Родной мой, где же ты сейчас? Сквозь расстояния и время Вернись ко мне. В столь поздний час Открыта дверь. Трещат поленья В камине нашем. С тихим «мурк» О ноги трется кот усатый… Я забываю нежность рук, И голос твой, чуть хрипловатый, Тяжелый шум твоих шагов, Колючий ежик на затылке... Воспоминаньем прежних снов Вернись хотя бы! На развилке Стои

Сочинение ля-минор (Продолжение 5)

| | Категория: Проза
7

Громкий настойчивый звонок разбудил Соломона. Он поднялся с дивана, прикрыл одеялом Александру и стал искать одежду. Отыскав рубаху и джинсы, он оделся, натянул на босую ногу кроссовки, схватил с вешалки куртку и, надевая её на ходу, вышел из офиса. У входа стояли Рафаил и Михаил.
- Привет! - поздоровался Соломон.
- Здорово!
Соломон прошёл к машине, сел за руль и запустил двигатель. - Грузись - распорядился он.
Рафаил и Михаил, затолкав баулы в багажник, сели в машину. - Ничего не забыли? - спросил Соломон.
- Вроде нет - ответил Михаил.
- Поехали.

Автопоезд, с загруженным агрегатом, некогда бывшим бульдозером, как и прежде, стоял у ворот в ожидании сопровождающих лиц. Соломон припарковал машину на стоянке и направился к тягачу. Запрыгнув на подножку, он поздоровался с водителем.
- Здорово - как-то неприветливо ответил водитель.
- Вас как зовут? – спросил Соломон.
- Иван Иванович.
- Иваныч! - подъезжай к бывшему заводу железобетонных изделий, там...
- Это твой металлолом я вожу? - прервал Соломона водитель.
- Мой.
- Слушай, начальник, я везу этот хлам последний раз! - заявил водитель.
- Как последний? - не понял Соломон, - кроме этого рейса, надо ещё две ходки сделать.
- А мне плевать, сколько ходок тебе надо! Я не собираюсь рвать машину! Ты хоть знаешь, как я выгружаю твой металлолом?
- Действительно, как? - полюбопытствовал Соломон.
- А ты спроси у своего дружка, как его...Егора, он тебе расскажет!
Я, стаскивая твой хлам, порвал траверсу на трейлере и разбил задний фонарь! Кто мне за это заплатит? Главный механик? Да ему всё до лампочки! Он получил на лапу и ходит по гаражу - жопу чешет, а у меня должна быть машина исправной. Так что заказывай кран, без крана не поеду! А кто мне будет платить сверхурочные? Вчера я был за рулём четырнадцать часов, главный сказал, чтобы я разбирался с тобой.
- Успокойся, Иваныч. Я заплачу.
- Вот заплатишь, тогда будем думать.
- Сколько?
- За четыре воза сто баксов и за траверсу с фонарём ещё сто.
- И ты разгрузишься без крана?
- Без крана!
Соломон достал бумажник, отсчитал двести долларов и подал водителю. Тот взял и спрятал в нагрудный карман.
- Всё, конфликт исчерпан? - спросил Соломон.
- Исчерпан! - улыбался водитель.
- Тогда, Иваныч, подъезжай к ЖБИ со стороны камнерезки, погрузим небольшую будку. Я еду туда - отдал ЦУ Соломон и спрыгнул с подножки.

Подъехав к камнерезке, Соломон (по совету Филёрова) решил искать электрика, который мог управлять мостовым краном. Мимо проходил мужчина, и Соломон обратился к нему - Простите, уважаемый! Вы не подскажите где можно найти электрика камнерезки?
- Я электрик.
- Вы не погрузите на трейлер эту будочку - показал Соломон.
- Не погружу - не останавливаясь, ответил мужчина.
- А что так? - следуя за ним, спросил Соломон.
- А мне это надо?
- Мне это надо - настаивал Соломон.
- Тебе надо, ты и грузи.
- Я не умею управлять краном.
- Каким краном? - с наигранным непониманием спросил электрик.
- Вот этим - Соломон показал пальцем на мостовой кран.
- Даже если бы ты умел им управлять, кто тебя к нему допустит? Это, во-первых, во-вторых - это не кран, а куча железа, он давно уже списан и на пульте управления обрезана проводка.
- Но говорят, что вы умудряетесь на нём работать - возразил Соломон.
- Я умудряюсь, когда мне это нужно. Я, между прочим, включаю магнитные пускатели черенком от лопаты, а это чревато последствиями. Кроме этого, здесь шарахается один хмырь из Гостехнадзора, если он увидит, что эта железяка шевелится, такой штраф впаяет, мало не покажется.
- Я заплачу! - прибег к последнему аргументу Соломон.
- С этого надо начинать, а то ля-ля-ля, тополя. Триста рублей один подъём - назначил цену электрик.
Соломон заплатил, и электрик полез по лестнице в кабину крана. Через несколько минут, в кабине раздался громкий грохот, и вослед ему полетела длинная тирада из отборной нецензурной брани. Казалось, что именно эта брань и послужила той движущей силой, которая привела в движение все механизмы этой скрипучей проржавевшей металлической конструкции. Кран неожиданно задёргался, зашевелился, проехал в одну сторону, потом в другую и через несколько секунд грузовая тележка нависла над будкой.
Соломон подошёл к "жигулям" - Мужики! - позвал он Рафаила и Михаила, - помогите зацепить стропы! Те неохотно вылезли из машины, подошли к будке и зацепили крюки за проушины - будка тот час поднялась и зависла в воздухе.
В это время, подъехал тягач. Водитель, быстро разобравшись в обстановке, лихо подогнал трейлер под будку, и та с грохотом рухнула рядом с бульдозером. Михаил забрался на крышу, сбросил стропы и спустился вниз.
Тем временем, Рафаил вытащил из багажника "жигулей" баулы и затолкал их в кабину тягача. Ну, что мужики, с Богом! - напутствовал Рафаила и Михаила Соломон.
Михаил залез на подножку тягача, открыл дверь и увидел, что всё пространство кабины занято баулами. - А ехать-то где? - с недоумением спросил он.
- В будку полезай! - подсказал водитель.
- Ну конечно - недовольно пробурчал Михаил.
- Не хочешь в будку, тогда мешки туда отнеси - с раздражением подсказал водитель.
- Так и придётся сделать - согласился Михаил.
Разобравшись со своими вещами, Рафаил и Михаил сели в тягач и тот, громко рыкнув, отправился в путь.
Соломон перекрестил уходящий автопоезд, сел в машину и поехал к офису. По дороге он решил, что в офисе ему делать нечего, поскольку Егор, скорее всего, ещё спит, поэтому он развернул машину и отправился в "Октябрьский".
Приехав в посёлок, Соломон сразу зашёл в сарай. В центре сарая стояло странное сооружение, сложенное из кирпича, которое Александр замазывал цементным раствором.
- Что это?- не без удивления спросил Соломон.
- Печь - продолжая работать, ответил Егор.
- Я представлял её несколько иначе.
- И как же?
- Как обыкновенную печь в доме, на которой щи готовят.
- Принцип тот же, успевай уголёк подбрасывать.
- Уголь-то есть?
- Угля здесь, в бывшей котельной, целая гора. Вот захват нужно сделать, обязательно! - акцентировал внимание Соломона Александр.
- Что ещё за захват?
- Для тигля, он же будет раскалён, а вытаскивать его чем-то надо - Александр вытер руки об штаны, вытащил из нагрудного кармана куртки листок и подал его Соломону. - Я здесь нарисовал и указал размеры захвата, завтра он мне нужен, буду делать пробную плавку.
- А что плавить будешь?
- Здесь ящик гаек и болтов, их и переплавлю. Ещё нужны формы, в которые будем выливать расплавленный металл, они нарисованы на листке, что тебе дал.
- Я всё понял, захват и три формы, завтра будут. Что ещё?
- Вроде ничего - ответил Александр.
- С провиантом как у тебя?
- Хватает, ничего не надо.
- Ну, не буду тебя отвлекать, пока, до завтра.

Егор, в одних трусах, стоял в ванной комнате и сушил феном выстиранные брюки. Он слышал, как хлопнула входная дверь и через несколько секунд в дверном проёме ванной, появился Соломон.
- Привет! - поздоровался он.
- Привет! - ответил Егор.
- Порты сушишь?
- Порты сушу!
- Держи! - Соломон подал Егору сумку, - я был в Октябрьском, прихватил кое-что из твоих вещей, одевайся и ко мне с отчётом о поездке.
Егор оделся, вышел из своей комнаты в коридор и услышал стук во входную дверь, он открыл - у порога стояла Александра с пакетами в руках, Егор подхватил пакеты и занёс их в "чайхану".
- Ты где будешь обедать? - Спросила Александра.
- Здесь наверное, выходить не хочется, погода мерзкая, того и гляди дождь пойдёт.
- А Соломон?
- Не знаю, спроси.
- Приедет, спрошу.
- Так он здесь. Ты его машины не видела?
- Внимания не обратила, скажи ему, что я готовлю на троих.
- На троих? Звучит интригующе, скажу - ответил Егор и направился к Соломону. Войдя в кабинет, он прошёл к столу и сел.
Соломон бросил на стол перед Егором листок бумаги - Это тебе задание на сегодняшний день.
- Что это такое? - рассматривая рисунок, спросил Егор.
- Это...как его...ухват для этой...забыл как называется, ну, для кастрюли в которой будет плавиться золото и эти...как их...формы. Сделать это надо сегодня к вечеру.
- И где же я, по-твоему, должен всё это делать? Я не Вакула, у меня кузницы нет!
- Где, где, на рифму напрашиваешься! Прояви инициативу! Завтра это должно быть у Шурика. Он будет плавить гайки и ему надо чем-то держать "кастрюлю" и выливать куда-то железяку! Это понятно?
- Понятно - буркнул Егор.
- А если вопрос "где сделать" ставит тебя в тупик, я подскажу. В конторе, где мы забираем технику, подойдёшь к Кулибину...
- Кто это? - прервал Соломона Егор.
- Это главный механик - Кулибин Василий Иванович, подойдёшь к нему, пошелестишь купюрами, и к вечеру всё будет готово.
- Это я понял. Теперь объясни мне, зачем мы возим к финляндской границе металлолом? Ведь это сырьё для домны, но ни как ни техника.
- А сколько раз объяснять-то, ты сам всё прекрасно понимаешь.
Нам надо продать своё золото, а кому-то, из больших дядей, надо отмыть своё золото, вот наши интересы и сошлись. Симбиоз называется. И наша задача создать иллюзию кипучей деятельности, типа, работы ведутся, золото добывается. Кстати, вы долго искали объект?
- Я не уверен, что мы его нашли - ответил Егор.
- Как это? Где же вы экскаватор выгрузили?
- Да как тебе сказать-то - замялся Егор.
Соломон с напряжением глядел на Егора.
- Дело в том - продолжил Егор, - что этот геолог с утра был пьян, ты же видел. Мало этого, он ещё и с собой прихватил!.. Когда приехали в Алакуртти, он уже был никакой, в полной отключке. Я начал приводить его в чувство... все руки разбил об его пьяную рожу! Когда он пришёл в себя, то объяснил, по какой дороге ехать. Мы поехали. Километров через десять доехали до развилки. Куда ехать? Никто не знает! И мы уже вдвоём с водителем стали колотить этого геолога. Когда он пришёл в себя, он попросил выпить. Я налил ему стакан минералки. Он выпил и отрубился. И как только мы не пытались ему вернуть сознание, всё было бесполезно, поэтому решили ехать на удачу - повернули налево и приехали в карьер. Думаю, в карьере золота быть не может. То есть, если оно там и было, то его уже вырыли, поэтому решили вернуться обратно. Вернулись и повернули направо. Доехали до болота! Дальше дороги не было, и мы решили там разгрузиться. Зацепили один конец троса за экскаватор, второй за сосну, и водитель поехал вперёд, и что ты думаешь - сосну завалили! Выбрали дерево потолще, так его с корнем вырвали! Хорошо, что рядом стояла мощная металлическая опора, так мы зацепились за её фундамент и водитель стал тянуть - тягач забуксовал, тогда он решил дёрнуть с разгончиком - чуть опору не завалили, она накренилась, но устояла, а эксковатор как хряпнется с трейлера...так и лежит там на боку, без совка, совок при ударе отвалился!
Соломон внимательно слушал рассказ Егора, отдельные эпизоды казались ему забавными, и на его лице появлялось некое подобие улыбки, однако, когда речь зашла о металлической опоре, Соломон занервничал, он вышел из-за стола и стал ходить по кабинету. - Это что за опору вы там завалили? - не скрывая раздражения, спросил он.
- Не завалили мы её, она слегка накренилась, а когда экскаватор упал - трос ослаб, и она встала на место. Стоит, как вкопанная!
- Ты мне ответь, что это была за опора? - требовал объяснения Соломон.
- Что ты нервничаешь, обыкновенная опора линии электропередач.
- Линия действующая?
- Да! Было слышно характерное потрескивание, даже волосы у меня наэлектрилизовались - чую дыбом стоят. Всё-таки пятьсот киловольт не шутка.
А если бы ты завалил опору, ты, хоть понимал, что тебя ждало?
- Конечно! За те несколько секунд, которые опора косила под Пизанскую, я представил и суд, и приговор, и камеру, в которой пришлось бы сидеть лет пятнадцать!
- М...да! - загадочно произнёс Соломон и, вдохнув поглубже, добавил - спасибо коммунистам, крепко строили!
- Так чего делать-то будем, экскаватор выгрузили не на месте, там же выгрузят бульдозер?
- Где выгрузили, там и будем создавать миражи - резюмировал Соломон. - Меня другое беспокоит, это состояние здоровья маммоновцев. Я завтра еду с отчётом по лесозаготовкам в Мурманск, а ты поедешь в Кировскую больницу и выяснишь, как чувствуют себя маммоновцы, а потом отвезёшь Шурику инструменты, которые сделает Кулибин.
- Какое нам дело до того, как чувствуют себя маммоновцы? - недовольно проворчал Егор.
- Как это, какое? Два города: Кировск и Апатиты, озабочены состоянием здоровья граждан дружественных государств и только тебя это не интересует! Нельзя быть таким равнодушным! Ты же русский человек! Ты интернационалист! Ты должен быть озабочен судьбой всех угнетённых! Или я ошибаюсь? Может быть ты националист? Или хуже того антисемит! - смеялся Соломон
- Хватит свистеть! Мне плевать на всех угнетённых и на интернационализм, я не мать Тереза - заявил Егор, встал и вышел из-за стола.
- Идём обедать.
- Погоди, Егор! - остановил его Соломон. - Послезавтра мы будем переплавлять колечки, и мы должны быть уверенны, что нас не посетят эти джигиты. Тебе всего-то надо доехать до больницы и спросить у дежурной, когда их выпишут. Можно отправить Александру, но я не хочу посвящать её в тонкости нашей концессии, пусть думает, что мы действительно старатели.
- По-моему, она догадывается, какие мы старатели.
- Догадываться – это одно, а располагать фактами – другое.
- Хорошо, поеду! Всё равно ведь не отвяжешься - дал решительное согласие Егор. - Идём обедать!

8

На следующий день утром, Егор взял такси и отправился к Кулибину. Инструмент, заказанный днём ранее, был готов. Бросив его в багажник, Егор поехал в Кировскую больницу, полагая, что инструмент понадобится Александру не ранее чем во второй половине дня. В Кировске, Егор первым делом посетил городской рынок, где купил три больших кочана капусты и коробку конфет. Подъехав к больнице, он напомнил водителю такси, чтобы тот его ждал и вылез из машины.
Войдя в здание больницы, Егор оказался в просторном холле, в дальнем углу которого рядом с лестницей, сидела за столом солидного возраста женщина.
- Дежурная - определил Егор и направился к ней. - Здравствуйте!
- приветствовал он дежурную.
- Здравствуйте! - ответила та.
- Простите, вы не подскажите как самочувствие побитых лиц кавказской национальности, поступивших недавно в травматологическое отделение?
- А вы, собственно, кто? – задала не дежурный вопрос, дежурная.
- Видите ли, в чём дело...- замямлил Егор, пытаясь сочинить, кто он такой. - Я представитель комплексной бригады забойщиков железнодорожного цеха компании "Апатит". Наш коллектив, узнав о разбойном нападении на вышеуказанных лиц, осудил это жестокое деяние и решил хоть как-то помочь пострадавшим, вот купили фруктов - Егор приподнял над столом пакет. - Мы хотели бы передать их несчастным, а главное, коллектив забойщиков желает узнать, когда их выпишут из больницы, чтобы встретить героев, как говорится, с музыкой.
- Фрукты я приму и передам - ответила дежурная, - а вот когда их выпишут, знает только лечащий врач.
- А вы не могли бы у него выяснить этот вопрос?
- Нет, что вы молодой человек, я не имею права отвлекать врача такими вопросами, может быть он на операции.
- Но может быть выяснить через медсестёр? - Егор достал из пакета коробку конфет, положил её на стол и подвинул к дежурной.
- Я попробую - пряча коробку в ящик стола, ответила дежурная и, подняв трубку телефона, набрала номер. Внутренняя связь была хорошей, и Егор услышал, как на другом конце линии кто-то поднял трубку и произнёс - Слушаю!
- Парацельс Эскулапович! - обратилась дежурная, - здесь вот, интересуются когда выпишут кавказцев.
- Кто интересуется? - спросил голос из трубки.
- Да вот, представитель общественности.
- Передайте общественности, что травмы очень тяжёлые и выпишу не раньше чем через две недели.
- Спасибо Парацельс Эскулапович!
- Я всё слышал - сказал Егор и поставил пакет на стол. - Вы фрукты передайте, пожалуйста - попросил он и, попрощавшись, направился к выходу. Подходя к двери, Егор увидел в окно Филёрова Николая Ивановича. Он отошёл от входной двери и прошёл в коридор. Дождавшись, когда Филёров пройдёт к дежурной, Егор вернулся к выходу, встал у двери и прислушался.
- Мамаша! - раздался голос Николая Ивановича - мне надо пройти к кавказцам.
- Мужчина, приём посетителей после обеда! Вон, расписание висит, читайте!
- Мамаша, ты сходи к ним и скажи, что пришёл Филёров, тебе денег дадут.
- Ты думаешь?
- Уверен!
- Ну, хорошо, попробую! - согласилась дежурная. - Я сейчас понесу им фрукты от общественности и скажу.
- Давай, давай мамаша, поторапливайся! - подгонял Филёров.
Дежурная, кряхтя, вылезла из-за стола, взяла пакет с фруктами и, предупредив Филёрова - Стой здесь! - стала подниматься по лестнице.
Егор, тем временем, вышел из больницы.

Палата, которую занимали маммоновцы, была предназначена для четырёх человек, однако, по высокооплаченной просьбе пострадавших, четвёртого, вместе с кроватью, вынесли в коридор, где он и продолжал эффективно лечиться, принимая пилюли и громко матерясь по причине отсутствия судна под кроватью.
Четвёртый долго звал санитарку и когда та, наконец-то, к нему подошла, он к тому времени уже обосрался, и очередь материться поспела санитарке.
В палате, слева от входа, на кровати сидел "урка". Грудная клетка его была перевязана бинтом, и он напоминал мумию, которая из Египта. Справа от окна на ортопедической кровати, с поднятой на растяжке ногой, лежал "худой". На том месте, где была четвёртая кровать, на тумбочке стоял телевизор, появившийся в палате сразу же после удаления лишнего больного. Маммон сидел на стуле перед телевизором и беспрерывно нажимал кнопки на пульте управления. На нижней челюсти Маммона, было закреплено какое-то устройство, вероятно предотвращающее сдвиг костей.
- Маммон, включи что-нибудь весёленькое! - подал голос "худой".
- Не могу - сквозь зубы прогнусавил Маммон.
- Почему?
- Больно смеяться.
- Тогда включи что-нибудь грустное - попросил "худой".
- Не могу.
- Почему?
- Больно грустить.
- Включи что-нибудь умное.
- Не могу.
- Почему?
- Тут, умного, не бывает.
- Тогда выключи его совсем, что ты играешь на пульте как на баяне!
- Не могу.
- Почему? - занервничал "худой".
- Отвлекает, челюсть не так болит - процедил сквозь зубы Маммон.
- Так ты "колёс" наглотайся и болеть не будет - посоветовал "худой".
- Не могу.
- Почему?
- На здоровье влияет.
- Чтобы беречь здоровье тебе надо телохранителя менять. От этого толку нету! Приглашай Соломона!
- Лежи, не вякай, а то вторую ногу сломаю - оскорбился "урка".
- Кто сломает, ты сломаешь? Да я тебя и со сломанной ногой...
"Худой" не успел договорить, дверь отворилась и в палату вошла дежурная - Вот вам фрукты от общественности - сказала она и поставила пакет на тумбочку "урки"
- Какой общественности? - с недоверием глядя на пакет, спросил "урка".
- Общественной общественности, какой же ещё - объяснила дежурная. - Там какой-то мужчина к вам просится, как его...- задумалась она, глядя на "урку", - Филёров! - вспомнила дежурная.
- Филёрова пропусти - разрешил "урка".
- Не могу ребята, вход посетителей только после обеда, сами понимаете, режим.
- Режим, режим - пробубнил "урка" и достал из тумбочки бумажник, - знаем мы ваш режим - добавил он и, вытащив из бумажника купюру, сунул её в руку дежурной.
- Ну что с вами будешь делать, пропущу - с пониманием отнеслась к просьбе больных дежурная и вышла.
- Чего она там принесла? - поинтересовался "худой".
"Урка" поднялся с кровати и, заглянув в пакет, вытащил кочан капусты. - Маммон! Фрукты будешь? - засмеялся он.
Маммон взглянул на "урку" и, увидев в его руках капусту, пришёл в ярость, лицо его побагровело, руки затряслись, он вскочил со стула и швырнул в "урку" пульт управления и тут же застонал, схватился за челюсть и, согнувшись от боли, вновь присел на стул.
"Урка", держал в одной руке кочан капусты, вторую руку прижимал к груди и хохотал, повторяя - Фрукты, фрукты - и, видимо от боли, причиняемой смехом, по его щекам текли слёзы.
- Ты чего ржёшь, придурок? - не выдержал "худой", - это же послание от Соломона, он намекает, что здесь лежат козлы.
- Да? - удивился "урка".
- Да! - подтвердил "худой"
- Всё равно весело - уже без смеха произнёс "урка".
Дверь открылась, и в палату вошёл Филёров - Зачем звали? - с порога спросил он.
- Как там Соломон поживает? - вопросом ответил "худой".
- А что Соломон, парень здоровый, рожу наел, на хромой кобыле не объедешь - глядя на "худого", ответил Филёров.
- Ты это, давай-ка без намёков - оскорбился "худой", - говори по делу, как он там?
Соломон развернулся круто. Офис арендовал. Открыл контору по добыче золота. Людей нанимает. Технику купил, техника правда утильная, но, я так думаю, что на запчасти взял, а главное, на его счёт уже поступила кругленькая сумма...
- Откуда про деньги знаешь? - спросил "худой".
- Базар говорит, а базар отвечает за "базар".
- Что ещё?
- Ещё Рафаил и Михаил нанялись к нему на работу.
- Кем они нанялись? - удивился "худой"
- Служба безопасности. Соломон положил им оклад по десять штук баксов.
- Суки! - просвистел Маммон и, вскочив со стула, стал ходить по палате.
- Значит, Соломон стоящим делом занимается? - спросил "худой".
- Думаю, да. За просто так, денег не переводят. Скорее всего, это оплата за золото. Возможно, что сейчас у него подломалась техника вот и повёз запчасти.
- Ну, спасибо дорогой - поблагодарил "худой". - Если что узнаешь, приходи, не обидим. - "Худой" посмотрел на "урку" - Заплати ему. - "Урка" вытащил из бумажника необходимую сумму и отдал Филёрову. - Забери ещё фрукты - "урка" подал Филёрову пакет и тот, не глядя, взял и, не прощаясь, вышел. Спускаясь по лестнице, он заглянул в пакет и прорычал - Чурки позорные. Спустившись вниз, Филёров поставил пакет на стол дежурной - Бери мамаша на пропитание - сказал он и направился к выходу.
- Спасибо, сынок! - услышал Филёров.

9

Тем временем Егор, выйдя из больницы, сел в такси и поехал в Октябрьский. Подъехав к дому, он попросил таксиста подождать не более получаса и вылез из машины. Поставив сумку с продуктами на крыльцо, Егор достал из багажника инструмент и бросил его на землю. Возле сарая, он застал Александра, спорящего с Полиной Матвеевной. - Добрый день! - приветствовал спорщиков Егор.
- Боюсь, что он может оказаться недобрым - ответила старуха.
- Что случилось, Полина Матвеевна?
- Этот мальчишка - она показала на Александра, - что-то подпалил в сарае и не пускает меня посмотреть. Он же весь посёлок спалит, где жить-то будем? - негодовала старуха.
- А чего ты там подпалил? - негромко, чтобы не слышала старуха, спросил Егор.
- Там же печь, тебе Соломон, не говорил что ли? – прошептал Александр.
- А...- сообразил Егор. - Полина Матвеевна! - обратился он к старухе, - мы построили там коптильную печь, будем рыбу коптить, колбасу там...
- Да? - обрадовалась старуха, - а когда рыбой-то угостишь?
- Сейчас и угощу! - Егор взял старуху под руку и повёл к дому. Достав из сумки батон колбасы и тушку копчёной скумбрии, он подал их старухе - Вот, берите!
- Так это ты сам коптил? - принимая дары, поинтересовалась старуха.
- Нет, это из магазина. Когда настроим коптильню, сразу принесу.
- Ну, спасибо, Егор. Ты только аккуратнее в сарае, не спалите посёлок - напутствовала старуха и удалилась.
Александр подошёл к Егору - Ты захват и формы привёз? - спросил он.
- Вон, лежат - показал пальцем Егор. - Тебе ещё что-нибудь надо? - спросил он Александра.
- Нет.
- Ну, будь здоров, я поехал.
- Как поехал? У меня сегодня пробная плавка и мне одному не справиться. Тигель с металлом весит около тридцати килограммов, мне одному не поднять, нужно вдвоём.
- И на долго я тебе нужен?
- Часа на два.
Егор задумался - Ну, хорошо, я остаюсь здесь - решил он и, рассчитавшись с водителем, отпустил такси. - Показывай, чего делать? - спросил он Александра.
- Пока ничего! Примерно через час металл будет готов, тогда и понадобишься.
- В таком разе, я буду дома - сказал Егор, взял сумку с провиантом и вошёл внутрь. В доме всё было по-старому, однако возникло какое-то отчуждение от этого некогда уютного уголка, где жили его мама и отец, где он родился и вырос. Егору показалось, что именно запах является причиной этого отчуждения. Он стал ходить по комнате и принюхиваться, как это делают животные, находя по запаху своё логово. Он вдруг понял, что не запах является причиной отчуждения, а отсутствие запахов, с которыми он жил и которые помнит его сознание. Егор захотел сварить кофе, запах поджаренного кофе был одним из тех запахов, который он любил. Егор прошёл в кухню, отыскал в ящике стола банку с молотым кофе, высыпал его на сковороду и поставил на плиту. Через несколько минут комната наполнилась знакомым с детства запахом. Сварив кофе, он наполнил чашку и сделал несколько глотков - кофе получился отвратительным. Егор смотрел на обстановку в доме. Всё вызывало у него неприятие: и этот древний телевизор, и этот обшарпанный шкаф, и потёртый диван, и этот мерзкий кофе, всё вызывало у него отторжение, он понял, что больше сюда не вернётся, он понял, что прежнего Егора больше нет.
Егор вышел из дома и на крыльце столкнулся с Александром.
- Я за тобой, Егор. Металл готов, надо разливать.
- Надо, значит, разольём - с безразличием ответил Егор.

У печи, Александр стал объяснять Егору, в чём заключаются его обязанности. - Этим захватом берём тигель - начал он, - вытаскиваем его из печи и ставим сюда - Александр показал на небольшую площадку, выложенную кирпичом, - потом наклоняем тигель и заливаем эту форму, потом ставим тигель обратно на площадку, поворачиваем и заливаем эту форму. Понял?
- Понял!
- Вперёд?
- Поехали!

Едва Александр и Егор закончили разливку металла, в сарай вошёл Соломон. - Ну как, Шура, успехи? - спросил он.
- Всё нормально, можно приступать к плавке золота.
- Прямо сейчас? - в голосе Соломона прозвучали нотки недоверия.
- А чего тянуть-то, мне эта жизнь в лесу уже во как надоела - Александр провёл ребром ладони по горлу.
Соломон взглянул на Егора - Ну как, пойдём навстречу просьбам трудящихся?
- А мне по барабану.
- Я понимаю, что тебе всё по барабану, но я о другом, как там наши конкуренты?
- А...- сообразил Егор - врач сказал, что они ещё пару недель пролежат в больнице.
- Ну, дай Бог им здоровья, пусть лечатся, а мы поедем за сырьём.
- Вы, на долго? - спросил Александр.
- Думаю, через час вернёмся - ответил Соломон.
- Я буду в доме, поем чего-нибудь.
Соломон легонько толкнул Егора в плечо - Поехали!

Золото переплавляли всю ночь. Утром, часов в шесть, был выбит из формы последний слиток. Всего их получилось восемь. Сложив слитки в ящик из-под гаек, Соломон и Егор занесли его в дом. Пройдя в комнату, они поставили ящик на пол и сели на диван. Они сидели, глядели на золото и молчали. Молчали долго, каждый о своём. Первым прервал молчание Соломон - Ну, чего молчишь? - глядя на Егора, произнёс он, - скажи чего-нибудь.
- Я должен что-то сказать?
- Не знаю, может быть, у тебя по этому поводу имеется поэма?
- Поэма? - улыбнулся Егор.
- Ну, да! Продекламируй что-нибудь патетическое из греческой мифологии, к примеру, о золотых живительных лучах Гелиоса или о золотой цепи Гермеса, случай-то подходящий.
- Золотая цепь Гермеса - это символ успеха, богатства, чести, достоинства, красноречия. У нынешних обладателей такой цепи все перечисленные качества на лицо...
- Я бы сказал на рыло - поправил Соломон.
- Точно, именно на рыло! - согласился Егор. - Гляжу я на этот ящик и думаю, сколько нужно совершить подлостей, гадостей и предательства, чтобы стать обладателем символа чести и достоинства.
- Надеюсь, что присутствующих это не касается? - спросил Соломон, опасаясь ответа неожиданного.
- Нет, конечно, мы же не греки, мы русские, у нас особенная стать.
- Язва! - подумал Соломон, но промолчал.
- Когда повезёшь в Москву?
- Не знаю, если сейчас повезу, могут возникнуть вопросы, мол, ещё технику не завёз, а золота уже нарыл...
- Кого там интересует, завёз ты что-нибудь или ничего не завёз. Там нужно золото!
- Ты думаешь? - сомневался Соломон.
- Какая разница, что я думаю. Я думаю, что тебе дадут мешок "деревянных" ещё и похохочут над тобой.
- Это почему же?
- Да потому, что сегодня менять золото на рубли будет только идиот. Рубль с каждым днём становится легче и легче и скоро, презрев законы Ньютона, будет парить в воздухе как в невесомости. Станем ловить рубли сачком как бабочек. У тебя одна надежда - Капитолина Марксовна. Поможет - продашь, не поможет, могут и за решётку спрятать.
- Радужные перспективы ты нарисовал, оптимизм от тебя, как от бенгальских огней, искрится - Соломон резко встал, - ну чего сидим? Берём ящик, несём в машину!
- А зачем мы его сюда притащили? Нельзя было сразу загрузить.
- Хотел спрятать в тайник на недельку, но ты, своим энтузиазмом,
убедил меня завтра же ехать в Москву... пока рубли не порхают и Заразину не уволили.
Соломон и Егор подняли ящик, вынесли его из дома и загрузили в багажник машины.
- Ну, где Шурик? - спросил Соломон.
- Пыль золотую отмывает, она очень въедливая - ответил Егор и направился к сараю.
Соломон поднял капот и стал копаться с двигателем. Он так увлёкся этим занятием, что не заметил как подошли Егор и Александр.
- Что-то случилось? - спросил Егор.
- Двигатель стал масло жрать - закрывая капот, ответил Соломон.
- И что это значит?
- Что это значит, спроси у Александра - посоветовал Соломон, - он водитель с большим опытом, чем я.
- Саша! Что это значит?
Александр на секунду задумался... - Это значит - начал он, - что появился аппетит, а это верный признак улучшения состояния, стало быть, в агрегате происходят процессы регенерации и обновления. То есть, в результате трения скольжения увеличивается объём цилиндров и, как следствие, повышается мощность. Иначе говоря, намечается тенденция к автофорсированию двигателя...
- Мы хоть до Апатит, доедем? - прервал Александра Егор.
- А это ты спроси у водителя?
- Я надеюсь доехать до Москвы и обратно - ответил Соломон. - Грузитесь, теоретики!

10

В Москву Соломон приехал вечером. Позвонив Заразиной, он получил приглашение приехать в гости и тот час отправился к неё.
Заразина обрадовалась приезду Соломона, однако, вида не подала, и на шею не бросилась. Впрочем, возможно и бросилась бы, но тот приволок на загривке какой-то замызганый мешок и, едва переступив порог квартиры, он с лязганьем бросил его на пол.
- Что это - спросила Заразина.
- Эквивалент!
- Что за эквивалент?
- Товарной стоимости.
Капитолина Марксовна ничего не поняла, но настаивать на объяснениях сочла излишним. - Раздевайся, умывайся - предложила она, - ужинать будем.
Соломон снял куртку и прошёл в ванную.
Заразина покосилась на грязный мешок. Он резко выделялся на фоне дорогого шерстяного ковра и явно раздражал её своим пролетарским видом. Она решила перенести мешок в туалет, но, не сумев даже приподнять его, отказалась от этой затеи и прошла в кухню.
Смыв с себя дорожную пыль шести губерний, которые пришлось преодолеть на пути к столице, Соломон вышел из ванной комнаты и осмотрелся. Квартира была не похожа на ту, в которой довелось ему побывать в первый раз. В ней появились мебель, ковры, светильники, зеркала, картины на стенах и прочие мелочи, которые создают уют и иллюзию, что именно это и есть то, к чему следует стремиться если не всю жизнь, то значительную её часть.
- Может быть, в этом и есть смысл жизни? - подумал Соломон. - Может быть неправ классик утверждающий, что «смысл жизни в борьбе за освобождение всего человечества», и Соломон, вдруг, вспомнил из жизни - У верблюда два горба, потому, что жизнь - борьба.
- Ну, что ты там застрял? - услышал Соломон и направился в кухню.
- Рассматривал твои хоромы.
- И как?
- Впечатляет - ответил Соломон и, не дожидаясь приглашения, сел за стол. Взяв со стола бутылку коньяку, он наполнил рюмки. - Ну, садись! - поторопил он Заразину.
- Освоился - подумала Заразина, нарезая лимон. Поставив тарелку с лимоном на стол, она села и взяла рюмку - С приездом, что ли! - предложила она банальный тост.
- Спасибо! - ответил Соломон и выпил.
Следом за ним выпила Заразина. - Ну, рассказывай, как твои успехи? – Капитолина Марксовна прикусила лимонную дольку, и её лицо перекосилось в гримасе.
- Какая же она старая – подумал Соломон, пережёвывая бифштекс.
- Успехи – начал он, – это результат напряжённого каждодневного физического и интеллектуального труда, а поскольку труд для меня – смысл жизни, то и результат соответствующий.
- Молодец! - оценила Заразина, - хорошо сказал! Кто научил?
- Сам придумал - похвалился Соломон, разливая коньяк по рюмкам.
- Талантливый мальчик! - Заразина взяла рюмку. - Видимо, неспроста ты понравился одному из драгметовских чинов - она запила коньячком своё умозаключение.
Соломон, не донеся рюмку до рта, застыл, глядя на Заразину -
- Это когда же я успел кому-то понравиться?
- Да вот успел, заочно. Этот чин ездил по делам в Мурманск и решил облететь на вертолёте некоторые, интересующие его, объекты. Пролетел и над твоим. Остался доволен тем, что ты за неделю завёз технику и приступил к работе. Говорил, что именно такие инициативные люди как ты, способны вытащить страну из экономической пропасти...
- Да, я такой! - скромно заметил Соломон.
- Правда, ему показался странным тот факт - улыбнулась Заразина, - что техника находилась в пяти километрах от места, где, по данным геологоразведки, имеются небольшие залежи рудного золота.
- Техника находится там, где должна находиться - уверял Соломон, - скорее всего, ваш чин ошибся. С вертолёта это немудрено.
- Возможно! - не возражала Заразина. - Однако, при чине были два специалиста, один - маркшейдер, другой - геолог и оба, в один голос, утверждали, что там, где стоит твоя техника - болото.
- Значит, по утверждению ваших специалистов, в болоте золота быть не может! Я правильно вас понял, мадам? - Соломон налил в рюмки коньяку.
- Правильно! - Заразина взяла рюмку.
- А между тем, там золота не меряно, на поверхности лежит, и я уже нарыл восемьдесят семь килограммов! - Соломон опрокинул рюмку в рот.
- Уже нарыл? - Заразина выпила.
- Нарыл!
- Восемьдесят семь килограммов?
- Восемьдесят семь килограммов!
- И где они?
- В мешке! - Соломон показал большим пальцем в сторону прихожей.
- А ты знаешь, что по данным геологоразведки, на том месторождении всего-то около ста килограммов. А ты, значит, уже всё вырыл! За месяц! И в другом месте!
- Да, я такой!
- Я это уже слышала. Думаю, что начальство сильно ошибается в твоей оценке, ты гораздо талантливее, чем они могут представить.
- Я, наверное, чего-то не понимаю, Капитолина Марксовна. Я выполняю условия договора, я привёз отчёт, я привёз золото и хочу получить причитающуюся мне сумму. Какие ко мне претензии?
- У меня к тебе нет никаких претензий...
- Тогда зачем весь этот допрос с пристрастием?
- Видишь ли, Соломон, завтра я буду докладывать о твоём прибытии и твоих намерениях начальству, и я должна знать ответы на вопросы которые потенциально могут быть заданны. Не хочешь говорить здесь и со мной, будешь говорить с другими людьми и в другом месте.
- Звучит как угроза.
- Я не угрожаю, я хочу предостеречь тебя от угрозы.
- Хорошо, задавай свои вопросы - прогнусавил, зевая, Соломон.
- Да ты, никак, уже спишь! Устал с дороги, а я тебя вопросами мучаю. Пойду кровать стелить - сказала Заразина и вышла из кухни. Соломон выпил рюмку коньяку и последовал за ней.

Вечером следующего дня, Заразина вернулась со службы.
Соломон, услышав стук входной двери, поднялся с дивана и вышел в прихожую. - Привет! - улыбнулся Соломон и поцеловал Заразину.
- Привет!.
- Как там наши успехи? - принимая плащ, спросил Соломон.
- Успехи? - засмеялась Заразина, - успех есть результат каждодневного... и как там дальше? - она попыталась процитировать Соломона.
- Это понятно, а конкретнее?
Заразина прошла в комнату и села в кресло. - Конкретнее? - повторила она и замолчала.
Соломон повесил плащ на вешалку, прошёл в комнату и сел на диван.
- На сколько, я понимаю, твоя задача продать золото. Откуда оно у тебя, меня не касается, но то, что оно не с прииска, в этом нет сомнений.
- Откуда такая уверенность?
- Утром я отрубила от слитка кусочек и отнесла в лабораторию. В твоём мешке промышленное золото пятьсот восемьдесят пятой пробы, применяется в ювелирном производстве. По этой причине я не стала докладывать о твоём приезде, но поговорила с доверенным человеком, и он готов купить твоё золото.
- Я только этого и добиваюсь.
- Я поняла, что твоя контора "Эквивалент" - это авантюра, и эта контора создала тебе проблемы. После облёта твоего прииска, заинтересованные люди стали подозревать тебя в непорядочности.
- Непорядочные люди заподозрили меня в непорядочности? Звучит как музыка – сострил Соломон.
- Ты можешь думать о них всё, что угодно, но по самой скромной оценке, это люди неглупые, некоторые даже остроумные и все любят пошутить, но когда их хотят кинуть - они уже шуток не понимают, и методы воздействия на шутников у них средневековые. Я тебе настойчиво объясняла, что им нужна реально действующая артель старателей, которая будет вести конкретную добычу и отчёты должны быть объективными, а не липовыми, а добытое золото их не интересует, у них свои источники. Ты же вывалил свою технику в болоте, поэтому было принято решение, в ближайшие дни направить к тебе комиссию с проверкой.
- К нам едет ревизор! Как ревизор... - попытался шутить Соломон.
- Ты зря так легкомысленно относишься к предстоящей комиссии, помни об их методах.
- Меня интересует, почём купят и когда?
- По пять долларов, завтра. Я провожу тебя до назначенного адреса, там и заплатят.
- Что-то мне это не очень-то нравится - сомневался Соломон, - один покупатель уже назначал мне встречу, к сожалению, она плохо закончилась.
- Не знаю с кем ты там встречался, но завтра у тебя встреча не с урками и опасаться тебе нечего.
- Дай-то Бог! - перекрестился Соломон.
- Пойдём, попьём чайку - предложила Заразина.
- Капитолина Марксовна! Я весь день думал о вас, и приготовил ужин.
- Вот как! Ну-ка, идём, посмотрим - Заразина поднялась с кресла и прошла в кухню. О! Какой ты молодец! - похвалила она Соломона, увидев накрытый стол.
- Спасибо за высокую оценку - поблагодарил Соломон, - берите меня в кухарки.
- Неплохая мысль! Я хочу тебе дать совет, Соломон, приедешь в Апатиты, заплати налоги и объяви о прекращении деятельности компании "Эквивалент" и уезжай оттуда. Можешь приехать ко мне, устрою на престижную работу, купишь квартиру. Здесь тебя искать никому и в голову не придёт.
- Хорошо, я подумаю.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 161 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.