Говорят - в океане есть остров. Все бы отдал, что бы увидеть его. Будет отыскать его непросто пусть, смотрят на меня все косо. Здесь замедлило время свой бешеный бег, Здесь травы изумрудной не примял человек. И мгновение вдруг превращается в век, Мое сердце задето, изменен жизни бег. Бриллиантовые росы на диковинных цветах, Щебетание райских птиц

Истории о Шерлоке и докторе - часть 4

| | Категория: Юмор
Ночное застолье.

Как-то раз во вторник ночью я проснулся от громкого звона и сильного удара по лбу.
«Ох, ё! – заорал я, вскакивая, - Холмс, собака, убью, паскуда!» Мне со сна померещилось, что это Холмс угодил мне шваброй в лоб. Я протер глаза и осмотрелся. Я был у себя в комнате, спал на кровати, кругом было темно, Холмсом даже и не пахло.
«Что за черт, приснилось что ли?» - подумал я и потрогал себя за лоб. Шишка была настоящая. И большая.
«Может, с кровати шмякнулся?» - вновь подумал я и вдруг почувствовал жгучий удар в спину и услышал звон разбившегося стекла.
«Ах, черт! – взвыл я и, схватившись рукой за больное место на спине, подскочил к разбитому окну. Я выглянул из него и тут же получил новый удар по лбу.
«Вай, вай!» - завопил я и отпрыгнул от окна. Я упал на живот и по-пластунски пополз под кровать.
«Началось, - подумал я, - опять жидов бьют! И меня снова по ошибке к ним причислили. Надо срочно фамилию менять!»
И вдруг, когда я почти спрятался, до меня донесся приглушенный крик:
«Ватсон, Ватсон, это я!» Я потихоньку выбрался из-под кровати, подполз к подоконнику и осторожно выглянул из окна. Присмотревшись, я разглядел внизу темную фигуру.
- Кто это там? – крикнул я.
- Да я это, Лестрейд! - донеслось снизу, - Я тут водки принес, закуски набрал и к вам пришел. Ватсон, скинь занавеску, я к тебе влезу, бухнем давай.
- Лестрейд, шакал, сволочь, гад! – заорал я, - Это ты что ли камнями швыряешься? Убью, падло!
- Ватсон, прости, я не нарочно, - заныл сыщик, - Я хотел твое внимание привлечь, разбудить тебя. Я что, в тебя попал?
- Еще как попал! Три раза попал! – ответил я, спуская занавеску, - За это с тебя внутренний компресс. Три литра! И не самопала какого-нибудь, а настоящей чистой заводской водки.
- Конечно, конечно, - пропыхтел Лестрейд, залезая в окно по занавеси, - я как раз три литра и принес. Как знал! На, Ватсон, держи.
И сыщик протянул мне огромный пакет. Он был очень тяжел. Я обрадовался и осторожно поставил его на стол. Сыщик перевалился через подоконник и громыхнулся на пол.
- Тихо ты! - прошипел я, - Миссис Хадсон разбудишь. Её комната прямо под моей. Она проснется и приголубит тебя сковородником!
Лестрейд, кряхтя, поднялся на ноги и прошептал:
- Ты хоть свечу зажги что ли. Не видно ж ни черта!
- Ладно, сейчас, подожди пару минут, - ответил я и тихонько раскрыв дверь отправился на кухню.
Осторожно спустившись по лестнице, стараясь не скрипеть половицами, я вошел в кухню и ощупью стал искать свечку. Её я не нашел, зато нащупал керосинку. Достав из кармана пижамы спички, я зажег её и хотел было идти обратно, но тут вспомнил, что не помешает захватить и рюмки. Я достал парочку и только двинулся назад, как услышал чьи-то шаги на лестнице. Я быстро затушил лампу и затих. Как и предполагалось, это оказался Холмс, который спускался в туалет. В руке у него была свечка.
«Ах, злодей! - подумал я, - Так вот кто свечи по ночам из кухни таскает! Ну ничего, сочтемся!»
Холмс пробыл в сортире около минуты. Потом он направился в кухню. Я быстро отскочил к стене и спрятался за шкаф возле раковины. Шерлок вошел, раскрыл шкаф, достал бокал и подошел к раковине. Он поднял свечку, поставил бокал под кран и хотел уже открыть воду, но тут заметил меня.
- Ой, блин, мамма миа! – воскликнул он и уронил свечку, которая тут же погасла, - Кто это, а? Ватсон, ты что ли?
Холмс отступил от крана на три шага и теперь нерешительно стоял у двери, всматриваясь в темноту и готовый мгновенно дать стрекача.
- Да я это, не бойся, - подал я голос, - Испугался никак?
- А, Ватсон, я так и знал, что это ты, - Холмс вздохнул с облегчением, - Я не из пугливых. Это просто от неожиданности. А ты чего прячешься-то?
- Да вот, решил тебя пугануть. Вроде получилось, - ответил я, зажигая фитиль, - Ладно, спать пойду.
Я вставил колпак и, взяв керосинку, отправился к себе. Холмс зажег свою свечку и провожал меня подозрительным взглядом.
- Ватсон, а чего ты вставал-то? – спросил он. – Что, не спится?
- Да нет, все нормально. Сон плохой приснился, вот я и проснулся, - объяснил я, - Потом водицы захотел испить. А ты чего не дрыхнешь?
- В туалет захотелось, - ответил Шерлок, - и попить тоже. Ватсон, слышь, а чего у тебя карман оттопыривается? Что у тебя там?
- Много будешь знать, скоро помрешь, - сказал я, усмехнувшись, - Кус хлеба там с мясом. Оголодал я, понял?
Как я полагал, Холмс нюхом почуял, что дело пахнет спиртом.
- А керосинка тебе зачем? – не унимался он.
- Боюсь в темноте спать. Опять ужастики приснятся, – ответил я и решительно зашагал к себе.
Я вошел в свою комнату и закрыл дверь на замок. Холмс, стоя внизу со своей свечкой, провожал меня убийственным взглядом. Он уже исходил на пену от подозрений. Я не сомневался, что он будет подслушивать под дверью и все равно прознает, что мы выпиваем. Придется и его, конечно, в долю взять, но пока мы с Лестрейдом хоть по паре рюмок вдвоем тяпнем. Хорошо, что Холмс не заметил моего шишака на лбу.
- Ты чего так долго? – прошептал Лестрейд.
Он сидел на кровати и его лицо при свете керосинки смахивало на рожу черта. Если бы я не знал, что это сыщик, я бы здорово струхнул.
- Да Холмс по пути повстречался, - ответил я.
- Он что, не спит? – спросил Лестрейд, - Давай его тоже подтянем.
- После, - ответил я, - Он сам, кстати, сейчас сюда ломиться будет. Он уже что-то подозревает.
Подойдя к столу я увидел, что сыщик распечатал свой пакет и достал оттуда водку (здоровенный пузырь в три литра объемом, где такие продают, интересно), закуску (колбасу, сало, сыр, батон, огурцы соленые, свежую редиску, морковный корейский салат) и напиток «Буратино». Я поставил керосинку на стол и улыбнулся, разглядывая это богатство.
- Эх, надо было рюмки захватить и нож, - с сожалением прошептал Лестрейд, - А то порезать нечем.
- Предусмотрено, - ответил я и достал из кармана стопари.
Мне почудилось, что я взял два, но оказалось, что зацепил три штуки. Я усмехнулся про себя, вспомнив о Холмсе. Хоть он еще не появился, но стопарь его уже тут! Ладно.
Потом я полез под подушку и вынул свой армейский десантный нож с ножницами. Им я мгновенно накромсал закуску, достал и расстелил на столе газету и разложил все на ней. Лестрейд в это время открывал пузырь.
- Ну, что, Ватсон, вздрогнем? – проговорил он, поднимая рюмку.
Я взял свою и только хотел чокнуться с сыщиком, как раздался громкий стук в дверь и приглушенный голос Холмса:
- Ватсон, открой, я все знаю!
- Ну, что я говорил? – я улыбнулся.
Лестрейд засмеялся, мы чокнулись и накатили. Стук раздался снова.
- Отворяйте, гады, вы там бухаете, я знаю! – вновь раздался возмущенный голос Шерлока, - Открывайте, пока я дверь не снес и миссис Хадсон не разбудил! Она вам вставит!
- Ну, что, придется впустить. – сказал я и открыв дверь, прошептал Холмсу, - Тихо ты! Давай быстрее!
Холмс влетел в комнату, увидел наш стол и возмущенно взвыл:
- Ах вы черти, без меня пьете, сволочи! Убью!
- Тихо ты! – прошипел я и ткнул его кулаком в бок, - Раз такой умник, что вычислил нас, то сиди молча! Не буди миссис Хадсон, иначе всем влетит. Сейчас втихаря накатим. А без тебя мы не пили, видишь три стопаря тут! Мы ждали, когда ты, как истый сыщик, прознаешь про нас и сам придешь. Поэтому я тебе ничего не сказал на кухне. Ты выдержал испытание и оправдал свое гордое звание настоящего сыщика!
- А, вот оно что! – обрадовался Холмс и похлопал меня по плечу, - Ну так я вообще проницательный! И тебя я тоже вычислил. Здорово! – и он протянул руку Лестрейду.
Они обнялись, после чего я усадил Шерлока на диванчик возле стола. Тот оглядел наш достархан и довольно улыбнулся.
- Ну вы меня и разыграли! – проговорил он.
Лестрейд снова наполнил рюмки (на этот таз три). Холмс схватил свою и, сказав скороговоркой «Ну, будем!», накатил. После этого он отобрал у сыщика пузырь и налил себе снова. Мы чокнулись и выпили. Я закусил колбасой и откинулся в кресле. Лестрейд зажевал кусок сала, потом полез в карман пальто, достал пачку «Беломора» и бросил на стол. Холмс взял одну папиросу, закурил и с наслаждением развалился на маленьком диванчике.
- Ты, Лестрейд, откуда вообще взялся? – поинтересовался он.
- Да я нынче зарплату получил, - ответил тот, вновь наполняя рюмки, - вот только деньги в кассу поздно привезли. Поэтому и выдали в конце дня, часов в шесть. А тут у меня еще дежурство было до двенадцати, вот и получилось так поздно. Ну что, вздрогнем?
Мы подтянулись к столу и «вздрогнули». Водка была хорошая, не самопал, а настоящая «Столичная». Закуска тоже была приличная, поэтому мы даже после трех стопарей совершенно не захмелели.
- Холмс, а как ты нас вычислил? – спросил я, закуривая папиросу.
- Ну, - Шерлок надулся от гордости как индюк, - это было в общем довольно сложно и трудно, но мой гениальный мозг с этим справился.
- Ой, да ладно! – презрительно проговорил я, - Ты открыл шкаф, посмотрел, трех стопарей нет, а у меня в кармане что-то было, как ты заметил. Вот ты и прознал про праздник!
- А потом вышел из дома, глянул – занавеска из окна торчит до земли, - подхватил Лестрейд и втянул ее обратно в комнату, - вот ты и догадался, что я пришел. Кроме меня никто к вам по занавеси не лазит, - сыщик засмеялся, - А если я пришел так поздно, то, естественно, не пустой. Да еще Ватсон керосинку забрал и рюмки унес. Тут любой сразу поймет в чем дело.
Я расхохотался. Холмс посидел немного надувшись, а потом махнул рукой и тоже рассмеялся.
- Вот вы мудрецы, - проговорил он, наполняя стопари, - это не я вас, а вы меня раскололи. Да, так все и было. Ладно, давайте замахнем за нас, сообразительных.
И мы снова накатили. Потом Холмс внимательно посмотрел на меня и спросил:
- А что это у тебя, Ватсон, за шишак на лбу? Вчера не было вроде.
- Да это Лестрейд, сколопендра, камнем мне пару раз по лбу зарядил! – ответил я и потрогал лоб.
Шишак был хорошо ощутим.
- Да ладно, Ватсон, я ж извинился, - испуганно проговорил Лестрейд, - и компресс вот поставил…
- Да нет, я ничего не говорю, - ответил я, - просто никогда так больше не делай, понял? А то прибью! Дошло?
- Да понял я, понял, - сказал тот, опасливо отдвигаясь от меня, - но я ж все сделал, чтоб свою вину загладить. А больше такого не повторится. Я ж нечаянно! Я ж не хотел!
- Ладно, забудем, - я подтолкнул Холмса и тот мгновенно налил, - только, Лестрейд, смотри. Мы завтра болеть будем, так что опохмелка за тобой! У тебя деньги на завтра есть?
- Не переживай, братва! – воскликнул тот, оживляясь, - Бабки есть! Опохмелка будет обязательно. Зуб даю! Да и сейчас, если водка кончится, можно будет еще пару литров прикупить. Бабки есть! И на сегодня и на завтра!
- Ну, тогда держи пять! – я просиял и протянул руку сыщику, - Тогда все путем! Забудем что было! Я тебя прощаю!
Сыщик обрадовался, пожал мне руку, пододвинулся поближе ко мне и закурил.
- Ну что, за мир! – провозгласил Холмс и мы…
Потом Лестрейд предложил сыграть в карты, в дурака. Мы согласились и Шерлок потихоньку сходил к с себе в комнату и принес картишки. Он размешал их и роздал всем по шесть карт. Мы подвинулись поближе к столу, сыщик налил, мы тяпнули, закусили и начали игру.
Карты – такая вещь, как возьмешь их в руки, так время для тебя останавливается! Вот и мы не заметили как отыграли семь конов (после каждого кона мы, правда, накатывали и закусывали). И только мы начали восьмой (в седьмом Лестрейд был дураком), как неожиданно керосинка замигала и погасла. Наступила полная темнота.
- Вот черт! – ругнулся Холмс, - В самый главный момент и такое уродство!
- Да, не свезло и чего теперь делать-то будем? – раздался голос сыщика, - В вашей лампе, кажись, керосин закончился.
Я нащупал лампу и побултыхал её. Топлива в ней не оказалось.
- Холмс, у тебя свечка была. Тащи её сюда. Где она? – спросил я.
- Нету, сгорела вся, - печально ответил Шерлок.
- У вас свечей вообще больше нет что ли? – тревожно спросил Лестрейд.
- Нету, - повторил Холмс, - Закончились все. Только у миссис Хадсон есть. У неё запасец.
- А как у неё возьмешь-то? Она проснется, такой вой подымет! – сказал я.
- Да, - согласился Холмс, - нам с тобой по ушам надаёт, а Лестрейда вытурит в шею, ещё и кочергой угостит.
- Ёлы-палы! – испуганно пробормотал сыщик.
Мы уныло замолчали.
- Ладно, парни, давайте вмажем, - нарушил тишину Холмс, - после стопки легче мыслится.
- Как? Не видно ж ни черта, – проговорил Лестрейд.
Вместо ответа Шерлок зажег спичку.
- Поливайте резче, а то я сейчас пальцы себе обожгу, – сказал он.
Лестрейд схватил бутыль и в тусклом свете спички моментально наполнил рюмашки. Холмс отбросил сгоревшую спичку, нащупал свою рюмку, поднял её и провозгласил:
- Да будет свет!
Мы с Лестрейдом в темноте нашли свои стопки и тоже подняли. После холмсова тоста мы хотели чокнуться друг с другом, но ничего не вышло. Я целую минуту водил рукой со стопарем над столом, но так и не нашел руки Холмса или сыщика. Убедившись, что из этого ничего не выйдет, я махнул рукой и хапнул. Шерлок с Лестрейдом тоже искали меня и друг друга, но безуспешно.
- Как хотите, а я пью! – раздался голос сыщика и послышался бодрый глоток.
- Я тоже, – проговорил Холмс и вновь раздался бодрый глоток.
Потом донеслось чмоканье: сыщик лупил сало, а Холмс хрумкал соленым огурцом. Я нащупал кусок сыра и закусил.
- Слышь, Лестрейд, у тебя ж бабки есть, ты говорил, - сказал в темноте Холмс.
- Есть, а что? – тревожно отозвался тот.
- Ну, так давай сходим в ларек, купим свечей, заодно и водочки возьмем, - предложил Шерлок.
- А что, это идея! – обрадовался сыщик, - Давай сейчас по занавеске спустимся и быстро слетаем.
- Точно! – поддержал и я, - Только резко. Одна нога тут, а другая… тоже тут!
И Холмс с Лестрейдом, спустив занавеску, полезли вниз. Оказавшись на земле, они со всех ног припустили к ларьку, который находился в двухстах метрах от нашего дома. Я глядел в окно и внимательно следил, как эти лоси наперегонки несутся к киоску, приветливо мигавшему огоньками реклам. Меня начали терзать смутные сомнения. А вдруг эти двое зацепят сейчас пару литров, куда-нибудь свалят, например, к тому же Лестрейду, и неплохо проведут время, собаки? Причем без меня, зачем я им. Так ведь больше каждому достанется! Ну ладно Лестрейд, он тупой и корчит из себя справедливого. Но Шерлок, облупленная харя, всегда ищет выгоду! Он может уболтать сыщика и они у него вдвоем напьются до синей дыни. А я тут буду куковать? Нет уж, дудки!
Я нащупал в темноте возле кровати свои носки, натянул их, потом надел тапки и выглянул в окно, собираясь слезать. Но тут же с облегчением разглядел две темные фигуры, идущие от ларька в сторону нашего дома. Одна из фигур тащила что-то тяжелое, держа её в обнимку двумя руками.
«Пузырь!» - с восторгом догадался я. Вторая фигура несла какую-то коробку или ящик. «Свечи!» - понял я и, совершенно успокоившись, нашел спички, зажег одну и налил себе полную рюмку. Водки оставалось мало – примерно пол литра - и новый флакон был весьма кстати. Я выпил стопарь, закусил колбасой и снова подошел к окну. Темные фигуры были уже возле дома. Одна из них уцепилась за занавеску и ловко полезла наверх.
- Ватсон, держи! – раздался голос Шерлока и в окне появилась большая бутыль.
Я взял её и поставил на стол. Холмс тем временем перебрался через подоконник и громыхнулся на пол.
- Тихо! – прошептал я, - Миссис Хадсон разбудишь.
Шерлок поднялся на ноги и осторожно сел на диван. Следом за ним вскарабкался сыщик со свечками и точно так же рухнул на пол.
- Тише, урюк! – шепотом рявкнул я и поддал ему по заду. Лестрейд поднялся и сел в кресло. Я распечатал коробку, достал пару свечей и вставил их в медный подсвечник, который я в свое время стырил у Холмса. Потом я зажег их и присел на свое место.
- Ну что, свет есть, - проговорил довольный Холмс, - все нормально. Но для полного порядка надо…
Шерлок наполнил рюмки и провозгласил:
- Ну, за свет и за ум!
- Не понял, а при чем тут ум? – проговорил я, снимал тапки.
Холмс накатил, поставил рюмашку на стол, закинул в рот кусок колбасы, прожевал и ответил:
- Мы вот головы ломали, где свечей раздобыть. И если бы не мой гениальный мозг, - он погладил себя по голове, - который выдал потрясающую идею насчет света, мы бы так и куковали в темноте до утра.
- Вот олень, – хмыкнул сыщик, - да если б не мои бабки не было бы у нас света ни черта!
- А если б не моя занавеска, вы бы свечей не раздобыли! – подхватил я, - Так что, Холмс, это заслуга не твоя, а наша общая. Объединенная, так сказать!
С этими словами я выпил и закусил редиской.
- Точно! – Лестрейд кивнул и опрокинул стопарь.
После этого он закусил огурцом и стал нарезать сало и колбасу, поскольку мы уже смели первую порцию.
- Да я ничего не говорю, - оправдывался Шерлок, - Согласен, заслуга это общая, но идея-то была моя! Значит я первый закумекал насчет света!
- Слышь, Холмс, если ты еще чего-нибудь ляпнешь по поводу света, то больше мы тебе не нальем, да, Лестрейд? – я посмотрел на него и тот кивнул.
- Да ладно, вы чего теперь? – забормотал Шерлок, - Я ж пошутил. Давайте тогда в картишки доиграем.
- О, вот это дело! – сказал сыщик и стал подливать.
Потом мы грамманули и продолжили игру. Мы играли часа два. Кто из нас поскольку раз оказывался в дураках мы уже не считали. Допив первый пузырь, Холмс открыл второй и ночное застолье продолжалось. Выпив литр, мы обнаружили, что закуска закончилась. Совсем. Остался лишь маленький кусочек сала и редиска.
- За-за-куски б-больше нет, - провозгласил Лестрейд, вновь наполняя стопки.
Холмс шатаясь встал и, прищурив глаза, посмотрел на стол.
- Хр-хр-хреново! – произнес он, после минутного осмотра.
Я кое-как взял стопарь и пока подносил его ко рту расплескал треть. Выпив и поставив рюмку на стол, я схватил редиску и отгрыз половину.
- В-Ватсон, оставь ма-малость. – пробормотал Лестрейд, падая на стол.
Я протянул ему корнеплод и сыщик, накатив, сожрал кусок. Шерлок отобрал у него из руки огрызок и осушил свой стопарь. Потом он проглотил то, что оставалось вместе с последним куском сала.
- Все, б-больше закусывать нечем, - констатировал я.
- Мож-жет н-на кухне есть что-ниб-будь? – и Холмс нетвердыми шагами направился к двери.
По дороге он споткнулся о мои ботинки и растянулся на полу.
- Хо-Холмс, т-тихо т-ты! – проговорил я, наклоняясь к нему.
Я с трудом поднял его и бросил на диванчик. Шерлок, однако, не успокоился. Он снова встал, шатаясь подошел к сыщику, лежавшему на столе и потыкал его в шею.
- Лестрейд, - бормотал он, - слышь, Лестрейд, пошли сходим за п-пузырем.
- Пойдем! – сыщик приподнялся, но тут его занесло и он свалился с кресла на пол.
- За к-к-каким пуз-зырем, за-закуски надо вз-вз-взять, - заикаясь, проговорил я и взглянул на стол.
Во флаконе было еще порядочно водки, почти половина, целый литр. А мы были уже совсем никакие, еле сидели. А вот закуски совершенно не было. Только оставался этот напиток «Буратино». Но мы его не использовали, потому что никогда не запивали, как женщины.
- Лестрейд, э, Лестрейд, - Холмс тыкал лежащего на полу сыщика ногой в живот, - ты пить будешь?
- Буду, - бубнил тот.
- Ну тогда вставай, за бут-бут-тылкой с-сходим! – Шерлок пытался поставить Лестрейда на ноги, но тот все время валился на бок.
- Ты будешь пить? – рычал Холмс
- Буду, - отвечал сыщик, лежа на полу.
- Пошли тогда, - Холмс вроде немного протрезвел, - сейчас вмиг слетаем! Все будет тип-топ! Пошли!
- Иду, - бормотал Лестрейд, не двигаясь с места.
- Да вставай же, черт! – Холмс двинул сыщика ногой по заду.
- Сейчас, встаю уже, - говорил Лестрейд, лежа с закрытыми глазами.
- Вот лосось! – Холмс выругался, потом махнул рукой и посмотрел не меня, - Ватсон, м-может с тобой сходим?
- Не-не могу, - ответил я, пытаясь подняться, - м-меня сносит. Я не дойду. С-сами идите. Закусить возьмите. К-колбасы и там это… конс-сервы…
- Кильки взять? Помидорные? – спросил Шерлок.
- Д-да, сойдет, - ответил я и рухнул в кресло.
Холмс, убедившись, что поднять сыщика не удается, взял со стола напиток «Буратино», кое-как отвинтил крышку и окатил Лестрейда. Тот захлебнулся, закашлялся и приподнявшись на локтях замотал головой.
- О, вот это дело! – довольно проговорил Холмс, хватая Лестрейда подмышки и усаживая на диванчик, - Вот он и ожил. Все не так плохо.
Холмс вылил на голову нашего друга еще немного сока и заботливо спросил:
- Не холодный напиток? Не простудишься?
Сыщик замотал головой и начал вытряхивать жидкость из уха.
- Ты вообще как, в целом? – продолжал интересоваться Холмс, - Ты, когда падал, не ушибся, а, Лестрейд?
- Нормально, - отвечал тот, тряся головой.
- Ты, Семенов, водку пить будешь?
- Буду. Водку буду, - отвечал Лестрейд.
- Ну тогда пойдем, купим литр и кильки, - Холмс подошел к окну.
- Д-давай! – согласился сыщик и, кое-как поднявшись на ноги, подошел к Шерлоку.
- О, вот это мужик! – довольно произнес Холмс, - Я с тобой в любую разведку пойду!
Он уцепился за занавеску и лихо слетел с подоконника. Через секунду раздался глухой удар и громкий вопль.
- Холмс! – я с трудом поднялся, подошел к окну и выглянул наружу.
Уже наступал рассвет и я разглядел Шерлока валявшегося на земле и державшегося за свои пятки. При этом он дико выл и перекатывался из стороны в сторону.
- Тихо ты, слон! – приглушенно крикнул я, - Миссис Хадсон разбудишь!
Но было уже поздно. Комната миссис Хадсон располагалась как раз под моей и ее окна находились под моими окнами. И сейчас в них внезапно появился свет.
«Вот и все, попали мы!» - подумал я. Холмс, увидев свет, сразу же замолк и стремительно пополз в кусты. Я хотел захлопнуть свое окно, но в это время вмешался Лестрейд, который не понял, что произошло.
- Кажется, Холмс сорвался! Надо помочь! – вскрикнул он и оттолкнув меня от окна, схватился за занавеску и скользнул вниз.
Я подскочил к окну и хотел уже заорать но…
Пьяный Лестрейд спускался как хреновый альпинист. Он держался за занавеску, а ногами отталкивался от стены и верхней оконной рамы. Но тут проснувшаяся миссис Хадсон подняла раму и выглянула на улицу, чтобы разузнать, кто кричал. Лестрейд, оттолкнувшись ногами от стены и держась за занавеску, слетел вниз на метр. Для того, чтобы спуститься еще ему нужно было вновь оттолкнуться от оконной рамы. Но та была поднята, а в пустом пространстве маячила голова миссис Хадсон. Лестрейд с размаха всадил ей каблуком по носу. Кровать нашей домохозяйки находилась у окна и она, после удара, свалилась с нее на пол. Вслед за ней, все еще держась за занавеску, влетел в комнату и обалдевший сыщик. Оказавшись внутри, он отпустил ее и свалился на лежащую на полу и громко вопящую перепуганную миссис Хадсон. От ветра свеча в моей комнате погасла, опустился мрак и я слышал только, как наша домохозяйка вопит во всю ивановскую: «АААААААААААААА!»
Мгновенно протрезвев, я схватил пузырь, рюмки, бутылку с остатками сока и спрятал их в шкаф. Потом скомкав все газеты, лежащие на столе, швырнул их туда же. После этого пришлось быстро втянуть занавеску и захлопнуть свое окно. Задребезжали разбитые Лестрейдом стекла, но я не обратил на это внимания и, быстро раздевшись, бросился на кровать.
А в доме творилось такое! Миссис Хадсон, разобравшись что к чему, подняла еще больший вой! Я слышал, как она дубасила сыщика кочергой. Тот дико вопил, молил о пощаде и в конце концов ему удалось все же вырваться от нее и удрать через окно. Все его вещи остались у меня. Наша старуха порвала ему штаны и рубаху, оторвала каблуки и отоварила по полной. Лестрейд с трудом (как он потом рассказывал) добрел до своего дома весь избитый и покалеченный, в ужасе от произошедшего. Миссис Хадсон стала ломиться к Холмсу, но того не было дома. Он, как известно, отсиживался в кустах и наблюдал позорное бегство сыщика. Это от него я позднее узнал о побоище, устроенном в спальне домохозяйки.
Потом миссис Хадсон пришла ко мне, но я прикинулся дурачком, мол, знать ничего не знаю и вообще только проснулся (сонный недовольный вид, взлохмаченные волосы) и желаю только одного - поспать дальше. А все ваши выдумки и ночные бредни мне побоку. И вообще, на ночь валериану пить вредно – кошмары гарантированы. Как врач заявляю!
Старуха начала жаловаться на десяток ночных грабителей, которые пытались отрезать ей нос для трансплантации (интересная версия!) и один из них был очень похож на полицейского Лестрейда, нашего с Холмсом приятеля. В доказательство своих слов домохозяйка демонстрировала свой якобы полу отрезанный окровавленный нос, на котором, действительно, красовалась огромная ссадина. Нос уже начал опухать. Пришлось достать свой медицинский чемоданчик и обработать повреждение. При этом старуха поинтересовалась, куда подевался Холмс и не принимал ли он участия в покушении на ее нос. Затем миссис Хадсон подозрительно осмотрела мою комнату, но не найдя никаких улик, успокоилась и, придерживая поставленную примочку, отправилась досыпать.
Через полчаса после ее ухода, я осторожно раскрыл окно и потихоньку спустил занавеску Шерлоку. Тот влез в комнату и битый час рассказывал о том, как он сорвался, как отсиживался в кустах, как били Лестрейда, его побег и другие драматические подробности. Во время этого повествования, я достал из шкафа оставшееся зелье и мы допили его, запивая соком «Буратино». После этого мы отправились спать.
Ночное застолье окончилось.

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 115 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.