Команда! Поднимайте якоря! Чтоб время не терять - руби швартовы! Но доказать, что я любил Вас зря, Ветра и ураганы не готовы. Он мачтой, как распятьем, осиян, Пусть истрепались паруса на гроте, И черпает соленый океан Корабль иногда на повороте, Но остаются мили за кормой, И альбатросы в небе, словно грифы. Им никогда конец не видеть мой. Эй, на

Истории о Шерлоке и докторе - часть 3

| | Категория: Юмор
Особенности английской рыбалки.

Как-то раз в субботу после обеда (на обед были пельмени и оладьи – миссис Хадсон постаралась, получила пенсию и угостила нас на славу, даже поставила на десерт наливочку из свеклы) я лежал у себя в комнате и читал «Таймс». Я прочел все объявления о крушениях поездов, ураганах, торнадо, циклонах и тому подобном и хотел уже вздремнуть, но в это время раздался стук в дверь и ко мне ввалился Холмс.
- Ватсон, ты чего делаешь? Спишь? – спросил он, поглядев на меня, - Хорош дрыхать, есть идея!
- Что за идея? – сонно спросил я
- Поехали на рыбалку! Я удочки приготовил, червей в саду подкопал… Сейчас доберемся до Темзы, отдохнем на природе. Погода-то какая, а!
- Ну, ты даешь! – я приоткрыл один глаз и презрительно поглядел им на Холмса, - Кто ж это на рыбалку в три часа дня идет? Это с утра надобно.
- Не, Ватсон, сейчас как раз самое время, - Холмс хлопнул меня по плечу, - Вот смотри. Мы сейчас собираемся, берем снасть, червей, подкатываем к миссис Хадсон и занимаем у нее соверен…
- Правда? – прервал я его, - А с чего это она нам соверен займет?
- Да подожди ты! Дослушай, - Холмс махнул рукой, - Вот мы к ней подойдем и попросим. А если она откажет, заявим, собрались, мол, на рыбалку. Поймаем мешок рыбы, принесем ей. Пусть жарит или там на уху… На это ж месяц жить можно! Неужто она нам ради такого дела соверен не отжалеет?
- Ты иди сначала спроси ее, даст ли? - ответил я, поворачиваясь к стенке, - Если даст, то черт с тобой, пойду на рыбалку.
- Я так и знал! Смотри! - торжественно проговорил Холмс.
Я медленно повернул голову и увидел, что Холмс держит в руке ослепительно сверкающую золотую монету.
- Вот видишь, - продолжал он, любуясь произведенным эффектом, - я уже договорился! Сейчас возьмем пару литров, закуски наберем немного, захватим котелок, одеяло и двинем на реку. Поставим палатку, костерок запалим… Короче отдохнем на природе. А утром на рассвете забросим удочки. Мешок точно наберем! Ну как, Ватсон, ты в деле?
- Конечно! – я вскочил с кровати и радостно хлопнул Холмса по спине, - Я еще как в деле! Это ты здорово придумал. Мы давно не природе не были. Давай собираться. У меня рюкзак есть мой армейский и палатка. Сейчас достану.
- Отлично! – обрадовался Холмс, - А я за провизией и снаряжением! И он кинулся в свою комнату.
Через полчаса мы вышли из дома. Холмс тащил две бамбуковые удочки, жестяную банку с червями, котелок и пакет с хлебом. У меня за спиной висел рюкзак, где лежали два одеяла, пара свитеров, бечевка, старые газеты, кое-какая провизия (пять луковиц, небольшой шмат сала, несколько помидоров, стручок красного перца, сушеный укроп, соль в баночке и спички), запасные носки и армейская палатка. В рюкзаке еще оставалось вдоволь места и мы заглянули в киоск, где приобрели два литра чистой водки «Кремлевская», палку сервелата, кусок сыра граммов на четыреста, пару бутылок минералки, банку килек в томате, большой батон и полфунта табаку. После этого мы, довольные своим «подвигом», направились к стоянке. Там мы наняли кэб за три шиллинга и помчались на природу.
Ехали мы довольно долго, часа полтора, потому что Холмс припомнил одно место в пригороде, где ему довелось отдохнуть в юности. Как он сказал, это случилось на выпускной, когда они всей компанией поехали за город встречать рассвет. Холмсу очень понравилось это местечко, потому что там они все перепились, передрались и кого-то утопили. Он уверял меня, что там мы будем чувствовать себя вполне комфортно, как в раю. Но я, вспоминая об утопленнике, не был в особом восторге. Впрочем, когда мы приехали мои страха исчезли без следа.
Мы очутились в волшебной местности. Прямо перед нами неспешно катила свои волны старая добрая Темза. Справа и слева рос высокий кустарник. В семидесяти ярдах позади проходила окаймленная плетнями дорога, по которой мы приехали. Слева, на расстоянии около полумили вверх по течению находились деревянные ворота шлюза. Противоположный берег был весь покрыт кустарником. Кое-где возвышалось несколько вязов. Темза здесь особенно широка – ярдов триста от берега до берега. Вода в этом году стояла не очень высоко. На реке было пустынно, лишь изредка проплывали вниз со стороны шлюза небольшие двухместные ялики с влюбленными парочками да иногда, когда шлюз открывался, мелькали юркие паровые катера. Берег наш оказался несколько крутоват, до воды около двух ярдов, но нам как раз это и требовалось. От яра до самой дороги простиралась зеленая полянка, покрытая короткой сочной травой.
- Великолепно! – восторженно проговорил я, оглядываясь по сторонам, - Чудное место! Ты, Холмс, молодец, что вытащил меня из города. Давненько я не ходил босиком по травке.
Я присел и стал расшнуровывать ботинки.
- А то, - гордо ответил Холмс, - я ж знал, что делаю! Давай, Ватсон, обустраиваться будем.
Достав палатку, мы расстелили ее на траве и минут за сорок установили. Стояла она уверенно и Холмс закинул в нее наши свитера и одеяла. Потом я пошел за дровами, а Холмс занялся устройством быта. Он расчистил от травы небольшой пятачок недалеко от палатки, сходил к дороге, принес несколько камней и соорудил подобие очага. Затем раздобыл две рогатульки, вставил их между камнями и положил перекладину. Получилось недурственно. Холмс взял котелок, привязал к ручке бечевку и зачерпнул речной воды. Я тем временем обломал несколько сухих кустов и приволок их на поляну. Пока Холмс возился с костром я достал удочку, насадил червя, вышел на берег и размахнувшись закинул снасть в воду.
- Эй, Ватсон, зачем ты это? – крикнул Холмс, увидев, что я делаю, - Сейчас клева не будет. Время не то.
- Да просто так, - ответил я, закрепляя удочку на берегу, - на удачу.
- Понятно, - Холмс повесил над огнем котелок, схватил свою удочку и тоже закинул ярдов на десять, - По рыбалке стосковался, - пояснил он, поглядев на меня.
После этого мы направились к костру. Холмс расстелил газеты, достал закуску, нарезал батон, колбасу, сыр, сало, и помидоры. Потом он вытащил стопки и присел на траву. Я откупорил бутыль, разлил и провозгласил:
- Ну, за рыбалку!
Мы накатили. Потом Холмс со своим «После первой грех закусывать» налил снова и пришлось опять жахнуть. Я поставил пустой стакан на «стол», лег на траву и стал набивать трубку. Холмс посмотрел на меня и достал свою. Мы не спеша набили, закурили и Холмс вновь наполнил стопки. Мы снова тяпнули, закусили и развалились на траве. Через пять минут я поднялся и пошел проверить удочки. Течение было не сильным, и мой поплавок был довольно далеко от берега. Едва начав вытягивать леску, я услышал тарахтение мотора и увидел, как недалеко от нашего берега пронесся паровой катер, окрашенный в красно-белый цвет. Он летел так стремительно, что едва не врезался в шлюз, который в тот момент открывался. С того места, где я стоял, все это было прекрасно видно. Красно-белый катер проскользнул в ворота шлюза и исчез на той стороне. А следом за ним с оглушительным воем мчался черно-белый полицейский катер с мигалкой на рубке. На его корме я с удивлением разглядел Лестрейда.
Холмс, услышав шум и вой сирены подбежал ко мне и уставился на реку. Увидев Лестрейда, он что-то заорал ему. Тот посмотрел на берег и, тоже узнав нас, замахал кепкой, закричал и повернул катер в нашу сторону. Холмс завопил еще громче, потом схватил удочки и потащил их в кусты. Я в замешательстве поглядел на него, потом на Лестрейда и наконец, понял в чем дело. Полицейский катер, мчась к берегу, на полном ходу оборвал наши лески и удочки превратились в бесполезные бамбуковые палки. Холмс, громко ругаясь, бросил их в кусты и понесся к воде. Лестрейд в это время подлетел к берегу и затормозил катер в нескольких футах от яра. Тот, двигаясь по инерции тупо ткнулся носом в землю и, завязнув, остановился.
Холмс мгновенно слетел на палубу и бросился на Лестрейда с кулаками. Я немного замешкался, но потом тоже спрыгнул вниз. Шерлок подскочил к улыбающемуся Лестрейду и с размаха влепил ему по морде. Тот упал на корму, а Холмс, яростно награждая его тумаками, возмущенно возопил:
- Ты что творишь, гад? Все лески, шакал, оборвал! Ты ж нас без рыбы оставил, лошадь! Сейчас сам руками будешь ловить!
Лестрейд что-то орал и пытался залезть под скамейку. Я схватил Холмса за плечи и оттащил от вопящего Лестрейда.
- Заткнись, урод! – прикрикнул я на него, - Не ори, балбес и выруби свою мигалку.
- Ватсон, Ватсон, - орал возбужденный Холмс, - не, ты видел! Он своим катером все наши лески оборвал.
- Тихо ты тоже! – я ткнул Холмса в бок кулаком и он замолчал.
Лестрейд поднялся на ноги и шатаясь полез в рубку. Через пару секунд сирена смолкла.
- Ты что творишь, придурок? – спросил я, когда он вылез.
- А что? – Лестрейд держался за разбитый нос, откуда хлестала кровь вперемежку с соплями.
- Как что? Мы тут рыбу ловим, а ты, свинья, нам лески рвешь! – Холмс рванулся к Лестрейду и я с трудом удержал его, - Все, ты попал! Это залет! С тебя три соверена, собака и деньги вперед!
- Холмс, Холмс, - умоляюще заговорил Лестрейд, - я ж не знал, что вы тут рыбалите. Я гонюсь за одним катером, красно-белым. Он тут только что проплыл. Его надо срочно задержать. Помогите, а? А с бабками и рыбой потом разберемся. Как, братва, а? Я один не справлюсь.
Лестрейд жалостливо смотрел на нас и умолял глазами. Мы с Холмсом переглянулись. Я пожал плечами, а Холмс, смачно высморкавшись, произнес:
- Ладно, так и быть. Но с тебя поляна и пятнадцать фунтов.
- Что? Сколько? – вскипел Лестрейд, - Да вы что! Это ж… это ж…
- Не хочешь не надо, - мы с Холмсом пошли на нос катера, чтобы вылезти на берег.
- Десять фунтов и поляна! – крикнул вслед Лестрейд.
- Двенадцать и поляна! – я остановился и оглянулся назад.
Лестрейд плаксиво сморщился, но потом вздохнул и махнул рукой.
- Ладно, согласен, - крикнул он, - но деньги потом, после поимки катера.
Мы с Холмсом развернулись и спрыгнули на корму. Лестрейд схватил багор, перебежал на нос и оттолкнулся от берега. Катер сошел с мели. Я залез в рубку. Она была настолько тесной, что я туда еле поместился. Повернувшись боком, чтобы достать до кнопки пуска стартера, я заметил в углу серую трубу. Это был гранатомет. «Хорошая штука, - подумал я, - надо будет потом потихоньку стырить. Ночью шарахнем по дну. Вся рыба будет наша». Я улыбнулся, включил двигатель и, повернувшись к рулю, вывел катер на середину реки.
- Полный вперед! – завопил «капитан» Лестрейд, стоя на носу.
Я до упора вдавил рукоятку газа и катер, набирая скорость, понесся к шлюзу. Мы пронеслись через него как заправские гонщики. Прищурив глаза, я разглядел далеко впереди красно-белый катер.
- Черт, он уйдет, гад! – крикнул Холмс, - Его скорость не меньше нашей. Надо что-то делать.
Я и сам видел, что бандитский катер нам не догнать. Оставалось только одно.
- Лестрейд, есть пистолет? – заорал я.
Тот кивнул и вынул из кармана револьвер.
- Что ж ты стоишь? Стреляй давай! – кричал я, - Стреляй, а то упустим.
Но Лестрейд замотал головой и спрятал пистолет обратно.
- Ты что, урод, стреляй, - взвыл Холмс, - он уйдет, уйдет! Стреляй, Козлодоев!
Но Лестрейд упорно мотал головой и открывать огонь не собирался.
Наш катер несся на бешеной скорости, но и бандитский летел как птица. Я включил сирену с мигалкой, надеясь, что они остановятся, но преступники не обратили на это внимания.
Вдруг Холмс рванулся к Лестрейду, ударил кулаком по спине и выхватил у него револьвер из кармана. Лестрейд свалился на палубу. Холмс взял револьвер двумя руками, расставил ноги, присел, прицелился и начал лупить по катеру. Пули попадали в борт, в корму, в рубку, но не причиняли бандитам серьезного урона.
Глядя на ковбойскую позу Шерлока я невольно расхохотался. Лестрейд, перевернувшись на спину, посмотрел на Холмса, что-то крикнул и неожиданно кинулся на него. На носу завязалась борьба. Я оцепенел. Лестрейд вцепился в пистолет и пытался вырвать его из рук Холмса. Но Холмс держал крепко. Он схватил Лестрейда за руку, дернул к себе и головой угодил ему в переносицу. Даже сквозь дикий вой сирены до меня донесся лестрейдовский вопль. Холмс схватил его за шею и откинул назад. Лестрейд улетел на корму.
«Что происходит-то? – подумал я, - За кого вообще Лестрейд? Ладно, потом разберемся. Главное, остановить бандитов. Револьвером, видно, ничего не сделаешь. Надо чего-нибудь… Эх, прощай, рыбалка!» Я с сожалением посмотрел на гранатомет, потом поднял его и вылез из рубки.
- Холмс, вот этим попробуй! - крикнул я, протягивая оружие Шерлоку.
Тот что-то радостно завопил и выхватил трубу у меня из рук. Он проверил заряд, закинул гранатомет на плечо и прицелился.
- Давай! – крикнул я, стоя возле рубки. Наш катер в это время двигался самостоятельно, им никто не управлял. Лестрейд поднялся на ноги и встал возле меня. Увидев в руках Холмса гранатомет, он что-то дико заорал, закрыл уши руками и присел. В этот момент Холмс выстрелил. Я видел, как граната, оставляя за собой дымный след, помчалась за преступным судном. Она угодила в корму красно-белого катера и тот мгновенно разлетелся горящими обломками по всей реке. Зрелище было красивое. Но из-за выстрела наш катер повело в сторону. Я сразу бросился в рубку и уменьшил обороты двигателя. Мы, постепенно снижая скорость, поплыли к берегу.
- Видал, ты, балбес, как надо! – орал восторженный Холмс стоявшему подле меня бледному Лестрейду, - А ты стрелять боялся. Эх, ты, трусокоп! Вот так мы этих бандюков к ногтю. Мы их всех…
Холмс еще что-то орал и потрясал пустым гранатометом. Я повернулся к Лестрейду. Тот стоял держась за поручень и смотрел на реку пустыми глазами.
- Ты что там за драку устроил? – хмуро спросил я, - Чего на Холмса кинулся?
Лестрейд промычал что-то невразумительное и опустил голову.
- Ладно, - проговорил я, смягчаясь, - испугался что ли? Так и скажи. Ничего, бывает. Зато несколькими бандюганами меньше стало.
- Видал, Ватсон, как я их! - Холмс спрыгнул на корму, - Не то, что эта размазня, - он кивнул на Лестрейда, - слабак. Стрелять побоялся. И хрен бы мы их догнали. А что они, кстати, натворили-то?
- Они просто не прошли техосмотр, - еле слышно пролепетал Лестрейд, - их надо было задержать и оштрафовать.
Мы с Холмсом переглянулись.
- Ну, - протянул Шерлок, - за непрохождение техосмотра тоже надо наказывать.
- Вот именно, - поддакнул я, - вот мы их и наказали. А про поляну не забудь, Лестрейд!

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 90
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 76 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.