут сложного, если с незначительной погрешностью известны скорость противника, направление его движения и дистанция до него. Да да. Не смотрите на меня так, благодаря нашим приборам мы в состоянии получать подобные сведения.
Но ведь это же новая глава в морской артиллерии.
Абсолютно с вами согласен. Я скажу больше и без ложной скромности, «Росич», это вообще новая веха военно-морского флота, весь целиком от клотика, до киля.



***


Антон Сергеевич, прямо по курсу две цели, предположительно эсминцы, дистанция сорок пять кабельтовых.
Это не могут быть наши эсминцы.
Не думаю,- пожав плечами ответил Котов. Этот молодой лейтенант был назначен Макаровым на «Росич» с дальней перспективой на командование этим судном, в настоящее время он проходил стажировку, а по большому счету осваивал новую технику и попросту учился. На судне так же находились все приписанные к новой боевой единице офицеры и часть нижних чинов, от чего на эсминце было несколько тесновато, как может быть тесно на судне с полуторным экипажем, который к тому же в настоящий момент находился на постах согласно боевого расписания. Но если там где основу составляли матросы было и не так тесно, то на постах которые занимали офицеры было тесно по настоящему, так как там то как раз находилось в два раза больше людей чем положено.- По доведенной до меня диспозиции отряд Науменко направился к восточному побережью, здесь мы должны быть одни.
Все же давайте приблизимся и определимся визуально. Радар хорошая штука, но он не позволяет определять принадлежность судов, а только наличие таковых.
Но как… Впрочем извините, вы ведь собираетесь использовать прибор ночного видения.
В такую темную и пасмурную ночь остается только он, иначе нас обнаружат и они.
Все я понимаю, вот только привыкнуть не могу ко всем этим новшествам. Если бы ваши приборы хотя бы на наши эсминцы то мы задали бы японцам, так что им бы и на том свете икалось бы.
Сомневаюсь, что это возможно. На обычных эсминцах и без того тесно, так, что не развернуться, здесь же все конструировалось под новое оборудование.
После такого серьезного поражения японцев, в раз лишившихся основных сил флота, от японцев можно было ожидать полного ступора, однако адмирал Катаока вступивший в командование после гибели Того, не только не снизил активности в ведении блокады крепости, а наоборот максимально усилил деятельность флота. Правда теперь ему приходилось рассчитывать только на легкие силы, но он не щадя личного состава вновь и вновь высылал суда на боевое дежурство, правда используя для этого новейшие и самые быстроходные эсминцы и крейсера, имеющими превосходство в ходе и способные избежать столкновения в случае не благоприятной обстановки. Эта деятельность давала свои результаты. На подходе к Порт-Артуру был замечен и потоплен транспорт, который вез снаряжение для защитников крепости. Ночью был торпедирован и потоплен миноносец «Лейтенант Бураков», считавшийся самым быстрым миноносцем в мире, до появления «Росича» и развивавший скорость в тридцать три узла, однако это его не спасло от подготовленной засады японцев. Подорвался на мине и едва не затонул ставший уже легендарным крейсер «Новик», в настоящее время он находился на длительном ремонте, который грозил затянуться ни как не меньше как на месяц.
В ответ на эту активизацию Макаров решил нанести удар по базе японцев в Дальнем, однако не преуспел в этом, так как те в свою очередь забросали все подходы таким количеством мин, что не зная прохода соваться туда было просто самоубийством. В результате этого не удачного похода на мине подорвался и все же затонул флагман «Петропавловск», погиб практически весь экипаж. По счастью Макаров не изменил своим принципам и находился на «Аскольде».
Раздосадованный неудачами адмирал, решил, что не годится из пушки стрелять по воробьям и так же активизировал действия легких сил, правда русские значительно уступали и в количестве и в качестве, как в крейсерах так и миноносных силах, однако другого выхода он не видел.
Вот так и вышло, что в эту ночь отряд из четырех миноносцев под командованием Науменко направился к восточному побережью выискивая вражеские миноносцы имея на борту новшества концерна ПНВ(приборы ночного виденья), дающее преимущество именно в такую темную ночь. «Росич» же после проведенного ремонта по настоянию Песчанина вышел в свой первый поход на свободную охоту, Антон не хотел связывать себя другими судами, справедливо полагая, что позаботиться о себе он в состоянии и сам, а наличие других судов будет его только сковывать.
Прильнувший к окулярам ПНВ мичман внимательно всматривался в зеленый фон прибора и наконец на дистанции пятнадцать кабельтовых, смог отчетливо рассмотреть суда противника, а в том, что это противник не было ни каких сомнений, о чем он поспешил доложить.
Японские эсминцы, новой постройки типа «Акацуки».
Принято. Николай Николаевич, готовьте минную атаку. С такой дистанции я думаю не промахнетесь.
По одной торпеде,- задал вопрос минный офицер Никляев.
Именно. У нас не так уж и велик их запас.
Цели уж больно малоразмерные, боюсь могут отклониться от точки прицеливания.
Не думаю, что это существенно повлияет, если сделаете все правильно, дистанция не так уж и велика. Вступать в артиллерийскую дуэль на таком не значительном расстоянии считаю рискованным, они сами могут нас торпедировать. Готовьте торпедную атаку.
Разрешите использовать хотя бы по две торпеды,- неуверенно попросил Некляев.
Николай Никлаевич, не комплектсуйте и просто делайте свою работу, тем более вы это уже не раз проделывали,- улыбнувшись подбодрил офицера Песчанин.
Да, но там были суда длинной не менее ста метров, а здесь едва тридцать.
У вас все получится.
Есть,- обреченно выразил готовность к выполнению задачи новоиспеченный мичман и деловито приступил к работе под внимательными взглядами всех офицеров, набившихся в настоящий момент в ходовую рубку как селедкф в бочку. По большому счету именно наличие этих наблюдателей и были причиной его неуверенности.
Согласно приказа Макарова, весь личный состав эсминца был зачислен в списки флота с присвоением званий. Офицеры «Росича» не имевшие ранее званий получили звания мичманов, старший офицер Кузнецов теперь щеголял в мундире капитана второго ранга, так как именно в этом звании ушел на пенсию, Чехрадзе, до каторги служивший артиллерийским офицером на Черноморском флоте, был восстановлен в звании лейтенанта, Песчанин хотя и не имел звания, тем не менее так же был произведен в лейтенанты.
Наконец корпус вздрогнул от одновременного выстрела двух аппаратов, сопровождавшихся хлопком пневматики и все замерли уставившись на секундомер.
Ничего не обычного или не штатного, за исключением удивления прикомандированных офицеров не произошло. Торпеды сработали штатном режиме, отклонение в пределах допустимого и снаряды не прошли мимо цели. Шансов спастись после такого попадания у японцев не было ни каких. Маленькие суденышки практически разорвало в клочья от сдетанировавшего заряда в две сотни килограмм пироксилина, чего было вполне достаточно и для куда более больших судов.
Ну что же господа, флот японского императора уменьшился еще на две единицы. Продолжим охоту,- не скрывая задора и вызвав улыбки на лицах сослуживцев, констатировал Антон.- А что господа не прогуляться ли нам до Дальнего,- все так же задорно проговорил он.
Не думаю, что это хорошая идея,- возразил Котов.- Японцы плотно заминировали подходы к порту и при этом мины поставлены на сравнительно не большие глубины, чтобы предотвратить подход даже эсминцев с их малой посадкой.
Вы мне очень сильно напоминаете вашего однофамильца, тот тоже был редкостным скептиком,- памятуя о своем штурмане еще в том, теперь уже не досягаемом времени, ответил Антон.- Я ведь вроде не давал повода думать обо мне как о глупом человеке.
Антон Сергеевич…
Не обращайте внимания, Петр Андреевич,- лучезарно улыбаясь прервал он своего приемника.- Все очень просто. Вы забыли, что в японском тылу находятся мои люди. Те самые которые заминировали японские броненосцы. Так вот они все это время следили за входом в порт и фарватер ими вычислен, правда он довольно узок для того чтобы там могли лавировать большие суда, но нам это вполне по силам. Визуально нас не обнаружить пока мы не приблизимся достаточно близко, а вот мы можем приблизиться на дистанцию этак кабельтовых на сорок и произвести торпедную атаку.
Оно конечно ваши радары позволят определить суда, но вот только как мы отличим транспорты от военных судов,- выразил свою неуверенность Котов.
Ну нам известны места якорных стоянок крейсеров, я думаю это может служить не слабым подспорьем. Вообще Петр Андреевич, я просто поражаюсь как наши армия и флот ведут боевые действия, наобум практически без разведданных, это настолько глупо, что я не вольно восхищаюсь японцами. Если бы им еще и нашу связь, то уж поверьте, они показали бы нам кузькину мать. У нас здесь нет ни одного контрразведчика, а агентурная работа и вовсе ни как не поставлена.
Вы хотите сказать, что и здесь утерли нам нос,- не скрывая обиды ответил лейтенант.
Я только что вам сказал, что обладаю информацией коей не имеется у командующего, мало того в японском тылу сейчас действуют еще несколько групп и у нас аккумулируются данные собираемые по сухопутному фронту. Но вы понимаете, что это информация секретна,- уже обращаясь ко всем, закончил Антон.
Все прошло как то скучно и буднично, если можно так выразиться. Приблизившись на дистанцию торпедной атаки, но так чтобы не быть обнаруженными они дали залп из всех оставшихся аппаратов и развернувшись буквально на пяточке стали уходить не дожидаясь результата стрельбы. Самым волнительным моментом было именно прохождение по минному проходу. Стоило группе Зубова ошибиться и «Росич» мог подорваться на мине. В этом случае он либо затонул бы, что впрочем маловероятно, или получил бы достаточно серьезные повреждения, а тогда уйти от погони у него не было ни каких шансов. Это означало тот же конец, потому что как теперь не стремился Песчанин к жизни, «Росич» японцам он не отдал бы, а учитывая возможность поднять судно из-за сравнительно не больших глубин выход был только один, взорвать его. Однако все прошло на диво легко и разрывы достигших своих целей торпед застали «Росич» когда он уже окончательно лег на обратный курс.
Антон Сергеевич, три торпеды взорвались от столкновения с берегом,- щелкнув секундомером доложил Некляев.- Остальные нашли цели на воде.
Что же будем надеяться, что хотя бы одно судно мы отправили на дно.
Хотелось бы больше.
Готовься к худшему и будет то что будет. А теперь нужно скоренько уносить ноги. По моему Японцы сейчас поднимут по тревоге все наличные силы.
Антон Сергеевич в нашу сторону движутся четыре эсминца и судя по всему один из крейсеров,- доклад радиометриста не требовал комментариев, так как все эти суда и без того отчетливо были видны на ночном фоне, включив все имеющиеся прожектора они шарили их лучами в поисках противника.
Поиск занял не так много времени, японцы все же не дураки и уже давно сделали свои выводы по появившемуся новому судну и возможностях его в ночной атаке, а так же о том насколько увеличилась дальность торпедной атаки у русского эсминца. Соответственно они сразу же начали с обследования прохода в минном заграждении. Скоро один из лучей лизнул борт «Росича» и проскочив мимо вдруг остановился и вернулся обратно, замерев на корпусе эсминца. Сразу же на дерзком судне скрестились лучи нескольких прожекторов, ярко осветив его.
Сразу после разворота Песчанин отдал команду об увеличении хода, но не мог вести «Росич» с достаточно большой скоростью, а потому судно имея ход не более десяти узлов и вынужденное двигаться в довольно узком проходе, представляло собой прекрасную мишень для японцев находившихся на дистанции не более десяти кабельтовых.
Едва обнаружив русских, японский крейсер открыл огонь из всех имеющихся у него орудий. Вода вокруг бортов «Росича» буквально вскипела от близких разрывов, заливая палубу водой и множеством осколков. Было очевидным, что японские канониры сразу же взяли цель под накрытие, хотя к счастью, не добились пока ни одного попадания. Однако было очевидным, что это только везение в чистом виде.
Песчанин решил не оставаться в долгу и приказал открыть огонь по японскому крейсеру, слаженный залп из четырех орудий и японец получил сразу два попадания, один из прожекторов погас, но это не очень помогло, так как было еще не менее трех прожекторов на самом крейсере и четыре на эсминцах.
Вдалеке показались вспышки выстрелов с судов стоящих на рейде, затем донесся дробный звук выстрелов и не менее восьми снарядов ни как не меньше восьми дюймов вздыбили морскую гладь. Успокаивало то, что до судов находящихся в гавани дистанция была все же великовата и снаряды легли с явным недолетом и перелетом.
Затем вновь раздался залп с преследующего их крейсера и «Росич» вздрогнул всем корпусом от попавших в него двух снарядов. На корме начался пожар, связь с одной из кормовых башен прервалась, последовавший залп состоял уже из трех орудий, радовало хотя бы то, что все три снаряда попали в цель.
Штурман сколько до выхода на чистую воду,- стараясь сохранять спокойствие спросил Песчанин.
Гарантированно около трех минут.
Значит не менее четырех залпов. Можем увеличить ход?
Нет. Мы и без того идем на пределе возможной скорости, скоро поворот в право, если пойдем быстрее, то радиус поворота увеличится, а он и сейчас критический, я бы сбросил немного скорость.
Нельзя. Мы и без того как на ладони.
Мины паршивая штука,- вмешался в разговор Котов.
Знаю, но к сожалению здесь ничего не попишешь. Чехрадзе, что с кормовой башней?
Прямое попадание, потери пока не известны, орудие выведено из строя.
В это время дверь ходовой рубки открылась и впустила старшего офицера, вид у него был возбужденный, глаза лихорадочно блестели, однако владел собой старый моряк как всегда прекрасно. Утерев уже грязным носовым платочком, закопченное лицо он начал доклад, совершенно ровным тоном.
Пожар на баке потушен. Одно орудие в минусе, снова разворотили торпедный аппарат. Предварительно пятнадцать человек убито, десять ранено. В кормовой башне выживших нет.
В это время корпус эсминца вновь вздрогнут от не менее чем трех попаданий. Не имеющий возможности маневра ни скоростью, ни по курсу, «Росич» был великолепной мишенью для японских комендоров, которые выпускали по нему снаряды как на учениях по движущимся на буксире фанерным щитам.
Всех находящихся в рубке тряхнуло так, что едва половина осталась на ногах. Песчанин, чтобы не упасть вцепился в какой-то прибор, Котов ухватившись за поручень так же остался на ногах, Кузнецов лишь слегка покачнулся, так как так и не выпустил из рук дверной поручень, Штурмана бросило на штурманский столик и он едва не перелетел через него смяв карту с которой сейчас работал. Рулевой так же удержался на ногах, вцепившись мертвой хваткой в штурвал. Остальные не удержавшись попадали на пол. По стенкам ходовой рубки забарабанили множественные осколки, не менее трех влетели в смотровые щели разбив стекло и засыпав его осколками весь пол. К счастью люди упав на пол избежали попаданий этих стальных подарков, которые срикошетив от стальных стен рубки вскоре замерли на полу.
Один из осколков стекла глубоко поранил щеку Антона, чего в прочем в горячке тот и не заметил, лишь подумал о том, что если бы рубка не была бы забрана в противоосколочную броню, то здесь сейчас было бы много жертв.
Едва справившись с тем, чтобы остаться на ногах Кузнецов тут же поспешил покинуть рубку. Нужно было разбираться с тем, каких бед наделали японские снаряды на этот раз. Котов поспешил в след за ним.
Поворот в право тридцать градусов,- словно из далека донесся голос штурмана.
Песчанин еще не успел ничего предпринять, а бывалый матрос, из вновь переведенных, уже выкручивал штурвал. Судно слегка накренилось на левый борт, что сразу же сказало о том, что управляемость эсминец не потерял. Вскоре штурман скомандовал руль прямо и крен выпрямился.
Антон вызвал по телефону машинное отделение и получил доклад о том, что машины работают исправно. Что бы не случилось, но пока машины исправны, у них оставался шанс выйти из передряги. Он уже успел пожалеть о своей самоуверенности и этой авантюрной атаке, но исправить что либо было уже нельзя. Оставалось только постараться выйти с наименьшими потерями.
Штурман.
Уже можно Антон Сергеевич.
Машины самый полный вперед.
«Росич» набирая ход как беговая лошадь начал быстро ускоряться, что по сути и спасло его от трех торпед выпущенных по нему преследовавшими его эсминцами, один из сигарообразных снарядов прошел прямо под кормой отброшенный винтами в сторону. Так же не нашли своей цели и крупнокалиберные снаряды с одного из крейсеров ведущих огонь из гавани. Сохрани русский эсминец прежнюю скорость и они взяли бы его под накрытие. А так они вздыбили воду за кормой судна, причем один из них разорвался в пенном кильватерном следе, гарантированное попадание, а восемь дюймов это не шесть, которые и без того сильно покорежили гордого красавца, восьмидюймовый снаряд, даже один наделал бы куда больше бед.
Давший залп преследующий крейсер так же в этот раз не смог взять под накрытие убегающего противника. Так как тот шел с постоянным наращиванием скорости, а вскоре по докладу штурмана минное заграждение было пройдено и Песчанин наконец получил возможность маневра, чем и не преминул воспользоваться.
Однако это обстоятельство было и против канониров «Росича», так как и артиллерийская и круговая РЛС были выведены из строя. Ввести в действие резервную артиллерийскую РЛС так же не получилось, так как досталось и ей. Связь с оптическим дальномером и орудийными башнями была повреждена, приходилось голосом сквозь какофонию боя получать данные, а затем с помощью посыльных передавать эти данные к орудиям. Чехрадзе был готов рвать и метать, так как он будучи в рубке был вынужден бездействовать. В конце концов не выдержав он убежал к орудиям.
Так же были обнаружены две пробоины ниже ватерлинии, но для того чтобы можно было установить пластыри, нужно было сбросить ход, чего Песчанин не мог сейчас допустить, поэтому он приказал задраить отсек, благо обе пробоины были неподалеку друг от друга.
Как бы то ни было вскоре «Росичу» удалось уйти от преследования и с рассветом выйти на траверз Порт-Артура, где следовавшие за ним эсминцы наконец отказались от погони.


***

Антон Сергеевич, я кажется ни двусмысленно выразился, когда говорил, что с вашей вольницей покончено,- едва сдерживаясь проговорил Макаров.
Так точно, ваше превосходительство,- вытянувшись в струнку отчеканил Песчанин.
Тогда объясните мне, как понимать вашу самодеятельность.
Ваше превосходительство, от группы находящейся на территории противника мне стало известно о расположении судов в гавани Дальнего, а так же был вычислен проход в минном заграждении, поэтому я решил проявить инициативу и нанести внезапный удар по противнику стоящему на якорной стоянке.
А какая задача была поставлена вам, мною.
Поиск и уничтожение противника на подступах к Порт- Артуру. Данная задача была выполнена и я…
Вы решили, что уничтожили все миноносцы японцев на подступах к крепости?
Никак нет…
Так почему же вы покинули район поиска и самостоятельно ударились претворять в жизнь вашу авантюру,- вновь перебил его адмирал.
Потому что я решил, что эта инициатива не лишена смысла и при нашем оснащении вполне выполнима. Потому что именно вы сказали, что противнику нужно и должно наносить потери где только возможно и как только возможно. Потому что именно вы сказали, что флоту нужно и должно рисковать. Я пошел на риск.
И насколько он оказался оправданным?
Это мне пока не известно,- понурившись, тихо ответил он.
Однако милостивый государь, нам известно, что на «Росиче» двадцать пять нижних чинов убито и пятнадцать ранено. Из офицеров трое убито и четверо ранено, не считая вас,- указал он на перебинтованное лицо Антона. Эта рана хотя и была причинена осколком стекла, все же рассекла левую щеку довольно глубоко и шрам должен был остаться изрядным.- Так же мы имеем лучший из когда либо построенных эсминцев, прочно пришвартованным к пирсу в виду его сильных повреждений. Идея использования приборов ночного видения на наших эсминцах пока себя не оправдала, отряд Науменко не смог обнаружить ни одного японца.
В этот момент в каюту адмирала вошел высокий, подтянутый офицер с погонами лейтенанта на плечах. Весь его вид говорил о том, что самые достойные, самые настоящие мужчины, цвет Российской Империи служит во флоте. Песчанин почему то при виде этого офицера, являвшегося адъютантом Макарова, всегда не к месту думал о том, что его место на агитационном плакате, призывающем служить в военно-морском флоте.
Слушаю вас Дукельский.
Ваше превосходительство, депеша с радиоузла.
Макаров принял пакет и вскрыв его быстро пробежал текст глазами, после чего обошел стол тяжело опустился в кресло и откинувшись на спинку остановил свой взгляд на вытянувшемся перед ним Песчанине.
Еще в училище бытовала такая присказка «команды еще смирнее нет», которую частенько адресовали молодым курсантам, еще не вполне отошедшим от гражданки и при длительном стоянии в положении «смирно» позволявшим себе расслабиться. Теперь будучи под пристальным взглядом адмирала, Антон вдруг усомнился в правдивости этого высказывания, так как он и без того стоявший на вытяжку, умудрился подтянуться еще немного. Правду все таки писали о Макарове, что он мог быть как простодушным, приветливым, так и жестким и волевым командиром внушавшим к себе уважение одним только видом.
Это донесение ваших, как вы их называете, диверсантов,- начал высказывать так, словно забивая гвозди Степан Осипович.- Согласно этого доклада в ходе ночной атаки были потоплены на рейде один броненосный и один легкий крейсера. Один броненосный крейсер получил весьма серьезные повреждения и выбросился на мель, починить его на базе порта Дальний не возможно, так что он выбыл из войны в любом случае, либо до конца войны, либо до падения Порт-Артура куда его можно было бы отбуксировать на ремонт, путь на базу в Сасебо для него выдержать попросту не реально.
При этих словах адмирала все внутри Песчанина буквально возликовало. Атака была не напрасной. Конечно эти суда возможно будет поднять после войны и вновь вернуть в строй японского флота, но загвоздка была именно в том, чтобы выиграть эту войну, а вот тут то Антон уже не сомневался, что победа будет за Россией. Конечно сообщение между армией и митрополией пока не было прервано окончательно и рейды русских крейсеров могли только периодически выдвигаться на эти коммуникации, но и это уже было весьма ощутимым подспорьем и японские войска уже не проявляли прежней активности, явно испытывая недостаток, как в пополнении живой силы, так и в снаряжении.
Я вижу у вас в глазах ликование, Антон Сергеевич. Что думаете победителей не судят? А кто сказал, что вы победитель? Я этого не говорил,- осознав, что разнос еще не закончен, Антон решил сдержаться и не перебивать адмирала.- Вы говорите, что я высказывался о том, что флоту можно и должно рисковать, да это так. Вы говорите о том, что я высказывался о том, что противника нужно уничтожать как только можно и где только можно, что же и это так. Однако ответьте говорил ли я о том, что это нужно делать не думая. Впрочем высказываний о том, чтобы офицеры думали я не делал. И знаете почему. Да потому что офицер всегда должен думать в первую очередь, думать, а не безоглядно рваться в атаку, лечь костьми и добиться победы, потому что для того чтобы победить, совсем не обязательно потопить все линейные суда противника. Эти три крейсера сегодня погоды не делают. Без должной поддержки броней и калибром они попросту бесполезны. Единственно где их можно было бы еще применить это в Корейском проливе, против Владивостокского отряда крейсеров, но и это довольно сомнительно, так как стоит мне только перебросить туда к примеру крейсера «Баян», «Аскольд» и «Новик» и японцам будет нечего противопоставить этому.
Макаров поднялся и пройдясь по каюте остановился перед Песчаниным, глядя на него уже устало как на человека которому приходится объяснять прописные истины продолжил.
Поймите, что концепция владения морем себя не оправдывает ни в коей мере. Морем владеть попросту не возможно, пока у противника есть хоть какие либо силы. Мы сейчас имеем несомненное преимущество как в броне, так и в калибре. Мы можем гордо шествовать в море не встречая противника, однако это не имеет ни какого значения, так как война на море перешла в новую стадию и ведущую роль теперь здесь играют легкие силы. Теперь главная роль отводится скорости и маневренности, а вот здесь то японцы впереди нас. Если их легким крейсерам мы можем противопоставить наши не уступающие им в скорости и огневой мощи, то их эсминцы имеют несомненное преимущество в скорости и это сейчас самое главное. Быстро нанести удар и отскочить. И японцы вполне могут это осуществить. Они имеют более чем в четыре узла преимущество перед нашими эсминцами, а так же превосходят их числом. Они в состоянии продолжать блокаду только легкими силами. И вот тут то когда я начал задумываться над тем, что нужно предпринять для того, чтобы лишить их этого преимущества, появился ваш «Росич», имеющий преимущество как в ходе, так и в вооружении, способный навязывать японцам свои правила и заставить их быть предельно аккуратными как днем так и ночью. У меня появился козырь в рукаве, который я хотел разыграть в игре легких сил, а в результате не сумел его использовать должным образом из-за самонадеянности и авантюризма его командира.
Макаров вновь прошел к столу взял в руки депешу и небрежно отбросил ее на край стола, от чего она едва не упала на пол.
Можете не сомневаться в том, что вы будете награждены, хотя вы и относитесь к наградам довольно скептически. Более того вас будут расхваливать по всей России, превознося на пьедестал и прославляя ваш героический поступок, как это сделали с Рудневым, - скривившись закончил Макаров.
Извините ваше превосходительство, но разве то что совершили офицеры и моряки «Варяга» и «Корейца», не является подвигом,- все же не выдержал Антон такого пренебрежения к славному деянию русских моряков воспетому в песнях и литературе, подвигу на примере которого воспитывались не одно последующее поколение моряков не только России, но и той же Японии.
Подвиг, несомненно. Однако для меня он представляется сомнительным и я объясню почему. Если бы Руднев принял решение взорвать «Корейца» и прорываться только силами одного крейсера, имеющего несомненное преимущество в скорости, то он имел бы шанс, малый, но шанс прорваться и уйти в Порт-Артур и тогда мы имели бы сейчас на один крейсер больше. Если бы ему достало мужества как у командира отряда выдвинуть «Корейца» для отвлечения части сил и опять таки идти на прорыв, оставив его на растерзание японской эскадры, его шансы увеличились бы. Но он предпочел выбрать путь заведомо не позволяющий ему выполнить основную его задачу, а именно вырвать из западни столь необходимую нам боевую единицу. Более того, он не пожелал плена ни для себя, ни для своих подчиненных и не взорвал крейсер, так как командиры военных судов нейтральных стран в случае взрыва «Варяга» отказывались принять на борт экипажи наших судов. Сегодня же «Варяг» уже поднят и на нем все еще не боеспособном развивается флаг восходящего солнца, хотя он и имел все шансы и по сей день ходить под Андреевским флагом,- что и говорить, под таким углом Антон никогда не рассматривал славное деяние капитана первого ранга Руднева.- Ваша авантюра, конечно же поднимет дух как армии так и флота. Во дворце вам будут петь дифирамбы, как поют сейчас Рудневу. Но знайте, что это не поднимет вас в моих глазах и для меня ваш поступок останется просто глупостью и сумасбродством, повлекшим не нужные жертвы как с нашей стороны, так и со стороны Японии, погибшие на «Росиче» только первые ласточки.
Что и говорить, с этой стороны Песчанин свой поступок не рассматривал. Идя на это рискованное предприятие он руководствовался далеким завтра, то есть смотрел на десять лет вперед, грядущую первую мировую войну не могла остановить победа России на Дальнем Востоке. Он руководствовался только тем, чтобы нанести Японии как можно больший урон и обезопасить Россию с этой стороны, так как островная Япония была бы не в состоянии предпринять что либо серьезное не имея в наличии сильного флота, который ни как не успеть восстановить за десять лет без огромных финансовых вливаний, а с финансами то как раз у Японии и были серьезные проблемы и они ни куда не делись бы и по окончании войны, а даже наоборот увеличились бы.
Если взять хотя бы тот факт, что не законная добыча рыбы у берегов Сахалина и Камчатки ежегодно приносила Японии четыре миллиарда и Российское правительство закрывала на это глаза, не желая обострять и без того не простые отношения с островным государством, то после поражения Японии в войне этого уже не будет и казна микадо лишится одной из статей доходов. Но этот свой единственный довод оправдывавший его риск, он не мог представить сейчас адмиралу. Если войну с Японией хоть как то можно было прогнозировать на протяжении нескольких последних лет, то ту предстоящую войну мог прогнозировать только провидец, а этот довод политики, а в особенности военные если и воспринимали то весьма абстрактно, а не как руководство к действию.
Ваше превосходительство, я прошу прощения за свой не осмотрительный поступок. В подобном ключе я не рассматривал сложившуюся ситуацию.
И что, я должен сейчас вас простить.
Я просто хотел сказать, что я действительно осознаю насколько грубую и не допустимую ошибку я совершил,- искренне раскаиваясь проговорил Антон.
Рад, что вы это осознали, но признаться это не больно то и поможет нам. Сколько потребуется времени на производство ремонта?
Буду готов доложить об этом через два часа, ваше превосходительство.
Я жду доклада. И в последний раз говорю вам, что вольница окончена. Антон Сергеевич я признаться, рад тому, что мы сумели познакомиться, более того вы мне весьма симпатичны, но прошу вас, если вас вновь посетят какие либо гениальные мысли и если вы не будете ограничены во времени обстоятельствами, то потрудитесь доложить о своих соображениях по команде. Все можете идти.
Есть.


ГЛАВА 18
Август 1904 год


Взбрыкнув как не объезженная лошадь, земля вновь попыталась выскользнуть из под ног. Третьяков все же сумел устоять и только зло выматерившись, по чище старого унтера, сплюнул попавшую на губы землю. Похоже японцам все же удалось нащупать его НП, так как это был уже третий шести дюймовый снаряд разорвавшийся рядом с его штабом за последние несколько минут.
Господин полковник, похоже японцы нащупали нас,- нервно смаргивая доложил об очевидном молодой прапорщик, исполнявший обязанности порученца.
Об этом не трудно догадаться,- зло отрубил Третьяков.
Настроение у полковника Третьякова было хуже некуда. Он был не плохим командиром полка, хотя и не хватал звезд с неба, но тем не менее слыл старательным, исполнительным, а когда надо и вполне самостоятельным. Подчиненные, как нижние чины, так и офицеры его побаивались, так как он был крепок на расправу. Однако в тоже время и уважали его, так как тот при всей своей строгости был вполне справедлив к своим подчиненным и проявлял о них отеческую заботу, имея своим кумиром давно почившего генерала Скобелева, известного не только своими славными деяниями в русско-турецкую войну, но и беспримерной заботой о личном составе.
Вот уже сутки его пятый стрелковый полк совместно с третьим полком, занимавшим позиции с права, удерживал позиции на волчьих горах. Их позиции регулярно подвергались артиллерийскому обстрелу. Роты несли невосполнимые потери, отправляя в тыл потоки раненных и не имея возможности позаботиться о павших, усеявших уже изрядно поврежденные траншеи. Да что там изрядно. От оборудованных по всем правилам траншей практически ничего не осталось, они буквально были срыты японской артиллерией и стрелки уже давно использовали в качестве своих позиций воронки от снарядов.
Третьяков не мог понять, что происходит. Почему обороняющимся не шлют подкрепления, а на все запросы отвечают только одно сакраментальное «удерживать позиции любой ценой». Какая еще цена должна быть заплачена. Конечно Макаров не пехотный офицер, но черт возьми он же назначил командующим сухопутной обороной генерала Кондратенко, а он то как раз знающий командир, тем более Третьяков не мог понять всего происходящего.
Половина расположенной за гребнем, на замаскированных позициях артиллерии вообще не была задействована в бою, остальная часть хотя и вела огонь весьма интенсивно, тем не менее не справлялась в должной мере. Ведя огонь в основном по центру позиций. С флангов позиции русских прикрывали орудия кораблей, хотя и эффектно, но не всегда эффективно в виду слабой подготовки личного состава вести огонь при помощи корректировщиков, по закрытым позициям. Хотя командир полка и вынужден был признать тот факт, что несколько батарей морякам , все же удалось привести к молчанию. Но к сожалению это не меняло общей картины.
Вновь раздались один за другим четыре разрыва в непосредственной близости от НП и Третьяков инстинктивно пригнулся. Инженеры конечно утверждали, что свод блиндажа перекрытого в два наката бревнами и броневой плитой не пробьет ни один снаряд из имевшихся в распоряжении японцев, но знание этого ничего не могло поделать с инстинктами самосохранения, да и осколки нет-нет иногда попадали в смотровые амбразуры.
Едва отгремели взрывы, как дверь в блиндаж открылась и в тесное помещение отряхиваясь вошел высокий подвижный военный с азартно горящими глазами.
Господа офицеры,- быстро подал команду командир полка.
Окинув взглядом вытянувшегося в струнку полковника и членов его штаба, огладив бородку клинышком, офицер в последний раз взмахнул рукой, стряхивая землю с узорчатого погона и задорно проговорил.
Однако у вас тут не курорт.
Так точно ваше превосходительство, не курорт,- четко ответил Третьяков, однако в его голосе явно чувствовалось недовольство.
Я вижу вы не в духе. Что же я вас прекрасно понимаю. Вольно. Доложите обстановку.
Позиции полка за прошедшие сутки остались практически неизменными, за исключением центра. Там на позициях шестой роты, японцы пользуясь тем обстоятельством, что местность практически полностью находится в мертвом пространстве для морской артиллерии сумели потеснить наши силы и заняли передовые позиции. Сейчас они накапливаются и в самое ближайшее время можно ждать их повторного наступления.
Почему не контратакуете?
Мы уже трижды выбивали их с этой позиции, но они уже уяснили всю выгодность этого направления практически полностью прикрытого, для действий морской артиллерии и с маниакальным упорством продолжают наращивать давление именно здесь. Контратаковать мне больше нечем. Я сосредоточил на этом направлении все оставшиеся резервы, комендантский и хозяйственный взводы, писарей ездовых, а так же часть солдат имеющих легкие ранения, которых приказал не отправлять в тыл. Направил туда два пулемета и все оставшиеся гранаты. Но это все. Из резервов у меня остались только офицеры штаба и я лично.
А вот это бросьте. И думать забудьте. Не ваше дело ходить в штыковую. Как дела на остальных участках.
Стабильно тяжелое. В ротах осталось едва по трети личного состава. Положение оцениваю как критическое, боюсь, что при достаточно сильном нажиме со стороны противника фронт будет неминуемо прорван. Ваше превосходительство, разрешите вопрос?
Слушаю вас.
В тылу у нас сосредоточено не менее двух дивизий, хотя два полка практически полностью и состоят из мобилизованных, а так же сводная бригада моряков. Мы же не получили ни одного человека. Там сосредоточено не менее восьми батарей полевых орудий, способных вести навесной огонь и четыре батареи полевых шестидюймовых мортир, которые с лихвой способны перекрыть опасный участок, в общей сложности девяносто шесть орудий и это только на участке моего полка, но они не произвели ни единого выстрела. Что происходит ваше превосходительство? Мы решили отступить к крепости и нам только нужен повод для этого, а эти войска нужны там только для того, чтобы не допустить прорыва японцев на наших плечах в Порт-Артур?
Вы хорошо информированы.
Я просто обязан знать, что происходит у меня за спиной,- уже не скрывая своего раздражения выпалил в конец разошедшийся Третьяков.
Господин полковник, я попросил бы вас сбавить тон,- жестко приказал Кондратенко.- Я понимаю ваше состояние. Пожалуй я вел бы себя не лучшим образом будучи на вашем месте и неся такие катастрофические потери, но попрошу вас не забывать, что вы являетесь офицером русской армии.
Прошу прощения ваше превосходительство,- все так же угрюмо, но уже овладев собой проговорил возмущенный офицер.
Значит вы уверены, что окончательный удар японцы нанесут именно в центре.
Да.
Почему же по вашему мнению они не сделали этого до сих пор?
Накапливают силы. Мы заметили переброску сюда дополнительных сил. В то же время они не ослабляют своего давления и на остальных участках, лишая нас возможности переброски сил, имея подавляющее превосходство, они могут себе это позволить. Прорвав нашу оборону, при сосредоточении здесь достаточных сил они смогут охватить нас с тыла и лишить возможности отступления. Если им это удастся, то мы будем окружены и затем уничтожены. Отсюда же они поведут наступление на части расположенные за нашими позициями лишая их возможности прийти к нам на выручку. При этом морская артиллерия окажется бесполезна и помочь нам ни чем не сможет.
Прямо скажем не приятную картину вы тут нарисовали.
Третьяков обратил вдруг внимание на то обстоятельство, что Кондратенко продолжает оставаться совершенно спокойным и уверенным в себе. Практически весь их разговор он простоял у амбразуры внимательно осматривая открывшуюся панораму, не обращая внимания на то и дело рвавшиеся поблизости снаряды. Однажды шальной осколок влетел в амбразуру противно вжикнув в непосредственной близости от генерала и впился в дощатую обшивку противоположной стены, но тот словно и не заметил этого, буквально прикипев к окулярам своего бинокля.
Наконец обратив внимание на столь странную увлеченность, полковник вдруг осознал, что то что он видит со своей колокольни не может быть правдой. Ну с какой стати генералу прибывать к нему на НП в тот момент когда вся оборона может полететь к черту, к чему этот не оправданный риск. Затем ему припомнился случай с посещением Кондратенко его НП на Цзиньчжоусских позициях, после чего последовал контрудар, в результате которого японцы были отброшены.
Ваше превосходительство, вы планируете контрудар,- неожиданно для самого себя, удивленно проговорил полковник.
А вы считаете это не реальным,- обернувшись с мягкой улыбкой спросил Кондратенко.
Нет конечно. Я вообще считаю, что пассивная оборона, это верный путь к поражению. Контратаки просто необходимы. Но не кажется ли вам, что вы несколько опоздали с этим. От моего полка, впрочем как и от соседнего остались рожки да ножки, для чего было допускать практически уничтожение двух полков,- подавленно проговорил Третьяков.- Двух кадровых полков, имеющих боевой опыт,- уже окончательно расстроившись закончил он.
В ответ Кондратенко подошел к своему офицеру и взяв его за плечи слегка встряхнул и тоном убежденного в своей правоте человека проговорил.
Потому что дорогой вы мой, только кадровые части с реальным боевым опытом могли выстоять в такой ситуации. Потому что нам было необходимо чтобы японцы посильнее увязли в вашей обороне, понесли значительные потери и наконец подорвался боевой дух в их частях. Чтобы они так же пришли к тем выводам к которым пришли вы, что мы хотим отступить к Артуру, но нам необходимо сохранить лицо. Поверьте, мне искренне жаль, что так много русских солдат и офицеров нашли и еще найдут свой конец на этих высотах, так и не узнав, ради чего они без какой либо поддержки столь бесконечно долго удерживали эти позиции.
И ради чего?
Все говорит о том, что японцы непременно прорвут именно тот участок о котором вы говорите. Сейчас они спешно перебрасывают на этот участок свежие не деморализованные части. Когда это произойдет и они вырвутся как им покажется на оперативный простор, вот в эту долину и мы ударим по ним всей мощью. В Порт- Артуре сейчас практически не осталось войск, только комендантские части, подразделения береговых батарей, личный состав судов находящихся в ремонте, часть экипажа и полицейские части, вот практически и все подразделения которые составляют гарнизон крепости в настоящий момент. Остальные наличные силы сосредоточены здесь. Я не планирую контратаку или контрудар, я планирую контрнаступление, до самых Цзиньчжоусских позиций. Макаров в настоящий момент находится на судах и готовится запереть японские корабли в Дальнем.
Но это не возможно,- ошеломленно проговорил Третьяков.- При таком соотношении сил контрнаступление не возможно в принципе. Как только мы выйдем и если мы выйдем на оперативный простор, японцы получат еще большее преимущество перед нами и будут способны окружить наши части, при всех их катастрофических потерях они все еще сохраняют подновляющее численное преимущество.
Давайте договоримся так. Я рассказал вам это только с тем, чтобы вы успокоились по поводу того, что ваш полк полег здесь практически весь не зря, всего говорить я вам не буду, не обессудьте, но надеюсь теперь вы готовы говорить конструктивно.
Так точно.
Вот и прекрасно. Как по вашему, когда можно ждать атаку.
Через час, сразу с наступлением темноты,- убежденно ответил полковник.- Ночная атака конечно не сахар, но при наличии сложившейся ситуации это самое подходящее время. Им конечно же будет затруднительно руководить частями, но у нас должен будет образоваться такой бардак, что о руководстве вообще нельзя будет говорить.
А если мы сумеем опрокинуть их части и перейти в наступление, то это можно отнести уже к ним,- лукаво улыбнувшись проговорил Кондратенко.
Совершенно верно, но в наступление еще надо перейти. А потом, до сегодняшнего дня японское командование ни как не проявило себя с бездарной стороны, их действия вполне грамотные и взвешенные.
А вот за это не переживайте. Сейчас разошлите вестовых в роты с приказом, чтобы не творилось у них на флангах и даже в тылу, держать позиции, держать до последней возможности, до последнего человека. С опасного участка эвакуировать всех раненых и передайте туда приказ если позиции не удержать, то отступать по двум направлениям прикрыв фланги частей в месте прорыва.
Сметут.
Не сметут. Я привел с собой одну роту, определите им позиции, они помогут удержать фланги. Необходимо добиться того, чтобы японцы начали накапливаться для решительного удара в этой долине.

***

Алый диск солнца медленно уходил за горизонт, посылая свои последние лучи на многострадальную землю, которые уже не грели. Прохлада постепенно ласково оплетала разгоряченные тела, принося с собой облегчение. Что не говори, а солнышко здесь припекало не милосердно, хотя и конец лета.
Фролов в последний раз бросил взгляд на уже на половину скрывшийся, алый словно омытый кровью солнечный диск и обернулся к своим людям.
Рассевшись в кружек ребята тихо переговаривались. Их едва было слышно в трех шагах, а о том, чтобы услышать тихую беседу на большом расстоянии говорить вообще не приходилось, так что он не препятствовал им.
…и вот когда дружина князя Игоря уже выступила в поход случилось знамение. Солнце вдруг поглотил диск первородной тьмы, ему предложили окончить поход, так как это было плохим знаком, но князь не поменял своего решения…- рассказывал один из бойцов, но его прервал один из его товарищей.
Да ни какое это не знамение. Это было просто затмение солнца, наукой давно объяснимое. Уже давно ученые могут предсказывать затмения, с точностью до минуты. Это просто луна…
Слушай Тимоха, не мешай. Мы тоже в школе учились, не один ты такой умный. Ты «Слово о полку Игореве» читал. Вот и мы не читали. Давай Серега трави дальше.
Фролов прислушавшись о чем идет речь довольно улыбнулся. Парням через несколько часов выступать на весьма опасное задание, но они были спокойны и собраны. Кому было положено находился в охранении, остальные находились в праздном безделии, так как все снаряжение уже давно было перепроверено, оставалось только облачиться в сбруи и подогнать чтобы ничто не гремело, но это дело нескольких минут, так что можно было и расслабиться. Трое пристроившись в сторонке мирно посапывали четко уяснив простую солдатскую истину, если есть возможность поспать, не теряй времени. Четверо сев в кружек слушали рассказ Сергея, двое в охранении.
Фролов уже в который раз помянул добрым словом Гаврилова. Именно по настоянию Семена Андреевича, Фролов не выпустил три десятка диверсантов в свободное плавание, а поначалу держал их вместе в сводном отряде.
Русские войска отступали планомерно и увели с собой все до единого вагоны, платформы и паровозы, не повредив при этом железную дорогу. Впрочем в этом не было смысла, так как без вагонов и паровозов эту дорогу японцы не могли ни как использовать, они даже не приступили к перешивке рельсов под ширину колес их железнодорожного транспорта, где взяли за стандарт европейские параметры, а в Европе дорога на пятнадцать сантиметров уже нежели в России. Только в США стандарты совпадали с Российскими и скорее всего Японцы решили закупить транспорт под эту дорогу именно в Америке, что значительно сэкономило бы им время. Фролов не знал, что японцы именно так и поступили, однако благодаря дерзкому рейду Владивостокских крейсеров Япония лишилась закупленного транспорта и сейчас рассматривался вопрос о перешивке дороги под стандарт имевшегося в Японии транспорта.
Так как железнодорожного транспорта японцы были лишены, то им приходилось обходиться обозами на гужевом транспорте, доставляя таким образом на передовую снаряжение и продовольствие.
За прошедший месяц отряд Фролова совершил четыре нападения на небольшие обозы японцев, уничтожив весь конвой и захватив эти самые обозы. Каждый раз им приходилось спешно уходить из района нападения буквально нашпигованного войсками и только один раз удалось таки увести весь груз в котором были патроны и продовольствие.
Судя по всему японцы не догадывались о том, что у них в тылу действует именно русский отряд, так как от тех было логичным ожидать уничтожения того, что не смогли увести. Но на месте нападения неизменно оставались снаряды, но всегда пропадало все стрелковое оружие патроны, продовольствие, а так же то имущество которое можно было использовать в быту, как то столовые принадлежности. Нападавшие неизменно забирали к примеру обувь, но никогда не брали форму. Короче все говорило о том, что это работа хунхузов, местных бандитов, которые пока здесь стояли русские доставляли неприятности им, японское командование даже снабжало их оружием и снаряжением. Однако теперь русские ушли и эти бандиты перекинулись на своих недавних нанимателей. Ничего удивительного, бандит он и в Японии бандит.
Фролов же дал возможность своим парням пройти боевое крещение и осознать чего они стоят в бою.
Не спеши к большим результатам,- наставлял его перед выходом Гаврилов.- Дай волчатам сначала попробовать крови. Вы то уже матерыми и битыми жизнью к нам попали, а и то по началу терялись, а тут пацаны еще совсем. Сначала попробуй обстрелять какой ни будь малый отряд, пусть попалят в вас, парням это только на пользу, если кого и заденет то только шальной пулей риск в общем минимальный, а вот ребятам окунуться в реальную боевую обстановку будет полезно. Не спеши дай им потихоньку заматереть и обвыкнуться в новой волчьей шкуре.
Все так. Гаврилов оказался совершенно прав. Эти ребятки еще месяц назад могли уложить в драке любого взрослого мужика битого жизнью и кулаками. Стреляли лучше ветеранов по неподвижным и движущимся мишеням, могли еще много чего, от метания ножей до использования пока еще редкого пулемета, эта новинка так же была в наличии на тренировочной базе, не смотря на дороговизну.
Но первый бой они провели из рук вон плохо. Тогда Фролов решил обстрелять отдельно передвигающийся взвод. Японцы на выстрелы ответили весьма энергично и после нескольких выстрелов отряду пришлось

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 1490 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.