Господин. Мой Новый Мир. Глава 11 - Проза

За портьерой с узорами странными, У окна,что бело ото льда, Неподвижно,с глазами стеклянными, Я стою и смотрю в никуда. Сожалею о том,что безвременно, Безвозвратно ушло,навсегда, Что по глупости было утеряно, Утекло,как сквозь пальцы вода. Вырываю из памяти прошлое, И листаю обратно года. То,что срезано,скошено,брошено, Воротится ль?Увы,никогда.

Господин. Мой Новый Мир. Глава 11

| | Категория: Проза
Бег. Быстрый топот ног по лужам. В эту дождливую ночь, когда тучи спрятали луну, что демоном смотрела на город, в эту ночь, когда были слышны лишь дождь и гром… По городу бежали двоя. В ночь, когда крепкие и сильные мужи предпочитали сидеть дома за семью замками, двое юношей бежали в поисках реликвии предков. В ночь, когда все лихие авантюристы, мародеры, самый разный преступный сброд рыскал в поиске шайки молодых людей, нагнав страх на весь город, двое юношей бежали, чтобы достать вещь, что принадлежала одному из них…
«Я? Почему именно я… Почему он выбрал меня…» - проносилось в голове одного из бегущих.
***
Прошло около двух часов с момента, когда для него все кончилось. Человек, о котором он заботился с момента смерти родителей и которого оберегал долгие десять лет – лежал мертвым. Все кончилось, у него не осталось выбора, лишь пойти с ними за целью, о которой он и не знал до сего дня. Он знал, что этот человек появится, и жизнь его изменится. Но цена, которую он заплатил…
Но он не мог уйти просто так. Просто не мог. Осталось кое-что, что по праву принадлежит ему и кое-что, что он должен забрать. И он возьмет с собой эту вещь, или погибнет. Ему нечем дорожить и нечего терять. Он готов пойти за человеком, что лишил его выбора. Но сначала – он возьмет то, что ему причитается.
***
Двое юношей стояли друг напротив друга. Им обоим было семнадцать. Четыре часа назад они впервые встретились. И за это время – так многое изменилось. Русоволосый юноша, с зеленовато-серыми глазами, спокойный, расчетливый, умеющий думать наперед, всегда анализирующий происходящее. И юноша с каштановыми волосами, синеглазый, эмоциональный, импульсивный, никогда не думающий наперед, доверяющий лишь мгновенным инстинктам и чувствам, слушающим лишь свое сердце и никогда не замолкающим, даже в самых безнадежных ситуациях. Они были так не похожи. Но судьба уже сделала свой ход. Первый уже не мог обойтись без второго, он должен был кому-то довериться и в решающий миг, рядом был лишь этот человек. Человек, из-за которого погибло то, что он берег все эти годы, то, что давало его жизни смысл. Они стояли друг напротив друга, они стояли над трупом девочки, совсем юной, но уже оступившейся, вставшей поперек дороги человеку, который не терпел вмешательства в его планы.
- Ты, - с обреченной решимостью произнес юноша, который потерял все, - ты пойдешь со мной. Ты должен помочь мне.
- Похоронить тело? – дрожащим голосом спросил юноша, виновный в смерти девушки.
- На это нет времени, ты просто пойдешь со мной. Пообещай, что поможешь мне, во что бы то ни стало.
- Что ты собрался делать?
- Это не важно, если ты не согласишься пойти со мной.
- Ты хочешь вернуться в город?
- Да.
- Ты умрешь.
- А ты пойдешь со мной.
- Я не могу умереть. Я дал ему слово пройти весь путь с ним до конца.
- И потому… Ты пойдешь со мной.
- Что ты хочешь сделать?
- Лишь забрать свое по праву.
Юноша, повинный в смерти девушки, улыбнулся. Но в наступающих сумерках его собеседник этого не заметил. Улыбнулся так, как мог улыбнуться лишь он. С беззаботностью и яростью человека, понимающего, что он обречен, и с этим ничего нельзя поделать. Уголок его рта дернулся вверх, превратив улыбку в оскал. Придет время и это выражение заменит его настоящую улыбку - улыбку счастливого и красивого юноши.
- Если мы не умрем в городе. ОН убьет нас лично.
Русоволосый, зеленоглазый юноша, лишь покачал головой и тоже постарался выдавить улыбку. Впервые они улыбнулись друг другу, не в знак вежливости. А знак понимания и согласия.
***
Бег. Быстрый бег, шлепая по лужам, они бежали по улицам города, по камням, которыми была вымощена дорога. Тьма стала их союзником. Но и союзником их врагов.
Сегодня город кишел людьми, которые искали их предводителя, у него было то, о чем мечтал каждый, о чем только мог мечтать любой человек – ключ к абсолютной власти не только над людьми, но и над силами природы, над самой природой, погодой, временами года. Власть над собственным миром. Азарт, жадность, тщеславие – все это символизировало сегодняшнюю ночь. Жажда наживы и желание пролить кровь ради мечты – вот чем наполнен воздух этого города. Предчувствие беды, вот что не смог смыть свежий дождь из затхлого воздуха этого города.
Они бежали, прячась за домами, сараями, подходя все ближе и ближе к городским улицам. Кроме них по главной дороге не было ни души.
«Почему я? Из-за меня погибла Лесси, только я виноват в том, что его сестра…»
- Быстрее! – нетерпеливо скомандовал юноша, которому надо было срочно вернуться в город.
Они ускорили бег. Никого. Нигде.
Он всматривался во тьму до рези в глазах, пока текущие от напряжения слезы не делали наблюдение невозможным. Бегущий впереди юноша рискует всем. Даже жизнью ради чего-то, что даже не стоит риска.
«Кинжал… Красивый кинжал? Старая дедовская реликвия? Все, что осталось тебе от семьи и от былого величия предков? – размышлял он на бегу, - Почему я не взял свой дом и всю свою землю, чтобы сохранить память предков? Мы погибнем… Но все же.. Почему я? В лагере еще восемь человек, почему я? Почему именно меня он разбудил среди ночи и отвел к месту смерти сестры, а потом и сюда? Только лишь в том, что все это моя вина?»
Или было еще что-то?
- Мы почти у города, - сообщил впереди бегущий юноша.
- Я знаю, - сварливо ответил он – я бывал тут несколько раз.
- Ты не внимателен, я обращаюсь к тебе уже второй раз. Будь собраннее.
***
- Так и сказал? – улыбнулась Кэтрин Новелл, прекрасная девушка, которую он увидел, выезжая из леса, который был после долгих лет пустыни.
- Да, - с улыбкой ответил он, - Попросил меня собраться. А-то, я, видишь ли, летаю в облаках, - молодой человек, лет двадцати трех, весело улыбнулся, но потом некая грусть появилась в его глазах.
- С первого дня он проявил заботу о тебе. Словно уже тогда решил, что будет отвечать за тебя. Станет твоим инстинктом самосохранения, - покачала головой Кэтти. Она совсем недолго знала этих двоих, но уже прекрасно поняла, как обстоят дела, - тогда что это только что было? Почему вы поссорились, перед тем, как ты отвел меня сюда, - она обвела руками задний двор дома старушки Анны, где среди яблонь валялись чекушки пенька, на котором он любил просиживать дни и который его друг недавно распилил, - что это был за концерт, м?
Молодой человек с синими глазами и длинноватыми каштановыми волосами взглянул на свою собеседницу, прекрасную девушку, в которую был влюблен и просто улыбнулся.
- Ты будешь слушать или нет?
- Вы с Робертом слишком много темните последнее время, Сэй Дориан Эт, - поджала губы Кэтрин, - Но так и быть. Продолжай.
«Ты всегда будешь рассказывать мне о вас. Роберт слишком много значит для тебя. Эта ссора – удар в самое сердце, ведь так? Именно поэтому я слушаю историю о том, как вы впервые сделали что-то, как друзья, о которых многие только могут мечтать… Что-то не так. Но ты никогда не скажешь что…» Она посмотрела в его глаза и улыбнулась.
Он понял, что она вновь – само внимание, - и продолжил.
***
Они с Робертом добрались до города без проблем, если не считать прохладный дождь, грязь и темноту, в которой не было видно не зги. На улицах города у них уже начались проблемы.
Пробегая по одному из переулков, Дориан, поскользнувшись в грязи, рухнул Роберту под ноги так, что оба юношей упали. Начав причитать, Роберт попытался поднять своего спутника, который извинялся, копошась в грязи, осложняя работу Роберта, как вдруг юноша, мгновенно прекратил ворчать и тащить Дориана. Разглядев что-то во тьме, он сию же секунду столкнул его с дороги за ближайший дом. Запрятавшись за ними, Роберт опасливо выглянул из-за угла и попытался заново разглядеть то, что во тьме ему показалось.
- Что там? – поинтересовался Дориан
Роберт лишь приставил палец ко рту и продолжил внимательно изучать улицу впереди.
Дориан всмотрелся в профиль своего спутника, и оставившие его мысли вернулись к нему вновь.
«Почему я? Он разве не понимает, что я фактически стал причиной её смерти? Я не удержался и сказал ей слишком много. Почему я? Он говорит, что со мной он не погибнет. Но разве она – не погибла, потому что в тот момент осталась со мной? Я не могу его подвести… Я не могу ошибиться, я должен сделать все, чтобы отплатить ему. Я виноват и я отвечу за это…»
- Смотри, - шепнул ему Роберт и указал на то, что он так разглядывал.
Дориан аккуратно выглянул из их укрытия. На том месте, где были они до того, как Роберт увел их, стоял человек. Сквозь дождь можно было попытаться разглядеть его. Старый, плотного телосложения, судя по всему, кто-то из тех, кто сегодня ищет манускрипты. Роберт почему-то был уверен, что старик не заметит их, и даже не услышит.
- Старый Оливер.
- Хм? – переспросил Дориан.
Роберт поглядел на него и толкнул, Дориан рассеяно поднял на него голову.
- Что?
- Не витай в облаках, думай о том, что мы делаем, а не о всяких там облачках и птичках.
- Я вовсе и не…
- Соберись и не спорь. И меньше трепи языком.
Дориан кивнул.
- Старый Оливер, - повторил Роберт, указывая на уходящего во тьму старика, - помнишь Джонаса Грайнта, которого прирезал твой старший товарищ? – Дориан кивнул, - это один из его подельников.
- Тоже мародер?
- Гробокопатель. Опасный тип. Да и к тому же весьма храбрый, коль лезет в могилы.
- Ты веришь в призраков? Не волнуйся. Я был в некоторых старых могилах. Это совсем не страшно, вообще не страшно. Там нет духов и призраков, только крысы, да кости, так что поверь мне…
Роберт прервал его речь, слегка ударив его ладонью в затылок.
- Молчи, пойдем уже. Пора.
- Да ты сам говоришь не замолкая..! – возмутился Дориан.
- Я знаю, когда остановится. А ты нет – дай тебе волю, и ты никогда не заткнешься.
Что-то в этих словах очень сильно уязвило Дориана.
«Он все же ненавидит меня… - пронеслось в его голове, - ненавидит за то, что я говорю. Ненавидит за то, что я рядом с ним, ненавидит за то…»
Кто-то ухватил обоих мальчишек за плечи. Резко обернувшись, Дориан от неожиданности чуть не вскрикнул, но Роберт вовремя ткнул его локтем под дых и все, что Дориан смог, это хрипло выпустить воздух.
Схвативший их – был обычным горожанином, лет сорока-сорока пяти, тщедушный, хилый и неприветливый мужчина внимательно смотрел на двух подростков.
- Что занесло вас на задний двор моих хором, молодые люди? – раздраженно поинтересовался держащий их за плечи мужчина.
- Мы попытались избежать ненужной встречи… мистер… - начал отвечать пришедший в чувство Дориан.
- Мистер Клайк, - договорил за него Роберт.
Услышав свое имя, мужчина пригляделся к Роберту и, видимо, узнав его – расслабился.
- Эй, а ты случайно не тот серьезный паренек с Восточной Улицы? Роберт Уотс, так кажется?
- Он самый, - кивнул Роберт.
- Так что вы здесь забыли, молодые люди? - вернувшись к началу, проговорил Клайк.
- Мы просто прятались, - улыбнулся вяло Роберт, - мы увидели на дороге старого гробокопателя и решили не попадаться ему на пути.
Клайк вскинул брови, сделал какой-то суеверный жест перед своим лицом и кивнул.
- Понимаю, решение определенно верное.
Пригрозив им, чтобы они, не медля, проваливали с его заднего двора и шли уже по своим делам, мужчина захлопнул заднюю дверь.
- Видимо, он не подозревает о шумихе вокруг чужаков пришедших в городе… - пробормотал Дориан.
- Мистер Клайк – не общественный человек, только и всего, - пояснил ему Роберт.
Пройдя еще несколько домов через задние дворы, они вновь вернулись на главную дорогу. Роберт постоял немного под дождем, в размышлении покусав губу и двинувшись с места, свернул с основной дороги, куда-то вглубь города.
- По главной дороге… Да и вообще по этой стороне улицы, пожалуй не пойдем. Я верю, что мы сможем справиться с чем угодно, но рисковать все же не стоит.
Дориан рассеянно кивнул и двинулся за своим спутником, отставая от него на полшага и вновь углубившись в свои думы.
«Он прекрасно держится, вся его жизнь рухнула, я убил её. Все изменилось, но он добр со мной. Он ведет себя так, словно он испытывает облегчение, но это не так, это не так. Я убил его жизнь… И почему я? Почему именно я…?»
- Где-то еще пять минут.
- М?
- Пять минут, и мы дойдем до нашего с Лесси дома. Там ты подождешь меня у входа, минуты две, а потом так же бегом вернемся в лагерь. Выдержишь?
- Что именно? – улыбнулся Дориан Эт, - пять минут под этим ливнем или еще пятнадцать минут бега?
Роберт дернул уголком губ с легким раздражением и предпочел никак не реагировать. Видимо, решил, что Дориан выдержит и то, и то и еще что-нибудь поверх.
Они бежали среди домов, в среднем напоминающие обычные кирпичные или деревянные постройки из одного или двух этажей. Дома стояли ровно друг за другом, как всегда, Главный Город Запада даже в этом районе не сильно отличался оригинальностью. Вскоре они добежали до строения, которое чуть отличалось от всех предыдущих, это была маленькая старинная лачуга. Маленькая, одноэтажная, но с виду, комнаты три-четыре точно есть. Именно туда и направился Роберт.
- Постой, - схватил его за плечо Дориан, когда они, укрывшись за углом очередного дома, были уже на подходе к лачуге Уотсов.
- Что еще?
- Кто-то из тех, что ищет сейчас Баула, очень даже может догадываться, что ты был с нами. Может кто-то ждет сейчас, когда ты вернешься домой?
- Ерунда какая-то… Ты опять несешь чепуху.
Дориан поморщился и сказал,
- Просто пусти меня первого. Сначала я дойду до лачуги, потом ты.
- Глупость какая-то получается.
Но Дориан уже двинулся прямо по дороге к одиноко стоящей вдали от домов хижине. Шел медленно, как будто он уверен, что никто его не увидит. Он не оглядывался на Роберта, видимо, отыгрывая то, что он идет один. Он не смотрел по сторонам. Только перед собой и шел себе, куда нужно.
Ему оставалось чуть больше десятка шагов до дома Уотсов, как кто-то окликнул его. Дориан вздрогнул и повернул голову.
- Эй ты, стой! Кто идет, отвечай, иначе убью!
- Нет-нет-нет! – запричитал Дориан, - не убивайте меня! Я ничего не сделал, правда! Я просто заблудился! Поверьте мне!
- Назови свое имя! Мы знаем, что богатые чужаки забрали сегодня Роберта Уотса и его сестру! Нам нужно их богатство, если ты один из них, мы поймаем тебя и найдем ваше сокровище!
Дориан на секунду замешкался, Роберт по лицу не смог определить, толи он глубоко задумался, толи давился от смеха, но юноша продолжил, смотря на четыре силуэта, которые отделились от дома напротив.
- Какие чужаки? Бедный Робби… Но я не чужой? Вы, что, сэры, не узнали меня? Я же Тимми Оркуэлл, я живу на другой улице, дед отправил меня за лекарствами, и вот я заблудился!
Роберт впервые за время знакомства с Дорианом с размаху хлопнул себя ладонью по лицу…
«Идиот…»
- Какой к чертовой матери Оркуэлл!? - взорвался еще один, не тот, кто говорил сначала, его Роберт узнал, это был один из тех наемников, что всегда торчали в забегаловке, куда ходила Лесси.
- Как, вы забыли, - Роберт уже мог отчетливо различить, юноша не сдерживался, откровенно забавлялся, смех так и рвался наружу, - Мы с братом поем на каждый праздник! У нас еще есть красивые розовые ковбойские шляпы!
«Бестолковый, тупой идиот …»
- Да он издевается, - не выдержал еще один мужчина, что стояли у дома напротив.
Кто-то из стоящих начал шевелится, Роберт пригляделся, тот по жестам – заряжал арбалет.
- Какие вы недоверчивые! – Сдался Дориан.
Он со всей скоростью, наклонился, подобрал несколько камней и кинул их в стоящую четверку.
Послышался вскрик, ругань и Дориан бегом сорвался с места. Трое из четырех бросились за ним. Один из бегущих выстрелил из арбалета, но промахнулся.
- Он точно разбудит весь город и не выберется отсюда живым, - тихо проговорил Роберт.
Что же, путь к дому ему загораживал только один человек. Но Роберт знал, где он прячется.
Аккуратно, хоть и шум шагов, пока он шлепал по лужам, было не слышно из-за бьющего дождя, он снова задними дворами зашел за дом, где должен был дежурить оставшийся четвертый человек.
Осмотрев землю, он нашел увесистый камень и подобрал его.
«Что не вышло у этого дуралея, просто обязано получится у меня».
Он подкрался к стене, за которой находился человек. Быстро выглянул из-за неё и в ужасе обнаружил, что нужный ему мужчина, стоит в четырех шагах от него и смотрит прямо на Робби. Брови его удивленно поднялись… И в этот момент Роберт абсолютно не отдавая себе отчета, кинул камень. Увесистый булыжник совершил красивый взлет и, описав дугу, врезался прямо в лоб все еще изумленному мужчине. Глухо ударило и мужчина, вскрикнув, упал на землю, свернувшись в позе эмбриона, схватившись за лицо руками.
Но Роберт уже не смотрел, очертя голову он рванул к своему дому. Выбил уже и так не на что негодную дверь, на бегу влетев в неё ногой. Оказавшись внутри, он принялся перекидывать все вещи, вываливать все ящики, переворошил все шкафы, пытаясь вспомнить, куда в последний раз он мог положить дорогую для него реликвию. Этот дедовский кинжал.
Спустя минуту он вышел из своего дома. Дверь болталась на ветру, но не стал её закрывать. Он взял, что нужно. Больше ничего ему не пригодится. Он засунул кинжал за пояс, тюк с некоторыми вещами за плечо. И взглянул туда, где должен был лежать человек, которого он оглушил камнем. Тот начал шевелится.
«Что теперь? Вернуться в лагерь, Дориан наверняка уже там…
… Нет. Он бы вернулся сюда, не знаю, почему я так считаю. Но я в этом уверен, он вернулся бы сюда. Поэтому, я должен найти его, раз его тут нет. Он побежал туда?»
Роберт взглянул в сторону, куда пять-семь минут назад убежал Дориан, поправил на себе тюк с вещами и бросился бежать по следу своего спутника.
***
- Откуда такие подробности? – поинтересовалась Кэтрин Новелл, когда Дориан описал приключения Роберта, умолчав о своих.
- Он сам мне их рассказал. Поделился обо всем, что видел, когда мы вместе бежали из города на старой телеге.
- Не поняла. Закончив дело, вы ехали и болтали, как ни в чем не бывало?
Дориан удивленно взглянул на неё, словно она вовсе не понимает о чем, собственно, шла речь.
- Ну да, а ты что думаешь. Как-то надо е снимать напряжение. Не бороться же в кулачном бою, верно?
- Как ты воспринял тот разговор?
- Когда мы вместе уезжали из города в телеге какого-то старика? Я не знаю. Я не думал об этом.
- Скажи мне, скажи честно, Дориан Эт. Почему вчера вы…
- Ну-ну, Кэтти, - он улыбнулся ей, призывая все свое обаяние, она поняла это, - не стоит. Ты случаешь?
«Вы никогда не ругались так… так по-настоящему, ведь так? Поэтому ты хочешь делать вид, словно ничего не произошло?»;подумала Кэтрин вглядываясь в лицо Дориана, который на миг ушел в себя.
Они сидели в саду Новеллов. Вчера тут же сидели Мэйти и Аллегро, обсуждая принятое Баулом решение с Мораком. Вчера, в доме напротив Роберт и Дориан вступили в спор о том, что ему, Дориану важнее.
Молодой человек ухмыльнулся про себя. Глупый Роберт, что он о себе возомнил? Баул никогда не поймет всех тех теплых чувств, что вызывает у него эта девушка. Он никогда еще не был в такой гармонии. Никогда не был окружен таким чувством покоя. Баулу это у него не отнять. О да, и пусть он катится со всеми своими манускриптами…
… Что за чепуху ты несешь? Ты кажется забыл кое-что…
… Я дал слово пройти с ним весь путь до конца…
.. Но все изменилось потому что…
… Потому что именно об этом и говорили мне Роберт и Морак?
… Именно этого и боится Баул?
Баул…
К черту! К черту!
- Так слушаешь дальше?
- Ага, - весело кивнула девушка.
***
Он побежал в сторону, куда несколькими минутами назад убежал его друг. Шансов найти его, как считалось молодому Роберту Уотсу, почти нет. Город был большой. А они были лишь в пригороде. Но он не думал, что Дориан уже поджидает его в лагере. Все чувства Дориана, снедающее его чувство вины, желание как можно больше помочь и доказать свою полезность Роберту просто бросались в глаза любому, кто был рядом с Дорианом. В какой-то степени, Роберт был рд, что Дориана не видел его «господин». Тот мог и разочароваться в своем лихом и наглом спутнике. Правда, Роберт ошибался. Баул бы воспринял чувства Дориана, как ничего не значащую ерунду. Роберт двадцати трех лет это бы точно знал. Роберт двадцати трех лет знал бы о Бауле и Дориане все. Особенно о втором.
А пока, в его голове проносились простые мысли о том, что за этим дурнем нужен глаз да глаз, если он куда-нибудь ввяжется, то пиши - пропало. Не говоря уже о том, что Дориан просто не способен трезво оценивать ситуацию, это явно дала понять его выходка с «Тимми Оркуэлл», такой семьи нет, и никогда не было в городе. Не говоря про кого-то с забавными розовыми шляпами. Вспоминая этот момент, Роберт весело усмехнулся.
Он добежал до перекрестка. Дождь бил нещадно, мешая сосредоточиться.
Куда теперь?
Куда теперь?
Сквозь бесконечные звуки дождя бьющего по каменной дороге и окнам, он различил какие-то громкие голоса… Кажется там? Он оглянулся на звук и вновь бросился бежать.
Бежал он не долго, потому что крики нарастали. Увидев какое-то движение впереди, он мгновенно приник к стене и принялся разглядывать, что же там происходило?
***
Он бежал быстро. Обмануть троих медлительных и неуклюжих, казалось простейшей задачей.
В принципе таковой оно и было. Они уже отстали, когда он, переставая подогревать их пыл обидными выкриками, пробежал дальше по перекрестку. Считая дело сделанным, он уже вовсю планировал обходными путями вернуться назад. Вряд ли Роберт убежит без него, наверняка останется его ждать. Он не знал, с чего он это взял, но был точно в этом уверен.
Он уже остановился, уже пошел спокойным шагов за дома, чтобы дворами обойти дорогу, как внезапно…
- Эй, стой, куда это ты?
Дориан оглянулся и в темноте еле-еле разглядел то, чего не заметил прежде. У дома в пяти шагах от него стояли четверо. Он застыл на месте, порываясь побежать. Но что-то все удерживало его. Желание выкинуть очередной фортель? Или просто от неожиданности отказали ноги?
- Я, спросил тебя, куда ты направляешься, шкед? – повторил озлобленный, простуженный голос.
Дориан, не давая себе отчет, забыв об инстинкте самосохранения, не думая о последствиях, развернулся на каблуках и приветливо вскинул руку
- Приветствую! Вы разве не узнали меня? Я Тимми Оркуэлл!
Идущий на него силуэт замер. Троя стоящие у него за спиной стали переглядываться. Дориан во мраке разглядел изумление и потерянность на их лицах.
- Какой, к свинячим кишкам, Оркуэлл? – прохрипел ближний к Дориану.
Дориан аккуратно отступил на пару шагов и снова продолжил,
- Но-но, господин! Как невежливо, я представился. А вы грубите! Вы что, забыли? Я Тимми, мы с братом каждый год на Осеннее Солнце поем в кабаке Одноглазого Вилли, у нас еще смешные розовые шляпы.
- Что за «Осеннее Солнце»? – дернув головой спросил один.
- Какой к черту Одноглазый Вилли?
- Какие еще розовые шляпы? – ошалело воскликнул третий
- Да он дурит нам головы! – Заорал четвертый
Они начали к нему подступать ближе.
- Господа, вы слишком недоверчивы! – начал пятиться Дориан.
- Да? А что ты скажешь о кучке мальчишек твоего возраста, которые убили моего старшего брата сегодня! - возопил ближайший к Дориану, вытаскивая из-под плаща какую-то дубину ручного приготовления с вбитыми в неё гвоздями.
- О, - вскинул иронично бровь Дориан, - среди них был твой брат, да?
Наступающий на юношу мужик заревел не своим голосом.
В тот же миг Дориан бросился бежать.
Снова бег. Шлепки по лужам. Снова все тот же перекресток. А вот эти ребята оказались проворнее предыдущих. Дориан даже не успевал подумать о том, чтобы такого обидного крикнуть им через плечо. Только какая-то догадка осенила его, только он повернул голову, как со всей дури, налетел на кого-то. Подняв глаза, узнал в стоящем ошарашенном мужике, первого с кем шутка про Тимми Оркуэлла не прокатила. Тот воскликнул проклятие. И Дориан его еще не успевшего опомниться повалил ударом по ногам.
Тут же вскочил и ринулся куда-то вправо.
В спину ему раздавались крики уже семерых, которых он доконал. Интересно, а старшего брата того парня не он ли убил? Вряд ли, конечно, скорее Морак. Хотя.. Он-то этого не знает, может, стоит его доконать этим?
Он обернулся, чтобы закричать обидную реплику, как нога его заскользила по луже, руки обособленно от тела взметнулись куда-то вверх, тело наоборот, подалось назад, и он рухнул на копчик, хотевшие сорваться с языка слова насмешки, вырвались чем-то похожим на «Ахтыжчерттябряк!», и, прикусив язык, он грохнулся на задницу.
Сзади послышались довольные крики.
«Ну ничего», - решительно пронеслось в его голове. Он сглотнул на секунду оценил степень повреждения. Ну, язык прокушен не сильно, копчик, конечно, болит, но это ерунда по сравнению с тем, что ждет его, продолжи он так вот рассиживаться. ОН вскочил, повернулся в сторону догоняющий, набрал побольше воздуха в грудь и заявил.
- Я не знаю, кто ты. Не знаю, я ли грохнул твоего брата, не знаю, кто бы твой брат. Но он был маленьким дурачком и неудачником.
В ответ послышался нарастающий рев ярости, совсем рядом, они совсем рядом. Послышался крик
- Его братом был Джонас Грайнт…
- Да? – изобразил удивление, с легкостью, кстати, Дориан и вправду был шокирован, - Ну тогда, я определенно влип!
Снова в него полетели ругательства, кто-то кинул в него деревяшку, спешно подобранную с какого-то двора. Он снова упал. Улыбнулся сам себе, «меня догнали, факт». Рывок, он снова на ногах. Оглянулся, они уже в десяти шагах. Увернулся от одного, наотмашь въехал ногой в живот другому. Добежал до ближайшего дома. Кто-то схватил за шиворот, еле вырвался. Схватил первую попавшуюся матыгу, которая стояла у чьего-то сарая, и вытянул перед собой.
- В сторону, мужланы, - решительно заявил он, - Такой тяпкой я в детстве выигрывал бои один против десятерых.
Семеро, окружившие Дориана загоготали.
- Что, в деревне, где ты вырос были кулачные бои?
- Там и тяпки были?
Дориан ухмыльнулся своей улыбкой.
- Были-были. Только вот боев не было. И детства не было у меня.
Наотмашь ударил первого. Тот выставил руки перед лицом. Тут же двоя других, схватили мотыгу за рукоять и вырвали её у юноши из рук.
- Ах вы, черти, - рыкнул Сэй Дориан, но, не успев продолжить поток насмешек и ругательств, сложился от удара в живот.
- Мне было так же неприятно, - зашипел кто-то над его ухом.
Его бесцеремонно повалили наземь, в лужи и грязь. Пару раз пнули по спине и по сложенным на груди руках.
- Спасибо, что не по голове, - выдавил он, сквозь кашель.
Тут же что-то глухо отдало в ухо, Дориан смачно матюгнулся. Откуда-то из тумана донеслось.
- Еще пожелания?
Но он промолчал, сам не понимаю почему. Наверное, туман еще не рассеялся. А то у него было много пожеланий, начиная от невинных, заканчивая абсолютно пошлыми и вульгарными.
Ему связали ноги. Еще раз пнули в район груди и потащили по грязи.
- Куда? – пытаясь быть спокойным осведомился юноша,
- Туда, где мой покойный брат сегодня выпил последнюю пинту пива. Там, мы выбьем из тебя все секреты.
- А ну, ясно, - вяло проговорил Дориан, - а вообще, да, многообещающе звучит.
- Он еще и издевается!
- Посмеивается?
- Джерри, убьем его прямо тут!
- Нам нужна правда! – осадил его младший Грайнт.
Они так и волокли его, на расстоянии около полутора метров от себя, сами скучковавшись шли толпой впереди.
Дориан от усталости закатил глаза…
… Я, кажется, не сдержу обещание, данное своему другу.
Кажется, у меня назрели проблемы.
Иногда мне нужно держать язык за зубами.
Иногда нужно быть внимательнее.
Я подвел Роберта Уотса.
Я подвел Баула…
Что-то шевельнулось у ближайшего к нему дома. Он раскрыл глаза, грязь и волосы, слипшиеся от земли, почти не давали обзор, но он разглядел фигурку следующую за ними по пятам, скрывающуюся у стен домов. Все ближе, ближе. Видно лицо Роберта. Он шевельнул губами, вроде назвал его имя. Что-то блеснуло в капельках дождя, и ему на грудь упал кинжал. Старейшей выделки. Ножны покрыты драгоценными каменьями и семейным гербом. За такой нож можно было бы год жить безбедно, Дориан лишь догадывался, почему Робби не заложил его. Он чтит прошлое своих предков и уважает былое их величие. Как все те, кто нужен Баулу.
Он очнувшись, молниеносно схватил кинжал, мгновенно перегнулся к веревке, что сковывала ноги, вынул его из ножен. Лезвие заблестело, острый как никогда. Схватил веревку, послышался недоуменный вскрик. От всей широкой своей души рубанул по веревке. Раз, второй. Вскочил, ударил рукояткой по лицу наступающего на него мужика. Увернулся от следующего, начал наступать на Гайнта-младшего с криком,
- А знаешь, как кончил братишка твой!
Тот, начал пятиться, упал и закричал, прикрываясь рукой, «Нет, только не убивай».
Дориан оттолкнув еще одного идущего боком, резанул по ляжке другого, плюнул Джерри Грайнту под ноги и развернувшись ломанул к Роберту со всех ног. Схатил того за руку и не выпуская кинжал в ножнах из рук, устремился вон из города, со всех сил перебирая в беге ногами.
- Что за переполох? – На бегу поинтересовался Роберт.
- Поздно, нас могут не досчитаться на дежурстве.
Они покинули город, на телеге какого-то крестьянина. В ночи залезая на неё. Старик перепугался до чертиков, но когда понял, что сидящие в его сене – двое юноше семнадцати лет успокоился, спросил, долго ли ему не спускать с возможных прохвостов глаз, и спустя двадцать минут вежливо с ними распрощался.
Они вернулись в лагерь вместе, аккуратно прокрадываясь сквозь кусты и деревья, стараясь максимально скрыть свое появление.
Но лишь дойдя до круга света, поняли, что ничего не вышло. Прямо перед ними, сложив руки на груди, стоял тот, при виде у которого у Роберта все похолодело внутри, а у Дориана наоборот, внутри все обожгло.
- Дориан, потрудись объяснить.
- Понимаешь, Баул…
***
- Дальше не так интересно, - усмехнулся оборвав рассказ Дориан.
- Что вам было за это, хоть? – поинтересовалась Кэтрин, прекрасная девушка, что очаровала его на цветочном поле, неделю назад.
- Ничего интересного, не хочу сейчас о Бауле. Может прогуляемся и ты мне расскажешь что-нибудь о себе?
«Что ж, с Робертом ты поссорился, но говоришь о нем, не умолкая. Баулом ты не доволен, но о нем ты не говоришь? Тебя трудно понять, мастер Дориан».
- Я же все время была тут. Я мало что видела, в отличие от вас!
Они уже вышли из сада Новеллов и вновь гуляли по деревне, он, кажется, снова вел её на Цветочное поле, где они впервые увиделись, когда они грязной, злой, голодной толпой ворвались в жизнь это маленькой деревеньки.
Мимо них прошли ребята, знакомые Дориана, Вильям и Ро’ман, кажется. Они обменялись приветствиями, но лишь двое молодых людей оказались за их спинами, она услышала тревожное перешептывание. Что-то не так?
- Послушай, Дориан, ты не хотел бы пойти сейчас и поговорить с Робертом. Я, ведь, так и не поняла, в чем была причина вашей ссоры, мог ли ты объяснить?
- Нет, не могу. Это Секретные Сведения, еще более секретные, чем цель нашего прибытия. И цель всего нашего похода.
- Да! Настолько секретные, что каждый раз, когда я прошу рассказать мне что-нибудь об этом, ты вешаешь мне лапшу на уши, - весело воскликнула она.
«Он, кажется, переводит тему. Опасное балансирование, очень опасное!», - не без веселья заметила она, все эти маневры, что пытался применить против неё Дориан, её точно забавляли.
- Тогда расскажи, что за тайна – этот ваш поход и все эти ваши реликвии?
- Оу, Ха, - подобрался Дориан, - видишь ли… Мы нашли список самых гостеприимных деревень. Да, особая реликвия. Книга, где перечислены списки лучших деревень на материке. И мы по очереди посещаем каждую из них, съедаем все запасы, очаровываем самых красивых девушек и уходим, - он весело усмехнулся своей шутке.
- И какая по счету эта деревня? – «Сколько же ты уже очаровал?»
По тому, как он смутился и потерялся, что-то невразумительно булькнув, Кэтрин поняла, что застала самый лучший момент, момент, когда длиннющий язык Сэя Дориана Эта, сворачивался двойным узлом и молодой человек не знал, что ответить.
Она засмеялась, чисто и искренне и по улыбке, в которой растекся Дориан, поняла, что он доволен этим смехом. Ей нравилось, когда он вот так улыбался. Она, сама не давая себе отчет, сама еще до конца не осознавая это, любила моменты, когда этот юноша расплывался в искренней, детской улыбке, которая делала его таким юным, беззащитным ребенком, что ей казалось, что все геройства, что они вытворяли с Робертом и Баулом – прекрасная ложь, чтобы обаять девушку, и больше того, эта ложь работала. Но потом, вспоминая редкие моменты, когда на его лице проявлялась жестокая решительная усмешка, когда тон его становился безжизненным и стальным – она прекрасна понимала, что этот человек тот, за кого себя выдает. Он был свидетелем убийств и убивал сам. И может действительно за великую цель и великого человека. А может просто, потому что ни чем, кроме светлой стороны своей души и не отличался от мародеров и убийц, по ту сторону леса, о которых она много слышала.
Она все еще смеялась, когда он сконфуженно кивнул и произнес, улыбаясь ей, счастливо сверкая в её сторону глазами
- Да, вижу вы раскусили нас, это наша первая операция. Видите ли…
- В вашей книге написано, что наша деревня – лучшая из всех?
Дориан наигранно вскинул брови вверх.
- Вы чересчур догадливы! Вы рискуете угодить к нам в плен, мисс Новелл!
Но улыбка и свет в его счастливых глазах померк, только на пути у них показалась фигура, отбрасывающая массивную тень.
«Нет, нет! – дернулось где-то внутри Кэтрин, - продолжай излучать счастье, оно так тебе идет! Не становись тем безжизненным мужчиной, которым ты был вчера, когда увидел Роберта!»
- Морак, - со звоном стали в голосе произнес Дориан.
Плечи Кэтти опустились, она вся вмиг поникла, сама не зная почему, она потеряла все хорошее настроение на сегодня. Может потому что, её настроение стало тесно связанно с настроением этого молодого человека, с набором восхитительных историй, забавным словесным потоком и дурацкими шутками?
- Дориан, - наоборот мягко ответил ему гигант, ближайший сподвижник Баула. Затем перевел взгляд на девушку и изобразил неловкий полупоклон, - Мисс Новелл, - какие-то тревожные нотки в голосе, - Надеюсь, мой младший товарищ не докучает вам?
«Вам младший товарищ светился счастьем и был просто светлой силой мира сего, пока не явились вы и не превратили его в того, кого сделали долгими годами путешествий, наполненными опасностей и боли!», закипело в её голове. И сама голова начала болеть, поднявшаяся волна раздражения направленная против Морака и, главной темной фигуре в истории – Баула, утихла. Что за глупости она несет?
- Нет, не докучает, - устало произнесла она.
- А вид у вас, словно…
- Поверь, Морак, все было нормально, до тех пор, - начал закипать Дориан.
Кэтрин видела это и не могла понять. Её рука, уже не послушная голове, начала приполниматься, чтобы в успокаивающем жесте коснуться его плеча…
«Это же просто…
… Ты знаешь, что это сработает…
… С ним сработает все, что касается тебя…
И тебе просто приятно будет успокоить его простым касанием руки…
… Потому что он…
Хватит», рука остановилась на полпути и она просто провела ей по лицу, с действительно, уставшим отстраненным видом. Поймала на себе встревоженный взгляд Дориана. Настроение ухудшилось еще сильнее. Теперь он еще подумает невесть что… «Нет, я вовсе не устала от тебя, только от этих твоих превращений… Какой ты настоящий?»
- Так вот, - продолжил Морак, - ты не закипай. От тебя помощь нужна.
Дориан вкинул голову, готовясь ответить отказом. Но потом вдруг что-то пришло ему в голову и он взглянул на Кэтти.
- Мисс Новелл? – «Почему не Кэтрин, почему не по имени, что ты уже там себе удумал?» - вы позволите?
- Да, конечно, я пожалуй пойду прилягу.
- Попросить кого-нибудь вас проводить? – поинтересовался Морак, и даже как-то отстранился. Увидев брошенный на него испепеляющий Дорианом взгляд
- Не стоит, мастер Лессандро. Все будет хорошо.
Она, понимая, что взгляд Дориана полон какой-то тоски, может даже обиды, и давая себе отчет, что глупый мальчишка что-то понял не так, все равно ушла, даже не понимая, откуда в ней столько раздражения, направленного в сторону этого юноши, который еще секунду назад обаял её собой так сильно, что она чуть не призналась себе в том, что…
…Нет. Неделя, это слишком мало.
***
Он смотрел ей вслед, пронизывая взглядом, устало покачивающуюся фигуру, не в силах оторвать взгляд от её красивого силуэта, как робкий кашель отвлек его. Он начал поворачиваться на так бесящий его звук.
- Но-но! – Вдруг отшатнулся гигант, - у тебя вид такой, малыш Дорри, будто ты ненавидишь меня.
- Что тебе нужно, - прошипел Дориан.
- Во-первых, чтобы ты успокоился. Ну-ну. Я тебе не враг. Мне позвать Роберта или Баула, чтобы ты присмирел?
Упоминание о друге и наставнике подействовали, в горячей от обиды, страха и злобы («Неужели я надоел ей, она действительно устала от меня, я был слишком навязчив?»), голове вмиг воцарился зимний холод. Испарились все эмоции. Сначала из глаз ушло бешенство, заменив холодный и пустой взгляд, не типичный для Дориана, которого Морак с первых дней их знакомства воспринимал, больше как брата, чем как случайного попутчика, каприза Баула. Затем губы, искривленные злобой, превратились в немую полосу. А затем и в типичный оскал, который мог выражать что угодно, как спокойное и усталое желание поскорее отделаться, так и непередаваемое презрение.
- Так что за помощь тебе была нужна, Морак?
Морак замялся, этого вопроса он не очень-то и ожидал. Его целью было, честно говоря, просто оттащить Дориана от неё на некоторое время в попытке подпортить ему настроение. Но идея возникла, как всегда, удачно и неожиданно.
- Знаешь, там у дома Харретов фундамент роют, просили лишние руки занять…
- О, и ты вспомнил обо мне, да?
- Там не только ты… Там буду я, еще кое-кто из наших?
- Роберт? – жестокость в голосе.
- Нет.
- Я приду.
- Если тебе нужен Роберт, он на заднем дворе тетушки Анны, чекушки, какие-то колит.
- Да, - вдруг как-то странно дернулся Дориан.
И Морак разглядел на его лице… Грусть? Одиночество? Может чувство вины?
- Да, иди сам взгляни, если хочешь.
Дориан как-то отстранено кивнул и ушел в сторону избушки тетушки Анны.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 51
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 1245 | Напечатать | Комментарии: 1
banner

   
17 декабря 2010 14:24 Андрей Чугунов
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 7.08.2010
Публикаций: 54
Комментариев: 18
Отблагодарили:1
И что, никто даже не скажет, почему "плохо", да? Ну-ну...
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Загрузка. Пожалуйста, подождите...

Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.
{changeskin}