Предутренность. Задумчивый туман разлился молоком из лунной чашки. Парадной накрахмаленной рубашкой хрустит январь. В зияющий карман подъезда зазевавшегося - ветер бросает горсти снежной шелухи. Гуляют сквозняки, и лифт охрип, обхаживая лестничные клети. Безвременье. Бестемье. Без… без… без… Входная дверь захлопнется со стоном. Ржаной горбушкой -

Расследование ведут Ежики. 10.

| | Категория: Проза
14:23
Ему не верили. Он это видел по глазам, по растерянным улыбкам, по зажатым жестам. Его не слышали. Он кричал им, молил о помощи, но все остались глухи. Даже успокоившись, и приведенный в чувства, Миша знал, что он видел. Кого он видел. Но, ему не верили.
- Миш, посмотри на меня? Ты меня видишь? Знаешь, кто я?
Ежов не хочет смотреть, не хочет отвечать, он не знает, кто эти все люди. Они столпились вокруг него и что-то от него хотят.
- Миш, посмотри на меня?
- Он стоял в толпе! Я видел его! – В десятый, сотый раз. И голос навзрыд, до крика, до ора. До сжатых кулаков и бешеного сердцебиения в груди.
- Миша, посмотри на меня?
- Вы не слышите меня? Он стоял в толпе, там, у дома! Я видел его!
Почему никто не ловит того человека? Он же был там, был рядом, вместе со всеми. Он не умер. А значит, и Миша не виновен. Но, почему никто не реагирует! Опять.
- Миш, подними голову и посмотри на меня.
- Зачем? – А когда это он начал ходить по кабинету? Миша не помнил. Вроде бы недавно сидел на кожаном диванчике, возле стола врача.
- Успокойся. Сделай вдох, а затем выдох. – Она сидела в рабочем кресле, сложив на столе руки, сцепленные в замок. На столе разложены какие-то бумаги, папки, рабочий компьютер. Кабинет светлый, сквозь прикрытые жалюзи пробивается яркий, солнечный свет. – Посмотри на меня.
У нее седые пряди мешаются с русым цветом волос, и халат по фигуре. Она говори тихо, и голос будто пробирается в душу. Она смотрит в лицо, но Миша ее не знает. Он не знает, как на нее реагировать.
- Ты знаешь, кто я?
- Врач? – По крайней мере, это логично.
- Да, врач. Психолог. Мы с тобой каждый день практически видимся.
Психолог? Да, он каждый день беседует с психологом. Они разговаривают о дальнейшей жизни после больницы и суда. Иногда он ей рассказывает о том, как они с Лизой играют оставшись наедине.
- Миша?
- Да?
- Ты меня не помнишь?
Не помнит? Он помнит, что каждый день разговаривает с психологом. Она приходит обычно после обеда, и сидя на краю постели, пытается его разговорить.
- Как меня зовут?
Он и тогда то не запомнил ее имя, с чего вдруг ему его сейчас вспоминать?
- Что ты помнишь?
- В смысле?
- Миш, понимаешь, мне нужно выяснить, как твоя психика среагировала на стрессовую ситуацию? Многие, после пережитого насилия, не могут разговаривать или общаться с окружающими. Кто-то создает вокруг себя барьер и замыкается в себе, кто-то просто не хочет вспоминать того, что произошло.
- Я помню, что тогда произошло. И что было до того, и что после.
- Хорошо. – Кивок головы. – А ты можешь описать мне свою сестру?
- Лизу?
- Да.
- Она мой близнец. Она умная, добрая, всегда мне помогает и придет на помощь.
- Опиши ее.
Миша завис. Задумался. И пропустил тот момент, когда в кабинет вошли трое.
- Ну?
- Ну, она чуть ниже меня, у нее темные волосы ниже плеч…
Врач поднялась со своего места, подошла к Мише, приобняла его за плечи и развернула к стоящим в один рад трем девочкам.
- Еще?
- Еще? – Миша не понимал суть эксперимента. Он смотрел вперед, не осознанно перебегая взглядом от одного лица к другому, не останавливаясь ни на одном.
- Какие у нее глаза, нос, опиши мне ее?
- Я не понимаю, зачем это все? – Ежов вывернулся из ее рук, заметно ощетиниваясь. – Неужели вам не интересно то, что я вам до этого сказал? Я видел его. Он стоял в толпе! Его нужно найти!
- Миш, а твоя сестра находится здесь?
- Нет. – Не раздумывая, и даже не смотря на окружающих. Что за дурацкая игра? При чем тут Лиза? Лиза сейчас в школе, или дома.
- Посмотри хорошенько?
- Зачем? Я же, уже сказал, что ее тут нет. – И осекся. Одна из девочек тихо плакала. Крупные слезы капали из ее серых глаз, катясь по бледным щекам. Она усердно их стирала с лица, но остановить их поток не могла.
- Думаю, тебе стоит пойти к себе в палату и отдохнуть.
Что-то не так. Почему все молчат? И те двое, что замерли на пороге, и врач, и девочки. Миша в растерянности повертел головой, насупился и все же вышел из кабинета. Больничный коридор встретил его серыми красками и тишиной. Ежов, убрав руки в карманы домашних джинс, принесенных им недавно Лизой, сделал пару шагов вперед и остановился. Из кабинета, где до этого он был, вышли двое девочек и о чем-то шушукаясь, побрели в противоположную сторону.
- Думаю, уже и так понятно, для чего я вас сюда вызвала. – Миша не собирался подслушивать, это само вышло. Просто он отошел на не достаточное расстояние, что бы не слышать голоса. Вот голос он помнил. Это она с ним разговаривала в рамках психологоической разгрузки каждый день.
- Что с Мишей? – А это мама. И голос заплаканный, надтреснутый.
- Думаю, вначале все не было так запущенно. Выброс адреналина, стрессовая ситуация, все это держало его психику на плаву. А затем, организм расслабился. И сработал защитный механизм.
- Как это? – Опять мама.
- Думаю, это что-то, что позволило мозговой активности пережить случившееся.
- Он что, ничего не помнит?- Это уже папа. Они что, там все время стояли?
- Помнит. Во именно, что помнит. Помнит все.
- Тогда, что?
- Вы видели, как он смотрел? Он смотрит на человека, но не видит его.
- Не понимаю. – Опять мама.
- Думаю, все дело в том, что он перестал различать лица. Я давно заметила, что у него взгляд рассеянный, особенно когда на лицо собеседника смотрит. Он видит, смотрит, но не помнит говорившего.
- Такое разве бывает?
- Бывает. – Вздох. – Это, как пазл. Он просто не помнит лиц, не различает их. Они для него, как под копирку. Набор элементов и вводных. Это сложно, я понимаю.
- Он что, не нормален? – Папа.
- Нет. Да. Как бы вам объяснить? Он не ненормален, это защитная реакция организма. Психики. Думаю, после всего случившегося, он сам просто не хочет вспоминать лиц.
- Это лечится?
- Ему можно помочь. Лечение я назначу позже, когда пройдет суд. Сейчас, думаю, еще сложно что-то дополнительно предпринимать. Понимаете, его мозг сейчас работает в авральном режиме. На него слишком много свалилось. Будем надеяться, что это временная мера, и что со временем, организм перестанет так реагировать на лица.
- То есть, он только лица не помнит? – Опять папа.
- Думаю, да. Все остальное, память, воспоминания, все осталось не тронутым.
- И что теперь делать?
- В нашем городе с таким не сталкивались психическим нарушением, но в мировой практике, таким людям помогали. Для начала, я предлагаю, при каждой вашей встрече, представляться ему. Так Мише будет проще реагировать на вас.
Он прошел мимо мамы и папы, и не узнал их. В однородной толпе девочек, стоящих в кабинете, видимо стояла и Лиза, но он не увидел ее. Те мальчишки, что тогда общались с ним в палате больничного крыла, скорее всего, никуда не ушли и не общаются с кем-то другим, это просто Миша не вспомнил их лиц. Он не помнил лиц своих одноклассников, соседей по этажу, да даже ближайших родственников. Задумавшись, он и не заметил, как оказался в своей палате. По крайней мере, тут было все привычным. Заправленная кровать, тумбочка с его вещами, стакан с водой и таблетки, выдаваемые ему каждый день.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 73 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.