У Есенина – береза! У меня их – рощица! Пробудились ото сна Милые притворщицы. Тонкостволые подружки – Девы говорливые. Водят в белых сарафанах Хороводы дивные. Задевают веточками Всех, кто с ними шепчется. На ветру их ленточки Да сережки треплются. Терпкие, смолистые Почки зреют в косоньках. В островках-проталинках Ножки стынут босоньки. Вдр

Угарушка

| | Категория: Проза
-Жарко! Как жарко! – Еще Жарче! Бежать! Таююю, все меньше, меньше. Вот! - лопнуло стекло- Прочь! – на холод и свет.
На улице он упал в траву и заструился между ног кричащих растерянных людей. Баня позади затрещала и рухнула. Люди закричали еще громче, но Угарушка утекал прочь. Мысли о квартальном отчете и сволочном начальнике были тяжеловаты, но дали сил добраться до нового убежища.
Банька, куда прибился Угарушка, не смотря на почтенный возраст, выглядела достойно. Земляной пол внутри бани был покрыт плиткой, которую дядя Митя прибрал в сельской конторе после ремонта. Над кафелем на основательном металлическом перекрытии из украденных труб, лежал деревянный пол. Сосновые дрянные доски перемежались с добротной влагостойкой лиственницей. Стены бани обитые березовой доской, изрядно прокоптились. На вопрос «откуда доски?» дядя Митя неизменно отвечал: «Из лесу – вестимо». Топить баньку можно было и дровами, и газом. А поскольку счетчик работал в нужную сторону, то дрова в предбаннике лежали только для виду.
Угарушка расположился под половицами, недалеко от крана, который постоянно и нудно капал. Он прицепился снизу к доске из лиственницы и затих. Нечасто падала вода, серел внизу серо-белый кафель, сверчок шуршал старым веником, забытым на лавке. Было темно и уютно. Нужно дождаться людей.
Маленький мышонок в углу принюхивался к белесому, почти прозрачному туману, размером с крысу. Мышонок боялся крыс, но этот не пах крысой и казался совершенно безобидным. Мыслей в голове у мышонка не было и поэтому Угарушка равнодушно наблюдал за ним тем, что у людей зовется глазами. У него два провала в общей массе тумана видели, слышали, обоняли. Он по необходимости передвигал эти провалы в любое место своего призрачного тела.
Мышонок осторожно побежал вдоль стены, лишь тень мысли о хлебной корочке, спрятанной в углу, промелькнула в серой голове. Угарушка насторожился и одним глотком выпил этот намек мысли вместе с мозгом мышонка. Тот затих обездвиженный на грязном кафеле и через несколько минут сдох. Угарушка остался недоволен. Мышиная корочка оставила после себя отвратительный привкус.
Утро было прекрасным и тихим. Голоса птиц и людей были слышны далеко.
- Дядя Митя, в предбаннике доска одна совсем прогнила, надо починить. - говорила Наталья, молодая женщина, маленькому старичку, одетому в кепку и пиджак, не смотря на утренние плюс двадцать.
- Воду надо меньше лить! И доски гнить не будут. Экономить воду-то надо. Я тебе и так по дешевке дом сдаю. - отвечал дядя Митя. - И губки не надувай, у меня пенсия вот - какая маленькая. Спасибо, партии и правительству за наше счастливое детство.
Наталья, которая начала было дуться, заулыбалась и забыла про деньги и гнилую доску, и про дом развалюху, который снимала у дяди Мити после развода с мужем. Забыла, потому что утро было чудесное, петухи орали наперебой, и надо было бежать на ферму к милым теляткам. Зеленое платье так приятно ласкало тело, еще не обезображенное родами, уложенные по девичьи косы тяжелили голову. И новая чудесная мысль унесла ее в будущее: «Вот было бы здорово купить то синее платье, поехать в нем в город. И на вокзале выхожу я из автобуса, а платье короткое и он…»
- Дурочка, ты моя безответная, – тихо бормотал дядя Митя, который уже почти добрался до калитки по дорожке, густо заросшей сорной травой. - Мужика тебе надо хорошего. Ну да ладно, мне денежки пригодятся.
- Синий …вокзал…пригодится безответному мужику…- Угарушка очнулся от голодного забытья. Вот и люди появились.

Измотанная работой до того состояния, когда нет уже никаких мыслей в голове, Наталья пришла домой. Ни о чем не думая, затопила баню. Поела всухомятку, готовить одной не хотелось. Только предстоящее мытье в бане оживляло ее. После изнуряющей июльской жары смыть с себя прошедший день было блаженством.
И вот баня истопилась на ворованном газе дяди Мити. Наталья собрала чистое белье и отправилась мыться. Первый таз воды, вместе с грязью и потом, смыл отупение. Фантазии и мысли проснулись в ее голове.
- Ну и что, что у тебя трое. Их еще воспитать надо, на ноги поставить. И фигура у тебя поплыла. - Подруга Анюта как живая стояла перед ее мысленным взором. – А у меня еще все впереди, я еще встречу свое счастье, уеду в город. И детей у нас будет четверо.
Картинка, на которой муж-красавец, ее и четверых детей, везет на шикарном автомобиле в гости к родителям, представилась как наяву. Соседи сплетничают за спиной: «Смотрите-ка, сама вырядилась и детей как кукол нарядила. Денег куры не клюют.»
Видения, одно прекраснее другого, рисовались в ее воображении и смывались мыльной водой вниз на пол, где толстел, плотнел, наливался Угарушка. Мышиная корка была позабыта, денежные выгоды дяди Мити были вытеснены восторженными мыслями о загсе, детях, муже, прекрасных нарядах и роскошных домах. Было хорошо и вкусно. Таких мыслей Угарушка давно не пробовал. В прошлой сгоревшей баньке мужики больше думали про деньги и начальство. А тут сплошные деликатесы, и ему хотелось еще и еще фантазий, мечтаний и планов на будущее.
Мысли в голове у Натальи крутились все быстрее и быстрее. Фантазии на тему замужества сменились старой обидой на Анютку.
- А не пойду я больше к тебе на Новый Год. Я к тебе не нанималась посуду мыть, пока ты со своим мужиком танцуешь. Буду дома справлять. Познакомлюсь с каким-нибудь красавцем и приглашу в гости.
Чудесные картинки предстоящего через полгода праздника раздули Угарушку до размеров средней собаки. Но Наталья не замечала странный ошметок тумана у своих ног. Он уже и не туманом был, он стал почти осязаем. Призрачная плоть уплотнилась, обрела цвет. Провалы уменьшились до щелей, как глаза на заплывшем жиром лице. Он ластился к женским ногам, вкусненькие истории пробудили в нем неумеренный аппетит.
- Вот стать бы актрисой знаменитой. Чем я хуже некоторых. - намыливала голову Наталья. – Я бы Маргариту сыграла в сто раз лучше, потому что я меня жизнь научила!
Эмоции захлестывали. Мысленно она уже представляла себя на вручении премии Оскара. Чувство самодостаточности и гордости за свои воображаемые достижения переполняли ее и проливались вместе с мыльной водой на Угарушку, который нажрался до отвала, и сам был готов делиться переживаниями с своей жертвой.
Наталья мылась и парилась второй час подряд. Настоящее исчезло, осталось прошлое и будущее. Сей момент был похоронен. Сей момент требовал выйти из баньки и отдышаться, но он был погребен под мыслями, планами и угарными парами. Закопченные стены и высохший сверчок наблюдали, как Наталья словно безумная металась из парной в предбанник и обратно. Снова и снова мыла голову, терла мочалку, обливалась водой, и все это под вихрь мечтаний и воспоминаний.
Но тело отказало ей. Она упала в предбаннике на скамейку-сундук. Сознание ее помутилось, мысли оставили ее. Обожравшийся Угарушка затих на мыльном кафеле. Он наслаждался своей сытостью.
Никто не спохватился об Наталье, никто не ждал ее в доме. Вместе с сознанием исчезли прекрасные картинки. Ядовитый газ, сочившийся из щелей старых труб, превратил ее беспамятство в смерть. Лицо Натальи разгладилось и стало почти юным.
Вновь настало утро свежее и прекрасное. Запели петухи. К десяти часам прибежала Анютка. Кинулась в дом. Дом открыт, забежала в баню, а там Наталья лежит, спокойная и молчаливая. Началась обычная суета и беготня со скорой помощью и полицией, причитаниями соседей. Угарушка тихо сидел под половицей. Есть не хотел.
Снова долго никого не было. Никто не заходил в баню.
Однажды услышал голоса.
- Чистый воздух, петухи поют по утрам. Такого в городе нет. - Заливался соловьем дядя Митя. -Тишина. И банька, почти новая.
-А мы топить не умеем. Баню же топить надо. – Отвечала ему молодая девица в очках, с фотоаппаратом.
-А она у меня на газу. Кран открыл, она сама топится. Я вас научу. - суетился дядя Митя.
- Неплохой вариант. Поживем дикарями, Викуся. – вступил в разговор молодой мужчина.
-Живите сколько хотите, - дядя Митя мысленно подсчитывал барыши от новых городских жильцов.
Угарушка очнулся и стал ждать.

Сказали спасибо (1): dandelion wine
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 89 | Напечатать | Комментарии: 1
       
14 апреля 2018 07:20 dandelion wine
avatar
Группа: Редакторы
Регистрация: 31.05.2013
Публикаций: 81
Комментариев: 8283
Отблагодарили:565
give_ros Спасибо, с удовольствием прочитала! Кто же знает, как всё на самом деле есть.. Может быть и так))

"Ложь поэзии правдивее правды жизни" Уайльд Оскар

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.