Среди бессонницей расставленных ловушек Я, угодив в одну из них, ее прошу Отдать меня на растерзанье колкой стуже.. Простив весну за опозданье, ухожу. Но ты.. Ты сможешь ли простить мне этот пепел, Что прогорев однажды, впредь не оживет? Простишь ли ты мне мою жизнь в панельном склепе, Мое затворничество и стихи, мой лед? Ты сможешь ли принять в

Подорожник

| | Категория: Проза
Памяти Андрея Круза
Fan fiction мира «Земля лишних»


26 год с основания.31-е число,3-го месяца. Москва. Русская федерация.
09:25

- Ну, что вы как не родные? – Седоусый бармен Митрич из бара «Николай второй», выставил на стойке перед собой две больших кружки с пивом. - Берите ребятки. По-первой, за счет заведения.
«Ребятки», - два здоровяка, в черных кожаных куртках, широких штанах и обутые в обычные и, немного припыленные солдатские берцы, синхронно улыбнулись.
- Вы случаем не братья? – Продолжил Митрич, разглядывая своих первых с утра посетителей.
Оба парня были коротко стрижены. У обоих за плечом висели два АКСУ, со сложенными прикладами и отстегнутыми магазинами. Которые, в свою очередь, лежали в небольшой и запломбированной сумке на плече одного из парней.
- Да нет. Просто как встретились, так и сошлись. Вместе и работаем. Сейчас вот в Москве сидим, в баре и ждем начальство.
- Бывает. А хотите историю расскажу, пока еще никого нет? Все равно одному скучно. А так и вам будет интересно.
- Ладно старый, давай. Нам все равно еще с часик здесь пиво пить и сосиски жареные жевать.
- Насчет жареного не волнуйтесь парни, Сейчас Маруська все принесет. А так за разговором и время пролетит незаметно…

- Слыхали парни про городок Береговой? – Вопросительно посмотрел на парней Митрич, и явно не увидев в их глазах ответа, продолжил. - На самом краешке земли Русской федерации. Москву вы уже видели, так? А еще есть Новая Одесса. Это часть федерации, называется Московский протекторат. Её те товарищи основывали, что из России до и после Ельцина решили свалить по-тихому. Так как, там на Родине им бы яйки то и открутили бы. А чуть далее есть еще земля. там стоят города: Демидовск, База или ППД, и еще один на берегу. Его так и назвали Береговой. Это уже Протекторат Русской армии. Там собрались все те, кто в корне был не согласен с Московскими. И решился жить по-своему. Чуть ли не военный коммунизм устроили. Города свои обустроили, заводиков, верфь и НПЗ забабахали для себя.
- И как вы с ними? Неужели не передрались? – Один из крепышей, сидевший слева, шумно сдул пену с кружки и сделал глоток.
- А что нам делить? Свои же русские. Хоть и немного чокнутые на справедливости. Поначалу были терки. Куда без этого. Потом один из наших, из Московских, связался с чеченами. И при помощи Ордена чуть было не угробили Русскую армию.
- Вот же суки! – Возмутился второй крепыш, при этом умудряясь делать несколько дел сразу: правой рукой хлопнув по пышней заднице подошедшей официантки Маруси, левой рукой взял одну их жареных сосисок с принесенной тарелки и окунул ее в темный и крепкий соус. – Реальный урод. С чеченами базары водить. А орденцы? Эти, что тут забыли?
- Так в том то и дело парни. В том то и дело. Тогда, лет пять –шесть назад, Орден всячески ставил палки в колеса всем зачинаниям протектората Русской армии. Перекрывал им поставки, всего, что они просили со Старой земли. Разводил интриги с местными деятелями, науськивая их на наших соседей. Слава богу наши хитрованы вовремя поняли, что ближе своих же братьев русских здесь никого нет. И хотя нашим очень не нравятся их понятки, весь этот военный соцреализм, который они у себя устроили. Но без них никуда. А с остальными и все с тем же пресловутым Орденом, все по-прежнему, интриги, тайны, расследования. Это если кому-то «очень повезет» и он попадется местным ментам или орденским копам…
- Весело тут у вас, как я погляжу, - первый из парней поднял пустую кружку. Маруся, небольшого роста девица, но с очень пышными формами, туго затянутыми в сарафан и поверх него белый фартучек, из своего угла следившая за столиком. Тут же стрелой мелькнула и поставила на столик перед парнями еще по одной полной кружке. При этом умудрилась увернуться от широкой ладони второго парня и хихикая, скрылась так же стремительно.
- Мы сами недавно прошли через «ворота». С русской базы по приему, сразу в конвой и сюда. Здесь всего пару дней, ждем своего босса. – И приняв в свои лапищи новую кружку, кивнул, - давай старый не томи уже.
- Ну, продолжаю, - Митрич улыбнулся в свои густые усищи, - Все бы было ничего, но, эти умники из Орденских перегнули палку. Дело дошло чуть ли до небольшой войны. Те самые чечены притащили сюда ракеты класса земля-воздух. И… - тут Митрич сделал театральную паузу, показал в потолок указательным пальцев и многозначительно покачав головой, продолжил, - если бы эти ракеты дошли бы туда куда надо, то Русской армии сейчас бы не было, как и, впрочем, самого Протектората РА.
- А что было бы? – Решил проявить интерес второй.
- А была бы полная жэпе. Если расшифровать, то: жизненное препятствие. Чечены, да и прочие латиносы, схавали бы нас со всеми потрохами. И не почесались бы.
- Во оно как! – Почти в унисон сказали оба парня. Потом посмотрели друг на друга и продолжили:
-А почему тогда? – Опять в унисон. И в очередной раз переглянувшись, оба заржали.
- Да-да. Сейчас можно и посмеяться. А тогда ведь реально к войне готовились. Но знаете, что парни?
-…
- Нас русских нельзя загонять в угол. Потому что тогда, никто не скажет, что может прийти в эту хитрую славянскую голову.
- И что придумали наши братаны вояки коммунисты?
- О-о, парни, это было что-то. Эти деятели из ППД (Пункт Постоянной Дислокации Русской армии) оттуда из-за ленточки, ровно в двадцать втором году, в пятом месяце, как сейчас помню, вытащили каким-то своим макаром очень крутого спецназера из ГРУ. И ни одна собака про это не узнала. А этот спец, собрал нехилую себе команду из местных новоземельных: там и баба латинская и американцы, даже орденских себе завербовал. Да и навешали таких плюх Ордену, что мало никому не показалось. Устроили кавардак в самой главной части Ордена на острове Нью-Хевене. Тихо пришли, потом тихо ушли. Да мало того, они еще и притащили, черт знает откуда, целую кубинскую армию, «стотыщ» человек. С помощью которой отбили Дикие острова. Так, что теперь там Республика Новая Куба. Орденские тоже не лыком шиты и хотели было войной пойти на Протекторат РА, но тут уже встали все наши, да и американцы из Аламо впряглись, еще и кубинцы эти нарисовались. Так, что, пришлось орденским утереться.
Но, дело суть не в этом парни, это так сказать присказка, для общей ситуации…

- Где-то в позапрошлом году, в двадцать четвёртом, нарисовался в Береговом кот. Обычный, серый с полосками. Здоровый такой сволочь. Я как раз за товаром из американского Форта Ли приехал. Мой товар этот, по воде быстро и главное очень дешево выходит, к нам сюда в Москву, доставлять. Чем по суше караванам гнать. Пиво там, вискарь американский и прочее.
Стою, я значит, на самом причале, жду посудину с грузом. А там такие тумбы стоят из чугуна, прямо в пирсе замурованные. Кнехт кажется. На них матросики, как причалят так, концы закидывают.
- Концы? Гы-гы-гы,- заржали собеседники.
- Темнота, терминология у них такая. Вообще эти матросы с капитанами, вся их шатия братия морская, себе на уме. Что они там говорят, вообще не понять; «Зюйд-вест по фарватеру». «Сарынь на кичку», или это «Полундра». Вот и понимай как хочешь. Как я сам потом понял «Конец» — это просто веревка, по типу троса, которой они привязываются к этим самым тумбам- кнехтам на причале. А вот если сказать: «Кранты», то это как раз и будет конец. При чем неприличный. Ладно вам, отвлекли меня. Продолжим, что ли?
- Ну так вот, стою я, на причале, а там кот. Наглый такой, морда во! – Тут Митрич, не удержался и показав свой немаленький кулак, добавил, - примерно вот такая.
- Сидит себе на тумбе и ждет кого-то. Я его и так: «кис-кис» типа, и так. Не поддается зараза. Сидит себе и ждет кого-то. Я потом у местных поспрошал, как груз получил. Там целая история год назад была. Нет вру. Два года назад:
«Есть на Новой земле понятие, хорошее: кто сироту нашел, тот его родителем становится». Как-то так. Не знаю, как у этих негритосов, индусов и арабов, но у наших, да и у американцев так точно, скажу. Ну, значит, два года назад приехал в Демидовск средних лет капитан. Да не один. С девочкой. Лет пятнадцать –шестнадцать. Что, да как? Говорит, девочку в дороге отбил от банды за Порто-Франко. А она сама с родителями как раз со Старой земли перебралась. И только-только с базы переселенцев ехали. Как их встретили. Родителей сразу положили, а ее значит продать арабам в Халифат хотели. Но, расхотели. Капитан им как раз наш попался. Обычный мужик, к сорока годам уже подбирается. То ли мент, то ли еще какой пограничник, не знаю. А вот, что точно рассказывали, больно он хорошо ножами пользуется. И была их, этим самых ножичков, при нем парочка, как раз на тот момент, как он с бандой пересекся…

Так мало того, что девочку спас и в Демидовск привез, так у нее еще и котёнок оказался в рюкзачке. Ума не приложу, как она его не уморила, со всеми этими своими приключениями?
- А, что не так? – Переспросил один из парней.
- Да как-то не очень здесь на Новой земле, со всеми этими домашними любимцами. Ведь люди сюда ехали поначалу со всем своим добром, со своими любимыми вещами и зверюшками. Тащили кто, что горазд: и кошек, и собак, и попугаев, даже один деятель питона хотел протащить. Но, здесь, - тут Митрич обвел рукой вокруг себя, - что-то не то в природе. Как бы, оно вроде и схоже со Старой землёй. Даже Орденские говорят, что есть совпадение по ДНК. Но, это не та земля, это совсем другой мир. И наши домашние зверики, здесь не могут прожить. Вообще от слова «совсем». Первых собак местная живность с большим удовольствием лопала на завтрак, равно как и кошек. А тех, которых люди как-то могли уберечь, сами стали мутировать и превратились черт знает во что. Рыбки и попугаи тоже почему-то здесь не прижились, дохли сразу практически. Дошло до того что Орден полностью запретил ввозить сюда всякую стороннюю живность.

- А эти как с котом? – Опять тот же, но уже с пустой кружкой в руке, огляделся. Дождался пока девушка поставит полные кружки на столик, масляными глазами оглядел ее пухленькую фигурку и заметно подобрел, - Сам же сказал, что мутанты и прочее.
- Ну да. И когда капитан с дочкой и котом припер в Демидовск, ему начальство строго так намекнуло, что с котом надо что-то решать. Иначе чревато. Но наш капитан оказался мужик с крепкими яйками и в ответку сказал, что дочка его, кот ейный, а значит и его. И никого никому он отдавать или выкидывать не собирается. Говорят, крик с матами там стоял такой, что пол Демидовска вышли на улицу послушать. Хотели даже капитана вообще расстрелять. За неподчинение. А тут как раз поспели новости о его подвигах на большой дороге. Та самая история, где он целую банду ножичками порезал. Начальство подумало и решило сплавить строптивого капитана куда подальше. А именно в Береговой. Дали ему тельняшку, якоря на погоны и сказали служи, брат. И напоследок, одну звездочку с погон таки сняли.
- Бюрократы хреновы. – второй парень задумчиво глядел в массивное зеркало на стене, висящее напротив барной стойки. - Как прям в моей части, когда я с замполитом сцепился, по поводу ящика консервов.
- Бывает. На то она и армия, чтоб порядок был. А наш капитан, тем временем, стал тянуть лямку на службе в Русской армии. По типу местной таможни. Там: учет и контроль грузов, и прочая бодяга. Иногда ему приходилось, совместно с местными морпехами и погранцами, выходить в море. Ловить там шустрых парней контрабандистов и прочих хулиганов. Вот тогда люди и заметили девочку в порту, с котом на кнехте причальном.
- Это она, значит, папку своего ждала. - Парни моментально среагировали.
- Конечно. И, вам будет интересно, девочка всегда приходила в порт, именно за два-три часа, до возвращения судна. Это было странно. Всегда, в любую погоду, ветер, дождь. Нет никого. Бац, девочка стоит. И кот рядом. Стоят, смотрят и ждут. Значит через часок другой придет судно в порт с ее папашей, старшим лейтенантом. Правда. ему в скорости звание вернули, за заслуги. Как знающие люди говаривали, ему, капитану нашему, даже вскорости и майора обещали. Знатно он там кое кому хвосты прищемил, на море.

- Герой значит? – Второй кисло сморщился.
- Кто его знает, может и герой. Земляки наши там, в ППД просто так званиями не разбрасываются. Заслужил, значит заслужил. Правда в том, что как-то раз пришел наш капитан в порт свой родной, а доченьки то и нет.
- Да ну в пень, что за дела? - Первый словно очнулся от собственного созерцания в зеркале и стукнул кулаком по столу, - что за альтернативный герой с отрицательным уклоном развития это сделал?
- Девчонки — значит нет, а кот есть, сидит на тумбе и плачет.
- Как это? – Блеснувший интеллектом крепыш нахмурился, - кот плачет?
- За что купил, за то и продаю. – Легко отбился бармен. – А может там дождь шел? Мне так люди рассказали. И вам так передаю.
- Так ты передаст значит? – Встрял в беседу второй и заулыбался.
- Кто передаст? Ты сам передаст, - хмыкнул бармен по имени Митрич. Шутка была старая с очень длинной бородой, со времен еще Старой земли. – Будете меня слушать? Или как?
- Да ладно тебе старый, - заканючили парни, все еще продолжая хихикать, - сам же сказал интрига. Ещё какая.
- Вот именно интрига. Тогда на всем протекторате люди буквально с ума сошли, все девочку искали. Капитан этот залетных хачиков каких-то словил, уши чуть не отрезал. Люди с ног сбились, а девочку так и не нашли. Время шло, ажитация поостыла. Капитану мягко так намекнули, что мол, все. Дочку не вернуть. Надо дальше жить.
Ну, как я уже говорил, мужик он был очень непрост. Отлупил патруль из роты местной гаупвахты, когда за ним пришли. Потом, еще одному некультурному человеку из местной управы нос сломал. А когда за ним из ППД спецназ приехал, он взял с собой тех самых хачей, которым хотел уши отрезать, пинками загнал их на свой баркас, загрузил все свое барахло: преимущественно мешок со стволами, ящики с патронами и сумка с любимыми ножами. И был таков.
- Я понял, мужик был сильно зол и крут. А что кот? – Это уже подошедшая Маруся, вытирая руки о чистое полотенце, проявила свой интерес.
- А что кот? Как все случилось, весь шум и гам, его не было нигде. Когда капитан с ума сходил, о коте даже никто и не вспомнил. А вот когда все затихло, все успокоились, котейка наш снова появился.
- Опа, во оно как! – Опять в унисон воскликнули парни.
- Мальчики, а вы не братья? – Немного жеманясь, спросила Маруся, присевшая около стойки.
Бармен, переглянувшись с парнями захохотал, вслед за ним парни. Ошеломленная такой реакцией на невинный вопрос девушка сидела на высоком стуле и не знала, что ей делать, при этом медленно наливаясь краской.
- Ладно вам. Имейте совесть мужчины, - немногим погодя попытался принять серьезный вид Митрич, - вы нашу Марусю вогнали в краску. Включите свою соображалку.
Парни совесть имели, соображалку включили и попытались заглушить остатки смеха в почти опустевших кружках с пивом.
- Кстати, кота звали Подорожник. И появился он в порту, равно через сорок дней после пропажи Девочки, дочки Капитана. И так получается, через две недельки после отъезда самого Капитана.
- Что это ты Митрич всё: девочка и девочка? И, вообще, девушка уже. – Скорчившая гримасу, произнесла Маруся и пытаясь скрыть свое сильное смущение, продолжила, - у нее что имени даже не было?
- Может и было. Не знаю, мне не сказали, а врать не стану. Сам Капитан молчун был. Да и дочка его приемная, соответственно, не особенно любила общаться с народом. Тихо шмыгнет на пристань и все. Стоит, в любую погоду. Ждет и кот рядом, Подорожник, который.

- Романтично, как. Девочка с котом на берегу.
- Это еще ладно. Но, вот после того, как Котяра вернулся на пристань, как раз начался сезон дождей. Все порты закрыты и наш Береговой в том числе. А кот сидит. Как сидел, так и сидит зараза. И на тумбе той. Представляете. Три месяца под дождем. Я б рехнулся честное слово. Про кота слава пошла. Мол, сидит бедняга, хозяйку свою ждет и хозяина. Кое кто даже попытался его домой забрать. Жалко стало. Так эта зверюга так дрался и кусался, что от него все отстали. Разве что зонтик приделали на кнехт, на котором кот сидел. Да и пожрать ему приносили местные ребятишки. Принесут, посидят рядом с ним часок, о чем-то своем ребячьем с ним посекретничают. А там их родители уже с веником их ищут и по домам гонят.
- Красиво как! – Вздохнула Маруся, уже пустившая слезу, - а что дальше то стало?
- Да уж старый не тяни волыну.
- Все вам так сразу. – Усмехнулся рассказчик. - Конечно он там на тумбочке своей не целыми сутками сидел, а именно те два-три часа ближе к вечеру.
- Ага, а что сразу не сказал? А то целыми сутками, - скривился один из парней.
- Интрига, значит, - усмехнулся Митрич, - не суть в том. А в том, что сезон дождей как раз закончился. Пошла навигация, народу в порту стало много. Машины, грузчики шум и гам. А кот на тумбе, как привязанный, в свои шестнадцать ноль- ноль и до восемнадцати двадцати пяти. Как штык. А именно в это время в прошлом сезоне и приходил Капитан со своим баркасом.
- Да-да я помню про Подорожника. Котика этого, - вступила Маруся, как новый сезон начался во втором месяце и про кота все узнали. Так, то место никто не стал трогать. Тумбу эту. Рядом были другие и на них стали закреплять корабли. А эта с котом стала как памятник. Живой.

Тут у парней разом зазвонили телефоны. Коротко переговорив, оба одновременно нажали отбой.
- Так народ, историю нам побыстрее можете досказать, а то наше новое начальство на подходе.
- Не торопитесь, знаю я про ваши дела, пока они доберутся еще полчаса пройдет, как раз и разговор наш завершится, к тому времени. Ну, так что продолжаем? – И видя одновременный кивок парней, Митрич продолжил:
- И настал третий день третьего месяца. Год, кажется, двадцать пятый пошел. Хотя может и вру, не важно. Кот как всегда кнехт оседлал, в свое время. Местные по нему даже часы свои сверять стали. И тут, приходит орденская посудина. Иногда и в наш порт приходят, заразы эти. Углем загрузиться, бензином или еще чем. Выходят с него люди. Орденские, все важные такие. Само собой, и прочие там гости с переселенцами.
- И? – Не удержалась официантка,
- Тьфу, на тебя Маруська, с мысли не сбивай. – Рассердился Митрич, раскурил себе сигару и пустив дым под потолок продолжил. – И тут, котейко наш знаменитый, начал сходить с ума.
- Это как? Неужели спекся? - Фыркнул второй парень.
- Сам ты спёкся! Я ж говорю гнать реально начал. Завыл так, что всем чертям за ленточкой тошно стало. Когтями чугун тумбы так шкребет, что там полосы показались. Хвост торчком, усы распушил и на орденских волком глядит. Народ в непонятках. Все прикалываются, надо же, кот погнал. Орденские в ступоре. А была среди них одна девчонка совсем молодая, в форме орденской, вся такая фифочка.

- Неужели та самая? – Блеснул интуицией первый парень, - которая пропала?
- За полгода многое конечно изменилось, но те, кто помнил Капитана, признали в орденской девице, ту самую девочку. Правда лицо изменилось, да и цвет волос другой был. Но люди говорили, что очень похожая. А котяра то наш с ума сходит, волком воет и на девку ту кидаться пытается. Юбку ей порвать успел, а до лица не добрался. Офицер из Ордена пинком его откинул и чуть было не застрелил. Тут уже местные, шумом привлеченные, схватили кота и в мешок.
- А, что Ордену на земле русской понадобилось? – Первый из парней задал вопрос. На которые ему ответил его же напарник,
- Братан ты че затупил то, сказано же было: угольком и бензином разжиться приехали. Я прав? – Это он уже к бармену обратился.
- Да парни, Орден в то время как раз пытался замириться с нашими, ну или делал вид, что пытается. И эта делегация как раз к нашим демидовским и ППД-шным деятелям и ехали. Налаживать. так сказать контакты. Там были: этот офицер с двумя помощниками, плюс девчонка эта. И прислуга ихняя, две черных девицы. И хотя девка на нашу пропавшую была сильно похожа, по-русски ни бум-бум, говорила только по-английски. И, что самое интересное, именно эта девка и была самой главной представительницей Ордена. Типа посол от некоторых, ну очень влиятельных типов из самого руководства Ордена. Так, наши, недолго думая, сразу назначили им встречу с руководством Русской федерации.
- А кот что? Неужели? – всхлипнула Маруся.
- А кот опять пропал. И появился, там, где не ждали. Наши мудрили-мудрили и решили организовать встречу Орденских и руководства в Москве. Так как ППД закрытая территория. Демидовск промзона, опять-таки, закрытая территория. А Москва самый раз и понтов куча и по делу можно потолковать. Охраны нагнали, и ОМОН и РА. Всю Москву под контролем держали. Шагу не пройти, оцепление и контроль. Ну и собрались, значит, в нашем Белом доме все встречающиеся и договаривающиеся стороны. Орденские эти четверо и наши: из московских: сам Коршунов и демидовские: Аверьян с Белецким, да еще один из шустрых парней, то ли Гальцев, то ли Мальцев, он и за наших, и за ваших. Да и черт с ними, как мне рассказывали, так и вам повторю, - тут Митрич перевел дух, опять делая театральную паузу и продолжил, - комнатку для них в Белом доме выбрали, специальную не большую, но с окнами. Стол там, на всех места хватило, стулья значит. Вот и рассадили их наши: слева от Русской федерации, справа Орденцы. Офицер их речь ну русском толкает. Дружба мол, мир и жвачка. Наши им поддакивают, согласные мол мы на дружбу. А как «насчет табачка»?
- Чего, - поперхнулся остатками пива первый парень. – А про табак базара то и не было.
- Эх деревня, - хохотнул Бармен, - пословица такая старинная: дружба дружбой, а табачок врозь. Кстати, как раз к моменту пришлось. С этими орденскими как раз ухо востро держать постоянно приходится. Блин, с мысли сбил, так это о чем я?
- О табачке?
- Ну так вот. Перед этими переговорами наши РА спецы их по-всякому проверили, комнату всю обыскали, чисто все. Правда, девку сильно обыскивать постеснялись. Так похлопали слегка. Все-таки очень важная гостья. И встала она, значит, речь толкает на английском. Демидовские все инглиш и так знают, а Коршунову на ухо наш толмач шепчет перевод. И, это, девка то ведь и вправду молоденькая была. Да и на нашу сильно смахивала. А не проверить никак. Отпечатков пальцев то не было у наших, ни каких. Да и повода проверять не было, гости все-таки.
Толкает речь она, встала, а глаза как стеклянные. И, черт его знает откуда, пистолетик небольшой такой достает, взводит его и…
- Ёперке,- с задумчивым видом сказал по иностранному второй здоровяк.
- Кабздец, - его коллега так же показал свое глубокое знание непонятных иностранных слов.
-
Ещё какое. - Дополнил Митрич, - Ещё какое. Доли секунды. Девка стоит, говорит. Пистолет достала. А в нем шесть пуль, да еще особенные, мягкие. Одна дырка и ты труп. Как раз все русское руководство. А тут жуть такая! Темный комок из окна, бросок, визг такой зверский. Главное, все быстро так. Мужики наши, потом рассказывали, обалдели просто. Понять не могут, как сидели, так и сидят. Правда, Аверьян старый волчара, успел сообразить. Банкира назад толкнул и сам отскочил к стенке. Генерал стул сломал и на спину завалился. Орденский стал белый как мел и по стене сползает…
- А про девушку вы совсем забыли? – Надула свои губки Маруся.
- А что ей сделается? Это кот наш Подорожник был. Как он на второй этаж пролез, охраны столько вокруг. Как он ее учуял, эту девку нашу. – Тут, Митрич видя изумленные глаза своих собеседников, кивнул головой. – Да-да она самая. Кот молнией прыгнул на нее, хвостом ей по глазам. А сам из рук её пистолет выбил. В смысле, вцепился в кисть ее руки с пистолетом и массой своей в сторону ее увел. Успела она стрельнуть раза два или три, пока котяра ей руку грыз, правда все выстрелы в пол ушли. А там и мужики очнулись, Белецкий с Генералом на орденских кинулись, морды им бить. Охрана девку крутит. Кота от нее оторвать не могут. Визг, крики, вой кошачий стоит вперемежку с матами. «Бой в Крыму, все в дыму».
- Шикарно. - Маруся мечтательно протянула. - Главное все живы остались.
- В принципе да. Орденский старшой с бланшем под глазом и мокрыми штанами, наши вообще в норме. Правда, у Генерала еще долго руки тряслись после этого. Аверьян в больничку слег с сердечным приступом. А Белецкому хоть бы хны. Как кота оторвали от девки, он его в свои руки забрал и давай его утихомиривать. Девке руку бинтуют, потом вообще связали её. Рычит, как зверюга кусается. Трое бойцов еле скрутили ее и утащили. Как девку убрали, так и кот успокоился. На руках у Белецкого свернулся и хрен по деревне. Мурчит зараза.
- Хороша сказка, - потянулись было парни к остаткам закуси, лежащей на столике перед ними, как со двора раздался требовательный автомобильный гудок.
- Кажется это за вами, мальчики. - Маруся не удержалась и вильнула своей попкой, при этом развернувшись и посмотрев в окно.
Во двор ресторанчика «Николай второй» заехали две машины, два черных Гелендвагена. Из первого вышел крепкого вида парень, очень похожий на наших гостей собеседников. Демонстративно достал телефон и нажал на кнопку.
За столиком у парней одновременно зазвенели телефоны.
- Опаньки, и правда по наши души. Ну, ладно, прощайте. Спасибо за угощенье. Этого хватит? - Один из парней положил на стол несколько золотых монет, - как говорится без сдачи.
- И вам мужики не болеть. Будете в наших краях заходите…

Николай Кузнецов aka kraft-cola 15.11.18

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 59 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.