Исповедь гражданина Германии. В моих венах немецкая кровь, Моя бабка была лютеранкой, На немецкий манер строил кров, Мой отец, и вставал с позаранку. А мой дед хмурил брови свои, Если видел когда непорядок. Лозунг каждой немецкой семьи: Педантичность кругом и достаток. Почему же тогда я один, Как ворона с другим опереньем, Цвета белых арктически

Полутона

| | Категория: Проза
В самом начале сентября произошло странное событие. Утром, когда горожане куда-то спешили, около перекрестка, залаяла собака. Казалось бы, что в этом странного? Ничего. Не считая того, что лаял гипсовый пудель, который сидел у дверей зоомагазина. Немногие прохожие обращали на это внимание. Кто-то, услышав собачий звон, со страхом оглядывался, но не находил причин для опасения. И только один человек улыбнулся. Он был среднего роста, довольно неспортивного, про такое обычно говорят аристократического, телосложения, волосы его были цвета ночи, спрятавшейся под крылом у вороны. Цвет глаз он никому раскрывать не хотел, но тот, кто успевал поймать взгляд молодого человека, замечали, что радужки разного цвета – одна голубая, а вторая зеленая. Шел он быстро, лишь изредка поправляя на носу очки с толстыми стеклами в тонкой оправе. В руке прохожий нёс черный дипломат, внутри которого лежали пожелтевшие от времени, а может, и от чужих мыслей-слов листки.
Лай ненастоящей собаки заставил незнакомца не только улыбнуться ненастоящей улыбкой, но ещё и для чего-то отсчитать про себя – «Раз…»



Первый дождь осени не принес счастья, на которое так рассчитывала Елена. Девушка сидела в небольшом кафе. Перед ней лежала книга. Вернее, пока не книга. Вернее то, что так гордо именуется рукописью, которая имеет право стать книгой. Хотя с первых прочитанных строчек на языке просто волчком завертелся знакомый привкус слова «нет». Под рукой чашка кофе, о которую Лена грела замерзшие пальцы. Девушка разглядывала шторы и пожевывала нижнюю губу. Что делать с этим дождем, она не знала. Да и надо ли вообще? Часы на руке отсчитывали последние пятнадцать минут. Знать бы ещё, до чего… до чего-то… просто, через пятнадцать минут будет шесть. И все. Или не все? Не могут шесть часов наступить просто так, ничего не начав или не закончив….
От бездейственного бессилия Елена рывком открыла первую страницу чужого творения, решив, в слепой надежде на собственную невнимательность, начать все по - новой. Строчки поплыли перед глазами после первого предложения. Все равно, в голове следы от своих мыслей, самих мыслей хотелось до безумия…. Это отвлекало. Да, написано бездарно. Конечно, подобные выводы нельзя выносить с ходу, просто так, по первой строчке или по количеству страниц. Но как объяснить свою уверенность, если просто знаешь?
Из кармана раздалось жужжание телефона. Девушка достала его, посмотрев на дисплей. Номер не определился. Борясь с желанием запрятать надоевшее чудо цивилизации куда подальше, ей все же пришлось жать на кнопку вызова и, приукрашивая собственный голос, отвечать:
- Да…




По крыше шла кошка. Самая обычная. Белая, с черными пятнами по всему телу. Шагала не спеша, глядя, куда наступает, будто по ниточке. Мягко. Балансируя пушистым хвостом. И пела песенку
По старому асфальту
Пробежала трещина,
Стало солнца жаль
И себя, конечно же…
Кошка уселась на самом краю крыши и посмотрела вниз. Она наклонила голову на правый бок. Потом вздохнула и покачала головой
- Зачем же трубку-то брать….




Молодой человек с разноцветными глазами сел на облезшую лавочку и вытянул ноги. Хотя в лице человека усталости не наблюдалось. Просто немного понимания осени. И самая малость истратившего себя первого осеннего дождя. Теперь молодой человек разглядывал что-то в судьбах прохожих. Казалось, при желании, он мог там что-нибудь переделать. Просто переключить, не шевельнув даже рукой. Мог, но не хотел. Занятие это нагоняло только дремоту.
Будто случайным движением вынырнув из полусна, молодой человек щелкнул замком дипломата и достал на осуждения осеннего неба желтые листки. Он поправил очки и вытащил, не глядя, откуда-то из середины один из них. Парень положил листок на колени, закрыл глаза и стал водить по нему указательным пальцем. И только вороне с дерева, было видно, как за пальцем тянулась черная полоска, будто от кисточки в черной гуаши. Но ворона – птица глупая. Она лишь каркнула и улетела.
Когда листок оказался полностью исчерчен черной паутинкой, молодой человек открыл глаза и шумно выдохнул. На лбу у него виднелись бисеринки пота. Человек осмотрел свою работу, но застывшее презрение в глазах вряд ли относилось к чему-то конкретному. Осмотрев горизонт, он привычно сложил самолетик и пустил свое творение по ветру. Бумажные крылья нашли свой порыв воздуха и вот уже плавно резали его, без усилий. В один момент самолетик наткнулся на невидимую воздушную преграду, замер на сотую долю секунды и сгорел. Сам по себе. Осыпавшись на землю горсткой невесомого пепла.
Молодой человек, отряхнул ладони, спрятал бумаги обратно в дипломат. Пот со лба он вытер неприлично белым платком. Потом воровато осмотрелся, но уходить не стал. Просто поднял голову и посмотрел в осенне – серое, но хранившее оттенки голубого, небо и кивнул собственным мыслям….



Константин сосредоточено мыл руки, старательно не поднимая взгляд в треснувшее зеркало. Вовсе не из-за суеверия. Костя и в Деда Мороза то никогда не верил, а тут, взрослый человек….дело в другом. Сегодня это зеркало, словно было разумным существом, вело себя странным образом. Стоило Костику поймать свое отражение, трещина увеличивалась, разветвляясь по пути своего движения.
Руки стали замерзать. Юноша безотрывно держал их под струей холодной воды. Горячей третий день не было. Все так же, не поднимая глаз, Константин уперся обеими руками в раковину. Внутри он ругал самого себя на чем свет стоит. За ребячество, за глупость, за все на свете. За боязнь поднять глаза. Наконец, чтобы доказать себе что-то, Костя бросил исподлобья взгляд в сторону зеркала. Трещина предательски увеличилась. Константин каким-то животным рывком засунул голову под кран с ледяной водой. Бред. Или, может, просто сон.
Уши окоченели. Костя вынырнул, тяжело дыша. Не глядя он снял маленькое полосатое полотенце, чтобы спрятаться в нем. Хватит глупых зеркал, снов, являющихся среди ночи, аварий….
Это произошло дня два назад. День как день. Учеба, работа, домой к телевизору. По счастью или невезению (здесь уже все равно), но, совершая весь этот ежедневный маршрут, дорогу переходить приходилось лишь единожды. Светофора здесь нет, зебра еле виднелась. В этот вечер машины носились, казалось, быстрее, чем обычно. Как ужаленные, с выпученными фарами. Выждав подходящий момент, Костя ступил на дорогу, где был всего один автомобиль. Который, его не заметил, но так или иначе, затормозить не успевал. Глупая, смутная, непонятная ситуация. Кто здесь виноват? А никто … или все разом. Неважно. Дальше началось непонятное. Машина остановилась в полуметре от оцепеневшего Костика. Остановилась так, будто кто-то сверху её прихлопнул, приклеил к месту. Случайный прохожий и не подумал бы, что всего пару секунд назад она двигалась. Константин посмотрел в сторону, слепнущим от фар взглядом. Лобовое стекло, фары, заднее, боковые стекла просто взяли и осыпались, мелкой, но ощутимой крошкой. Раздался вопль. От него хотелось просто закрыть уши ладонями, хотя вряд ли это помогло. Сам Костя начал думать с того момента, когда обнаружил себя сидящим на асфальте, по ту сторону, вопросительно глядя на странную, полуневидимую аварию. Он встряхнул головой, чувствуя, как тяжело поднимаются и опускаются ребра, старался восстановить дыхание. Очень механически. Первым осознанным взглядом парень увидел кошку. Обычную. Черно – белую. Миллионную на этой улице, поэтому не стоящую особого, даже вообще никого внимания. Кошка посмотрела на него разумным взглядом. Вроде, даже вздохнула, поднялась и побежала куда-то….
С тех пор переменились только сны. В жизни – ничего. Даже из милиции не приходило никаких извещений. Честно говоря, парень уже стал серьезно задумываться, а было ли что-то…. Сны не давали покоя. Они терзали, вырывали, они зверствовали в сознании, не давая окончательно прийти в себя, заставляя жить с единственной мольбой – а можно сегодня не засыпать….
Костя вышел из ванной, крепко сжимая в руке несчастное полотенце. Хотя, скорее вырвался. Оторвался от мыслей последним привязанным канатом. Ещё немного – и здравствуй море безумия.
Юноша прыжком бросился на диван, лицом вниз и долго – долго так лежал.


Елена слушала глухое эхо собственных каблуков, срывающееся с асфальта. Было прохладно, и девушка подняла воротник куртки. В городе зажгли фонари, и по неведомому правилу улицы дышали собственной пустотой. Жившие здесь всегда все разом, по команде, прятались по ту сторону дверей, гремели замками и не собирались никого впускать. Это была маленькая странность города, к которой привыкаешь, прирастаешь, наслаждаешься. Это было здорово. Такое глобальное одиночество прямо в городе, где кирпич домов ещё теплый от слов прохожих. Сегодня Лене досталась новая, очередная рукопись. Новая – очередная…... Сама себе девушка казалась трогательной, когда прижимала к груди чужие мысли в многочисленных листках.
В шесть часов ей позвонили. Заставили вернуться на работу. Долго объясняли, но понятной оказалась одна мысль – именно это творение рук человеческих должна взять именно она. Рождалось гипертрофированное чувство собственной важности. В конце концов, начальство имеет полное право на тараканов. Для этого оно и начальство. Скверно только одно – работу пришлось взять на дом.
Дальше шагать не было смысла. Елена подняла глаза. Пятый этаж, первое окно. Единственное без света. Девушка подошла к подъездной двери зажала между коленями рукопись, про себя попросив прощения за это деяние, начала искать ключи в глубине сумки. Узнала она об их близости по характерному звяку. И тут спиной почувствовалось, что во дворе что-то не так. Плохо или хорошо – неизвестно. Просто не так. Оглянувшись, Лена заметила, что на лавочке перед подъездом сидит юноша, едва отличимый от темноты. Он смотрел куда-то в сторону, лишь изредка поправлял очки на носу. На коленях у парня лежала кошка. Черная с белыми пятнами. Елене сразу пришло на ум сравнение с коровой. Молодой человек не гладил её, но в голову забредала мыслишка, что кошке это совсем не нужно. Странно все это, конечно, ну да ладно. Мало ли…. Лена в очередной раз удивилась собственной нелюбопытности, граничащей с безразличием.


Огню все равно, что губить. Он просто шел и съедал. Хрустом он отсчитывал ритм шага. Если прислушаться, ритм легко угадывался: раз – два - три, раз – два - три… вокруг роились крики. Они переходили безумным оркестром от громкого к полушепоту и обратно, многократно, не переставая, как безумный хор…. Крики сплетались в одно целое, перекрикивали друг друга, мурашками пробивали до костей.
Вечное и единственное спасение - увидеть цвет глаз самой ночи. Константин проснулся. Он соскочил с кровати, пальцы нервно подрагивали в воздухе, как будто перебирали клавиши невидимого пианино. Глаза с надеждой искали что-то в темноте. Наконец, пульс пришел в норму, шаг выровнялся, лишь пальцы оставили себе, как напоминание, много холода. Вернулась способность думать. Юноша подошел к окошку, прислонился. Сейчас он учился дышать. Вдох – выдох…. С некоторой опаской Константин поднял глаза и увидел то, что так надеялся увидеть. Стекло оставалось целым. На душе посветлело, будто кто-то в темной комнате, нашел и зажег яркий фонарик. Глядишь, так и до выключателя недалеко. Теперь уже спокойным взглядом юноша стал осматривать город. Город, в котором жили сейчас только фонари, лужи и чужие слова, так надолго застрявшие в измученном небе. Непостижимое отсутствие людей под звездами. Костя опустил руки, не отрывая их от стекла. Опустил и не заметил, как вслед за указательным пальцем бегом, вдогонку, тянется тоненькая трещинка….


Утро Вячеслава Сергеевича получилось более чем нервное. Судите сами. С минуты на минуту должен был явиться автор из серии «необработанных», а редактор, занимающийся его работой, уже час как опаздывал на работу. Вернее говоря, опаздывала. А мало ли какой это автор. Истерики и скандалы тут, конечно, гости не частые, но каждый их визит бритвой разрезает очередную ниточку нервов несчастного начальника.
Вячеслав Сергеевич выстукивал костяшками пальцев по подоконнику. Елена – работник хороший, ценный, умеет быть убедительной, но при этом никого не обижать, выключать незапланированные всплески эмоций. Поэтому, увольнять Елену и не хотелось, не правильно это…. Тем более, раньше она и повода для подобных мыслей не подавала. А вдруг, что случилось?
Секретарша сообщила о появлении автора. Стоило Вячеславу Сергеевичу повернуться, как взгляд его попал на вошедшего. Даже дверь не стукнула…
Загадочный автор оказался молодым человеком высокого роста, худощавого телосложения, но с какой-то идеально ровной спиной, осанка королевского сына – не меньше. За толстыми линзами очков угадывался пронзительный, и по - холодному цепкий взгляд, только глаза один голубой, а второй зеленый придавали что-то детское. Вячеслав Сергеевич, лишившись слов, указал автору на кресло. Тот благодарно кивнул и сел.
- Я бы хотел поговорить о своей рукописи… - начал молодой человек. Голос его
оказался ровным, и, в сущности, ничего не выражающим. Просто отбивал охоту вставлять реплики поперек.
- Видите ли… как я могу к вам обращаться?
Казалось, автор задумался на пол секунды, но все же ответил:
- Иван.. – сказано это было так, словно имя только что пришло в голову.
- Видите ли, Иван, редактор, занимающийся вашим творением, заболел..ла…
- Да вы что? Что с ней?
- Простуда… - выпалил Вячеслав Сергеевич. Ложь казалась безбожной, а
увольнение Елены – чуть реальнее… - Межсезонье, вечные дожди, вот и получается: температура, насморк…ничего приятного…
- Насморк… что ж, пожелайте ей скорейшего выздоровления…
Иван сказал последнюю фразу с плохо скрытой злостью. Он встал, попрощался сквозь зубы и бесшумно закрыл дверь. Уж лучше бы истерика.
Вячеслав Сергеевич ослабил галстук.

Утро явилось ударом по голове. Бить, конечно, никто никого не бил, но боль и тяжесть - точь-в-точь как от удара. Лена разлепила глаза. Оторвать затылок от подушки казалось чем-то невозможным. Его будто залили свинцом. Приходилось созерцать не самый совершенный потолок. Часы, к радости, в поле зрения не попадали. Настроение и так не лучшее, а данный предмет мебели мог только усугубить его…. Сегодня ещё автор должен был прийти… Очередной молоточек стукнул по голове с новой силой. Единственная цель – комод. Добраться бы до него, открыть ящичек и достать спасительные таблетки…
Вчера Елена добралась до квартиры, сделал себе чай, включила свет только в коридоре и стала наблюдать из окна за человеком с кошкой. В темноте трудно было что-либо разглядеть. Тут другое. Возможно, радость, тепло грело внутри… теплое ощущение живого человека на высоте пятого этажа. Кошка села на лавочку и повернулась к молодому человеку. Тот размахивал руками, вскакивал с насиженного места, ходил из темноты в свет и обратно, иногда задерживаясь на той или другой стороне. Определенно, он что-то говорил. Говорил эмоциональным монологом. Говорил кошке…. Лена улыбнулась в чашку с чаем, где угадывалось отражение. Про себя девушка решила пожалеть человека. И дело было вовсе не в сомнительном психическом здоровье. Просто, видимо, по правде человек захлебывается своим одиночеством, как словами… Ещё внутри появилось желание спуститься. Бегом сбежать к нему….
Чашка чая осталась дымиться на подоконнике. Елена сбежала по лестнице, на ходу натягивая куртку, шлепая не зашнурованными ботинками. Но так и остановилась за приоткрытой дверью подъезда…
- Нет!!! Ты не понимаешь, ты даже не пытаешься понять… - молодой человек
снова вскочил со скамейки, сделал пару больших шагов и, убежав из-под прицела фонаря, снял очки, что бы потереть переносицу.
- Я права не имею решать человеческие судьбы!!!
- Да ты что? А чем же ты до этого занимался??? – это спросила кошка.
- И вот до чего дозанимался… - парень с выдохом опустился на скамейку.
- Хочешь отказаться?
- А я могу?
- Нет…
- Тогда к чему вопрос?
- К тому, что ты не должен их подпускать друг к другу….
- Как же ты в толк не возьмешь!!! Им НАДО встретиться!!! От меня здесь почти ничего не зависит. Максимум, дня три разницы, но ведь это очень мало…
- Да, этого определенно не хватит…
- Тогда зачем вообще их удерживать??? – молодой человек запрокинул голову
так, будто этот вопрос был направлен к звездам, а не к говорящей кошке…
- Им не надо видеть друг друга… - кошка была удивительно спокойна. Почти без
эмоций.
- В этом я уже стал сомневаться…
- Отчего?
- Чем быстрее все начнется, тем быстрее закончится…
- Ты ещё очень молод, а уже перечишь приказам???
- Да… и ты мне в этом поможешь!!!!
- Ты слишком самонадеян…
- Спасибо…
- Ничего у тебя не получится!!!
Парень бросил вопросительный взгляд в сторону кошки
- Сегодня утром лаял пудель…
- Я слышал… что-то ещё?
- Элбур сбежал…
Молодой человек медленно поднялся на ноги и несколько минут стоял без движения, только, как заколдованный, отрицательно качал головой. Потом в один момент сорвался и убежал в ночь…
- Куда он вечно бежит? – пробормотала кошка.

Елена с трудом смогла сделать шаг назад. Она будто приросла ладонями к двери. И отдирала с кожей. Все внутри тряслось. Просто дребезжало, как старый, не настроенный инструмент. В горле застрял не комок, а самый настоящий шарик. И ни за что не хотел пропадать. Мысли в голове с воплями разбегались. Потемнело в глазах…. Как она добралась до квартиры, девушка не помнила. Единственным ярким воспоминанием было то, как она упала, зацепившись за ступени. После чего на ладонях появились царапинки.
Дома ждало одно дело – непрочитанная рукопись. И Лена старательно читала, читала всю ночь, перечитывала абзацы и страницы, но так и не смогла победить в этой воине мыслей и букв.


Под мостом царит невыносимый запах. Сверху идет дождь. Холодом дует со всех сторон. Меня бьет дрожь. Я старался унять стучащие зубы, чтобы хоть как-то собрать разбитое тело. Для большего эффекта я притянул колени к подбородку и стал покачиваться вперед-назад. Спасало, на самом деле, только одно. Мысль, которая жила в голове. Которая имела полное право на жизнь. Скоро все закончится…. Совсем чуть-чуть. Сейчас, через пару минут, пройдет стража, сядет солнце и наступит ночь. А ночи здесь непроглядные…. И вот именно тогда…. Именно тогда... Казалось, я уже ощущал в пальцах трепет победы. Слишком неосторожно, возможно, безумно, но я не мог ничего поделать с собой… уже сейчас я был готов выйти из своего жалкого укрытия, расправить плечи и надменным шагом прошествовать сквозь все эти взгляды, никто не смог бы меня остановить…. Не имел бы права….. Но мне надо оставаться целым. А это будет сложно. Они обязательно пришлют этого ненормального лекаря. У меня мурашки побежали по коже новой волной.
Ведь это уму не постижимо! Они придумали меня лечить!!! От чего? Я никогда не болею…. А если и случится что, то вечность меня исцелит….


Молодой человек нервно поправлял галстук. Потом в сотый раз посмотрел на часы. Стрелка не успела толком поменять положение.
- Что за цирк ты тут устраиваешь? – спросила кошка.
Парень не ждал ни её, ни тем более вопроса. Поэтому, будучи повернут к вопрошаемой спиной, он подпрыгнул от неожиданности. Но сумел изобразить на лице «ничего не случилось»и повернулся на пятках.
- Что? – спросил молодой человек.
Если бы кошки умели ухмыляться по-настоящему, это была бы самая язвительная улыбка из возможных. Сейчас же пришлось сверкнуть глазами.
- Ничего… просто ты выглядишь смешно.
- Спасибо.. – парень растянул губы в нитку. Получилось нервно.
- Кого ждешь?
- Что?
- Ничего… - на этот раз в странных кошачьих глазах отразился диагноз.
- Почему не купил цветы?
- Зачем?
Кошка вздохнула и покачала головой….


- Нет, ну совесть надо иметь!
Непроснувшимся шепотом сказала то ли себе, то ли потолку Елена и начала собирать тело с кровати.
То, что было вчера, во-первых, было вчера; во-вторых, может, она вообще вздремнула на той двери, а в-последних… отдыхать надо больше и кофе не злоупотреблять. Так-то вот!
Холодная вода как всегда идеально выполнила то, для чего предназначалась. Съежившись, как воробей, но довольная до умопомрачения, Лена вылезла из душа. Первым желанием в реальности было залезть в карман куртки и достать мобильный. Все как и должно быть: много–много пропущенных вызовов. Абонента можно даже не уточнять… Как-то нехорошо получилось. Автор, видимо, все-таки приходил….
Чай, такой хороший, теплый. Сладкий чай, не такой, как неприятный кофе, разом заставил мысли думать – дышать – функционировать! Надо какую-то болезнь придумать…


Костя не спал всю ночь. Не видел в этом смысла, заранее зная, чем все закончится. А утверждаться в своей теории не было желания. Мир вокруг на глазах терял краски. Такое бывает, когда фотограф решает отрегулировать яркость и ведет в одну сторону – сторону непроглядно серых сумерек.
Константин просто шел по городу и не замечал ровным счетом ничего. Шел, дышал, почти не думал, на автомате, как научили. Внутри головы что-то каменно – неживое давило на сопротивляющуюся, но все же не настолько живучую, как хотелось бы, мысль. Глаза, подчинившись восстанию организма, так же работали плохо. Для получения нормальной картинки пришлось несколько раз продолжительно моргнуть. Костя заметил, как в нескольких шагах от него некий субъект нервно утаптывает и без того утоптанный асфальт. Субъект обозначил где-то в своем мысленном пространстве границы и теперь носился взад – вперед, то тут, то там натыкаясь на собственную стену. Ещё этот тип что-то бормотал. Происходило это так же странно, как и все вокруг него. По сути, выговаривались только вопросы, односложные по своей структуре – зачем? Что? …. Куда при этом девался остальной текст-не понятно…
Константин усмехнулся и продолжил свой путь…




Раньше я никогда не ощущал холода. Он просто жил во мне, вот и все. Он существовал между кожей и костями. И только сейчас, не то чтобы внутри появилось тепло - мне этого не узнать - но холод… Холод был на поверхности, не под кожей - на коже…. От этого особенно мерзко.
В этом городе слишком спокойная ночь. Фонари да бездомные собаки. У ночи нет мыслей, слов. Мне кажется, что снов она в себе тоже не несет. Это ужасная ночь. В бессонности ночи остро понимаешь, что ты ничей. Наверное, и вправду, лучше отдаться на суд лекарей….


Елена маршировала на работу. Почему-то с настроением все в полном порядке. Погруженная в мысли, Лена не сразу сообразила, что произошло. Просто некто неизвестный, но с совершенно взбудораженным взглядом появился будто из-под земли и схватил несчастную за плечи. Девушка широко распахнула глаза, не в силах при этом издать ни звука. Молодой человек, появившийся столь эффектным образом, тоже молчал, но попытки что-то сказать присутствовали.
- Доброе утро… - миролюбиво начала Елена разговор, настойчиво освобождаясь
из цепких рук.
- Да, доброе…- неохотно согласился парень, всматриваясь в землю, и снова
замолчал.
Девушка на миг закрыла глаза. Откуда столько самообладания? набрасывается невесть кто, а ему вместо заслуженного крика и прочего подобающего случаю – доброе утро. Да – а, кажется, где-то что-то сломалось… это, наверное, взгляд «напавшего»….сбивает с току. Разноцветные глаза за линзами очков и ни капли злобы. А ещё… ещё он разговаривал вчера с кошкой… наверное….
- Елена… - с порывом начал молодой человек, но споткнулся о мысли.
- Даже не знаю, рада я или удивлена тому, что вы в курсе подобных
подробностей… - ответила девушка, но прерывать странный диалог и думать не собиралась. Что происходит? Бредовая и бредовейших ситуаций. Без конца.
- Может быть, вы представитесь мне?
- Ммм, Иван…
Ответ получился малоубедительным, и в мысли к Елене закрались подозрения насчет его правдивости.
- Точно Иван?
- Точно…
- И что же вы хотели, Иван?
- Вы читали мою рукопись? – его взгляд, как выстрел, безоговорочно пригвоздил
к асфальту.
Лене стало ясно, кто, что и почему. Ну вот, и не сломалось ничего. И все в порядке. А на душе как-то не очень.
- Простите, у меня действительно много работы. Я обязательно прочту. Вам
сообщат.
Девушка попыталась сделать шаг, чтобы все-таки дойти до работы, но это оказалось невероятно сложно.
- Нет, Елена, вы меня не правильно поняли… - молодой человек снял очки и
потер переносицу.




Кошка заняла позицию на крыше. Отсюда открывался самый лучший вид на улицу, где минутой раньше нос к носу столкнулись Лена и Файнер. Хвост кошки ходил ходуном, выражал крайнюю степень недовольства. Её выводило из себя, что этот самонадеянный юнец никогда никого не слушает. Даже собственную сестру. При этом он щедро сыпет ошибками, непростительными и неисправимыми. Кто знает, что было бы…. От кого в Файнере появилось столько ненужной морали, кошке так же понять не удавалось. Все меняется, мир взрослеет, но это уже был не тот брат, которого она хорошо знала. Перемена произошла в одно мгновение…


Вид метущегося молодого человека разозлил Константина. При этом злость пришла с опозданием, через пару шагов. Но с одного оборота. Костя остановился. В голове начало безудержно закипать. Дышать, приказывал он себе, просто дышать, не думая ни о чем. Злость уже клокотала в груди. Костя старался успокоиться, задушить её самым жестоким образом. Получалось до отвратительного плохо. Константин присел на асфальт. Все, что творилось внутри, оборачивалось реальной физической болью. Голову заливали раскаленным железом. Грудь, живот прокалывало насквозь. При этом в той же многострадальной голове, в единственном её живом месте стучало: Дыши! Дыши! Дыши!



Кошка почувствовала чужую боль. Боль невероятной силы. Кошка не знал, что ей делать. Спасать? Кого, это понятно, но… Это спасение могло плохо закончится для других. Пусть это жестоко, но так надо, попыталась уговорить она сама себя, не смотря на попытки что-то поменять, вычеркнуть, это неизбежно. Как бы сильно не хотелось, они с Файнером в этой истории не смогут стать просто сторонними наблюдателями. В лучшем случае…



Боль отступила. Ушла так же неожиданно, как и пришла. Костя сидел на асфальте , тяжело дышал, уронив голову на руки. Теперь в этой голове жили другие мысли. Свои, конечно, но с непривычки казавшиеся чужими. И воспоминания.
Он узнал того парня. И имя его тоже вспомнил – Файнер. Объяснилась и странная злость, теперь превратившаяся в желание его убить. Вернее, даже... Оно жило внутри Константина давно, просто теперь он узнал его.
Глаза давали более чем четкую картинку. Костя посмотрел на город... Наконец-то, все вернулось на круги своя. Теперь Константин знал, что делать. Он встал на ноги и пошел обратно.



Иван потер лоб
- Что же я не поняла?
С одной стороны, Елену чем-то забавлял этот чудаковатый тип, с другой – становилось очень интересно (кто лучше автора понимает написанное), а с третьей – торопиться толком некуда…
- Мм, не хотите пообедать?
Повода отказываться не было. Лена кивнула. Юноша улыбнулся. Все складывалось наилучшим образом. Ненароком Иван поймал себя на мысли, что этой девушке не просто надо было все рассказать. Ей до странного щемящего чувства хотелось рассказать все. Абсолютно все…..

Именно здесь сидела Елена и переживала за бесцельность первого дождя. Столик у окна показался наиболее выгодным и удобным. Никто в меню углубляться не стал. Как никогда подошел обычный чай с лимоном. Главной целью прихода было не набить желудок - еда мешает разговору.
- Елена… - молодой человек нашел в себе силы посмотреть на неё. Девушка
самозабвенно ломала зубочистки. Внутри неё самой было что-то не так….
-То, что я сейчас буду говорить…. Признаться, я плохо представляю, что и как … я прошу только выслушать меня и постараться понять. Или просто поверить. Уже за это я буду вам бесконечно благодарен…
Лена подняла взгляд, прищурилась и наклонила голову на бок.
- Что не так? – Иван почувствовал ненужное напряжение в воздухе.
- Вы вчера с кошкой не разговаривали? – без лирических вступлений, с места в
карьер шагнула девушка.
- Что вы слышали? – это было согласием.
- Она вам отвечала!!!! Я сейчас такую глупость говорю….
- Вы даже не представляете, какую глупость вам ещё предстоит выслушать… А
Алин не совсем кошка….
- Это как?
- Это сложно….
Продолжить не дали. Стекло разлетелось на осколки, будто с облегчением выдохнуло. Лена только и успела закрыть лицо руками…



Наверное, это из-за Города. Не хочу верить, что иглы этих полоумных лекарей достали до живого. Но факт остается фактом – я плохо чувствовал…. Запах, след, мысли людей…. Все это смазывалось, а иногда и пропадало. Но эту боль заметил бы и слепой. Я шел по её натянутой, дребезжащей струне, вцепился как хищник….
Я знал, что пудель не зря меня звал….


Кошка сидела на дереве. Она видела, как по асфальту широким шагом шел вампир. Шел с закрытыми глазами. Последний шанс на тихое решение проблемы таял в воздухе с сумасшедшей скоростью. Спасения не предвидится.


Костя шел как охотничья собака, которая почуяла дичь. За проводника - боль. И ещё ненависть. Они разливались теплым свинцом в груди, сбивали мысли с ног, заставляли глаза не видеть. Константин мог только ненавидеть проклятого Файнера. Профиль жертвы Костя увидел в витрине кафе. Константину не пришлось ничего делать – стекло осыпалось само….


Лена почувствовала, как кто-то с силой столкнула её со стула. Когда девушка отняла руки от лица, первым, что она увидела, был миллион царапинок, и только потом лицо Ивана. Что-то в нем изменилось. Не кардинально, конечно, но на уровне полутонов. Появились недобрые тени, двигались желваки… очки пришли в негодность и теперь валялись где-то между осколками…..
Кафе опустело в миг. Пустота. Будто и не было. В том числе и охраны.
- Здравствуй, Файнер…. – фигура перешагнула через низкий подоконник и
оказалась внутри помещения.
Иван ( или Файнер?) рывком оказался на ногах, руки его сжались в кулак, пальцы побелели. Все действие происходило на инстинктах….
- Добрый день… - голос юноши металлически подрагивал, с силой удерживал
спокойствие.
- Нет, Файнер, не правильно….
Елена отползла к стене.
- Здравствуйте, Император….. – без энтузиазм, с явным издевательством произнес Иван – Файнер.
Лена до крови закусила губу. Все происходившее казалось ей нереальностью…. Продолжением сна….. до пробуждения оставалось совсем немного…. Но это немного все никак не наступало….
- Я могу порадоваться за вас, Император….. – это должно было звучать шпилькой. Почти звучало.
Костя больше не распространялся на слова. Он с места, рывком зверя, бросился вперед, на Файнера. Оба упали, покатились по полу….
Елена завизжала, но при этом с удивлением заметила в голове трезвость мысли. Там же был и укор за девичью беспомощность. Соваться между двумя дерущимися мужиками занятие… мягко говоря неблагодарное…. Но что-то же делать надо….
Девушка попыталась с ориентироваться на местности. Она подбежала к барной стойке, схватила воду и выплеснула её на дерущихся. Эффекта не последовало. Лишь тот, что находился сверху фыркнул, как лошадь, а драка продолжилась. Битва перешагнула правило первой крови. Лена разозлилась. Забыв собственные рассуждения, она начала стаскивать кого-то. Всего два человека внесли такую суматоху и неразбериху, что логика отказывала. Получив по лицу, Елена упала, но твердо решила не сдаваться. Девушка вскочила на ноги. Те по-честному пошатывались. Лена осмотрелась и схватила со стола стеклянную посудину приличного веса. Опасность зацепит кого-то не того исчезла. Внутри себя девушка болела за Ивана, хотя и искренне злилась на него за эту игру с именами. Елена прицелилась, набрала в груди воздуха и со всей силы стукнула стеклянной вазой Константина по голове. Тот обмяк. Файнер скинул с себя груз человеческого тела, поднялся с помощью протянутой руки Лены, встряхнул головой. На подоконнике появился кошачий силуэт.
- Бегом отсюда!!!! – скомандовала кошка.
По улице Елена и Файнер передвигались бойко, но с некоторыми усилиями. Юноша на ходу пошевелил руками челюсть. Единственной необходимостью было просто отдышаться…. Но это роскошь…
- Как вы? – на ходу поинтересовалась Лена…
- В порядке….
- Может, доктора?
- Ни к чему …. – ответила кошка, - Спасибо вам Елена, нам….
- Нет! – оборвал её Файнер, - нам не пора…. Я ещё не все сказал….
- Не надо!!! Я видела сегодня Элбура! Он здесь!!!! В этом городе!!!! Пойми ты
это!!! Мы уже ничего не изменим…..
- Император все равно меня найдет. Дело решенное. Да и встреча, можно сказать,
произошла… вскрываемся…. Если мы и хотели все решить мирно, то уже не получится… Елена, нам действительно ОЧЕНЬ надо поговорить….
- Пойдемте ко мне домой….




Я смотрел на императора и не узнавал. Он уставился в асфальт пустым взглядом…. Я был рядом, но ничем не мог помочь….
- Элбур… - подал Константин голос.
Я повернул голову. Здесь можно не соблюдать мелочных формальностей.
- Элбур, я ничего не понимаю….
- Я тоже… больше того… император, я бессилен!
Константин смерил меня взглядом:
- Почему?
Вопрос был невопросительным, пустым. Но я подумал, что лучше на него ответить:
- Когда вас не стало….. Они сожгли ваш замок. Они лили реки крови.
Безнаказанно. Меня убить они не смогли. Даже смешно. Они правда пытались убить мертвого. В один прекрасный день, они поняли, что это бесполезно и решили…. Император, вы только представьте себе, они решили… меня вылечить!!!
На лице Кости появилось подобие усмешки.
- Они кололи мне что-то под кожу. Поили меня какой-то мерзостью… и знаете…. Я перестал чувствовать след…и долго-долго не пил крови….
Глаза Константина подсвечивались безразличием…



Кошка прыгнула на подоконник. Файнер сел за стол, спиной к батарее. На лбу «бойца» белел пластырь, щеки украшали царапины. Елена старательно изображал хозяйку: заваривала чай, рылась по шкафчикам в поисках еды. При этом она умудрялась думать
«Предположим, что это и вправду какая-то фантастическая история, сюжет которой по случайности зацепил и меня. Во всяком случае, на моем подоконнике сидит говорящая кошка…. Нет, самостоятельно в этом не разобраться…»
На стол опустились две чашки ароматного чая, сахарница, бутерброды, сушки и шоколадные конфеты. Лена осмотрелась:
- Просто изобилие какое-то!
Файнер улыбнулся.
- Алин, вы точно ничего не будете?
- Точно… - кошка даже не повернулась.
Девушка пожала плечами.
- Елена, не обращайте внимания, она у нас всегда такая…
Лена села на стул и обхватила руками горячую чашку.
- Итак, что вы хотите мне рассказать?
- Есть предложение перейти на «ты»….
- Хорошо. Что ты хотел мне рассказать…
- Ты точно готова меня послушать???
Девушка кивнула.
Молодой человек поймал себя на том, что ужасно боится заговорить пафосными глупостями. В любой другой раз, он заговорил не задумываясь. Но тут слова задержались на полувдохе, пересохли на губах. Файнер облизнулся. Все же, решил начать, как делал это всегда:
- Ваш мир – лишь один из многих миров. Ты, конечно, слышала о «струнной системе»? каждый мир натянут параллельно другом, как струна на гитаре, но стоит один из них вывести из равновесия, он может зацепить и другие. И ещё будет волна, которая зацепит, так или иначе, все, что находятся поблизости. Схема проста, как ты видишь. Но каждый раз она позволяет непредсказуемости править балом.
В одном из миров жил Император. Народ был им доволен, в общих чертах. Власть без тирании – сказка какая-то…. Император подумывал о свадьбе. Даже не так. Император был уже накануне свадьбы. Дело за малым – сделать предложение, получить согласие. По любви ли? По огромной любви….. сейчас мне придется отступить немного в сторону…. есть такая книга…книга Семпера…. Её хранят Странники, те редкие живые….. существа, которые могут передвигаться из одного мира в другой. В книге этой…. Там даже не пророчества. Там возможное описание событий человеческих жизней…. Никогда не думал, что это так сложно объяснить….. в книге никогда нет совершенно верного описания действий….. только то, что сможет произойти при каких-то условиях, в этих декорациях….. вот.
В этой книге было сказано, что любовь Императора – очень опасна и может привести к самым нехорошим вещам. К гибели всего, что есть….
Файнер сделал глоток чая. Елена наблюдала за тем, как он подбирал слова, выкручивался…. И не смела перебивать. Вопросов и восклицаний набралось много. Но произносить их вслух она не решалась, это могло бы помешать и без того сложному объяснению. Все это так и останется невысказанным. Либо забудется, либо потеряет смысл. Придется смириться.
Молодой человек продолжил:
- Тогда один из Странников…
- Хватит…. – вставила кошка
- Хорошо…. Этот Странник –я…. Так вот, я решил помешать этому и….
Молчание слов, дающихся с трудом. Лена терпела.
- Я убил возлюбленную Императора….
Елена отпрянула, на губах её застыли слова, сорвались вздохом, потонули во взгляде... Файнер только жевал нижнюю губу.
- Ну не мог я по-другому!
Лена закрыла глаза и кивнула. Парень понял разрешение и продолжил:
- После этого Император…. Умер…. и все стало по-настоящему плохо….
Девушка встала, отправилась к раковине, мыть чашку….
- А ты не думаешь, - сказала она сквозь шум воды, - что ты стал руками того
пророчества???
- Не знаю. Может, да…. и если это и вправду так, то надо все исправить….
- Почему мне знакома эта история? – Лена оперлась о плиту, скрестила на груди
руки.
- Та рукопись, что ты читала – копия книги….
Молчание…..
- В вашем городе и днем не гасят фонари? – спросила Алин.
Елена дернула плечом. То, что сейчас творилось в её голове было пестрым балаганом напыщенных фраз, при этом совершенно бестолковых….Как если взять много-много журналов и разрезать яркие заголовки: Нет, все-таки хорошо было в детстве. Вот это хорошее, а вот это плохое. И не перепутаешь, как сильно бы не хотел! А тут… тут, наверное, следует положиться на тот голос, которые живет внутри….. взрослею….хорошо, тогда что должно заставить его заговорить? Ведь убийство – это всегда … плохо. Причем ужасно плохо….. невыносимо, недопустимо…. Нет, нет… нет! Возможно, нет…. Глаза человека никогда не умеют врать… если они пусты, тогда от них веет стеклом, если внутри живет мысль, тогда глаза человека можно с легкостью отличить от глаз куклы, если внутри живет тепло, тогда в глазах хочется тонуть….. без права на спасение. Глаза Файнера, похоже, были тем самым последним случаем. И что-то менялось в весе категоричного – виновен…. Ну ведь не мог, просто не сумел бы! Да, ошибся…. И как бы страшно это ни звучало, ошибся из лучших побуждений…. Единственной, что ясно и объяснимо – это то, что сейчас творит Император….. но тогда получается….. ерунда какая-то…. Не могут же быть невиновными две стороны??? Но и Странник не абсолютное зло…. Нет, все-таки Файнер виноват, чуть меньше, чем может показаться на первый взгляд. Но чем больше у человека власти, тем меньше права на ошибку…. А как измерить власть - ты просто можешь менять человеческие судьбы???
- Почему ты молчишь? – Юноша поднял глаза и посмотрел на Лену.
- Думаю…. Скажи мне, кто виноват? Кто сейчас зло? – с этими словами она
вернулась на табурет. Странник несколько минут смотрел на Елену. Потом посмотрел в угол, где стояло большое денежное дерево. Там взгляд и остался, так легче:
- Я…. – наконец произнес Файнер.
- Виноват всегда тот, кто делает то, чего делать нельзя! – сказала с подоконника
кошка.
Елена замолчала, пытаясь найти правду в крошках на столе…





В этом Городе нет ничего нормального. В этом Городе фонари живут даже днем…. Я поморщился. Что-то заболело в глазах. Пришлось остановиться. На одно мгновение во мне молнией сверкнуло истинное желание крови. Хотя, скорее мечта. Меня это порадовало. Значит, я в самом себе остался хотя бы на грамм. Я немножко я. Но сразу после этой мысли, наваждение прошло, будто и не было ничего. И легкость в пальцах исчезла. И ясность мысли. И четкость чувств. Мир повис на шее неподъемным камнем. Откуда-то с той стороны моего сознания появился голос Императора:
- Ты в порядке?
- Не совсем… - храбриться враньем не хотелось. Он ведь тоже знал, что оба мы
чуть-чуть поражены…
Наконец, я смог открыть глаза…. Император молчал, но глядел мимо меня. Я обернулся. За спиной сидела кошка. Она изучала меня взглядом.
- Как самочувствие, Элбур? – произнесла кошка.
Как же я сразу не узнал! Первый порыв - впиться в это животное и разорвать в клочья! Но лекари сумели мне привить и самообладание, к несчастью…
- Замечательно!
- Это ведь ты заперла его в лечебнице, или я не прав???
Император встал рядом. Это я рассказал все Константину. Кажется, даже не соврал. Да, давно я не чувствовал, что не один. Отвык, совершенно отвык….
Глаза Алин оставались такими же наплевательскими. Конечно, я уже не могу читать мысли, но тут и не надо особых умений, чтобы понять – кошка не считала себя неправой. Мне стало обидно. Просто по-настоящему обидно, как ребенку. До свинцового привкуса на языке…. С хрипом, но слова из себя я выдавил:
- Зачем?
- Неужели не ясно? Общество надо избавлять от монстров!
Внутри меня что-то взорвалось, обожгло, изрезало, завопило, задребезжало… задребезжало….
- Больших монстров, чем ты и твой братец, сложно найти… - выдавил
Император.
- Вот кстати, о Файнере я и хотела с вами поговорить….
Мы с Императором переглянулись. Дело, определенно, пахнет керосином, если хуже не сказать. Эта дама всегда отличалась морозной ясностью ума, железной холодностью рук и металлическим сердцем. Но они росли вместе с братом, где-то я слышал, что родителей своих не знали…. Не может быть, чтобы Алин докатилась до подобного рода грязных дел…..
- Говори! – Император уничтожал её взглядом.
- Он её нашел…. – произнесла кошка.
Я понял. Император тоже. Взрывом его сорвало с места. Только этого ему и надо. Алин тоже. Она прыгнула на императорское плечо. Я остался стоять. Почему? Видно, не все во мне умерло…. И глупые вопросы не давали покоя.
… холодным огнем чужих чувств мне обдало голову.
Когда я вернулся в этот мир, Император ещё не успел дойти до поворотного угла.
- Алин, - окликнул я барышню.
Оба обернулись.
- Почему здесь ты кошка?
- Никому не надо мое человеческое лицо… в этом мире не надо….
Они продолжили шаг. Я поспешил вдогонку. Чего же ты так боишься, кошечка?


- Надеюсь, это все? – Лена произнесла вопрос с нескрываемой надеждой.
- Пойми, Паутина рвется всего один раз в жизни, но у каждого человека!
- У каждого? – девушка приподняла бровь.
- Да.
Елена потерла рукой лоб, но решила поделиться мыслями.
- Ну да…. Иногда мы решаем что-то…
Файнер вертел в руках чайную ложечку. Но скоро она ему надоела, поэтому и была отправлена обратно - в пустую чашку.
- Знаешь, а ведь я не должен был тебе все это рассказывать….
- Зачем тогда рассказал?
Файнер поднял глаза и посмотрел на Лену. Та впервые увидела его глаза так близко и не поверила себе. Только головой чуть заметно качнула.
- Проклятье… - сорвалось с губ Елены.
Девушка сама испугалась слова, прикрыла рот ладошкой.
Юноша отвернулся.
- Ты права….
Лена решила ничего на этот раз не говорить, вопрос и так висел в воздухе.
- Я – Странник, это больше, чем жизнь, потому что сложнее.
Он замолчал, пождал губы. Файнеру хотелось сказать ещё. Все-все. Просто так, взять и разрисоваться на выкройку несложного платья, чтобы тебя изучили. Тут появлялся вопрос – зачем? Человек во всем не вечен. Не вечны его слова, мысли, чувства, жизнь…. А Странник – это уже не человек. Это две границы: либо почти человек, либо человек и ещё чуть-чуть….
- А где Алин? – Елена обратилась на подоконник.
От кошки не было даже нагретого места.
Файнер пожал плечами. В этом движении было все его безразличие…
- Можно спросить? – сказала Лена.
- Кто такая Алин? – опередил вопрос молодой человек
- Да….
- Моя сестра. – Странник замолчал.
Слов было много-много, но их нельзя произносить.
…. И говорить стало не о чем. А может, просто незачем……
- Что будет дальше? - спросила Елена. На этот раз Файнер не стал поднимать взгляд, чтобы не сболтнуть лишнего.
Сцена затянулась. Странник чувствовал это спинным мозгом. Бездействие не приведет ни к чему хорошему, а рассматривать дно чашки...
Файнер поднялся со стула. Его кулаки сжались, но подумали и вновь освободили ладони.
Елена смотрела на Странника снизу вверх. Ей было странно обозначать его в мыслях Странником.
- Пошли… - скомандовал юноша.
Лена кивнула и зачем-то прикусила нижнюю губу….. всё напоминало ей сценку из глупо–геройского фильма…..
Застегивая куртку, девушка сверлила спину Файнера мыслящим взглядом. В этом собирательском молчании ей остро захотелось понять несколько простых истин: кто этот молодой человек? Странник? Похож, думала Лена. Похож на странную погоду. На странную улицу с миллиардом полутонов и полузвуков, с бесчисленным количеством полноценных мелодий и картин.
Елена встряхнула головой. Научилась. Начиталась. Работа вредная…..
- Лена, ты скоро? – повернулся на пятках Файнер.
- А? – отозвалась девушка.
После чего посмотрела на свои ладони, в которых покоилась большая черная пуговица с куртки…
- Не смертельно… - улыбнулся Странник.






Кажется, Император вспомнил себя. Теперь окончательно. Как хочется верить, что бесповоротно. Он шел так, как раньше ходил, когда проверял готовность войска. Чеканил шаг. Он смотрел прямо, каменно, так, что горизонт трескался. Его спина натянута гитарной струной, но звучит лучше.
Император вернулся!!!!
А я и не ждал уже. Если бы умел - выронил пару слезинок. Или все же…. Проклятые иглы! Добрались до живого. Ненавижу себя.
Кошка сидела на плече Константина.
- Зачем тебе это? – спросил Император.
- Можешь мне поверить. Так сложилось, что цели у нас разные, но путь – один.
- Зачем ты отправила Элбура в лечебницу?
Алин умолкла, посмотрела на дома.
- Нам сюда! – наконец выговорила она.





Файнер торопился. Очень торопился. Лена смотрела в его удаляющуюся спину, изо всех сил пыталась найти ответы на многие «почему». Но понималось только «зачем»…..
- Ты чего стоишь? – окликнул юноша.
- А? Думаю….
- Отложи это ненадолго! – попросил Файнер.
Лена семенила за широким шагом Странника.
Они оказались на троллейбусной остановке. Подошел пустой общественный транспорт.
Оба вошли в отрытые двери – первым, прыжком Файнер, за ним, придерживаясь за поручень, Елена. Сели. Лена долго пыталась что-то сообразить, собрать мысли по закоулочкам, но потом встряхнула головой. Иногда следует видеть, а потом думать, а не сначала думать….. и все равно для девушки это было – границей безумия.
- Ты чего? – поинтересовался юноша.
- Ничего. Просто схожу с ума….
Странник улыбнулся.
- Привыкнешь…
- Спасибо, но в этом я не сомневалась….
Троллейбус ехал по-настоящему быстро, забыв про остановки.
- Куда мы?
- За книгой….




Император до белизны в пальце вжимал звонок. Я чувствовал, что в квартире есть только стены…. Ни одной живой души.
- Зачем тебе Файнер? – спросил я и прислонился к подъездной стене. Надеюсь,
без побелки.
Константин вздрогнул , потом выдохнул и сполз по стенке. Взгляд его уставился в одну точку. Здравствуй, камень. Ничего живого.
- Император, возвращайся домой! Пожалуйста! Просто забудь, просто плюнь…. Дома хорошо, там все правильно! Народ тебя примет, можешь мне поверить!
Константин перевел глаза на меня.
- Файнер убил её!
- Убил…. Но ведь и ты пойми - он всего-то Странник…. Мало ли, что там…..
Порыва Императора я заметит не успел. Он вскочил и вцепился мне в горло. В шее что-то хрустнуло и изнутри донеслось хриплое:
- Император…..
- Ты с ним, да? С ним?
Он кричал. Кричал с уничтожающей болью. Я физически почувствовал его взгляд. Он ненавидел.
Император с силой впечатал меня в стену. Разжал пальцы и убедился в том, как я сполз на пол.
- Ты такой же червяк!!!!
Кошка была довольна. Все это время она находилась в стороне и молчала, знала, что мы справимся сами…. Алин прыгнула на плечо Императора, и они исчезли за дверью подъезда….
Я так и остался лежать на грязном полу. Подниматься не хотелось. Ещё не хотелось думать и дышать….



Троллейбус остановился. Файнер вышел на улицу, глубоко вдохнул и посмотрел назад. Лена не решалась выходить. Юноша подошел ближе, почти вплотную к ступеньке.
- Что случилось?
Девушка отрицательно покачала головой.
- Прости, кажется, я все-таки задумалась….
Странник поднялся на одну ступеньку с ней. Надо что-то говорить, но так невозможно…. дышать, дышать….. Елена разглядывала лицо Файнера, пыталась поймать взглядом взгляд.
- Пожалуйста, пойдем!
Взгляды зацепились. Остановились. Лена улыбнулась.
- Пойдем! – сказала она и вышла на улицу.
Странник задержался. По привычке потер переносицу, но вышел….
Там был обрыв. Крутой, покрытый зеленью. На той стороне виднелся город парой высоких домов. Туда, за каменные спины, садилось солнце.
Елена подошла к самому краю. В голове её не к месту вертелись всякие глупости несносного характера. Девушка улыбнулась мыслям.
Файнер всматривался в очертание силуэта Елены и пытался хоть что-то понять. Понять…. Ну разве это так надо? Просто острая необходимость…. Конечно, нет. Обычная вредная привычка, как курить. Единственным желанием Странника сейчас оказалось залепить самому же себе пощечину, за уши притянуть на землю, обругать себя за некомпетентность (слово-то какое неродное!). Все это обязательно произойдет. Как-нибудь потом.
Файнер подошел бесшумно, остался за плечом.
- Почему здесь так много воздуха? – спросила Лена.
- Зачем… - начал Странник, но остановился.
Девушка обернулась. Файнер попытался по обыкновению спрятать взгляд за раздумьями и горизонтом, чтобы тот стал просто неуловимым, но не успел. Не смог… не захотел – без разницы. Просто снова смотрел в чужие глаза.
- Почему ты не отводишь глаза? – Спросил Странник
- Зачем?
- Говорят, глаза Странников заполнены ужасами и ночными кошмарами…
- Все они врут! – отрезала Лена и улыбнулась.
Файнер улыбнулся в ответ.
- Итак, зачем мы здесь? – на выдохе спросила девушка.
Юноша открыл рот, но глотнул воздуха и прикрыл глаза:
- Книга…
- Та, что со странным названием?
- Именно…. Только…. Это трудно понять, но постарайся. Будь осторожна с ней. Она… она сама по себе… живая. Может думать, решать…. может влиять на человека….
- Не пытайся меня запугать!



Я мог догадаться, куда ушел Император. Я почти знал. Но запретил себе думать дальше. Хватит, на самом деле, достаточно…. Ещё немного посижу на лестнице, а после вернусь туда, в лечебницу. Стану полезным….. все равно, честно….
Я здесь зачем нужен был? Лишний раз….. убедиться? Спасибо… теперь во мне нет ничего…. Ни сомнений, ни веры…
Домой…. Домой! Бежать, срочно….
Я вскочил на ноги, слишком резко…. Перед глазами замелькали точки. Едва успел ухватиться за перила, но все равно не удержался. Упал на ступеньку…. Торопливым шагом в ушах заспешил пульс.
Где я успел пораниться – не знаю. Вроде, и не успевал нигде… а может…. На подушечке указательного пальца проступила кровь.
Во рту пересохло. Вещи стали видны четче. Мурашки. Холод. Холод вдоль позвоночника. Мерзкая мерзлота внутри. Пусто. Солоноватый запах, как раскуренный, заполняет все, что есть свободного. Вокруг, во мне. Не знаю… я уже не пуст, я полон, я един, я ведом солоноватым запахом, обещающим вкус….


Елена с опаской держала в руках книгу. Признаться в этом слух было бы чересчур, приходилось прятаться за неправдоподобной веселостью, но пальцы чувствовали живой тепло. Возможно, это было просто игрой воображения, но у обложки чувствовался пульс.
- Лена….
Девушка вздохнула и погрузилась в вечность глаз Файнера.
- Она живая…
Странник кивнул, а потом добавил:
- Открывай….
Елена открыла последнюю страницу. Она сияла пустотой. Только неровный рельеф старой бумаги и коричнево – белые пятна.
Лена стала задыхаться. По щекам побежали крупные слезинки. Губы задрожали, тело пронзила то ли боль, то ли крик чужой боли. И дрожь. Мелкая, по всему телу. До хриплого стона.
Файнер выдернул книгу из её рук.
- Что? – крикнул он, хватая девушку за плечи.
Лена только отрицательно покачала головой, попыталась восстановить дыхание. Наконец, контрольный раз она выдохнула и смогла говорить:
- Это не я… я нечаянно…. Я не собиралась плакать… - слова перебивались
всхлипами.
- Файнер, там была смерть! – теперь в голосе Лены был наивный, испуганный
ребенок, - я что, кого-то должна буду убить???
Странник ничего не сказал, он просто рывком прижал Елену к себе и зарылся в волосах.
- Все хорошо…. – сам юноша понимал глупость успокоения этой
фразой.
Девушка отстранилась, посмотрела на Файнера. Он смотрел прямо, сведя брови к переносице.
- Здравствуй, Файнер – голос разлетелся ненавистью, обидел небо.
Лена не придумала ничего лучше, чем спрятаться за спину Странника.
- Снова здравствуй, ты по-другому не начинаешь…. Алин?
- Виделись… - ответила сестра.
Елена почувствовала, как напряглась спина молодого человека.
- Император, пожалуйста… – начал Файнер.
- Даже не собираюсь!!!
Странник сделал шаг вперед. Лена присела на корточки и подняла книгу. Что произошло, Елена не поняла. Глухой удар о землю, где-то за спиной, вскрик. Девушка посмотрела на Алин. Кошка играла с желтым листком.
- ТЫ мне за все ответишь!!! – рычащий голос Константина.
- Стой! – закричала Лена, выставила одну руку вперед. Другой она прижимала к
груди живую книгу.
Император остановился.
- Остановись, прошу тебя. Ты же знаешь, он ни в чем не виноват!
Константин нехорошо блеснул глазами.
- Я смогу тебе все объяснить… - крик разнесся на всю глубину оврага.
- Я смогу. Постарайся поверить….
Император внимательно смотрел на Лену. В глазах его теплилось что-то ненормальное. Он подошел вплотную и шепнул девушке прямо в лицо:
- Почему я тебе не верю???
Елена вжала голову в плечи, попыталась спрятаться за книгой.
- Книга Семпера?
Девушка кивнула.
- У тебя немного времени, чтобы сказать…. – под взглядом Константина Лена
осела на землю.
Подрагивание её пальцев выдавало живучую панику. Файнер стоял в стороне, сжимал кулаки, хотел сорваться туда, но…. Стоял, продавливал землю. Её выбрали, значит, она справится. Значит, справится только она.
Девушка открыла книгу, где пришлось. Молча, она взяла руку Императора. Горячую и тяжелую.




Дождь все не знал, когда ему начаться. Гонял тучи из стороны в сторону, цеплялся за башни.
Император стоял у окна. Плохая погода не касалась его настроения. Скоро свадьба. Этим стоило жить….
Она на цыпочках подкралась сзади, закрыла Императору глаза теплыми ладошками. Это было сущим ребячеством, но дарило счастье.
Он поцеловал ладони любимой и прижал их к груди.
- Скоро мы будем вместе, навсегда!!!
- Я так счастлива! Ты даже не представляешь! Только… - Она замолчала,
отвернулась.
- Что? Что, скажи, не молчи! Я выполню любое твое желание!!!
- Правда?
- Ну конечно!!!!
- Пойми, я ничего…
- Говори!
- Пойми…. Просто всякое может быть… война или что-то. Ты же сам говорил, сейчас неспокойно. И у меня внутри неспокойно!!! Я люблю тебя и не хочу терять!!!! Но мне надо заботиться о будущем нашего сына…. – она погладила живот, - Подпиши… завещание….
Император кивнул:
- Хорошо….
Она поцеловала его в нос и счастливая выбежала за дверь…оглянулась по сторонам, поправила идеальную прическу, направилась вверх по лестнице.
Темный, узкий, холодный коридор вел к высокой двери. Дверь поддалась с легким стоном.
Темная комната освещалась умирающей свечой со стола.
Она подошла ближе, села на соседний стул.
В свете негреющей свечи угадывалось бледное лицо.
- Он согласен.
- Неужели? – удивился Элбур.
- Ты сомневался?!
- Совсем нет…
- Дальше уже ты!
- Я помню…
- Я не сильно измучила тебя голодом?
- Я привык…
- А императорская кровь вкусная?
- Конечно…. Она же высшего сорта.
Два смеха вонзились в холодные стены.


Лена отпустила руку Кости. Челка прилипла ко лбу.
Император спрятал лицо в руки, дышал надрывно, через раз.
- Лена… - сквозь пришедшую темноту проступил голос Элбура. Его хозяин был
бледен.
- Лена, убей меня…..
Девушка поднялась на ноги, выронила книгу, пыталась что-то сказать, но забыла, как это делается.
- Разве можно убить вампира?
- Меня теперь можно….
- Я не буду этого делать!!!
Элбур вытянул вперед руку со старинной и странной игрушкой – арбалетом. С каждым шагом он делался ближе.
К Елене вернулась дрожь.
- НЕТ!!!! – наконец выкрикнула она.
Элбур остановился и рухнул на колени.
- НЕЕЕТ!!!!!! Почему я????? При чем здесь я???????? – кричала Лена
- Жизнь и Вечность не задают таких вопросов. Они просто решают, кому быть
чьим испытанием….- голос Файнера, будто с той стороны, успокаивал…
- Я умоляю тебя – просил вампир. Потом он тоже сорвался на крик:
- УМОЛЯЮЮЮЮ!!!!!!!

Рядом с плачущей Леной выросла девушка. Тонкая, как фарфоровая кукла. Она
равнодушно посмотрела на слезы Елены, взяла в руки арбалет и нажала на курок, тетива запела….

- Алин, что же ты сделала?!?!?!?



- Алин, зачем ты привела Императора?
Файнер посмотрел на холодный профиль сестры. Та рассматривала ногти.
- Сказал бы спасибо, что ли…
- За что?
- А ты вспомни Кодекс, пункт №7!
Файнер треснул себя ладонью по лбу. Он и так все знал, но хотел не знать. Хотя бы забыть….
«7. Странник не имеет права испытывать чувств. За влюбленность и любовь – казнь»

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 6)
  •  Просмотров: 957 | Напечатать | Комментарии: 1
       
9 февраля 2011 08:59 АСИ
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 31.01.2011
Публикаций: 35
Комментариев: 913
Отблагодарили:8
На мой взгляд, ваша ошибка в том, что очень много сразу надо читать, а мы разленились, поэтому ... без комментариев.
Дочитаю, поговорим...
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.