Мы стоим у окна вдвоем, Ты с одной стороны, Я с другой. Хочешь стану твоим дождем, И скользну по стеклу Слезой... Превращусь В высоченный дуб И открою небесный шлюз, Пусть орган водосточных труб, Для тебя заиграет Блюз... Пусть блестит до утра асфальт, Отражая огни Фонарей. А машины танцуют вальс На ладонях Ночных площадей... Мы стоим у окна вдво

Лопата с "отклонениями"

| | Категория: Проза
Лопата с «отклонениями»

Наступила весна. Природа оживала, возвращаясь к активной жизни после зимнего затишья. С каждым днем солнышко пригревает сильней и сильней, и светит все ярче, землица, наша кормилица, возвращает влагу в атмосферу, продолжая тем, водооборот в природе. Ростки растений начинают пробиваться сквозь образовавшийся сухой наст на земле к солнцу, а насекомые, особенно муравьи, выскочив из своих щелей-нор в земле, обогрелись, и, разведав окружающую обстановку, возвращаются в свои укрытия. Для дачника наступило время вскапывания своего участка, готовя грядки для высаживания молодой рассады овощей и посева семян зонтичных растений, кто, что предпочитает.
Василий Тихонович, как и его соседи, уже приступил к весенним работам на даче. Землю к вскапыванию он подготовил, убрал прошлогодние листья, разбросанные осенними ветрами, и начал копать. Работа была не легкой, Тихоныч, как звали его знакомые, тяжело настраивался и, начав дело, доводил его потихоньку до конца. Он пенсионер, работающий, работал охранником, мизерная зарплата, но все же, хоть какой-то придаток к скромной пенсии. Заканчивая копать первую грядку, у Тихоныча сломалась лопата, лопнуло лезвие по старой трещине. Он сменил лопату, но и ее, вскоре постигла та же участь. Оставалась еще одна лопата, но она была в бетоне, молчаливый свидетель строительных работ. Наш герой не особо расстроился, хотя, запланированные работы и не удалось довести до конца. День клонился к вечеру, завтра на дежурство.
Отработав сутки, Василий Тихонович заторопился в хозяйственный магазин, и приобрел там две новенькие лопаты. Довольный, он поехал на дачу, заканчивать начатую работу. Но его радость была преждевременной, лопаты оказались совершенно не пригодными для копки земли. Лезвие лопаты было сильно отогнуто вперед, да так, чтобы вогнать лопату в землю, надо было отклонить черенок лопаты от своей груди на вытянутую руку, но и тогда лопата не входила в землю вертикально. Расстроенный в конец, Василий Тихонович все же докопал грядку, третью по счету, заняв лопату у соседа. Лопата, один из главных инструментов дачника, всегда востребованный при самых разнообразных работах. Тихоныч в подавленном настроении уехал домой, а по дороге заехал в магазин, но в другой. Продавец магазина, молодой человек, объяснил Василию, что действительно завезли в магазины города лопаты с отклонениями, а откуда, он не знает, и добавил, что их магазин принимает обратно лопаты с чеками, возвращая покупателям деньги. Василий чека не сохранил, да и не любил он эту работу, считая ее пустой тратой времени и лишней нервотрепкой для себя. Поставив машину в гараже, хмурый и расстроенный, он пошел, направляясь к своему дому. У ворот гаражного кооператива Василий повстречал старого знакомого, чем тот занимался, Василий не ведал, да и не интересовался, но слышал, что где-то «крутится», хотя и пенсионер и второй год рассекает на иномарке. Знакомый, узнав причину расстройства Василия, предложил ему помощь, и позвал в свой гараж. Их, как оказалось, было два, и оба стояли рядом, один был складом, в другом стояла немецкая «Ауди». Склад, прозванный гаражом, был завален разными товарами, у стенки, за какими-то мешками, куда указал хозяин, лежали новенькие лопаты. Их было много, и все увязанные по десять штук, Василий взял две. Хозяин не принял плату, сказав Василию: «Помнишь, ты оказал мне услугу, и не взял платы, теперь мы квиты». На окрашенных лопатах просматривался знак завода-изготовителя, знак «Гюйс» хорошо знакомый Василию, стоявший на лопатах долго и верно прослужившие ему. Ныне этого завода нет, он развалился, перестал существовать. Василий поинтересовался у знакомого, почему не реализовываешь товар, он ведь пользуется в данный момент спросом. Хозяин, не раздумывая, возразил: «Еще не все директора магазинов осознали, что производства лопат нет». Василий Тихонович не совсем понял реплику хозяина двух гаражей, точнее совсем не понял: причем тут директора, да еще всех магазинов? Но не стал добиваться разъяснений, поблагодарил еще раз хозяина за лопаты и ушел.
Работа спорилась, земля еще не всю влагу отдала небесам, и копалось довольно таки легко. Василий, заканчивая копать, вновь размеченную женой Ольгой последнюю грядку, сел на крыльцо дачи отдохнуть, перекурить. Выпуская дымок, Василий улыбался про себя, и эту веселость заметила супруга. Она подошла и села рядом: «Заканчиваешь копать, и настроение становится веселым», - сказала Ольга. «С чего ты взяла», - смеясь, спросил Василий. «Да по глазам твоим увидела, что тебе хорошо, поделись, и мне будет приятно». «Поставь чай и за чаепитием расскажу тебе историю, недавно мною прочитанную» - сказал Василий.
В 1703 году, - попивая чаек, Василий начал рассказывать жене, - преобразователь России, царь Петр Великий, овладев всем течением реки Невы, в Северной войне со шведами, заложил в мае месяце город Санкт-Петербург. В октябре того же года, к Петербургу подошло или зашло голландское торговое судно. Царь торжественно принял иноземного купца, одарил подарками капитана и всю команду корабля, а торговцу предоставил право тут же в строящемся городе и порте распродать свой товар. На торжественном обеде государь повелел объявить всей Европе, что первое торговое судно, пришедшее с товарами в Петербург, получит награду в 500, второе – 300, а третье 100 червонцев. Торжество продолжалось. Петр любил отмечать великие для России события праздниками, длившиеся несколько дней. На второй день, царь Петр Алексеевич, окруженный своими соратниками, пошел осмотреть нечаянно образовавшуюся торговую ярмарку в строящемся городе. Свита шла между торговыми рядами, где шла бойкая торговля сукном, столовыми приборами, строительным инструментом и др. товарами. В свите царя находился боярин Борис Алексеевич Голицын, наставник молодого Петра. Борис Алексеевич провел все свои зрелые годы в окружении Петра, до самой отставки. Он был одни из инициаторов провозглашения Петра царем по смерти царя Федора Алексеевича. Позже, когда государством правила царевна Софья при малолетних царях Иване и Петре, а в Москве смуты не утихали, Голицын внушил Петру мысль, что искать защиты от замыслов царевны Софьи следует в стенах Троицкой лавры. Борис Алексеевич являлся участником Кожуховского похода, походов царя Петра на Азов, ему принадлежит мысль о постройке кораблей кумпанствами (обществами). Вместе с Нарышкиным и Прозоровским он управлял внутренними делами государства во время поездки царя в Европу в составе «Великого посольства». Триумвират и подавил стрелецкий бунт, затем, Голицын вел следствие по делу стрельцов. Это был образованный человек для того времени, владел латинским и польским языками. В своем доме завел европейские порядки, приставил к детям иноземных учителей, пригласив их из Польши. Астраханский бунт в 1705 году осложнил его положение при дворе царя. Следствие по делу бунта в Астрахани выявило ряд нарушений Голицыным в вверенном ему крае, его обвинили во взятках и казнокрадстве. Царь охладел к своему наставнику и ближайшему соратнику. В 1707 году царь сместил Бориса Алексеевича с правителей Поволжья, но продолжал с ним переписываться. Письма свои к царю, Борис Алексеевич начинал какой-либо латинской фразой, выражавшей главную мысль письма; некоторые письма он заканчивал русской фразой и на русском языке: «Бориско хотя быть пьян». Теперь Борис Алексеевич выпивал все более, пристрастился к вину, а за год до своей смерти в 1716 году, он постригся в монахи.
Теперь же, идя среди торговых рядов, Борис Алексеевич приблизился к царю. Он спросил государя: «Петруша, дорогой, скажи, когда же мы отправим свой торговый корабль в Европу, и не с мехами да коноплей, а с товарами лучше заморских, доживу ли я до того времени?» Петр Алексеевич вмиг сбросил веселое настроение, повернулся лицом к своему верному соратнику и сказал вполне серьезно и без тени лукавства: «Погодь Бориско, отправим, и пойдет целый караван, надобно только, готовить товары, наши, доморощенные».
Россия, в царствование Великого Петра, добилась одного значимого успеха в промышленности, она начала торговать в Европе, помимо основных русских товаров, чугуном и изделиями из него, продавала шведам и голландцам пушки разного калибра для кораблей. Другие отрасли зарождающейся промышленности не достигли каких-либо успехов, и тому были свои причины. Вопрос боярина Голицына развеселил Василия Тихоновича, снял усталость. Прошло более трехсот лет, а каравана судов с русскими товарами в Европу так и нет. Сегодня, Европа и страны на других континентах, покупают у нас только газ и нефть. Прилавки наших магазинов заполнены, в основном, иноземными товарами, продукция российских предприятий не конкурентна, она уступает и качеству, и разным характеристикам иностранным товарам. Попив чайку, и раскрыв жене причину своего веселого настроения, Василий Тихонович, улыбаясь, и даже смеясь, пошел докапывать грядку, благо, что вопрос с лопатами так удачно разрешился.



Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 48 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.