"Быкую", а куда деваться? Ведь видят все во мне "быка"- С тяжелым лбом, массивным торсом И взглядом хмурым без тепла. Да и пускай...я не в обиде Не тронут, значит обойдут, А значит и не будет больно Когда нечаянно и пнут. Себя им открывать не стану, Зачем им то что есть внутри ? Мой мир для них не интересен У Них заботы есть свои. Не стоит знать им

Алтынай

| | Категория: Проза
АЛТЫНАЙ

Воистину люди подобны
птицам радостным, а
жизнь - силку расставленному
на их пути.

Надпись на древней гробнице в Самарканде.




Костя Орлов после службы в армии ехал домой. Служил Костя, несмотря на свой маленький рост в личной охране Аскара Акаева, в городе Бишкеке. Служба была нелёгкой и когда ему после окончания срока службы предложили остаться он вежливо, но твёрдо сказал:- Нет.


Теперь он ехал в домой в Талас. Там он родился. Там жили его отец, мать и младшая сестрёнка Нина. Последний раз Костя видел их год назад и страшно соскучился.
Проехав Кировское ущелье и выехав на прямую трассу ведущую в его родной город он заметно занервничал. Оно и понятно. До дома оставались считанные километры, а в Костином возрасте один год был равнозначен вечности.


Прибыв в Талас он сразу же направился в военкомат, где встал на воинский учёт.
Встав на учёт вышел из военкомата. Поправил фуражку. Одёрнул китель. Постоял вслушиваясь в разноголосое чириканье воробьёв доносившееся из зелёных крон тополей, росших по краям двора и счастливо улыбнулся. С этого двора Костя отправлялся на службу. Тогда точно также как и сейчас, весело чирикали воробьи.


На залитой солнцем улице по которой он шёл домой, казалось ничего не изменилось. Но это только так казалось. Костя знал что изменилось многое и в первую очередь он сам.
Подходя к дому почувствовал как сильнее забилось сердце.
-Сейчас..,- думал он, на мгновение остановившись около голубой калитки.-Сейчас я увижу всех...


В это время из дому вышла Нина. В правой руке Нина держала ведро с водой, в левой половую тряпку. Увидев брата застыла на месте, тихо ахнула, ведро с водой вывалилось из её рук и в следующее мгновение она уже повисла на шее брата, совершенно запамятовав при этом что в руке у неё тряпка.


... Отца с матерью дома не оказалось. В прошлом году они купили пасеку и теперь всё лето проводили в Кетмень-Тюбе.
-В Кетмень-Тюбе самый лучший горный мёд в Киргизии,-рассказывала наливая ему чай в стакан с серебряным подстаканником, сестра.- Осенью мы отвозим его в Джамбул на базар. Если бы не пчёлы то и не знаю как бы жили. Работы в городе совсем нет. В деревнях тоже не лучше. Колхозы развалились. Колхозники разбежались. Киргизы ушли в горы. Пасут там баранов, коров, лошадей. Тем и живут. Из русских же, кто мог тот подался в Россию. А те кто остался, живут почти все, впроголодь.


-Ну в России я слыхал, тоже не лучше,- сказал Костя.-Не очень то там местные нашего брата со Средней Азии привечают.
-Что правда, то правда,- вздохнула Нина.-Одно слово-капитализм.
-Слушай сестрёнка,-сменил тему Костя,- как бы мне добраться до Кетмень-Тюбе? Понимаешь, уж больно отца с матерью увидеть хочется, а до конца лета ещё, ох как долго.
-Я слышала на следущей неделе Калыбек туда собирается,-немного поразмыслив сказала сестра.- Он чабанам соль, мыло, сахар, муку, чай туда возит, на баранов меняет. Если хочешь я сбегаю, спрошу.
-А кто этот Калыбек?-спросил Костя.
- Механик с автобазы. Он с отцом вместе работал. Ну так что? Сбегать?-вопросительно
посмотрела она на брата.
-Сбегай,- кивнул головой Костя.


На следущей неделе, рано утром в понедельник, Костя выехал с Калыбеком в сторону Кетмень-Тюбинского перевала. В полдень они подъехали к перевалу.
-Так,- сказал Калыбек, заглушив машину и вытащил из бардачка бутылку водки и стакан.- Сделаем пятнадцатиминутный перекур.Ты водку-то пьёшь?
-Нет,-отрицательно покачал головой Костя.
-Ну и правильно. Проживёшь дольше.-хохотнул Калыбек распечатывая бутылку. Я вообще-то тоже не пью. Но перед подъёмом на перевал надо. Для храбрости.-Он налил полстакана. Выпил. Поморщился. Сказал доставая сигарету,-я слышал ты Акаева охранял?
-Охранял,-сказал Костя, глядя на дорогу круто уходившую серпантином вверх.
-Да-а,- вылез из машины Калыбек.-И когда уже нормально заживём? Который год всё разваливается и разворовывается. Люди устали. Сильно устали. Как думаешь, когда это кончится?
-Не знаю,-пожал плечами Костя.
-Вот и я не знаю, - Калыбек откинул в сторону недокуренную сигарету, залез в кабину, запустил мотор и повернувшись к удобно устраивающемуся рядом Косте сказал, включая первую скорость.-Ты вниз не гляди. Не надо. И чтобы не случилось, из машины не выпрыгивай.


Калыбек ездил через этот перевал не первый раз, дорогу знал как свои пять пальцев, но всё равно, от этих его слов, Косте стало немного страшновато.
Вверх по серпантину подымались что-то около часа, моля бога чтобы только не заглох, не подвёл мотор. Мотор не подвёл, но уже перед самой вершиной, они попали в полосу, лёгкого, белесого тумана и Калыбеку пришлось вести машину почти на ощупь. Наконец, минут через десять, вынырнув на вершину перевала, Калыбек с облегченим заглушил мотор и объявил ещё один пятнадцатиминутный перерыв.


Оба выбрались из кабины. Прошлись разминая затёкшие ноги. На перевале дул холодный ветер.
-Пойду в кабину, а то на таком холоде и околеть недолго,-поёжился Костя.
-Ты прав,-Калыбек, закурил сигарету.-Как бы снег не пошёл.
Костя залез в тёплую кабину. Докурив сигарету забрался в машину и Калыбек. Молча достал из бардачка стакан. Плеснул в него сто грамм. Сказал, глядя через лобовое стекло на узкую, вьющуюся по перевалу ленту дороги:-За Витю! Хороший был человек, -и одним махом опрокинул в себя водку.


-А почему был?-спросил Костя.-Он что умер?
- Погиб он. На этом самом, перевале,-нахмурился Калыбек.
-А как это случилось?-поинтересовался Костя.
-Продукты геологам вёз. Его с нашей автобазы к геологам прикрепили. В восемьдесят пятом году здесь, в Кетмень-Тюбе, геологическая экспедиция стояла,-стал рассказывать Калыбек. Ну значит добрался он, как мы сейчас, на вершину, перекурил, хотел уже вниз спускаться, да видит на заднем, правом колесе шина пробита. Делать нечего, вытащил запаску, поддомкратил машину, снял колесо. Когда подтаскивал запаску, нечаяно споткнулся сапогом о ключ. Ключ закатился под машину. Стал доставать ключ, а домкрат вдруг, ни с того, ни с сего накренился и упал. Голову он ещё успел вытащить, а вот кисти обеих рук придавило.
-Н-да,- задумался Калыбек.-Вот такая нехорошая история. Геологи его потом через три дня нашли. На перевал поднялись, а он лежит, инеем покрытый.Замёрз. Сам видишь какой здесь холод собачий!


Костя мысленно представил себе, лежащего здесь, в безмолвном одиночестве, покрытого инеем незнакомого ему Виктора и ему стало не по себе.
- Ну что?- искоса взглянул на него, запуская мотор Калыбек.-Двинем дальше...
Спуск с перевала оказался не меннее труднее и опаснее чем подъём. Когда они наконец через два часа очутились внизу, Костя почувствовал как у него мелко и противно подрагивают колени.
-Ну вот,- сказал Калыбек и прибавил газу,- скоро на месте будем. А ты молодец! Хорошо держался. Не струхнул.


Дорога теперь шла почти по прямой, по дну пологого, широкого ущелья. С правой стороны ущелья текла пенясь и шумя речка, а на её берегах росли, залитые золотистыми лучами солнца голубые Тянь-Шаньские ели.
-Красиво как,-подумал Костя. Нечто подобное Костя видел как-то раз на картине в одном большом ресторане, в Бишкеке. На той картине тоже были голубые ели и пенящаяся бурунами речка. Может художник рисовавший эту картину, бывал в этих местах? Буду в Бишкеке обязательно зайду в ресторан, поинтересуюсь,- решил он.


Скоро ущелье кончилось. Началась долина. В этой долине Костины родители держали своих пчёл.
Для пчёл здесь настоящий рай. Луга пестрят цветами, а по горам окаймляющим долину, растут непроходимые заросли дикой малины.
-...Приехали,- Калыбек остановил машину.-Дальше пешком пойдёшь. Тут недалеко. С километр, вверх по речке, а там тропинку увидишь. Она тебя и приведёт к твоим.Через два дня домой поеду, зайду. Скажи отцу: Банку мёда пускай приготовит. Ну ладно, давай,-он протянул Косте руку.- Мне спешить надо.


Через полчаса, пройдя вверх по речке и найдя тропинку о которой говорил Калыбек, Костя решил немного отдохнуть. Умывшись, прохладной водой из речки он прилёг в тень, тут же на берегу, под кустами боярышника.Через некоторое время прямо над его головой, свесив свой длинный хвост, уселась Райская мухоловка. Костя впервые видел так близко эту роскошную, золотистую птичку. Затем почти сразу, спугнув мухоловку прилетела синица. В клюве она держала гусеницу. Костя перевернулся со спины на бок и синица испугавшись шороха, выронив гусеницу, вспорхнула, моментально исчезнув из поля его зрения.
Журчание речки, прохлада в тени, густой запах боярышника,-всё это как-то настраивало на сон и Костя незаметно задремал.


Разбудил его человеческий голос. Открыв глаза увидел стоящую над собой девушку в бархатной расшитой бисером тюбетейке и длинном до пят простом, ситцевом платьишке, которые обычно носят киргизки.
-Ой! Живой!-коротко хохотнула девушка глядя на него в упор огромными, синими как васильки, глазами.


Костя никогда не видел таких синих глаз. И волосы, спадающие волнами на её худенькие плечи были огненно-рыжими с золотистым отливом.Такие волосы Костя видел только в кино. На киргизку она не похожа,-подумал он, чувствуя как трепыхнулось в его груди сердце и кровь быстрая, горячая подступила к лицу.


-Меня зовут Алтынай. А тебя как?-спросила она.
-Константин...
-Красивое имя. И что же ты тут делаешь Константин?- присев перед ним на корточки, опять хохотнула девушка.
-К родителям приехал. У них тут пасека.
- А-а! Ты Костя?! Сын Ивана Григорьевича?! А я про тебя всё знаю... Ты Акаева охранял. Правда?!
-Правда,- не в силах оторвать свой взгляд от её васильковых глаз.-сказал он.
-Нельзя так смотреть,-сказала Алтынай и поднявшись с корточек отступила на шаг назад.
-Я просто... Ты ненастоящая.
-Вот ещё! Может потрогаешь?-засмеялась она.
-Глаза твои синие и волосы...-Костя хотел сказать,что киргизки такими не бывают. С рыжими волосами ещё встречаются, но с такими глазами... Не сказал, побоялся обидеть.


-У меня папа русский был,-сказала Алтынай догадываясь о чём он думает.
-Правда? Вот здорово получилось!
-Дурачок,-улыбнулась она.-Ну ладно, мне пора. Отвернись.
-Почему?- удивился Костя.
-Мне через речку переходить. Платье мочить не хочется.
-А давай я тебя перенесу,-предложил он.
-А сил хватит?-окинула она его взглядом.-Ты вон какой маленький.
-Маленький да удаленький!-не обиделся Костя. И встав на ноги, поднял её на руки.


Речка в этом месте была мелкой и он без труда перенёс её на другой берег.
-Спасибо,- как только ступила на берег поблагодарила она.
-Спасибо в карман не положишь,- сам удивляясь своей смелости сказал он.-Один поцелуй.
-Не сейчас,- слегка смутилась Алтынай и повернувшись быстро побежала в сторону видневшейся вдали, на склоне горы, около ореховой рощи, одинокой юрты.
-А когда?!- не мог уже остановиться, разойдясь Костя.
-А ты действительно маленький да удаленький,-обернувшись рассмеялась она.-Приходи как стемнеет к речке. Может тогда и получишь то что заслужил.
-Приду! Обязательно приду!-крикнул он вслед ей.


Отец Кости, Иван Григорьевич и мать Софья Андреевна, не ожидавшие приезда сына, обрадовались страшно. Иван Григорьевич сразу же бросился в омшаник, там у него была припрятана медовуха. А Софья Андреевна, заплакав и прижав голову Кости к своей груди, никак не хотела его отпускать.
Время до вечера, за беседой с родителями, пролетело незаметно. С наступлением сумерек, мать по Костиной просьбе, постелила ему постель снаружи, около омшанника, на сбитом из грубых горбылей топчане.


Костя подождал пока в маленьком домике,в котором родители жили здесь всё лето, не стихло и осторожно встал. Стараясь не шуметь, натянул на себя джинсы, обул кроссовки и накинув рубашку по петлявшей среди кустов малины тропинке, пошёл к речке.
Алтынай уже ждала его.
-Извини. Долго ждала?- подойдя к ней вплотную спросил он и попытался взять её за руку.
-Не имеет значения,- отступила Алтынай на шаг назад.- Я умею ждать.
-А я не умею,-сказал Костя и смутился, почувствовав что сморозил глупость.


-Будешь себя так нагло вести, дружбы между нами не получится,- погрозив ему пальцем, предупредила она.
-Понял! Больше не повторится. Прошу прощения,- ещё больше смутился он.
-Это хорошо что ты такой понятливый,-засмеялась Алтынай.-Так и быть, на этот раз, прощу, но с одним условием.
-Говори. Выполню,- Костя готов был выполнить любое её условие, хоть в пропасть прыгнуть.
-Спой мне какую нибудь песенку... про любовь,-попросила она.
Песенку?-растерялся он.
Ага,-улыбнулась Алтынай, подойдя поближе.-Только про любовь.



-Ну что-ж,-в Костиной памяти всплыли слова, старой песни про шута и королеву, которую он часто пел с пацанами, ещё учась в школе, в седьмом классе.-Слушай:
Гитара пой, гитара пой,
Гитара пой шута напевы
А я вам песню пропою,
как шут влюбился в королеву.



Спев всю песню до конца, сказал несколько смущённый,-Глупая песенка. Правда?
-Правда,-Алтынай подошла ещё ближе.-Но хорошая...
-Действительно,-подумал он.-Как точно сказано. Глупая и хорошая. Бывает так. Потому что в жизни не может быть всё только умным. Жизнь- очень разная. Вот скажем, едят же французы лягушек. Глупо? Конечно. Но лягушки-то на самом деле, может быть и вкусные. Выходит что и в глупости имеется смысл, своя, иная правда.
Он поделился своими мыслями с Алтынай.
-Ой! А ты философ!- иронично засмеялась она.
Костя обиделся. Сразу замолчал.
-Не обижайся дурачок,- Алтынай ласково, как ребёнка, взяла его за руку. Потянула, увлекая между кустами, вверх по речке.
-Куда это мы?-спросил он послушно идя за ней.
-Боишься?-она выпустила его руку.
-Нет,-сказал он.
-Тогда иди,-она опять взяла его за руку.


Через полчаса кусты кончились и они вышли на маленькую полянку, одним концом полого спускающуюся к речке.
-Пришли,- сказала Алтынай.-Это мой пляж. Сейчас купаться будем.
-Ночью?!-изумился Костя.
А что тут такого? Я всегда тут купаюсь. Почти каждую ночь.
-Одна?!
-Нет... Сегодня с тобой.


Они спустились к речке. В воде начинаясь прямо от берега лежал огромный камень. Один его конец, достигал больше половины русла, перегораживая течение.
Алтынай вскарабкалась на камень. В это время с западной стороны долины, из-за гор, показался кусочек луны. С каждой минутой он становился всё больше и больше, постепенно заливая своим бледновато-серебристым светом кусты, деревья, речку - всю долину.


Как в сказке,-подумал Костя. На какую-то секунду ему почудилось что всё это: Отливающая серебром речка, луна, девушка на гребне камня,-только сон.
-Что же ты стоишь? Иди ко мне,- позвала его Алтынай.
Костя поднялся на камень. Подошёл к ней.
-Вот здесь мы разложим костёр,- показала она на большую впадину посередине камня.-Нужен хворост. Пойди поищи возле кустов. Там его должно быть много. И нарви немного сухой травы.


Костя послушно спрыгнул с камня. Пошёл к кустам. Нарвал травы. Собрал огромную охапку хвороста.
-Молодец,-похвалила она его, как только он забрался с охапкой на камень -Но этого мало. Хворост горит быстро. Как порох. Надо ещё.
-Хорошо,- положил он хворост с травой около впадины.-Я мигом.
Пока Костя собирал вторую охапку, Алтынай сложила, из собранного хвороста, аккуратную кучку, сунула под неё, свернув из травы, жгут, чиркнула спичкой. Через минуту, на камне, весело заплясал небольшой язычок пламени, с каждой секундой становясь всё больше и больше .


-Хорошо-то как!- сказал подошедший Костя, завороженно глядя на быстро разгорающийся, яркий костёр.
- ...Ты когда нибудь купался ночью?- спросила его Алтынай.
-Нет,-повернулся к ней Костя. Сегодня в первый раз.-Честно говоря, даже жутковато немного...
-Ничего,-сказала Алтынай,- всё когда-нибудь бывает в первый раз и ловким быстрым движением сдёрнув через голову платье, подошла к краю камня.
Костя обмер. Первый раз в жизни он видел совершенно обнажённую девушку, да ещё такую как Алтынай. Её изящная, словно из слоновой кости, выточенная фигурка, золотистые волосы спадающие волнами на плечи, сияющие в свете костра глаза,- вся она,- излучала что-то неземное, потустороннее.


Костя почувствовал как горячая, упругая волна захлестнула его сердце, а в голове зашумело, словно он выпил стакан крепкого вина. Ему захотелось обнять её, сказать ей что-то нежное, услышать её голос: А то ведь можно подумать что ничего этого нет, что всё только мерещится.


В этот момент Алтынай, подняв тучу серебрянных брызг, прыгнула. Вынырнув, метрах в пяти, от камня, призывающе махнула Косте рукой.
Он сбросил одежду и не задумываясь, словно под влиянием гипноза, прыгнул вниз, туда, где его ждала Алтынай.
-Поплыли к тому берегу,- мотнула она головой.-Я хочу познакомить тебя с Джиланкой.
-А кто такая Джиланка?-спросил Костя.
-Моя подруга,-загадочно улыбнулась Алтынай.
-Какая может быть подруга, в таком безлюдном месте?- удивлённо подумал он.


Выбравшись на противоположную сторону речки они подошли к старому трухлявому пню. Здесь,-сказала Алтынай и три раза негромко стукнула ладошкой по поверхности пня.
Снизу послышалось громкое шипение и в следущую секунду Костя увидел как из под пня выползла серая, толстая змея. Он испуганно отпрыгнул в сторону.
-Не бойся,-засмеялась Алтынай.-Она старая и добрая. Иногда я приношу ей сюда молоко.
-А что разве змеи пьют молоко?- спросил Костя.
-Пьют,- кивнула головой, Алтынай.-Ну ладно, пойдём, не будем её тревожить. Она спать хочет.


Переплыв речку, слегка продрогшие, они вскарабкались на камень. Костёр почти потух. Костя подбросил в него остатки хвороста и он разгорелся с новой силой.
Пора домой,-надев платье, сказала Алтынай.-Завтра у меня трудный день.- И внезапно, подойдя к Косте, поцеловала его в губы.


Весь следущий день Костя помогал отцу. А к вечеру, когда они сели ужинать, пришла мать Алтынай.
- Садитесь Алмагуль Сапаралиевна,- пригласила её к столу Софья Андреевна - отужинайте с нами.
-Спасибо,- поблагодарила она присаживаясь за стол,-но я уже ужинала.
-Не хотите ужинать, тогда хоть чаю с мёдом испробуйте. Мёд свежий, только из медогонки ,-Иван Григорьевич налил ей пиалку чая.
-Ну разве только чаю с мёдом,-скромно улыбнулась садясь за стол Алмагуль Сапаралиевна.


-А что поделывает наша Алтынай?- подвинув поближе к ней чашку с мёдом, спросила Софья Андреевна.
Костя сразу напрягся.Почувствовал как кровь отхлынула от лица.
-На водопой отару погнала,- осторожно взяв в руки пиалку с горячим чаем, сказала Алмагуль Сапаралиевна. -Я собственно по её просьбе к вам зашла. Медвежий капкан хотела у вас попросить.
Зачем? Неужели прошлогодний Михаил Потапыч опять объявился?-не очень удивился Иван Григорьевич.
-Объявился. И не только объявился, а уже успел двух овец из нашей отары задрать.
-Ну что ж, этого следовало ожидать. В прошлом году он у нас пять уликов разорил,-повернувшись к Косте пожаловался отец.- Выследил я его тогда, но взять так и не смог. Хитрый зараза! Ну Алтынай ему прикурить даст! От неё ему не уйти! Я сейчас,-он встал и пошёл к омшаннику. Через минуты три появился держа в руках тяжёлый капкан.


На другой день Костя вновь помогал отцу. Он уже твёрдо решил остаться в Кетмень-Тюбе до конца медосбора, но пока ещё не сказал родителям, ни слова. И только к концу дня, когда за ним заехал Калыбек, он объявил отцу своём решении.
-Ладно,- сказал Иван Григорьевич.- Я лично не против, а мать будет только рада. Оставайся.


На следующий день утром, проводив Калыбека, Костя, на том же самом месте что и в первый раз, вновь повстречался с Алтынай.
-А я как раз к вам иду. Хотела Ивана Григорьевича попросить, отпустить тебя на охоту... Вместе со мной.
Почему же Ивана Григорьевича? Я ведь совершеннолетний,-усмехнулся Костя.
А ты не против?-спросила она его.
-Нет. Я за.
-А не боишься? Ведь как никак на медведя пойдём,-Алтынай испытывающе взглянула на него своим васильковым взглядом, от которого у него сразу сладко заныло сердце.


-С тобой... Не боюсь,-сказал он, чувствуя как его заполняет безмерная, трудно передаваемая словами, какая-то, ещё никогда им не испытанная, нежность к ней.
-Это хорошо,- усмехнулась она.- Возьми у отца карабин и приходи к нашей юрте, а я пока оседлаю двух лошадей. В седле-то держаться умеешь?
-Я много кое-чего умею... В охрану к Акаеву кого попало не берут. У меня четвёртый дан по карате. Я обладатель чёрного пояса,- похвалился Костя. -Ну-у если четвёртый,-засмеялась Алтынай,-тогда я за тобой как за каменной стеной.
-Что? Не веришь..?! Вижу не веришь. Хочешь я вот этот камень,-он поднял валявшийся под его ногами увесистый булыжник,- расколю ребром ладони на две равные части?
-Хочу,-она с любопытством посмотрела на Костю.
-Тогда смотри!-он положил булыжник краями на два других, так чтобы под ним образовалось пустое пространство. Потом медленно опустившись перед своим сооружением на колени, сосредоточился и набрав полные лёгкие воздуха, резко, почти незаметно для глаза, коротко взмахнув рукой ударил, одновременно выдохнув воздух, точно по середине булыжника. Камень развалился на две части.



-Здорово!-сказала Алтынай.-Только медведь ведь не камень, а сильный, хитрый и опасный хищник.
-Ничего. Человек иногда бывает опаснее самого хитрого и лютого хищника,-поднялся с колен Костя.
-К сожалению ты прав,- вздохнула, думая о чём-то своём, Алтынай. – Некоторые люди действительно бывают хуже зверей. Ну да ладно,- её глаза слегка подёрнулись грустью.- Жду тебя около юрты.


Через полчаса, взяв карабин с патронами и сказав отцу что идёт с Алтынай на медведя, Костя спустился по тропинке вниз. Перешёл речку. Алтынай уже ждала его. Одета она, на этот раз, была в джинсы и чёрную с непонятной, английской надписью на спине майку, на ногах белые кроссовки. Такой Костя её ещё никогда не видел и она казалась ему ещё красивее.
-Кумыса не желаешь?- спросила она его.
-Можно,- последний раз Костя пил кумыс года три назад и даже подзабыл его вкус.
Алтынай нырнула в юрту и через минуту появилась с полной до самых краёв узорчатой пиалой кумыса в руках.
Костя с наслаждением опорожнил пиалу, с терпким, пахучим кобыльим молоком, после чего оба не спеша взобравшись в сёдла привязанных тут же, недалеко от входа в юрту лошадей, отправились в путь.


К небольшому, узкому ущелью густо поросшему кустами дикой малиной, в котором был поставлен капкан они подъехали к одиннадцати часам. Стреножив лошадей и проверив оружие пешком углубились в ущелье. По ущелью шли молча, стараясь как можно меньше шуметь. Где-то через километр кусты кончились и начался подлесок. В этом подлеске и был установлен капкан.
В подлеске стояла пугающая, непривычная тишина.И то ли от тишины, то ли ещё от чего у Кости вдруг внезапно начала покрываться испариной спина.
–Здесь,-шепнула ему на ухо Алтынай.-Он где-то здесь, рядом. Там,-она показала рукой вправо,- около того камня, стояла небольшая, высохшая сосенка. К ней я привязала цепью капкан. Теперь сосны нет. По видимому попав в капкан он вырвал её. Но уйти он не мог. Он здесь, я чувствую это. Может быть даже в тех кустах,-она показала ему взглядом на крутой, заросший барбарисом склон ущелья за камнем.
Костя внимательно оглядел кусты, но ничего подозрительного не заметил. Чепуха это всё,-подума- лось ему.-Нет здесь никакого медведя.
В это время Алтынай подняв с земли небольшой камень и подойдя почти вплотную к склону, размахнувшись швырнула его в один из кустов. В эту же секунду Костя увидел как прямо из середины куста поднялась тёмно-бурая масса. Жуткий, первобытный рёв разрезал стоявшую в ущелье тишину и сразу же, в тот же самый момент по ущелью раскатисто прокатился выстрел, повалив медведя
на правый бок. Он упал ломая кусты, хрипя и отчаянно борясь в предсмертной агонии за покидающей его могучее тело жизнь попытался встать, но не смог. Пуля выпущенная Алтынай пробила ему череп попав точно под левое ухо, а это означало что минуты его жизни были сочтены.
После того как медведь утих и в ущелье опять воцарилась мёртвая тишина, Алтынай с Костей осторожно подошли к поверженному зверю.
-Всё понятно,- сказала Алтынай, показывая Косте на правую заднюю лапу в капкане.- Попав в капкан он вырвал сосенку, но уйти ему всё равно не удалось. Сосенка запуталась в кустах и бедолага попал в безвыходное положение.
-Ничего себе бедолага! Двух овец задрал... Тебе что его жалко?!-Костя тронул ногой мягкий бок мёртвого медведя.
-Если честно-то жалко,-Алтынай искоса глянула на Костю.- Он ведь не от хорошей жизни на это пошёл. Посмотри на него внимательнее. Он стар и уже не в состоянии охотиться. А одной малиной, хотя её здесь много, сыт не будешь. Поэтому он и напал на овец. Понятно?
-Понятно.-кивнул головой Костя. Только я, на его месте, этого бы делать не стал.
-Разумеется,-улыбнулась Алтынай.-Ты ведь чуть-чуть поумнее медведя.
-Чуть-чуть?!- сразу надулся обидевшись Костя.
-Да ладно тебе... Не дуйся. Пошутила я,-опять улыбнулась Алтынай.-Помоги лучше освободить его лапу из капкана, да спустить вниз со склона, на ровное место.
Минут через пятнадцать, стащив мёртвого, многопудового зверя волоком со склона, на более или меннее, ровную площадку внизу, они сели тяжело дыша рядом с ним, прямо на землю.
Ярко светило солнце. По ущелью тянуло еле заметным, душисто-лёгким, настоянным на горных травах ветерком.Откуда-то издали чуть слышно доносилось стрекотание сороки.
Как странно всё-таки устроена жизнь,-думал Костя украдкой наблюдая за Алтынай. Она сидела рядом. Он слышал её дыхание. Чувствовал возбуждающий его воображение, тонкий, приятный запах исходивший от её разгорячённого тела. Ещё совсем недавно, всего несколько дней назад, он даже не подозревал о существовании этой девушки. А теперь... Теперь он не мог без неё.
- Интересно что она скажет, если я предложу ей выйти за меня замуж?-подумалось ему.- Согласится ли?-Ему стало вдруг страшно, что она скажет: Нет!
-О чём думаешь Костя?-придвинулась к нему в этот момент Алтынай и обняла его за плечи. Костя почувствовал как от его лица отхлынула кровь, а сердце сжалось. Сжалось до боли в груди.
На какой-то миг ему даже показалось что сейчас он потеряет сознание
Ой!-вдруг всполошилась Алтынай, внимательно взглянув на его лицо.- Да ты ведь совсем бледен. Тебе плохо?! Ты заболел?!
- Нет. Я здоров,-сказал Костя.-И вдруг, сам того не ожидая, весь сжавшись от волнения еле слышно произнёс:-Алтынай.., выходи за меня замуж.


Прошёл месяц. За это время, весть о том что Алтынай и Костя решили пожениться, облетела не только маленькую Кетмень-Тюбинскую долину, но какими-то неведомыми путями достигла даже Таласа.
Свадьбу решено было сыграть осенью, сразу после окончания медосборочного сезона. Так пожелали родители Кости вместе с Алмагуль Сапаралиевной- матерью Алтынай.
А потом, в конце лета, за несколько дней до сентября случилось непоправимое. Джиланка ужалила в ногу Алтынай. Произошло это в полдень на глазах у Кости. Костя правда разрезав место укуса успел высосать яд из ранки, но наверное не весь, потому что к вечеру у неё начался жар и нога распухла. Срочно нужно было противоядие. Костя знал - всего лишь один, один укол сыворотки и Алтынай стало бы намного лучше. Но где в этой глуши сыворотка? Несколько таблеток аспирина которые нашлись у Софьи Андреевны жара сбить не смогли. Не помогли и компрессы из прополиса. К полночи у Алтынай начался сильный приступ озноба и Костя не отходивший от её постели ни на шаг заплакал от охватившего его отчаяния и жалости к ней.
-Не плачь,-успокаивала она Костю.-Ты же знаешь, я крепкая. Я выкарабкаюсь.
К утру озноб прекратился, стал спадать и жар.
Кажется пронесло,- с облегчением думал Костя, но ошибся. К середине дня жар опять поднялся, а к вечеру начались судороги и Алтынай потеряла сознание. Умерла она на рассвете. Умерла не приходя в сознание.
---------------

Похоронена Алтынай в Кетмень-Тюбе. Похоронена на берегу речки, под густыми душистыми кустами боярышника на том самом месте, где когда-то впервые увидела Костю.
Так закончилась эта печальная история. Историю которую знают в Таласе все.

Сказали спасибо (2): dandelion wine, romaschka
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 33 | Напечатать | Комментарии: 3
       
27 февраля 2020 00:43 romaschka
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 28.11.2017
Публикаций: 126
Комментариев: 1181
Отблагодарили:691
Спасибо. Замечательная история. Жаль, что концовка трагическая.

Оставляю за собой право не соответствовать Вашим ожиданиям.

       
26 февраля 2020 16:54 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 90
Комментариев: 9529
Отблагодарили:619
С прибытием на Самиздат, lauten! flowers1
Цитата: Wasia
"жизнь-силку"


Да, тоже думала, что же это)) описка, конечно, поправила)

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

       
26 февраля 2020 15:26 Wasia
avatar
Группа: Авторы
Регистрация: 2.04.2016
Публикаций: 700
Комментариев: 4383
Отблагодарили:1977
С почином на сайте, lauten

Марина.. преврати, пожалуйста в эпиграфе "жизнь-силку" тире в дефис.. а то у мну сразу, да в дополнение к строке короткой, мозг завис... и се..

В спорах рождаются стены.
Сомнение - открытия родит.

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.