*** Пропели птицы, отзвенело лето. И лишь синички тренькают с утра, О том, что не ушло, что не допето, Что прячет памяти упругая кора. Всех наших дней и встречи, и разлуки. Все то, что мы с тобой не сберегли. Хранят сонетов трепетные звуки. Хранит рука, зовущая в дали. От абрикосов теплый дух и пряный. Мед диких пчел – и терпкий, и

В паутине Ткача. день третий.

| | Категория: Проза
День третий.

Он и сам не понял, зачем согласился на встречу. Может, из-за нежного голоска Сони, а может, из-за того, что чувствовал перед ней вину. Так или иначе, к месту встречи он пришел первым. На сей раз, он выбрал практичные шорты и футболку, не забыв надеть бейсболку. Лето в этом году баловало, и столбик термометра часто заваливался в показатели выше тридцати градусов. В выходные город ожил, люди заполонили улицы, появились уличные лотки с едой, мороженным и прохладительными напитками. В этой части города Андрей не был, поэтому не был готов к тому, что столкнется с огромным количеством прохожих. Улочка, на которой его попросила подождать Соня, оказалась полностью пешеходной, чистой и широкой. Плитка под ногами, лавочки по обе стороны дороги под тенью деревьев, открытые кафе, выставочные залы, какие-то вывески, музыка ото всюду. И это при том, что в остальном городе, не то, что музыки, на улице толкового кафе то не встретишь. Еще по приезду в город, Андрея поразила тишина. Тут и телевизор то включали только для того, что бы местные новости посмотреть, а уж о развлекательных программах и речи не шло. Он ожидал ее, стоя под огромным плакатом какой-то не знакомой ему группы. Плакат был ярким и красочным, а сочные краски ему добавляли заснятые на нем молодые девушки. Андрей не вглядывался, но на первый взгляд они были не старше чем он сам. И их было четверо. Привлекали внимания длинные ноги, еле прикрываемые коротенькими юбчонками. Счастливые улыбки, счастливые лица, задорный взгляд. Одна рыженькая, вторая светлая, третья с темными волосами и четвертая на кого-то была похожа, но на кого конкретно, Краснов понять не мог.
- Приветик. – Соня вышла из-за угла. Такая светлая, будто парящая. В легком сарафанчике, с убранными в хвост длинными, светлыми волосами. Андрей в этот момент пожалел, что не прихватил с собой цветов. Надо было, хотя бы, надрать с чьей-нибудь клумбы. – Надеюсь, ты не был занят? А то, я позвала, а может, и не вовремя, вовсе?
- Нет. Что ты? Все в порядке. У меня все равно никаких планов не было на день. – Были планы, и грандиозные. Еще с утра звонила Даша, и предлагала встретиться. Она практически в красках описала, как может закончиться этот день, от чего Андрею, по окончанию, потребовался холодный душ. А потом позвонила Соня, и планы резко сместились. Вообще, за эти пару дней, что Андрей кочевал между тихоней, романтичной Соней и такой желанно-доступной Дашей, парень успел знатно запутаться. И он не зная что ему делать, попросту решил не заморачиваться. Лето короткое, возможностей мало, а тут сразу две. И пока он их тасует, как карты в колоде, они ничего не узнают. А, даже если и узнают, то всегда можно сказать, что он попросту хотел просто дружить.
- Тогда, идем. – Лучезарно улыбнулась девушка. Убрала руки за спину, и так по-детски покачалась на каблучках босоножек, смотря на него с немым обожанием.
- Куда? – Не улыбнуться в ответ, было бы кощунством.
- Я тебе покажу центр, и мое любимое место. Тебе понравится.
Идти пришлось сквозь толпу. Днем. В самую жару.
- Тут всегда так шумно?
- В центре то? Да. Это еще не выходные, а в субботу и воскресенье можно нормально погулять лишь под вечер, когда и туристов меньше, и парки свободны. – Соня вела себя, как профессиональный гид, или же учительница начальных классов. Она не упускала ни одного здания, рассказывая его историю, или традиции. Как оказалось, город основали очень давно, примерно с первыми поселениями руссов, но тогда он скорее напоминал село. – Сейчас тут и спокойнее стало. А раньше, давно, тут собирались банды. Город был поделен на сектора, а центральные улицы уж тем более. Но, полиция смогла все урегулировать, так что, теперь тут тихо. По вечерам часто собираются подростки, и устраивают соревнования. Уличные танцы, песни, и все в таком духе.
- Круто. – Центр разительно отличался от других районов. Живой, яркий, шумный. С высокими зданиями, торговыми центрами, и музыкальными площадками. Тут же были и художники, уличные музыканты, площадки для спортивных мероприятий. – Не думал, что тут все так.
- Как? – ему показалось, или на секунду черты лица Сони заострились, став какими-то злыми. Она зыркнула на него, и тут же отвернулась.
- Ну, так. – Развел руками Андрей, не зная, как выразить всю палитру чувств словами.
- Что тут болото и село? – Фыркнула Соня. – А ты знаешь, что за оскорбление города или горожан, раньше, выгоняли за пределы Лисграда. В лес.
- И?
- Есть легенда, что в лесу, что на пути к городу, живут бесы, и они утаскивают в Вечный город, и от туда уже не возможно выбраться.
- Городская страшилка? – Скептически протянул Андрей. – У нас тоже ходят легенды, что есть улицы, где нечисть обитает. Или что в домах призраки живут. Чушь это все.
-Город всегда был разделен на две половины. Периферия, это спальные районы, и центральные районы. – Соня что-то еще говорила, а Андрей ощущал, как не прекращающее вибрировал телефон в кармане. Прогулка явно затянулась, и Краснов заскучал. Это все, конечно, интересно, но лучше бы Соня предложила ему где-нибудь посидеть. А лучше бы, полежать. – Тебе не интересно?
А он и не заметил, что девушка давно уже замолчала, и шла совсем рядом с ним, протяни руку и прикоснись, смотря себе под ноги.
- Нет, почему же? – Запнулся Краснов. – Слушай, жарко больно. Ты мороженое не хочешь?
Соня кивнула, и, договорившись, что она подождет его тут, стала рассматривать какую-то афишу, висевшую на очередном кафе. Андрей отошел в сторону, туда, где под козырьком тележки, торговали мороженым. И вытащил телефон из кармана. Пятнадцать пропущенных от Даши. И как только он это осознал, телефон вновь завибрировал на ладони.
- Ты где? – нетерпеливо поинтересовался у него голос из телефона, не успел Андрей даже рта открыть.
- Я? Э? Ну. – А связно никак не получалось. Он бестолково вертел головой, в поисках нужного ответа, но ничего толкового не находил.
- Ты на улице?
- Нет. Да.
- Так да, или нет? – Краснов даже представил, как Даша при этом сузила глаза и уперла руку в бок. Была бы вторая свободная, она и обе бы уперла.
- Вышел в магазин.
- Больно шумно. Ты в центре?
- Нет. Это, это у меня из плеера музыка играет. А в магазине очередь.
- Ну, ладно. – Не уверенно согласились с ним. – Что на вечер? Планы не изменились?
- Нет, нет.
- Хорошо.
И тут до его плеча дотронулись. Андрей, как ошпаренный, крутанулся на месте. И встретился взглядом с фиалковыми глазами Сони.
- А мороженное что, не купил?
- Да. Нет. Нет еще. – Мотнул он головой.
- Ты с кем? – Тут же донесся из трубки капризный голосок Даши.
- Я тебе позже перезвоню.
- Ай, Андрей! Ты с кем? Э? Алле? – Все еще летело из телефона, когда он оборвал связь.
- М? – Теперь на него смотрела и Соня.
- Сестра. – Соврал Краснов.
- Ты же говорил, что один в семье? – Тут же поддела девушка.
- А? Так это, двоюродная.
- Слушай. Если я тебе не нравлюсь, так мог бы и сразу сказать! – И куда делся тихий голосок и легкие манеры речи? Соня выпрямилась, и, прожигая в нем дыру взглядом, повысила голос. – А не водить меня за нос, типа, я дурочка какая-то! Сестра, ага, двоюродная.
Андрей еще надеялся все объяснить, и даже пошел за Соней, которая не договорив, развернулась и пошла от него прочь. Та шла быстрым шагом, лавируя среди прохожих, и кажется, никого вокруг не замечала. А затем резко свернула в дверной проем открытого здания, и исчезла из виду. Чертыхнувшись, Краснов последовал за ней.
- Блин, аккуратнее. – Уйдя со свету в темный подъезд, он не сразу понял, что происходит и в кого он врезался. А когда понял, то отступать уже было поздно. Глаза привыкли к полу тьме, стали различимы силуэты и очертания предметов. От чего легче не стало. – Какого?
Перед ним стоял тот самый парень, что все эти дни, словно тень, ходил следом. Одетый в белую футболку и джинсы, он не скрывал ехидной улыбки, прожигая его взглядом.
- Дамы, хочу вам представить новую пьесу. - Голос у парня был такой, что по спине бежали мурашки. Не громкий, но сильный, с легким налетом хрипоты. – В главных ролях, городской индюк, который считал, что сможет заполучить парочку-троечку провинциальных пташек. А сам же, угодил в лапы к пауку.
В ладони и ступни будто что-то вонзилось. Андрей вскрикнул, пошатнулся. Хотел отойти в сторону, и не смог. Ноги не слушались, как и руки, что свисали плетьми вдоль тела. А сам он, словно потерявший стержень болванчик, мотался из стороны в сторону. Боль еще не была критичной, но он уже чувствовал, как по ладоням текут струйки крови, а в кроссовках зачавкало. А еще стало светлее. От куда-то сверху, точно на них, светил одинокий прожектор, создавая подобие круга. И это не был подъезд, это же, театр. Вот и сцена, и зал, где на двух сидениях сидело только двое. Одна светлая, в летнем сарафане, вторая с волосами, словно черная ночь. Обе молча взирали на сцену, ожидая продолжения спектакля. А Андрей, никто иной, как марионетка в руках опытного кукловода. Вот и лески протянуты к конечностям, и голова, словно на пружинке. И сам он маленький и никчемный, дергатся, в попытках уйти. А изо рта ни единого слова, лишь хрипы, да болезненный стон. И что, после спектакля, все марионетки отправляются в пыльный, темный и темный ящик, к другим, таким же куклам, коих накопилось не мало. Город то, основали, еще древние русы.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 64 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.