Зима ворвалась слишком быстро... Без стука Толкнула разбухшую сенную дверь, И легкий мороз, без единого звука, На воду накинул стеклянную твердь. Румяные яблоки заиндевели, А зелень травы залила карамель. Порывами ветер порошу метелит, И воздух свежит ароматная ель. Снежинки легли на опавшие листья - Сокрыли все прелести дней золотых. И только

Смешанный лес (Сказка для взрослых)

| | Категория: Проза
Лес - наша колыбель, наша жизнь. Хвойные и лиственные, северные и горные, все леса хороши, Но скажу Вам откровенно - лучше наших среднерусских смешанных лесов, во всем мире не сыскать.
Те памятные деньки выдались как на заказ - тепло и в меру сыро, так что я частенько и с превеликим удовольствием проводил время в окрестностях нашего дачного поселка, наслаждаясь тишиной и одиночеством. Люблю я ходить по грибы. Бродить по лесным чащам, на короткое время позабыв о заботах - замечательный отдых. А вторая половина августа и начало сентября - наилучшая для тихой охоты пора.
И, как результат: полные корзины, масса впечатлений, и эта сказка, которую я предлагаю Вам послушать.


Машенька с бабушкой собирались в лес по грибы.
- Бабушка, - спросила Машенька, - куда мы сегодня пойдем?
- Сегодня мы с тобой пойдем на старые просеки,- ответила ей бабушка. - Там должны свинушки и сыроежки быть, может и лисички-сестрички попадутся.
- Я только я никак не пойму, - сказала девочка, - мы с тобой часто ходим на просеки, а я никаких просек не вижу - сплошной лес.
- Просто они уже давно заросли, а вот когда я была девочкой, такой как ты, на просеках только маленькие деревца были. Много красноголовиков - подосиновиков я там собирала.
И они, взяв свои корзинки, отправились на просеки.

Живу я здесь уже второй год и не нарадуюсь! Березы, ели, сосны, осины… Красота! И для каждого дерева свой народ, каждой поляне своя семья. А так как лес смешанный, то и народ у нас смешанный, многоликий. И в этом вся прелесть нашего царства-государства. Вся его изюминка, вся сила, я бы сказал. Конечно, и проблем от этого многообразия много. Но, что поделать. Как сказал однажды мой знакомый гном (большой ученый-миколог, между прочим) - «Лучше безобразие, чем однообразие». А гном знает, что говорит. Он у нас в лесу большой авторитет.
Много разного народа в нашем лесу живет. Белки, ласки, ежи, зайцы - все это наши друзья. А какое количество насекомых в лесу - не сосчитать. Среди них много полезных соседей по поляне. Есть и недруги наши, которые нами питаются - улитки, сороконожки разные. Одних только птиц в лесу водится около ста видов. Птицы наши самые верные друзья, потому что они гусениц и слизней, наших злейших врагов, уничтожают. Вредители разные, которые лес портят, конечно, тоже есть. Но, ничего не поделаешь. Лес - наш общий дом.
Люди тоже часто в наш лес заходят. Они, люди, разные бывают. Хорошие люди называются грибники. Они тихой охотой на нас занимаются. Служить им пищей - это наша основная работа. Бывают и плохие люди, которые после себя мусор в лесу оставляют или огонь от костра забывают потушить. Тогда жди беды.

Ой! Да я Вам, кажется, не представился. Я – Подберезкин-средний. Род наш большой. У нас родни по всей стране от Онеги до Байкала – полным-полно. И черный подберезовик, и тундровый, и болотный. Но в нашем лесу они не водятся. У нас только наша семья - Léccinum scábrum, а попросту, «Подберезовик обыкновенный», да еще наши близкие родственники, серые подберезовики, или по-научному Leccinum leucophaeum.
Мы живем на большой поляне, которая находится в березовой роще, почти на самом краю леса, за густым кустарником, недалеко от лесного болота. За этим болотом непролазные чащи старых поваленных елей. Поэтому, не всякий грибной человек до нашей поляны добирается.
Подберезкины мы потому, что дом наш - грибница, располагается в самых корнях берез. Большие у нас березы, стройные. Другие деревья тоже на нашей поляне есть. И осины, и ели, и орех.
Я в семье первый ребенок, самый старший. Вон там, под пнем, мои родители, они всегда рядышком стоят. Вот тот большой старый подберезовик, в огромной темно-коричневой шляпе на длинной тонкой ножке, мой дед. Он вечно ворчит. Когда-то давно, еще при Подосиновиках, он был большим начальником, и поэтому до сих пор им симпатизирует. А вон там, за стволом большой березы, дядька мой, крепкий моховой подберезовик, старый подпольщик - подгрунтовик. Он в свое время много лет отсидел на лесопилке, и с тех пор к жизни относится по-филосовски. Дед с моим дядькой закадычные друзья, но, несмотря на это, постоянно ведут меж собой политические споры. А если внимательно посмотреть вокруг березовых корней, в траве внимательно поискать, то Вы братьев моих меньших увидите.
Там, дальше по тропинке на север, большой еловник, где в основном проживают моховики и козлята. За ним идут молодые хвойные посадки - места обитания семейства мокруховых, или как люди их называют, масленков. На другом конце нашего леса, в сосновом бору, кого только не встретишь: и свинушки тонкие, которые теперь считаются несъедобными, и их приличные родственники, вполне пригодные к употреблению - свинушки толстые, и сыроежки всех видов, и рядовки, и лисички. А на том конце, в самой чаще, в самой недоступной и поэтому наиболее дорогой части леса, обитают благородные: боровики, шампиньоны и грузди. Неподалеку, там, где раньше были просеки, живут подосиновики, которых некоторые по старой памяти еще именуют красноголовиками, да еще свинухи с лисичками и сыроежки – эти ребята по всему лесу обитают.
Поганого народа в лесу тоже предостаточно. А где его нет? Среди них и мухоморы, и поганки зеленые, и прочая разная нечисть. Но хуже всего бледные, или Amanita phalloides,- самый опасный народ. Они единственные представители ядовитых в наших краях. Их плодовые тела содержат бициклические токсические полипептиды, нарушающие биосинтез белка. Неопытные грибники часто путают их с другими грибами. В результате чего, у съевшего их развивается жировое перерождение печени.
В нашем лесу глаз да глаз нужен! Это я в «Лесокипедии» вычитал. А вы как думали! Если Мы не благородных кровей, так и без образования? Ошибаетесь. Мы вам не то, что какие-нибудь там Сыроежкины, что двух слов связать в охапку не могут, или эти Валуи скользкие (Тьфу, бесстыдники, борцы за однополое размножение, любители голубики). Я, например, лесную гимназию окончил, с березовым листом! Нынче такое время, что без образования и хороший грибной суп не сваришь!

В начале августа дни стояли жаркие, сухие дни, не грибные. Дожди совсем не шли, и поэтому, работы в лесу не было. В связи с этими обстоятельствами, чтобы не терять понапрасну драгоценное время, было решено провести выборы в главный орган нашей лесной страны - «Высший Совет леса».
- Правильно решили, - сказал мой дед, тот, который в большой коричневой шляпе, - надо собираться, выбирать. А то вопросов у нас в лесу нерешенных слишком много накопилось.
- Новых грибов надо в Совет! А то наша власть что-то последнее время гнет непонятно куда. Так и в болото скатиться не долго, - высказал я свое мнение.
- Ты поосторожнее насчет властей, племяш, - произнес мой дядька, - так можно и в навозную кучу загреметь.
- Да ты что? - возмутился я, - сейчас не те времена. Леснократия у нас все-таки!
- Так-то оно так, - ответил старый подгрунтовик, прищурив один оставшийся глазок, - и все же надо быть поаккуратнее со словами. Я знаю, что говорю, пожил в лесных чащах.

Собрание, как всегда, проводили на сосновой поляне, что в самой середине леса, во владениях благородных. Оповестили всех жителей. Распространили осиновые листки. К полудню лесной люд стал подтягиваться.
- Привет, кум, - поприветствовал деда высокий и еще крепкий Красноголовик.
- Ну что, старый товарищ по борьбе, покажем сегодня Белым кузькину мать? Тряхнем подошвой по дереву!
- Смотри! Как бы тебя не тряхнули! - ответил ему дед. - И не товарищ я тебе совсем.
- А чего так?
- Чего? Сам не догадываешься? Все красного из себя изображаешь? А сам в лесной Совет входишь! С Боровиком, наверное, заодно, оппортунист!
- Я оппортунист? Мы, «Союз трудовых грибов», постоянно и неуклонно боремся за права лесных жителей.
- Да хватит тебе, старый! Все вспоминаешь молодость свою дремучую. Это когда было? При царе мохе? Когда еще просеки были без посадок, - сказал молодой Масленок.
- При нас порядок был, - возразил ему Подосиновик. - Равенство, братство грибов всех видов. Не было такого расслоения перепонок!
- И еще грибницы бесплатно давали, - добавила свой голос Сыроежка красная.
- Да еще ты туда же! – возмутился Свинушка отец. - Забыли, как в очередях за ветками стояли? Как годами на мороженый снег копили? Все забыли, шляпки дырявые…
- Зато стабильность была, - подключилась к разговору Опенка. - Цены не росли и даже снижались иногда.
- Помню я ваше снижение цен. Очереди за березовым соком были вон от той большой березы до орешника. И то, только по три капли на шляпку выдавали. Забыли? Красненькие защитники.
- Тебе, толстоногому, хорошо говорить. Ты бизнесменом стал, разбогател на землянике, а прочему лесному народу, кто не так ловок, как?
- Точно, - сказала полутрухлявая желтая Сыроежка,- все общественные овраги в округе приватизировали. Понастроили себе грибниц в Бору.
- Давно пора белых того…
- Это уже статья 68 УК Леса п.2.1- призыв к незаконной смене лесной власти, – сказал не в меру начитанный лесной юрист Польский белый.
- Теперь «Еловая декларация» в права вступила! «О грибных правах», - вмешалась в разговор старушка Сыроежка. - Свобода слова.
- Вступила! Что толку-то? Вон мне Рыжик тут рассказал по секрету, что Белые новый закон готовят. Сегодня на голосование вынесут.
- Какой еще закон? - заголосили старые тонкие Свинушки. - Что они еще, нехристи, удумали?
- Закон о кадастровом учете пней. Вот что. Теперь за каждый пень подать платить будем.
- Да ладно вам вранье слушать! - сказал молодой Польский белый, краем шляпки указывая на тонконогих. - Вы еще тут богомолки будете панику разводить!
- А ты вообще, будешь выступать, - крикнул на него толстоногий Свинух, заступившись за родственницу, - поедешь назад, на историческую родину! Хоть ты и белый.
При этих словах шляпка у Польского сделалась круглой, ядовито-багрового цвета.
- Это, да это дискриминация по национальному признаку. Статья 82 УК Леса п.2.8.
- Да уймись ты со своими статьями. Надоел, юрист…
- Ну, все! Понеслось! Узнаю родной лес, - промолвил молодой неформал Опенок луговой и, повернувшись к спорившим спиной и вызывающе надвинув рыжую хипповую кепку на шляпку, побрел ближе к центру поляны.
- Ну, ну, - сказал, присев на гнилой пенек, старый Подберезовик - подгрунтовик, - поглядим, чем эти выборы закончатся.

Машенька прошла немного вверх по тропинке и в траве заметила желтую шляпку гриба.
- Бабушка! Бабушка!- радостно закричала она, присев на корточки. - Я гриб нашла!
- Давай посмотрим, - сказала Машенькина бабушка, поправляя очки.
- Нет, внученька. Это гриб несъедобный.
- Почему несъедобный? – спросила Машенька, нахмурив брови.
- Вот смотри, - ответила ей старушка. – Вот шляпка. Сверху хорошая. А теперь переверни ее и посмотри, что под ней. Видишь, пластинки синие - синие. Это поганка.
- Целый день мы ходим, ходим. А нам только поганки и попадаются,- расстроено сказала девочка.
- Видимо, сегодня день не грибной, - сказала бабушка, - пойдем внученька домой. А завтра, пораньше, снова в лес пойдем. Может, завтра счастье нам улыбнется.

Прежде чем продолжить рассказ о нашем лесном собрании, я должен Вас хоть немного ознакомить со сложившейся политической конструкцией нашего леса. Большинство жителей леса на последних выборах, состоявшихся в прошлом году, в начале августа, проголосовали за четыре партии, которые и вошли в «Высший Совет леса».
Большинство мест в нашем Совете принадлежит партии «Единый лес». Ее возглавляет председатель Боровик. Основное положение партии - это учение, сформировавшееся во второй половине XX века, полифилетизме грибов. Основу партии составляют: Белый гриб (он же боровик), Рыжик настоящий и Груздь настоящий. Также в нее входят благородные Шампиньоны - банкиры, Моховики, владеющие полянами с залежами мхового газа, Козляки, в основном из рядов лесных чиновников, и частично Маслята, не входящие в неформальные объединения.
«Рабочий Союз трудовых грибниц» - это партия, считающая себе прямой наследницей «Союза Подосиновиков Настоящих», которые когда-то правили нашим и окрестными лесами. Давно, еще до новых посадок. В то время, говорит мой дед, старый Подберезовик, был один большой, большой лес. Потом, после всеобщей вырубки, соседние леса вышли из его состава и организовали собственные небольшие леса. Подосиновики, подберезовики, рядовки серые и красные, сыроежки – вот основной их, весьма многочисленный электорат. Они уверенно держат второе место в Совете, получая до 18 % голосов лесных избирателей.
Условно съедобные и некоторые жители окраин нашего леса три года тому назад объединились в партию «Условно съедобная либеральная лига». Ее возглавляет Дубовик - непревзойденный лесной оратор. Его слушают, так как в последнее время они стали очень популярны в лесном народе, благодаря универсализму своей позиции. Дело в том, что к концу прошлого XX века были собраны новые данные по цитологии, благодаря чему научный термин «грибы» стал неоднозначным. Пользуясь этой неоднозначностью терминов, они называют себя центристами-либералами. Многие грибы не согласны с этим их самоназванием, так как во-первых, к условно съедобным чаще всего относят грибы едкого вкуса в сыром виде, но вполне съедобные после кулинарной обработки, и во-вторых, не видят в цитологии либерализма, и полагают, что центристами их можно называть лишь условно, и только потому, что они растут, в основном, ближе к центру поляны. Тем не менее, на прошедших выборах за них проголосовало 10 % от числа избирателей, участвовавших в голосовании.
Ну и наконец, партия «Дерево» - наши правые. Они нерегулярно попадают в Совет, являясь в нем самой малочисленной группой. Основу их составляют отряд несъедобные и примкнувшие к ним некоторые опята-оппортунисты. Вот, что, например, пишет о них «Лесокипедия»: «Это грибы, непригодные для приёма в пищу, в связи с их токсичностью, из-за низких вкусовых качеств или по иным причинам. Многие из них непригодны для использования в пищу из-за твёрдого тела гриба, неприятного, горького или острого вкуса и запаха». Поганки, мухоморы (из числа тех, кого не выслали за болота), ложные лисички и ложные белые - вот их основа. Может быть, они могли бы стать более популярными в нашем лесу, но с ними, несмотря на свою явную видовую принадлежность, отказываются объединяться бледные поганки и лжеопенки, которые образовали собственную партию.
Много ложных грибов видел наш лес на своем веку. Но такова уж его сила, его смешанность, что не прижились они у нас. Мухоморов красных, как я уже упоминал, почти всех высели за болота. За экстремизм и вывод ресурсов в оффшорные рощи. А многие сами уехали в поисках лучшей грибной доли. Разве что бледная поганка еще довольно часто встречается в наших местах. Но благодаря четкой работе лесных органов и средствам молекулярной инициализации (а попросту СМИ), сегодня ее научились достаточно хорошо различать. Есть еще немного Мухоморов серых, но они остались в явном одиночестве после того, как заняли непатриотичную позицию по вопросу о принадлежности «Заячьих кочек» на болотах.
-
- Господа грибы! - взял слово Боровик. - Сегодня к повестке дня нашего собрания предлагаются следующие вопросы.
Боровик, будучи председателем Лесного Совета, возглавляя его уже второй срок подряд. Гриб он был толковый, руководитель энергичный. За лесной народ искренне, душой переживал. С врагами леса был беспощаден! Это по его инициативе из леса были удалены за болота мухоморы. Вечно они поваленные палки нам в ноги совали, любители мух. Оборона леса из старых поваленных деревьев крепка как никогда. Жителей это радует. Но, несмотря на это, многие все-таки на последних лесных выборах голосовали против него. Критиковали за неверную, с их точки зрения, экономическую политику, проводимую Советом леса. Да, дела у нас в лесу последние два года и правда, шли не совсем гладко. И это несмотря на то, что наш лес в округе считался одним из богатейших. Все было в нем: желуди, древесина, хвоя ценных пород. Один лишайниковый газ приносил на экспорт в соседний лиственный лес миллиард готовых орехов. Представляете?
- Господа!- продолжил председатель Боровик…
- Какие мы тебе Господа? – выкрикнул в сердцах средней упитанности, но уже червивый Красноголовый. - Лично я - Товарищ!
- Да успокойте Вы его, наконец, - сказал Белый груздь. - Вечно он собрание срывает своими старыми лозунгами. Еще раз выступишь не по делу, оштрафуем.
- Правильно! Надо его как следует оштрафовать на десять зеленый листов, чтобы неповадно было время тянуть!
- Да откуда у него десять зеленых? С него и мха в грибной год не возьмешь!
- Граждане, граждане, потише! – продолжал выступающий, - Я зачитываю повестку собрания.
- Во! Уже Граждане! Только, что были Господа, потом Товарищи, а теперь уже Граждане, ну прям Булонский лес!!! - вставила своим писклявым голосом начитанная старушка Рядовка серая.
На нее пристально посмотрели все…
- Нет, мы так никогда не начнем,- сказал Боровик, безнадежно усевшись на осиновый трибунный пенек.
- А чего начинать? Кворума-то нет! - раздалось с задних кочек.
Стали считать. Действительно, нет кворума.
- А где осенние опята? Где красные и желтые Сыроежки? - растерянно зашептали все вокруг. - Без них нам кворума не собрать! Их много.
- Да на ольховой опушке они. Свой митинг протеста проводят! – сказал знающий Козляк.
- Кто санкционировал? - грозно спросил Боровик, строго поглядев на Белого груздя.
- Сосновский полянный штаб такого разрешения не давал, - нервно ответил белый Груздь. И тут же отдал свое распоряжение немедленно их доставить.
- Дымовик, вызывай наряд Груздей. Будем ловить.

Тем временем на ольховой опушке шел несанкционированный митинг, организованный Опятами осенними. Анархические лозунги июльских сменялись выкриками поздних осенних и горячими речами лидера Масленковых - большим масленком с белыми перепонками.
- «Даешь свободу лесных собраний!»
- «Мховую ренту - в каждую грибницу!»
- «Нет повышению возраста червивости!»
А на старой, разбитой молнией осине, гордо красовался плакат неформалов Масленкиных: «Вся власть - Suillus luteus!», то есть Маслятам. Услышав вой сирен, митингующие притихли. Еще раз прислушались.
- Полундра, братва! Грузди!
Не успев прийти в себя и осознать свое безвыходное положение, митингующие заметались по поляне. Маленький, еще совсем розовый масленок-неформал, в наушниках и с белам листом в руке, бросился было наутек, но был моментально подхвачен под шляпку черным груздем в штатском. Тех, кто не успел скрыться в кустах или добежать до ближайшей опушки, быстренько заковывали в паутину и ставили спинкой к стволам деревьев. Вскоре всех задержанных погрузили в подоспевший черный кузовок и привет! Закончился митинг.

Солнце медленно, но верно клонилось к горизонту. Набежали серые тучи. Поднялся легкий ветерок. В воздухе запахло переменой погоды. Бабушка, укутанная в легкую шаль, укладывала спать маленькую Машеньку. Та, конечно, устала от грибной прогулки, но никак не засыпала.
- Баю баюшки, баю,
не ложися на краю -
Завтра в лес опять пойдем, и грибочков соберем…
- Бабушка, а завтра точно грибы будут?
- Обязательно будут, милая. Вон видишь, дождик накрапывает. Ночью землю польет и грибочки вылезут. А еще, завтра мы с тобой встанем пораньше, и подальше пойдем, в березовую рощу.
Услышав эти бабушкины слова, Машенька потянулась, сладко зевнула и уснула крепким сном. Спокойной ей ночи. -
Утро следующего дня выдалось как на заказ. Опытный грибник Вам всегда скажет, что наилучшая погода для нашего дела - легкий моросящий дождь. Оденешь дождевик, резиновые сапоги и в путь. Только встать надо пораньше, с птицами. Пока на траве еще роса не высохла, пока солнышко высоко не встало.
Бабушка с Машенькой так и сделали. Проснулись, быстренько позавтракали, оделись и, взяв свои плетеные корзинки, отправились знакомой тропой. Только в этот раз решили пойти в самую глубину березовой рощи.

Собрание было в полном разгаре. Кворум был. Бунтовщики Опята, у которых все же сняли паутину с ножек, кучковались на сгнивших пнях, опустив шляпки.
Боровик огласил повестку предложений и поправок, по которым предстояло устроить дебаты перед голосование в Совет:
- Два предложения от партии «Единый лес»:
- о повышении возраста червивости с двадцати дней до двадцати трех;
- о необходимости повышения «Налога на добавленную свежесть» (или как его чаще у нас в лесу называют - НДС).
- Поправка в «Закон о минимальной грибной корзине» от «Рабочего Союза трудовых грибниц» «О повышении размеров грибной корзины с 0,01 метра куб. до 0,02! метра куб».
- И еще одно от самовыдвиженцев, - выступила Лисичка обыкновенная, - «О праве на свободное самоопределение в вопросах спорового размножения»»

Лес шумел. Накрапывал грибной дождь. Начались дебаты.
По первому вопросу слово взял уже ранее упоминавшийся Белый груздь. Он долго разъяснял народу, что уже давно назрела актуальная необходимость повышения возраста червивости, что это позволит сэкономить кучу и другую кучу тоже хвойных опилок, которых так не хватает лесному бюджету. Лесной народ его не понял! Поднялся гвал.
- А кто будет с малолетними опятами сидеть?- выкрикнула большая коричневая Опенка.
- Правильно! - подхватили массы Маслят.
- А работать где? Может, за болото ехать прикажете, к Мухоморам?
- Это не реформа, а конфискация хвойной массы у населения! - продекларировал
Ежовик жёлтый
- Не лучше ли для пополнения бюджета обложить повышенной данью сверхдоходы Моховиков и Козлят? У них достаточно средств от экспорта мхового газа. (Уж кто-кто, а он, Ежовик, понимает толк в хвое).
Тут, не выдержав, с гневным словом выступил и мой дядька - старый подпольщик.
- Я считаю, что проталкиванием червивой реформы власть предала интересы трудящихся грибов. Обращает на себя внимание тот факт, что решение о повышении возраста червивости принимают грибные шляпки, имеющие несоизмеримые с заработками обычных грибов доходы…
Недовольство усиливалось. Слово взял высокий Подосиновик.
- Когда мы, Красноголовые, были у власти, никому и в голову не могла такая идея прийти! Это что? Либерализм? Грибной рынок? Нет! Это форменное безобразие, товарищи. Наша партия требует провести вселесной референдум по данному вопросу. Завтра же наше воззвание будет опубликовано на страницах «Краснопольской Правды»
- Даешь референдум! Референдум! - пронеслось над макушками сосен.
Вороны и те, услышав такое, раскрыли свои клювы и, побросав сыры, с ужасом улетели с поляны.
- Обложить! Обложить! - скандировала толпа.
- Граждане, граждане, упокойтесь, - попытался разрядить обстановку Белый груздь, да не тут - то было.
- Не голосовать! Съедобных к ответу! - прокричал маленький розовый Масленок, не на шутку распоясавшись. Однако, уловив на себе строгий взгляд черного груздя в штатском, быстро успокоился.
А лес шумел еще долго. Пока накрапывал грибной дождь.

По второму вопросу выступил главный экономист из орешника. Большой знаток финансов.
- Друзья, - начал он приветливо и игриво, - повышение ставки НДС вызвано не только внутренними проблемами нашего леса, но и тяжелой межлесной обстановкой, сложившейся в настоящий момент. Санкции, введенные мухоморами, плохо отразились на доходах Совета…
- Во, снова здорово! - воскликнул высокий красный Подосиновик. - Опять за счет жителей хотят корзину пополнить!
- Да Вы что? Ополоумели? Дуба на Вас нет! - в сердцах своих пленок вскрикнула старая зеленая Сыроежка, - и так такая дороговизна! Вчера на перекрестке тропинок масло сосновое стоило двадцать шишек, а сегодня зашла - уже двадцать четыре!
- А я, - сказала Рядовка обыкновенная, – простая рабочая труженица со средним доходом сорок листьев в месяц, и так почти все получку на этом перекрестке оставила, а теперь и на дождевую воду не хватит после повышения!
- А ты на перекресток не ходи, - посоветовал ей кто-то, - у зайцев в «УШАНЕ» цены ниже.
- А я вчера в лавку шаговой доступности к Бабе-Яге зашла. Так чуть в обморок не упала! Желуди - по пять листов. На той неделе большие брала по три, а сегодня маленькие - и по пять! Скоро червивым грибам и лесную подстилку не на что будет купить! А зимовать как?! - подлила кедрового масла в огонь ложная лисичка.
- Цены растут в лесу. Ползучая по траве инфляция душит! - закричали лесные жители из ближайших опушек.
- У нас на одну дорогу до работы, до центра леса, до пяти листьев в месяц уходит, а теперь и ежовый транспорт и елки подорожают! Безобразие! – высказала свое мнение та же Рядовка серая.
- Да, по второму вопросу, видимо не будет единогласия. Не будет, - сказал старый Ложный белый, скривив свою больную ногу и опершись на кривую лиственную палку.

Грибной дождь, тем временем, идти перестал. Из-за тучи выглянуло солнце.
Относительно повышения размеров грибной корзины вышел жаркий спор. Красноголовики, как и ожидалось, вышли со встречной инициативой - уменьшить зарплаты членов Совета леса, а сэкономленные средства направить на содержание малоимущих опят. Партия «Дерево» выдвинула в свою очередь и вовсе кардинальное предложение – для увеличения лиственной массы запустить березовый станок и напечатать листьев, раздав их всем без исключения, пропорционально количеству грибов в грибнице. Главный экономист Подореховик высказался категорически против него, обосновав это тем, что такое действие окончательно обесценит клены.
По четвертому, последнему вопросу дебатов, прения вышли ожесточенные.
- Наша фракция и «Общество свободных лисичек» требуем немедленно принять поправки в закон «О споровом размножении», - продекларировала Лисичка, - мы считаем…
- Мы, мы! Я! Кто ты есть такая, тварь мелкая?
- Я мелкая? - возмутилась Лисичка, - да, мелкая, но самая вкусная среди Вас в жаренке… Как поется в нашей рыжей лесной песенке: «Жарь меня подруга, не жалей огня…»
- Тфу и блуд! - промолвила богомольная Свинушка тонгоногая. - Уши закладывает от такой мерзости.
- Да чего ты, старая кочерга, можешь понимать в односпоровой любви!? Тебя и пень трухлявый к себе не подпустит!
- Что? Сама кочерга! Лесбиянка рыжая! Клара Цеткин тут выискалась!
- Какая еще свобода спорового размножения? – возмутился большой Белый гриб. - Насмотрелись заболотных уродов! Начитались вольнодумных стихов этой дуры, Сыроежки зеленой?
- Я дура?! И это говорит член высшего совета?! Должностное лицо?! Как не стыдно так о дамах!
- Да гнать ее из леса! - загоготали Сыроежки, - вместе с дружками ее - Валуями скользкими. Пусть на запад леса катят!
- Не имеете права. У нас лесократия! А будете обзываться, так я в «Лесную газету» напишу и кукушке на радио «Эхо леса».
- Давай, давай, иди отсюда! За болото уматывай. Пятое лукошко!
- Я попрошу не выражаться, - грозно сказал Боровик, - не забывайтесь, среди нас маслята малые.
- Ох! Ох! Извините! Ваши малые Маслята уже такое перепробовали, что мне в их возрасте и не снилось.
- Что? - возмутились до того молчавшая мама Масленок - Ты лучше за своими сыроежками следи. Болтаются по всему лесу, как отходы в ручье!
- А я и слежу, слежу! Мои ребята пыльцу цветочную не нюхают, по лисьим норам токсинами не колятся, опят малых не портят.
- Что? Какие токсины?! Какие опята? Вы нас за ножку ловили? Вот и говорить нечего!
- А у нас с Опенкой все по согласию было, - смущаясь пролепетал в оправдание тот самый Масленый малый…

Ох, и шумит наш смешанный лес. Ох, и шумит!
После дебатов перешли к голосованию.
Несмотря на многочисленные протесты, возраст червивости был повышен. Решающим оказались голоса либералов, которые высказались ЗА, хотя оратор Дубовик до собрания выступал с критикой больше других. Самовыдвиженцы тоже народ подвели.
- Лисички, эти б …ди рыжие, с дружками, Валуями однополыми, назло ЗА проголосовали. Они и перетянули паутину весов, гниды, - подвела итоги голосования старушка Сыроежка.
Но ее уже никто не слушал. Да и правда, что шляпками меряться, коль коса под корень.
Второй законопроект также Белым удалось провести. Налог на свежесть был повышен. Правда, Красноголовики утверждают, что на лицо явная подтасовка прелых листьев, и они обжалуют результаты голосования в Верховном суде леса. Поглядим.
По третьему вопросу - по инициативе свободных лисичек, подавляющее большинство лесных жителей категорически выразились против односпорового размножения. Это обнадеживает. Лисички и Валуи с позором покинули поляну под веселое улюлюкание Маслят.
А лесное собрание, тем временем, подходило к концу. Оставалось последнее и самое главное - голосование по выборам в «Верховный Совет леса».
- Объявляется голосование, - огласил председатель Боровик
- А сколько народу всего явилось? - задал вопрос большой Опенок осенний, - Опять еле-еле до шестидесяти процентов от общего количества жителей натягиваем. Позорно.
- Вон, толстоногие Свинушки, как всегда не пошли на выборы!
- Да чего им ходить-то? У них, толстоногих, и так все есть! - крикнул мой дядька, старый подгрунтовик,- вон какие себе грибницы по западному направлению, в бору, понастроили.
- Их право, - отреагировал Польский белый юрист.
- Опять правые выступают! - воскликнул в сторону Польского юный Подберезовик в красном галстуке.
- Считать давайте! Хватит митинговать! - сказал Рыжик, - обедать пора. Его призыв поддержала толпа.
После подсчета голосов оказалось, что в новый состав «Высшего Совета леса» прошли все те же четыре партии, что и раньше. Партия Единых набрала 58% голосов лесных избирателей. На втором месте оказались красноголовые - «Рабочий Союз трудовых грибниц» с 18% голосов. Третье место, как и ожидалось, опять досталось либералам.
- Ну что, Законник? Выступал, выступал больше других, а проголосовал за Единых! - высказался мой дед старому Опенку, - где же твоя позиция? Оппортунист! Кричали, кричали, а как до дела дошло - в осоку!
- Да я. Да я. …я как …- стал оправдываться опенок.
- Как! Сядь под кустом, да покак! Вот и все также. Критики кухонные! Бабу-Ягу их, так растак! Да ну Вас всех к Лешему!
Ох, и здоров мой старый дед Ягой ругаться!…
- Мы этого дела так не оставим, - заявил Краснголовик. - Завтра на опушке новый митинг протеста соберем! Весь лес на ноги подымем! Полосу! Округу!
- Хватит орать! После жатвы серпом не машут, - ответил на призывы деда Белый гриб.
Правда, в этот раз Красноголовики получили большее число мест в Совете, чем в том году. По-видимому, лесная ностальгия еще очень сильна в наших краях. А Ядовитые в Совет снова не прошли. Народ их вовсе проигнорировал. Председателем, как и в прошлом году, был избран Боровик.
-
Прошли дожди. В конце июля месяца установилась теплая солнечная погода. Грибные люди с корзинами массами потянулись в нашу чащу. Наш лес снова зажил своей обыденной жизнью. Червивых грибов после реформы по прибавилось. Подросла и новая грибная молодежь в нашей грибнице. Цены в лесу еще немного выросли, как и ожидалось. Старый дед Подберезовик чувствует себя хорошо. Сидит, как и раньше, на своем пеньке, читает «Лесную газету» и, ухмыляясь в мох, по привычке обкладывает почем пень стоит, всех Ягой. Мой дядька, старый подгрунтовик, настроен более оптимистично, полагая, что несмотря на высокую коррумпированность шампиньонов и другие отдельные недостатки, в целом лес наш развивается в правильном направлении.
За последний год отремонтировали тропинки, построили мост через ручей, запустили по нему новую ежовую дорогу. Быстрыми темпами растет ольховое хозяйство - одной черники в этом году собрали такой невиданный ранее урожай, что даже экспортируем ее в соседние леса. Внешнюю лесную политику Совет проводит правильную, постоянно крепя лесную оборону и не позволяя всяким там мухоморам засылать мух навозных на нашу территорию. А главное, Заячьи кочки - наши!

Машенька прошла еще немного, свернув со знакомой тропинки, и в высокой осоке увидела меня.
- Бабушка! Бабушка, - радостно закричала она, - подберезовик! Большой, красивый и совсем не червивый.
Бабушка опытной рукой аккуратно срезала меня ножом, чтобы не повредить грибницу, и положила в корзину.
- Ну-ка Машенька, посмотри вокруг повнимательней. Должны еще подберезовики здесь быть.
- Почему должны? - спросила девочка.
- Потому, что подберезовики, они семьями вокруг березы живут.
- Нашла! Нашла! - закричала Машенька, - и вот еще, и еще, - тут целое семейство!
- Вот видишь Машенька, - сказала она, - сегодня у нас удачный день, грибной. Потому, что дождик прошел. И потому, что мы не поленились, в березовую рощу пошли и поляну эту грибную нашли.
Машенька довольно улыбалась. И я, лежа в корзинке, вместе со своими братьями, тоже улыбался Машеньке. А для чего мы, Подберезкины, существуем на этой земле? Для того и существуем, чтобы Машенька, ее бабушка и все хорошие люди, такие как они, сварили себе из нас на обед хороший грибной суп.
- Какой же сегодня вкусный грибной суп, бабушка, - сказала Машенька, облизывая ложку, - никогда такого не ела. И задумчиво добавила, - до чего же хороши наши места.
- Да, - сказала бабушка, - замечательно у нас. Лучше наших смешанных лесов на свете нет.

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 47 | Напечатать | Комментарии: 1

       
11 июля 2019 10:14 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 81
Комментариев: 8463
Отблагодарили:565
good flowers1

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.