Надену смуглое Позвольте? Конечно, подкупает простота: В Уагадугу был бы я на Верхней Вольте, Но быть должна и в ЭТОМ ...красота И я скажу не "Дайте", а ..."Позвольте...". Это потом уже задушит страсть, И станет изначальное ненужно, Но прежде, чем жемчужное украсть, Я Вам скажу, что все у вас...жемчужно (Автор - klimsb) А я - за честность! Не

Поп, Юлия и тяжелый рок.

| | Категория: Проза
(Вымышленных персонажей нет)

Жила в нашем селе девушка Юлия – невзрачненькая, чем-то забитая и убогонькая. Нормального вроде сложения, но какая-то неприглядная. Ее потихоньку считали дурочкой – а потихоньку потому, что сострадали. Юлия была детдомовская; все ее чаяния в жизни сводились к тому, что ей напишет наконец письмо какой-то ее дядя. К которому она тянулась всею своей истосковавшейся от одиночества душой; и главной ее трагедией было то, что дядя не пишет и встречаться не хочет. Подозреваю, что Юлю никто в жизни ни разу не обнял – ни по братски, ни по отечески, ни по жениховски; никак. Жила она в вопиющей бедности, и внешней и внутренней, и прижаться к родному плечу желала отчаянно. Шли годы, надежды становились чувством глубокой тоски, и перспектив никаких не предвиделось.

Не исключаю, что родители ее были пьяницы, бросившие ее в дет. доме; не мог же только дет. дом сделать ее такой ни к чему прекрасному невосприимчивой. Юлия, на мой взгляд, была слабоумной в том смысле, что не заполняла свою тоску чтением книг. Чарльз Диккенс мог бы ее очень утешить – да мало ли писателей, показавших судьбы гораздо горшие ее судьбы – и при всем трагизме обнадежившие надеждой на чудо?

Но Юлия не читала дядю Чарльза, а ждала и ждала писем своего дяди. Все разговоры с доверенными людьми (я и поп) сводились к острой обиде на бесчеловечность дяди; Юлия его быстро прощала и писала снова.

Бездельницей Юлия не была; она мыла пол в правлении колхоза. Корявые полы, обшарпанные стены, плакаты, прокуренный «Примою» воздух и матерщина, матерщина, матерщина с тоской… Дет. дом для взрослых. Тоска кругом, тоска у всех; развал всего, воровство и бедность; зарплаты мизерные; все только привыкали к «новой жизни» и «крутились» как-то хаотично, в успехи изначально не веруя. Очень скоро все свелось к «украсть зерно и вырастить свиней» - то есть, вернулось на круги своя…

И жил в нашем селе поп. Он был пятым, к нам присланным для упражнений в молитве и посте. Пост мы попам создавали легко, а вот приучить не пить, а молиться удавалось не всегда. Попы любят молиться в храмах, а наш храм никак не желал преображаться из колхозного склада в место Богообщения - по крайней мере, в этом были убеждены почти все колхозники. И они помогали храму чем могли – воровали доски и кирпич, саботировали организованные попами «субботники»… И вообще всем своим видом убеждали попов бросить это тугое и скрипучее дело; надорвавшись, попы уезжали. Приезжал новый бодренький, хватался за все, все бросал и уезжал.

Между тем сельская жизнь шла своим чередом. Народ мер от пьянства, болезней и старости; удавленники, опойцы и угорельцы шевелили монотонную сельскую жизнь. Попы были нужны как атрибут похорон – торжественные проводы тусклой жизни ощущалась всеми как необходимость. Сколько я прожил в том селе – не помню свадеб, а помню только похороны; лишь похороны давали сельчанам повод пить не просто - чтобы упасть в сугроб и замерзнуть – а по делу: – «Митрича провожаем». Похороны объединяли мужиков общим трудом – могилка и прочее; баб – готовкой поминального обеда. Там же, а не в пустом промерзшем храме, случалось и душевное единение попа с «прихожанами». К моему переезду в село это похороны стали отработанным культом, с распределением обязанностей по способностям и ритуалом самогонопития не скотским - а вполне чинным. Мужики мастерски носили гробы по узким и скользким тропинкам кладбища; мастерски, из неудобного положения гробы опускали; чин отпевания заучили наизусть и догматику православия знали из надгробных проповедей. Поневоле участвуя в сельской жизни - (которая, как понял читатель, есть похороны) - я многое из сельской жизни познал и в свое время попу новому пригодился как советник.

Советник по особо деликатным поручениям - в области организации похорон удавленников, к примеру, когда поп не мог петь ничего, кроме «Трисвятого». Так я стал доверенным лицом Церкви.

Я понимаю, что уклоняюсь от рассказа о девушке Юлии – но поскольку, как мог догадаться читатель, дело идет к ее похоронам, мне подумалось дать картину сельских похорон развернутую – ведь на Юлиных похоронах проскользил миг духовного торжества; и оно стоит того, чтобы предварить его бытовой рутиной. Впрочем, описание попа нового будет не совсем рутинным для меня занятием.

Итак, похватался поп за все сразу, похватался, сник да успокоился. От созидания храма своего внешнего перешел он к созиданию храма своего внутреннего – а куды еще деться? Храм внешний высокий, старинный, требует миллионных вложений, а тут по кубу досок в месяц только и выцыганишь, бегая по прокуренным колхозным управам… Стал поп ходить по селу по внимательней. Пришел ко мне – дом мой к храму близко; поручил мне охранять доски. Я отказался – не стрелять же мне в колхозников, когда они попрут? Сговорились мы так: все, что поп в окрестностях напопрошайничает, складываем около моего забора; здесь мне стрелять удобнее для совести. Выпили за успех. Так я стал церковным сторожем.

Живем дальше, знакомимся. Летом в храме прохладно, хорошо; птичий навоз предшественники попа выгребли, можно молебны служить; а вот зимой – стужа. Поп оказался аскетом и не убежал, как все, а служил молебны в храмовой стуже. Я понемножку втянулся в его заботы и попробовал наладить отопление. Наполовину вышло; так я стал церковным кочегаром.

Как мужика, держащегося на ногах… (понятия «непьющий» у нас в селе нет) – меня часто привлекали к стержню сельской жизни. Мероприятий этих я очень не любил; знал бы читатель, какие зловония бывают от на печи на теплой от опоя померших – он бы простил мне мои избегания и отговорки. Но выручил поп; я был приставлен к кадилу и обучился всему быстро: разжигать химический самовозгорающийся уголь вне дома, чистить кадило в «непопираемых» местах, вовремя раскочегарить, заранее вложить ладан и вовремя подать. Я уже не носил гробы, я возил попа и держал раскрытым требник. К моему имени все чаще стали добавлять отчество, и кто попало пить ко мне уже не совался. Так я стал почти пономарем.

Поп был молоденький, худенький, одинокий, отчаянный, и очень скоро стал лишенцем прав - по лихачеству. (Сцапали его в Москве). Пришлось мне возить попа нашего на похороны по всем селам; мне начало казаться, что похороны есть теперь и его жизнь, и моя, и всеобщая. «Чин Всея России отпевания».

Помню такой случай. (Машина тогда встала на ремонт, батюшка ее сам рихтовал обычно). Приходит поп и говорит – дай сапоги резиновые, в такое-то село на требы сходить. На нашем языке - (а мы уже обрели общий язык) - это означало: «в соседнем селе бабка преставилась, пойдем, поможешь по домам». Кроме отпевания всегда будут освящения домов (популярно) - и, возможно, Соборование – очень непопулярно. Дал я ему сапоги, пошли мы через поле. Три километра всего, но чернозем от дождей осенних стал почти болотом – или хуже. На каждой ноге по пуду черной липкой земли. Идем по-военному, со скорбями. Непривычные сапоги сразу же натерли батюшке раны. Ощущение безблагодатности, пустоты похода сразу же напало на нас обоих. Так бывало всегда, когда отпевали не совсем правильно померших. Матершинницу, ведьму отпевать идем? Утешал я себя вечернею попойкой и продирался сквозь липкий, трактора засасывающий чернозем. Не знаю, чем утешал себя поп – но от чего-то мне подумалось: – как же этот чернозем Юлия сейчас в колхозе с полов моет? С линолеума было бы легко; но там пол щелястый, дощечки играют… Приятно хозяйке видеть плоды своих трудов в чистоте и красоте; но Юлия и этой радости - радости здорового труда была лишена. Как она не старайся – пол все равно будет плох. И глаз не радует, и не похвалят. И этого утешения она была лишена в жизни; ничего, ничего не оставила ей судьба, чтобы за жизнь хотелось Юле цепляться. Одно и то же каждый день, один и тот же пол щелястый, и грязь липкая, и домик косенький, пустой… И чужие люди вокруг – добрые иногда, но чужие… И натирала ей жизнь на душе те же раны, что и батюшке на ногах, и как-то вместе они шли по жизни – с тяжестью чернозема, тяжестью одиночества, тяжестью унижений, тяжестью долгов за покрытую крышу храма… Тяжестью неосознанных тяжестей. Но - идущими. Юля так вот, идущей, и умерла. Но об этом позже.

Юля пришла на исповедь незадолго до смерти, месяца за два. Обычно поп молодух исповедывал кратко – и это понятно; одинокий, тонкий, изящно владеющий словом… для села – интеллектуал, поп мог привлечь к себе нездоровые симпатии. Но с Юлей он говорил долго – и, по-моему, помочь душевно ей не смог. Но Причастие ей, видимо, как-то помогло. У нее оживилась внутренняя жизнь – по внешним признакам попросту обострилось ее душевное заболевание. Она пришла еще пару раз, как я позже понял, по тому же вопросу отношений с дядей. Вроде бы, еще причащалась. Помню плохо, тогда было много поездок.

Машина попа была - ну точно как его жизнь: разбитая, неухоженная, плохо держащаяся на дорогах земных и рвущаяся молодым своим мотором перевезти кого-нибудь на Небо. Мне этот настрой понравился. Так я стал церковным шофером.

При первой же попрошайнической поездке в Москву - поп надеялся выцыганить у кого-то денег - мы с попом совсем сдружились. Дело было так. Поп натолкал в проигрыватель своих дисков – и я прослушал всю псалтирь и все Валаамские напевы. В качестве протеста я начал имитировать засыпающего; на вопросы отвечал через раз и умолял поставить что-нибудь для простых смертных. Поп начал с «Кино»; и пели песни эти неувядаемые мы втроем – Цой, поп и я. И подумалось мне тогда, что поп – тот же одинокий, романтичный воин… С семьей что-то случилось; может, за излишнюю религиозность и нестяжание жена бросила; никто в колхозе его не понимает, и он никого; друзья далеко где-то, и такие же одинокие воины духа… Бьется, бьется со всем миром, храм отстраивая… Документы, договора, договоренности… Коварство чад века сего, подлости, клеветы… «Я чувствую, закрывая глаза… Весь мир идет на меня войной»!

Самым трудным делом для попа было клянчить деньги на реставрацию храмов; все подразумевали, что часть денег попы берут себе; и наш поп от этого мучился. Я же знаю, что деньги, подаренные ему одной дамой именно «на дом» - он потратил сразу же на крышу храма. Совестливый был он какой-то, нестандартный; слишком тонкий и не мудрый.
Еще один случай, как штрих к портрету. Едем как-то из епархии. Поп совсем угрюмый. Что-то там не так пошло. Наконец проговорился: «Самое главное препятствие к распространению христианства в России – Русская Православная Церковь». Ничего я особо тогда не понял; думаю, это его достал тот дух канцеляризма и мертвых формальностей, который он иногда обличал… Поп хотел горячей религиозной жизни, а ему дали стройку; стройку ни для кого – три бабки-прихожанки уже готовили себе погребальные наборы.
Едем дальше. «Кино» кончилось, не долго порадовав - у попа были для себя составленные небольшие сборники. Назревала угроза возвращения душеполезных записей. Я сразу сказал, что я усну с тоски. Поп покряхтел, помялся, посмущался и достал «Рамштайн». Оказалось – сборник; далее пошли сборники и фрагменты из «Металлики», «Райнбоу» и всего того, что заменяет шоферу кофе. Пения поп не любил, английского не знал, и предпочитал инструментал. Звуки эти любила и машина попа; они скрывали ее скрипы и машина сознавала себя комфортной. Так мы и катались по самой плодородной и самой заброшенной на планете земле… На меня курящего поп смотрел странно и я понял, что курить он бросил не так давно и не без борьбы.

Вернувшись из Москвы с дыркой от бублика, узнали очередную новость – в традиционном стиле. Умерла Юля, и было это так.

После Причастия ее внутренняя жизнь, с которой я совсем не знаком, обострилась. Мужчина в таких случаях ищет Бога в молитве; женщина же обычно ищет батюшку в храме. Юля поискала-поискала, да и не нашла. Ей сказали, что батюшка в райцентре – мы действительно сначала там попрошайничали. И она пошла в райцентр, пешком, за тридцать километров. Искать батюшку, искать разрешения мучительного вопроса, искать утоления сердечной муки – а может быть, и Бога искать; может быть, искать утоления духовной жажды. Искать света в своей тьме.

Она прошла райцентр и пошла дальше, в сторону Москвы. Возможно, она увлеклась размышлениями, или молитвой; но шла она, видимо, без отдыха, раз в пять утра оказалась за сорок километров от своего дома.

Далее рассказал водила грузовика. Она шла по центру дороги, с иконой в руках и на сигнал грузовика не обратила внимания. Ее сбило сразу насмерть. За водилу все впряглись, все поясняли милиции, что Юля немножко «не того». Вроде бы его не стали держать в камере.

Мы с попом пошли на похороны. Погода была хорошая; гроб стоял перед Юлиным домиком – выделенным колхозом домиком «для своей работницы». Нищета там была трагичная. Но гроб был еще беднее; он был чужим, коротким, его наспех удлинили; утолщение досок было заметно под добавленной тканевой обивкой. Цвет добавленной этой обивки был какой-то линяло-лиловый, и вызвал у меня особую тоску. Но спасибо администрации, все-таки люди позаботились хоть как-то.

Мужики стояли суровые – выпивки не предвиделось. Как ни странно, всеобщая тягостность никак не передалась попу. Отпевание прошло с его личным воодушевлением. Кульминацией же этого правдивого рассказа будет его надгробная проповедь.

Много его надгробных проповедей я услышал за эти пол-года. Все они были по форме разными, но суть сводилась к нескольким основным понятиям. Поп хорошо говорил о величии вечности и мимолетности, краткости жизни. О том, что в этой многоскорбной жизни мы определяемся – добро или зло нам ближе. О том, что для усопших закончилось время покаяния, и теперь только молитвы ближних имеют перед Богом вес. О том, что усопшим нужно помогать молитвой и добрыми делами, самим для весомости молитв возрастая во благочестии. Целью всех его надгробных проповедей было утешить зареванных жен и дочерей; они слушали серьезно и поп тоже старался серьезно. Чувствовалось, конечно, что размышляя о смерти, сам он думает о чем-то, что не озвучивает; но в целом проповеди эти погребальные были куда искреннее проповедей его после-литургийных. Там никто не сочувствовал его призывам сохранять чистоту и горячность веры; все слушали лениво и поп говорил все себе. Здесь же, на отпевании Юлии, все поменялось местами. Поп сказал себе, хотя все и приготовились услышать.

Нет родственников, которых нужно утешать. Он – ее единственный несостоявшийся родственник. И он себя утешил.

Поп поднял взор выше голов погребающих. Он видел сейчас всю Юлину жизнь. Начиная с дет. дома. Он видел ее дядю, ее наивные надежды, ее тоску, ее неустроенный быт… Видел тяжелый дух колхоза, почивший на сердцах предстоящих… Видел ее детские незажившие в колхозе раны… Поп видел дух зла, всех загоняющий в чужие гробы… И именно ему - именно от себя он и сказал надгробное краткое слово.

Настал духовно-торжественный момент. Чувствовалась Юлина блаженная вечная жизнь. Поп разволновался. Красноречие покинуло его. Поп ушел, остался честный рокер. Рокер смотрел и на людей и сквозь них; он говорил и людям и духу зла; дух зла проиграл – и поп говорил и гневно, и радостно, и злорадно!

- Че… Уставились… Че… Хмуренькие все такие… Че… Хотите… Чтоб она… Всю жизнь… В колхозе вашем… пол ваш мыла?!

Так я стал верующим.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 93
     (голосов: 3)
  •  Просмотров: 469 | Напечатать | Комментарии: 10
       
20 декабря 2010 20:50 Kochegar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.10.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 18
Отблагодарили:0
Нда... Умно сказано о зеркале общества. Я в свое время понял, в чем популярность "Кино" - Цой выразил терзания миллионов, и выразил блестяще. На нем как-бы сконцентрировались порывы многих. Это - не популярность, и не профессионализм. Это - проявление жизни. Но такое бывает редко... Насчет косности - блещи творец талантом, и косность тебе простят; а от эволюции мы не убежим. Все живое растет - и слава Богу. Спасибо за внимание!

Кочегар внутренней жизни.

       
20 декабря 2010 20:36 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8789
Отблагодарили:95
Вообще, это сложный вопрос. Есть целевое формирование зрительских симпатий, но есть и другое:когда творец отражает зеркалом общество. Если оно состоит из "дряней", то он певец дрянной толпы, не более того. Конечно, есть и другие творцы-которые борятся за чистоту искусства. Но и здесь непросто, потому что есть опасность погрязнуть в косности, а любое творчество должно эволюционировать.

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

       
20 декабря 2010 20:26 Kochegar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.10.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 18
Отблагодарили:0
Количество читающих - это скорее популярность. А популярной у толпы может стать и дрянь... Так мне иногда думается. А вот слово "профессионализм" я не всегда люблю. Уважаю противоположную точку зрения, но до чего же неприятно словосочетание - "профессиональный поэт"... Гораздо красивее звучит - "Непрофессиональный поэт".

Кочегар внутренней жизни.

       
20 декабря 2010 20:17 Влад Обской
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 20.12.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 2
Отблагодарили:0
Я прочитал комментарии и подумал: А чем профессионализм можно измерить? Да скорее всего только количеством желающих читать, то что тобой написано. Желаю творческих успехов Вам и себе.

С уважением и наилучшими пожеланиями,
Влад Обской.

       
20 декабря 2010 19:21 Kochegar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.10.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 18
Отблагодарили:0
annacsitari, Некрасиво как-то две одинаковые публикации давать. Время пройдет, новое напишут, тогда уж можно. Здесь, на сайте - интересные авторы и читатели, но технически - сайт не литературный. Редактировать и убирать - дело архиважное. И обсуждать исправленное - совместное творчество. Все это есть на "Сочинителе", но их уровень высок для меня, недотягиваю. Двоечник я... А Вам спасибо!

Кочегар внутренней жизни.

       
20 декабря 2010 19:09 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8789
Отблагодарили:95
Жаль, что нет возможности убирать. Но.знаете, поместите просто исправленный вариант, а потом можно написать админу, чтобы снять предыдущий и вместе почитаем, что лучше.Может, народ присоединится и мы доведем мысль до совершенства-)

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

       
20 декабря 2010 18:56 Kochegar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.10.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 18
Отблагодарили:0
Я понимаю Вашу маму. Свежесть, искренность мысли и чувства - вот что меня привлекает в творениях. Жаль, что на этом сайте нет возможности редактировать - здесь первый вариант, который я написал экспромтом, без возможности сосредоточиться. Во втором варианте концовка более четкая.

Кочегар внутренней жизни.

       
20 декабря 2010 18:45 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8789
Отблагодарили:95
Честно говоря, мне трудно оценить профессионализм, мало того, для меня профессионал-тот, кто на хлеб зарабатывает мастерством, не более того.Сужу, как читатель и мне нравится. Были бы у Вас книги, купила бы. Так, глядишь, и на хлеб заработали laugh .Моя мама работала в очень солидном издательстве "Украинская сов. энциклопедия" и когда вышла на пенсию, перешла на чтение жутких женских романов. А мне объяснила, что у нее уже аллергия на отточенность "профессионалов". Тут бы в самый раз задуматься "А для кого(чего) пишется-то!" Успехов. А я -в зрителях(или группе поддержки).

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

       
20 декабря 2010 16:53 Kochegar
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 22.10.2010
Публикаций: 11
Комментариев: 18
Отблагодарили:0
Э, нет, наврядли я мастер. Здесь - Ваша доброжелательность и видение сути рассказа. Знали бы Вы, как меня на "Сочинителе" чехвостят... Там требуют профессионализма, а мне до него - как до луны!

Кочегар внутренней жизни.

       
20 декабря 2010 16:37 Анна Читари
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.11.2010
Публикаций: 150
Комментариев: 8789
Отблагодарили:95
Кочегар! Опять с удовольствием прочла Вашу прозу. Вы-мастер деталей. Прекрасно подмечаете все и описываете. Очень понравилось перепрыгивание по сюжетным линиям. +++++++ sad

Эрудит - это человек, который всегда найдет синоним, если не знает,как пишется слово.

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.