Проект. 2 глава - Проза

Прилетели из-за леса злые филины, расклевали белый свет на крупицы. Опустели вёдра – реки заилены. Опустились руки – нет, не напиться. Надвигалась ночь и полнилась слухами - дескать, черные закаты прольются. Злые филины клевались да ухали, словно сорок лун – совиные блюдца. Словно сорок снов сухими деревьями догорали - колоритнее, резче под опавшим

Проект. 2 глава

| | Категория: Проза
Странное было место. Тихое даже безлюдное, только на входе сидела девушка, отмечая всех входящих.
- Вы к кому? – Стоило только пересечь порог здания как она, словно ожившая кукла оторвавшись от своего гаджета, подняла голову и воззрилась на стоящего в дверях Горина.
К кому он? Зачем он тут?
Растерявшись, Федя бы так и начал отступать, махая руками, аля « ошибся дверью, извините» если бы не зажатая в ладони визитка. Про нее он вспомнил в последнюю секунду, уже делая шаг назад.
- В-вот. – Подойти ближе, и отдать визитку, стоило больших трудов. Федя не помнил, что бы ему еще когда либо было так не уютно. Девушка, кажется, и не взглянула. Так, бегло глянула на протянутую пластинку, и махнула рукой в сторону коридора за ее спиной.
- На пробы – туда.
Куда? Чего? Зачем? Объясните уже хоть кто-нибудь что тут происходит?
Длинный коридор никак не заканчивался и Федор начал уже думать, что умудрился не туда пойти. Однотипные двери с какими-то табличками, выкрашенные в персиковый цвет стены, люминесцентные лампы под потолком. Не так он себе представлял офис какого-либо продюсерского центра. Хотя он в обе никак это не представлял. Для него, вся эта суматоха как пробы, или постановки, уж очень далеко. Даже в школе, когда набирали на роли в новогодней постановке, он отсиделся на последней парте никем не замеченный. А самому подойти, и что-то предложить, не мог, не желая навязываться. Коридор закончился лестницей. Винтовой такой, поднимающейся вверх. Но больше всего его поразили панорамные окна, от пола до потолка, освещающие все пространство всех этажей сразу. Интересно, если дойти до верха, город буде виден как на ладони?
-О, пришел, молодец. Подожди немного, я сейчас тебя проведу. – Катя. Она выскочила как чертик из табакерки, вырвавшись из массы людей, столпившихся у не примечательной двери. Вот почему Федя никого до этого не встретил, все скопились на втором этаже.
Их было много, и они шумели. Гудели, как один единый организм. Разговаривали, перешептывались, смеялись, сидели в телефонах, разучивали что-то из принесенных тетрадей или книг. Разные. Высокие и низкие, девушки и парни, его возраста и постарше. А он даже не знает, зачем он сюда пришел.
- Извините, извините, пропустит. Извините. – Теплая ладонь схватила Федю за запястье, и Катя, раздвигая собой скопившихся людей, потащила его за собой к двери. Горин даже сказать ничего не успел, как оказался в другом помещении.
Тут было тихо. Разительно тише, чем в коридоре за дверью. Не кабинет, скорее студия, или репетиционный зал. Длинное помещение без окон, зато с рядами стоящих стульев, и небольшой сценой у стены. У которой, кстати, стоял парень, его ровесник, и что-то мямлил перед сидящими возле него людьми.
- Все, спасибо. Мы вам перезвоним, если ваша кандидатура будет одобрена. – Сказали тому пареньку, а страшно стало Феде.
Мялся у порога, не зная как себя вести, и с ужасом понимал, что вот сейчас, Катя его попросту толкнет вперед, и он пойдет туда, к тем странным людям. Парень, что выступал до этого, прошел мимо него, даже не взглянув, от чего стало еще больше не по себе. Ладони вспотели, а в горле образовался противный комок мешающий дышать, не то что бы говорить.
- Следующий.
- Иди-иди. – Подталкивает его Катя, а Федя всем нутром хочет сдать назад, сбежать, спрятаться от осуждающих взглядов со стороны. Но, ноги сами идут вперед, и Горин не успевает даже испугаться.
Их было трое, если не считать сидящих на вторых рядах людей, которые всем своим видом показывали, что им это все уже чрезвычайно надоело и можно уже идти на обед. Одна женщина и двое мужчин. Один из которых был весьма не брит, помят, и в разных носках.
- Ну-с, здравствуйте, молодой человек. – Именно, мужчина в разных носках и начал диалог, улыбнувшись. Кажется, его все происходящее не напрягало и вовсе. Он, даже, закинул ногу на ноги, не так как все, а только пятку одной ноги на бедро другой. И обернувшись в пол оборота к оставшейся стоять Кате, поинтересовался у нее. – Ты про него говорила?
Федя вспыхнул, убирая руки за спину и сцепляя их в замок. Что это в обще значит?
- Отлично. – Кажется, мужчина развеселился еще больше. – Значит, это ты у нас? Ну, тогда, давай начнем.
Наступило молчание. Федя мялся, не зная с чего начать, мужчина напротив весело ему улыбался, ожидая ответа. Сидящая в середине женщина, в джинсовом костюме, что-то себе пометила в блокноте, третий сидящий, выжидающе покряхтел. Абзац. Выносите готовенького.
- Как тебя зовут? – Пришел на помощь стоящему первый заговоривший.
- Федя. – Помолчал. – Федор Горин.
- Отлично. – Кивок. – Сколько лет?
- Семнадцать.
- В школе учишься?
- Да, в десятом классе.
- Отлично.
Интересный разговор, не находите? Федя готов был под землю провалиться, но ничего с собой поделать не мог, из него информация выходила в час по чайной ложке.
- Первый раз на пробах?
Кивок головы.
- Ясно. А чего так? Где-нибудь выступал?
- Нет.
- Ясно. Ну что ж, давай тогда начнем. Татьяна Сергеевна, будьте добры, дайте этому молодому человеку текст.
Татьяна Сергеевна оказалась женщиной весьма крупной. Она встала со стула, из-за спины говорящего, и, подойдя к замершему Феде, всучила ему в руки распечатанные листы.
- Прочти от лица Гила.
Кого? Буквы разбегались перед глазами так, что Федя сомневался уже в своей способности читать. Строчки скакали, слова ускользали от понимания, а смысл всего происходящего давно уже улетучился, вместе со всей решительностью парня.
- Конечно, я же, великий. С довольной ухмылкой сказал он и вытянул руку вверх, указал куда-то в потолок. Как ты мог подумать, что я отступлю? Сказал он, но за его бравадой таился страх скрываемый, как всегда, за улыбкой.
Вначале хихикать старались тихо, но когда Федя поднял голову, над ним уже смеялись все. Абсолютно все.
- Чего? – Не понял Горин. Ему сказали прочитать, он и прочитал. Чего смешного то? Или он прочитал не в той интонации? Да он в обще без интонации читал. Просто прочел и все.
- Ничего, все хорошо. – Вытирая выступившие слезы, человек в разных носках, подошел ближе, забирая из рук парня листы. Его ладонь, легшая на плечо Феди, была куда тяжелее чем можно было предположить, глядя на ее обладателя. Мужчина был едва ли выше самого Горина, худощавый, с недельной небритостью, и сальными волосами. От него пахло луком, и каким-то уж больно сильным одеколоном. Да, на нем футболка была мятая, и джинсы затасканы. – Слушай, это твой собственный голос? В смысле, ты не болеешь, нет? Горло не болит?
- Н-нет. – Мотнул головой Федя.
- Так, значит, не стричься, не есть того, что может вызвать на лице аллергическую реакцию. Не простывать, мороженого не есть, холодного не пить. Понял?
Кивок.
- Сейчас Татьяна Сергеевна тебе выдаст пропуск, и все объяснит. Завтра к девяти, не опаздывать.
И что, это все? Никаких больше расспросов, чтения текстов, или еще чего-либо? Вот так просто? Кажется, Федю колотило. Почему-то, не смотря на жару, он чувствовал озноб во всем теле, даже ладони замерзли став ледяными. Перенервничал, испугался.
- Идем. – Татьяна Сергеевна, не дожидаясь, когда Федя отомрет, пошла к выходу, только не к тому через который запускали претендентов, а возле сцены, скрытый за занавеской. – Сейчас я тебя сфотографирую, для пропуска. Ну ты, парень, дал. Как там тебя, Федор?
- Да. – Идти за ней было делом не трудным. Она весьма медленно шла, на ходу, часто оборачиваясь, будто проверяя, идет ли за ней следом Горин.
- В следующий раз, когда видишь текст за речью персонажей, не читай его. Хотя, повеселил ты всех знатно. Но это даже, хорошо. Мы же уже третью неделю ищем того , кто бы подошел на роль Гила. Люди прут, а толку ноль. Да еще и Кропсу понадобились именно молодые, не нужны ему, видители, с опытом. Нет в них искры, один профиссианализм. А с вами, не обученными, работать и работать.
Его что, взяли? Он прошел пробы? Как бы Федя не старался, а улыбка сама собой вылезала на лицо, да и от чего-то пищать хотелось, как девчонке. Его взяли.
- Ему конечно, виднее. Как ни как, режиссер. От него и так много чего зависит, но набирать в команду совсем не обстрелянных, с ума можно сойти. – Бубнила на ходу женщина. Они шли по очередному коридору, только теперь уже без дверей, и не такой витиеватый как в прошлый раз. Федор старался запоминать, куда его ведут, но под конец понял, что самостоятельно во второй раз не сможет найти нужный проход. - Так, запоминай.
А вот это же ему. Они остановились перед закрытой дверью без таблички, и Татьяна Сергеевна, обернувшись к парню, указала на него пальцем.
- Тебя еще не утвердили, так что, будешь ты работать или нет, это ее бабушка на двое сказала. Это только пробы. Чем ты зацепил Крупса, я не знаю. Но, не стоит надеяться, что все пойдет и получиться сразу. Скорее всего, завтра тебя отсеят, не думаю, что ты сможешь играть. Ну, да ладно. Запомнил, что тебе он сказал? Не есть ничего, что может повлиять на твою внешность, а так же голос и не делать ничего такого что бы могло причинить вред твоему здоровью.
Своим ключом открыв дверь, она пропустила Федю вперед, попутно включая свет.
- Фотографию на анкету надо и на пропуск. Встань у той ширмы.
Строгая женина, куда строже, чем тот, кого она называла Крупсом. Интересная, кстати, фамилия, нужно будет дома в интернете посмотреть. Маленькое помещение, больше похожее на подвальную фотостудию, с минимальными затратами на освещение и аппаратуру. Синяя ширма до потолка, два осветительных прибора, направленных точно на объект съемки, лампы дневного света на потолке и компьютерный стол, заваленный всевозможными бумагами и фотографиями.
- Так, давай заново. Имя, фамилия и так далее. Где и с кем проживаешь, учишься, любимые занятия?
Никогда не любил фотографироваться. А тут пришлось делать аж пять снимков. Два в профиль, два в анфас, и один со спины.
-Сегодня возиться с тобой некогда. Выход слева от двери. Завтра подойдешь к девушке на стойке, она тебя направит куда надо. Все. До завтра. К девяти. Утра. Не опаздывай.
Феде всегда казалось, что пробы хоть куда-то, должны проходить как-то иначе. Он, пару раз, в интернете выискивая что-то посмотреть, натыкался на вступительные экзамены в театральные вузы. Так там уж показывают себя, так показывают. Что-то декламируют, что-то играют, зачитывают, пляшут, играют на инструментах. А тут? Пришел, прочел и взяли. Не объяснили даже ничего толком. Да еще и вышвырнули, как надоевшего котенка.
На улице все так же светило солнце, люди ли по своим делам, а за его спиной расположилось огромное из стекла и бетона, здание. Он не провел там и часа, управившись со всем за полчаса. А из воспоминаний, только сменой мужик в разного цвета носках. Интересно, а он знает о том, что не правильно их одел? Или это у него фишка такая?
- Что, взяли? – Катя, как оказалось, сидела на скамейке возле парковочных мест, доедая свой не хитрый перекус. Из салата принесенном в баночке и йогурта в бутылке. Она его приметила сразу, как только Федя вышел из здания, и уже вовсю махала рукой, побуждая подойти поближе. – А я так и знала, что тебя выберут. У меня глаз наметан, я же вижу, кто может подойти, а кто нет. У Крупса даже глаза засияли, он тебя увидел.
Сесть рядом, вытянуть ноги перед собой, и запрокинуть голову к небу, рассматривая легкие облака, плывущие в неизвестном направлении. Федя бы даже закрыл глаза, но уж больно гипнотизировано смотрелось небо.
- Прикинь, актеров набирают, а сценарий еще толком не прописан. – По секрету, хихикнув в кулак. – И реквизита еще нет, и много кого еще нет. Крупс вообще любит по ходу дела всех набирать. Не знаю что у него там по срокам, но он, как всегда, и не торопиться. Вчера Марьин так орал, что сегодня даже разговаривать не может.
Кто такой Марьин? Крупс? Что тут в обще происходит? Федя выпрямился. Посмотрел на жующую Катю.
- Это что, фильм?
- Скорее, шоу. Сериал, короче, проект. Крупс хочет поставить типа историческую драму, с наложением фантастики и еще чего-то там. Я сценарий еще не читала, кажется, он его один только и видел. Нам раздали только примерны черты тех, кто может подойти на роль того то, и того то.
- И?
- И все. – Пожала плечами Катя. – Мы и ищем. Вначале облазили все театральные вузы, студии, институты искусств, затем ходили по школам. Вроде бы типаж есть, ведем к Крупсу, а он морщиться. Этот не то тот не это. И так уже третью неделю. Подбираем актерский состав как по минному полю в слепую, ходим. И это ее не считая что нужны постановщики, осветители, операторы звукари, статисты, да много кого еще надо.
- А ты кто?
- Я? Пом. Режиссера.
Абзац. А он считал ее девочкой на побегушках.
- Да ты не тушуйся так. Кстати, не плохо выступил на пробах.
- Издеваешься?
- Нет. - Она над ним сейчас издевается? И улыбка, и легкие смешки в кулак. Точно, издевается.- Ну ты прикинь, сидишь весь день, слушаешь заученный текст, видишь переигрывание пробующихся, и тут ты. Ба-бац, читаешь все, без интонации, как будто так и надо. Да я такой довольной моськи у Крупса не видела года два. Я тебе говорю.
Федя хмыкнул, легкая улыбка скользнула по его губам озарив напряженное лицо.
- У тебя было такое выражение когда ты понял, что все смеются которое не сыграет ни один актер. Это даже не удивление это какая-то смесь из обиды, злости и растерянности. Ты такой « вы чего?».
Она, даже изобразила его, разведя руками в стороны, и хлопая накрашенными ресницами.
- Так что можешь собой гордиться, ты прям точно угадал с нужным выражением моськи, в нужное время.
- Скажешь тоже. – А похвала то, согрела душу. Расправила не видимые крылья за спиной, и расцвела на губах задорной улыбкой.
- Ты же еще в коле учишься?
- Ну да.
- Думаю, когда тебя утвердят, со школой придется заключать контракт, что бы тебе давали поблажки и отпускали в нужное время. Ты же не против учиться экстерном?
О таком Федя и не думал даже. И от чего-то эти слова напугали. Ему и так не легко находиться в окружении других людей, стараясь не выделятся, а тут его как будто на показ всем хотят выставить.
- Да, думаю, так и будет.
Мама точно не обрадуется такому, мелькнуло в кудрявой голове Феде. Она то, рассчитывает, что Федя, как прилежный сын отучиться в школе и поступит куда-либо, затем начав работать по специальности. А он, как окажется, учиться и вовсе не будет. Он об этом, как-то и не подумал даже. Хотя, скоро лето, каникулы, подумаешь, пропустит контрольные годовые, потом досдаст, или поставят оценки за счет четвертных отметок. Не выпускной же класс, чего бояться.

Сказали спасибо (2): aramis, dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 85
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 52 | Напечатать | Комментарии: 0
banner
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.