- Ох, и глупая, бабы, я глупая... В этот вечер я снова одна. И, упрямо рисуя узоры, Не могу отойти от окна. - Что же, милый, со мною ты делаешь?- Застилает глаза пелена: -Ах, как верила, до смерти верила, Понимая, что в дупль влюблена! Мне в хорошее больше не верится, И тебя на порог не пущу. - Эх, любовь ты моя разгуляйская! Никогда я тебя не прощ

"Росич" глава 5

| | Категория: Проза
ГЛАВА 5
Ноябрь 1902 год

Антон сидел за письменным столом, не подавая никаких признаков жизни. Его ни чего не выражающий взгляд был устремлен в неопределенную точку в пространстве.
Казалось все складывалось как нельзя лучше. Прииск Ягодное приносил стабильный и не малый доход, превратившись в поселок с постоянно проживающим населением чуть больше двух с половиной тысяч человек. Работы хватало всем, те кто не был задействован на добыче золота, занимались его переработкой на горно-обогатительном комбинате и животноводством, которое оказалось весьма прибыльным, поголовья вполне хватало для снабжения мясом и молоком региона, впрочем в том, что животноводство будет приносить свою пользу он и не сомневался, ведь ему было прекрасно известно, что при СССР в Магаданской области животноводство было выгодной в этом регионе отраслью. Гораздо сложнее было привлечь сюда крестьян, которые бы согласились поселиться в этих суровых краях, но такие нашлись среди переселенцев из средней полосы России, правда на них пришлось раскошелиться выдав им безвозмездную ссуду и организовав им бесплатный провоз живности на новое место, но это стало приносить свои плоды.
Организовали первую звероферму по взращиванию пушного зверя, правда все так же не официально, ну да куда без этого. Удалось проложить дорогу от Магадана до прииска, и хотя ее не возможно было назвать шоссейной, но и эта полевая дорога во многом упрощала жизнь.
На берегу моря так же возник поселок который назвали Магадан. Примерно с таким же населением, что и Ягодное, вот только здесь занимались ловом и переработкой рыбы, этот поселок так же являлся перевалочной базой для прииска. Так же здесь был организован не большой судоремонтный завод для ремонта рыболовных судов концерна «Росич».
Рыболовная отрасль так же приносила стабильный доход, отсюда рыбная продукция уходила в Америку, Китай и Японию. Рыба лососевых пород была весьма востребована, но особым успехом конечно же пользовалась красная икра. На сегодняшний день море бороздили более тридцати судов концерна различной постройки от шхун до траулеров с паровой машиной и различного тоннажа.
Во Владивостоке действовал банк, учредителем которого являлся все тот же концерн, с одноименным названием, который был весьма популярен, хотя и возник только два года назад.
Не большая верфь, акционерами которой стали друзья, теперь фактически принадлежала им, так как пакет акций в шестьдесят пять процентов, вот уже два года как перекочевал к ним. За это время верфь и находящийся при ней завод, успели сильно модернизировать и на стапелях было заложено первое судно. Впрочем, это судно уже было на плаву, в акватории верфи и на нем уже заканчивались наладочные работы, а на стапелях был заложен новый корпус, близнеца первого, на котором в скором времени должны были приступить к ходовым испытаниям.
Вокруг этого судна ходило много разговоров, и в основном они сводились к тому, что руководство концерна в этот раз сильно влипло, ввязавшись в авантюру с постройкой эсминца, на который им не удалось получить заказ военно-морского ведомства. Впрочем, друзьями было сделано, все для того, чтобы это произошло именно так и ни как иначе, именно по этой причине стоимость эсминца превышала стоимость двух легких крейсеров вместе взятых. В том, что морское ведомство не сможет в должной мере использовать весь потенциал эсминца, они не сомневались, но это не входило в их планы. По их расчетам «Росич», а именно так назвали эсминец, должен был заявить о себе в полный голос и стать острием копья которое вонзится в тело японского флота.
Однако то, что намеревался предложить друзьям Антон, должно было окончательно подорвать их финансовое положение, не смотря на скрытые доходы от торговли пушниной и добычи золота. Песчанин хотел предложить устроить угольные станции вдоль северного побережья России и тем самым обеспечить своевременность прибытия эскадры из Кронштадта на театр боевых действий, не рискуя быть перехваченной японским флотом, связанным боями под Порт Артуром.
Конечно выгода была не только для военно-морского флота, но и для торговли, что в конечном итоге способствовало бы развитию региона в целом, да и для самого концерна который бы получил не малую прибыль от одного только обеспечения торгового пути, не говоря о том, что его рыбная продукция попадала бы в Европу и европейскую часть России.
Но для того, чтобы это сработало, необходимо была самая малость, миллионов этак пятнадцать, а этих то денег у них и не было. К тому же надеяться на скорые дивиденды с начала открытия пути, нечего было и говорить. Всякий новый маршрут требует осмысления, пересмотра контрактов и самое главное первопроходцев, которые бы получили ощутимую прибыль, пересекая эти северные воды.
Иными словами деньги предстояло вкладывать на будущую перспективу, а этого то сейчас они и не могли себе позволить.
Постройка эсминца пошла в разнос. Дело дошло до того, что постройку второго эсминца пришлось временно заморозить. Песчанин уже пожалел, что настоял на закладке второго судна, стремясь к тому, чтобы он вошел в строй еще до окончания войны и способствовал уничтожению японского флота, это с одной стороны, а с другой он хотел подстраховаться на случай гибели «Росича».
Одна только торпеда, производимая на заводе концерна, стоила в три раза дороже, уже известных и состоявших на вооружении.
Артиллерийские установки пришлось разрабатывать с нуля, так как имеющиеся орудия такого же калибра не могли удовлетворить запросы Антона, соответственно приходилось налаживать и производство снарядов. Если добавить сюда разработанные новоявленным конструкторским бюро под руководством Звонарева, прямоточные котлы и турбины, да и остальные новшества на которые делал ставку Песчанин и учесть, что все это приходилось разрабатывать с нуля, для чего пришлось привлечь к этому более трех десятков инженеров различной квалификации и чуть ли не создать целый институт, который в целях обеспечения секретности приходилось охранять как зеницу ока, не говоря уже о том, что всех специалистов, не навязчиво, но плотно, приходилось опекать круглые сутки подряд. Это побудило концерн создать службу безопасности, которой с родни могла быть только контрразведка. Все эти меры требовали больших затрат.
Кроме того приходилось за свой счет содержать детский дом в Магадане, в котором готовилась будущая команда для «Росича», а это так же были не малые деньги.
В целом и общем было от чего впасть в прострацию. Антону катастрофически не хватало двух вещей, а именно времени и денег.
Из этого состояния оцепенения его вывело появление в кабинете Звонарева и Гаврилова. Увидев в каком подавленном состоянии находится их друг, Сергей прошел к комоду и извлек из его недр пузатую бутылку коньяку и три стопки, после чего подойдя к столу все так же молча разлил коньяк и они все втроем выпили.
А теперь рассказывай, - наконец нарушил молчание Звонарев, а Гаврилов угрюмо уставился на Антона.
Что рассказывать то.
У тебя даже вопросительная форма не получается. Давай рассказывай, что ты задумал и в какой мы теперь заднице. И не надо говорить ничего лишнего, в тот момент, когда у тебя появляется такая задумчивость, меня начинает бить мелкая дрожь.
Ну что же. Други мои, мы с вами в полном дерьме.
Ну это мы уже поняли. Подробности, пожалуйста.
Извольте. Весь наш план, это полная профанация. Все построено, на том, что «Росич» и именно он нанесет сокрушительный удар по японскому флоту. Но делать ставку только на это, по меньшей мере глупо.
Мне это нравится. Не твоя ли идея?
Идея моя. Но должен признать, что в тот момент я все видел в розовом цвете. Казалось бы, что тут сложного, добываем золото, строим эсминец которому нет равных, и слегка выигрываем войну. Золото мы продолжаем добывать, имеем не легальное дело с пушниной, наладили рыбное производство, но при всех наших не малых доходах, у нас просто огромные статьи расходов. На гора в чистом виде выходит не так уж и много. Вы не заметили, что мы постоянно находимся в цейтноте, у нас всегда катастрофически не хватает средств. Я только сейчас понял старую поговорку, которая ходит на флоте, «Если хотите разорить не большое государство, подарите ему крейсер», дорогое это удовольствие содержать военные корабли.
Что ты этим хочешь сказать, мы пока еще не банкроты и я думаю далеки от этого,- пожав плечами возразил Сергей.
Это то так. Пока. Дело в том, что уже завтра встанет вопрос о выходе в море, учебных походах, стрельбах артиллерийских и минных. Вот тут то мы и ощутим, каковой будет ноша, а когда начнутся боевые действия, все станет только сложнее. Один только запас топлива в четырех отправных точках, чего стоит. Ведь нам понадобится создать запас не менее шести полных заправок в Магадане, Владивостоке, Корсакове и Порт Артуре, а это просто чертова уйма горючего.
Я не понимаю, к чему ты клонишь. Ты хочешь отработать назад.- Не скрывая охватившего его раздражения, набросился Звонарев на Песчанина.
Нет я хочу сказать, что если в этой войне кто и сможет выиграть, то это Россия, а не мы.
Это и так понятно, в наши планы входит только способствовать этому, - недоумевая, подтвердил Сергей.
Вот и я о том же, - тяжко вздохнув, сказал Антон. - Короче, по моему мнению, необходимо в кратчайшие сроки обеспечить России возможность свободно оперировать флотом, для обеспечения безопасности на Дальнем Востоке.
Антон, это мы, Сергей и Семен, не надо играть перед нами словами и высказывать патриотические лозунги. Дело говори.
Необходимо создать по северному побережью России угольные станции. Эта идея уже не один год бередит сердца русским морякам, но пока не услышана в верхах.
При этих словах, Гаврилов недовольно закряхтел, ворочаясь в кресле, Звонарев налил еще коньяку и опрокинул стопку. Затем откинулся на спинку кресла и не довольно уставился на Песчанина.
Если ты обратил внимание, то даже Гризли который всегда и во всем поддерживает тебя, не доволен твоей идеей. Спросишь почему, так я тебе отвечу. Потому, что речь идет как минимум о трех таких угольных станциях, а значит трех поселках со взрослым населением не менее двух сотен, потому что если военные суда есть кому загрузить угольком, то торговым судам необходимо обеспечить загрузку, а без торгового судоходства эти угольные станции даже для государства весьма ощутимый балласт. У нас пупок развяжется вешать на себя это, - наконец высказал свое мнение Сергей.
Извини командир, но я согласен с Сергеем. Дешевле обойдется самим взяться за постройку укреплений в Порт Артуре, тем более, что и времени у нас как минимум год, а за год можно такие укрепления отгрохать, что любо-дорого.
Любые укрепления рано или поздно падут, и в этом случае мы попросту выбросим деньги на ветер, а потом строительство этих укреплений ни в коей мере серьезно не смогут повлиять на общий ход войны. Отдалить падение крепости, да, но сыграть определяющую роль в войне, нет.
Ну извини, Антон, - недовольно проворчал Семен. - Ты конечно не серчай, но мы не государство, а потому не способны решать задачи которые под силу только казне, с ее огромными ресурсами.
Наличие портов на северном побережье позволит уже в начале лета перебросить во Владивосток как минимум отряд Верениуса, который наверняка будет усилен в виду начала боевых действий. Таким образом во Владивостоке будет базироваться уже не отдельный отряд крейсеров, а как минимум вторая Тихоокеанская эскадра и Того придется усиливать эскадру Камимуры ослабляя свои силы у Порт Артура.
Да никто с тобой не спорит по этому поводу. Но нам это не потянуть, понимаешь ты это или нет.- Вновь начал заводиться Звонарев.
Можно взять долгосрочный кредит.
Сума сошел? Ты представляешь, во что это нам выльется, а с началом боевых действий наши расходы возрастут на порядок, хотя они будут не малыми и в связи с учебными походами, уже в этом году.
Может пришло время выпустить акции концерна?
Наш экономист уже обсосал эту идею и признал ее бесперспективной, все по той же причине. Постройка «Росича» в деловых кругах принято считать нашей ошибкой и сегодня все ждут, того, что у нас начнется развал, чтобы по дешевке скупить наше дело. К стати взятие кредита будет ошибкой именно по этой причине. Едва нам придется задержать хотя бы один платеж, как нам придет конец. Ни какой банк не пойдет на отсрочку, дельцы же вцепятся мертвой хваткой. Мы загнали себя в угол Антон и теперь у нас только один выход, играть теми картами, которые у нас есть и желательно выиграть.
Сережа, Семен, сколько нам нужно для того, чтобы жить припеваючи?
Ты это к чему сейчас сказал?, - насторожился Звонарев.
Ну, что нам нужно для счастья. Неужели нам нужна финансовая империя. Я думаю семейный очаг и уверенность в завтрашнем дне это самое важное в нашей жизни.
И это говорит закоренелый холостяк.
Сергей ты прекрасно понимаешь, о чем я. В швейцарском банке у нас лежит пол миллиона рублей золотом, неприкосновенного запаса.
А вот это ты правильно заметил. Неприкосновенного. Ты пойми правильно Антон и не кипятись, но и я и Семен в отличии от тебя имеем семьи, а соответственно кое какие обязательства перед ними. Я не позволю оставить мою семью без средств к существованию.
Я и ни думал трогать этот запас, который мы ежегодно пополняем. Просто я вдруг подумал, что даже если мы и лишимся всего, то начинать нам предстоит не с полного нуля как пять лет назад, а имея солидный стартовый капитал. Как выжить после разорения? Да легко. В Якутии имеются пока еще не разведанные месторождения алмазов, где конкретно, как с прииском, мы конечно не знаем, но узнать сможем за один сезон и тогда все вернется на круги своя.
Чего ты хочешь?
Взять кредит и осуществить задуманное.
А теперь послушай меня, Антон, - опрокинув очередную порцию коньяку, проговорил Звонарев. – Видит бог как я уважаю тебя и уже не раз шел за тобой не оглядываясь по сторонам, принимая на веру все, что ты говорил и к чему нас призывал. Но сегодня я говорю тебе стоп. Я категорически против того, что ты предлагаешь. Ты спросишь почему, так я отвечу. В своем стремлении во чтобы то ни стало победить, ты пытаешься взвалить на себя и на нас просто непосильную ношу. Алмазы, говоришь. Алмазы это хорошо, но только дело в том, что эти алмазы не помогут матушке России, на благо которой ты так печешься. Если у нас не выгорит, то война будет проиграна и все чего мы добьемся, это только надорвем пупок.
Если наш флот сможет оперировать северными угольными станциями…
То мы получим, тот же бардак, что и сейчас. Предположим, что произошло чудо и нам удалось не надорваться и осуществить задуманное, что мы получим. А получим мы все тоже бездарное руководство флотом, что и в известной нам истории. Или ты думаешь, что все начнут тут же думать как ты и поспешат усилить эскадру во Владивостоке, а затем набросятся на японцев с новой силой. Очнись, Антон. Это призрачная надежда на чудо, которое должно произойти с нашими адмиралами. Да и к тому же основная часть эскадры будет готова только к моменту, когда навигация уже закончится и наш флот как миленький пойдет вокруг шарика, в связи с этим я сомневаюсь, что в столь дальний поход отправят ослабленную эскадру. Так что никто и не подумает воспользоваться этими угольными станциями, а вот нам сесть на мель и к началу войны не осуществить задуманное, это вполне реально. Мы уже сегодня буксуем и даже вынуждены заморозить постройку второго судна.
Все не так плохо.
Ты когда в последний раз внимательно просматривал финансовые отчеты. На сегодняшний день мы оцениваем для казны наш «Росич» в восемнадцать миллионов рублей и эта стоимость считается просто непомерной. Но ведь даже если казна закупит это судно, то мы окажемся в минусе. Потому что уже на сегодняшний день с учетом разработок артиллерии, минного вооружения, радиолокационных установок, нового типа машин и котлов и остальных новшеств, стоимость «Росича» уже на сегодняшний день далеко превысила указанную сумму, а работы еще не завершены. Уже встал вопрос с оптикой для орудийных прицелов, их начинают разрабатывать с нуля, потому что то, что имеется нам не подходит в виду допотопности, даже цейсовская оптика. Идет монтаж и наладка оборудования, впереди ходовые испытания и учебные походы. Значит так, Антон, мы уже достаточно глубоко увязли в этом и назад дороги нет, но я не позволю тебе рисковать всем тем, что мы смогли достигнуть.
Что скажешь ты, Гризли?
Я согласен с Сергеем. Вызови нашего экономиста и пусть он все тебе разложит по полочкам. Ты порхаешь над всей этой бумажной волокитой, решая организационные вопросы, а я все это пропускаю через себя на пару с Сергеем. И потом, почему ты зациклился на «Росиче», если обстоятельства сложатся удачно, то мои пловцы сделают ни чуть не меньше.
Как не тяжело было Антону, но в итоге он был вынужден согласиться с друзьями. Правда так просто сдавать свои позиции было не в его правилах, поэтому он все же встретился с экономистом и тот развеял его последние надежды. Все шло к тому, что им светила перспектива влезть в долги и без его амбициозного проекта.
Бессонная ночь наконец подходила к концу. Засидевшись допоздна в конторе и придя в свой гостиничный номер далеко за полночь, уставший и разочарованный Антон все же не смог уснуть. Всю ночь в голове роились один проект фантастичнее другого и на первый взгляд ничего не осуществимого не было. Но затем он начинал обдумывать свои задумки с разных сторон, раскладывать все по полочкам и в результате получал один и тот же ответ. Ему катастрофически не хватало времени и денег. Эти две основные составляющие перечеркивали любой шаг идущий в разрез с уже намеченным путем.
Как было не прискорбно, как ни не хотелось этого, но он был вынужден признать правоту друзей. За последнее время он привык уже к тому, что всегда был прав и Звонарев с Гавриловым всегда строго следовали в его кильватере, однако настал момент когда они сказали свое непоколебимое нет и что самое обидное они были правы. Похоже сам того не замечая он пошел в разнос и пришла пора сбавить обороты.
Выйдя на улицу и вздохнув полной грудью утренний морозный воздух Антон подозвал извозчика и назвав адрес откинулся на спинку саней, не забыв прикрыться зипуном. Оно конечно началась оттепель, но в этот ранний час погода стояла все еще холодная, а с моря тянул холодный ветерок.
Вскоре он уже был возле дома Звонарева и расплатившись с кучером быстро взбежал по парадной лестнице до квартиры Сергея. На его звонок дверь открыла Аня Звонарева и радостно улыбнувшись чмокнула его в щеку.
Сам то дома? Или уже убежал?
Да дома, он. Или ты решил, что если на месте не сидишь, то и другим нужно бегать как заведенным. Если ты не забыл, то у Сережи семья есть.
Ну пока только супруга.
Не долго осталось, - озорно улыбнувшись и огладив выпирающий живот, парировала Аня.
В этот момент в прихожую выглянул Звонарев и поздоровавшись, предложил пройти в кабинет. Проводив мужчин Аня с не довольным видом оправила фартучек и направилась в столовую заканчивать с завтраком, приезду Антона она конечно была рада, но что скажите за дела на голодный желудок. Да и какие-то они сегодня сами не свои. Вчера Сергей вернулся чем-то сильно расстроенный и поздно лег спать, перед этим долго и вдумчиво куря в своем кабинете далеко за полночь. Сегодня всегда улыбчивый Антон пришел на себя не похожий. Нет, он конечно улыбался и подшучивал, однако Аня прекрасно осознавала, что что то не так.
Значит так, Сережа, полемику опустим, - едва оказавшись в кабинете заговорил Антон. – Я всю ночь думал, замучил экономиста. Ян Карлович, наверное, костерит меня до сих пор, впрочем, если проснулся. Кажется меня слишком сильно занесло. Извини, я был не прав.
Все нормально, ты нас извини, что не поддержали тебя.
А вот это ты зря. Помнишь еще в самом начале, ты говорил о том, что стратегические вопросы нам нужно решать только сообща, тогда я, если честно, слегка обиделся, но на поверку ты оказался абсолютно прав, так что это ты меня извини. Прав Гризли, я только организационными вопросами озабочен, а на поверку даже казалось бы не столь значимый вопрос, как содержание детского приюта, нам оказывается выливается далеко не в ту сумму которая предполагалась, расходы превысили расчетные чуть не в полтора раза. В остальном как оказалось все гораздо хуже.
Но неужели ты не видел этого раньше? Ведь ты интересовался финансами.
Я интересовался статьями расходов и смотрел на общий приход, общую картину так не увидеть. Я конечно видел то, что у нас идет перерасход средств, но как говорится за деревьями не увидел леса. Вчера Ян Карлович так разозлился на меня, что взяв в руки ручку сжато и четко не размазывая, на одном листе разложил все наши доходы, предполагаемые расходы и расходы фактические. Знаешь, у меня сложилось такое впечатление, что мы на грани банкротства.
Ну до этого слава богу пока не дошло и если не будем зарываться то и не дойдет.
Тоже самое мне сказал и Ян Карлович.
Верь ему он специалист каких мало. Правда имеет тягу к стакану, но профи, - не скрывая уважения заверил Сергей.
Тебе не кажется, что мы собрали в свою команду одних алкоголиков.
А чего ты хотел. Кадровыми вопросами занимается Варлам, а у него своя специфика работы, критерии просты чтобы с головой и чтобы без амбиций, да и потом многие ведь новаторы оказываются не так крепки духом как например тот же Попов, едва оступившись и оказавшись не понятыми они начинают искать успокоения в вине, это мы обладая нашими знаниями видим перспективу в их начинаниях, а сегодня им необходимо доказывать свою правоту и многие так и умирают в забвении и нищете, только спустя десятилетия их называют новаторами и гениями, но они то живут сегодня.
Проехали. Как у нас дела с судном?
Значит так, на «Росиче» преступили к наладке электронного оборудования. Стендовые испытания прошли успешно, хотя и не с первой попытки, теперь предстоит проверять непосредственно на судне. Знаешь, меня смущает то обстоятельство, что слишком много нам предстоит проверять уже на ходу. Ты сразу же хочешь вести его в Магадан и собрав команду из подростков выходить в море на практически не апробированном судне, я уже не говорю о том, что не известно как поведет себя наше детище по пути в Магадан. Все остальные узлы и агрегаты, так же придется проверять и подгонять на ходу.
Сережа это уже не раз обсуждалось. «Росич» выйдет в море в сопровождении одного из наших пароходов. Затевать испытания здесь по меньшей мере не разумно. И потом времени на то, чтобы подготовить команду, дать ей сплаваться практически не остается, придется все это совмещать на ходу и в отличии от прежнего нашего плана всем этим придется заниматься тебе.
Мне? Да ты сума сошел. У меня нет ни какого опыта в вождении судов.
Ну чему то ведь тебя учили в училище. И потом ты всегда с завистью относился к тому, что мне удалось покомандовать судном, хотя и маломерным.
Это не смешно.
Конечно не смешно, - ухмыльнувшись согласился Антон. – да не переживай ты так все будет нормально, ты и твои инженеры, а так же часть мастеровых отбудут в Магадан, вместе с «Росичем». А пока будут проходить ходовые испытания, тебе командовать сам бог велел, я хороший наездник, а тебе придется выступать в роли тренера для нашей «лошадки». Вот так вот. А что касается меня, то ты ведь понимаешь, что ежегодные поездки в Санкт-Петербург никто не отменит и мне необходимо лично отбыть в столицу с отчетом о нашей деятельности.
В этот момент в кабинет заглянула Аня и приветливо улыбаясь заметила.
Мальчики, ну хватит о работе. Завтрак стынет.
Идем Анечка, - Звонарев попытался встать и последовать за супругой, но Песчанин его придержал.
Как Аня?
Слава богу, вспомнил. Да все в полном порядке, беременность переносит нормально. Вон ее подруга детства, Семисадова практически не встает, а Аня все еще от прислуги отказывается.
Это не порядок.
Знаю. Я уже присмотрел одну девушку. Сейчас плачу ей жалование, чтобы другие не увели. Так, что как только возникнет необходимость, у Ани сразу же появится толковая домохозяйка.
А вот это уже дело. Ладно пошли завтракать, я голоден как волк.
Гаврилов встретил его не менее радушно. То есть не менее угрюмо чем Сергей. Едва они уединились в кабинете как тот, сразу же набросился на Антона.
Командир, ты меня конечно извини, что я тебя не поддержал, да только…
Семен, остынь. Все нормально. Это ты меня извини. Я только что от Звонарева, а перед этим всю ночь глаз не сомкнул. Ну и на старуху бывает проруха, я оказался не прав. И давай не будем об этом.
Яна Карловича к себе вызывал? – Слегка прищурив один глаз, спросил Гаврилов.
Было дело.
Тогда все нормально. Он умеет объяснять.
А ты откуда знаешь?
Дак я по этой дорожке уже хаживал. У него знаешь ли пунктик один есть, на работе ни ни, а тут я такой не понятливый и он со мной всю ночь на пролет промучился, потом взял листок бумаги и в два счета расписал как в простой амбарной книге, приход, расход, остаток. Правда перед этим откостерил меня. У него ведь режим. Приходит домой и первым делом сто пятьдесят на грудь, чтобы полегчало от дневного воздержания, а тут такое злостное поругание сложившегося уклада.
Ну видно после тебя он сделал кое какие выводы. Правда сначала он пытался со мной как с умным, а потом плюнут и объяснил по простому. Ну и ушел разумеется пораньше, в полночь.
Видать и вправду выводы сделал, - согласился с Антоном, Семен.
Итак этот вопрос закрыли. Теперь вот что, расходы оно конечно расходами, но тебе придется слегка расширить штат службы безопасности. Необходимо плотно перекрыть все наши отрасли, за Магадан можно не волноваться, там япошкам не разгуляться, все на виду, а вот Владивосток это наша ахиллесова пята. Я предполагаю, что в этом году японская разведка особенно активизируется, поэтому всех наших специалистов взять под плотную опеку. На «Росиче» приступают к монтажу электронного оборудования, никто не должен ничего рассмотреть даже в бинокль. К территории завода и на пушечный выстрел никого не подпускать. По территории пустить патрули, рабочим находиться только строго в своем секторе. Наладить оперативную работу по утечке информации из среды рабочих.
Да, что я тебе плохого то сделал. Ведь это же опять увеличение штатов. Я с этими то людьми еле справляюсь, а ты хочешь на меня еще ярмо подвесить.
Опять за старое.
Да где же это видано. Сто двадцать человек в подчинении, да еще агентурная сеть. Охрана прииска, а главное завода и верфи, ты же предлагаешь увеличить штат чуть не в двое. Я ведь боевой пловец, а не контрразведчик.
Все, Гризли. Уговорил. Занимаешься этим вопросом до открытия навигации и начинай сдавать дела своему заму. Я думаю, Варлам справится не хуже тебя, если не лучше. Не вижу радости на лице.
Да я вот думаю, а какую гадость ты приберег для меня.
Песчанин устало вздохнул и откинувшись на спинку кресла проговорил, тоном обреченного человека.
Ты займешься устройством складов мазута и боевого снаряжения. На тебя так же ложится поиск подходящего места для оперативной базы в районе Корейского залива.
Что-о? Антон, ты намерено издеваешься. Ты же прекрасно знаешь, что из меня мореход, как из тебя балерина.
Чего ты кипятишься. У нас на яхте отличный капитан, так что тебе не придется показывать свои мореходные навыки, а вот доверить это кому ни будь другому, я не могу.
Послушай командир, ну зачем нам все это нужно, мы ведь богаты как черти.
На долго ли.
Мы всегда можем перебраться за границу и жить там в свое удовольствие.
Ты действительно этого хочешь, зная, что здесь начнется? Вот то-то и оно. Последнее, что ты сделаешь на своей должности, это направишь на Квантун Фролова, задача обрасти агентурной сетью, детально изучить местность и картографировать ее. В каждом, даже самом маленьком поселке у него должны быть глаза и уши. Вместе с ним отправишь и Кима, со всеми нашими китайцами. Скольким мы можем доверять полностью.
Четверым, вместе с Кимом, правда он кореец.
Это не принципиально, до Кореи рукой подать, так, что особых подозрений это не вызовет. Им предстоит устраиваться там на постоянное место жительства, желательно отдельными двумя парами. Задача та же самая, агентурная сеть, детальное изучение местности. Но только отправлять их будем примерно через два месяца, а до того момента тебе предстоит их научить кое каким навыкам, как то например наведение огня артиллерии, пользование радиопередатчиком, в каждой паре будет по одному передатчику. Не куксись, никто их на ключ сажать не собирается, обычные речевые радиостанции, Здесь о таком пока еще даже не догадываются, так, что прослушки опасаться не приходится. Когда будешь в Магадане повнимательнее присмотрись к пацанам из группы пловцов, их там тридцать и все, что можно было им дать без твоего вмешательства им уже преподали. По возвращении утащишь их на заимку и начнешь новый курс. И прошу не бери количеством. Если решишь, что для предстоящей работы подходят только десять человек, то так тому и быть.
Это все.
Да вроде как.
Мальчики, вы еще не устали. Немедленно за стол, будем обедать, - маленькая, едва по плечо Гаврилову, его жена стояла в дверях кабинета и с показной покорностью смотрела на мужа. Однако Антону было прекрасно известно, что в быту Семен был самым настоящим подкаблучником и в общем то не тяготился этим. В деловые вопросы Лена благоразумно не вмешивалась, за исключением только тех случаев, когда Семена начинала одолевать хандра и ему необходима была поддержка.
Спасибо Леночка, но я настолько плотно позавтракал у Звонаревых, что боюсь еще не успел проголодаться.
Опять значит Анька меня обскакала, - с показным неудовольствием заметила Лена. – Ну тогда чайку.
А вот это с удовольствием.
Леночка, но я то хочу есть.
Потерпишь, Семушка.
Нет, нет. Лена пусть Семен обедает по полной и не возражай. Мы настолько давно знакомы друг с другом и столько пережили, что эти условности нас абсолютно не трогают. И ты садись с нами обедать, а на меня не обращайте внимания.
Когда Песчанин ушел, Лена прошла в след за мужем в гостиную и уютно устроившись у него на коленях, прижалась головкой к его могучей груди.
Медведище мой. Ну сколько раз говорить, что твой желудок может немного потерпеть. Нельзя быть таким не воспитанным.
Ну не сердись. Антон прав, мы настолько давно знакомы и столько пережили вместе, что эти условности для нас выглядят просто смешно.
Ну вот, медведь и есть. Не зря Антон называет тебя, Гризли. Я так понимаю, он опять отправляет тебя куда то?, - вдруг сменила она тему.
Да.
Это настолько необходимо.
К сожалению да.
Ох, Анечка, до чего же она счастливая. Ее то Сергея Этот сатрап никуда не отправляет.
И это ты так о вашем любимце? Видать допек он тебя. А в отношении Ани ты не права, ей тоже не сладко. Сергей практически все время торчит на заводе, ну а этим летом, тоже отправляется в долгосрочную командировку.
Ну а ты?
До начала навигации я побуду в окрестностях Владивостока, а затем мне предстоит немного попутешествовать на яхте.
Вот неугомонный. Сам на месте не сидит и вам покоя не дает. У меня складывается такое впечатление, что он постоянно куда то опаздывает и поэтому все время куда то бежит и вас подгоняет.
В общем то ты права.
Да ваши рабочие по больше вашего отдыхают. Ну вот скажи, когда ты в последний раз водил меня в театр.
Малыш, ну не начинай.
Ладно, медведище, - Лена ласково потрепала мужа за чуб, а затем серьезно заметила. – За своей беготней этот молодец всю свою жизнь под откос пустит.
О чем это ты.
А то ты не знаешь. Светочка Науменко, мне прохода не дает. Как увидит тут же подходит. Напрямик спросить стесняется, но всячески старается узнать все об Антоне. Где он, что делает, здоров ли.
Лена, ей же восемнадцать.
Ну и что. А Антону только тридцать. И потом из них получилась бы прекрасная пара.
Ты же знаешь, что Антон на месте не сидит, ну что это будет за семья.
Ничего ты тоже все время в разъездах был, а теперь и дома бываешь. Глядишь, если ему будет куда возвращаться, а не в опостылевшую гостиницу, то и он стремился бы домой.
Может ты и права. Да только он то считает себя старым для Светы.
Значит она ему, не безразлична?
Откуда мне знать.
Не увиливай.- Семен прекрасно знал, что когда его жена начинала говорить подобным тоном, то в самом скором времени она добьется своего, поэтому тяжко вздохнув он стал колоться как грецкий орех.
Мне кажется, что да. Когда он ее видит, то либо глазами поедает, пока она не смотрит, то прячется как мальчишка. Однажды мы немного перебрали и он не скрывая сожаления сказал, что слишком стар для нее. Вот и все, что я знаю.
Тоже мне старик. Да у них разница то всего двенадцать лет. Ну все Антоша. Попался. Жаль Аня сейчас в положении, ну да ничего, я и сама не лыком шита.
О чем это ты?
На свадьбе узнаешь.
На какой свадьбе?
В этот момент в гостиную вошла молодая служанка ведя за руку карапуза двух лет. Увидев родителей маленький Юра вырвался из рук няни и бросился к ним. Обняв их за ноги он заливисто засмеялся, выражая свою радость по поводу встречи. Семен взгромоздил его на коленях рядом с Леной, ответил ему не менее радостным, но более громким сотрясающим воздух смехом.


ГЛАВА 6
Август-октябрь 1903 год

Майор генерального штаба Японской Императорской армии Ямомото, переодетый обычным китайцем прошелся мимо ворот, за которыми находилась территория завода Росич и подойдя к проходной обратился к находящемуся там охраннику, дюжему детине под два метра ростом.
Моя хоти лаботай.
Чего тебе, китаеза?
Моя хоти лаботай, твоя бери.
А-а вон ты о чем. Тогда тебе в контору. Вон там видишь вход в здание, вот туда и иди.
Туда?
Да, да, туда.
Халасо. Сипасибо.
Да чего уж там, вали давай.
На проходной административного здания его так же остановил молодой и крепкий охранник. Да и вообще охрана здесь, как заметил Ямомото, сплошь и рядом состояла из крепких молодых ребят, к тому же по их внешнему виду никак нельзя было сказать, что они глупые и не далекие люди. Уже это казалось само по себе весьма странным. Во всем мире охрана предприятий, за исключением охраняемых военными, состояла из уже не молодых людей, так как была далеко не престижной и весьма мало оплачиваемой.
Однако здесь все было совершенно иначе. Насколько удалось установить Ямомото, охранники концерна получали весьма не плохое вознаграждение. К тому же они все были тренированными бойцами. Однажды он случайно был свидетелем того, как двое охранников, подрались в трактире с несколькими мужчинами и то, что он увидел, его весьма поразило. Их движения были отточенными и выверенными до автоматизма, что говорило о длительных и упорных тренировках. В их стиле борьбы было что то от восточных единоборств, но в то же время и ничего общего. Ничего лишнего, только выверенные движения способствующие к скорейшему выведению из строя противника, что то говорило ему о том, что пожелай молодые люди и никто из того трактира не вышел бы живым.
Слухи о необычности концерна, уже давно доходили до Ямомото и он собирался по ближе познакомиться с этим не совсем обычным концерном, однако в преддверии предстоящих событий перед ним стояли совершенно иные задачи. Генеральный штаб интересовали состояние вооруженных сил и военно-морского флота России на дальнем востоке, состояние укреплений Владивостока, а это отнимало практически все ресурсы его разведывательной и агентурной сети. Но именно этот случай с охранниками подтолкнул его, отвлечься от основного задания и попытаться выяснить, что именно пряталось за вывеской «Концерн Росич».
К тому же любопытство профессионала подталкивало и то, что на верфи завода строился какой то не обычный эсминец, от покупки которого отмахнулось морское ведомство и не смотря на это, руководство концерна продолжало строительство этого судна на свои средства. Это говорило, либо о безумии руководства, решившего выбросить миллионы на ветер, либо о гениальности их творения, которое они все же рассчитывали продать, хотя и запросили за него просто астрономическую цену.
Плюс к этому поведение руководства концерна по отношении к Японии. Ни одного долгосрочного контракта. Явно агрессивная политика по отношении к японским рыбакам в районе Камчатки. Если на Сахалине продолжалось хищническое разграбление рыбных ресурсов и на южной его оконечности из года в год, высаживался десант не менее сорока тысяч человек, для вылова рыбы и переработки ее в тук, основное удобрение для сельского хозяйства Японии. То на Камчатке этот номер уже не проходил. Русские рыбаки все того же концерна весьма жестко, иногда и с оружием в руках отстаивали право России, на эти рыбные угодья. Ни какие ноты протеста японцев и санкции российских чиновников не могли ничего поделать. Чисто с юридической стороны, Россия была в своем праве, в своих территориальных водах. К тому же русские рыбаки состояли в совсем недавно организованном под эгидой генерал-губернатора Приамурского края, обществе по сбережению природных богатств на дальнем востоке.
Охранник по телефону вызвал кого то на проходную и вскоре перед Ямомото появилась молодая девушка, которая на вопрос китайца, ответила, что в настоящий момент вакансий не имеется. Незадачливому соискателю рабочего места, пришлось уйти не солоно хлебавши скороговоркой высказывая как он разочарован тем, что не нашел работу. Майор же Ямомото лишний раз удостоверился в том, что он прав, обратив свое внимание на этот странный концерн, вот только ключик пока подобрать ни как не удается, ну да как говорят русские «Лиха беда, начало».
На конспиративной квартире его ждал непосредственный начальник, полковник генерального штаба Кагивара. Осмотрев майора с не довольной миной и не скрывая своего не удовольствия, полковник поинтересовался.
И чем вы занимались в столь странном наряде.
Наряд не столь уж и странный. Если вы не в курсе, то мне не редко приходится переодеваться подобным образом. Специфика работы знаете ли.
Мне и без ваших напоминаний известна специфика вашей работы. Но вы так и не ответили на мой вопрос.
Я пытался устроиться на работу, на завод концерна «Росич». Но к сожалению безуспешно, со мной даже и разговаривать толком не стали, азиатов туда вообще не берут.
Насколько мне помнится у вас совсем другая задача и она поставлена совершенно конкретно. Установить в каком состоянии в настоящее время находятся русские военные корабли, каков уровень боевой подготовки личного состава матросов и офицеров. Состав, вооружение и боевая подготовка русских сухопутных войск, состояние укреплений Владивостока. Я ничего не напутал, господин майор.
Нет. Вы совершенно четко и кратко обрисовали поставленную мне задачу. Но прошу вас заметить, что вся моя агентурная сеть в настоящее время занимается выполнением именно этой задачи. Небольшое отступление я позволил только себе, это моя личная инициатива.
Что же, хорошо, что ваши амбиции не перехлестывают через край. Однако объясните мне майор, чем же этот завод так привлек ваш интерес?
Не только завод, а весь концерн в целом. Судите сами. Концерн возник не более как три года назад. Возник из ниоткуда. Вдруг. Без каких либо предпосылок к этому. Из всех его предприятий ранее существовала только верфь. И этот экономический монстр развивается просто необыкновенными темпами. Его политика по отношении Японии весьма агрессивна. Если другие компании и дельцы стараются всячески поддерживать с нами добрые отношения, то представителям этого концерна до нас нет ровным счетом ни какого дела, хотите покупайте нашу продукцию, хотите нет. Однако при этом вот уже два года, как добыча рыбы в районе Камчатки практически полностью находится в руках русских, концерн попросту выдавил из этих вод наших рыбаков.
Я не вижу в этом ничего не обычного. Русские хотят сами разрабатывать золотую жилу, которая к тому же находится на их территории. Как вы отнесетесь к соседу, который войдет в ваш огород и будет открыто, не стесняясь собирать плоды с ваших деревьев.
Но ведь русские политики столько лет делали вид, что ничего не замечают и позволяли нам делать то, что нам заблагорассудится.
И вас насторожило то, что появился один, который вдруг прозрел и решил сам использовать то, что по праву принадлежит России.
Эти земли исконно являются японскими.
Ну хорошо, хорошо, эти земли японские, но сейчас они принадлежат России, это на сегодняшний день принимается всем мировым сообществом.
Ладно, допустим, что с рыбными промыслами все ясно. Но для чего на заводе столь серьезная охрана. Это не простые сторожа, а молодые, крепкие и хорошо тренированные бойцы. Содержание такой охраны вылетает в копеечку, для чего это нужно. Почему не возможно подступиться ни к одному рабочему или инженеру с завода, мне ведь так и не удалось завербовать ни одного. Почему на работу не принимают азиатов, а ведь это дешевая рабочая сила от которой никто не отказывается, даже военные на постройке военных объектов или при ремонте судов. Насколько мне удалось выяснить перемещение рабочих по территории завода строго ограничено, иными словами они могут находиться только на своем рабочем месте и зачатую токарь вытачивая деталь, понятия не имеет, где она используется, у него есть четкие размеры и шаблон, и это все, он понятия не имеет что делает. Для чего нужны такие меры безопасности.
Просто им есть, что скрывать. Но это не значит, что это должно всерьез интересовать военную разведку. Эти русские, в отличии от остальных, умеют хранить свои коммерческие тайны.
А если взять в расчет тот факт, что на верфи завода в настоящий момент строится какой то не совсем обычный эсминец.
Что же с того?
А то, что концерну так и не удалось получить заказ на постройку этого эсминца, но они с маниакальной настойчивостью продолжают это строительство и эсминец практически готов к вводу в строй. Это значит, что после постройки и испытаний руководство концерна не сомневается в том, что им удастся продать это судно с выгодой для себя. И я в этом почему то не сомневаюсь. До сегодняшнего дня все их проекты были весьма продуктивны.
Не вижу причин для беспокойства.
Но ведь одним из руководителей концерна является Звонарев, не безызвестный изобретатель гирокомпаса, а ведь он появился буквально из ниоткуда, как гриб после дождя, до сегодняшнего дня есть возможность только заказать комплект этого прибора, но даже имея в руках образец еще ни кому не удалось воссоздать его, нашим ученым в том числе. Эсминец был заложен только год назад, но сегодня на нем во всю идут наладочные работы и он вот-вот войдет в строй.
Вот вам и причина для столь сильных мер безопасности. Без сомнения эти русские наладили какой то новый принцип в строительстве судов, что позволяет им значительно сократить сроки постройки. Да и другие секреты нужно беречь.
Как же быть с тем фактом, что все вооружение и снаряжение эсминца изготавливается здесь же, а это и орудия и снаряды и торпедные аппараты и торпеды к ним. Зачем нужны эти дополнительные затраты и прошу заметить весьма немалые. Я уверен, что именно строительство этого эсминца затормозило развитие концерна в этом году. Почему за постройку судна, отличающегося от остальных эсминцев, гораздо большим водоизмещением, более мощным артиллерийским вооружением, и большим количеством торпедных аппаратов, но в тоже время уступающему по водоизмещению, в вооружении, разве только не в торпедном, легкому крейсеру, запрошена сумма в восемнадцать миллионов рублей.
Возможно по той причине, что на этом судне будет установлена более современная машина, насколько мне стало известным русские заявили скорость в тридцать пять узлов. А это будет абсолютный рекорд по скорости.
Но почему тогда не закупить вооружение на других предприятиях. Зачем изготавливать вооружение самостоятельно реконструируя для этого собственное производство. К чему эти не разумные расходы.
А как думаете вы?
Я уверен, что эти русские разработали новое вооружение и все эти странности связаны именно с этим.
Скорее всего вы правы, - признал Кагивара. – однако должен вам заметить, что ни какой даже сверх эсминец, не способен повлиять на ход войны на море. Такие войны выигрываются броненосцами и крейсерами.
И все же мне не дает покоя этот эсминец.
Признаться, мне так же не дает покоя этот новый эсминец русских. Однако давайте будем реалистами. Любое новое вооружение требует его тщательного изучения и подготовки личного состава, а без этих условий это вооружение превращается просто в большой кусок металла. Россия отказалась от закупки этого судна, а это значит, что даже если в последствии она и закупит его и если он действительно окажется столь опасным, то потребуется не мало времени для того, чтобы этот эсминец вошел в строй. Я считаю, что еще до того как это произойдет, война уже будет закончена в нашу пользу. Тем более с началом боевых действий все свободные средства будут пущены на то, чтобы как можно быстрее подготовить те новейшие броненосцы, которые уже строятся Россией, а так же на строительство оборонительных сооружений в Порт-Артуре и во Владивостоке. Не думаю, что русские изыщут возможность для покупки эсминца, стоимость которого превышает стоимость броненосца. А потому укажите ваши соображения в вашем рапорте и не забивайте больше себе этим голову. К стати, а как они назвали это судно?
«Росич».
Да-а, воображением эти русские похоже обделены. Одно название и для концерна, и для завода, и для банка, и для судна.
Вы настолько хорошо информированы, об этом концерне, - не скрыл своего удивления Ямомото.
Да, меня уже давно насторожила эта компания, но я в отличии от вас не забываю, что основная наша задача несколько иная. Я настаиваю, чтобы вы занялись в плотную основной задачей и не отвлекались на мелочи.
Слушаюсь.

***

Тяжело пыхтя и отфыркиваясь перегретым паром паровоз медленно вполз на станцию втягивая за собой вагоны состава и в последний раз тяжко вздохнув замер у платформы. Из вагонов стали появляться уставшие от долгого путешествия пассажиры, послышались радостные крики встречающих и вскоре на перроне поднялся разномастный гул голосов.
Песчанин легко соскочил с подножки вагона на уже ставший столь привычным перрон и с наслаждением потянувшись довольно улыбнулся. Несколько месяцев отсутствия заставили его соскучиться по родному Владивостоку, хотя он и должен был родиться через семьдесят лет, этот город для него оставался все тем же родным до боли Владивостоком.
Через некоторое время, пристроив свой багаж в камере хранения на вокзале, он уже стучался в квартиру Гавриловых, а еще через пару минут с наслаждением попивал чай, любезно предоставленный Леной. Семен сидел напротив и так же сжимал в своей огромной руке маленькую чашку с чаем. Несмотря на августовскую жару, этот напиток прекрасно тонизировал и будучи обжигающе горячим помогал прийти в себя от нестерпимой жары.
Ну, что неугомонный, теперь то наконец остановишься, или опять куда то побежишь?
Если я остановлюсь, то Анечка, с тобой на пару разорвет меня на части, ну конечно после того как оклемается от родов. Кстати, как скоро ей рожать?
Да скоро уже, - вздохнув, ответила Лена.
Вот, видишь. Так что мне нужно поспешать и быстренько спровадить сюда Сергея, к стати он тоже будет не в восторге оттого, что я задержался.
А что стряслось то? В телеграмме только и было то, что ты задерживаешься.- Поинтересовался Семен.
Ну, много ли можно сообщить в телеграмме. Все просто. Меня взяли в оборот военно-морское ведомство и контрразведка. Все им покоя не дает наш «Росич». Мурыжили несколько недель,. Одни хотели скостить цену или хотя бы четкого определения тактико-технических характеристик, вместо предоставленных им расплывчатых, ведь даже заявленные нами это уже не мало. Вторые прощупывали, насколько реальна возможность продажи нашего детища иностранным государствам и в особенности Японии. Эти то не сомневаются в том, что война с Японией неизбежна и понимают, что оценка нашего военного министра их военного потенциала мягко говоря не соответствует действительности. Знал бы чего стоило отбадаться и от тех и от других.
Что же с этим ясно. Когда думаешь отбывать?
Зависит от тебя, Гризли. Что с яхтой?
Стоит у стенки.
Значит завтра с утра и выдвигаюсь.
Хорошо я распоряжусь.
Леночка, ты не возражаешь, если я наконец похищу у тебя твоего медвежонка, ну очень надо поговорить.
Опять куда то ушлешь, - не довольно заметила Гаврилова.
Пока нет, - озорно улыбнувшись, ответил Песчанин.
Значит все таки, пока.
Ну что поделать Леночка, не мы такие, жизнь такая.
Когда Песчанин и Гаврилов все же уединились в кабинете, Семен не скрывая своего не удовольствия, посмотрел на друга. Картина была еще та. Исхудавший, бледный, с лихорадочным блеском в глазах, Антон ни как не производил впечатления здорового человека. С обычной своей прямотой, Семен указал ему на это и предложил отдохнуть, на что получил улыбку во всю ширину лица и отказ.
Ты мне зубы не заговаривай. Как у нас обстоят дела?
Дела обстояли весьма не плохо. Гаврилов должен был заняться устройством складов с горючим в Магадане, Корсакове, Владивостоке и Порт-Артуре. И Если с этим проблем особых не возникало нигде, то с Корсаковым начинались сюрпризы. Танкер с мазутом на борту направлявшийся в Корсаков, на Сахалине, попал в жестокий шторм в Японском море и близ берегов не приметного скалистого острова потерял управление. Безжалостная стихия понесла судно на скалы и капитан принял решение пересадить людей в шлюпку, так как выжить после столкновения со скалами не было ни какой возможности. Однако им не повезло и никто из них не выжил. Организовавший поиски Семен, который сопровождал танкер на яхте концерна, через четыре дня обнаружил шлюпку с единственным спасшимся на борту. Но тот прожил не долго, успев только поведать о происшедшем.
Что именно толкнуло, Семена обследовать побережье маленьких островков, в поисках останков танкера, он и сам объяснить не мог, но проходя вдоль берега, одного из островов, он обнаружил масляное пятно тянущееся от берега.
Оказывается, танкеру повезло больше, чем его команде. Потерявшее управление судно не разбило о скалы, а развернуло его и забросило в тихую бухту, абсолютно не просматривающуюся с моря, после чего судно село на галечную отмель.
Понимаешь, Антон, если бы не это пятно, мы прошли бы мимо и ничего не обнаружили. С моря берег кажется абсолютно однородной скалой. Места там не заселенные и поэтому я уверен в том, что об этой бухте ни кому не известно. Она чем то напоминает, ту нашу уютную бухточку на Кунашире. И самое главное, из танков вылилось не так уж и много топлива, оставшегося, смело хватит, как минимум на десять полных заправок.
Многим известно об этом?
Я был на яхте, так что кроме капитана, еще шестерым членам команды, но они не проболтаются, гарантия.
Фарватер сложный? «Росич» пройдет?
Ага. Ты тоже подумал о том же, что и я. Все просто отлично. Фарватер как ты любишь, не из простых, - не скрывая иронии, ответил Гаврилов. – Глубина вполне подходящая даже во время отлива. В целом и общем идеальная база, для действий против японцев в Корейском проливе. Остров, так не остров, а одна сплошная скала, торчащая из моря. Привлечь чье либо внимание не должен, подобраться к нему можно только со стороны бухты. Позиция просто идеальная. Если устраивать базу, то достаточно установить пару орудий калибром миллиметров в сто двадцать и ни один супостат не подберется.
А легкие крейсера?
Без вариантов. Танкер не иначе как приподняло на хорошей волне и перенесло через проход. Короче просто чудо, иного объяснения я не вижу.
Что же начинай свозить туда все снаряжение которое мы планировали переправлять в Корсаков, однако там не помешала бы хотя бы одна заправка.
Уже сделано.
Хорошо. Что же, здесь ты уже сделал все, что мог.
Знаешь, когда ты начинаешь вот так загадочно говорить, то меня начинает бить мелкая дрожь. Выкладывай уже, что еще придумал на мою голову.
Просто, по моему настало время тебе заняться в плотную Порт-Артуром. Я думаю, что мы уже встретимся только зимой, если у меня получится туда вырваться, но тебе уже пора выдвигаться на место и обвыкаться так сказать с будущими позициями.
Здесь я с тобой не согласен. Обустройство заводика вполне по силам и рядовому инженеру, пока ничего секретного там не планируется. С местностью я за пару месяцев управлюсь легко, не проблема. Вот дождусь возвращения Сергея, чтобы было на кого оставить хозяйство и удалюсь на заимку. Пора форсировать подготовку наших диверсантов.
Много подобрал парней.
Двадцать пять человек. Плюс десяток из числа старичков.
А старичков то зачем?
Отправлять на боевую операцию мальчишек я не стану, иначе такого наворотят, что только за голову хватайся, а так старшим в любую группу назначу зрелого мужика.
Чтож решение верное. К стати Лена вцепится в тебя мертвой хваткой, не смей ее брать с собой.
Я конечно подкаблучник, да что там скрывать и доволен этим, но тут другая тема. Семья останется здесь
Добро. С этим разобрались. Какие еще новости.
Наш японский друг, не оставляет нас без внимания. Варлам докладывает, что этот Ямомото, даже пытался устроиться на работу к нам на завод. Однако после этой попытки охладел к нам окончательно. После этой попытки он встречался с Кагиварой, возможно тот вставил ему пистон и поэтому наш майор отстал от нас.
Уверен, что ты прав. Я даже предполагаю, что именно мог сказать Кагивара, Ямомоте.
И что же?
А то, что войны на море выигрывают не эсминцы, будь они хоть какими сверхмощными, а броненосцы с их броней и калибром.
Ох, знал бы он как ошибается, - злорадно заметил Гаврилов.
Узнает. Мы его просветим.

***
Ну здравствуй, Сережа.
Здравствуй, Антон, - не скрывая своей радости Звонарев бросился в объятия своему другу. - Судя по тому, что ты здесь, все идет по плану, хотя ты и подзадержался, - наконец справившись с эмоциями, заключил Сергей.
Были кое какие проблемы, так что пришлось задержаться. Не смотри на меня так. Все разрешилось нормально.
Ну и слава богу. Нам как раз нужно было время на доводку узлов и агрегатов. Зато теперь все на мази. Но знаешь я никак не могу смириться с тем, что вы с Семеном полезете в пекло, а меня оставите во Владивостоке.
Антон внимательно посмотрел на друга, а затем сокрушенно покачав головой, ответил.
По моему, мы на эту тему разговаривали и не раз. Семен тренированный боец и до него добраться будет не так просто, как может показаться, да и задач лезть на передовую передним не стоит. Но если, что то вдруг пойдет не так, то тебе придется не слаще. На тебе остаются ваши семьи, не забывай об этом. Эта тема закрыта, теперь к делу.
В ответ на это, Звонарев сокрушенно вздохнул и плеснув себе и Антону коньяку, молча опрокинул стопку. Только после этого он вновь заговорил.
К делу, так к делу. В общем дела обстоят не так, как мы это себе представляли. В чем то, все просто великолепно, а в чем то не очень.
Давай по порядку.
Хорошо.
А дела обстояли так. Ходовые испытания прошли успешно, «Росич» показал себя с наилучшей стороны. Максимальная скорость хода дошла до тридцати девяти узлов, что на два узла было больше запланированной. Машины отработали без сбоев, что тоже было весьма радостным событием, так как ожидалось множество поломок, но все прошло вполне удачно, новые котлы хотя и показали себя весьма своенравными на стендовых испытаниях, работали как часы и в доводке не нуждались, правда они оказались далеко не так экономичны как ожидалось, но уже и тот результат которого удалось добиться Звонареву, с инженерами был просто потрясающим.
Вооружение, так же показало себя с хорошей стороны, правда, если к орудиям как таковым не возникало вопросов, то с артиллерийским радаром, как впрочем и с минным и с радаром кругового обзора, проблем было более чем достаточно. Возникающие вопросы приходилось решать в авральном режиме, занимаясь устранением неполадок практически круглые сутки. Инженеры наладчики просто с ног валились от усталости, однако напряженная двух месячная работа вскоре все же дала положительный результат. Звонарев мог с гордостью заявить, что он не зря увлекался радиоэлектроникой и закончил по этому профилю институт.
Одновременно не обошлось без трудностей и с торпедным вооружением. Хотя скорость их на полном ходу составила сорок пять узлов, при дальности четыре тысячи метров, на тридцати пяти узловой скорости дальность хода составляла восемь тысяч метров, кроме того был разработан и третий тридцати узловой режим, при котором дальность хода торпеды увеличивалась до десяти тысяч метров, а это было гораздо выше первоначальных требований Песчанина. Однако одна не маловажная деталь делала эти достижения, мягко говоря, абсолютно не нужными. Дело в том, что при стрельбе уже на две тысячи метров, торпеды на полном ходу давали отклонение по курсу до ста пятидесяти метров, а на среднем ходу, на этом же отрезке, отклонение доходило уже до двухсот метров. Иными словами эффективность, основного вооружения «Росича» становилась весьма не значительной и с этим необходимо было что то делать.
Теперь, уже другая группа инженеров день и ночь билась над этой проблемой. И трудности были столь значительными, что разобраться в причине удалось только к началу августа.
Ничего не понимаю, ведь еще год назад мы испытывали торпеды и они вели себя великолепно, ты докладывал об отклонении от точки прицеливания на сто метров и это на дистанции десять тысяч метров.
Причина в выстреле. Не буду вдаваться в технические подробности, но дело в том, что мы испытывали торпеды, запуская их путем сбрасывания и все было великолепно, а при выстреле резкий толчок приводил к сбою работы гироскопов. Мы просто извелись все, не в состоянии понять, что происходит. Тут то вездесущий Зимов и предложил испытать торпеды, так как мы это делали ранее, и мы получили великолепный результат. Поднятую торпеду вновь зарядили и выпустили вновь сбрасыванием, и снова хорошие результаты, но когда мы выстрелили ее из торпедного аппарата, то сразу получили отрицательный результат, запустили ее уже привычным образом, торпеда так же дала сбой. Начали копать в этом направлении и наконец разобрались. Предвижу твой вопрос. Конечно этот дефект на всех наших торпедах, но теперь это легко устранимо.
Значит, проблема решена.
Да, это так.
Ты хорошо поработал, Сережа. Твои инженеры остаются здесь, ты отбываешь во Владивосток. Только в тебе я могу быть абсолютно уверенным, остальных придется изолировать здесь. После трепетного общения с контрразведкой я хотел бы подстраховаться. Многие из службы безопасности отбудут в Порт-Артур вместе с Семеном, а это значит, что за ними приглядеть будет некому. Яхта готова к отплытию, так, что не затягивай.
А Зимов, он ведь с самого начала с нами и так же заслуживает доверия, если абсолютно ни кому не верить, то так и сума сойти можно.
С Зимовым, другая ситуация. Все это время он был твоей правой рукой и без него мне не обойтись. Знаю, что он тебе сильно пригодился бы для переделки торпед, но он мне необходим здесь. Я собираюсь устроить проверку «Росичу» на пределе, а как он себя поведет при этом, никто не знает.
С отбытием Звонарева, у группы инженеров, рабочих наладчиков прибывших из Владивостока и команды эсминца, начался новый виток их деятельности.
Ранним утром, Песчанин приблизился к причальной стенке, у которой стояло судно, ради которого он мерз в колымской стуже и работал не покладая рук в студеной воде, грабил и погряз в обмане, дошел до казнокрадства. Но то, что он увидел, тут же отмело все это на второй план, если не сказать, что отмело напрочь.
«Росич» был не просто красив, он был не подражаем. Его длинна составляла сто тридцать метров, ширина девять с половиной, его отличало от других эсминцев, далеко не низкие очертания, борт был относительно высок, в отличии от принятой концепции эсминцев во всем мире. Это делало эсминец более мореходным и устойчивым к качке, хотя скептики могли сказать, что при таких очертаниях, в бою он подставляет под снаряды противника более большую площадь и является великолепной мишенью. Форма носовой части так же была не обычна. Она была начисто лишена какого либо намека на таран и имела острые, хищные обводы, что делало носовую часть более обтекаемой и судно не несло перед собой привычного буруна, мягко и плавно разрезая водную гладь, поэтому противнику было бы весьма сложно определить без привычного буруна, начало ли судно увеличивать ход.
Конечно, Антон уже не раз наблюдал судно в акватории верфи, когда его доводили, но тогда он просто не мог видеть того великолепия, в которое превратился эсминец, обретя наконец четыре одноорудийные башни, четыре четырех трубных торпедных аппарата. Пока на нем не обозначились, радарные антенны и не появились две дымовые трубы, со скосом назад, гармонично завершающие элегантные обводы судна.
Это судно, можно было сравнить с пантерой, мягкой и красивой, кажущейся милой кошечкой, но на деле являющейся беспощадным хищником и переход от одного к другому мог быть молниеносным и неотвратимым.
Переживая сильное волнение, Песчанин поднялся на борт и принял рапорт от старшего офицера. От избытка чувств, он делал все автоматически, не отдавая себе отчета в своих действиях, сработала многолетняя привычка, морского офицера.
Наконец прозвучала команда «По местам стоять! С якоря сниматься!» и судно зажило другой жизнью. Плавно отчалив от стенки, оно столь же медленно развернулось и взяло курс на открытое море.
Песчанин устраивал «Росичу» такие проверки, что казалось, даже металл не выдержит таких адских нагрузок, что говорить о команде, в которой только четверо инженеров, исполняющих обязанности офицеров и десять отставных моряков, числившихся унтерами, были старше девятнадцати лет. К слову сказать, детский дом, который был организован концерном для получения команды на эсминец, сделал свое дело. И офицеры и унтера были воспитателями в этом приюте, для бездомных ребят, и вся жизнь там была устроена таким образом, что на эсминец ступили уже сформированные подразделения, минеров, артиллеристов, сигнальщиков, машинистов и так далее.
Но как не велики были нагрузки, команда выдержала их успешно. Это же можно было сказать и о судне, у которого обнаружились только не значительные неполадки, которые были легко устранены.
В ходе учебных походов многократно отрабатывались стрельбы, как артиллерийские, так и минные. Звонарев и Гаврилов могли только сокрушенно качать головой и удивляться с какой поразительной быстротой, эти учебные походы делали дыру в бюджете концерна.
За каких то пару месяцев, Песчанин умудрился расстрелять пять полных боекомплектов, артиллерийских снарядов. Радовало только то, что только десятая часть этих снарядов были штатными, начинены взрывчаткой, остальные были учебными болванками, но тем не менее порох которыми они стреляли был самым, что ни на есть настоящим, и металл, без жалостно утопленный в море и заброшенный на пустынные берега был не просто металлом, а с тщанием выточенными на станках, под калибр орудий болванками. Это были десятки тонн, хорошего металла, который доставляли во Владивосток судами и далеко не бесплатно.
Приятным было и то обстоятельство, что столь дорогостоящие торпеды не были безвозвратно похоронены на морском дне, хотя Песчанину и хотелось отработать стрельбы в условиях максимально приближенных к боевым, его остановило то обстоятельство, что на сегодняшний день, этих самодвижущихся мин у них было только четыре десятка и к следующему лету эта цифра могла вырасти только, до шестидесяти. Поэтому торпедные стрельбы проводились только на мелководье вблизи и в направлении берега, так что каждая мина после выстрела скрупулезно проверялась и заряжалась вновь. За это время, Песчанин успел опробовать все торпеды имеющиеся в наличии у концерна, включая и те четыре, которые только вышли из мастерских и были присланы в Магадан.
Наконец прибыв из последнего похода, «Росич» замер у стенки, а осунувшийся Песчанин в сопровождении Зимова поднялся на борт яхты, делающей последний рейс в эту навигацию. На берегу оставались измочаленные члены команды, столь же измотанные как и не довольные инженера и рабочие наладчики привезенные из Владивостока, им предстояло зимовать здесь, на этом суровом побережье, в дали от семей и большой земли.
Песчанин покидал Магадан в весьма плачевном состоянии, но довольный собой, а еще больше довольный судном и командой. «Росич» показал себя весьма неприхотливым и маневренным судном, именно таким каким и хотел его видеть Антон. Команда за время походов успела сплотиться и превратиться в тот самый монолит, который зовется экипажем боевого корабля, особенно различимый именно на судах с не большим количеством личного состава.
Именно по этой причине его блестящие лихорадочным огнем глаза излучали радость, а настроение не смотря на сильное утомление было приподнятым и даже радостным. Война была не за горами, но они были к ней готовы, в отличии от правительства России, но с этим он ничего не мог поделать.


ГЛАВА 7

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 1700 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.