Снег срывается в окошко... Зябко прячется дорожка. В сонном царстве небеса Распускают кружева. Солнце прячется: боится На морозе простудиться. Лес, укрывшись обеялом, Спит под белым покрывалом... Если верить чудесам, Над домами, к небесам Потянулись ввысь ... дрова, Превратившись в облака! Подмастерья озорные Чинят ставенки резные... На душе теплы

Ходунья. Первый шаг (главы 6-8)

| | Категория: Проза
Глава 6
На урок самообороны с Ксаной девушки надели спортивные костюмы. Лиза всё волновалась, что нога ещё болит, качественной пробежки у неё не получилось — вышла хромая прогулка. Было не понятно, насколько она в состоянии выполнять упражнения. Можете представить себе реакцию студенток, когда инструктор по самообороне явилась в класс в свободном летящем платье и туфлях на каблуках.
- Рада видеть вас в бодром состоянии. Самооборона это о том, как остаться живой в различных ситуациях. Раз существуют сотни вариантов опасности, совершенно логично предположить, что существует столько же вариантов из этих ситуаций выкрутиться. Самый популярный — бежать быстро и без оглядки. Он, к сожалению, возможен далеко не всегда. Сегодня я научу вас кричать. Мы звукоизолировали помещение спортзала, так что случайные прохожие не пострадают. Ксана ухмыльнулась. -Звуки будем издавать на выдохе, гортанью (вспомните шаманов в кино).
Ксана очень плавно набрала полные лёгкие воздуха, сделала пасс руками и… зашипела. Волосы студенток в прямом смысле встали дыбом. Волны первобытного ужаса охватили тела, не было никакой собственной воли, только паника. Шипение перешло в гортанный гул и то, что только что было паникой созрело в чёткое намерение бежать. Обе студентки что было сил ломанулись к выходу. Когда они открыли дверь, услышали поскуливание Несси с улицы.
- Да, звукоизоляция хлипенькая… - В задумчивости протянула Ксана. - Девушки, прикройте дверь,, а то собачке страшно. И держите себя в руках.
Пару часов студентки по очереди делали дыхательные упражнения, пытались выть и шипеть. Время от времени выбегали из спортзала прополоскать горло и, наконец, измождённые и охрипшие, были отпущены Ксаной на перерыв. Сказать по правде, ничего похожего на звуковую атаку не получилось на первом занятии ни у Лизы, ни у Ники, зато Ксана осталась довольна ученицами. Она пообещала им, что когда вернутся с занятий у психолога, почувствуют лишь боль в брюшных мышцах (да и то, не обязательно). Зато завтра с утра боль в горле, признаки бронхита, а возможно, даже температура им обеспечены, потому что слизистая воспалена. Очень вероятно, что на несколько последующих дней они даже лишатся голоса и смогут лишь шептать. Занятия на этот период запланированы дистанционные, наставница посоветовала студенткам поберечь себя, полоскать горло и не высовываться лишний раз на улицу, благо продуктами они запаслись.
Пока ещё могла разговаривать, хоть и с трудом, Вероника решила позвонить Нику. Тот, оторвавшись от работы, сначала вообще не понял кто и зачем ему звонит. Когда он понял, что это Ника так охрипла, здорово разволновался:
- Вы что там, с мороженным перестарались? Или в доме холодно?
- Ну что — то типа того, мы с Лизой на спор мороженное трескали. - Ника врала и ей было неприятно, -знаешь, если до выходных горло пройдёт, давай встретимся, я скучаю.
- О кей! Посмотрю, какую киношку интересную крутят — приглашаю. А потом ко мне…
- Ник, а ты помнишь бой в ледяной крепости? Весело же было?! Я тут танцами подумываю заняться, не хочешь со мной?
- Староват я уже для таких эротических фантазий. - Отшутился Ник. - В субботу встретимся, поговорим.
Разговор закончили всякими нежностями, но у Коли возникло ощущение, что Вероника отдаляется от него. Их отношения никогда нельзя было назвать страстной любовью. Это было больше похоже на нежную дружбу. Ника странным образом держала дистанцию. Для женщин существует определение «неразгаданная тайна», этой девушке бы подошло «непонятный взрослый ребёнок». Ну зачем ей, спрашивается, танцы? Коля представил Веронику в бальном платье с открытой спиной, её светлые волосы заколоты почему-то живой лилией, он, казалось, даже почувствовал резкий запах этого цветка и улыбнулся сам себе: «Нет, всё — таки неразгаданная тайна! Ну и как теперь возвращаться к работе? А работы как раз прибавилось. С заказчиками сразу несколько встреч назначено. Придётся, наверное машину покупать, вот так люди и обрастают дорогостоящими вещами. А потом в эту машину постоянно вкладывай...нет, однозначно, нужна новая, чтоб хоть несколько лет без проблем покаталась. А я думал квартиру побольше снять. Это жизнь, детка! А то танцы, хм». В голове Коли чёткие ряды мыслей всё время возвращались к Веронике с её танцами. Зацепила его чем-то эта девушка!
По возвращении от психологов, Веронике стало совсем плохо. Хочешь или нет, с собакой гулять надо, но не пройдя и квартала, Ника вернулась домой, забрала Несси в комнату, чтоб та не скучала и даже пустила в кровать. Нику знобило, она хотела пить, но лень было вставать и спускаться на кухню. Телефон затрезвонил неожиданно. Это был Ник и он стоял у калитки, так что девушке всё — таки пришлось вынуть себя из — под одеяла и даже выйти из дому, чтоб впустить Колю. Вероника даже попыталась нарисовать улыбку вежливости на лице, хотя всё её существо просило покоя и отдыха, но никак не встречи друзей, Ник, глядя на неё, сразу понял её состояние.
- Я тут на новоселье, - и парень протянул новый шерстяной плед в фирменной упаковке — не помню, какой цвет тебе больше нравиться, взял цвета какао, почти как твои волосы…
- Проходи, только уж, извини, от меня сегодня гостеприимства не дождёшься. Да и гости, похоже, в этот дом всё больше сами себя приглашают. - Уже совсем тихо пробурчала Ника.
- Показывай свою комнату,- рассматривал гостиную Коля.
- Это общая гостиная, спальни на втором этаже. Подожди, только я водички попью, раз уж здесь.
Поднявшись в комнату Коля оценил обстановку:
- Дом солидный, в комнатах всё новое, только больше на женскую казарму похоже или на больничную палату.
- Казарма она и есть. -Парировала Ника шуршащим голосом. -Я прилягу под твой пледик свежеподаренный, а то знобит что — то.
- Ах да, я тут болталку принёс, гоголь -моголь по вашему, от горла хорошо помогает. Только его надо свежеприготовленный пить, а я его дома делал для тебя, пока довёз он почти осел, так что пей скорей.
- Никогда не пила гоголь -моголь, я даже не уверена, что проглочу сырые яйца.
- Не яйца, а желток, пей, давай!
- Фу, приторно сладкое!
- А ты маленькими глоточками, так, чтоб горло смазывать. Подожди пока, я схожу чаю тебе сделаю. У вас чай на кухне есть?
Этот вопрос Коля задал уже в дверях комнаты. А из кухни снизу раздался ответ, причём тоже достаточно потрёпанным голосом:
- Есть и чай и кофе и даже пиво с рыбой.
- Так вот чем занимается женский коллектив, вырвавшийся из цепких уз семьи: он так заправляется мороженным, чтоб пиво с рыбой уже не лезли! Кстати, Николай! - Коля представился даме на кухне, - А Вы - спелеолог Лиза?
- Да! - Лиза сразу поняла установку от Ники, - с мороженным чуток переборщили.
Лиза чувствовала себя значительно лучше, чем Вероника, но горло всё же сильно болело и она нарезала лимон тонкими дольками, посыпая его сахаром.
- Вы лимоном с сахаром ещё больше горло подерёте. - Расхозяйничался Коля. Где заварка чая в доме?
- Вот.- Лиза подала коробку с чайными пакетиками.
- Только такой чай?
- Ну да, мы обе чёрный пьём.
- Ясно. Лиза, я сейчас в магазин пробегу, а Вы мне калитку откроете, чтоб я Нику не дёргал? Где у вас тут ближайшая продуктовая заправка?
- Да я просто закрывать дверь не буду, тут в прихожей дом поохраняю. Минимаркет в паре кварталов отсюда, а какой — то продуктовый киоск есть на углу через два дома.
Коли не было минут двадцать, в дом он вошел разгорячённый и запыхавшийся, явно очень торопился.
- Я тут и аптеку нашёл, чабреца купил и ромашки. Ну и чаю в киоске нормального. Давайте я и Вам заварю, какая разница, одну или две чашки делать?
- Лиза с благодарностью кивнула. Ей очень понравился этот хозяйственный и заботливый парень. Она, даже как — то отметила про себя, что он для Вероники слишком взрослый, ей бы больше подошёл, но никаких попыток увести молодого человека не предприняла, во всяком случае, пока.
Коля поднялся в комнату подруги с горячим напитком. Терпкий запах чабреца перебивал все остальные запахи напитка и шлейфом тянулся по лестнице на второй этаж. Ник осторожно приоткрыл дверь, девушка мирно сопела, свернувшись калачиком, у неё на ногах дрыхла охранная саблезубка. Коля постарался как можно тише поставить чашку на прикроватный столик, но Несси всё — таки проснулась и зарычала. Ник шёпотом её пытался успокоить, но собачка решила, что с ней играют и начала скакать по ногам хозяйки. Естественно, тут же проснулась и Ника. Этих нескольких минут сна (вместе с чудодейственным детским лекарством гоголем — моголем, естественно) хватило для того, чтобы молодой организм сгруппировал свои силы. Озноб прошёл, горло уже не устилал сухой огонь, а горячий ромашково — чабрецовый чай значительно смягчил его. Мысли больше не путались в голове и Вероника, хоть и охрипшим голосом, смогла поболтать со своим другом.
- Коль, я не знаю, как тебе всё рассказать, но и всё время скрывать и изворачиваться смысла нет. - Начала разговор Ника.
Коля слушал не перебивая, сначала он явно нервничал, потом не то, чтобы успокоился, некая даже отрешённость появилась во всех его действиях. А девушка рассказывала подробно, начав с поиска жилья и закончив причинами больного горла. Всё время Ника заглядывала в глаза другу, ожидая, когда же он назовёт её сумасшедшей, Коля же не просто молчал, он как — то в такт кивал головой и было не понятно, он со всем соглашается или подтверждает свои собственные мысли о неадекватности Ники.
- Ну чего ты молчишь и киваешь? - Не выдержала подруга. - В конце концов это с твоей прогулки по лесу началась вся эта история.
- А я просто не знаю ещё, как реагировать. Я как — то смог убедить себя, что вся эта сказка — плод моей фантазии и уже всё позади. Ну и у тебя, насколько я понимаю, выбор всё же был, тебе давали время подумать.
- Вот я выбор и сделала. Я не знаю, какая ходунья из меня получится, но психологом я всё же стану. Ксана сказала, что нашей подготовке позавидует любой университет мира, тут даже какую -то дипломную бумажку дадут, правда, не бог весть какого учебного заведения, но работать с ней можно будет, ну если что… Ник! Мне очень нужна твоя поддержка.
- Знаешь, девочка моя, я действительно не знаю, что ты хочешь и ожидаешь от меня услышать. Это твоё решение. Когда ошибочно меня в ходуны «записали», я здорово испугался за своё психическое здоровье. Ты сама согласилась с таким поворотом судьбы, теперь мне тревожно не только за твоё психическое здоровье, я должен бояться за твою жизнь. Честно, я так не хочу, но ты дорога мне, я с тобой.
Ник нежно взял ладони Вероники в свои руки и поцеловал их. Он первый раз в жизни назвал подругу своей девочкой, он никогда не говорил Нике о любви, но то, что только что проговорилось вслух, было больше, чем просто слова любви. Слишком долго их отношения были словно заперты на большой замок, взломать который никто из них или не хотел или не мог, но этот откровенный разговор оказался волшебным ключиком, который выпустил чувства из заточения, этот миг не описывается словами, он должен быть просто прочувствован двумя людьми в унисон. Девушка уткнулась носом в плечо своего мужчины, а он поглаживал кисти рук, нежно перебирая её пальчики. Она такая хрупкая и беззащитная сейчас в его глазах, решила стать женщиной — рыцарем. Сложно представить себе, каким должен быть мужчина рядом с такой женщиной и есть ли место для мужчины в её жизни. Но пока это место есть и она нуждается в его поддержке, в его любви, он будет рядом. Ник обернул её руками, словно крыльями, крепко, но бережно.
- Я не могу отпустить тебя всего лишь потому, что ты сумасшедшая. Должен же быть в тебе хоть какой — то недостаток, чтоб на твоём фоне я стал идеальным мужчиной. - Коля шутил скорее для себя, чем для Ники.
Она приняла шутку и чмокнула его в нос.
- Идём, я тебя провожу, заодно и Несси выгуляю, да и закрыть её в вольере на ночь надо. Не знаю, что с ней делать — скоро совсем холодно будет, как её на улице оставлять, а в доме она ночью не спит сама и никому не даёт.
- Ты меня выпроваживаешь?
- Как ты догадался? Ты что, собираешься на коврике ночевать? Иди, иди, в субботу забери нас из этого интерната пораньше.
- То иди отсюда, то забери меня отсюда. Какая - то Вы сегодня противоречивая. Вот возьму и поселюсь в будке у Несси.
- Она вряд ли согласится. У неё не будка, а вольер. Между прочим, со всеми удобствами, но для кобелей там места нет.
- А где же места для… кобелей так сказать?
- Ой как некрасиво вы выражаетесь. Давайте выйдем на улицу, поищем вместе.
И уже вполне весёлая, но ещё не вполне выздоровевшая компания пошла на улицу.
- Дворик маленький, но всё равно можно было бы летом на воздухе в компании посидеть, если б хоть какая — то лавочка или беседка была. - У Коли в этот вечер был явный приступ хозяйственности. - Кто у вас за благоустройство двора отвечает, обратитесь к хозяевам дома с просьбой.
Ника не знала, кто хозяева, но вспоминая уборку газона и перетаскивание корыта, для себя предположила, что установка малых архитектурных форм на участке тоже ляжет на их студенческие хрупкие плечи. По этому поводу Коле она ничего не ответила, лишь только неопределённо повела плечами.
До субботы Ника отсчитывала часы, как и у всех влюблённых девушек, мысли её были где — то далеко, но уж точно не в путешествиях во времени. Несмотря на рассеянность от влюблённости, учиться всё — таки удавалось, причём достаточно успешно, она заполняла огромные подробные таблицы, которые составили для неё «психи». Чтобы вносить в них данные, приходилось постоянно отслеживать своё состояние, стало понятно, что и выходные придётся проводить, вооружившись этим ворохом таблиц, но и отказываться от встречи с Ником она не собиралась.
Выспаться в субботу, естественно, не удалось. Прогулка — пробежка началась строго по расписанию. На бульваре Лиза догнала Нику и Несси, нога её практически не беспокоила, а вот разговаривать во время пробежки не получилось: студентки захлёбывались воздухом и сбивались с ритма, поэтому разговоры оставили на потом. Если говорить откровенно, Лизе совершенно не нравились эти психологические «ковыряния», она бы предпочла поскорей переходить к практике, да и за работой соскучилась, ну просто манили её пещеры, вылазка нужна была, как глоток свежего воздуха (если можно так сказать о влажном воздухе подземелий). Собственно и вопрос, который вдруг возник у неё заключался в том, а предвидятся ли каникулы и если «да», то когда? В Абхазию бы весной смотаться... На осень этого года у неё было приглашение от ялтинских коллег поработать инструктором на туристических турах, конечно, она бы с большим удовольствием приняла участие в какой — нибудь более серьёзной экспедиции, но денежки не лишние. Лиза как раз собиралась приличное термобельё купить, ей Janus понравился очень, но цена кусючая, да и по мелочам снаряжение обновить, а инструктором - и для поддержания формы, и для кошелька - самое то, но не судьба, приходится вот уроки зубрить. Надо бы посмотреть расписание общефизических тренировок у наших, чтоб форму не потерять. Всю эту печаль Лиза собиралась излить на подругу, но так как на бегу говорить не получилось, свои мысли она прокручивала в своей собственной голове.
Выходные дни студентки провели каждая по своему сценарию, но обе достаточно плодотворно. Ник забрал даму с собачкой к себе, где девочек поджидал сюрприз, даже целых два сюрприза. Во — первых, посреди комнаты стояла достаточно большая клетка: это был раскладной вольер для Несси, чтоб её можно было оставить в комнате без присмотра. Сначала Ника протестовала, ей было жалко щенулю, но Ник быстро уверил её, что так безопасней: «а если этому чудовищу вздумается провода перегрызть, да и в клетку совать будем не надолго, когда отойти надо будет, ну или поспать, например...»Вероника для порядка ещё по фыркала, но конце концов согласилась
с Колей. Всё равно скоро зима, а в холода маленькой собачке не место в уличном вольере, пусть привыкает к дому. Вырастет — поумнеет, глядишь, эта тюрьма для маленьких собачек и не понадобится. Во — вторых, Ник надумал всё -таки приобретать автомобиль. Ему понравились пару моделей и он предложил Нике съездить с ним в автосалон посмотреть железных коней «вживую»
В автосалон ник и Ника вошли под ручку, они настолько нежно и с обожанием смотрели друг на друга, что работникам автосалона вдруг стало как — то неловко, словно они вмешиваются во что — то сокровенное. Наконец, молодые люди вспомнили, за чем они сюда пришли и направились вдоль стройных рядов автомобилей. В представлениях Ники до недавнего времени автомобиль у девушки должен быть с открытым верхом, чтоб поражать окружающих неземной красотой и шиком хозяйки. Сейчас же Вероника осознавала, что это крайне непрактично, да и машина нужна Николаю главным образом, для работы, а так как в автомобилях Ника не разбиралась от слова вообще, выбор модели она полностью доверила Коле. По салону ходили часа полтора, сошлись на том, что серебристая шкода фабия нравится обоим, и, наконец, Коля решился и пошёл узнавать условия покупки и кредитования у клерка. Ника устала и ей были совершенно неинтересны все эти финансовые процедуры и она решила найти в автосалоне автомат по продаже кофе и посидеть со стаканчиком кофе в кресле у кондиционера, пока Коля выяснит интересующие его вопросы.
От безделья, Вероника стала наблюдать за немногочисленными посетителями салона. Её позабавило, с какой снисходительностью почти все потенциальные покупатели обращаются с персоналом автосалона. В свою очередь, вышколенный персонал был подчёркнуто вежлив, но как — то холоден. В салоне больше не было ни одной такой влюблённой и по человечески тёплой душевной парочки, как они с Колей. Единственная пара, кроме них — очень взрослый мужчина, худющий, как жердь — брезгливо поморщился, глядя на предложенную ему для подписи рекламную ручку и гордо достал свою. «Наверняка, дорогущая» - подумалось Нике. «Ну конечно, разве можно пользоваться пластмасской по рубль двадцать, когда мерседес покупаешь!» На самом деле, девушка не знала, какой автомобиль покупает Тощий, но зато было понятно для кого. Она была явно Не жена, хотя так же явно собиралась ею стать. Её выражение лица было «срисовано» с лица спутника, только эта брезгливость относилась уже не к дешёвой ручке, а ко всему окружающему её: людям, салонной мебели, протянутой ей визитной карточки. Улыбнулась она единственному человеку — своему спутнику. Эта улыбка являла собой отдельное действо: две накачанных силиконом сарделькогубы разошлись вверх-вниз и наружу выплыли крупные лошадиные зубы неестественной белизны. Нике почему — то стало жаль этого брезгливого Тощего, а его спутница показалась Веронике смешной, пожалеть её было сложно. «Интересно, почему так? Наверное, нельзя жалеть и смеяться одновременно? Но в старых кинокомедиях почти весь сюжет и выстраивался, когда и смешно и жалко...»
Ещё два каких-то мужика средних лет хлопали дверями джипа, зачем-то пинали колёса и доставали консультанта вопросами. Нике было совсем неинтересно за ними наблюдать. А вот внимание её привлекла крепенькая, но не полная девчушка лет восемнадцати. Джинсы и ярко синяя курточка не дорогие (почему — то Ника не разрешила себе подумать слово «дешёвые», это слово больше бы подошло Сарделькогубой, хотя шмотки у неё точно не с сэкондхенда), на плече розовенькая сумочка Dolce&Gabbana, явно из клеёнки, и очень яркий макияж. Было такое впечатление, что она собралась на школьную дискотеку и совершенно непонятно, что она делает в автосалоне одна. Девчушка повертелась в помещении и вышла на открытую площадку, прохаживаться между автомобилями, а Вероника наблюдала за посетительницей не отрывая глаз. Ника ловила себя на мысли о том, что ещё несколько недель назад она, вероятнее всего, позавидовала бы брезгливой красавице, накачанной силиконом и в общем — то совершенно осознанно собиралась пройти её же путь. Но в данный момент её больше занимает эта трогательная наивность с поддельной Дольче Габбаной. К девчушке подошёл мужчина с откровенно похабным выражением лица, сказал ей пару слов и та залилась краской, а её обиженные глаза наполнились слезами. Она побежала к выходу с парковки автомобилей, выскочила на тротуар и тут с обочины сорвался мотоцикл, «храбрый джигит» дёрнул сумку с плеча девчонки и укатил в сторону города. Вероника подскочила с кресла и начала звать на помощь, растерянная девочка с округлившимися глазами провожала взглядом улепётывающий мотоцикл, похабный мужчина как ни в чём не бывало, пошёл о чём — то разговаривать с охраной автосалона. Коля же подбежал к Нике, услышав её вскрик, он подумал, что это с его подругой что-то случилось.
Полиция приехала быстро, опросили свидетелей, хотя это была чистая формальность. Тот мужчина, из-за которого девчушка убежала, оказался управляющим, он распорядился, чтобы полиции были предоставлены записи камер наблюдения. Вероника успокаивала всхлипывающую «потерпевшую», Коля обречённо топтался в сторонке, ему слишком часто в последнее время выпадал шанс успокаивать расстроенных женщин и было самое время этому научиться.
Девочка не поступила в медицинский колледж на бюджет. «Почти коллега!» - Подумала Ника. Оплачивать контрактное отделение семья не смогла и девчушка решила не уезжать к родителям, а подработать - в автосалоне нужна была уборщица (здесь предоставляли даже проживание при необходимости), она созвонилась с менеджером и договорилась о встрече, а так как приехала заранее, то решила рассмотреть «красивенькие машинки». Умилялись даже полицейские, но было понятно, что никто никого ловить и искать не будет — в сумке ничего ценного, кроме пятидесяти гривен не было, даже ключ от комнаты в общаге лежал в кармане курточки. Не стоит говорить и о том, что управляющий автосалона несколько по-другому видел кандидатку на почётную должность менеджера по клинингу и в работе девчонке было отказано. Представитель власти дописывал протокол, уточнив имя потерпевшей, её звали Оля. Теперь у неё было сразу две беды — ни работы, ни сумочки и, когда попросили назвать номер мобильного, оказалось, что мобильник укатил во всё той же злополучной Дольче Габбане.
Как — то неожиданно Вероника ощутила, что всё вокруг переменилось. Бравые представители власти замерли с восхищёнными лицами, управляющий с подобострастием просеменил ко входу (Ника стояла ко входу спиной и не видела, что там происходит), на Колю, казалось, напал столбняк. Ника с тревогой обернулась. В дверь входила шикарная женщина, наверное, про таких говорят «женщина вамп», её красное, обливающее фигуру платье, производило такой же эффект, как плащ тореадора. Даже Ника не смогла отвести взгляда от её груди, скорее недоприкрытой, чем недооткрытой, а разрез впереди длинной юбки совсем не ограничивал вид на чудные колени. На платье была белоснежная отделка и в цвет её туфли на таком высоченном каблуке, что было не понятно, каким образом можно было жать на педали, да и просто передвигаться на них. И только когда полилась мелодия дивного - приятного - обволакивающего женского голоса Ника поняла, что это Ксана!
- Ко мне подруга из Лондона на днях прилетает, мне нужна будет машинка на прокат дней на пять, я тут мимо проезжала, остановилась узнать, нет ли в Вашем автосалоне услуги проката?
Управляющий кружил вокруг неё и пыхтел что — то о том, что они обязательно что — нибудь придумают, потому как давно пора…и упорхнул в офис. Ксана продолжила, уже обращаясь к Веронике:
- Здравствуйте, Ника! Как всё-таки тесен мир! Вашу сестрёнку кто — то обидел?
Она обвела всех присутствующих мужчин укоризненным строгим взглядом, театрально покивала головой и вздохнула так, что грудь еле удержалась в рамках приличия. Вероника вдруг осознала, что Ксана точно знает о том, что у неё нет никакой сестры и сейчас начнётся какая — то игра, которую ей, Нике, придётся уловить на лету и поддержать. Между тем бравые стражи порядка начали наперебой объяснять причину всего происходящего и что они выполняют свой долг и всячески помогают «этому милому ребёнку, который вовсе ничья не сестра».
- О! С некоторым пафосом продолжала Ксана, - тогда, скорей всего это её сумочку выбросил мотоциклист на обочине метрах в ста отсюда, а я думала, этот хам просто мусор какой — то выбросил практически мне под колёса. И Ксана чуть махнула головой в ту сторону, где по её мнению была брошена сумка.
Полицейские не сдвинулись с места и разинув рты «пожирали» Ксану глазами. Оля, было, дёрнулась бежать за сумкой, но Ника придержала её за рукав, она решила вывести из коматозного состояния Колю и пнула его локтем под рёбра.
- Ник, ты понял где сумочка? Сбегай, принеси, будь рыцарем!
Ксана только позволяюще кивнула головой в такт Никиным словам и рыцаря без белого коня как ветром сдуло.
Некстати очнулся и один из стражей порядка.
- Интересно, обычно такие ловкачи не ошибаются в выборе жертв. Ведь ясно же, что она (кивок в сторону Оли) не автомобиль покупать пришла и сумка совсем не похожа на банковскую ячейку?
- Да он просто подумал, что она шалава и у неё там выручка! - Этот ответ явно зря транслировал в эфир только что подошедший к ним управляющий.
Ксана посмотрела на него таким взглядом, что он готов был сам себе откусить язык. Он, конечно, понял, что некоторые свои мысли лучше держать невысказанными, но слово, как говорится, не воробей.
Запыхавшийся Коля принёс розовую сумочку через весь бок которой зияла огромная резанная рана. Мобильник в сумке был, старенькая «раскладушка» не представляла для вора никакого интереса. Денег, естественно, не было. Ник протянул треснувшую губную помаду и зеркальце с отлетевшей крышечкой.
- Недалеко от сумки валялись, я подумал, через дыру из неё выпали, твои?
Обидные слова управляющего наложились на вид утерянных безвозвратно девичьих драгоценностей и Оля разрыдалась от души и со вкусом. Ника всеми силами пыталась привлечь Колю к укрощению слёз, ей необходимо было оторвать внимание парня от Ксаны. Та в свою очередь, обрабатывала стражей.
- Офицеры, ничего ведь по факту не пропало, Оля сейчас подпишет протокол и это маленькое происшествие будем считать завершённым. Я еду в город и захвачу малышку с собой, она разволновалась, ей необходимо успокоиться. В общежитие я довезу её быстрее, чем маршрутка. Ксана просто излучала заботу и негу, любой из присутствующих мужчин готов был ползком ползти в авто искусительницы и отказать ей уж тем более никто не посмел.
Ксана отполировала впечатление, произведённое на управляющего взглядом молодой драконихи и подозвала Нику:
- Вероника, пусть Ваш молодой человек, раз уж у него так хорошо получается (то есть никак) успокаивать и поддерживать, побудет с Ольгой, пока офицеры закончат с документацией, а Вы покажите, пожалуйста, какое авто надумали брать.
- Это не я, Коле машина нужна… Ника подумала, что наставнице могло показаться, что она собирается покупать авто, оплатив его своей «стипендиальной» кредиткой, но как -то сообразила, что вряд ли Ксану заботит сейчас именно этот вопрос и повела даму на открытую площадку.
Всем своим внешним видом Ксана показывала, что рассматривает автомобиль, а в то же время проговаривала Веронике:
- На днях, скорее всего я привезу Ольгу к вам с Лизой. Обычно мы опасаемся привлекать людей в таком юном возрасте. Как правило, человеку предоставляется выбор, причём сделать его необходимо вполне осознанно. В случае с Олей, она должна была ещё несколько лет спокойно себе учиться, но тут и мы недосмотрели, да и она ещё очень неопытная и наивная оказалась. Ну не прошла ты по конкурсу на бюджет (вообще-то она бы прошла, если руководство деньги чуток меньше любило и нужных девиц не по пристраивало), но можно было на бюджет и на другое отделение пробовать, ей предлагали сразу на три специальности документы подавать, так нет же, упёрлась, а мы не посчитали нужным подстраховать. В общем, пока что делать с ней не знаем, передай Лизе, что сейчас девчонку не будем посвящать в путешествия во времени, так что при ней не сильно откровенничайте. Счастья вам с Колей, он у тебя замечательный!
Коля с Олей пробирались уже между рядами автомобилей, полицейские пили кофе из автомата и никуда особо не спешили. Ксана царственно кивнула головой в их сторону и они тут же вытянулись, как по команде с такими счастливыми лицами, какие бывают у собак, которые принесли любимые тапочки хозяевам и те благосклонно потрепали их за ушком.
- Можете считать это практическим занятием по невербальной коммуникации, - надевая улыбку на лицо произнесла Ксана. -Я преподаватель Ники по психологии на курсах (в глазах Оли вспыхнул восторженный огонёк). Пока у молодых людей нет собственного авто, позвольте, Оля, я подвезу Вас в город. Сегодня так мороженного захотелось, может, Вы подскажете какое — нибудь местечко потише, я угощу нас с Вами мороженным, а Вы поможете мне за это, заполнив один из моих тестов, мне для работы необходимо. Вероника уже устала эти тесты заполнять.
Стоит ли говорить, что Оля была просто счастлива помочь и этой сказочно красивой даме и Нике, которая всё время её утешала и она быстро закивала головой в знак согласия. Ксана же в свою очередь обернулась к Коле, при этом её движении Ника увидела, как её парень «выходит из ступора», на Ксану он уже смотрит без обожания, а просто внимательно, как на интересного экскурсовода или учителя.
- Мне нравится автомобиль, который вы присмотрели. Комфортно и демократично, молодцы, ребята.
От её похвалы Коля зарделся, словно первоклассник, приобнял Нику за плечо и погладил в перспективе свою шкоду фабия, совсем как девушку, отчего Ника почувствовала даже некий укол ревности, но тут же рассмеялась: «Ну что ж, рыцарь, поскакали на маршрутку, надеюсь, в следующий раз уедем отсюда уже на коне!»
Ну кто же поверит, что получив деньги в вольный доступ, девушка не пойдёт их тратить. Коля был отправлен домой «на прогулку с Несси», Вероника пошла покупать себе «утешительный приз» в торговый центр (несправедливо, когда у кого —то машина, а у кого—то — ничего!) И, как обычно случается во времена изобилия, встал вопрос «а чего, собственно, я хочу?» Заглянув в несколько магазинчиков, Ника нашла беспроигрышный вариант — бутик нижнего белья. Кружевные драгоценности манили, обещали обласкать, утешить, поднять настроение и отрастить корону на голове. Мимо таких заманчивых перспектив пройти было невозможно. Был ещё один немаловажный бонус: Ник безостановочно расхваливал все прелести «своей» машины, а в восхитительном кружевном белье Ника собиралась соперничать с новой железной пассией Коли. Она долго не могла выбрать между тёмно — синим и пудровым комплектом, вздохнула и со счастливой печалью расплатилась за оба. Из бутика Ника выходила с осанкой королевы и походкой царицы, нежно прижимая к себе две фирменные коробочки и выстраивая «планы мести» Нику. Пройдя мимо бутика сумок, девушке пришла в голову ещё одна идея, она нырнула и в этот магазинчик, оценила обстановку и направилась к стойке сумочек тоут. Перещупав все, свой выбор Ника остановила на качественной турецкой сумке серебристого цвета. Сумку украшал массивный брелок в форме старинного ключа, усыпанный сверкающими стекляшками. «Стразики наше фсё!» - подумала Ника, отставила сумку на вытянутой руке и оценила выбор, главное, чтоб тетрадки влезли, блеска достаточно! Сумка стоила чуть меньше ста долларов, Вероника сочла цену волне приемлемой (не Дольче из клеёнки, конечно, но не с пакетом же ребёнку по городу ходить). Вероника была окрылена своим счастьем и ей хотелось поделиться этим состоянием с кем-нибудь рядом, осветить таким тёплым лучом людей вокруг, чтоб и они вдруг стали счастливыми, были нужными кому-то, любимыми кем-то и если она, Вероника, не может осчастливить всех и сразу, то по крайней мере одно юное создание она уж точно сумеет утешить!
Близился вечер выходного дня и Ника поспешила домой «мстить» Нику. Почти всё воскресенье влюблённая парочка провела вместе, строить планы на будущее они опасались, их устраивало быть вместе «здесь и сейчас», в такие моменты жизни просто не верится, что бывают горести и страдания, а все проблемы отодвигаются на второй план. Близился час Х, девушке пора было возвращаться в дом (но не домой!) Это было похоже на переход из одной жизни в другую. И та, другая жизнь была не лучше и не хуже, она была как—бы параллельной, Нике пришла в голову мысль, что её устраивают обе эти жизни и их просто необходимо неким образом объединить.
А вечером на кухне в уже другой жизни Вероника рассказывала Лизе приключения в автосалоне. Лиза понимающе хмыкнула, когда Ника передала просьбу Ксаны об Ольге.
- Ну с Олей пока понятно, что ничего не понятно. А чего ты растерялась по поводу оплаты автомобиля? Ты же видишь, как Николай о машине мечтает, ну так и купи ему вещь его мечты! Да он из благодарности пятки тебе лизать будет, никуда от тебя не денется!
Ника почувствовала, что её с головой окунули в холодную вонючую грязь. Ну почему в жизни всё время так: только почувствуешь себя окрылённой, тут же все крылья пообломают и пёрышки пообщипывают. То родители, то вот Лиза. Ну как можно объяснить людям такого склада, что ей не надо привязанностей из благодарности, что любовь это чувство «на равных», а не тогда, когда «лижут пятки». Лиза расценила замешательство соседки по — своему.
- Ты думаешь, что оплату автомобиля с карточки заблокируют? Надо было прямо в салоне Ксану спросить, повод очень подходящий! Хотя, знаешь, я думаю, ничего бы не заблокировали. Я тут себе бельишко недешёвое заказала, курьер пару часов назад принёс, так оплата нормально прошла, без задержек.
Ссориться Вероника не собиралась, из-за чего, это просто разные взгляды на жизнь, но и общаться стало неприятно. Однако разговор она всё-таки поддержала:
- Машина — это тебе не трусы! А зачем курьером бельё доставлять, гораздо приятнее в магазине , в натуральном виде, так сказать, увидеть, пощупать, даже померить.
- Так это термобельё! Я давно такое хотела, всё жадничала для себя любимой. Хочу в пещеры, а там холодно. Ну если я только планирую весной в экспедицию, а тут не понятно, отпустят или нет, то пусть мне бельё это сейчас хоть душу греет, если попу нет необходимости греть пока.
- А я тоже бельё купила! И оно, представь себе, попу не греет! - Ника заулыбалась, простив предыдущую бестактность Лизы, но тяжёлый осадок от разговора всё-таки остался.
В понедельник Олю не привезли, зато со студентками была проведена подготовительная работа. Для этого особенного случая была разработана такая стратегия: Олю устроили на контрактное отделение медицинского колледжа, она будет изучать «врачебное дело», как и планировала, а оплату за обучение в колледже, естественно взял на себя….Научно Исследовательский Институт Общих Проблем Психологии Тревожных Расстройств. На справедливый вопрос девушек «а такой есть?» был получен ожидаемый ответ, «а какая, собственно, разница, как называться». Оля получает стипендию от Института - наличными, достаточно скромная сумма, живёт с Лизой и Никой в «общежитии» (так вот как теперь называется наш дом) и заключает с Институтом договор, по которому или отрабатывает по окончании колледжа 2 года на благо Института, или выплачивает Институту сумму, потраченную на её обучение (это чтобы правдоподобнее было). Ну и параллельно, сможет посещать некоторые занятия, которые будут проводиться с девушками в стенах «Общежития». Естественно, девочке пока ничего не сообщают о каких — либо паранормальных способностях, не обучают ничему «эдакому» и просто присматриваются к ней. По этому поводу полностью изменили расписание занятий с тем, чтоб проводить специфические уроки в то время, пока Оля будет на занятиях в колледже.
В расписании возник сюрприз и для Лизы. Её способности начали проявляться достаточно давно, её теперешнее обучение необходимо, как «общая подготовка», Лиза в хорошей спортивной форме — в общем, нет причины не сходить в будущее на безопасный маршрут! Ника очень хотела порадоваться за соседку, но у неё не получилось. Ну обидно же, ждать этого самого луча от вектора — Несси, который появится непонятно когда, а тут раз — и сгонять в будущее! Командировку Лизы спланировали на начало следующей недели. Вторым неприятным для Ники моментом за сегодняшний день стало то, что у Лизы на тренировке получился тот самый крик, который студентки проходили по самозащите, а хриплое сипение Вероники могло испугать разве что тараканов с студенческой общаге. Жизнь как качели: эмоциональный подъём выходных сменился на разочарование будней.
Оля стояла под воротами дома, когда девушки возвращались с утренней пробежки. Она боялась позвонить и очень обрадовалась, что никого не разбудит. Всё такая же робкая и нерешительная, разве что не заплаканная, Оля вызывала у Ники желание опекать и подбодрить, у Лизы новая соседка вызвала лишь непонятное раздражение. Комната в новом «общежитии» казалась ей невиданными хоромами, она с восторгом рассматривала своё теперешнее жильё и отвечала на вопросы своих новых соседок о себе. Родители Оли были учителями в провинциальном городе, понятно, что особой финансовой поддержки они не могли оказать дочери, но с лихвой компенсировали её любовью. В прошлом году у Оли появились брат и сестра близняшки, девчонка поняла, что если любви хватает на всех, то с материальными благами всё гораздо хуже и самую большую помощь, которую она может оказать родителям, это свалить из дома, что она в общем — то и сделала. А Вероника поняла, почему этот ребёнок вызывает желание опекать: со своими интеллигентскими замашками, она не сможет сама пробить себе «место под солнцем», не будет ничего доказывать и самоутверждаться за чей — то счёт (ну и как она жить собирается , если зубы не отрастит?). А внешность у девочки была примечательная, наверное, в школьных спектаклях она могла бы играть Белоснежку — чёрные тяжёлые волосы собраны в тугой пучок, пышная чёлка делает лицо маленьким и детским, а из — под неё светятся ясно голубые глаза. Это, наверное, очень редкое сочетание: чёрные волосы и глаза цвета утреннего неба, ну и бледная фарфоровая кожа. А ведь сейчас только сентябрь, люди вокруг ещё не смыли румянец летнего загара, как, интересно, ей удалось сохранить такую белую кожу, когда солнце в последние годы палит всё, до чего дотягивается?
В целом, уклад жизни в «общежитии» не изменился, все студентки учились по своей программе, особых трений в быту не было, разве что...Лиза постоянно пыталась «поддеть» новенькую. То чашку не вымыла, то плохо вымыла, то в душевой долго была, то пол после себя в душе плохо вытерла. В конце концов, Вероника попыталась поговорить с соседкой, на что та ответила, что девочку необходимо воспитывать, а не баловать, ей жить как — то надо. Вероника сложно себе представляла тонкости процесса воспитания, но чем, собственно, она балует Олю было вообще непонятно, она даже не придумала, как подарить той сумку с ключиками, чтоб девочка не отказалась и не обиделась. Повод подвернулся вскоре. Несси очень скучала когда Ника уезжала на занятия к «психам», а тут ещё на пробные вечерние занятия по танцам записаться угораздило, в общем, Лиза заявила, что Несси «скучает» громко, а ей некогда собак развлекать и Ника решила обратиться к Оле - погулять с щенулей в сквере и забрать к себе в комнату на вечер. Ни о какой оплате девчонка и слышать не хотела, на что Вероника заявила:
- Знаешь, мне частенько с этой просьбой к тебе обращаться пришлось бы, но я не смогу просто так… Не хочешь деньгами, возьми подарок, чтоб мне не совестно было к тебе и в будущем обращаться, а я от всего сердца специально для тебя выбирала — этот подарок, как бы символ, ключ от новой жизни…
Она принесла новенькую сумочку: «Сюда тетрадки поместятся и мобильник, на учёбу ездить удобно!» Оля, не привыкшая к подаркам от чужих людей, не знала, как себя вести, прятала глаза, но сумочку взяла, хоть и дрожащими руками, а Ника, как мама погладила по голове девчушку не намного младше себя. «Тебе спасибо, сестрёнка», - но это уже не было высказано вслух.
Глава 7
Интенсивная программа по «психам» давала свои плоды — студентки сами не заметили как, но они начали «читать» людей без слов, предугадывать их слова и поступки и им самим казалось, что они читают мысли окружающих. И как оказалось, это не так заманчиво, как в фантазийных книжках. Сложно не разочароваться в человечестве, когда в транспорте ездят только сексуально озабоченные мужчины, уставшие от монотонности жизни домохозяйки и озлобленные стервы. У школьников мысли состоят из похабщины, описания умственных способностей учителей и способах извлечения карманных денег у родителей. У Вероники уже неоднократно возникала мысль о том, что если все эти мыслеформы понимает и Лиза, то она просто озлобляется, это такая форма самозащиты сознания, но она, Ника, не разрешает себе уподобляться соседке, она Человек, а Человек сам создаёт свой мир и в нём весь этот мыслемусор не главное, это всё наносное, люди просто устали от неустроенности жизни, а у неё всё устроено, совершенно нет поводов для ожесточения. Только вот таким аутотренингом приходилось заниматься всё чаще и убеждать себя становилось всё тяжелей.
Лизу забрали с вечера. Всё случилось совершенно не торжественно и буднично. К воротам подъехал Лев Николаевич, даже в дом не вошёл, просто позвонил. Лиза спустилась с одной только женской сумочкой, махнула рукой «Чао — какао!» и упорхнула. Вероника не знала, как именно должно быть обставлено первое путешествие во времени, но чтоб так вот просто… как за хлебушком сходить, обидно. И что это не её путешествие тоже обидно, ну да ладно! И всё так же буднично Лизу привезли спустя полтора суток. Но вот тут уже именно привезли, разве что не принесли в дом — она еле ходила, опираясь на мужское плечо Льва Николаевича. Вероника встревожилась, глядя на плачевное состояние соседки но инструктор заверил, что всё нормально, ведунье надо просто отдохнуть. Он попросил принести еды или чаю Лизе, если та попросит, а с расспросами не приставать пока, тем более, Лиза явно не в настроении. «Да она в последнее время всегда не в настроении», - Ника подумала, что она об этом только Подумала, но Лев Николаевич ответил.
- Не забывайте, что Вы пока только чувствуете мысли других, а Елизавета — Ведунья, она кое — что ведает, то есть знает про окружающих, но не всю картину, а только обрывки информации, очень тяжёлой информации и ей от этого легче не становится. Вы ещё очень молоды и как раз сейчас формируется ваша личность, у Лизы она формируется под гнётом этой тяжёлой информации, будьте к ней снисходительны!
От чаю Лиза отказалась, а потребовала принести кофе, причём именно потребовала:
- На фига мне твой чай, неси кофе покрепче и шоколад, если не весь ещё сожрали с малявкой. Совсем чаем там задолбали, да ещё с мятой, я её на дух и раньше не переваривала, а они её суют везде, у них и в чае и в еде, фу, вонь какая.
Лиза кричала в след выходящей из комнаты Нике, но крики были хорошо слышны на первом этаже, и сидящая у компьютера Оля чуть слышно процедила: «Вот ведь ведьма!»
«Ведунья — это же ведьма»! Эта мысль только сейчас поразила Нику, но вслух она сказала:
- Так нельзя, Ольчик! Характер, конечно, не сахарный, но она устала очень.
Кофе оказал просто волшебное действие на настроение Лизы, она блаженно растянулась на не расстеленной кровати и милостиво проворковала:
- Что, интересно, тогда спрашивай, пока я не уснула. Сходить туда — сюда минута времени, а всё остальное время я только сплю и ем!
- А где находится этот вход во время?
- Ходунья, говорят, теоретически может везде войти, был бы Властелин рядом. А кучу своих дырок во времени они понаделали в одном месте — на Базе. Огромный такой, знаешь, домина, где — то в горах Франции.
- Ты и во Франции была?
- В Провансе, если быть точной. И была — это громко сказано. Наскоком из окна автомобиля. Ну могли же эти жлобы хоть денёк прогулки устроить, так нет же, мы сюда по делу, а захотите погулять — на каникулах, Ваша Светлость, милости просим.
- Ну а входить как?
- Заводят в такую пустую комнату, нет, перед этим на выбор дали или комбинезон или платье из натуральной ткани, ни одной металлической застёжки — это обязательно, на ноги — мокасины, спасибо, что не лапти. Я не одна шла: дали мне мужичка одного базовского и со мной ещё одна опытная ведунья, у неё уже два мужичка, на каждую руку, значит. И говорит мне эта Люся (её Лейла звать, но знаешь, безобидная она такая, говорю Люся по нашему будешь), чтоб я училась вход искать и её из виду не теряла, она первая прошла. А вход, без особых фантазий: к стене кирпичной подходишь к сплошной и чувствуешь в одном месте, что кирпичи как будто в воздухе рисунок, а на самом деле нет их там. Ну и делаешь туда шаг и всё! Попадаешь в ночь. Сверху небо без звезд, по бокам типа деревья, а может камни — света нет никакого, только тёмные силуэты. Впереди красное огненное кольцо, за которое держится два Люсиных мужичка. Хочу на себя посмотреть, а я — тоже огненное кольцо, только малиновое и в меня крепко так пацан вцепился, но я не чувствую его руку, я и своих ручек — ножек не чувствую, я просто плыву и горю, но мне не только не жарко, я бы сказала, что даже прохладно. Я хотела спросить, мне всё время прямо или поворачивать где будем, и спрашивать тоже нечем! Честно, я только тогда и испугалась. Ни куда идти не знаю, если потеряюсь, ни как выходить, а со мной нормальный живой человек! С ним — то что будет, если я заблужусь?
- А выход?
- Такой же, как и вход! Раз - и нет Люси впереди. И, знаешь, сразу вокруг вот эти то ли камни, то ли деревья, хорошо, что понятно где верх — там небо. Пытаюсь я понять где перёд, где зад, не понятно, откуда шли. И тут такие же шорохи, как в пещере, эхо какое — то. Я пытаюсь прислушаться, откуда звук и вижу, что в одном месте эти камни-деревья просвет имеют и звук оттуда, ну я в ту сторону и поплыла, только направилась туда, а тут раз — и выхожу из каменной стены на полированный пол. Оглядываюсь — за спиной просто натуральной скалы кусок (это они здание таким образом построили, что оно в скалу врезанное, а впереди — огромный светлый зал, я его про себя почему — то назвала залом ожидания космопорта.
- Так это космопорт был?
- Нет! Но впечатление именно такое. Какие — то табло с иероглифами, стойки с дежурными или администраторами, какие — то автоматы (очень похожи на автоматы продажи билетов), по залу небольшие грузовые платформочки ездят на них ёмкости оранжевого цвета типа силиконовые разных размеров, посетителей... базар — вокзал и никто, главное, внимания не обратил на то, что народ толпами со стены вываливается!
- Ну а потом вы куда?
- Никуда. Подошёл мой путешественник к стойке администратора, почирикал и усадил нас с Люсей на приятный мягонький диванчик. Она молчит и я молчу, мало ли думаю, что. Тем более усталость такая навалилась, словно пешком в горы полдня ползла, неохота не то, что говорить, рукой двинуть тяжело. Посидели мы так несколько минут, подошёл к нам смешной такой человечек, похожий на Дэнни ДеВито, чуть поклонился Люсе, обратился к ней «Ваша Светлость», потом подошёл ко мне, представился Яшей Мендельсоном, для него я тоже была «Ваша Светлость». Он сказал, что наш заказ готов, подъехала грузовая платформа и наши сопровождающие сняли с неё контейнеры. Вот и всё приключение. Мендельсон было предложил отдохнуть, но Люся объявила, что надеется этим же проходом вернуться обратно. Знаешь, она так язвительно ему: «Не вызывать же каждый раз персональную ходунью», а он как — то смешался, на меня показывает и говорит: «Тяжело ей, первопроходка ведь, наверняка, вон как развезло». Плечом повёл и ушёл. Я ему ещё долго вслед смотрела и мне показалось….там была очень похожая на тебя женщина, она с ним, как со старым знакомым обнималась. Хотя нет, (Лиза внимательно рассмотрела лицо Ники), та совсем другая, на голове гнездо из сине — зелёных волос, просто похожа, наверное как ты на маму (а Ника на маму походила мало). Зато я поняла, что он имел ввиду, когда говорил «развезло» - пот градом катится, слабость неимоверная. Поднялась моя Люся с диванчика, головой мотнула, мол, пошли уже. Дяденьки наши с торбочками, нас под ручки держат и снова в стеночку. Такая милая идиллия. Пока в Невременье плыли — полное спокойствие и комфорт. Только уже не абсолютная темень: там, за деревьями-камнями вспыхивали иногда отсветы красного огня. Люся потом рассказала, что это наши отсветы, когда мы в будущее шли, мы по этому же проколу времени возвращались. Но так как мы не могли одновременно плыть и туда и обратно, во времени сдвиг произошёл, но настолько минимальный, что мы смогли свой шлейф рассмотреть.
Вывалились мы в той же комнатке. Люся сама на ноги встать смогла и громко так скомандовала: «отдых!», мужички улепетнули с грузом быстренько. А в это время в комнату парочка вошла — я их про себя стюардом и стюардессой назвала, они в костюмчиках строгих, симпатичные такие паренёк и девушка. Девушка сервированную тачку с едой катит, парень из противоположной к выходу стены мягкие кресла выкатывает. Люська на кресло сама плюхнулась, а я с пола себя соскрести не могу, стыдно мне как-то, молча подошёл стюард, ласково так улыбается, на ручки взял, на креслице положил, спросил удобно ли спинке моей.
- Он по-русски или по-французски спросил?
- По-русски, запрограммирован он так.
- Что значит запрограммирован? Он зомби?
- Робот он, и стюардесса ихняя тоже. И это, представь себе, никакое не будущее, а так… замок в Провансе, роботы — обслуга. Лейла сказала, что команда «отдых» запустила язык общения персонала, вот и всё. Чай они сервировали, с мятой, будь она неладна. Представляешь, три вида на выбор, одна другой вонючей — наши фирменные говорят, о каких — то тонкостях аромата рассуждают. И Люся им поддакивает: «Сейчас, говорит, восстановиться надо, необходимо мышцы расслабить, сознание успокоить, так что сладкий мятный чай просто необходим». Думаю, ничего печенюхой загрызу, так у них и печенье мятное и шоколад с мятой. А есть захотелось, просто жуть. Вот пришлось эту жуть и грызть. Пока в себя пришла, вечереть стало. Ну сводила Лейла меня в ресторан у них на базе — шик! Жалко, в меня много не влазит. Аппетит страшный, что у дракона! - И Лиза совсем по детски рассмеялась. Заливисто так и легко.
А Вероника отметила, что соседка её временами нормальная хорошая баба, без особых тараканов в голове.
- Так а что вы из будущего приволокли?
- Я сначала, думала, наши шефы наркотой промышляют, издали так у Люси поинтересовалась. А она говорит, что это органы человеческие!
- Как?
- Ну и я ей: «Что, своих людей жалко на органы распускать, возим будущих»?, а она дурой обозвала. Говорит, что очень быстро учёные поняли, что нецелесообразно донорские органы пересаживать, потому что и подходящие органы приходится годами ждать, и не факт, что приживутся, да и чужие они — пациенту всю жизнь приходится пить лекарства, чтоб не отторгались. А научились выращивать из собственных клеток пациента необходимые запчасти. Так что после трансплантации больной получает собственный новенький орган. И есть люди в наше время, которые выкладывают совершенно кругленькие суммы за совершенно новенькие почки и лёгкие. А мы забирали заказы с фабрики. В разные времена наша контора находила источники самофинансирования, сейчас — такой вот странный бизнес. Понятно, бабла немерено, хватит и на домик в Провансе и на наш домик. Могли бы и раскошелится, а то скромненькое такое у нас общежитие. Наверное, я за свою ходку вчерашнюю могла бы небольшую такую страну прикупить. И стать «Ваша Светлость!». Кстати, наш холодильник ещё даёт пожрать? Колбаса там, например, сыр, кусок курицы в крайнем случае?
Ника поняла, что соседке необходимо что — нибудь белковое и она быстренько пошла делать ревизию холодильника, хотя у неё была ещё масса вопросов. Холодильник одарил только яичницей, пока та жарилась, Ника с досадой поняла, что разговор придётся отложить до вечера, ей пора на учёбу. Она по- быстрому заказала доставку курицы — гриль домой, чтоб Лиза никуда не выходила и занесла соседке свой кулинарный шедевр.
- Мне на учёбу надо, скажи только, ты Властелина Времени видела, он какой?
- Не видела, и кажется мне, нет его вовсе. Научились просто страшно умные научные работники время каким — то образом преодолевать, организовали свою маленькую империю и пафосно так назвали некий символ (а может, инструмент) - Властелин Времени. А сами они «Ваша Светлость». Лейла, кстати, сказала, что раньше действительно в ходу были «Ваша Светлость» - это ведуньи и ведуны, «Ваше Сиятельство» - это ходуньи и ходуны и «Ваше Темнейшество» - колдуны и колдуньи, а теперь это всё упразднилось и вспоминают это обращение только люди старого воспитания, да и то в особо торжественных случаях.
- На учёбу опоздаю, ну интересно ведь, вечером договорим. Я на обед тебе курицу заказала, дверь сама курьеру открыть сможешь?
- Ага, беги!
Вечером у девушек был пир! «Не курицей единой» - сказала Лиза и заказала доставку банкета на три персоны в одном из самых модных ресторанов города.
- Как мы раньше не придумали - щебетала хозяйка праздника, - в руках тяжести таскать не надо, корячиться на кухне не надо (а девушки, между прочим, особо и не корячились), каждый должен делать то, что у него лучше получается!
Этот спич получил всеобщее одобрение и начался праздник живота. Елизавета действительно вела себя как заправская хозяйка, настроение у неё было отменное, как и аппетит и даже пересоленный по её мнению паштет с трюфелями не испортил ни то, ни другое. А за столом велись светские беседы на всё те же психологические темы.
- Ну и как по вашему, изучение эмоционального интеллекта может спасти ситуацию , когда, ну например, вот этот паштет конкретно пересолен?
- Ну, скорей всего, это просто наше незнание и такая степень солёности - его нормальный вкус.
- Не принимается!
- Соль природный усилитель вкуса. Блюда без соли нам покажутся вообще безвкусными. Есть даже устоявшееся выражение «соль жизни», имеется ввиду вкус жизни. Значит, этот паштет сделал повар — жизнелюб! И люди, которые заказали себе это блюдо не приемлют безвкусной пресной жизни. - Эту мысль высказала самая младшая из студенток, ей было очень интересно возле старших подруг, тем более, что сегодня её никто не «воспитывал».
- Ого, Оля! Да ты философ. Ты даже не Оля, ты — Соля, «человек, почувствовавший вкус жизни». - итог подвела Лиза и из её уст эти слова звучали как наивысшая похвала.
- А что, «Соля» мне нравится! - улыбнулась обладательница нового имени.
- Будешь для нас Солей- Подытожила Лиза, - Ника, ты как?
- Ну если Ольга не против…
- Я не против, я за! - Девчонка приняла это не как прозвище или кличку, а как высшую степень доверия, как награду. Её наградили почётным именем «Соля»!
- Ну что Соля-жизнелюб, давай закругляться, нам спать пора, завтра день сложный, а Елизавете ещё отдохнуть необходимо после командировки.
И девчонки разбрелись по норкам. И представляла себе Вероника ночной лес, по которому плывёт огненный круг — Ведунья Лиза, и лавандовые поля Прованса, и закат солнца над лавандой и высокие звёзды на небе. И там, высоко в небе из самых мелких звёзд, из такой золотистой звёздной пыли, образуются разводы, словно плохо размешанный перламутр в бутылочке лака для ногтей. И образуют эти разводы плавные широкие и узкие линии, которые уплывают в ту сторону, куда садилось солнце за лавандовыми долинами и сходятся в одну точку на уровне горизонта.
А утро началось с пыхтения Лизы, что «эта малявка снова плохо вытерла пол в душе, а на учёбу заранее ускакала, чтоб её никто носом туда не натыкал». Так Вероника поняла, что вчерашним днём был исчерпан лимит хорошего настроения Лизы. Сосчитав до десяти, Ника провела с собой просветительскую работу, что она не собирается строить свою жизнь и создавать настроение в зависимости от тараканов в голове соседки, и как ни в чём не бывало, вышла из своей комнаты в новый день. И прямо с утра ей была предъявлена претензия в том, что пробежка с собакой — это не пробежка, собака останавливается постоянно по своим делам, так что гулять с собакой следует или до, или после тренировки. И Лиза ушла на пробежку, не подождав соседку. «Ну и ладно», - попробовала не обидеться Вероника:, «не будешь мне хоть во время тренировки в уши жужжать». Но зато и с расспросами про путешествие придётся подождать.
А на выходных Лиза объявила, что летит в Париж.
- У тебя снова командировка? - поинтересовалась Ника.
- Нет! Мне же сказали, гулять на каникулах. Каникулы неизвестно когда, зато есть мои законные выходные. В следующий раз, когда в командировку полечу, будет не так обидно из окна автомобиля смотреть.
И Лиза провела выходные в городе, куда обычно приезжают влюблённые пары в романтические путешествия. А влюблённая пара Ник и Ника провели этот день вместе, но не в Париже — они забирали авто! И их романтическое путешествие было гораздо ближе — к Никиной маме на чай с шарлоткой, а потом к Нику в берлогу, а потом на пробный урок латиноамериканских танцев, но, честно говоря, Нику не понравилось: его ноги жили своей отдельной от головы жизнью и совершенно отказывались повторять движения хореографа. Зато им вдвоём было весело и душевно и даже начинали выстраиваться какие — то робкие планы на будущее и Ник (уже теперь рыцарь на коне) обещал заехать за Вероникой среди недели, когда у неё будет свободных хотя бы пол дня и сводить её в аквапарк, раз уж летом они так и не попали на море. И влюблённая и счастливая Ника снова возвращалась к параллельной жизни в «общежитии», но в этот раз давала себе слово, что не разрешит себе обижаться на колкости многоликой Елизаветы.
Учёба шла своим чередом, описать интенсивность жизни можно было бы одной фразой: «нет времени». Оно, действительно, не резиновое, уплотнялся график учёбы, девушкам пообещали двухнедельные новогодние каникулы и нагружали заданиями, особо не стесняясь. Не резиновыми оказались и финансы на стипендиальной банковской карточке, на смартфонах открылись личные кабинеты и некая финансовая свобода всё — же приобрела чёткие границы дозволенного. Вероника еле уговорила Колю слетать на каникулах на горнолыжный курорт в Италию, где они встретились прошлой зимой. Николай выплачивал кредит на авто и лишних денег, мягко говоря, не было. Вероника оплатила путешествие «стипендией», но очень нелегко уговорила Колю принять оплаченную ею путёвку. Скажем так, она отработала на нём некоторые приёмы невербальной коммуникации и психолингвистического программирования, хотя и понимала, что с её стороны это не очень честно.
Лизу ещё пару раз вызывали в командировку, причём в последний раз выход был не из французской резиденции, а просто из какого — то дачного домика постройки 80 — х годов прошлого века. В этот раз ведунья вела двух курьеров без сопровождения коллеги, сама искала и вход и выход, причём выход этот был уже в совершенно другом месте. Она уже вполне сносно себя чувствовала после походов, хоть и сохранялась слабость. Лиза научилась настраиваться на поле ходуньи, которая делала прокол во времени, она настолько почувствовала ауру (может, биополе, ощущается, как особенное и очень индивидуальное тепло) ходуньи, что, казалось, в толпе людей на улице она запросто смогла бы найти эту женщину. В общем, никакой романтики, никаких приключений — обычная работа., Лиза вспоминала свои спуски, свои мечтания и планы, ей очень хотелось в уютную тишину пещер с неуютными ночёвками в спальниках, но, вспоминая своих товарищей, не могла понять, что раньше привлекало её в этих людях? «Они такие простые, что они значат для этой жизни? Да ничего! Тот слесарь, тот инженер — конструктор, они спускаются под землю только чтоб почувствовать себя живыми. Плоские шутки, всегда на что — то не хватает денег, всегда чего — то мало. И с этими ничтожествами ей приходится делить тот сказочный подземный Мир! А она — Ведунья! Я — Светлость на их фоне, они не понимают, как несказанно им повезло в жизни, они оказались рядом с таким уникальным созданием!»
Глава 8
Ника же считала дни до поездки с Колей, ещё только первый хрустальный снежок притрусил замёрзшую землю, девушка стала собирать сумки, чтоб ничего не забыть. Она подгоняла время, не забывая при этом учиться, тем более, что процесс обучения сложности не вызывал, за исключением техники владения собственным голосом. Ну не получались у Вероники крики ужаса и томные воздыхания, от которых в экстаз должна была приходить вся мужская часть населения планеты - и всё тут! Ксана и Лев Николаевич сходились на мысли о том, что в голосовых вибрациях Ники просто нет необходимых для этого частот. По этому поводу Ника с особым усердием налягала на силовые занятия по самообороне. А ещё Вероника с удивлением поняла, что ей легко удаётся изучение языков — теперь вырисовывается некая общая структура языка, на которую, словно бусины на прочную нить, нанизываются слова, целые фразы и устоявшиеся выражения. И, несмотря на то, что знание языков в общем — то не являлось необходимостью для работы, Ника здорово отшлифовала свой итальянский и могла вполне сносно общаться по- французски и по — английски.
Единственной серьёзной проблемой по мнению Ники было пристройство Несси на время поездки. У щенка начали меняться зубы. На месте маленьких детских клыков росли серьёзные чуть изогнутые зубищи, так что Ника убедилась в справедливости названия «саблезубка». Шерсть на позвоночнике собачки стояла дыбом, от чего казалось, что вдоль спины расположен колючий плавник, наивное выражение мордочки ушло, уступив место жёсткой маске хищника. И теперь верная Никина подружка стала похожа на страшненькую злую дворнягу с неправильным прикусом. Ника не рискнула искать передержку — гостиницу для животных, решив, что опытный ветеринар или кинолог сразу поймут, что это не просто дворняга, а неопытные няньки могут чем — то обидеть Несси. Несмотря на то, что Несси стала достаточно несимпатичной внешне, Ника обожала воспитанницу, а та в свою очередь, боготворила Нику и проявляла свою любовь при каждой возможности. Хозяйка не хотела оставлять Несси у чужих людей даже на несколько дней, она испытывала смешанные чувства вины и тревоги уже за несколько недель до предполагаемой поездки. Её тревога на интуитивном уровне передалась саблезубке, Несси старалась ни на шаг не отходить от хозяйки и при каждом удобном случае или влазила Нике на руки или ложилась так, чтоб касаться девушки, от чего Вероника чувствовала себя ещё больше виноватой. Идея уговорить маму «поняньчить» собачку пришла внезапно и сняла некоторое напряжение последних дней. Было решено попробовать оставить на ночь Несси у мамы в ближайший мамин выходной и уже через пару дней щенуля с хозяйским видом осматривала новые хоромы и искала новых жертв для своих игрищ. Ника же переживала и за любимицу и за маму, звонила домой каждый час, в конце концов мать не выдержала и запретила дочке звонить до завтрашнего вечера.
Небольшая прогулка по свежему морозному воздуху успокоила Веронику, она дошла до сквера, где обычно гуляла с Несси. Молодой замёрзший крупными крупинками снег хрустел под ногами и этот хруст — скрип напоминал звуки работы старинного механизма. Людей в сквере было мало — темнело рано, так что из гуляющих встречались лишь собачники да физкультурники. Ника наслаждалась тихой прогулкой в одиночестве, вдыхала колючий воздух и выдыхала тёплый пар, рассматривала причудливые облачка воздуха, которые окутывали лицо и быстро рассеивались, поднимаясь ввысь. А там, в высоте, были другие облака — туманности из звёзд. На глубоком чёрном небе холодные яркие звёзды своими колючими лучами пробивали толщу морозного воздуха, они нацелили свои тонкие стрелы куда — то в глубину никиного сознания, манили и тревожили одновременно и Ника чувствовала, что таким образом они зовут её, она представляла себе, что это не кристаллы смёрзшегося снега хрустят под ногами, а хрустальная звёздная пыль, осыпавшиеся лучи — колючки звёзд ломаются и трещат под ногами. И ей жаль топтать и ломать эту драгоценную красоту, и головой она понимает, что идёт по мощённой дорожке сквера, но душой она видит эту же дорожку, но уже сотканную из мерцающего света звёзд и комет и эта дорога уходит вглубь галактик, вглубь времён и вот уже виден выход непонятно куда...Ника очнулась, когда перестала слышать хруст под ногами. Замечтавшись, она не заметила, как вышла на проезжую часть, ей повезло, что поздно вечером и автомобили на улице на окраине города проезжали крайне редко, так, коря себя за рассеянность, Вероника побрела отдыхать в дом, где сегодня ночью рядом не будет Несси.
Всю ночь Ника просыпалась, в ушах стоял хруст мёрзлого снега, а в мозгу вертелась тревога за собачулю. Чтобы как-то себя успокоить, Вероника представила себе мамину квартиру, где мирно сопит Несси, она явно внедрилась к маме в постель — Ника знала, что эта лохматая проказница любит спать на ногах хозяйки, а значит, влезла и к маме на ноги. Фантазия девушки подкинула картинку скрученной калачиком воспитанницы, мокрый нос которой спрятан под лапой, а крупные уши время от времени вздрагивают во сне, словно улавливают шуршащие звуки падающего снега. Ника и сама стала вслушиваться в это тихое спокойное шуршание. Снег всё сыпал и сыпал, покрывая мягким ковром хрустящие осколки. Снежная пыль смешивалась со звездной пылью, вот уже всё простран

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 24 | Напечатать | Комментарии: 1
       
14 октября 2020 11:23 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 96
Комментариев: 10295
Отблагодарили:656
flowers1 Интересный сюжет, с удовольствием почитала, спасибо! Елена, к сожалению, весь текст не поместился в объём публикации, добавьте продолжение, пожалуйста!

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.