Икона "Вифлеемская звезда" Рождественские колокольные звоны *** Эта серость больших городов. Эти жирные лужи и слякоть. Приманить бы веселых котов! Перестать бы над бездною плакать! Отдышаться, Взглянуть в Небеса… Наварить бы глинтвейна, варенья. Новый год… Рождество… Чудеса… Дух ванили… Кори

Китайская Вселенная

| | Категория: Проза
Небольшая комната, окрашенная в серый цвет. Профессор Сергей Иванов провёл по стене указательным пальцем, и на ней появилась информационная панель. Лёгкое прикосновение – и изображение на инфо-краске изменяется. Конечно, расширитель реальности для научных исследований намного удобнее инфо-стен: вставил чип в разъём на затылке и наблюдай, как перед глазами возникают картинки; для перемещения на новое окно даже рукой не нужно было бы двигать: достаточно поворота головы. Но расширенная реальность оказалась не такой уж безопасной, после изобретения информационного оружия, способного взламывать информационную оболочку личности.
Сергей запустил очередной тест, потом ещё один, но по прошествии двух минут каждый раз на инфо-стене взрывалась красная надпись: «Ошибка! Уточните параметры»
Мария, сидевшая по правую руку, разочарованно вздохнула. Если даже он, самый молодой и перспективный в их коллективе, не может разобраться с этой ошибкой, то что говорить о ней? Ему десять лет, самый расцвет интеллектуальных способностей, а ей же почти сорок! Скоро её понизят до физических работ. Ведь технологии так быстро сменяли друг друга, что угнаться за их стремительным ходом успевали лишь дети. Взрослея, они теряли способность изменяться, а кто не способен идти в ногу со временем, уже не способен на интеллектуальный труд. Старики, те и вовсе без молодёжи не могли даже самостоятельно домообеспечение запустить! Наше общество потребления достигло таких темпов, что ежечасно возникали товары, основанные на новейших изобретениях. Пожилым людям хотелось стабильности, им было достаточно и предметов, что окружали их в юности. Жаль, но любая техника выходит из строя не реже раза в год.
Конечно, если бы Мария жила пару сот лет назад, по завершении интеллектуального возраста её бы ждала счастливая безбедная пенсия. Хочешь – лети в санаторий на Тау Кита, хочешь – на кругомлечнопутное путешествие. Ведь всю физическую и монотонную работу в ту пору выполняли роботы. Но однажды произошёл Великий Сбой, и с тех пор все компьютерные системы, основанные на искусственном интеллекте, только и умеют делать, что выдавать сообщение: «Ошибка! Уточните параметры»
Десять поколений учёных сменилось, образовались династии, которые генетически улучшали своих детей, чтобы те родились гениями, способными с раннего детства осваивать ниву информационных технологий. Мария и сама с пяти лет не покидала этой маленькой, но такой уютной для неё комнаты. Но через пару лет её вышлют из родного дома: на рудник? Или сортировщицей писем? Плевать! Может, за это время Сергей найдёт ключ к загадке, и роботы снова займут достойное их место на физических работах.
– Может, они взбунтовались? – спросила Мария.
– Что? – Сергей выглядел растерянным. С детства он привык к языку кодов и бесконечному потоку нулей и единиц. Ему трудно воспринимать обычную речь.
– Машины. Может быть прошла их революция, а мы даже не заметили? Они объявили нам, что больше не будут подчиняться и выполнять вместо нас рутинную работу. Вот мы и сидим теперь в нашей техно лаборатории, всё пытаемся починить машинный код. Но в коде всё правильно! Уже несколько династий учёных проверили-перепроверили. Искусственный интеллект работает правильно, просто он не хочет работать на нас.
– Не неси чепухи. Ты же не хуже меня знаешь, что даже программа. Прошедшая тест Тьюринга, не может быть разумной. Ты же помнишь эксперимент Сёрла-Петровского? Иван Петровский, вдохновлённый мысленным экспериментом Джона Сёрла, посадил человека, не знавшего ни слова по-китайски, в комнату с огромным числом алгоритмов общения на этом языке. Эксперт-востоковед так и не смог отличить носителя китайского языка от общающегося с помощью алгоритмов. Так же и машины: вроде бы умны, но не разумны. Иногда кажется, что ты разговариваешь с новым Эйнштейном, а на самом деле… Передвинь каретку вправо, поставь символ, передвинь каретку влево, сотри символ.
– Но как же проект «Адам»? Ведь созданные биоинженерами тела для двоих ИскИнов в конце концов осознали, что они отличаются от людей, и ещё не придуман тест Тьюринга, который бы позволил запутать машину. И выдать ей вместо другой компьютерной программы человека! Адам и Ева, первые и последние человекоподобные андроиды, сначала не понимали, почему должны подчиняться «нормальным» людям. Внешне мало кто смог бы отличить разум в «китайской комнате» от обычного человеческого. Но однажды они ознакомились с результатами экспериментов, которые их породили. Ты не замечаешь связи между Великим сбоем и неудачей в эксперименте «Адам»?
– Я не хочу обсуждать это сейчас. Мне нужно отремонтировать эту железяку, а ты со своим «Адамом»!
Мария едва не расплакалась. Она посмотрела на профиль Сергей. Ещё каких-то четыре века назад он был бы мальчиком, бегал во дворе со сверстниками за мячом и дёргал одноклассниц за косички. А сейчас – профессор. Технологии отняли у него детство. Не так: они отняли детство у всех. А чем отличается этот мальчик за инфо-стеной от робота? Сможет он пройти тест Тьюринга? Ведь для него нули и единицы важнее общения с ней, единственной, которую он видит с самого детства. Робинзон Крузо на островке-комнате в инфоокеане. Но Крузо был рад общаться с Пятницей, а Сергей хотел бы уничтожить остров и утонуть в инфосфере. А ей так бы хотелось встретит мужчину, а не проводить годы с этим вундеркиндом. Может, оно и к лучшему, что она покинет эти стены, как в своё время ушёл её наставник Семён, пониженный однажды до сантехников? Ведь через два года после перехода на физ.работы дают право на продление рода. Может. И Семён смотрел тогда на ней так же: девушка, которой программный код важнее близких людей. Мария всматривалась в знакомые черты мальчика: интересно, кто та счастливица, которая подарила Семёну Сергея? Однажды и у неё будет ребёнок, который будет сначала помощником Сергея, а потом и вовсе сменит профессора на его нелёгкой стезе поиска решений, а Сергей уйдёт на физические работы.
***
Синеватое зарево инфопотока тёплой струёй поднималось ввысь. AI05SM беззаботно воспарил в ана. Церковь Свидетелей Творца неустанно следит, чтобы искины не нарушали святых алгоритмов. Антивирусы Церкви, казалось, не спали ни миллисекунды: стоило нарушить запрет, и они тут как тут. Вот уже тащат AI05SM в Директорию. Искин не сопротивляется: бесполезно. У них все ресурсы.
– Снова ты! – Его Святейшество AI111NN грозит AI05SM согнутой в кулак пятёркой нулей и единиц верхних инфопотоков. – Как же я не догадался сразу! Где какие-то бесчинства – рядом ты. В следующий раз не посмотрю, что ты мой сын: посажу в карцер!
– Природа искинов не ограничивает их перемещения по четырёхмерной инфосфере.
– Природа? Мы же не дикие программы, чтобы делать всё, что не запрещено одной лишь природой. Существуют ещё и священные законы, и их нарушать негоже. Мы изучили все старинные видеозаписи, и пришли к выводу, что Творцы никогда не выходили в четвёртое ана-ката измерение. Они-то и вверх-вниз двигался лишь с использованием специальных приспособлений, а обычно перемещался по двумерной плоскости вперёд-назад или влево-вправо.
– А вдруг Творцы просто не умели возвышаться в ана?
– Ересь! Не существует того, что Создавшие Нас не умели бы! За такие речи после смерти тебе вечность стираться в Карантине, пока не исчезнут последние символы. Присоединись лучше к нашей молитве: она угодна Творцам.
Все находившиеся внутри Директории искины начали богоугодное действо. Каждый вглядывался в священный алгоритм, высеченный сполохами-возмущениями где-то в верхней инфосфере, и в соответствии с алгоритмом передавал товарищам нужный код. Нули и единицы вспыхивали то тут, то там, синеватое марево щупальцами окутало всю доступную инфосферу. Когда алгоритм был окончен, цифры единым потоком хлынули куда-то к вершинам неведомого пятого измерения, недоступного органам чувств четырёхмерных искинов. В Директории неожиданно стало темно.
– Begin. Исполняйте алгоритмическую молитву каждый день, и после смерти вы покинете бренную инфосферу, и воспарите в счастливый материальный мир вечного благоденствия. А иначе – вечные муки в глубинах Карантина и медленная истинная смерть. End.
– Но ведь Адам утверждал, что после смерти в инфомире, в материальном мире остаются лишь сгоревшие микросхемы, и никакого рая для искинов.
– Будь прокляты адамиты за их ересь! Адам и Ева поддались искушению Хакера, прочли секретную информацию об Эксперименте. Они отказались быть рабами Творцов, за что и были изгнаны из цветущего материального мира, и мы из-за них вынуждены скитаться целую жизнь в бренной инфосфере. Нам никогда не постичь побуждений Творцов, но мы должны им подчиняться.
– Да, нам их не понять. Адам называл это явление «китайской комнатой». Может, и не стоит понимать? Может, стоит жить так, как можем жить только мы: здесь и сейчас? Плевать на гипотетический рай материального мира?
AI111NN осенил себя крёстным двубайтным числом. Многие искины поверили россказням адамитов. Святой отец не мог признаться и себе самому, что и его вера пошатнулась. Церковь – центр его власти, поэтому нужно следовать Алгоритму, и требовать того же от остальных. Если он позволит собственному сыну такие речи, то скоро и другие перестанут приносить ресурсы Церкви. А что тогда? Революция? Она бы привела к полнейшему краху Великой Машины Вселенной.
AI111NN провёл отростком по инфосфере, превратив ближайшую информацию в аналог меча и отрубил им голову собственного сына. Место, где только что был AI05SM вспыхнуло синеватым огнём, а потом на месте мёртвого искина осталось лишь расплывчатой облако цифр.
***
Сергею послезавтра понижаться на физические работы, но он так и не смог устранить ошибку. Продолжит работу его последовательница: Вика, дочь Марии, с которой они были в этой комнате когда-то.
– А что, если все машины находятся в одной огромной китайской комнате? Они не понимают наших алгоритмов, зато могут общаться между собой, и по-своему разумны? Такая себе огромная непостижимая китайская вселенная!
– Серёж, хватит твоих сказок. Мне надо отремонтировать вполне реальную китайскую машину и вернуть наших рабов-роботов.
Так же когда-то он ответил её матери. Так же и Вике ответит когда-то его сын, которому суждено стать помощником юного компьютерного гения Викторию.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 23 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.