Как может приведенье быть в опале? Оно проходит тоненьким лучом, И вот уже смеется в тронном зале, Сомненья, оставляя за плечом. И манускриптов древних тихий шорох Оно уже готово прочитать, И платьев золотых веселый ворох Торопится, как дама примирять. Здесь на картинах выцвели терьеры, И пыль веков таится в сундуках Здесь не стирали целый век по

Месть цветочной феи (сказка)

| | Категория: Проза
ГЛАВА 1
В давние времена, в одной далекой стране жила фея. Самая обыкновенная. Фея эта была покровительницей искусства. Там, где она появлялась, мир становился лучше и добрее. Эта фея могла по своему желанию превращаться в яркую бабочку, свободно порхающую с цветка на цветок. Тот, кому удавалось хоть однажды увидеть ее, приобретал талант художника и создавал прекрасные картины. Иногда фея превращалась в маленькую юркую птичку, оглашающую звонкими трелями все вокруг. Тот, кому посчастливилось услышать ее чудесное пение, становился прекрасным музыкантом. Время от времени фея принимала человеческое обличье, превращаясь в прелестную девушку. Там, где она появлялась, прекращались ссоры, и исчезала вражда. Люди становились добрее. Но близко к себе фея никого не подпускала, ни с кем не заговаривала. Люди видели ее то в одном месте, то в другом, но откуда она появлялась и куда неожиданно исчезала, понять не могли. Лишь рассказы о дивной красоте и стати загадочной девы передавались из уст в уста. Каждый мечтал хоть одним глазком увидеть ее, чтобы обрести счастье.
Правил той страной молодой король Рональд. Он рано лишился родителей и после смерти отца подростком взошел на престол. Выполнять королевские обязанности юноше было не просто, хоть он и старался всегда быть справедливым. Жители королевства часто были недовольны действиями вельмож и приходили во дворец с жалобами и просьбами о помощи. Король не хотел никому отказывать, но и решить все проблемы подданных он не мог. Отсутствие знаний и опыта удручало молодого человека, он чувствовал, что правитель из него получился неважный. Рональд много читал, стараясь из книг почерпнуть недостающие знания. Но спросить совета в житейских вопросах ему было не у кого. Время шло, день ото дня король становился все задумчивее и грустнее, необходимость принятия решений угнетала его.
Однажды утром Рональд встал в таком подавленном настроении, что выйдя из дворца, направился в конюшню, сел на гнедого жеребца и поскакал, куда глаза глядят. Свежий ветер бил в лицо, от быстрой езды юноша немного повеселел. У широкой реки, отделявшей его королевство от соседнего, он остановил коня, чтобы дать скакуну немного передохнуть и напиться. Солнце играло на воде, а в роще неподалеку серебристой трелью заливалась птица. Король невольно заслушался, и на душе у него вдруг стало так радостно и спокойно, как не было уже долгое время. Все проблемы отошли на второй план, а сейчас были только сверкающие блики на воде, это чудесное пение и необъяснимое счастье. Юноша улыбнулся, набрал в легкие воздуха и запел. Он и сам удивился тому, какая красивая песня внезапно родилась у него. Он пел о том, как прекрасен мир вокруг. Слова сами складывались в стихи и ложились на чудесную мелодию.
Птица в роще замолкла, заслушавшись проникновенным пением молодого человека. Казалось, что это пела его душа. Мелодия была и радостной, и грустной одновременно. Она просто завораживала. Внезапно песня прекратилась. Фее стало интересно, кто же пел так замечательно. Она вспорхнула с ветки и полетела к реке.
Рональд подошел к своему коню и ласково потрепал его по гриве. Фея невольно залюбовалась юношей, настолько он был красив. А он вскочил в седло и поскакал прочь. Птица полетела вслед за ним. Она сопровождала его до самого дворца. Фее не терпелось узнать, где живет этот парень и как его зовут. У ворот дворца взявший поводья конюх обратился к юноше «Ваше Величество». Фея поняла, что перед ней стоит сам король.
Дальше птичка не полетела, опасаясь железной изгороди, окружавшей королевский замок. Как любая другая фея она панически боялась всего железного. Ее чары при соприкосновении с этим металлом переставали действовать.
ГЛАВА 2
Фея направилась домой, в небольшую рощу у подножия зеленого холма. Там, в тишине и покое, она хотела разобраться в своих чувствах и подумать о том, что же ей делать. Несмотря на то, что солнце ярко светило и довольно сильно припекало, в роще было прохладно. Только здесь фея становилась самой собой. А была она маленькой, ростом не больше двадцати сантиметров, хрупкой девушкой. Двигалась она очень грациозно, едва касаясь земли своими изящными ножками, словно паря над землей. Ее остренькое личико нельзя было назвать красивым, кожа была очень смуглой, цвета облетевшей листвы. Полупрозрачная серо-зеленая одежда делала ее почти незаметной среди высокой травы. Только густые рыжевато-каштановые волосы выделялись ярким пятном.
Звали ее Робин. Это было весьма распространенное имя в тех краях. У фей Зеленого холма было свое маленькое государство. Правила им Старшая Фейри, мудрая и справедливая. А каждая фея имела свои обязанности. Робин была покровительницей искусства. Существование ее всегда было спокойным и безмятежным. Обычно она пребывала в состоянии гармонии с собой и окружающим миром, а если где-то гармонии не было, то она создавала ее. Это и было смыслом ее существования.
Ее многочисленные сестры и другие обитательницы волшебной страны были иными. Они любили пошалить, а некоторые и гадости людям делали. Могли малышку из колыбели утащить, а на ее место положить маленькую фею. А девочка навсегда оставалась в царстве фей. Некоторые любили поозорничать, проникая ночью в дома людей и пугая их. Робин никогда не участвовала в их проделках. Напротив, она всегда старалась оградить людей от озорства и шалостей своих сестер и их подруг. За это другие феи не любили Робин, считая ее чопорной и скучной. Ее это не трогало, одиночество не тяготило. Тем более, что её любимая сестра Мелисса всегда была готова выслушать и дать совет, если Робин это было нужно. Она была счастлива. До сегодняшнего дня.
Фея опустилась на мягкий, чуть влажный мох и принялась мечтать о молодом короле. Красота юноши и его проникновенное пение не давали девушке покоя. Сердце учащенно билось, а мысли путались. Никогда еще Робин не испытывала подобных чувств. И вот теперь ее устоявшийся мир зашатался, чувства пришли в смятение. Робин влюбилась. Она все время думала о молодом короле. Ей безумно хотелось увидеть его снова.
Когда наступил вечер и сгустились сумерки, фея полетела во дворец. Ночью ее миниатюрная полупрозрачная фигурка была почти незаметной, поэтому Робин могла в своем обличье спокойно преодолеть железную изгородь дворца. Теперь предстояло найти окно королевских покоев. Дворец был большим, и сделать это было не просто. Фея опустилась на ветку огромной липы, чтобы перевести дух и набраться сил. Она пристально всматривалась своими огромными глазами в окна дворца. В окне второго этажа Робин увидела мужской силуэт, который тотчас же узнала. Через пару минут свет в комнате погас. Немного помедлив, фея полетела в спальню короля.
В комнате было темно, лишь тусклый лунный свет, освещал ее. Робин огляделась по сторонам. Не увидев никаких железных предметов и веточек рябины, она успокоилась и приняла облик прекрасной светловолосой девы. Она тихонько опустилась на край королевской кровати и нежно провела рукой по щеке короля. Проснувшись, он изумленно взирал голубыми глазами, опушенными длинными темными ресницами на сидевшую рядом с ним девушку неземной красоты.
- Кто ты? – хриплым ото сна голосом спросил Рональд.
- Я – твоя судьба – мелодичным голосом ответила дева.
- Как зовут тебя, красавица?
- Робин. Запомни мое имя. Найди меня, я буду ждать тебя! – прошептала фея, приближая лицо к королю и целуя его в щеку.
Рональд на мгновение застыл от изумления, а затем потянулся к подсвечнику, чтобы лучше рассмотреть нежданную гостью. Он отвернулся лишь на секунду, но этого времени фее хватило, чтобы раствориться в воздухе. Король изумленно обвел спальню глазами – никого. Лишь тончайший аромат нежных цветов расплылся по комнате. Что это было? Сон? Но девушка была здесь, он до сих пор ощущает прикосновение ее нежных губ на своей щеке. И этот аромат. Рональд взял спички и зажег свечу. Никого. Какой необыкновенный сон, какое чудное видение! Как спокойно и радостно стало у него на душе. Точь-в-точь как утром у реки. И снова захотелось петь! И писать стихи, и рисовать! Как прекрасна жизнь!
И тут совсем рядом, откуда-то из-за распахнутого окна он вновь услышал уже знакомый тихий голос: «Найди меня!». Рональд вскочил с кровати и подскочил к окну. Никого. Лишь луна тусклым светом серебрила дворцовый парк. Нет, войти в королевскую спальню незамеченным никто не может, у дверей всю ночь стоит стража. Значит, это был сон. Может быть, во дворце поселилось привидение? Хотя откуда ему взяться, если никто и никогда на протяжении веков его здесь не видел? Значит, это был сон.
Король больше не смог уснуть в эту ночь, ворочаясь с бока на бок и постоянно думая о прекрасной незнакомке. А что, если этот сон – вещий? Вдруг эта необыкновенная девушка и вправду его суженая? Не будет ему покоя, пока он не найдет ее. Нельзя терять время даром. Надо начинать поиски.
ГЛАВА 3
Робин лежала на своем ложе из мягкого мха и мечтательно смотрела на небо. Что он делает сейчас? Думает ли о ней? Хоть бы одним глазком взглянуть сейчас на короля!
Никогда еще она не вела себя столь безрассудно. Сестры-феи частенько развлекались, залетая в спальни к молодым людям, а затем оставляя их в растерянности и недоумении. Но она? Что она наделала? Что будет дальше? Зачем она велела королю искать ее? Зачем лишила его покоя? Таких легкомысленных поступков она никогда за всю свою жизнь не совершала. Ах, если бы она на самом деле была той прекрасной девой, которой показывается иногда людям. Тогда король женился бы на ней, и они были бы счастливы до конца жизни. Но она ведь не человек, а лишь фея. А чары рано или поздно рассеются, фею разоблачат, и тогда ей придется покинуть его навсегда, разбив сердце и оставив несчастным и безутешным. И сама она станет несчастной, лишившись возможности видеть его. У нее перед глазами есть подобные примеры. Сестры-феи не задумываясь о последствиях, влюбляли в себя мужчин, выходили за них замуж. Но потом становилось известно, что на заре они превращались или в птиц, или в цветы. Мужья осознавали, на ком их угораздило жениться. И тогда фею либо казнили как ведьму, или ей едва удавалось унести ноги. И тогда уже Старшая Фейри на долгие годы, а то и навсегда, лишала фею возможности перевоплощаться, и жить она могла уже только в этой роще, никогда уже не имея возможности общаться с людьми. Никогда, целую вечность! Ах, зачем она вчера полетела во дворец? Зачем разбудила его, назвала свое имя, зачем велела искать? Ну, посмотрела бы тихонько на спящего короля и вернулась домой. О, зачем она лишила его покоя и навлекла на него и на себя беду?
Об этом размышляла Робин остаток ночи, испытывая одновременно и угрызения совести, и раскаяние и неудержимое желание снова увидеть короля. И угораздило же ее влюбиться! Семьсот лет жила себе спокойно и на тебе!
Между тем забрезжил рассвет, и настало утро. Солнечные лучи едва начали пригревать, а желание увидеть короля стало нестерпимым. Робин превратилась в птичку и полетела в сторону дворца.
Опустившись на ветку старого дуба, росшего неподалеку от ограды дворца, Робин стала ждать. Через некоторое время из ворот выехало несколько всадников. Одеты они были нарядно и богато. Мужчины негромко переговаривались между собой.
- Видно пришло время нашему королю жениться. То-то он последнее время сам не свой, рассеянный, грустный. Но что за блажь искать какую-то неизвестную девчонку, когда у правителей соседних королевств полно дочерей на выданье?
- А ты принцесс-то этих видел? Я помню дочь короля Вильмонта, эту тощую гусыню, которая приезжала к нам в прошлом году. И пышнотелую принцессу Урсулу из Бергонзии. Боже сохрани от таких невест!
- Ну, так за ними же сколько земли в приданое дают, не говоря уже о золоте и камушках! Рональду пора уже повзрослеть. Он уже не пятнадцатилетний мальчишка, скоро девятнадцать стукнет. Надо уже понимать, что государственные интересы и любовь – вещи разные. Влюбленность к женитьбе не должна иметь никакого отношения.
- А кто вам сказал, что король на этой девушке женится? Пока он приказал лишь разыскать ее. Хорошо хоть имя знаем и есть ее портрет. Я уже приказал придворным художникам сделать копии с портрета, написанного королем.
- А пока наше дело бросить кличь и собрать всех девушек с именем Робин на смотрины!
Всадники рассмеялись и пустили коней вскачь.
У Робин сладко защемило сердце: он влюбился и ищет ее! Душа ее ликовала. Фея снова полетела ко дворцу.
На сей раз из ворот выехала золоченая карета, в которой сидел сам король. Фея обернулась яркой бабочкой и влетела в окошко. Рональд сидел в задумчивости, на его коленях лежал небольшой холст с изображением прекрасной девушки с вьющимися волосами. Король даже не обратил внимания на бабочку, севшую на рукав его камзола.
Скоро карета остановилась на городской площади. Здесь уже собралась толпа. Один из выехавших из дворца всадников оглашал королевский указ, согласно которому все светловолосые девицы по имени Робин в возрасте от пятнадцати до двадцати пяти лет должны срочно явиться в Ассамблею.
Король вышел из кареты и в сопровождении свиты направился к зданию.
ГЛАВА 4
Робин сидела на своем любимом мшистом бугорке под старой елью и мечтательно смотрела вдаль. Он так задумалась, что не услышала, как ее окликнули сестры-феи.
- Ах, вот ты где! Робин, все королевство бурлит, а ты, как всегда, безмятежно мечтаешь! Ты слышала потрясающую новость? Король влюбился и женится!- выпалила Мелисса
- Да? – лишь смущенно смогла вымолвить Робин и опустила глаза.
- Что с тобой? Ты не заболела? – забеспокоилась Мелисса
- Она просто выше всех этих сплетен. Мелисса, ты что, не знаешь нашу Робин? – язвительно произнесла Брайер.
- Робин, милая, ну как можно быть такой спокойной, ведь король не каждый день женится! И день свадьбы уже объявили! – не унималась Мелисса.
- Как день свадьбы? – изумилась Робин - Король ведь еще не нашел свою возлюбленную!
- Уже нашел! – весело рассмеялась Брайер.
- Понимаешь, милая, король увидел свою суженую во сне и написал ее портрет. И велел всех похожих девушек королевства ему показать. И она пришла - пояснила Мелисса.
- А теперь самое интересное! Я была неподалеку и увидела этот портрет. Немного волшебства - и я уже выглядела так, как та девушка на портрете – перебила ее Брайер.
- Брайер, ты выдала себя за его невесту? – в ужасе округлила глаза Робин.
- Ну да, а что такого? Вот потеха! – смеялась Брайер.
- Мы, конечно, и прежде так подшучивали, но ведь не над королем же! – потрясенно пробормотала Мелисса.
- Невесту, кстати, должны были звать Робин. Если бы наша Робин не была такой правильной, то могла бы проделать этот фокус вместо меня – фыркнула Брайер – Ладно, мечтай дальше, а мы полетели делиться новостью с остальными.
Робин осталась одна. В оцепенении она просидела до тех пор, пока не сгустились сумерки. «Что же теперь делать?» - без конца мысленно повторяла она. В голову ничего не приходило. Но она не могла позволить легкомысленной сестре разбить сердце своего любимого.
Когда на небе зажглись звезды, Робин приняла решение. Она пойдет к Старшей Фейри и все ей расскажет. Та мудрая и опытная, она подскажет, что делать дальше.
- Госпожа, мне надо поговорить с Вами – тихо произнесла Робин, прилетев на поляну.
- Что случилось, милая. На тебе лица нет – забеспокоилась Старшая Фейри.
- У меня беда. Я попала в ужасную историю – сквозь слезы произнесла Робин и откровенно рассказа всю историю от начала и до конца.
- Скверная ситуация, но не смертельная. Король погорюет немного и забудет обо всем. Он еще такой юный! Выброси и ты все это из своей головки. Будет и тебе на будущее урок.
- Нет, Вы не понимаете. Я люблю его! Я не могу существовать без него! Я хочу быть рядом с ним всегда! – горячо выпалила Робин.
- Девочка моя, но ты же знаешь, что это невозможно. Вы из разных миров и не можете быть вместе. Вы пересеклись лишь на время. Люди смертны, а мы можем существовать вечно. Будет другой король, третий, десятый. Поколения людей будут сменять друг друга, а мы будем жить как прежде. Ты же уже взрослая, восьмой век живешь и все должна понимать.
- Я не хочу этого понимать. Я хочу быть с ним. Только с ним. Хочу быть его женой. Я хочу быть человеком, обычной женщиной, а не феей! – в отчаянии закричала Робин.
- Успокойся! – строго сказала Госпожа – Все это очень серьезно. Подумай хорошенько. Я могу сделать так, как ты просишь. Я могу отпустить тебя. Но тогда ты станешь смертной. И лишишься возможности творить чудеса. А ведь делать людей счастливыми, а мир гармоничным – это твое предназначение, смысл твоего существования. Да, ты будешь с любимым. Но твои дети! Они будут людьми и тоже будут смертны. Тебе предстоит всю жизнь тревожиться о них! Будешь ли ты счастлива? И еще. Ты будешь болеть и стареть. И, возможно, король разлюбит тебя, а ты будешь страдать.
- Я согласна на все! – решительно ответила Робин.
- Не горячись. Я даю тебе на размышление неделю. Иди и хорошенько подумай над моими словами.

ГЛАВА 5
Робин так и не смогла заснуть в эту ночь. Под утро небо затянули тучи, и пошел дождь. Но фея даже не обратила на это внимания. Она думала лишь о том, что ждет ее впереди.
С восходом солнца тучи рассеялись, и дождь прекратился. Робин больше не могла держать все в себе и решилась рассказать о своем решении сестрам. Сначала надо разыскать Мелиссу. Она встает очень рано и сразу принимается за работу. А дел у нее и вправду немало – она больным людям помогает. Не сказать, что лечит их. На то доктора существуют. А Мелисса помогает немощным в выздоровление поверить, прогоняет мысли мрачные и тоску. Как и многие другие, она обладает даром перевоплощения. Редко кому из людей удается воочию увидеть эту милую миниатюрную девушку с волосами мятного цвета и такого же цвета полупрозрачными крылышками за спиной. А кто и видел, тот считал все волшебным сном, в котором улыбающаяся дева сладким голоском нашептывала слова утешения и вселяла надежду на лучшее. Человек, пробудившись ото сна, чувствовал себя спокойнее и вскоре шел на поправку. В тех краях считалось доброй приметой увидеть во сне фею с зеленоватыми волосами. Но чаще всего Мелисса превращалась в трудолюбивую пчелку.
Робин спешила отыскать сестру, пока она не улетела по своим делам. Ах, вот же она.
- Доброе утро, Робин! – улыбнулась Мелисса и чмокнула сестру в щеку - Что это ты сегодня так рано поднялась? Ты чем-то озабочена?
- Ах, Мелисса, дорогая, мне так нужна твоя помощь!
- Ну конечно. Я помогу тебе! На вот, выпей медовой росы и тебе сразу станет лучше. Все будет хорошо! Рассказывай!
И Робин поведала ей все свои сокровенные тайны. Мелисса, не перебивая, выслушала ее и задумалась.
- Мне кажется, Робин, ты все уже решила для себя. А я поддержу тебя и помогу, если это будет в моих силах. Хоть мне и грустно безмерно от того, что нам придется расстаться. И мне страшно от того, что ты станешь человеком и через какие-то пятьдесят лет покинешь этот мир навсегда. Навсегда! – грустно произнесла фея - Но пока мы живы, я не покину тебя, буду иногда являться во сне или жужжать неподалеку! - лукаво улыбнулась Мелисса.
- Какая же ты милая, сестрица! И я буду скучать по тебе! – глаза Робин наполнились слезами.
-Э, нет. Так не пойдет! Выше нос, нам надо срочно разбудить лежебоку Брайер и все рассказать ей, пока она дров не наломала.
Взявшись за руки, как в детстве, они направились к самому склону холма, где заканчивалась волшебная роща.
Брайер сладко спала под колючим кустом на своем ложе из лепестков шиповника. Она обожала это место, где ее обычно никто не беспокоил. Брайер была одной из цветочных фей. Их обязанности, как самых молодых и неопытных, заключались в том, чтобы королевство не знало нужды в цветах. И они хорошо справлялись со своей работой, ибо и на лугах, и в полях, и в садах, и даже на опушках лесов - везде было много цветов. Другие цветочные феечки и эльфы любили спать в цветах, но только не неженка Брайер. Дождь и ветер могли потревожить ее сон, и тогда невыспавшаяся фея делалась капризной и раздражительной. Многие обитатели волшебной страны страдали от ее острого язычка, когда она показывала характер и делалась язвительной. Но вообще-то она была веселой и озорной, поэтому долго на нее никто не сердился. Когда Брайер бывала в хорошем настроении, то становилась милой и приветливой.
Мелисса и Робин постояли немного у изголовья постельки, любуясь на спящую сестричку. Она такая крошечная, хрупкая и такая прелестная во сне. Брайер была младшей и самой красивой из всех сестер, с тонкими чертами лица, нежной кожей и восхитительными волосами. Старшие сестры опекали и оберегали ее. Может быть поэтому она была немного избалованной и эгоистичной.
Робин нежно коснулась руки спящей красавицы. Та сладко потянулась и открыла глаза. Изумленно взглянув на сестер, она капризно надула прелестные губки.
- Зачем вы пришли? Я спать хочу. Мы вчера полночи танцевали под луной, пока дождь не пошел.
- Не сердись, крошка, нам надо поговорить с тобой – ласково сказала Мелисса.
Она рассказала Брайер о том, что случилось и о том, какое решение приняла Робин.
Брайер сначала изумленно округлила глаза, а потом весело рассмеялась:
- Госпожа дала тебе неделю на размышление? Превосходно! А в это время я побуду тобой и закручу роман с нашим прекрасным королем.
- Не шути так, Брайер! Ты же видишь, Робин и так переживает, она сама на себя не похожа стала – строго сказала Мелисса
- А я и не шучу. Подумаешь неделька. Что тебе, жалко что ли?
- Я не хочу ссориться с тобой, но таких слов я чтобы больше от тебя не слышала. Король будет моим и только моим – спокойно сказала Робин.
- А это мы еще посмотрим – дерзко выкрикнула Брайер – мне тоже Рональд очень нравится.
- Я старше тебя и намного сильнее в волшебстве, не забывай об этом. Не надо вставать у меня на пути.
- Девочки, да что с вами? Вы же сестры! – Мелисса обняла обеих сестер.
- И правда. Брайер, малышка, прости меня! Давай мириться. Нам ведь так недолго осталось быть вместе. Глупо тратить время на пустые ссоры. Я ведь очень люблю тебя – мягко произнесла Робин.

ГЛАВА 6
Робин не давали покоя слова сестры. Уж кто-кто, а она прекрасно знала, что если Брайер что-то задумала, то добьется желаемого любой ценой. Но солнце поднималось все выше, и нужно было отправляться по делам. Тем более, что осталась всего неделя, а сделать хотелось очень много доброго и полезного.
День пролетел незаметно, и с наступлением темноты Робин вернулась в рощу. Фея решила еще раз поговорить с сестрой, но ее нигде не было. Робин охватило предчувствие надвигающейся беды.
Не раздумывая, она полетела во дворец. Было уже темно, дворцовые ворота заперты. Робин ловко миновала ограду и отыскала глазами окно королевской спальни. Света не было. Зато на веранде она увидела их: Рональда и девушку с портрета. Они стояли, взявшись за руки, улыбались и оживленно беседовали. Робин захлестнула волна ревности. Ее доброе и отзывчивое сердце словно до крови царапала острая льдинка, не давая возможности нормально дышать. Как могла Брайер так поступить с ней? Впервые за свою жизнь Робин испытала жгучую ненависть и злобу. Она, всегда такая спокойная и безмятежная, даже представить себе не могла, что способна на подобные чувства. Надо успокоиться и решить, что делать дальше. Она опустилась на ветку старого дуба и стала ждать.
Ночь темным покрывалом окутала землю. Небо было темным, и даже лунный свет с трудом пробивался сквозь густые облака. Стало холодно, веранда опустела, а вскоре в обеденном зале погас свет. Робин напряженно всматривалась в окна. Вот засветилось окно на втором этаже. Но это не королевская спальня. В окне замаячил стройный женский силуэт. А вот и в спальне короля зажглись свечи. Интересно, где Брайер: в той, другой комнате или в спальне? Ревность душила фею, но она из последних сил старалась держать себя в руках, чтобы сгоряча не наломать дров. Вот свет в спальне погас. Пора!
Робин влетела в приоткрытое окно и примостилась на подоконнике. Один! Он один, девушки здесь нет! От радости сердце готово было выпрыгнуть из груди. Немного придя в себя, Робин превратилась в прекрасную девушку и присела на край королевской кровати. Она нежно дотронулась до руки молодого короля. Он открыл глаза и потянулся к Робин, чтобы обнять ее. Но она сделала предостерегающий жест рукой и встала. Рональд недоуменно смотрел на нее.
- Зачем ты пришла сюда? Тебе не понравилась приготовленная спальня?
- В той спальне не я – еле слышно произнесла фея – там самозванка.
- Я ничего не понимаю – озадаченно произнес король
- Робин – это я. И я – твоя судьба. Но меня здесь нет. Я в своем королевстве. Оно далеко отсюда. Я приеду к тебе, но дорога займет не меньше недели. Дождись меня.
- Но кто же тогда ужинал со мной и спит сейчас спальне неподалеку? Она выглядит точно так же, как ты.
- О нет, она выглядит так, как ты меня нарисовал. У нее другой цвет волос. Ты видел меня при тусклом лунном свете, поэтому нарисовал волосы белыми. А у меня они золотистые. Неужели ты не запомнил мой голос? И разве уже забыл аромат моих духов?
- Да, но Робин сказала, что немного простужена, поэтому голос у нее стал грубее.
- Это не Робин. Это фея, которая зачаровала тебя. Ты ведь знаешь, как отличить обычную женщину от феи? Дай ей в руки гроздь рябины. Или коснись железным предметом. Чары сразу рассеются. И ты все поймешь. Любимый мой, потерпи немного, мы скоро встретимся. Только пообещай мне, что ты не причинишь вреда фее. Она лишь маленькая, глупенькая девчонка. Отпусти ее с миром. Обещаешь?
Рональд не мог вымолвить ни слова, так он был потрясен. Его, короля, провели как мальчишку! Зачаровали и задурили голову. Фея должна ответить за обман.
- Почему ты молчишь? Ты не выполнишь мою просьбу? – взволнованно произнесла Робин, отчего ее голос зазвенел как сребристый колокольчик.
- Как ты прекрасна! А я - олух! Как я мог быть таким слепым и глухим, чтобы не заметить подмену. Я сделаю все, о чем ты просишь.
Рональд встал с кровати и приблизился к Робин.
- Я никуда больше не отпущу тебя! – жарко прошептал юноша.
- Это невозможно, потому что все происходит во сне. Я за тысячу километров от тебя. Ой! – вскрикнула Робин. Рональд на секунду отвернулся, чтобы посмотреть, что же испугало прекрасную гостью, а фея в это время успела превратиться в бабочку, забиться в угол и стать незаметной.
Рональд озадаченно озирался вокруг. Как и в первый раз, красавица исчезла, просто растворилась. Или это и вправду сон? Нет, все было так реально. И аромат, он до сих пор витает в воздухе, нежнейший аромат весенних цветов.
Король набросил парчовый халат и позвонил в колокольчик. Немедленно в дверях показался гвардеец. Рональд велел ему взять канделябр и, бесшумно ступая по мягкому ковру, направился в сторону гостевой спальни.
ГЛАВА 7
Король распахнул дверь спальни и увидел безмятежно спящую на кровати гостью. Девушка была прекрасна, ее чудесные белокурые локоны разметались по подушке. Рональд кашлянул. Девушка открыла сонные глаза и недоуменно захлопала длинными ресницами. В этот момент король достал из кармана железную подкову и протянул ее гостье.
- Возьми подкову на счастье - хрипло произнес король.
- Нет! – испуганно вскрикнула девушка и спрятала руки под одеяло.
- Так значит ты фея?
- С чего ты это взял?
- Тогда возьми подкову! – с еле сдерживаемым гневом в голосе приказал Рональд
- Нет!
- Стража, держите ее!
Стражники скрутили руки девушки и выволокли ее из кровати. Король коснулся подковой щеки. Девушка издала душераздирающий стон. На нежной коже появился ожег.
Король, будучи по натуре человеком мягким и чувствительным, содрогнулся от содеянной им жестокости. Он в ужасе отвел глаза от клейма, горевшего на щеке.
- Отпустите ее – приказал он стражникам.
Не смея поверить в свое освобождение, Брайер сбросила человеческую личину и выпорхнула в окно. Она опустилась на ветку дуба и горько заплакала. Щека нестерпимо болела, ее трясло от пережитого ужаса. Сил лететь в сказочную рощу совсем не было, но и оставаться в дворцовом саду до рассвета было опасно. Немного придя в себя, она, преодолевая боль, полетела домой.
Цветочная фея зарылась в душистые лепестки под кустом шиповника, но заснуть так и не смогла.
С восходом солнца Робин направилась к Старшей Фейри и честно рассказала ей о произошедшем во дворце.
- Ты поступила дурно, Робин. Я не узнаю тебя. А если бы твоя сестра погибла?
- Я просила короля отпустить ее. Он добрый и не причинит ей вреда.
- Ты уверена? Люди ведь подвержены страстям. Под действием эмоций они могут совершить непоправимое! Ты пока не стала человеком, но страсть уже взяла над тобой верх. Ты больше не сможешь быть покровительницей искусства. В твоем сердце больше нет покоя, и тебе уже не создать гармонии в окружающем мире. Ты хорошо справлялась со своими обязанностями, была одной из лучших. Но теперь это в прошлом. Я не вижу смысла препятствовать и насильно оставлять тебя здесь. Я готова отпустить тебя к людям. Но сначала поговори с сестрой и попроси у нее прощения.
- Да, Госпожа, конечно. Спасибо Вам за все.
Робин тихо ступая по мягкой траве, перелетая с кочки на кочку, с неохотой направилась к подножию холма. Она страшилась разговора с сестрой, но он был необходим. Брайер лежала на своей постели и тихонько плакала, а сердобольная Мелисса, склонившись над ней, нашептывала слова утешения. Зеленоватые волосы касались обожженой щеки, утихомиривая боль. Робин окликнула сестер. Увидев обезображенное личико цветочной феи, она в ужасе опустилась на землю. Ей без лишних объяснений стала понятно, что произошло во дворце.
- Прости меня, малышка! Это я во всем виновата. Если бы ты знала, как я раскаиваюсь в том, что наделала!
- Робин, уходи, ты мне больше не сестра. По твоей вине я на всю жизнь останусь уродиной. Ты всегда завидовала моей красоте. Что ж, радуйся! Теперь я даже страшнее, чем ты - зло выкрикнула Брайер.
- Робин поступила ужасно, предав тебя, Брайер. Но она раскаялась. Прости ее, она ведь скоро покинет нас навсегда. И ты, может быть, пожалеешь потом о злых словах, произнесенных сейчас, но исправить это уже будет нельзя – сказала Мелисса, протягивая руку Робин.
- Я никогда не прощу ее – зло прошептала Брайер.
Вечером всем обитателям рощи было объявлено решение Госпожи:
1) Робин уходит к людям в том обличье, в котором захочет. За неделю она должна обучить одну из фей своему ремеслу и раскрыть все секреты. Та станет вместо нее покровительницей искусства.
2) Брайер будет наказана за то, что подвергла себя смертельной опасности. Она на два года лишается возможности покидать территорию рощи и показываться в мире людей. На время она станет феей бука. За ослушание срок наказания будет увеличен.
Слово Старшей Фейри было законом для всех фей Зеленого холма, никто не смел ослушаться его или оспорить.

ГЛАВА 8
Последняя неделя пребывания в сказочной роще пролетела незаметно. Робин обучала премудростям свою преемницу, стараясь ничего не упустить из виду. Ученица оказалась прилежной и смышленой. Она быстро овладела и искусством перевоплощения, и наукой о том, как сделать мир совершенным. Робин даже сожалела о том, раньше не познакомилась с этой приветливой, доброжелательной феей. Они вполне могли стать подругами.
И хотя Робин с нетерпением ждала встречи с возлюбленным, расставание с привычным сказочным миром было тягостным. Брайер так и не простила сестру, как не уговаривала ее Мелисса. Старшая Фейри пожелала Робин счастья в мире людей, хотя сама и сомневалась в том, что оно вообще там возможно. Поскольку ни с кем из фей Робин близко не дружила, то и прощание прошло безболезненно. Единственное, о чем искренне сожалела Робин, так это о разлуке с Мелиссой. Сестры всегда понимали друг друга с полуслова.
- Ты не забывай меня, сестричка – грустно сказала Робин на прощание.
- Мы не навсегда расстаемся. Я буду навещать тебя иногда, хоть это и запрещено. Попозже я уговорю госпожу, она ведь любит тебя и тоже волнуется о твоей судьбе. Она непременно разрешит. Не часто, но когда ты будешь нуждаться во мне, я буду рядом. Обещаю! – прошептала Мелисса, нежно обняв сестру.
Чтобы никто не увидел ее слез, Робин резко развернулась и, опустив голову, побрела в сторону холма. Никогда еще родная роща не казалась фее такой большой. Крыльев у нее за спиной уже словно бы и не было, она утратила способность ходить, едва касаясь ногами земли. У подножия Зеленого холма она в последний раз применила чары, превратившись в прекрасную девушку с золотистыми волосами. Глубоко вздохнув, Робин смело сделала шаг навстречу своему счастью.
Холм был хотя и высокий, но с пологими склонами, по которым вилась тропинка, протоптанная крестьянами. Робин направилась к ней. Утро было солнечное, и день обещал быть жарким. Росшие вдоль тропинки цветы уже раскрылись и повернули к солнцу свои головки. Яркие бабочки порхали с одного цвета на другой, как совсем недавно это делала Робин. Но грусть, еще недавно наполнявшая ее душу, сменилась радостным предвкушением предстоящих перемен. Новое и неизведанное манило ее. Преодолев холм, и изрядно утомившись с непривычки, девушка присела передохнуть на ствол упавшего во время грозы дерева. Очень хотелось пить. И есть. «Пары капель росы теперь будет явно мало» - подумала Робин и улыбнулась. Новые, более сильные ощущения были пока для нее непривычными. «Надо поскорее добраться до дворца, иначе я просто умру с голоду».
Почти у подножия холма протекал ручей, а за ним раскинулась небольшая деревенька. Будучи феей, Робин бывала здесь и прежде, но сейчас все виделось иначе. Девушка спустилась к ручью, зачерпнула ладонью воду и с наслаждением сделала глоток. Она снова зачерпнула воды, уже двумя руками. Вода была восхитительно прохладной и удивительно вкусной.
«Как же приятно быть человеком, какие необыкновенные ощущения! А Фейри, похоже, просто пугала меня. Да лучше прожить кроткую, но яркую и насыщенную эмоциями жизнь, чем тысячу лет быть обычной феей и потом просто раствориться в воздухе» - так размышляла Робин, сидя на берегу ручья, наслаждаясь тем, как высыхают капельки воды на ее лице под нежными солнечными лучами.
Девушка встала и устало побрела вдоль ручья в поисках мостика, думая о том, что неплохо все-таки было бы и человеку иметь крылья. Перейдя на другую сторону, Робин оказалась на окраине деревни. Около покосившегося сарая с криком носились местные ребятишки. Увидев ее, они перестали играть и принялись изумленно рассматривать незнакомку. Затем пошептавшись, бросились прочь от нее. «Со мной что-то не так? Они что, испугались меня?» - в панике подумала девушка. «А я ведь даже не знаю, как я сейчас выгляжу. А вдруг от волнения мои чары подействовали совсем не так, как обычно?». Сердце сковала тревога. Робин развернулась и, что было мочи, побежала к ручью. Девушка наклонилась и посмотрела на свое отражение. Прозрачная вода отразила привычно красивое лицо и прекрасные волосы. Робин довольно улыбнулась и снова направилась к деревне. Но мысли о странном поведении мальчишек не давали ей покоя. Пройдя несколько огороженных невысокими заборами домиков, девушка увидела немолодого мужчину, шедшего ей навстречу. Он, как и ребятишки, изумленно смотрел на нее. Приблизившись, мужчина низко поклонился и произнес:
- Приветствую Вас, госпожа! Не удостоите ли Вы меня чести посетить мое скромное жилище и угостить Вас и Вашу свиту элем? Жена как раз напекла пирогов, они ей замечательно удаются!
- Но у меня нет свиты - вымолвила Робин, от удивления даже забыв поздороваться - Осмелюсь спросить, что же госпожа делает одна в нашей деревушке?
- Я направляюсь во дворец, к королю. И мой путь проходит как раз через вашу деревню – гордо вскинув голову, сказала девушка – Я невеста короля.
- О да, моя госпожа, я знаю, я уже имел честь видеть Вас однажды, когда Вы с его Величеством выходили из здания Ассамблеи. Дело с том, что повсеместно был оглашен указ короля, предписывающий всем девицам королевства, носящим имя Робин, незамедлительно явиться к зданию Ассамблеи на центральной площади королевства. А у меня, смею заметить, есть дочка шестнадцати лет и зовут ее Робин. Так мы и оказались на площади в тот момент, когда Вы изволили выходить из здания: я, дочка и мой сынишка. Малец очень уж просил взять его с собой.
- Так не Ваш ли сынок недавно играл с другими ребятишками у сарая за деревней и, увидев меня, бросился бежать? – догадалась Робин и рассмеялась.
- Точно так, моя госпожа. Он увидел Вас и тотчас узнал. Да и как можно забыть Ваше прекрасное лицо? Узнал и бросился ко мне с новостью, что невеста короля осчастливила нас своим присутствием – довольно улыбаясь сказал собеседник.
- Как зовут Вас, сударь? – наконец спросила девушка.
- Я Милтон, Джордж Милтон, держу небольшую мельницу. Пойдемте, моя госпожа, к нам, отдохнете с дороги. Моя жена Элис отменные пироги печет. А после я могу отвезти Вас во дворец.
- С удовольствием!
Джордж Милтон проводил Робин до своего деревянного дома, крытого соломой. Навстречу вышла невысокого роста миловидная женщина.
- Моя жена Элис – представил ее мельник – Госпожа почтила наш скромный дом своим присутствием. Накрывай-ка на стол, жена!
Робин с большим аппетитом съела два куска вкуснейшего пирога и выпила кружку эля. Настроение у нее было превосходным. Она уже успела отдохнуть от долгой утренней прогулки и готова была отправляться в путь.

ГЛАВА 9
Джордж запряг лошадь в телегу и вывел на дорогу. Предлагать невесте короля поездку в телеге, устланной сеном, хоть и свежим, было неловко. Мельник зашел в дом и стянул с тюфяка, заменяющего супружеской паре кровать, домотканое покрывало, заботливо вышитое искусными руками его жены. Теперь телега выглядела более пристойно.
Робин вышла во двор и тепло попрощалась с хозяйкой, не забыв поблагодарить за гостеприимство и вкусную еду. Она достала из парчового мешочка, висевшего на поясе, золотую монету и вложила в натруженную руку женщины. Хотя Робин и была до сегодняшнего дня феей, которой не нужны были деньги, она прекрасно понимала, что без них в мире людей не обойтись. Пришлось позаботиться о монетах заранее, ведь путь во дворец предстоял не близкий.
Удобно устроившись в телеге, Робин принялась думать о том, как она объяснит королю свое прибытие во дворец не в карете, а в крестьянской повозке. Если уж мельника удивило отсутствие свиты, то что на это скажут во дворце? Надо было срочно придумывать легенду. Робин не хотела врать возлюбленному, но другого выхода у нее просто не было. Не могла же она, в самом деле, рассказать ему о том, что еще сегодня утром была феей. Путь предстоял долгий, и девушка сочиняла истории одна интересней другой. Но все они мало походили на правду. Кто она? Простолюдинка, крестьянка, белошвейка? Но откуда тогда у нее такая богатая одежда и золото? Дочь знатного вельможи королевства? Но как тогда отец отпустил ее одну из дома? И кто этот отец? Нет, королевство у Рональда не такое уж большое и все знатные люди на виду. Значит надо говорить, что приехала она издалека, из-за моря, из другого, далекого королевства. Ее отец, король, недавно скончался и после него на трон взошел его сын от второй жены. Злая мачеха хотела поскорее сбыть с рук красавицу-падчерицу и выбрала ей в мужья противного, старого короля из соседнего королевства. Робин сбежала из дома, не взяв с собой никого из слуг, опасаясь, что план побега может сорваться. В пути ей помогали добрые люди, вроде Милтона и его жены. Путь был трудным и долгим, приходилось много идти пешком, ночевать под открытым небом. Но ради встречи с любимым она стойко перенесла все тяготы. Как-то так. Почти правдоподобно. Только за время пути одежда и обувь должны были испачкаться, волосы растрепаться и спутаться, а она выглядела так, словно приехала на бал.
За этими размышлениями Робин не заметила, как наступил вечер. Было еще светло, но солнце уже опускалось за горизонт, окрашивая небо в багровый цвет. Становилось прохладно. Прежде Робин никогда не ощущала холода. От ветра и дождя она укрывалась в листве деревьев. Теперь же все было иначе. Девушка отогнула край покрывала и укрыла им ноги.
- Джордж, далеко ли до дворца?
- Примерно часа четыре езды будет, моя госпожа. Вы могли бы остановиться на ночлег на постоялом дворе. Да и лошадь моя устала, ее накормить бы не мешало. Вот только не знаю, подойдет ли для Вас такое место.
- А далеко постоялый двор?
- Да около часа езды еще. Но ближе ничего нет, вдоль дороги только села.
Небо заволокли свинцовые тучи и начал накрапывать дождь. Мельник стал погонять уставшую лошадь. Подул резкий, холодный ветер. Темное небо перечеркнула вспышка молнии, и земля содрогнулась от оглушительного раската грома. В ту же секунду с неба обрушилась стена дождя. Ледяные струи хлестали по лицам странников, пробирались под одежду. Напуганная непогодой лошадь остановилась. Мельник, как мог, старался успокоить животное. Стихия бушевала не долго, но путешественники вымокли до нитки. Не помогло и покрывало, под которым тщетно пыталась укрыться девушка. «Зато теперь вид у меня подобающий» - с улыбкой подумала Робин.
Через некоторое время телега подъехала к постоялому двору. Сомнений в том, стоит ли остановиться здесь на ночлег, уже не было. С удивлением Робин увидела неподалеку от входа красивую золоченую карету. Интересно, что делает в этой богом забытой придорожной гостинице ее владелец? Девушка попросила мельника обо всем разузнать и спросить, не сможет ли хозяин кареты отвести невесту короля во дворец. Джордж немедленно пошел искать конюха, чтобы через него переговорить с хозяином.
Знатного вельможу гроза тоже застала в пути, и он вынужден был укрыться от непогоды на постоялом дворе. Конюх передал ему просьбу Робин. Аристократ раздумывал, как ему лучше поступить. А вдруг промокшая девица в грязном платье - самозванка? Подобает ли ему, знатному человеку, сажать в свою карету невесть кого? Хотя, надо признаться, девица очень хороша. Но если она и впрямь невеста короля, то оставить ее здесь будет неблагородно.
Вельможа встал из-за стола, подошел к Робин и поклонился.
- Сударыня, Вам не стоит ехать во дворец в такую погоду. Вы можете простудиться. До замка путь не близкий, на улице холодно. Напишите королю письмо, а я незамедлительно его доставлю во дворец. Вы согреетесь, отдохнете, а утром из замка за Вами пришлют карету.
Робин сочла доводы аристократа убедительными. Она попросила у хозяина бумагу, перо и написала королю, что попала в затруднительное положение и просит прислать за ней карету на постоялый двор.
Едва добравшись до постели, утомленная путешествием девушка заснула мертвым сном. Утром Робин поднялась с восходом солнца, отдохнувшая и радостная. Ее ждала встреча с возлюбленным. Она спустилась вниз, заказала завтрак себе и своему спутнику. Джордж был уже на ногах и выглядел усталым и подавленным. Ему надо было ехать на мельницу, но бросить девушку одну в подобном месте он не мог. Прошел час, другой. Робин уже пожалела о том, что написала письмо и передала его с вельможей. Надо было настоять, чтобы ее немедленно отвезли во дворец. А нет, так утром ехать на повозке.
Солнце было уже высоко, а кареты все не было. Робин охватила тревога.

ГЛАВА 10
Вельможа всю ночь раздумывал, надо ли ехать во дворец и передавать письмо королю. Очень уж странной показалась ему эта невеста короля. А что, если это все-таки самозванка? Вдруг король поднимет его на смех? Или, хуже того, разгневается? Так ведь и места лишиться можно. Если посмотреть с другой стороны, то за информацию о местонахождении невесты король может и щедро отблагодарить. Под утро он забылся беспокойным сном. Но к полудню он все-таки решился поехать во дворец. Он передал письмо для короля через секретаря, но сам решил некоторое время посидеть в карете и посмотреть, что будет дальше.
Рональд, прочитав письмо, приказал тотчас же подать карету. Ему не терпелось воочию увидеть девушку из своих снов. Но он, не забыв о проделке феи, прихватил с собой железную подкову и веточку рябины.
Робин поблагодарила мельника за заботу и щедро одарила его золотыми монетами. Задерживать доброго человека дольше она уже не смела. Помахав ему на прощание рукой, Робин направилась по дороге в сторону дворца. Если карета все-таки приедет, то она ее увидит. А если нет, то она к вечеру дойдет до дворца пешком.
Король заметил ее издали. Да, это она, это Робин. Сердце Рональда готово было выпрыгнуть из груди. Он мечтал немедленно заключить красавицу в объятья, но этикет не позволял ему так поступить. Девушка понимала это. Она ведь, по придуманной легенде, тоже принцесса, поэтому и вести себя должна соответственно, дабы не уронить свое достоинство. Когда церемония приветствия была завершена, король подал спутнице руку и помог сесть в карету. Несколько часов в дороге пролетели как один миг. Робин рассказала королю о своих злоключениях и путешествии, о заставшей в дороге непогоде. Рональд был так околдован нежным голосом и красотой девушки, что совершенно забыл о приготовленных амулетах. Уже на главной дороге, ведущей к замку, король сделал Робин предложение руки и сердца, поклявшись в вечной любви. Девушка, безусловно, приняла его.
На следующий день было объявлено о помолвке короля с принцессой Робин, по случаю которой вечером во дворце состоялся бал.
По традиции свадьба короля должна была состояться через месяц после обручения. Нужно было много времени на то, чтобы отправить гонцов с приглашениями в соседние королевства и княжества. Да и подготовка к церемонии была делом непростым. Во дворец созвали лучших музыкантов королевства. Все садовники были оповещены о необходимости доставки во дворец самых красивых роз – любимых цветов невесты. В замок были вызваны все лучшие повара королевства.
Советники и министры были крайне обеспокоены скоропалительным решением короля, ведь за невестой, хоть и титулованной, не давали никакого приданого. А женитьба короля всегда предполагала присоединение дополнительных земель и, соответственно, пополнение казны. Но король был еще так юн и горяч, что никого не желал слушать.
Свадьба Рональда и Робин была на редкость пышной и красивой. Все площади королевства были украшены цветами. На специально построенных подмостках играли музыканты. Жители королевства пели и танцевали. Детям раздавали сладости и фрукты, а взрослых угощали вином из королевских погребов.
Но всем, конечно же, хотелось попасть во дворец, чтобы хоть одним глазком посмотреть на молодоженов. Дворец утопал в розах, их аромат витал повсюду. Съехались именитые гости из соседних государств. Столы ломились от яств. Робин была необыкновенно хороша в белом подвенечном платье и фамильных драгоценностях. Рональд не сводил восхищенного взгляда с новобрачной и постоянно держал ее за руку. Он боялся, что она может просто раствориться в воздухе, а происходящее снова окажется сном. Все восхищались необыкновенной красотой и грацией юной королевы и наперебой поздравляли молодых, желая им долгой счастливой жизни и многочисленных наследников. Робин наконец-то была счастлива.
ГЛАВА 11
Радостно и безмятежно пролетели первые месяцы семейной жизни. Король и королева были настолько опьянены любовью, что ни о чем другом просто не могли думать. Рональд почти не принимал участия в управлении страной, переложив свои обязанности на плечи своих помощников. Робин даже не вспоминала о своей прежней жизни и сестрах, полностью поглощенная своим счастьем.
В скором времени королевство облетела благая весть о том, что королевская чета ожидает появления наследника. Народ любил своего доброго и справедливого правителя. Люди ликовали в предвкушении радостного события.
Король призвал во дворец лучших докторов, хотя оснований для каких-то опасений у него не было. Его молодая жена чувствовала себя прекрасно и, казалось, хорошела день от дня.
Робин стала много времени посвящать благотворительности. Будучи безмерно счастлива сама, она хотела осчастливить и всех вокруг. Рональд вернулся к управлению королевством. Он часто обсуждал со своей не по годам мудрой женой государственные дела. Советники настаивали на том, что надо идти в поход на соседние королевства и княжества. Казна не бездонна, ее надо пополнять. А поскольку король опрометчиво женился на бесприданнице, не получив ни новых земель, ни денег, то выход только один – война. Но Робин отговорила мужа от этой идеи. Война могла нанести еще больший урон их маленькому королевству. Всегда лучше жить в мире и дружбе с соседями. К тому же, королева не намерена была разлучаться с любимым ни на один день. По настоянию жены король открыл несколько новых больниц и школ, выписав врачей и преподавателей из соседних королевств. Подданные не могли нарадоваться переменам в своей жизни.
И вот наступил самый волнительный день в жизни Рональда. В спальню жены его не пустили. Король сидел в своем кабинете, но не мог сосредоточиться на делах. Он не находил себе места, с нетерпением ожидая появления на свет принца. Но судьба распорядилась иначе – родилась девочка. Рональд оттолкнул советника, принесшего ему известие о рождении ребенка, и помчался в спальню жены.
Робин, умиротворенная и прекрасная, как никогда, прижимала к своей груди крошечную девочку с алыми губками и пухлыми розовыми щечками. Король на мгновение замер у дверей, любуясь этой идиллической картиной. Затем бросился к жене и стал покрывать ее руку жаркими поцелуями. Он и не заметил, как из глаз полились слезы счастья.
Девочку назвали Роуз в честь любимого цветка матери. Отныне жизнь королевской четы завертелась вокруг маленькой принцессы. Девочка была здоровой и росла, не доставляя родителям особых хлопот. Каждый новый день приносил лишь радость и счастье.
А еще через год у королевской четы родилась вторая дочь, которую назвали Лилиан.
Однажды вечером, когда король был занят государственными делами, в приоткрытое окно спальни влетела цветочная фея и незаметно опустилась на изголовье кровати рядом с королевой и новорожденной малышкой. Хорошенькое личико ее было искажено злобой.
- У тебя родилась вторая дочка. Что же, поздравляю! Но береги своих девочек: до того момента, пока им не исполнится шестнадцать лет, в предрассветный час их души будут переселяться в цветы. И только с восходом солнца вновь возвращаться в тела девочек. Таково мое заклятие. Если же в предрассветный час какой-то из этих цветов будет сорван – не обессудь, одна из твоих дочерей погибнет. Но не сразу. Она будет еще некоторое время беспробудно спать, пока сорванный цветок не засохнет. Вот тогда душа с телом расстанутся навсегда. Я хочу, чтобы ты не знала покоя ни днем, ни ночью! Такова моя месть тебе за то, как ты поступила со мной.
Робин с ужасом внимала словам феи.
- Брайер, мы же сестры! Как ты можешь быть так жестока ко мне? За что ты так ненавидишь меня?
- А ты не понимаешь? Ты забыла уже, что предала меня? Забыла, что по твоей вине король сделал с моим лицом? Забыла, что по твоей вине я два года была заточена в сказочной роще, не имея возможности покидать ее пределы?
- Брайер, но ведь срок наказания уже истек. И лицо твое в порядке, даже следа не осталось. Молю тебя, сними заклятие с моих детей! Если я виновата перед тобой, то накажи меня, не их.
- Если? Если?! То есть ты даже не считаешь себя виноватой? Да если бы не доброта Старшей Фейри, пожалевшей меня, и не умение Мелиссы врачевать раны, я до сих пор томилась бы в мрачной роще. Заклятие я не сниму. Мне жаль немного твоих девочек, они так прелестны. Но, быть может, им еще повезет и никто не сорвет те цветы.
- Но что я могу сделать, чтобы снять заклятие? Забери мою жизнь, но сохрани их. Я уже достаточно пожила на свете, успела сделать много добрых дел, была счастлива и любима. Не отбирай у моих дочерей право на жизнь и счастье! Дай им возможность испытать счастье любви.
- Ладно, будь по-твоему. Заклятие перестанет действовать только при условии, что твою дочь мужчина полюбит больше своей жизни. Все, прощай, сестрица!
С этими словами фея, злорадно улыбаясь, выпорхнула в окно, оставив Робин безутешно рыдать.
ГЛАВА 12
Король, войдя в спальню жены, застал ее в слезах. Его сердце замерло от тревожного предчувствия. Он осторожно взял Лилиан на руки. Девочка мирно посапывала во сне, умильно причмокивая нежными губками. Рональд присел на край кровати, чтобы узнать причину слез жены. Робин, не в силах держать ужасную весть в себе, все рассказала мужу. Она умолчала лишь о том, что та злая фея была ее сестрой.
Не одну ночь король с королевой провели без сна. Каждое утро в предрассветный час они с замиранием сердца ждали восхода солнца у детских кроваток, в которых лежали их маленькие дочери, погруженные в беспробудный сон. И лишь с появлением на небе яркого светила тревога покидала их. Но лишь до следующего утра.
Король сразу же издал указ, запрещающий всем жителям королевства под страхом смерти срывать любые цветы, растущие в лесах, полях, садах, на лугах и даже в цветочных горшках. Относился этот указ и к цветам, украшающим гладь озер и прудов. Но в королевство часто приезжали купцы из других стран и забредали случайные путники, которые могли не знать указа. Вот это тревожило короля с королевой больше всего. Было решено возвести по границе королевства высокий забор и поставить у имеющихся ворот стражников, которые должны были сообщать об указе всем прибывающим гостям королевства.
А девочки потихоньку подрастали. Роуз уже резво бегала своими ножками, доставляя немало хлопот своим нянькам. Однажды, гуляя в саду, маленькая проказница подбежала к беседке и сорвала цветок клематиса. Робин пожурила дочку, но в голову сразу пришла мысль о том, что сорвать цветок могут неумышленно. Маленький ребенок, например. Или животное. Оставив дочек на попечение нянек, королева быстро пошла к мужу, спеша поделиться с ним своими невеселыми размышлениями. Рональд тут же дополнил указ запретом на выпас скота до восхода солнца.
Но к каким бы мерам предосторожности не прибегали родители, покой навсегда ушел, оставив место лишь тревоге и страху за детей. Конечно, были в их жизни и счастливые мгновенья, и радостные минуты, но прежнее безмятежное существование осталось в прошлом. Мало кто из жителей страны догадывался, что каждый день король и королева просыпались за час до рассвета и с тревогой ждали восхода, чтобы удостовериться, что с детьми все в порядке. Но даже королевская чета не знала о том, что еще кое-кто бдительно стоит на страже благополучия маленьких принцесс. Каждое утро в течение многих лет хрупкая фея с зеленоватыми волосами превращалась в пчелу и летела на защиту одной из своих племянниц, не давая случайному путнику сорвать цветок.
Прошло несколько лет. Принцессы были настоящей гордостью родителей. Девочки охотно учились, жадно впитывая всевозможные знания. Роуз во всем походила на отца. Она была серьезной, темноволосой девочкой. Самыми любимыми ее занятиями были рисование и рукоделие. Но больше всего ей нравилось выращивать цветы. Когда Роуз немного подросла, король приказал построить в дворцовом парке стеклянный павильон, где обустроил небольшую оранжерею. Все свободное время старшая принцесса проводила там, пропалывая и поливая свои растения и любуясь их великолепными цветами. Лилиан больше походила на мать. Она была светловолосой, нежной и стройной. Ее страстью была музыка. Она могла часами играть на арфе и петь. Голос ее был серебристым, как горный ручей. А еще она очень любила танцевать. Несмотря на то, что девочки были разными по характеру, они нежно любили друг друга и были очень дружны. Часто Лилиан приходила к Роуз в оранжерею, садилась на скамейку и пела сестре старинные баллады о волшебных странах и феях. Лилиан вообще была фантазеркой. Она по секрету рассказывала сестре, что часто видит около себя маленькую феечку. Роуз не верила в сказки, но не хотела обижать младшую сестренку.
А время шло. Принцессы подросли, превратившись в прелестных юных девушек. Роуз шел шестнадцатый год, а Лилиан готовилась в недалеком будущем отметить пятнадцатилетие. В те времена принцесс рано выдавали замуж, поэтому королева уже была озабочена поиском подходящих женихов для дочерей. Король сам написал несколько портретов принцесс и велел разослать их в дальние страны по адресам, указанным женой. Были принцы и неженатые правители и в соседних странах. Но они и без портретов были осведомлены о красоте, образованности и талантах принцесс, поскольку соседи постоянно посещали балы в замке короля Рональда и приглашали короля с семьей к себе в гости.
Высокая, статная Роуз в свои неполные шестнадцать лет выглядела старше. На балах она пользовалась неизменным успехом, и знатные кавалеры выстраивались в очередь, чтобы пригласить прекрасную принцессу на танец. Два иноземных принца даже успели посвататься к Роуз. Но девушке поклонники не понравились, а родители не стали ее неволить. Принцесса, как и любая девушка в шестнадцать лет, мечтала о большой любви - такой, как у ее матери и отца. Но подходящего принца в ее окружении пока не было. Часто, сидя в оранжерее в окружении прекрасных цветов, девушки мечтали о том, каких принцев выберут себе в мужья. Роуз представляла себе, как в один прекрасный день к замку подъедет широкоплечий высокий голубоглазый принц на белом коне и увезет ее в свою далекую страну за три моря. Лилиан мечтала о молодом короле на коне, но точно описать свою мечту пока не могла. То он представлялся ей султаном с горящими черными очами, то прекрасным кареглазым блондином. Одно она знала наверняка: уезжать от родителей за три моря она совсем не хотела. В любом случае замужество в ближайший год ей не грозит. Раньше шестнадцати лет отец их замуж не отдаст. Когда девочкам исполнилось по девять и десять лет, Робин рассказала им о заклятии, наложенном злой феей. Заклятие исчезнет, когда им исполнится по шестнадцать лет. Поэтому пока родители подыскивали девушкам женихов, но замуж отдавать не спешили. Миниатюрная, хрупкая Лилиан, хоть и обещала стать в будущем настоящей красавицей, пока еще была слишком юной, как нераспустившийся бутон. Поэтому серьезное внимание претендентов в женихи было обращено только на Роуз.
ГЛАВА 13
Король Рональд мечтал породниться со своим другом и соседом королем Фредериком, у которого был единственный сын и наследник принц Альберт. Молодому человеку вот-вот исполнится восемнадцать лет, и отец не прочь был женить его. Король Рональд знал Альберта с младенчества, принц вырос у него на глазах. Он всегда был уважительным, добрым, веселым и умным мальчиком. Девочки-принцессы относились к нему как к старшему брату, которого у них никогда не было. Лучшего зятя было не найти. Робин давно обратила внимание на то, что Альберт с особой нежностью и симпатией относится к Роуз. Она даже поговорила с дочерью об этом, но принцесса сказала, что как жених Альберт ей не нравится, но она любит его как брата и лучшего друга. А королю Рональду так хотелось бы в дальнейшем объединить два соседних королевства в одну большую, процветающую страну, способную противостоять внешним врагам.
По случаю восемнадцатилетия принца король Фредерик устроил в пышное торжество и, разумеется, пригласил на бал всех соседей. Роуз готовилась к балу с особой тщательностью, ведь на балу будет много незнакомых гостей. Лилиан тоже очень хотелось быть на этом балу, но мать сказала, что ей о балах думать пока рано. Королева Робин, несмотря на возраст, была все еще потрясающе красива. Рядом с ней принцессы казались милыми простушками.
Вокруг принцессы Роуз, красивой и богатой, толпились поклонники, готовые выполнить любое ее желание. Но первые два танца она отдала виновнику торжества – принцу Альберту. Нельзя сказать, что наследник короля Фредерика был некрасивым. Нет, он был обаятельным, но самым обыкновенным. Он прекрасно танцевал, умел поддержать беседу, даже мог рассмешить свою даму. Но Роуз ждала своего прекрасного принца, поэтому постоянно смотрела по сторонам. После второго танца Альберт предложил Роуз прогуляться по саду. Девушка не хотела обидеть друга, поэтому согласилась. На улице, при свете луны принцесса заметила, как возбуженно горят глаза принца, с каким восторгом он смотрит на нее. Альберт признался девушке в любви и попросил выйти за него замуж. Роуз была в замешательстве. Она знала, как отец жаждет этого брака. Но она не любила принца! Подбирая слова, чтобы смягчить удар, принцесса ответила отказом. Альберт был раздавлен. Он стоял, опустив голову, не в силах поверить в произошедшее. Его надежда на счастье была разрушена. Принц подал Роуз руку и проводил ее в бальный зал.
Прошло два месяца. Через три недели Роуз исполнится шестнадцать лет. По этому случаю в королевстве объявлен бал. На сей раз королева разрешила и младшей дочери присутствовать на балу, ведь ей к тому времени уже исполнится пятнадцать лет. Первый бал! Все мысли принцесс были заняты подготовкой. Нужно придумать фасоны платьев, выбрать ткани, заказать туфельки. И еще подумать о прическах и украшениях! А вдруг как раз на этом балу они познакомятся со своими сужеными!
Королевский дворец гудел, как пчелиный улей. Подготовка к празднику шла полным ходом. Рональд и Робин находились в приподнятом настроении. Подумать только, Роуз исполняется шестнадцать лет, а это значит, что с нее заклятие будет снято всего через несколько дней!
И вот долгожданный день настал. Роуз так и не смогла заснуть этой ночью. Погода стояла жаркая, было душно. На рассвете приоткрытая створка окна скрипнула. Девушка повернула голову и увидела на подоконнике прекрасный букет белых лилий. Она подбежала к окну и выглянула вниз. Под окном стоял принц Альберт.
- С днем рождения, любимая! Я первым хотел поздравить тебя.
Но вместо радости на лице девушки он увидел ужас.
- Цветы … лилии …зачем сорвал? – запинаясь вымолвила принцесса
- Не волнуйся, эти цветы не из твоей оранжереи. И я сорвал их не в вашем королевстве. Эти прекрасные цветы вырастил наш садовник.
Роуз отпрянула от окна и бросилась в спальню сестры. Лилиан лежала на кровати. Она словно спала, но что-то в ее неподвижном теле и застывшем выражении милого личика заставило принцессу вздрогнуть. Девушка подошла ближе и попыталась разбудить сестру. Та лежала неподвижно. В ужасе Роуз закричала и упала на пол, потеряв сознание.
Вбежавшая на крик дочери Робин все поняла. То, чего она боялась много лет, произошло. Роуз привели в чувство. Посмотрев на безжизненное тело сестры, она зарыдала. Когда поток слез иссяк, она медленно встала и направилась в свою спальню. Злосчастный букет лилий все еще лежал на подоконнике. Девушка схватила его, бросила на пол и стала, в иступлении, топтать ногами, словно это могло помочь ее горю. Подоспевшая королева оттолкнула дочь в сторону и собрала измятые цветы с пола. Она приказала слугам принести вазу с водой.
Роуз недоуменно смотрела на мать, бережно ставящую лилии в воду.
- Я не сошла с ума. Я просто пытаюсь использовать последний шанс. Цветочная фея в своем заклятии сказала, что если цветок, в который переселилась душа, будет сорван, то Лилиан погибнет не сразу. Она будет еще некоторое время беспробудно спать, пока сорванный цветок не засохнет. Вот тогда душа с телом расстанутся навсегда. Я пытаюсь сохранить ее жизнь хоть ненадолго – сквозь слезы, душившие ее, проговорила безутешная королева.
- Мамочка, да! Я помню, ты что-то говорила еще про безграничную любовь. Вспомни точнее, что именно говорила колдунья?
- Она сказала, что заклятие перестанет действовать, если только Лилиан полюбит какой-нибудь мужчина больше своей жизни.
- Мужчина? Только один мужчина беззаветно любит Лилиан. Это наш отец.
- Нет, доченька. Не об отцовской любви шла речь. Нашу Лилиан не успел полюбить мужчина, она была слишком юной для этого. Мы потеряли ее навсегда.
- Мама, но почему ты так уверена, что речь не об отцовской любви. Я не встречала других отцов, которые бы так беззаветно любили своих дочерей?
- Да потому, доченька, что Ваш отец меня любит больше жизни.
Роуз подошла к окну и увидела, что Альберт все еще стоит на прежнем месте.
- Будь ты проклят со своей любовью, принц Альберт! Убийца! Уходи! Я никогда больше не хочу тебя видеть! – выкрикнула принцесса.
ГЛАВА 14
Королевский дворец погрузился в траур. День, которого все так долго ждали и который обещал принести с собой много радости и веселья, был омрачен несчастьем, выпавшим на долю королевской семьи. То, что старательно скрывалось многие годы, выплыло наружу. Все слуги судачили о проклятье цветочной феи.
Принц Альберт, которому никто из членов королевкой семьи толком ничего не объяснил, наконец все понял. Он был единственным виновником безвременной кончины юной принцессы. Он ничего не знал о заклятье. Вот почему любого подданного королевства ждала смертная казнь, если бы был сорван цветок. А они с отцом лишь посмеивались над чудачеством короля Рональда, не зная истинной сути дела. В ушах принца до сих пор звенел голос принцессы Роуз, посылающей ему проклятье. Как жить дальше с таким грузом на сердце и что теперь делать, принц не знал. Единственно верным шагом он счел визит к королю Рональду. Надо прийти и покаяться в содеянном. И будь что будет! Решит король казнить – так тому и быть. Все

Сказали спасибо (2): dandelion wine, Волк
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 55 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.