В опустевшем тёмном зале, Под покровом слоя пыли, Пианино умирает, Про него совсем забыли. Только смерть на горизонте, Без дыхания живого. Пальцев кончиками троньте... Оживёт,задышит снова. Соберите пыль на ветошь, Шторы старые сорвите, В зал впустите море света, Пианиста позовите. Он коснётся клавиш белых, И обрушится лавиной, Словно с гор зале

Наши с Шуриком гастроли

| | Категория: Проза
Наши с Шуриком гастроли.. в райских кущах
Если у Вас есть фантазия, представьте себе пляж,
а если у вас нет фантазии - представьте, что она у вас есть.
Итак. Пляж, речка, небо, облака..
Солнце изучает побелевшие за зиму формы, народ толкается на песке.
Песок скрипит, но терпит.
Спасатель надрывается в мегафон, чтобы не заплывали за буйки. Набежавшей волной качнуло его лодку - он свалился за борт и чуть не утонул. Шура это мой приятель, шебутной, светловолосый и серыми нахальными глазами. Мы с ним стоим посредине этого праздника жизни и наслаждаемся недолгим летом.
Мимо на прекрасной гондоле из бедер и ягодиц проплывают неземные двуногие создания и мы с Шурой издаем, нет не книги и не газеты, а молодых лет призывные звуки и Шура произносит здесь ключевую фразу: "что если бы он мог полежать рядом с такой - это была бы не жизнь а рай".
И тут кто-то произносит: "Разве это Рай?"
Рядом с нами сидел мужичок с рыжей бородой и в фуфайке. Это он и въехал на тракторе в нашу цветочную клумбу. Мало того среди этого Содома трудно отдохнуть, так уже и помедитировать нельзя. Надо же в такую жару и в фуфайке и в бороде.
- А что в дурдоме двери уже не запирают?
Когда бы мы - молодые отроки, последовали за ним - зашипел этот рыжебородый, то он показал бы нам такое распрекрасное место, что ни в каком сравнении с этим быть не может!
Шура поинтересовался: что за дыня в полоску и не нужно ли поправить челюсть...
- Не порочьте себя своим гневом и не гневите меня своим пороком - зашептал бородач,- а лучше возьмите меня за руки и я покажу вам такие роскошные пейзажи,что вы забудете обратную дорогу...
- А полногрудые девственницы там будут7
- Будут, будут...
Мы протянули ему руки (твори, дед!) он их взял в свои и .....пляж исчез

2.ЕЩЕ ОДИН ПРОПОВЕДНИК.
Мы долго куда то падали, а может быть летели.
Приземление было на мягкое место.
Мы осмотрелись. Опять пляж! А где рыжая борода?
Вон он - удирает и не оборачивается! Та-ак! И где это мы?
Песок теплый, почти горячий. Море прозрачное, как бутылочное стекло. Воздух - втянули воздух - пахнет парфюмом, как после грозы. Пляж от горизонта до горизонта. На пляже - парочки, одни просто лежат, другие гуляют, третьи - предаются соблазанам.
Мы посмотрели на себя и тут же прикрылись ладошками.
Мы были без одежд.
Шура обычно долго не искал выхода из ситуации - он вытащил из под парочки какую-то цветную материю чтобы примерить. Девица заверещала как курица, которую догнал петух. Ее партнер поднялся и стал рассматривать нас, склоняя голову.
А мы стали рассматривать его .
Нам стало ясно, что первое сражение в демонстрации форм выиграли не мы.
Откуда Вы? - спросил он густым приятным баритоном.
Мы решили не сдаваться так сразу и взять его интеллектом
Откуда мы Взялись? А мы летели на самолете с югов и никого не трогали, но с нами летела эта футбольная команда, которая оказалась умела не только мастерски мазать по мячу, но и нарушать режим. Они орали как гопники на трибуне и чуть не довели нашу стюардессу до офсайда. А потом стали кидать арбузы в своего голкипера и тогда случилась эта авария...так что мы ни в чем не виноваты, отпустите нас, дяденька, мы больше не будем...
И тогда этот спортсмен зачитал нам, как наизусть, научный трактат,от которого пахло церковным ладаном, книжной пылью и хотелось спать - трактат о пользе научного созерцания,разумного поведения и телесного воздержания. Мы придали своим лицам выражение самого прилежного и умиленного внимания, на которое были способны и старались укротить зевоту.
Из его пляжной проповеди мы узнали что:
"Поднявший камень уронит его себе на голову"
"Цепи на ногах удерживают одного, а ложь и иллюзии - целые народы".
"протянувшему руку никто не подставит ногу" и "Кто сам не крадет..."
Короче,второе сражение мы тоже не выиграли.
Когда этот двуногий лейкопластырь,закончил свой умопомрачительный инструктаж,бесконечный как пляж на острове, и ,увидев,что мы духовно исцелились, от нас отклеился,мы с Шурой заторопились в сторону от моря туда, где щебетал птицами зеленый тропический гербарий и было прохладно.
И скоро об этом пожалели - целая стая нахальных обезьян, нас обнаружила и ,угадав в нас новеньких, стали бросать в наши головы объедки, упражняясь в меткости. При всяком попадании бабуины визжали от удовольствия,скалили зубы и строили рожи. Шура попытался ответить им прицельной стрельбой,но получил такой "камнепад",что мы, схватив бананы и апельсины, выскочили из леса.
- То что внушал нам этот "нострадамус" кажется стало сбываться? А, Шура,ты помнишь что он нам еще говорил?
- Кто протянет руку,чтобы сорвать банан,тот не протянет ноги,- Шура сидел на земле, чистил и жевал апельсины и спелую мякоть плода явно предпочитал более чем разговор о причинно-следственной связи, хотя общение с философом пошло ему на пользу.
- Куда мы теперь пойдем?
- Туда где нет обезьян.

3.НАМ ПОВЕЗЛО

Но обезьяны были везде. Как и множество другой фауны. Дорогу переходили павлины и казуары, на ветках сидели попугаи, а из леса выходили пятнистые олени.
Мы сели передохнуть.
Кто-то загородил от нас солнце. Это были две тени.
Мы изучали друг друга. По фигуре явно женщины - похожие на молодых китаянок, но странно, что молчат. Мы тоже молчали - нам было чего опасаться. Но они не собирались ни вразумлять нас своими речами, ни кидаться бананами.
Шура хотел было процитировать из Канта, но передумал.
- Не скажите где здесь можно раздобыть одежду?
- Одежду вы еще не саслужили,- они захихикали. В голосе у них звенели колокольчики. Что же их в нас привлекло...
Наши новые подружки поманили нас пальчиками. Мы последовали за ними, по тому как сложены они были более чем соблазнительно.
Они всю дорогу улыбались и ворковали на непонятном диалекте, и, когда мы опомнились, было уже опять поздно.

- Копайтесь здесь,-сказала одна из них и протянула лопату - это осисщает.
Мы были в саду и до вечера - копали ямки и сажали деревья. Хотя странно: вечер так и не наступил. Солнце вроде село за горизонт,но всю ночь было тепло и светло.
На другой день мы переносили садовые скамейки,красили беседки и посыпали дорожки песком. К нам подходили местные обитательницы этого дендрария похожие на ожившие музейные скульптуры и мы охотно делали все, что они говорили.
Они были одеты в прозрачные шелковые ниспадающие одежды, двигались грациозно с плавной и царственной негой. Сад был окружен металлической ажурной оградой,птицы здесь пели так,что нам не хотелось покидать этот сад через врата,в которые мы вошли и которые не запирались..Даже того как эти девы отражались в пруду,когда кормили лебедей,было достаточно чтобы мы цвели как хризантемы.
Когда мы отдыхали,они подносили нам угощения,танцевали и пели.

4.СПАСТИ СВОЕГО ДРУГА.
На третий день мне удалось вырваться за пределы высокой кованой ограды. Помчавшись по дороге я увидел рыжебородого. Он стоял ко мне спиной в милой компании. Он не успел улизнуть и я крепко схватил его за руку.
Спасите моего друга!- потребовал я и показал в сторону сада.
Ну хорошо,хорошо - сказал он.
Он показал жестом чтобы я остался снаружи, а сам исчез за оградой.
Я ждал его долго, а потом утомился ждать и зашел внутрь.
Я нашел их в дальнем углу парка. Рыжебородый и Шура несли куда то белую скамейку, а сзади плыла белоснежная фурия. Меня они даже не заметили. Все понятно. Гипноз.
Я помчался обратно, туда где встретил рыжебородого.Там еще стояла его компания.
-Не желаете ли отправится со мной, господа, в прекрасные места...там вы увидите такие пейзажи...
Они заговорили по очереди:
- Знаем, знаем. Все мы бывали там в свое время.
- Все, кто сюда прибывают, должны пройти это чистилище.
- Физический труд на свежем воздухе укрепляет и тело и дух.
- Этот Фалекс, который прибыл с Вами напрасно полагал, что сумеет этого избежать.
- Теперь он не скоро выйдет оттуда.

- Фалекс это рыжебородый? - спросил я.
- Да.
- А Шура, мой друг, когда он выйдет?
- Отработает свой срок, получит новое имя, одежду и выйдет. Раньше нельзя. А вы должны вернуться. Туда откуда прибыли.
- А эти женщины в саду они кто?
- Нимфы. Это тоже что у вас сирены.
- А когда я отправлюсь?
- Вам придется побыть здесь несколько дней. Время не наступило. Решение относительно вас еще не принято.
- А...- я захотел еще много чего спросить, но они остановили меня взглядом.

5. Приключения в райских кущах.

И я пошел, ничего им более не сказав, своей дорогой. Пришлось соблюдать порядки этого заведения.
Это все могло закончится в любое время, как сон, и нужно было посмотреть чем здесь занимается "пипл".
Пошел обратно на пляж, через лес. На ветке сидел здоровенный бабуин и жевал. Он удивленно посмотрел на меня - даже жевать перестал.
"Ты что не видишь - у нас обед?" - говорил весь его вид.
Извините - сказал я и повернул обратно.

Тропинку перебежал голый человек сельского вида. Он озирался и прикрывал свое причинное место руками. Увидев меня, он сказал, показав в сторону леса:
- туда лучше не ходить, там эти... обезьяны...
- это потому что вы без одежды.
- а вы не знаете, как здесь можно раздобыть одежду?
- Посмотрите на меня. Разве похоже, что я знаю где можно раздобыть одежду?
- Да,да... а куда это я попал. А?
- идемте со мной, -сказал я ему - Там надо будет потаскать скамейки, а потом вам все дадут...
Отправив натуралиста на садовые работы, я кажется начал осознавать здесь свою миссию и отправился отлавливать переселенцев.
Но больше их не было, зато появились другие..

6. ДВОЕ ИЗ ЛАРЦА.
Размышляя и низко склонив свою голову, я пересекал пейзаж этого заповедника и уткнулся в стоящую фигуру. Пробормотав "пардон" повернул обратно и уткнулся еще во вторую - такую же.
Одетые, как в униформу, они каменно и как то сверху смотрели прямо в меня.
Лицом они очень были похожи на те скульптуры,которые мы перетаскивали в саду.
Правда лицо, у тех что в саду, было умнее.
- Не надо делать необдуманных движений, - сказали они - мы давно за вами наблюдаем.
- Я догадывался...
Они тянули паузу, наслаждаясь своим преимущественным положением.
На их лицах плавала самодовольная улыбка.
- Хотите быть такими как мы? - вдруг спросил один.
Я сделал согласное движение головой и выпрямился, но старался не думать то, о чем думаю, а вдруг они умеют читать мысли?
Читать мысли они умели и утратили ко мне интерес.
- Ладно. Мы вас найдем, когда вы нам понадобитесь, будьте готовы - строго сказали они и исчезли.
Всегда готов,- произнес я им в след и взял под козырек. А потом подумал, что это были клоуны и они просто играли в секретных агентов.
Хорошо играли - даже я поверил. А может и не играли...

7. ФОРУМ
Наконец то я нашел большую массу народа. Они сидели и стояли амфитеатром и слушали оратора, выступавшего на сцене. Послушал и я о чем здесь излагают.
Большая часть слов были мне знакомы, но складывали они их как то необычно - в длинные и цветастые фразы, так что смысл ускользал, но завораживало.
Я даже забыл, что все еще без одежды и спросил у стоящей рядом дамы: а что это здесь происходит? Мне любезно объяснили, пряча улыбки - здесь собирались любители поговорить и ценилось высокое ораторское искусство. Могли и освистать. Каждый мог выступить. Но, когда очередной оратор заканчивал свою речь, на сцену выходил тот, кто дольше всех слушал.
Очень разумно - подумал я.
И еще подумал: наверное здесь есть и другие клубы по интересам, пошел их искать и увидел за верхушками деревьев гору - вот куда я заберусь и смогу обозреть все эти пенаты.
По дороге обнаружил группу индийских йогов, которые помещали себя в разные экзотические позы.
Не смея навязывать им свое присутствие, я удалился и на поляне стал с повторять то, что делали они. Я завел ногу за голову и остался в этой позе, стараясь осмыслить сущее.
Нога затекла и я уже не мог ее освободить.
Нирвану от этой позы я не поймал, а вот неудобство проявилось сразу - на поляну вышел лев. Слышал, что они могут запросто откусить голову. Лев посмотрел на меня и громко зевнул, раскрыв свою громадную пасть.
Так я оказался на вершине горы.

8. Вид с горы.
На горе я обнаружил площадку и стал осматривать окружающие пейзажи. Вид впечатлял. Верхушки деревьев, еще горы впереди. Полоса океана.
В его дымке колыхались паруса и силуэты далеких и близких островов. Как они хорошо придумали устроить здесь смотровую площадку, подумал я.
Очень удобно за всем наблюдать.
Налюбовавшись видом и постояв во всех позах я решил вернуться на землю .
Но спуститься с той стороны, где поднялся, у меня не получилась. Стена казалась совершенно отвесной. Но зато с другой стороны горы я нашел очень удобную и пологую тропинку. Спустился с горы и пошел по очень ухоженной аллее.
Выйдя на поляну увидел львов. Это был прайд. Они стояли по брюхо в траве и жевали траву. Львы - вегетарианцы! Я решил подойти поближе. Один лев повернулся на меня свою голову, согнул ее к земле, издал мощный рык и пошел на меня - познакомиться поближе. Отчего я опять рванул - не помню в какую сторону.

9. Человек в маске.
Скорость моего передвижения явно превышала мои возможности переставлять руки и ноги и контролировать голову - она все время была повернута назад на бегущего следом льва.
В итоге я споткнулся о что-то и упал.
Меня схватили крепкие руки и подняли . Это были зулусы. Два темнокожих атлета с кожей бронзового налета. С копьем в руке и в маске на лице. Меня несли по дорожке. "Попался".
Я вспоминал подножки, подсечки, броски, но ноги мои даже не касались земли. Я успел обернуться на льва. Он стоял в траве и тяжело дышал.
" А ты как думал, многоженец? Завтрак-то твой быстрее тебя бегает!"

Меня поднесли ко дворцу. Вращая голову, я пытался осмотреть архитектуру, пока мы поднимались по лестнице. Вокруг опять стояли львы, но уже каменные, еще такие же воины с копьями и в перьях.
Нас никто не встретил. Понятно.
Мы зашли в залу с колоннами. На стенах были большие картины с королевскими особами. Я им откланялся.
Впереди был трон. На троне - в задумчивой и уставшей позе повелителя сидел ихний царь. Замотанный в оранжевую и белую материю, на лице маска. Из под одежды виднелась белая нога с рыжими волосами. Сам он был какой то не крупный, но компенсировал позой... царь Зигфрид не меньше
Из-за трона крадущейся походкой вышел визирь. Одетый по восточному, с чалмой на голове, он стал подобострастно объяснять про мое недозволительное здесь поведение и перечислил растения и всех кузнечиков, на которых я якобы наступил, и даже вспомнил одного попугая, которого я спугнул при исполнении им супружеского долга...
Осознав свою обреченность, я стал разглядывать бронзовых копьеносцев, стараясь угадать: что они ели сегодня на завтрак... неужели то, что сами поймали вчера?
Закончив зачитывать мои прегрешения, визирь сделался угодливым лицом и посмотрел на Зигфрида, тот пошевелил пальцем с перстнем, показав на дверь. Меня схватили и вынесли во двор. Там привязали к столбу и стали ходить вокруг хороводом, раскачиваться, ухать под барабаны свои песни и втыкать копья в землю.
На процедуру инаугурации это было мало похоже.
Не вдалеке, поглядывая на меня, уже разводили костер...
Потом меня опять схватили и понесли. Наверно в столовую,- подумал я - но они же забыли добавить чеснока и помазать маслом!
Странно...надо им как то сказать...
Они внесли меня в комнату с балконом, где стоял спиной ко мне тот, что сидел на троне, и развязали руки.
- Если вы и дальше будете носить меня на руках я вовсе разучусь ходить..
- главное чтобы ты не разучился болтать языком - он повернулся ко мне свое лицо без маски...

10. Ба, знакомые все лица!
Шура? Это ты? А комедию ломаешь...
Да предо мной стоял мой приятель во весь рост, с рыжими вихрами и серыми нахальными глазами; только одетый и не улыбался, как обычно это делал Шура - широко и беспричинно, а был серьезен и важен. Красивый. Говорил медленно, с достоинством и ...голос был другой..
- Вы кто?
- Зовите меня ...Вииссарион.
- Я вас уже назвал Зигфридом.
Он задумался. Принять свое новое имя или привязать меня обратно к столбу...за неучтивость
Наконец он заговорил.
- Вы, люди, всегда огорчали тем, что придумывали нам имена...тот кого вы называете Шурой это - моя копия в вашем земном мире. Не самая лучшая копия и не единственная. Даже общение с вами не пошло ему на пользу. Я решил его забрать. А вы просто случайный попутчик и мы вас вернем... вон смотрите...
Я посмотрел с балкона и увидел пляж, где сидели мы с Шурой еще недавно и мило беседовали о женских формах.
- Хотите вернутся обратно немедленно или остаться здесь?
- вообще то тут у Вас неплохо...к тому же, знаете я задумал сочинить роман про все, что здесь... вот вас встретил, а уже обратно...
- а знаешь ли ты кто научил тебя писать буквы7
- я догадываюсь...
- да, ты всегда догадлив был
- где-то я уже читал эту фразу?
- ..все когда-нибудь было. Тебе не кажется, что наш литературный диалог затянулся?
Мне так не казалось. Но он сделал жест и в комнату вошли те "двое из ларца - одинаковы с лица" Он что-то сказал им на непонятном языке (надо было учить греческий!) и я, успев раскланяться с экселенсем , оказался в другом помещении где мне предложили ( ну наконец то!) висящие как в гардеробе цветные балахоны. Там были разные: зеленые, синие, мои любимые - зеленые в желтый горошек, розовые, белые...даже в полоску, как у зебры.
Я выбрал синюю, ультрамарин с бронзовой по низу полосой. Эти двое хлопнули в ладоши. Я обернулся. Один стоял радостный, а другой грустный. В чем дело? Веселый сказал: я угадал, что ты выберешь синий. Они стали заматывать на мне эту синюю индульгенцию, показывая как правильно.
- и на что вы спорили?
- Кто много знает, тот по воздуху летает...сказал грустный.
- понимаю - секретные агенты языком не болтают, тогда может быть скажите с кем это я сейчас разговаривал?
Веселый зашептал мне на ухо... хорошо, что у меня в руках не было чайника с кипятком, а то я бы его выронил...
Я двинулся по той дороге, по которой пришел. "Как Наполеон!" Мое сердце предвкушало приятную встречу со старыми приятелями, но львов нигде не было.
На гору я не полез. Решил ее обойти и скоро нашел выход, который охраняли зулусы. Они держали в руке копья и следили за мной глазами. Я понимал, что материя защищает меня и прошел мимо, любезно поклонившись.

11. Дождь смывает не все следы.
Я стоял задумчиво склонив голову и запустив в одежду правую руку на груди и смотрел как играют люди, пытаясь уловить логику происходящего. Одни стояли, а другие бегали, подбрасывая мяч и ловили его, потом о чем то спорили и снова бегали. Но мысли мои были далеко.
Среди играющих был тот гражданин - сельского вида, который уже был замотан на бедре в светло-зеленую материю. Мне нравилось видеть здесь хоть кого-то знакомого. Я помахал ему рукой и он ответил.

Почувствовал, что кто-то смотрит на меня. Обернулся и увидел молодую женщину в розовом. Не люблю розовый. Чувствую, что она продолжает на меня смотреть и думать: "ну и что? и долго я буду так...ты что не видишь, что я стою?"
" Вижу и что" Я еще раз обернулся и рассмотрел ее.
Ее розовая накидка была не розовой, а бежевой и имела внизу такую же бронзовую полосу как и у меня.
"И что это значит? Ну и что, что эта накидка не скрывает ее фигуру. Какое дело мне до ее фигуры? Фигура как фигура. Мало ли разных фигур вокруг ходит".
Нет, я не должен об этом думать. Я ее совсем не знаю. Ну и что, что у нее глаза и волосы и я знаю, как ее буду называть... и вообще, воздух вокруг стал другой, а тело легким. Вот возьму сейчас и залезу на это дерево, на самый верх, пусть видит, какой я сильный...
- Тебя, я вижу очень интересует, что они делают? - голос у нее был знакомый, повелительный и нежный и ты уже привычно следуешь за ней чтобы слушать, как она говорит, смеется и дает тебе ( ну о чем вы подумали!) поручения, которые ты бежишь выполнять.
Где я слышал этот голос, или хотел слышать? "Скажи что-нибудь еще"
Он был низкий, грудной, но бархатный и очень игривый, словно мяукала кошка. Я понял. Он мне казался таким, потому что звучал внутри меня...
- Мы с Вами уже где-то встречались? - спросил я как можно равнодущнее, чтобы она не думала, что уже заарканила меня.
Она кивнула головой - я была кошкой в твоем доме у моря. Ты помнишь дом у моря? - игриво спросила она.
Я отрицательно помотал головой. Хотя и помнил - смутно. Это был дом у синего моря, на возвышении. Я его сам выстроил и в нем жила кошка и еще попугай и козы... Она приходила и уходила...
Вы должны пока оставить своего друга - сказала она, - у него здесь свои дела. "Слушаю и повинуюсь" Я сделал вид, что просто зеваю по сторонам, а сам высматривал глазом - нет ли за кустами этих зулусов...
- Никого нет, - сказала она. Мы одни. Ты и я и больше никого.
Я обернулся. Те, что играли, ушли. Ветер колыхал верхушки деревьев.
- Наступило время дождей. Деревья и цветы надо иногда поливать,- сказало буднично она.
Теперь я понял: это дама умеет управлять здесь погодой и это она настояла на моем здесь пребывании.. " Да, дорогая, вы сделали хороший выбор"
Она закатила вверх глаза и заиграла улыбкой "Ты всегда догадлив был"
"Где-то я уже слышал это"
- Все когда-нибудь было, - сказала она и пошла по дороге. Обернувшись: "Ты идешь? Сейчас будет дождь"
"Да, я хочу, чтобы у нас был свой дождь и тогда это твое платье промокнет.."
"перебешься" - говорил весь ее вид.
Мы долго шли, пока небо накрывали тяжелые тучи. И вдруг впереди увидел свой дом.
У скалы, на возвышении, и с крыльцом, который сам строил и с толстым слоем листьев на крыше и с валуном у входа, который поднимал, для разминки...


12. Матильда.

На другой день Матильда привела меня к берегу океана. Это было похоже на пристань - у причала качались лодки. Это были красивые каноэ с высокими носами и разукрашенные цветами.
Она показала мне на вёсло. Я сел грести. Мне это приходилось делать и она это знала. На горизонте виднелась полоса земли и мы плыли туда. На середине было течение и нас стало относить в океан. Мне пришлось работать изо всех сил.
Наконец мы пристали. Плечи натружено болели. На ладонях были мозоли.
На берегу нас встретили амазонки. У них были лук и стрелы. За кожаным поясом короткий меч. Они все были хорошо сложены, но одна из них была настолько хороша, что по моему телу прошел сильный энергетический импульс. Она тоже обратила на меня внимание и улыбнулась, но потом её лицо стало серьезным - там были еще прибывшие и они выполняли какие-то процедуры и я жалел, что они быстро закончились. У меня наверно был дурацкий вид и амазонки иронично посматривали на меня, когда я пытался дважды пройти процедуру досмотра.
Матильда схватила меня за руку, как непослушного ребенка и повела по тропинке,а голова моя была повернута назад...так мы и шли.
Там дальше снова был вход в сад. Стояли большие ворота, которые охраняли амазонки и стояли женщины. Увидев нас они расступились. Я все оборачивался назад.
Мы шли по тропинке. Вокруг были сады. Гуляли животные, порхали птицы. Я уже знал, что скоро будет дворец и он появился. В нем живет женщина - сказал я.
Да, - ответила она.
"Я всегда догадлив был" Ну ещё бы: такое количество розочек и амуров на фасаде мне нигде не приходилось видеть.
Этот дворец был похож на тот. Только цветовая гамма была другая.
На троне сидела королева такой неземной красоты, что я оторопел и встал. Меня коленом поддали сзади. "дорогая я всегда рад, что ты рядом"
"Поклонись!" - зашипела она. Я поклонился, пытаясь заглянуть королеве под платье.
Королева слегка кивнула головой и показала пальцем в строну. Меня отвели в сторону за кулисы. Там были её покои.
- догорая, ты можешь мне что-нибудь объяснить?
- тебе что-то не ясно?
- мне всё не ясно.
Вообщем так,- строго сказала Матильда, - слушай и запоминай. Мы на другом острове. Это остров женщин. Здесь есть королева, она моя подруга, поэтому ты здесь и для тебя не будет испытаний - цени это.
- А какие испытания? Битва с Голиафом?
- Одно ты уже прошел, когда переплыл пролив. Все женщины хотят сюда попасть. Но для этого они должны на том острове, куда прибывают мужчины, найти себе спутника и привести его сюда. Но только не думай, что я - твоя женщина.
- А кто ты?
- Я тебе уже сказала. Подруга королевы.
В это время дверь распахнулась и на пороге появилась королева. Она встала напротив и рассматривала меня. Её взгляд меня смущал. Потом она с визгом набросилась, повалила меня на кровать и жадно и надолго впилась губами.
Все можешь его забирать, - сказала, поднявшись, королева.
Она поправила прическу и царственной походкой уплыла в тронный зал.

13. Мужчина всегда делает свой выбор.
На другой день я гулял по парку и осматривал оранжерею. Скоро я уперся в высокую ограду, состоящую из витых железных прутьев. Там за оградой стояли амазонки. Среди них я увидел свою прелестную незнакомку.
Она тоже увидела меня, удивилась и улыбнулась, а я помахал ей рукой.
Она посматривала на меня, а я пытался раздвинуть прутья ограды и пролезть между ними. Она смеялась.
Тут я услышал сзади шорох и пыхтение животного.
Обернувшись, увидел льва. Лев взмахнул хвостом,издал рык и я махом оказался, по ту сторону ограды и уже знал, что делать.
Я взял амазонку за руку и мы вошли в с ней в главные ворота.
На троне сидела королева, а рядом с ней стояла Матильда.
Королева вопросительно посмотрела на Матильду...та пожала плечами, приподняла брови и посмотрела в сторону. Королева рассмотрела нас и показала своим красивым пальчиком направо.

14. Испытания.

Испытания, которые надо было пройти было всего двенадцать. И соревноваться нужно было с теми, кто уже проходил эти испытания и не прошел. Они оставались здесь и тренировались в эти игры день ночь. А я был новенький.
После того, как я не прошел очередное испытание, мою амазонку увели с трибуны и я даже не успел спросить её имени.
Так я попал в группу тренирующихся и стал сам день и ночь бегать, прыгать, метать копье и стрелять из лука. Иногда на трибуне появлялась Матильда и следила за процессом моего становления.
Через два года я мог переплыть пролив туда и обратно, обежать остров и попасть копьем в кольцо с тридцати шагов.
Однажды Матильда подошла и села рядом.
- Ну что, забыл свою Диану?
- А кто это?
- Девочка, которую ты провел через ворота, дочь короля Арктура.
- Не люблю королей.
- Чем думаешь заняться?
Я стал думать. Ничем, кроме метания копья и битве на мечах, я не научился. И пожал плечами. А чем можно было здесь заниматься? Прислуживать я не умею.

- а можно мне вернуться назад?
- Можно. У нас есть дальний остров. Это точная копия того, что у вас там, откуда мы тебя забрали. Уроки рукопашного боя тебе пригодиться, но ты вряд ли сможешь вернуться. Это остров низкой плотности. Почти животный мир. Своего рода резервация для ослушников. У нас тоже есть свой естественный отбор. Кстати, встретишь там своего друга. Он уже там.
- можно было предположить..а за что его?
- Он сам тебе расскажет.

15. Остров Бонтероо.
Остров встретил меня скалистыми берегами и мрачной погодой. Но было тепло.
Я вспрыгнул на гальку и отпустил лодочника. Тот быстро заработал веслами. не оглядываясь.
Я стал пониматься по тропе, осматриваясь по сторонам и ожидая свиста стрелы.
Пройдя далеко в глубь присел у дерева отдохнуть и меня сразу окружили направив копья. Меня привели в крепость сооруженную из заостренных кольев (вот куда пошли все деревья на этом острове).
Кто ты ? - спросил сидевший на троне. Называть сначала себя здесь не принято. Надеюсь это не король Арктур - подумал я.
Именно он самый, - сказал сидевший на троне. Мне повезло, что с его дочкой у нас не зашло далеко.
Странник - ответил я на его вопрос. И, кажется, новое для вас развлечение.
Ты догадлив - сказал король. И меня вытолкнули на арену. Потом на ней появился боец. Он прыгал на месте и, не глядя на меня, выбрасывал вперед руки, обмотанные кожаными лентами. Потом он пошел на меня. Я обернулся на короля с вопросом в глазах. Король, втянув вперед руку ладонью вверх, пригласи к бою.
Я не понимал зачем это нужно и уклонился от первых ударов. На третьем замахе сбил соперника с ног. Этого оказалось достаточно. Они увели пораженца, принесли копья и поставили деревянный щит с белым кругом посередине.
Король снова показал жестом, чтобы я метал.
Первое копьё попало в край щита и зрители засмеялись и засвистели. Второе копье попало в другой край щита, третье в третий край. Четвертое в четвертый, а пятое копье, вонзившись с силой и зазвенев древком, отметило центр.
Кто ещё хочет оспорить его пребывание здесь? - спросил Арктур.
На сцену выпрыгнул здоровяк. Он амбициозно и вальяжно вышел на середину, победно оглядывая трибуны. Мне пришлось бы туго. Он был выше меня ростом и его кулаки не предвещали ничего хорошего. Поддавшись на его ложное движение я пропустил показательный удар. Он протянул мне руку и когда поднявшись, взял её, снова сбил с ног. Я не хотел раскрывать свои свои боевые навыки и сделал вид, что меня крутит и признал поражение. На королевском троне раздался гонг.
Король покинул трибуны, а меня увели. И привели в его тронный зал. Я стоял и ждал. Потом появился король. Он быстро подошел ко мне и стал внимательно смотреть в глаза, словно что-то важное хотел там рассмотреть...потом он уверенно воскликнул, показав на меня рукой: "Ты видел её!".
Теперь уже я внимательно смотрел в него и увидел ссору с дочерью, её уход из дома и глубокую тоску короля, которому уже ничто не дорого.
Она придет? Скажи! - тряс он меня за плечи.
Придет, но потом и не одна., - сказал я ему. Я не сказал ему, что он будет уже лежать и это будет прощание и прощение друг друга.
На этом острове было мрачновато, словно я попал в прошлое описанное у Шекспира.

Она придет, - сказал я ему, - отпусти меня и я найду её и передам ей всё, что ты захочешь сказать - так я сказал ему. Мне очень было нужно покинуть это неуютный остров. Король посмотрел на меня, ему не хотелось меня отпускать.
Еще через некоторое время два воина загребали веслами и впереди маячила спасительная линия материка.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 112 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.