Никогда по мне Судьба не охала И, года мои построив в ряд, Лабиринт большой в горе отгрохала И в него коленкою под зад... Там беда теперь за мною носится Не со зла какого, иль со зла; Мне бы врезать стерве в переносицу, Но она всегда из-за угла. Я искра и миг в потоке Времени, Может кто найдёт мой древний след В этих тупиках в кромешной темени,

"Росич" глава 3 продолжение

| | Категория: Проза
Время было за полночь, когда Песчанин и Гаврилов крадучись подобрались к двух этажному особняку, в котором жил ювелир Губов. За прошедшие несколько дней они не плохо ознакомились с кварталом в котором располагался особняк и порядком охраны. Песчанин так же побывал с визитом у хозяина и насколько смог ознакомился с планировкой здания.
Гаврилов приударил за горничной и так же кое что сумел разузнать о порядках в доме. Иными словами по всему походило, что они сумели не плохо подготовиться.
Было совсем к стати, что ювелир терпеть не мог собак и поэтому этих друзей человека на подворье не наблюдалось. Правда оставались кавказцы, которые несли дежурство по двое, а остальные спали с оружием в изголовье. Если не сработать тихо, то начнется такое, что твой бой.
Песчанин сжал рифленые рукояти револьверов в карманах и глубоко вздохнул. Заметив это, Гаврилов тихо проговорил.
Командир, может дадим задний ход. Как не крути, а это уголовщина. Потом у меня все же боевой опыт имеется…
Боишься, что не смогу убить если придется. Не переживай. Блевать и страдать угрызениями совести буду потом. Но помни гасить только в крайнем случае. Старайся просто вырубить.
Помню. Ну я пошел. Жди сигнала.
На удивление все прошло довольно гладко. Гаврилов используя свои диверсионные навыки, словно огромная хищная кошка, совершенно бесшумно перемахнул через ограду и быстро двинулся к особняку. Вскоре он коротким приглушенным свистом вызвал Антона.
В прихожей на полу лежали связанные, бесчувственные двое охранников. Оставались еще трое в спальне. Но и там все прошло без сучка и задоринки. После этого были надежно связаны две дочери и жена Губова. Самого ювелира уволокли для беседы в кабинет.
Губов испуганно выпучив глаза с кляпом во рту смотрел на двоих мужчин в вязаных шапочках с прорезями только для глаз, одетых в черное, с кожаными перчатками на руках. Зрелище весьма зловещее. Наконец один из них заговорил каким то непонятно шепелявым голосом. Создавалось впечатление, что чтобы изменить голос он держал что то во рту, да еще сама шапочка приглушала голос.
Викентий Семенович, я не хочу причинять вред ни вам, ни членам вашей семьи. Охрана ваша обезврежена, так что рассчитывать вам не на что. Нас интересуют только наличные. Если мы найдем достаточную сумму, то гарантирую, что мы не станем разорять ваш магазин и все драгоценности останутся при вас. Меня интересует сумма в сто тысяч рублей и я уверен в том, что такая сумма у вас имеется.
Сказав это, Песчанин подал знак Гаврилову. Семен быстро выдернул кляп из рта Губова и тут же наложил на горло ювелира свою руку. Предосторожность оказалась не лишней, так как последний попытался тут же закричать, но ожидавший этого Семен тут же передавил его горло и тот смог исторгнуть только слабый хрип.
Ответ не верный, Викентий Семенович. Следующая попытка пошутить будет стоить вам сломанного пальца. Для начала, - сказав это Песчанин подал знак Гаврилову .
На этот раз ювелир повел себя более благоразумно. Он не стал поднимать шума, а лишь взволнованно прошептал, боясь, что его нормальная речь будет не верно истолкована.
У меня нет таких больших денег. Помилуйте, откуда.
Вздор. У вас есть эти деньги. Перестаньте препираться или потеряете все.
Песчанин вновь подал сигнал и Гаврилов вернув на место кляп, одним движением сломал указательный палец правой руки Губова. Ювелир замычал от нестерпимой боли дико выпучив глаза. Антон подождал пока тот немного успокоится , а затем продолжил.
Викентий Семенович, у вас десять пальцев на руках и столько же на ногах, две руки, две ноги и многое другое над чем мы можем поработать. Вы можете отделаться относительно легко или превратиться в студень, решать вам. Но мы получим то, зачем пришли. Итак.
Но у меня нет таких денег, - задыхаясь от боли прохрипел Губов.
После третьего пальца, Песчанин уже подходил к замаскированному в стене сейфу. Там оказалось сто двадцать тысяч. Покончив с делами друзья ретировались словно бестелесные призраки.


***

Варлам с жадностью смотрел на лежащие перед ним пачки банкнот, не решаясь взять их в руки. Видя его реакцию, Песчанин радушно улыбнулся, а Гаврилов по приятельски хлопнув по плечу проговорил.
Чего жмуришься, бери. Это твоя доля.
Сколько?
Двенадцать тысяч, - ответил Песчанин.
А как же рыжье?
Мы не стали брать драгоценности.
Ты говорил, что не в твоих правилах обманывать корешей.
Я тебе не кореш. Но ты прав, я никогда не обманываю компаньонов.
Но ты говоришь, что золото не брал.
Правильно.
Но на всех углах трещат, что ювелира взяли под чистую.
Все верно. Губов наверняка застраховал свои драгоценности и теперь решил страховкой покрыть не предвиденные издержки. Или кто то не сдержал слова,- блестящие стальным блеском глаза внимательно уставились на Варлама.
Нет. Я не приделах. Кроме того разговора я даже не заикался о ювелире, - поспешил заверит друзей Варлам.
Ну значит имеет место первый вариант,- медленно кивнув подытожил Песчанин.- Я же тебе говорил, что жизнь гопстопника меня не прельщает. Я собираюсь стать вполне респектабельным человеком, а в сейфе оказалась именно та сумма которая была мне необходима, так зачем мне связываться с товаром, который потом еще надо сбывать, имея при этом все шансы засыпаться.
Варлам уже успокоившийся и явно разочарованный взял причитающиеся ему деньги и направился к двери. Однако взявшись за дверную ручку, он словно вспомнив о чем то вернулся к столу и сел на прежнее место.
А что во вторых?
Что ты имеешь в виду?- приподняв брови поинтересовался Антон.
В прошлый раз ты сказал, что во первых тебе нужна хорошая наколка. Что тебе нужно во вторых.
Песчанин самодовольно улыбнулся и кивнув Гаврилову проговорил.
Что я тебе говорил. Этот парень не так то прост. Во всяком случае свою выгоду чует за версту. Ладно, Варлам. Только у меня к тебе есть один вопрос. Ты хочешь и дальше вести тот образ жизни, который ведешь сейчас.
Меня устраивает. Но что хочешь предложить мне, ты.
Много физической работы, лишения, холод, голод, а на финише вполне респектабельную жизнь. Легальные доходы и если захочешь обеспеченную жизнь в кругу семьи. В общем все как у людей. Нормальных людей.
А я значит не нормальный.
Ты бандит. Это знают люди, это знает полиция, это знаешь ты.
Значит нормальным человеком. Нет. Меня устраивает моя жизнь.
Тогда прощай.

***

Песчанин стоял по среди комнаты перед десятью мужчинами. Осмотрев последнего он подошел к столу и присев на угол закурил папиросу. Отсюда он продолжал молча смотреть на стоявших перед ним. Кто-то из философов сказал, что первые впечатления о человеке за частую оказываются самыми верными. Именно это сейчас и проделывал Песчанин. Он пытался осмыслить свои первые впечатления.
Чуть в стороне стоял человек который привел их сюда. Это был Варлам.
После памятного разговора, Варлам три дня беспробудно пил и кутил, не помня себя. Впрочем нужно отдать ему должное, языком он особо не болтал. Наконец вынырнув из пьяного угара, он по новой взвесил слова Антона и пришел к выводу, что вернуться к этой жизни он всегда успеет, а попытаться вырваться из этого, не слишком то и комфортного для него, образа жизни никогда не помешает.
Придя к Песчанину он получил новое задание, а именно подобрать десяток человек из своей среды, которые бы так же как и он сам захотели бы изменить свою судьбу, на тех же условиях, что и Варлам. Но только эти люди не должны были быть деловыми, и не должны были иметь увечий.
Что же парни вы мне подходите. Вы отправитесь на одну заимку, где вот этот человек будет выбивать из вас всякую дурь, - Песчанин кивнул в сторону Гаврилова. – И помни Семен если к исходу у тебя не останется ни одного человека, то ничего страшного, просто мы подобрали не тех людей. А сейчас подождите за дверью, - все , в том числе и Варлам вышли в коридор и Гаврилов тут же набросился на Антона.
Командир мы так не договаривались. На кой черт ты вешаешь на меня этих парней. И что я должен сними делать?
Опять ты за свое, гризли. Да не переживай ты так, не вручаю я тебе в руки их жизни. Все очень просто. К тебе прибыли новобранцы и тебе предстоит провести для них курс молодого бойца по усиленной программе. Это то тебе знакомо как ни кому другому. Ты должен будешь убить в них весь гонор и сделать послушными твоей воле. На все у тебя четыре месяца, но через этот срок у нас должен быть сформирован десяток стойких умелых и главное преданных бойцов. Собственно я это и затеваю только для того, чтобы заполучить десяток преданных парней, а если благодаря тебе они вдруг станут уважать самих себя, это уже многого стоит.
Если им провести курс молодого бойца через который прошел я, то у нас уже через неделю не останется никого.
Это если проводить просто отбор. У тебя задача несколько иная, у тебя будет происходить естественный отбор. Уйти можно будет только ногами вперед.
Они же уголовники. Порешат меня, к ядреней фене.
Не порешат. Я с хозяином заимки сговорился, он там с сыновьями будет. Они в зиму обычно охотятся, так я им такую плату пообещал, что не переживай ночью не порешат, а как днем не подпустить к себе ты и сам разберешься. Я время от времени буду появляться на заимке, все снаряжение какое тебе понадобится будет у тебя по первому требованию.
Варлам должен обязательно остаться.
Было бы не плохо, но и ему спуску не давай.

***

Конечно Варлам говорил о тяжелом физическом труде, но то с чем они столкнулись превзошло все их ожидания. Ежедневные физические нагрузки до седьмого пота и зверь инструктор. Они даже представить себе не могли, что им предстоит бегать кроссы и ходить на лыжах по пересеченной заснеженной местности с вещмешками набитыми песком, выполнять различные упражнения на спортивных снарядах и заниматься строевой муштрой.
В первый же день один из парней отказался повиноваться Гаврилову, за что был жестоко бит, а затем все же занял свое место в строю с вещмешком на плечах. В другой раз на него набросились сразу четверо, но и они были успокоены не менее жестко.
При всем при этом на заимке царил сухой закон и новобранцы проклинали тот час когда согласились на предложение Варлама. Впрочем тому было ни чуть не слаще, так как если он и был привилегированным то об этом, по прикидкам парней, явно ничего не было известно Гаврилову.
Наконец к исходу второй недели они начали понемногу втягиваться в привычный уклад жизни. Ежедневные пробежки и лыжные прогулки уже не казались такими уж трудными.
Возможно они и плюнули бы на все и подались бы восвояси и не знание местности едва ли остановило их, но что то их удерживало. Там откуда они пришли у них была вполне разгульная жизнь, когда улыбался фарт, однако они находились под постоянной опасностью быть арестованными и прогуляться до Сахалина. Здесь же у них всегда был сытный обед, который прекрасно готовил хозяин заимки и его два сына, добротная одежда, причем ни в одном комплекте, добрая банька и чистые постели, а не провонявшие лежаки ночлежек и малин, со скачущими блохами и вшами, въедливыми и ненасытными клопами.
В начале третьей недели все уверились в том, что их, несмотря на высказывания Варлама, готовят к какому то гоп стопу, так как их начали обучать рукопашному бою. Учиться драться им понравилось, хотя и здесь поблажек не было ни каких. Гаврилов при отработке приемов методично выбивал из них дух и требовал того же от них в работе парами.
Правда отрабатывая те или иные приемы Гаврилов старался не покалечить их и не нанести другого какого серьезного увечья, но этим его лояльность и ограничивалась. Если он видел, что работая в паре кто то не в меру проявляет мягкость, то тут уж доставалось обоим.
На исходе третьей недели на заимку приехал Песчанин в сопровождении двух девиц профессия которых не вызывала ни каких сомнений.
Ну как Семен кандидаты на отчисление есть?
Скрипят зубами, но держатся, а как приступили к рукопашке так и вовсе огонек в глазах появился. Думают, что готовим их к грандиозному гоп стопу. Впрочем Варлам не глуп знал кому предлагал это дельце. Все они мелкая сошка, которыми понукали все кому не лень. Нам именно такой материал и нужен. Но я еще подкручу гайки.
Что сам Варлам.
Этот поначалу пытался сесть парням на шею, но я дал понять, что здесь все равны. Думал плюнет на все, ан нет держится и даже стал более терпим к другим. Может действительно, опостылела ему прежняя жизнь.
Как знать. А гайки подкрути. Теперь давай двоих особо отличившихся.
Может не будешь мне портить парней?
И в мыслях не было. Просто я так думаю, что если есть возможность предоставить отдых за упорный труд, то он должен быть предоставлен. А потом лишний стимул никогда не помешает. Вот и решил ввести так называемый премиальный день.
Ладно уж. Парни строиться. Фролов, Потапов, выйти из строя, - на заимке не приняты были прозвища и поэтому обращались все друг к другу по именам и фамилиям.
Песчанин подошел к парням и пригляделся к ним. Оба высокие и плечистые, на лицах здоровый румянец. Судя по тому. Что помнил Антон, парни несколько прибавили в весе и это не смотря на то, что их ежедневно нещадно нагружали физическими нагрузками. Да, видать не сладко им жилось в их прежней жизни.
Ну как парни тяжко, - улыбнувшись спросил он.
Терпеть можно. А потом чисто, тепло и сытно.
Значит, назад не хочешь?
А чего я там не видел, клопов да сивухи. Хотя выпить то охота.
Разговор происходил перед строем и все прекрасно слышали его содержание. Осмотрев весь строй, Песчанин продолжил.
Вот Семен говорит, что вы проявляете усердие в учебе, а всякое усердие должно быть вознаграждено. Объявляю вам премиальный день, а эти красавицы, - Песчанин кивнул в сторону проституток, - скрасят, этот день и внесут уют и теплоту.
Все присутствовавшие при этом весело засмеялись, со стороны строя послышались смешки и соленые шуточки. Двое же премированных просто сияли от удовольствия.
После этого парни подошли к девушкам и направились в сторону затопленной бани. Только сейчас все обратили внимание на то, что в корзинках, что были в руках у девушек что то глухо позвякивало. Когда они осознали, что именно могло производить такие звуки, на их лицах появилось выражение такой безысходности, что в пору было застрелиться. Гаврилов зло сплюнул.
Говорил я тебе, не порть настроение парням. Так бойцы, чего скукожились и на вашей улице праздник будет. Айда на площадку приемы отрабатывать. Ну а ты, Антон, как с нами?
Да надо бы поработать. Я планировал на недельку, другую подзадержаться.
Тогда переодевайся и догоняй. А этих мокрощелок кто увезет? , - вдруг забеспокоился Семен.- Оставлять их нельзя. Это же бомба замедленного действия.
Не волнуйся Гризли. Сын дядьки Антипа увезет, он же к следующему воскресенью их опять и привезет.
Время шло. Через месяц на поляне отведенной под стрельбище, загремели первые выстрелы, по неподвижным мишеням и по движущимся на салазках.
Гаврилов учил парней стрелять не менее серьезно чем всему остальному. Однажды Марков с улыбкой доложил, что не разу не попал в мишень, закончилось это для него не совсем приятно. После отбоя Гаврилов заставил его выпустить три сотни патронов. На утро не выспавшийся Марков, кривясь от боли в ушибленном плече, взвалил на плечи уже ставший привычным вещмешок с песком и присоединился к остальным на утренней пробежке.
Для обучения стрельбе бойцов друзья не поскупились и раздобыли самые настоящие кавалерийские карабины, которые только недавно стали поступать на вооружение армии и револьверы системы нагана.
Их учили стрелять лежа, с колена, стоя, в движении и в падении, при совершении головокружительных кульбитов и перекатах. Учили стрелять прицельно и от бедра, выхватывать оружие из кобуры или из-за спины и мгновенно использовать его для боя.
Помимо всего этого Гаврилов учил их тактике ведения боя. Переползать и менять место для стрельбы, использовать малейшие складки местности, маскироваться и бесшумно подкрадываться к противнику.
Вскоре к привычным занятиям добавился еще один предмет, который вел хозяин заимки дядька Антип. Он оказался старым и опытным охотником. Его занятия очень нравились парням. Здесь их не гоняли до седьмого пота и не грозила скорая расправа за невинную шутку. Единственное, что мог себе позволить старик это без злобно отвесить подзатыльник и попенять нерадивому ученику, но это было как то даже обиднее нежели подход Гаврилова.
Антип настолько любил охоту и был ею увлечен, что это увлечение передалось и бойцам. Он знал очень много о повадках животных, о следах оставляемых на снегу и земле. Хотя Антип и был охотником, но животных любил больше всего на свете.
Я ведь сынки и комара просто так не обижу. Так то детки. Скажете охотник ведь. Да охотник, но я убиваю только по необходимости, а не забавы ради. Вот бывалоча набреду на берлогу, так сначала разведаю кто в ней. Если медведица, то обойду ее стороной, ей деток малых надо еще поднимать.
Так в перерывах между другими занятиями старик готовил из бойцов следопытов.

***

Звонареву все это время приходилось ни чуть ни легче. Он в отличии от Гаврилова занимался делом абсолютно для него новым.
Организация мастерской и научной лаборатории при ней отнимали все его силы и требовали от него всех его способностей, если же их не было то приходилось приобретать на ходу.
Рядом с судостроительной верфью, акционерами которой они являлись, был построен просторный цех , не мудрствуя лукаво цех решили поставить из древесины. Это было и дешевле, чем возводить каменное здание и гораздо быстрее.
Затем большой барак был разделен на четыре части. В одной расположились, чертежная, лаборатория, и контора. Во второй был устроен токарный цех со станками, в третьей кузня и литейная, в четвертой планировалось устроить сборочный цех.
Всего к этому моменту на маленьком заводике «Росич», название придумал Антон, работало сто двадцать рабочих и служащих. Производились здесь те самые гирокомпасы, за которые к удивлению друзей весьма крепко уцепилось военно-морское ведомство, а так же заказы верфи, акционерами которой они являлись.
Но на первом месте стояли понятное дело заказы поступающие от Песчанина. Так ввалившись однажды в конторку к Звонареву, Антон присел на стул перед Сергеем и блаженно вытянув ноги, облегченно вздохнул.
Фу-у-у, умаялся.
С заимки.
Ага. Гризли гад всю душу вынул. Как только его еще не пришибли его бойцы.
А тебе то это зачем. Ну их ты вроде как хочешь сбить в одну команду, здесь вроде как понятно, хотя…
Договаривай.
Антон, вот объясни мне, зачем из них делать командос, это же сколько уже денег в их подготовку втемяшено. Ну спаять коллектив, ну добиться там верности, в общем перекроить мозги это понятно, но такая серьезная боевая подготовка, не понятно.
Все очень просто, Сережа. Колыма она хотя и считается глухоманью, но на деле таковой не является. Есть не мало отчаянных головушек которые бродят по тем местам, и ни жалостью ни человеколюбием не страдают. А терять людей только потому, что решили сэкономить пару тысяч рублей, согласись глупо. Да и самому мне приходится нет нет жилы рвать, по той же причине, глупо погибнуть не хочется так что лучше лишний разок напрячься, но заиметь дополнительный шанс вывернуться из плохой ситуации.
Понятно. Но я так понимаю, что если ты с дороги, вот так не отдохнув и не перекусив, заскочил ко мне, то на это есть причины.
Как с драгами?
Порядок. Комплектующие и пара комплектов чертежей уже готовы, собрать на месте особого труда не составит.
А как с заказами.
Здесь как это не удивительно, все в полном порядке. Морское ведомство в нас просто вцепилось. Изыскивают средства где только могут и все время наращивают заказы. Мы то рассчитывали, что в нас иностранцы вцепятся, но тех к нам и близко не подпускают, заваливая своими заказами. Сначала речь шла о двадцати комплектах, затем о сорока, сейчас изыскали средства и хотят увеличить количество до семидесяти комплектов.
Потянете?
Если ограничиться только этим, то да.
Этого я тебе обещать не могу. Оно конечно прибыльно, но главные средства мы должны получить именно на Колыме, так что повышенные обязательства пока не бери.
Сейчас добиваем последний заказ, но через неделю с ним покончим. А вот потом в полном твоем распоряжении.
Дело в том, что до места где мы хотим устроить прииск от побережья не так то и близко, поэтому самое оптимальное, это использовать реки Яну и Кулу. По Яне мы поднимаемся до места наибольшего сближения с Кулой, после чего перебираемся посуху в последнюю и по ней до Колымы и до нашего прииска.
А пороги?
С этим порядок. Семен говорит, что на интересующем нас участке порогов нет. Правда бурное течение на слиянии Кулы и Колымы, но ничего не преодолимого.
Я так понимаю вам потребуются плав-средства.
И не просто, а с силовой установкой. Мы предполагаем паровую машину с прямоточными котлами, с принудительной циркуляцией воды и турбинами. Установим его на плоскодонку и получим буксир к которому прицепим облегченную баржу, плоскодонку и сможем легко передвигаться по реке.
Понятно. То есть то что не получилось у целого научного коллектива в годы войны, ты хочешь, чтобы получилось у меня за каких ни будь несколько месяцев.- Звонарев имел в виду не удавшийся проект 1940 года, с постройкой универсального торпедного катера. Машина получилась в четыре раза легче и компактней, но за несколько лет ее так и не сумели довести.- Хорошо. Допустим я справлюсь и мы получим силовую установку в четыре раза легче, при той же мощности что и обычная паровая машина. Но ведь она все равно будет достаточно тяжела, а ведь вам ее еще и посуху тащить и тащить как я понимаю не в очень выгодных условиях, то есть в гору.
Это так.
Не проще ли в таком случае сделать дизель, к тому же Гаврилов у нас в этом деле дока, ты ведь сам говорил, что он настолько влюблен в свои дизеля, что может собрать вполне приличный движок даже в современных условиях.
Уже обсуждалось. У этого варианта один огромный минус. Проблемы с горючим. Откуда его взять? На данном этапе это не реально. Да и потом двигатель еще сделать надо. А паровая машина. Как не крути а там леса.
Ну что же насчет дизеля ты прав, но ведь есть еще и дровяные газогенераторы и спирт в конце концов. Хотя газогенераторы попроще, оно конечно малость в мощности уступают, но и того что смогут дать за глаза хватит. Компактность, да пожалуйста, обычный движок внутреннего сгорания. И получится у вас не просто буксир но целый грузовой катер.
Ты сейчас, что сказал?
В смысле?
Ты это сейчас не прикалывался.
Да нет. В годы войны когда с топливом были проблемы автомобили и трактора на дровяных газогенераторах работали. Да у нас в шестидесятых годах в Сибири целые автопарки такой техники были, и трактора, и грузовые автомобили, и легковые, всего и делов то в топку бросать сухие поленья. Правда двигатель капризный и мощность послабее чем у обычных, но для нас самое то.
И ты сможешь сделать такой двигатель?
Ну придется попотеть, Гризли откомандируешь ко мне на несколько дней и прямо сейчас, я так понимаю это тебе понадобится уже по весне. Вот и не затягивай, давай Семена, он именно на начальном этапе и нужен. Задача с родни той, которую вы мне хотели задать, да на выходе повыгоднее получится.
Затем Звонарев откинулся на спинку стула и задумчиво уставился в стену напротив себя, начисто игнорируя Антона, что слегка обеспокоило последнего и он выждав пару минут, все же решил потревожить друга.
Сергей, ты чего окаменел то.
А. Что? А это ты.
Да уж представь я все еще здесь.
Я что думаю, Антон, достойный дизель для нашего судна нам не потянуть, да и проблемы с дизельным топливом будут не слабые. Поэтому мне кажется вполне перспективной твоя идея с прямоточными котлами.
А потянете?
Ну у нас же будет не пол года на осуществление задуманного, но сразу говорю удовольствие очень дорогое, вначале надо будет устроить испытательные стенды и довести машину до ума, а уже потом думать о монтаже. Но это только перспектива на будущее, сначала нужно раздобыть деньги.

ГЛАВА 4
Май 1899 год январь 1900 год

Ясным майским днем большая шхуна под названием «Светлана» бросила якорь в Нагаевской бухте. На ее борту тут же споро засуетились несколько десятков человек. Вскоре на воду были спущены четыре большие шлюпки и два суденышка из алюминиевого сплава с плоским днищем, имеющими винты. Вслед за ними были спущены еще четыре плоскодонки из алюминия, но уже без каких либо признаков на движитель. Впрочем как только эти плав-средства были загружены стало понятным почему они не имеют своего движителя, так как их тут же взяли на буксир первые плоскодонки.
Разгрузка продолжалась до наступления темноты, но если шлюпки продолжали сновать между берегом и шхуной, перевозя различные грузы, то плоскодонки со своими импровизированными баржами ушли в верх по течению Яны.
К середине следующего дня весь груз и два десятка лошадей были переправлены на берег и Капитан «Светланы» Вакуленко, дал команду к отходу. На данный момент его роль согласно контракта закончилась. Теперь ему предстояло вернуться сюда только осенью.
Как только все люди и груз оказались на берегу, оставшиеся разделись на две группы. Одна из четырех человек с большинством груза осталась на берегу. Вторая в которой было не менее сорока человек вместе с навьюченными лошадьми вдоль берега, двинулась в верх по течению реки.
Ну как Семен, места сильно изменились?
Вот только не смейся командир, но как будто и нет этого разрыва в сто лет. Ближе к устью да. Я уже думал, что все кранты не та земля, а теперь вижу, что ерунда все это. Вон тот утес, я на нем однажды медведя завалил.
И не жалко было собрата валить.
А я тогда не знал, что найдутся доброхоты которые нас в собратья запишут, - принял шутку Гаврилов.
Песчанин перевел взгляд с утеса на следующие на буксире плоскодонки и на идущих несколько позади близнецов их маленького каравана.
Работенку он конечно задал Звонареву еще ту, но он на удивление легко справился. Конечно в этом была заслуга и Гаврилова, но должен был признать Антон, львиная доля этих лавров должна была перепасть не им, а подобранному Сергеем, Зимову. Этот молодой инженер механик получив направление в котором необходимо двигаться настолько гениально принимался претворять в жизнь замыслы друзей, что можно было только удивляться. Со всей ответственностью Сергей заявил, что на восемьдесят процентов, разработанные движки для плоскодонок, заслуга именно молодого инженера. Сам Звонарев и Гаврилов выдавали общую картину и обозначали какие именно задачи должны быть на выходе, а все расчеты производил уже сам Зимов.
Однако чему Антон был особенно рад, так это тому, что Звонарев пошел дальше поставленной цели и теперь у экспедиции были полноценные транспортные средства. Дело в том, что Звонарев и Зимов разработали амфибии.
Плоскодонки получились четырех метров в длину и двух в ширину, оснащены двигателями и двумя винтами. По бортам имелись четыре пары колес которые в случае необходимости откидывались и по средствам специального шасси укреплялись в нижнем положении, затем посредством трещоток две задние пары колес соединялись с мостами и плоскодонка превращалась в автомобиль. Это конечно делало его несколько тяжелее, но против того, что должно было получиться с паровой машиной, выигрыш был просто колоссальным. Амфибия делилась на пассажирский и грузовой отсеки, но самое главное ее не нужно было перетаскивать волоком, она и сама могла не только передвигаться, но еще и тащить за собой прицеп. На случай если предстояло преодолевать крутые подъемы, на носу была установлена довольно мощная лебедка со стометровым тросом. И все это богатство передвигалось на дровяном топливе. Буксируемые плоскодонки имели такие же размеры и были так же оснащены четырьмя парами колес, поэтому на берегу автоматически превращались в прицепы. Дополнялась вся уникальность конструкции тем, что на плаву все они имели посадку в загруженном состоянии не более пятидесяти сантиметров и могли нести полторы тонны груза, это позволяло их использовать в довольно мелких водоемах.
Песчанин вновь перевел взгляд на берег и довольно улыбнулся, скорость против течения была не плохой, не меньше пятнадцати километров в час. Это впечатляло если не сказать больше.
Добравшись до излучины после которой Яна только удалялась от Кулы, Песчанин используя малую осадку амфибий вошел в один из притоков реки и начал подниматься вверх по течению пока была такая возможность. Но через несколько часов стало понятно, что дальше подняться не получится.
Амфибии были пришвартованы и Песчанин с Семеном отправились на рекогносцировку местности. Им необходимо было найти кратчайший и желательно удобный путь до новой воды чтобы переправить туда суда, а затем уже выйти к Куле и дальше к Колыме.
Когда они до половины поднялись по склону сопки, гряда которых как надеялся Антон бала водоразделом, Гаврилов вдруг остановился и подав сигнал Антону кошкой юркнул за ствол поваленного дерева. Песчанин метнулся в противоположную сторону взяв на изготовку оружие. Однако сколько не вглядывался и не вслушивался Антон в окружающую их тайгу, ничего подозрительного уловить так и не смог. Когда он задал немой вопрос Семену, то тот пальцем указал на кустарник метрах в двадцати впереди них. Но как не всматривался Антон ничего рассмотреть так и не смог. Наконец ему надоело играть в кошки мышки и он подал сигнал Семену, чтобы тот его прикрыл. После этого продолжая держать карабин на изготовку, он вышел из укрытия и открыто встал перед указанными, Гавриловым кустами не дойдя до них десяток шагов.
Мы не хотим никому причинять вред, - Песчанин медленно опустил карабин и стал ждать реакцию на его слова.
Наконец из кустов появился молодой тунгус с винчестером в руках.
Здравствуй друг. Ты говоришь по русски?
Мало, мало говолю.
Вот и ладно. Ты один или еще кто то прячется.
Моя не одна. Твоя тозе не одна.
Логично, - самому себе проговорил Антон. – Мы ищем самую короткую дорогу до реки, той, которая потом попадает в большую реку.
А засема тебе больса лека.
Ну мы хотим там построить дома и потом торговать с вами.
А сито у теби ести.
Спирт, порох, патроны, ружья, топоры и много еще чего.
Сикока дашь када показать как идти.
А сколько ты хочешь?
Торговались довольно долго. Тунгус напирал на то, что он хорошо знает эти места, Антон парировал тем, что потеряв пару дней и сам разберется как лучше пройти. Однако соблазн заработать на ровном месте, практически ничего не сделав пересилил и вскоре тунгус, Васька, как он назвался, согласился показать наиболее приемлемый путь.
Как выяснилось, отряд на амфибиях на пару километров проскочил удобное место, от которого до реки впадающей в Кулу было не более десяти километров. Путь предстоял через седловину между двумя сопками и местность была не так сильно поросшей деревьями. Очень часто попадались довольно большие проплешины, к тому же судя по уклону амфибии вполне могли проделать этот путь самостоятельно, да еще перетащить с собой по одному прицепу. Спуск на воду был так же вполне приемлемым. Как пояснили тунгусы, до самой большой реки порогов не предвиделось, только стремнины в местах слияния рек, но к этому все и без того были готовы.
За дополнительную плату тунгусы согласились пройти по Яне и встретив остальных привести их к месту швартовки амфибий. Но тут уж Васька не прогадал и взыскал с Антона по полной. Как будто у Васьки нет других дел, кроме как водить по тайге незнакомцев.
К моменту когда шедшие вдоль реки наконец добрались до стоянки, маршрут будущей дороги уже был проложен и люди Антона рвали динамитом наиболее толстые стволы, так было быстрее. Более тонкие стволы валили уже топорами подошедшие наемные рабочие. Антон же с Семеном, на разгруженных амфибиях, двинулись в обратный путь, за оставшимися на берегу моря.

***

Антон распрямился и начал разминать натруженную спину, которая с не привычки ныла нестерпимо. Посмотрев в сторону строящегося на возвышенности поселка прииска, откуда доносился дружный перестук топоров и визжание пил, он довольно улыбнулся.
Уже стояли два больших барака, которые с легкостью вмещали в себя всех людей, позволяя разместиться относительно просторно. Стояла большая добротная баня достраивалась контора в которой были предусмотрены комнаты для Антона с Семеном. Начали возводить конюшню с запасом, так как планировалось доставить еще лошадей. Приступили к строительству ангаров для амфибий, ставили кузню.
Здесь же на берегу уже заканчивали сооружение третьей драги, которые устанавливали на просторных плотах.
Работы хватало всем и вот уже месяц как золотоискатели только и делали, что рубили, пилили, стаскивали бревна и мастерили из них различные постройки. Несколько раз находили самородки и это очень порадовало друзей, они не ошиблись в своих расчетах.
Горный инженер Задорнов, вооружившись лопатой и лотком обходил местность промывая породу. Хотя и так было ясно, что золотоносная жила весьма богата, его оценка не была лишней, а лишь укрепила уверенность друзей.
Задорнов в их партии оказался благодаря все тому же Варламу, который узнав о том, что необходимо найти знающего горного инженера, вскоре появился с Задорновым. Видок у инженера был еще тот. Измятая одежда не первой свежести, трясущиеся руки, мутный взгляд, мешки под глазами и серый оттенок лица и лиловый нос, выдавали в нем любителя крепко выпить.
Однако Варлам поспешил развеять подозрительность своих нанимателей.
Что пьет и пьет крепко, это верно. Но верно и то, что он хороший инженер, просто спился, но если держать в завязке, то просто золото, а не человек.
Мы не армия спасения, коль уж ему нравится пить, так пусть пьет. Не хватало еще чтобы мы за ним следили как за малым ребенком. Напился он или нет.
Да не переживайте за это так сильно, коли наливать не станете, так и он пить не будет.
Захочет, найдет.
то мужик сиволапый найдет и нажрется, сколько за ним не смотри, а это птица другая. Антилегент.
Варлам в который уже раз оказался прав. Все то время пока он был с ними Задорнов так ни разу и не выпил, единственно только, когда он принес первый самородок, Песчанин на радостях выделил ему триста грамм водки. Задорнов не стал кривляться и тут же жадно выдул ее, но это был единственный пока случай.
К концу июня не большой поселок старателей уже стоял и был обнесен высоким частоколом, по средине возвели сторожевую вышку.
Наконец плоты с драгами и старателями отчалили от берега, грунт со дна реки черпалки подали на лотки, помпа ударила струей воды по породе и процесс добычи золота начался.


***

Для Звонарева и Зимова настали тяжелые времена. Все имевшиеся средства они были вынуждены вкладывать в закупку необходимых на прииске материалов, продовольствия и товаров для обмена, так как Антон рассчитывал открыть не легальную факторию по обмену пушнины. Сильно выручали поступления от заказов военно-морского ведомства , но и с учетом этого средств едва хватало на то чтобы сводить концы с концами и выплачивать зарплату рабочим. Сами Звонарев и Зимов практически перебивались с хлеба на воду.
Что Роман Викторович, поди уже и не рады, что связались со мной. Я слышал, многие ваши однокашники не плохо устроились.
Уж не хотите ли вы сказать, Сергей Владимирович, что хотите со мной расстаться?
Честно признаться, для меня это было бы весьма тяжело. Вы мне нравитесь. Но вынужден вас предупредить, что в этом году нам придется весьма трудно.
Если дело только в этом, то не переживайте. Конечно, многие из моих знакомых обходят меня стороной в виду моего не завидного финансового положения, но это меня мало волнует. Почему то я уверен, что уже совсем скоро они вновь будут стремиться к близкому общению со мной и станут с назойливостью мух напоминать мне о наших веселых студенческих попойках.
Вашими бы устами мед пить,- не весело улыбнувшись проворчал Звонарев.
Сергей Владимирович, а почему бы нам не пополнить наш скудный бюджет за счет нашего изобретения. В сравнении с тем, что изобрели мы, все эти авто сущая безделица. Наши амфибии, мало того, что гораздо быстроходнее них, так еще и на таком топливе работают, подумать только на дровах.
Об этом и думать забудьте. Более того выбросите из головы, то что нам это удалось. Будет даже лучше, если мы среди рабочих распространим слух о том, что потерпели фиаско.
Но ведь мы отказываемся от не малых средств. Уже сегодня мы можем начать производство амфибий и они будут пользоваться огромным спросом.
Забудьте об этом. Я сейчас не могу вам ничего объяснить, но поверьте, так будет лучше. Что же касается вашей идеи, то она не лишена здравого смысла, в том плане, что наше изобретение можно применить для создания автомобиля или трактора, нашим крестьянам совсем не помешает стальной конь, для возделывания земли. Однако тут есть несколько но. Первое и самое главное, наше изобретение принесет нам большую выгоду в том, случае если мы сами наладим производство этой техники, но это не возможно в виду того, что в настоящий момент, мы перебиваемся с хлеба на воду. А запатентовать изобретение, это так, только известность. Уж поверьте изобретателю гирокомпаса. Найдется не мало охотников, которые просто изменят пару тройку узлов, или один узел и ни чем не нарушив авторских прав, выдадут наш двигатель за свой. Да взять хотя бы нас с вами, ведь идее газогенераторного двигателя ни как не меньше тридцати лет, но мы доработали эту сырую идею и на выходе получили свой двигатель. А вот если у нас получится организовать производство уже готовой техники, тогда пусть нас догоняют.
Но на сегодняшний день гирокомпасы, это единственное, что приносит нам прибыль. Если их производством займутся другие...
Не займутся. Мало знать схему или даже иметь образец. Нужно знать как получить некоторые узлы, суть которых не ясна пока даже вам. А что касается машиностроения, то к этому мы возможно еще вернемся.
Из этого я делаю вывод, что оказался прав. Ведь, я так понимаю, вы намерены сами получить прибыль, а не давать возможность кому то заработать на этом.
Роман Викторович, а скажите-ка мне зачем мои друзья отправились на Колыму?
Золото, это конечно хорошо, но его еще найти надо и не россыпь, а настоящую жилу.
В ответ на эти сомнения, Звонарев лишь только загадочно улыбнулся и подмигнул Зимову.
Сейчас нам главное выстоять, отдавать все что только возможно, скрипеть зубами, но выстоять.
Так в трудах и лишениях прошло лето и наступила осень. Пришла пора «Светлане» вновь двигаться к не приветливому берегу. Загрузив в трюмы приготовленные припасы шхуна вышла из Владивостока и взяла курс на Охотское море. Вместе со Звонаревым на шхуне вышли пристав и назначенный канцелярией губернатора чиновник.
На шхуне еще издали заметили разложенные на берегу костры импровизированного лагеря старателей, уже поджидающих «Светлану», ее прибытие гарантировало отдых после нескольких месяцев упорной работы. Поэтому не смотря на то, что шхуна пришла на закате, люди с энтузиазмом принялись разгружать ее трюмы.
Какие то проблемы? Вы задержались на двое суток.- Поинтересовался Песчанин, едва ступив на палубу.
Ни каких проблем, просто встречный ветер, - спокойно доложил Вакуленко. – Прошу знакомиться пристав подпоручик Агапов, статский советник Пронин.
Очень приятно господа. Песчанин Антон Сергеевич, - обернувшись к Звонареву, Антон попросил. – Сережа мы с тобой потом по свойски побеседуем, а пока нам с господами необходимо поговорить, я так понимаю, что вы прибыли по служебной надобности.
После этого с любезного разрешения капитана они удалились в его каюту, где представители власти как крохоборы оговаривали с Песчаниным долю причитающуюся им. Спускаться на не приветливый берег им совсем не улыбалось, да и прииск был не близко, ждать же их здесь не собирался ни кто, капитан собирался отчалить как только закончит с разгрузкой и примет на борт людей, помешать ему в этом ни пристав ни статский советник не могли.
Покончив с представителями властей, Антон поспешил в маленькую каюту Сергея.
Значит так Сережа. Товара нам удалось собрать даже больше, чем я предполагал. В наше время эти места уже сильно подрастрясли, сейчас же здесь просто золотые россыпи. Все, что мы показали в статье дохода ты как и положено сдашь в казну, останется скажу я тебе не мало, совсем не мало. Помимо этого ты увезешь двести тысяч золотыми червонцами и двадцать килограмм золота в слитках. Закрой рот, кишки простудишь, - видя удивление Звонарева, не удержался от подначки Песчанин. – Я же сказал золотые россыпи. Я решил не светить такое количество самородков, иначе нас расколют как орех, ну а лишек не выбрасывать же и не прятать здесь, деньги должны быть в обороте.
Ну слитки понятно, а монеты то откуда?
Благодаря все тому же Варламу. Все же удачно, что я тогда именно его увалок из подворотни. Он как то рассказал, что есть де у него знакомец который фальшивомонетчиком прозябается, от настоящей не вжисть не отличить. Ну мы и уволокли его горемыку с собой. Он бедолага ни как не мог понять для чего это нам фальшивые монеты лить в точности с требованиями его императорского величества монетного двора. Но заказ выполнил на совесть, от настоящих они отличаются только тем, что отливались здесь. Так что на фальшивомонетничестве тебе погореть не грозит.
Слушай да ведь это же огромные деньги.
Боишься? Правильно делаешь. Я с тобой отправлю Гризли, Варлама и еще одного из десятка. Остальные со мной здесь зимовать будут.
Ты ему доверяешь?
Варламу то? Ну не сказать, чтобы полностью, поэтому то Гризли с тобой едет. Там он начнет готовить еще десяток парней, на пару с Фроловым. В основном конечно Фролов, но и Гризли активно поучаствует. За одно начнет формировать службу безопасности. Ты начинай прибирать к рукам верфь, и не плохо бы банк свой организовать, но это как получится. К стати теперь вам полегче будет, так что пора бы приступать к проектированию эсминца, и еже с ним.
Ох и задач ты понаставил, а пупок у меня не развяжется. Я же не уха не рыла в этом.
Есть у нас человечек, который очень хорошо в людской породе разбирается, да и на место поставить если, что не постесняется, в том числе и не совсем законными методами.
Ты про Варлама.
Про него родимого. Нет все таки удачно тогда получилось.

***

Усадьба опустела. Однако на ней продолжали стучать топоры и визжать пилы. Оставшиеся восемь человек под руководством Антона продолжали строительство, по весне предстояло разместить в два раза больше людей. Потом ребята решили обустроить себе отдельное жилье, ютиться в общем бараке за лето порядком поднадоело. Песчанин не возражал, но предупредил, что необходимо поставить еще пару жилых домиков, следующим летом избежать представителей казны не удастся, в этом он был уверен.
На ряду с этим, как и летом не прекращались занятия по боевой и физической подготовке. Кроме того Задорнов, которого Антон побоялся отпускать на большую землю, так как тот знал истинное положение дел на прииске, по распоряжению Антона, превратился в школьного учителя и у него появились восемь внимательных учеников. Это распоряжение окончательно уверило парней, что Песчанин действительно собирается круто изменить их жизнь, а иначе зачем везти за три девять земель учебники и тетрадки. Осознание этого, а может и просто любопытство заставляло их учиться с неистовостью голодного зверя. Так, что скуке и хандре разгуляться было не где.
Однажды уже сложившийся распорядок дня был потревожен внезапным появлением на усадьбе раненого охотника тунгуса. Едва добравшись до излучины реки, откуда его было хорошо видно со сторожевой вышки, охотник упал на землю. Когда бойцы подбежали к нему то обнаружили, что остекленевший взгляд был безжизненно устремлен в небо. Беглый осмотр показал, что охотник погиб не в результате столкновения со зверем, а от огнестрельного ранения.
Антон Сергеевич, я знаю этого охотника. Он несколько раз доставлял на усадьбу мясо. Их стойбище километрах в десяти ниже по течению реки, по правому берегу, - заявил Марков.
Быстро оценив ситуацию, Песчанин приказал.
Кротов, Васюков, остаетесь на усадьбе, вместе с Задорновым, полная боевая готовность. Остальным через пять минут сбор по полной выкладке с сухими пайками.
Конечно даже с учетом того, что для амфибий пришлось бы затапливать котлы, на транспорте они управились бы быстрее, но Песчанин не хотел рисковать. Глушители были весьма не совершенны и работу двигателей было слышно довольно далеко, а они не знали, что именно их ждало впереди. Поэтому Антон принял решение о марш броске, хотя в этом случае он рисковал вымотать людей еще до столкновения с неизвестным противником, но зато мог приобрести фактор внезапности.
Предосторожность оказалась совсем не лишней. Так как поселок располагался на берегу, то его обнаружили без особых проблем. Антон мысленно поблагодарил деда Антипа. Его бойцы и он сам хорошо усвоили наставления старого охотника и ступали совершенно бесшумно. Восемь человек тихо приблизились к поселку практически в плотную и перед их взорами развернулась панорама маленького поселения, в котором в лучшие времена насчитывалось человек тридцать взрослых и полтора десятка ребятишек.
Трупы практически всех членов рода лежали вповалку на полянке и на берегу реки. Бандиты не пожалели ни стариков ни детей и уничтожили всех мужчин. В живых оставалось только три женщины и четыре девушки подросткового возраста, достигшие определенной зрелости. Бандитов было двенадцать.
Заросшие с давно не мытыми телами, они весело гоготали в пьяном угаре, размахивая бутылками со спиртным. Женщины в изодранной одежде связанные находились в сторонке. Их вид не оставлял ни каких сомнений в том, что именно здесь происходило совсем недавно.
Один из бородачей весело гогоча поднялся на ноги и направился к женщинам.
Пойду еще кого ни будь спробую.
Смотри Штырь на этот раз не кидайся на первую встречную, не то оцарапает как та, - при этом говоривший махнул в сторону лежащей на спине мертвой женщины с залитыми кровью и раскинутыми в стороны ногами.
А я погляжу кто будет такая смелая. Вставлю в … дробовик и разнесу к чертям собачьим.
Подойдя к женщинам он выбрал молоденькую, еще девчушку с окровавленными бедрами и схватив ее за волосы оттащил в сторону.
Хто энту успел вскрыть?
Ну я. А что завидки берут.
Эх, я бы над тобой поработал, - не скрывая сожаления проговорил он. – Ну да ладно, буду вторым.
Бандит сорвал с девушки остатки одежды и спустив штаны, не развязывая свою жертву приладился на ней и стал ритмично работать задом.
Песчанин скрипя зубами смотрел на представшую перед ним картину, затем шепотом скомандовал.
Выбрать себе цели. Чтобы со второго залпа все были готовы. Этого не трогать.
Тщательно прицелившись бойцы замерли ожидая команды. Наконец прозвучал выстрел Песчанина и остальные поддержали своего командира. Второй залп не вышел, так как без команды выстрелы посыпали в разнобой, но от этого они были не менее убийственны. Лишь один уцелел и успел добежать до противоположного конца поселка, его третьим выстрелом достал Марков.
Насильник подскочил на ноги со спущенными штанами. Он даже не успел схватить свое ружье, да и вообще понять что либо, когда бойцы Песчанина посыпали из кустов. Его так и взяли со спущенными штанами.
Песчанин пройдя мимо пленника, направился к трупу женщины на который указывал один из бандитов. Вероятно угрозы бандита были не без основательны. С этой женщиной он так и поступил. Весь низ живота был разворочен. Не иначе как ей в промежность вставили ствол дробовика и дуплетом спустили оба курка.
Накрыв убитую попавшимся по руку куском шкуры, Антон направился в сторону пленника, на ходу извлекая большой охотничий нож…
Троим бойцам на силу удалось оттащить окровавленного Песчанина от истерзанного тела бандита. Прижав его к земле и с большим трудом удерживая его, навалившийся на грудь Марков, потребовал флягу с водкой.
Обжигающая глотку жидкость слегка отрезвила Антона, Марков продолжал вливать в него водку, по большей части проливая ее, пока фляга не опустела. Наконец тяжело дышащий Песчанин проговорил.
Все Степан, отпусти.
Вы как Антон Сергеевич, в порядке.
Нормально. Отпусти.
Антон поднялся на ноги и посмотрел на то месиво которое осталось после него. Картина была настолько ужасной, что Антона тут же вывернуло на изнанку. Неподалеку слышались столь же характерные звуки, подурнело еще некоторым из команды. Только женщины с каким то не предаваемым торжеством взирали на дела рук их нежданного мстителя.

***

Жизнь на усадьбе оживилась. Настал момент когда Песчанин остановил работы, так как участившиеся холодные дожди увеличивали вероятность заболеваний, а это было весьма не к стати, для находящихся в изоляции людей. Уж лучше было продолжить работы с первым снегом, чем мокнуть под дождем.
В погожие окна, бойцы пилили дрова и выходили на охоту, чтобы пополнить запасы мяса, тем более, что морозы не заставили себя долго ждать и мясо можно было запасать в прок не коптя и не засаливая его, достаточно было просто повесить в ангаре амфибий.
Первое время женщины, которым выделили один из домиков предназначенных для будущих чинов, так как из остававшихся строений только там была готова печь, ходили словно пришибленные. Но постепенно жизнь начинала брать свое. Легче всего душевные раны заживали у молодых, так всегда было и так всегда будет. С первым снегом двор усадьбы огласился первым девичьим смехом.
Подойдя к окну в своей комнате, Песчанин увидел четверых молоденьких тунгусок которые весело смеясь кидали снежки в пятерых его молодчиков, отвечавших им тем же.
Затем Песчанин увидел женщину по имени Унка, которая шла от дровяной поленницы с охапкой дров для кухни. На ее губах вдруг заиграла улыбка, хотя она и была довольно печальной, но это уже было не мало, для человека у которого на протяжении нескольких недель не сходила с лица угрюмость. Да жизнь постепенно брала свое. Какое бы горе не свалилось на плечи человека, если он имел достаточно воли к жизни, то его живая натура всегда брала верх. А эти люди привыкшие жить в суровых условиях рассчитывая только на свои силы имели большую волю к жизни.
Однажды вечером Песчанин вышел во двор подышать свежим воздухом. Без всякой цели он прохаживался по двору, как вдруг проходя мимо сеновала, он вдруг услышал внутри приглушенную возню и мелодичный перелив девичьего смеха, а затем приглушенный смешок мужчины.
Резким рывком он распахнул ворота и увидел на сене две фигуры, которые сразу узнал. Девушку звали Энка, а мужчиной оказался Марков Степан.
Увидев Песчанина девушка покраснела, так что это было заметно даже в царящем сумраке, а затем убежала. Марков остался на месте потупив взор.
Ну и что это было? Решил подурить девке голову? Я понимаю, вам не легко, но я не для того затратил столько сил чтобы сейчас снискать дурную славу среди местных жителей.
Зачем вы так, Антон Сергеевич. Я же серьезно.
Я рад за тебя. Но скажи-ка мне, неужели ты согласишься уйти с ней в тайгу?
Зачем в тайгу. Я так понимаю, что вы все здесь не на один год устроили. Не думаю, что я буду вам тут обузой.
А если у меня на счет тебя, другие планы.
Меня и заменить можно, а здесь Вам все едино свой человек нужен.
Что, настолько серьезно?
Не знаю, но только как не увижу ее, хотя бы час, не по себе делается. Что я в жизни то видел. Холод, голод, вшивые лежанки ночлежек, издевательства старших, потом шестерил у пахана. Никому я в этой жизни по настоящему нужен никогда не был, а ей нужен. Ну я в общем так думаю.
Ну что же, поговорю с их старшей, а тебя прошу, не спеши, я постараюсь все уладить.
Не откладывая дело в долгий ящик, пока дело не зашло слишком далеко, Песчанин поспешил встретиться со старшей из женщин, Ункой. Он заметил, что эта женщина пользуется непреложным авторитетом среди спасенных в разоренном поселке. На вид ей было лет тридцать пять, но на деле едва минуло двадцать пять. Жизнь в тяжелых таежных условиях быстро старила людей.
Унка, я хочу чтобы ты узнала все, лучше от меня. Дело в том, что один мой человек хочет жениться на вашей девушке.
Ты говоли о Энка и Стопа.
Значит ты все уже знаешь. Да я говорю о них. Так как ты не против их свадьбы.
Муж и жена не будут. Жить можно.
Не понял.
Замуж уходи к мужу, нам нужно родить наш род снова.
Погоди. Если я правильно понимаю, вы позволяете Энке жить со Степаном, как мужу и жене, чтобы Энка могла возродить ваш род.
Не Энка. Все мы. Вы хорошие мужчины, нам такие надо, но вы свой род, нам уходи к вам не надо. Вам надо женщина. Мы живи с вами и родить от вас детей, много детей и скоро наш род родится снова.
Теперь я все понял. Я могу разрешить жениться на ваших женщинах, но я не могу позволить чтобы у меня здесь появились ссоры из-за вас. Я запрещаю какие либо отношения ваших девушек с моими мужчинами.
Не понимай. Нам нада мужчины, вам женщины, почему нельзя.
Потому что завтра Васюков обозлится на Маркова, за то что тот имеет женщину, не Энку, а просто женщину, а Васюков не имеет, возникнет ссора и может дойти даже до убийства. Да мне легче выбросить вас на улицу и то беды будет меньше.
Не понимай, зачем обижать. Мы живи со всеми. Нам это можно, чтобы родить род.
Хорошо, а что я буду с вами делать, если вы все одновременно решите рожать.
Все сразу родить не будут. Мы знать когда нада родить. Помогай нам насяльник и мы не сделать ссора, никого не обидеть.
Хорошо я посмотрю, что из этого выйдет. Иди Унка.
Спасиба. Я была мать двух детей. Бандиты убить их, ты убить бандтов. Я хотеть сын от тебя.
Унка одним не уловимым движением скинула с себя свою тунику и осталась, что говорится, в чем мать родила. Песчанин сразу же обратил внимание на то, что хотя она и выглядела в одежде старше своих лет, но несмотря на рождение двух детей сохранила гибкую и упругую фигуру. Ее груди смотрели на него дерзко вздернутыми сосками как у молодой девушки.
До этого момента он даже и не подозревал насколько истосковался по женской ласке. Горло сдавил резкий спазм, дыхание участилось, в ноздри ударил сладкий и терпкий запах женского тела. Он едва сдержался, чтобы не рвануться к ней.
Что ты делаешь, Унка?
Мы не обижать вас, вы не обижать нас.
Сказав это, она приблизилась к Антону и взяв его горячую руку положила себе на грудь. Песчанин ощутил атласную кожу, мягкое тепло женского тела и тут он потерял над собой контроль…
Унка не обманула Песчанина. Девушки действительно не вносили раздора в жизнь усадьбы. Песчанин даже наблюдал картину как однажды девушка по имени Алуа, после того как переспала с Васюковым, быстро привела себя в порядок и разыскав обидевшегося Панкова увлекла его за собой весело щебеча ему что то на ухо.
Но все эти забавы не касались Маркова и Энку. Парни обходили ее стороной, позволяя себе только невинное общение, никто из девушек не старался задевать Степана. Похоже как не противилась этому Унка, но у этих двоих и вправду было все куда серьезнее.
Так минула середина зимы и на усадьбу со всех концов потянулись охотники, по одиночке и ватагами. Иные приходили за пару сотен километров, чтобы обменять свои шкурки у честного насяльника, который не обманывал охотников и платил весьма щедро.
Популярность новичков еще больше возросла, после того как в окрестностях появилась новая ватага. Однако эти бандиты не убивали понапрасну, у них была совсем другая цель, пушнина. Они отбирали силой мягкое золото у добродушных охотников, которые и помыслить не могли поднять руку на человека.
Получив об этом известие, Песчанин вновь поспешил собрать не большой отряд и поспешил за грабителями сопровождаемый местными проводниками. Через неделю погони они настигли бандитов и после короткой, но кровавой схватки отбили всю пушнину, уничтожив ватагу под чистую.
Вернув награбленное хозяевам, Песчанин с отрядом вернулся на усадьбу.
Через два дня после возвращения к Антону пришел Панков.
Чего тебе Петя?
Антон Сергеевич, что то не понятное творится. Пришли охотники на торг.
Ну и что же тут не понятного, - Панков родом был с Камчатки и успел поездить с тамошними купцами, а потому в пушнине разбирался хорошо, что и предопределило его назначение смотрителем фактории.
Да то, что они меняют свой товар по заниженным ценам. Вы велели не обижать инородцев, так я им толкую, что это стоит дороже, а они упираются.
Ничего не поделаешь Петя. Принимай по их ценам, это они так свою благодарность за бандитов выражают.
Не обошлось и без казуса. Однажды на усадьбу приехал старый охотник и привез с собой помимо пушнины молодую, лет семнадцати девчушку. Он долго ходил по усадьбе к чему то присматриваясь и вдруг его взгляд остановился на Потапове, который по сложению едва уступал Гаврилову. Он восхищенно цокнул языком и поспешил на поиски «насяльника». Всем было известно, что все вопросы здесь решались только через него.
Насяльника, здраствуя.
Здорово дед.
Я приехай торговать.
Ну так и иди в лавку, там тебе будут только рады.
Моя не хоти лавка.
Чего же ты хочешь?
Моя старая. Моя хоти имей дети. Моя не моги.
А я чем могу тебе помочь.
Твоя выбирай скурка какой хоти и говори твоя целовека, цтобы она спал моя жена.
Та-а-ак. Веселенькое дельце. А сколько ты готов заплатить?
Старик предъявил охапку соболей ни как ни меньше чем на три тысячи рублей, а затем указал на Потапова.
Да-а дед, ведать тебя и впрямь допекло.
Песчанин подозвал здоровяка и поведал ему о просьбе старика.
Антон Сергеевич, да нешто мы теперь всем по энтой части пособлять должны. Ну ладно наши девчата, но это уж как то понятно, тут они скорее нам пособляют, а вот так.
Да ты не кипятись Ваня, ты на товар сначала погляди, - и Антон показал на сидящую на санях девушку весьма привлекательной наружности. Потапов даже присвистнул от удивления.
Такую красавицу я и бесплатно огуляю.
Ну вот и сворились. Дед за это шкурок не надо, но пока твоя жена занята, можешь пойти в лавку и там поторговать.
Твоя целовека, иди моя жена.
Да дед. Можешь забирать его, - не скрывая смеха проговорил Песчанин.

ГЛАВА 5
Ноябрь 1902 год

Антон сидел за письменным столом, не подавая никаких признаков жизни. Его ни чего не выражающий взгляд был устремлен в неопределенную точку в пространстве.
Казалось все складывалось как нельзя лучше. Прииск Ягодное приносил стабильный и не малый доход, превратившись в поселок с постоянно проживающим населением чуть больше двух с половиной тысяч человек. Работы хватало всем, те кто не был задействован на добыче золота, занимались его переработкой на горно-обогатительном комбинате и животноводством, которое оказалось весьма прибыльным, поголовья вполне хватало для снабжения мясом и молоком региона, впрочем в том, что животноводство будет приносить свою пользу он и не сомневался, ведь ему было прекрасно известно, что при СССР в Магаданской области животноводство было выгодной в этом регионе отраслью. Гораздо сложнее было привлечь сюда крестьян, которые бы согласились поселиться в этих суровых краях, но такие нашлись среди переселенцев из средней полосы России, правда на них пришлось раскошелиться выдав им безвозмездную ссуду и организовав им бесплатный провоз живности на новое место, но это стало приносить свои плоды.
Организовали первую звероферму по взращиванию пушного зверя, правда все так же не официально, ну да куда без этого. Удалось проложить дорогу от Магадана до прииска, и хотя ее не возможно было назвать шоссейной, но и эта полевая дорога во многом упрощала жизнь.
На берегу моря так же возник поселок который назвали Магадан. Примерно с таким же населением, что и Ягодное, вот только здесь занимались ловом и переработкой рыбы, этот поселок так же являлся перевалочной базой для прииска. Так же здесь был организован не большой судоремонтный завод для ремонта рыболовных судов концерна «Росич».
Рыболовная отрасль так же приносила стабильный доход, отсюда рыбная продукция уходила в Америку, Китай и Японию. Рыба лососевых пород была весьма востребована, но особым успехом конечно же пользовалась красная икра. На сегодняшний день море бороздили более тридцати судов концерна различной постройки от шхун до траулеров с паровой машиной и различного тоннажа.
Во Владивостоке действовал банк, учредителем которого являлся все тот же концерн, с одноименным названием, который был весьма популярен, хотя и возник только два года назад.
Не большая верфь, акционерами которой стали друзья, теперь фактически принадлежала им, так как пакет акций в шестьдесят пять процентов, вот уже два года как перекочевал к ним. За это время верфь и находящийся при ней завод, успели сильно модернизировать и на стапелях было заложено первое судно. Впрочем, это судно уже было на плаву, в акватории верфи и на нем уже заканчивались наладочные работы, а на стапелях был заложен новый корпус, близнеца первого, на котором в скором времени должны были приступить к ходовым испытаниям.
Вокруг этого судна ходило много разговоров, и в основном они сводились к тому, что руководство концерна в этот раз сильно влипло, ввязавшись в авантюру с постройкой эсминца, на который им не удалось получить заказ военно-морского ведомства. Впрочем, друзьями было сделано, все для того, чтобы это произошло именно так и ни как иначе, именно по этой причине стоимость эсминца превышала стоимость двух легких крейсеров вместе взятых. В том, что морское ведомство не сможет в должной мере использовать весь потенциал эсминца, они не сомневались, но это не входило в их планы. По их расчетам «Росич», а именно так назвали эсминец, должен был заявить о себе в полный голос и стать острием копья которое вонзится в тело японского флота.
Однако то, что намеревался предложить друзьям Антон, должно было окончательно подорвать их финансовое положение, не смотря на скрытые доходы от торговли пушниной и добычи золота. Песчанин хотел предложить устроить угольные станции вдоль северного побережья России и тем самым обеспечить своевременность прибытия эскадры из Кронштадта на театр боевых действий, не рискуя быть перехваченной японским флотом, связанным боями под Порт Артуром.
Конечно выгода была не только для военно-морского флота, но и для торговли, что в конечном итоге способствовало бы развитию региона в целом, да и для самого концерна который бы получил не малую прибыль от одного только обеспечения торгового пути, не говоря о том, что его рыбная продукция попадала бы в Европу и европейскую часть России.
Но для того, чтобы это сработало, необходимо была самая малость, миллионов этак пятнадцать, а этих то денег у них и не было. К тому же надеяться на скорые дивиденды с начала открытия пути, нечего было и говорить. Всякий новый маршрут требует осмысления, пересмотра контрактов и самое главное первопроходцев, которые бы получили ощутимую прибыль, пересекая эти северные воды.
Иными словами деньги предстояло вкладывать на будущую перспективу, а этого то сейчас они и не могли себе позволить.
Постройка эсминца пошла в разнос. Дело дошло до того, что постройку второго эсминца пришлось временно заморозить. Песчанин уже пожалел, что настоял на закладке второго судна, стремясь к тому, чтобы он вошел в строй еще до окончания войны и способствовал уничтожению японского флота, это с одной стороны, а с другой он хотел подстраховаться на случай гибели «Росича».
Одна только торпеда, производимая на заводе концерна, стоила в три раза дороже, уже известных и состоявших на вооружении.
Артиллерийские установки пришлось разрабатывать с нуля, так как имеющиеся орудия такого же калибра не могли удовлетворить запросы Антона, соответственно приходилось налаживать и производство снарядов. Если добавить сюда разработанные новоявленным конструкторским бюро под руководством Звонарева, прямоточные котлы и турбины, да и остальные новшества на которые делал ставку Песчанин и учесть, что все это приходилось разрабатывать с нуля, для чего пришлось привлечь к этому более трех десятков инженеров различной квалификации и чуть ли не создать целый институт, который в целях обеспечения секретности приходилось охранять как зеницу ока, не говоря уже о том, что всех специалистов, не навязчиво, но плотно, приходилось опекать круглые сутки подряд. Это побудило концерн создать службу безопасности, которой с родни могла быть только контрразведка. Все эти меры

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 4)
  •  Просмотров: 953 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.