[attachment=2227] Распустилась. Ну как не стыдно? Поселившаяся в теплом теле, Боль гуляет вольготно, сытно, стол и ложе со мною делит. Помолясь, поднажать на вёсла… да течение вечно против. Дело в том, что в ушедших вёснах было то, что теперь всё портит. Внутрь озлобленным хладожаром лезет очередная пакость…

Сочинение ля-минор (Продолжение 4)

| | Категория: Проза
ГЛАВА-9

КОПИ СОЛОМОНА

1

В офисе, в "чайхане", на диване дремал директор золотодобывающей компании "Эквивалент" и по совместительству директор совместного Российско - Финнского лесопромышленного предприятия "Варяги" Соломон Абрамович Шухерсон.
У стены, за столом, играли в подкидного дурака, главный экономист - Реформутин Егор Аркадьевич, и офис - менеджер компании - Пиявская Александра Гавриловна.
Соломон лежал, скрестив руки на груди. Вдруг, он резким движением ударил себя по лбу ладонью, снял двумя пальцами прибитую муху, поглядел на неё и, бросив на пол, занял прежнюю позу.
- Ну, куда ты восьмёркой бьёшь девятку? - возмутился Егор.
- Это моя девятка! - возразила Александра.
- Откуда твоя? Твоя у тебя в руках, вот она!
- А чего ты в карты подглядываешь!
- Чего в них подглядывать-то, если ты растопырила их веером!
- А как их ещё держать, если они в руки не вмещаются?
- Забирай свою восьмёрку и бей тузом, вот этим - посоветовал Егор.
Александра вняла совету, и игра вновь вернулась в мирное русло.
Соломон открыл глаза, крепко потянулся и, глядя в потолок, прокричал что-то звериное и спросил - А как у нас идут дела с отчётом о проделанной работе?
Александра отвлеклась от карт - Я набрала текст и могу распечатать его в течение двадцати минут, только необходимо внести данные.
- Какие ещё данные? - Соломон поднялся с дивана.
- Данные по объёмам валок, по выкорчёвыванью пней, по саженцам - ответила Александра.
- А как у нас обстоят дела по валкам?
- По валкам? - Егор отложил карты - по валкам отлично, из одного ствола можно завалить не одну сотню дубов.
- Жизнеутверждающий показатель. А что пней, выкорчёвывают ли?
- Пней выкорчёвывают с опережением плана по выкорчёвыванию пней, но меньше их не становится, иной пень так глубоко пускает корни, что его можно взять только динамитом.
- Это настораживает! А что саженцев, сажают ли?
- Саженцев сажают с отставанием от плана сажания саженцев, тем не менее, площадей не хватает, стало быть, валить надо больше.
- Однако, показатели у нас отвратительные, вроде работаешь рук не покладая, работаешь, за день так навыкорчёвываешься, что скоро, ей Богу, появятся пролежни. Александра! - нарочито громко позвал Соломон.
- Что?
- У тебя есть знакомая массажистка, мы можем включить её в штат?
- А что их включать, иди вечером к ларькам, там стаями стоят, все сплошь массажистки.
- М...да - загадочно произнёс Соломон, - всё это шутки Егор, но мы ни на шаг не приблизились к нашей изначальной цели. Надо ехать в Москву за лицензией.
- Когда хочешь ехать?
- Завтра с утра пораньше.
- Один поедешь?
- Да. Тебе, Егор, надо оставаться здесь, мало ли Заразина позвонит.
- Может, дождёмся когда "Варяги" деньги переведут? С деньгами-то оно надёжнее.
- У меня ещё есть немного, а сидеть здесь, всё равно ничего не высидишь. Там узнаю, что да как, а то могут дать пинка и деньги не помогут, тогда будем искать другие способы реализации, чего зря время тянуть.
- Тебе виднее - согласился Егор. - Как там у великого: "В Москву, в Москву...", по этому поводу у меня есть поэма в прозе, если угодно, прочту.
- Ты пишешь поэмы? - удивилась Александра, - читай, конечно, читай!
- Но я бы не хотел, что бы ты её слушала.
- Это почему?
- Видишь ли, Саша, она не о любви, она о подлости, думаю, тебе это будет неинтересно.
- Ты читай, а будет мне это интересно или нет, я сама решу.
- Ну, как вам будет угодно - Егор вышел из-за стола, подошёл к окну и, присев на подоконник, стал читать - Вы когда-нибудь видели, как дерутся грязные вокзальные шлюхи?
- Я видела! - воскликнула Александра, - только это были шлюхи базарные, но разницы-то никакой!
- Цссс - цыкнул Соломон, - так может начинаться только гениальная поэма - объяснил он.
Егор продолжил - Они хватают друг друга за волосы и таскают в разные стороны. От пота на их лицах течет грим вперемежку с кровью, сочащейся из ран процарапанных ногтями. Во время драки, они поливают друг друга потоком непотребных слов, режущих слух даже их бывших клиентов. Кажется, их цель не побить друг друга, а оскорбить, унизить, опозорить, именно по этой причине они рвут на сопернице одежды, задирают подолы, чтобы все увидели грязное бельё противницы, а этот факт, даже для вокзальной шлюхи несмываемый позор. Зрелище не для слабонервных.
Москва девяностых годов двадцатого столетия - Вы грязная вокзальная шлюха! Думаете, она возмутится? Ничего подобного. Ей ни до того. Она упоена боем! Она ниспровергает одних негодяев и возносит других. Со стороны может показаться, что она не расслышала слов, сказанных в её адрес. Глупости! Она всё слышала, она всё запомнила и она ещё вспомнит, вспомнит и брезгливо и высокомерно позовёт - Эй, ты...да, да, ты, иди-ка сюда! Это ты сказал, что я грязная вокзальная шлюха? Да! - скажет она, - я грязная вокзальная шлюха, а кто ты?, ты ничто, ты прах, ты ноль! Ты возник из дерьма, в дерьме копошишся, в дерьме и сдохнешь, как дохли здесь, под кремлёвским забором, умники не чета тебе. Они боялись одного моего взгляда и падали передо мной на колени моля о пощаде, даже не совершив преступления, а я отправляла их в ГУЛаг и создавала такие условия, при которых они начинали доносить и клеветать друг на друга, а я их расстреливала десятками, сотнями, тысячами! Так что не буди во мне зверя! Раздавлю как клопа.
- Да, мадам - отвечу я - ваши аргументы со времён опричнины были всегда очень убедительны. У вас большой опыт делать из человека кровавое месиво. Вы можете заставить меня корчиться от боли, клеветать на святого и просить у вас пощады, но это буду уже не я, это моя жалкая слабая плоть будет молить о пощаде, но мои мысли, мои взгляды и убеждения вам не по карману. Вы только что, мадам, сказали о тысячах и тысячах невинных людей, которых вы уничтожили за многовековую историю своего царствования, но ведь это те "подвиги" которых следует стыдиться, а не возносить в разряд доблести. Единственное, что может смягчить ваши преступления, это то, что в те годы вы были диким кровожадным зверем, а сегодня, мадам, вы уже грязная вокзальная шлюха и здесь наблюдается кое-какой прогресс и мне хочется надеяться, мадам, что когда-нибудь, когда-нибудь, вы станете дорогой валютной проституткой.
Кто-то может удивиться и спросить, а чем, собственно, хрен редьки слаще? Безусловно, грязные вокзальные шлюхи, деруться так же как и дорогие валютные проститутки, но на последних, всегда надето свежее бельё и от них не воняет дерьмом.
И в заключение, мадам, я хочу вам сказать, что с такой биографией как у вас, занимать столь высокую должность как Столица России, не подобает. Пора вам уступить эти лавры добропорядочной русской женщине...

2

Капитолина Марксовна Заразина сидела в драгметовском кабинете за рабочим столом и просматривала какие-то бумаги. В дверь постучали, и она, рефлекторно, схватив телефонную трубку, приняла традиционную позу. Однако вспомнив рекомендации своего нового начальника более внимательно и уважительно относиться к посетителям, так как они в большинстве своём являются высокопоставленными чиновниками и очень влиятельными людьми, она бросила трубку и, выскочив из-за стола, приняла позу "чего изволите-с".
В кабинет вошёл Соломон. Заразина, узнав его, радостно воскликнула - О, Соломон! Как я рада тебя видеть!
Соломон, не предполагавший встретить здесь, в Москве, в Драгмете, знакомого человека, обрадовался не меньше. Капитолина Марксовна? - удивился он, - вы ли это?
- Я, я - радостно ответила Заразина.
- И давно вы здесь?
- Уже неделю - с едва уловимой ноткой сожаления, ответила Заразина.
Соломон уловил эту нотку - А почему не слышно оптимизма в голосе?
- Да какой тут оптимизм, кругом крутые начальники, послать некого, а расшаркиваться я не научилась, очень тяжело приспосабливаться.
- Ну, это не беда, говорят первые десять лет тяжело, а потом привыкаешь. А приспосабливаться не надо, пусть они приспосабливаются, это они на первый взгляд крутые, они ещё к вам в очередь стоять будут.
- Спасибо, утешил.
- А как же наше совместное предприятие? - озабоченно спросил Соломон, - мы же без вас пропадём.
- Не пропадёте, всё остаётся в силе, но без меня.
- Ну, Слава Богу! - сказал Соломон и понял, что произнесённая фраза некорректна по отношению к Заразиной. - Простите Капитолина Марксовна, я хотел сказать, Слава Богу, что всё остаётся в силе, но очень жаль, что без вас, мы с Егором к вам уже привыкли, вы так много сделали для нас.
- Не стоит благодарности, Соломон, рассказывай, что тебя привело сюда?
- Лицензию хочу получить на золотодобычу.
- Лицензию - повторила Заразина, - а документы все собрал?
- У меня только регистрационные на предприятие.
- Боюсь, что это невозможно, без документов здесь не обойтись.
- Значит, можно ехать домой?
- Зачем торопиться, я постараюсь всё выяснить и вечером сообщу. Ты где остановился?
- Нигде, решил сначала дело сделать, а уж потом, искать что-нибудь.
- Не ищи, у меня двухкомнатная квартира, одна комната твоя. Заразина взглянула на часы - Сейчас обеденный перерыв, едем со мной, я покажу тебе комнату и накормлю. Согласен?
- Согласен! - радостно ответил Соломон, - однако, мне очень повезло, что я встретил вас.
- Значит, цени и помни - напутствовала Заразина.

Квартира Заразиной была небольшой. В прихожей, функцию вешалки выполняли четыре гвоздя, вколоченных в стену.
- Раздевайся - предложила Заразина, - проходи в комнату, а я приготовлю что-нибудь на обед.
Соломон осмотрелся - в маленькой комнате кроме раскрытого чемодана наполненного вещами хозяйки ничего не было. Соломон прошёл в комнату побольше - у стены стоял диван, а против него - телевизор. Телевизор нимало не заинтересовал Соломона, но вот диван!.. - Диван - подумал Соломон - это величайшее изобретение всех времён и народов! Человек, создавший эту гениальную конструкцию, бесспорно, был ленив, но вместе с тем и человеколюбив, ибо он думал обо всём человечестве страждущем завалиться на что-нибудь мягкое и хорошенько выспаться. Очень жаль, что история не помнит имени этого великого мастера - рассуждал Соломон и, дабы не оскорбить память о неведомом творце, прилёг на диван и уснул.

Проснулся Соломон от стука входной двери. Он поднялся с дивана и вышел в прихожую.
- Выспался? - спросила Заразина, снимая плащ.
- Выспался.
- Умывайся, будем ужинать - Заразина подняла с пола сумку и направилась в кухню.
- Как ужинать? - не понял Соломон, - время сколько?
- Половина седьмого - ответила Заразина и, увидев на столе нетронутые тарелки, удивлённо спросила - Так ты сегодня ещё ничего не ел? Соня! - но ответа она не услышала, Соломон закрылся в ванной комнате и включил воду.
- Заразина приготовила ужин и села за стол. Через минуту появился Соломон - О! - восторженно произнёс он, - кухня у вас укомплектована полностью!
- Это я с собой привезла, в прицепе.
- Так вы на машине приехали?
- Да.
- И как доехали, без приключений?
- Я езжу аккуратно, какие могут быть приключения, - Заразина кивнула на бутылку коньяку - наливай!
Соломон взял бутылку, наполнил рюмки. - Я хочу выпить за вас...
- За себя я выпью сама - улыбнулась Заразина.
- Я в том смысле, что встреча с вами, для меня большая удача. Даже представить не могу, чем бы я сейчас занимался. Спасибо!
- Не перехвали Соломон, ты многого не знаешь, я просто пытаюсь исправить свои ошибки, если их вообще можно исправить. Ты расскажи, как доехал?
- Я ехал со странностями - пережёвывая бифштекс начал Соломон, - хотя привычки полихачить у меня тоже нет. Ночью, километров за сто до Москвы, вижу, что дорога идёт на спуск, а машина не катит, как будто что-то её держит, думаю, может тормоза подклинило. Остановился. И что вы думаете - машина покатилась назад, в гору... Понимаю, что такого не может быть! Дело не в машине и не в дороге, дело во мне, я семнадцать часов был за рулём, голова уже не варила. Казалось бы, надо отдохнуть, так нет, поехал дальше.
И машина покатила, еду, скорость километров сто, вижу, что лечу по встречке, страха никакого, опасности не чувствую, а впереди свет встречной машины, вдруг на колдобине тряхнуло, в голове что-то включилось, я руля вправо - едва успел разъехаться с грузовиком.
- Ты поаккуратнее за рулём, устал - отдохни, банальность, но техника безопасности пишется кровью.
- Я это слышал, по телевизору, кажется, передавали...
- А драгмет-то, как нашёл, шутник?
- Проще пареной репы. Поймал мужичка на жигулёнке, заплатил, он меня и проводил. Пока ехал, встретил две демонстрации, один митинг и забастовку, подумал, наверное этой страной рулит какой-то каматозник, видит, что едет в пропасть, а ничего не делает и "машина" разваливается, а шофёру по барабану, он спит и рулит.
- Этой "машиной" всегда правили водилы, у которых не было ни прав, ни путёвки - поддержала Заразина, - угонщики! - резюмировала она.
- А что с нашей путёвкой? - Соломон разлил коньяк по рюмкам.
- С нашей путёвкой? - переспросила Заразина.
- Я о лицензии - объяснил Соломон.
- Удивительно, но тебе на редкость везёт, ты всегда оказываешься в нужном месте в нужное время...
- То есть, я всегда оказываюсь в нужнике! - попытался шутить Соломон.
- Нет, дорогой, ты не в нужнике, ты и есть "нужник".
- Капитолина Марксовна, зачем же так грубо? - оскорбился Соломон.
- Ты не обижайся. Меня пригласили сюда для того, чтобы я делала то, что нужно другим, значит и я "нужник". Вся иерархическая структура управления построена на том, что всякий нижестоящий является "нужником" вышестоящего. Всегда подбираются люди с определённым набором качеств, это чинопочитание, угодничество, исполнительность, преданность и так далее, профессионализм в управлении исключается всегда, возможно это главная причина, по которой нашей "мшиной" рулят каматозники. Впрочем, мы отклонились от "ваших баранов". Что касается твоей, извини, шарашкиной конторы, то ей заинтересовались серьёзные люди. Им нужна артель старателей, через которую они будут "отмывать" или легализовать "левое" золото.
- Как это? - не понимал Соломон.
- Как ты сказал - проще пареной репы. Тебе надо организовать небольшое горнодобывающее предприятие.
- Только и всего-то?
- Да, вот такой пустячок. А если серьёзно, ты берёшься за безнадёжное дело. Добыча рудного золота на Кольском полуострове нерентабельна, проще говоря, затраты на добычу будут превышать стоимость добытого золота. Ты вылетишь в трубу.
- В таком случае, зачем моя контора серьёзным людям?
- Им нужно, чтобы ты рыл землю, дробил, возил, молол, сеял, веял и прочее. Главное, чтобы твоя работа подтверждалась отчётами, в которых ты будешь писать нужные показатели.
- Это как с "Варягами"?
- Вот именно. Тебе дадут небольшую сумму денег на то, чтобы ты приобрёл очень подержанную технику, нанял людей и создал видимость кипучей деятельности, а золото, если ты там что-то нароешь, всё твоё, но я очень сомневаюсь, что ты найдёшь там хоть крупицу.
- Ну, это мы ещё посмотрим - возразил Соломон и добавил - Я согласен на такие условия.
- Надеюсь, ты понимаешь, что делаешь - обречённо произнесла Заразина, налила в рюмку коньяку и выпила. - Завтра вечером я тебе доложу о принятом решении - сказала она, встала и начала убирать со стола.
- Спасибо Капитолина Марксовна, накормили, напоили ещё и к делу пристроили, даже не знаю, как вас отблагодарить.
- Придумай что-нибудь - посоветовала Заразина.
- Давайте, я хоть посуду вымою.
- Ну, вымой, а я пойду кровать стелить - сказала Заразина и вышла из кухни.
Соломон мыл тарелки, но мысли его были о грядущей ночи.
- Пошла она кровать стелить... - думал он, - там нет никакой кровати, там только один диван и потом эти намёки, мол, придумай что-нибудь... чего тут думать, придётся с ней спать. Конечно, можно прикинуться невинным мальчиком, но тогда лицензии мне не получить до её смерти, а сколько она ещё протянет, одному Богу известно. Вот ситуация! Как у Датского шизофреника - "быть иль не быть...". Но, как говаривал Егор, своё дело - великое дело. Оно даёт ощущение свободы, а за свободу люди готовы пожертвовать жизнью, что ж я, как "тварь дрожащая", бабы испугался, в конце концов, она не такая уж и старая, даже молодая и красивая, сейчас пойду и скажу, Капитолина Марксовна, разрешите залезть к вам в трусы, да, так и скажу! Соломон закрыл кран, вытер руки и, полон решимости, направился в комнату.
Заразина лежала на разложенном диване лицом к стене. Из-под одеяла, прикрывающего Капитолину Марксовну, бесстыдно выглядывала её голая задница...
- Вот, что теперь я ей скажу? - развёл руками Соломон, снял штаны и... получил лицензию, отчёты, планы, графики, схемы и т.д. и т.п.

3

В Апатиты Соломон приехал утром и сразу направился в офис.
Шагая по коридору офиса, он громко позвал Егора и Александру, те, выскочив из своих кабинетов, последовали за ним.
- Ну, как съездил? - на ходу спросил Егор
- Более чем удачно! - ответил Соломон входя в свой кабинет.
- Присаживайтесь! - предложил он, располагаясь за столом. Егор и Александра сели за стол примыкающий буквой "т" к столу Соломона.
Вытащив из кейса несколько папок с бумагами, Соломон положил их перед собой. - Вот это наша цель! - похлопывая ладонями по папкам, сообщил он. Глядя поочерёдно то на Егора, то на Александру, Соломон продолжил - Я получил лицензию на добычу золота и наша задача в кратчайшие сроки организовать производство и к концу месяца мы должны выдать на гора первую тонну золотосодержащей руды. Страна в этом остро нуждается и мы, не щадя живота своего, должны оправдать высокое доверие, оказанное нам партией и правительством, мы просто обяза...
- Ты с печки упал, что ли? - бесцеремонно и громко перебил Егор. - Здесь не Госплан, чего ты несёшь ахинею! Ты хоть знаешь, что для этого нужно? Это - люди, горная техника, транспорт, мастерские...
- А ты откуда это знаешь? - не менее бесцеремонно перебил Соломон.
- Откуда! Да пока ты разгуливал по Арбату и Тверской, я из библиотеки не вылезал, изучал горное дело.
- Да ты с ума сошёл! Зачем тебе это надо? - хохотал Соломон.
- Как зачем? Надо же хотя бы ознакомиться с делом, которым будем заниматься.
- Правильно! - одобрительно кивнул Соломон. - И за серьёзный подход к делу – хвалю. Как говаривал вождь всех времён и народов, "кадры решают всё", и мы не станем опровергать этот тезис. Александра, ты, в первой половине дня, подашь объявления на телевидение и в газеты о наборе на работу, во второй половине - займёшься эти отчётом - Соломон бросил к Александре папку с бумагами, - наберёшь текст, а цифры внесём позже. Вопросы есть?
- А по каким профессиям объявлять набор на работу?
- Профессий не пиши, пиши, что требуются квалифицированные кадры в золотодобывающую компанию. Всё, действуй - распорядился Соломон, и Александра покинула кабинет.
Вытащив из папки лист, Соломон разложил его на столе - Это карта Кольского полуострова - объяснил он Егору. - Здесь - Соломон ткнул пальцем в карту, - наш объект, здесь мы будем рыть золото. Объект находится недалеко от границы с Финляндией, поэтому проезд к нему только по пропускам. Пропуски оформляют в штабе войсковой части, которая находится в посёлке Алакуртти, вот здесь - Соломон ткнул в карту другим пальцем. Нам нужно десять пропусков на людей и четыре на машины.
- А зачем ты мне всё это рассказываешь?
- А затем, что ты сейчас возьмёшь такси и поедешь в Алакуртти выписывать пропуски.
Егор как-то недобро посмотрел на Соломона - Может проще и дешевле съездить на твоей машине?
- Нет, Егор, я займусь приобретением техники. Надо проехать по конторам и подыскать что-нибудь очень подержанное.
- Ну, хорошо - выдавил из себя согласие Егор.
- И вот что, Егор, будешь выписывать пропуски - не вписывай в них ни фамилии, ни марки машин, это нарушение и военные могут "встать в позицию", но они тоже люди, им тоже деньги нужны, а служивые забыли как они выглядят, поэтому пошелести купюрами, и тебе выпишут хоть удостоверение генералиссимуса.
Соломон взял из папки несколько листов и один из них подал Егору - Это разрешение на производство работ на объекте - объяснил он и подал следующий лист, - это согласование на производство работ с Ленинградским военным округом, а это - Соломон подал третий лист, - согласование с Мурманской администрацией. Клади всё сюда - Соломон подвинул к Егору кейс. Егор бросил бумаги и закрыл его. - Когда ты успел всё согласовать? - не без удивления спросил он.
- Я ничего не согласовывал, я понятия не имею, как это делается -
- пожал плечами Соломон, - ты не поверишь, но эти бумаги мне дала Заразина.
- Это, какая Заразина?
- Та самая, Капитолина Марксовна!
- Как, она уже в Москве?
- Да, в драгмете, начальником отдела!
- Во, баба! - восхищался Егор. - Ни баба, а какой-то фантом, везде она, причём одновременно!
- Надо признать, нам очень повезло с ней. Если бы не она, сидели бы мы как в той трагедии и "над златом чахли", кстати, у тебя деньги есть?
- Есть!
- А удостоверение представителя компании?
- Есть!
- Тогда поехали!

Соломон подвёз Егора до площади Ленина, высадил его на стоянке такси и направился в сторону промзоны. Выехав за город, он обратил внимание на строительные машины стоящие за забором какого-то предприятия. Ворота были открыты, и Соломон беспрепятственно въехал на территорию. Выйдя из машины, он направился к зданию мастерской. Мимо проходил мужчина в рабочей спецовке. - Простите! - обратился к нему Соломон, - вы не подскажите, где можно найти начальника?
- А тебе какого начальника? Здесь их много!
- Начальника гаража.
- Зайди в мастерскую, там главный механик.
- Спасибо! - поблагодарил Соломон и пошёл к мастерской.
- Носи, не стаптывай - пробурчал мужчина.
Войдя в мастерскую, Соломон обратил внимание на молодого человека лет тридцати. Одет он был опрятно и, решив, что это и есть главный механик, Соломон подошёл к нему. Здравствуйте! - приветствовал он молодого человека.
- Здорово.
- Вы не подскажите где найти главного механика?
- Я главный.
- А как вас по имени - отчеству?
- Василий Иванович Кулибин.
- Я к вам вот по какому вопросу, Василий Иванович...
- Можно просто Василий - прервал Соломона Кулибин.
- А я Соломон - директор компании "Эквивалент". Василий, ты технику не продаёшь?
- Нет.
- Я имею в виду списанную технику.
- А что тебя интересует?
- Мне нужен экскаватор, бульдозер и пару самосвалов.
- И в каком состоянии?
- Чтобы они были похожи на названную технику.
- Ну, такого добра у нас навалом. Скоко надо?
- Скоко сказал, стоко и надо.
- Идём, покажу - предложил Кулибин и направился к выходу. Выйдя из мастерской, Кулибин прошёл вглубь территории и повернул за здание мастерской.
Перед Соломоном открылась живописная панорама. - Кажется, я
уже это где-то видел - произнёс он, - по-моему, это была картина "Битва под Прохоровкой".
Кулибин никак не отреагировал на реплику Соломона, он раскинул руки в стороны и представил товар, что называется, лицом. - Вот, пожалуйста, чисто - конкретная техника, конкретнее не бывает.
- М...да! Выбор у тебя богатый!
- Вот и выбирай!
Соломон осмотрел нагромождение ржавого металла некогда бывшего строительной техникой и взглядом выделил грязно-серого цвета нечто, похожее на экскаватор. - Это можно? - показал он пальцем.
- Всё можно.
- Тогда мне пожалуйста экскаватор, вон тот трактор без гусениц и две машины без колёс.
- Забирай! Или тебе завернуть? - без тени усмешки спросил Кулибин.
- Заворачивать не надо, а вот вывезти надо, может, выручишь трейлером?
- О, брат, это дорого тебе обойдётся!
- Сколько всё это будет стоить?
- Сколько стоить? - повторил Кулибин. - Здесь чистого веса будет тонн сорок, если по цене металлолома, то на тысячу баксов потянет. Потом перевозка - Кулибин задумался, - тебе куда везти-то?
- До Алакуртти и от Алакуртти ещё километров двадцать.
- Далековато! - почёсывая затылок, произнёс Кулибин. - Это за смену перевезём только одну единицу. Значит четыре дня мы будем работать на тебя, и стоить это будет - Кулибин задрал голову к небесам, почесал то место, где спина теряет своё благородное название и после непродолжительной паузы объявил - Тысяча баксов перевозка, тысяча металлолом, итого: две штуки.
- Меня это устраивает - ответил Соломон, - когда начнём перевозить?
- Как заплатишь, так и начнём.
- Василий, можно платить частями, плачу пятьсот - везём агрегат, плачу ещё пятьсот - ещё агрегат.
- Можно и так - согласился Кулибин.
- И ещё, Вася, у экскаватора нет ковшика, можно что-нибудь приладить?
- А зачем тебе? - с недоумением посмотрел на Соломона Кулибин, - это уже не экскаватор, это металлолом, да и ковшей у меня нету.
- А вон там что стоит?
- Это мусорный бак.
- А ты можешь приляпать его к экскаватору?
- Для чего?
- Для смеха!
- Не знаю, кого ты собрался смешить, но, как говориться, кто платит, тот и музыку заказывает, приварим, будет как влитой, но за отдельную плату, сто долларов.
- Вот и чудьненько! - Соломон расплатился с Кулибиным. - Значит, Василий, везём послезавтра.
- Я распоряжусь, что бы загрузили, а послезавтра к восьми подходи.
Попрощавшись с Кулибиным, Соломон сел в машину и поехал в город. Проезжая мимо рынка, он заметил среди торговцев Филёрова Николая Ивановича. Припарковав машину, Соломон направился к нему. - Николай Иванович! - позвал он, - здорово!
- Здорово - ответил тот.
- Как себя чувствуешь?
- Чувства, это не по моей части, я склонен к материализму. Чем туже набит кошелёк, тем лучше себя чувствую и наоборот.
- А я, после последней нашей встречи, чувствую себя неважно.
- Сходи, подлечись.
- Со здоровьем у меня, слава Богу, всё в порядке, я чувствую себя неважно потому, что ты обещал уладить дело с Маммоном.
- Я обещал - я уладил. Ты знаешь, где он сейчас?
- Где? - Соломон изобразил удивление.
- В больнице с подельниками, у всех кости переломаны.
- И это твоих рук дело?
- Неважно чьих, важно, что они дезактивированы - ответил Филёров, проведя большим пальцем по горлу.
- Как неважно, они выйдут из больницы и объявят мне "джихад", что прикажешь делать, сказать, кто их дезактивировал?
- Не вздумай! - перепугался Филёров, - я понятия не имею, кто их покалечил.
- Что ж ты на себя наговариваешь?
- Хотел бабок с тебя поиметь.
- Однако, жаден ты, Николай Иванович и, не ровен час, накличешь на себя беду. Я дам тебе шанс реабилитироваться, если поможешь мне найти ларёк.
- Никак торговать надумал?
- Мне на огород под картошку - слукавил Соломон.
- Под картошку могу отдать будку, это бывшая бытовка экскаваторщиков, правда она ржавая и грязная, но внутри обшита ДСП.
- А что она представляет собой?
- Будка, три на два метра и в высоту около двух метров.
- Беру!
- Пятьдесят баксов! - объявил цену Филёров.
Соломон достал бумажник, отсчитал необходимую сумму и подал Филёрову, тот пересчитал и недовольно проворчал - Здесь только тридцать.
- Пятьдесят за ржавую и грязную будку, не слишком ли?
- Так ведь стальная, считай вечная и ДСП обшита! - торговался Филёров.
- Не хочешь, деньги возвращай! - Соломон вытянул руку с раскрытой ладонью, но расставаться с деньгами было не в правилах Филёрова, и он согласился - А, чёрт с ней, забирай! - махнул он рукой.
- Где она?
- На промке, где камнерезка, знаешь?
- Ну!
- На территории камнерезки рядом с козловым краном. Там тебе её и погрузят. Краном командует электрик камнерезки.
- Ну, спасибо дядя Коля, бывай!
- Спасибо - передразнил он Соломона, - что бы вы без меня делали? Машину вам продай, права сделай, будку дай! А вместо благодарности твой дружёк на меня "Полкана спустил", засранец! Воспитывать меня надумал, сосунок! Хотел бы я взглянуть на него , когда он доживёт до моих лет! Я тоже был молодым и шустрым, казалось, мог горы свернуть и упирался, что было мочи, а потом гляжу, уже седой и свернул не горы, а шею!
- Ты уж прости его, Иваныч, - извинился Соломон за Егора, - он был не в себе, у него раздвоение личности, с одной стороны он хочет быть честным, а с другой - богатым, а это как гений и злодейство - несовместно.
- Ну ладно, пошёл я - заторопился Филёров, - деньги ляжку жгут, надо пивка хлебнуть - сказал он и исчез.

Во второй половине дня, ближе к вечеру, Соломон появился в офисе. Пройдя в свой кабинет, он уселся за стол и, разложив перед собой несколько папок с бумагами, решил ознакомиться с документами. Мысль, что все эти бумаги следует изучить, вызвала у него зевоту. Он потянулся в кресле, поднял над головой руки, вдохнул, напрягся как струна и, широко раскрыв рот, на выдохе издал громкий звероподобный вопль...
В кабинет влетела Александра - Что случилось? - испуганно спросила она.
Соломон, видя Александру в возбуждённом состоянии, тут же повинился - Извини Саша, я, кажется, тебя напугал?
- Есть немножко.
- Ничего не случилось, это рефлексия на эту кучу бумаг - показал Соломон.
- А... - с пониманием произнесла Александра.
- Ты объявления подала? - спросил Соломон.
- Да, на телевидение будет транслироваться завтра, а в газете будет в ближайшем номере.
- А как с отчётом?
- Я пока с ним ознакомилась, а печатать начну завтра, сегодня уже поздно, пора домой.
Соломон взглянул на часы - Однако, быстро день пролетел, иди домой, а мой дом здесь, буду ждать Егора.
Александра попрощалась и направилась к выходу. Открывая дверь, она выронила авторучку, и тот час наклонилась за ней.
Соломон с любопытством посмотрел на Александру... По достоинству оценив её обнажившиеся ноги, он предложил – Может, составишь мне компанию?
- Нет, сегодня никак не могу, меня дома ждут. До завтра! - ещё
раз попрощалась Александра и ушла.
Соломон, вышел из-за стола и прошёл в "чайхану". Присев на диван, он только сейчас почувствовал усталость, ночь, проведённая за рулём и целый день беготни, свалили его и он уснул.

4

Из Алакуртти Егор вернулся только утром. Он прошёл в "чайхану" и принялся уплетать бутерброд с колбасой, запивая его холодным кофе. Егор так торопился утолить голод, что от его громкого чавканья, проснулся Соломон.
- Пропуски привёз? - едва открыв глаза, спросил он.
- Привёз - дожёвывая бутерброд, недовольно пробубнил Егор.
- Почему так поздно?
- Не поздно, а рано, время восемь часов.
Соломон взглянул на часы - Ты что, пешком шёл из Алакуртти?
- Почти.
- Почти, это как?
- Да вот так: таксист, зараза, довёз до Алакуртти и потребовал заплатить за полпути, я заплатил и сказал, что бы он ждал, а сам взял сумку с водкой и пошёл в штаб части.
- С какой ещё водкой? - недовольно усмехнулся Соломон.
- С "Гжелкой"! Я сначала пошёл без водки, но у штаба встретил прапорщика и спросил у него, к кому следует обратиться по вопросу пропусков. Тот ответил, что к заместителю начальника штаба, но к нему лучше идти с бутылкой, поскольку тот любит выпить и поговорить. Я вернулся к таксисту, съездил в магазин, купил водки, пива, закуски и пошёл в штаб. Когда я объяснил заму цель своего визита, тот, или в шутку, или всерьёз, вякнул, что без бутылки этот вопрос неразрешим, ну я и вывалил на стол всё, что было в сумке. Стали пить водку. Пришёл какой-то майор, потом подполковник, потом женщины - прапорщики, набралось человек шесть... Я "наслаждался" их весельем часа три, а когда пропуски были готовы, оказалось, что таксиста и след простыл, а в Алакуртти такси нет. Делать нечего, я пошёл пешком в Кандалакшу, а до неё километров семьдесят... Хорошо, что ночи светлые.
- И ты до Кандалакши шёл пешком? - смеялся Соломон.
- Не совсем, сколько прошёл не знаю, а часа в три ночи подобрал меня грузовик, довёз до Полярных Зорь, а от туда уже на такси.
- Да... Не повезло, но главное дело сделано. Документы где?
- В кейсе.
- Отдыхай. Соломон направился в свой кабинет. В приёмной, он не увидел Александры и рефлекторно взглянул на часы, стрелки показывали девять часов. В кабинете, Соломон сел за стол и разложив перед собой карту, стал её рассматривать. Минут через пять дверь открылась и вошла Александра - Привет, Соломон!
- Привет!
- В приёмной два мужика сидят по вопросу трудоустройства.
- Запускай по одному.
Александра вышла из кабинета и огласила - Проходите по одному, пожалуйста.
В кабинет вошёл бородатый мужчина лет сорока пяти - Здравствуйте! - слегка поклонился он.
- Здравствуйте! - ответил Соломон, - присаживайтесь - Соломон указал на стул рядом с собой. - Вы кто по профессии?
- Инженер-геолог - мужчина вынул из внутреннего кармана пиджака документы и положил их перед Соломоном.
- Где работали?
- В Мурманской геологоразведочной экспедиции.
Соломон раскрыл трудовую книжку и прочёл вслух - Стаканов Алексей Петрович. Перелистнув страницу и прочитав записи, Соломон поднял глаза на мужчину - Что ж вы так, Алексей Петрович, двадцать три года отработали на одном предприятии, а на двадцать четвёртом испортили свою трудовую биографию.
- Это ни я испортил, это мне испортили.
- Это как? - не понимал Соломон.
- Я - геолог. Вернулся из экспедиции и, что называется, оттянулся по полной, а меня уволили за пьянство и прогулы, не задумываясь над тем, что в горах и лесах по которым мне приходится скакать, водки не продают, а вот работать приходится не считаясь со временем, там нет ни выходных, ни праздников.
- То есть, вас уволили необоснованно?
- В том-то и дело, что формально всё выглядит вполне законно, а по существу - откровенная подлость.
- Подлость? В чём же она проявляется?
- А как ещё это назвать, если в связи с прекращением финансирования разведочных работ, начались сокращения и первых стали сокращать геологов, а я, что называется, попал под раздачу. Для предприятия выгоднее уволить за прогулы, чем по сокращению.
- Значит, вы жертва экономики Адама Смита?
- Я, скорее, жертва зажравшихся и отупевших марксистов, нахватавшихся верхушек заплесневелой теории Адама Смита.
- М...да! Крепко сказано! Мне кажется, вас уволили не за пьянство и прогулы, а в связи с прекращением разведочных работ, вас уже не отправишь в горы или в лес и отупевшим марксистам придётся выслушивать ваши остроты. Проще говоря, язык ваш - враг ваш.
- Мне это в голову не приходило, возможно, вы и правы.
- Ну да чёрт с ними с марксистами, я вот что вам скажу Алексей Петрович, геологи нам не нужны, но нужен человек, знающий Кольский полуостров и хорошо ориентирующийся на местности. Посмотрите на карту, вам известен этот объект? - Соломон показал авторучкой на карте точку, обведённую красным карандашом.
- Да, я знаю эти места, приходилось бывать,
- Сюда нужно доставить технику, четыре единицы, то есть четыре рейса. За рейс я плачу двадцать долларов. Нужно сопроводить технику, водитель не знает дороги. Согласны?
- Согласен.
- Тогда завтра, в семь тридцать сбор здесь. - Понял - геолог взял со стола документы и вышел. Едва он закрыл за собой дверь, как в неё вновь постучали, и в кабинет вошёл Александр. - Здравствуйте! - узнав Соломона, растерянно произнёс он.
- О, Шурик, привет! Что у тебя стряслось?
- Я по объявлению, работу ищу.
- Работу! - засмеялся Соломон, - разве ты закончил бетонировать обочину Всея Руси.
- Закончил - пробухтел Александр.
- К сожалению, Шура, я ничем тебе помочь не могу, водители не нужны, машин нет.
- Не обязательно водителем, я три года работал на Череповецком металлургическом комбинате литейщиком.
- Ну-ка, ну-ка, поподробнее - улыбка сошла с лица Соломона, - и что же ты там лил?
- Разливал по формам сталь и чугун.
- Это уже интересно. Да ты присаживайся сюда, к столу - предложил Соломон. - А смог бы ты переплавить золотые изделия в слитки, скажем, весом килограммов по десять?
- Конечно, смогу.
- Что для этого нужно?
- Печь надо строить, нужен кирпич, цемент, вентилятор...
- Я беру тебя на работу, завтра приходи к девяти часам, поедем искать материалы для печи.

Соломон сидел на диване в своём кабинете и просматривал местную газету. Вошёл Егор - Ну, и чего интересного там пишут?
- Чего интересного могут написать провинциальные писаки?
- Ну, мало ли! - ответил Егор, усаживаясь за стол.
- Эта газетёнка - результат фантастических ухищрений в деле словоблудия местных баснописцев, которые, с одной стороны хотят казаться объективными и принципиальными, а с другой - боятся обидеть тутошних князьков, на услужении у которых и состоят. Пишут, что всё хорошо, а в будущем будет всё прекрасно.
- Ну, что ж, будем ждать будущего!
- Вот ждать, как раз, мы ничего не будем. - Соломон встал с дивана и подошёл к столу. - Завтра ты поедешь в Алакуртти.
- Интересно, что же я там забыл? - недовольно проворчал Егор. -
- Или ты решил, что я буду туда ездить каждый день?
- Каждый день там нечего делать, а завтра надо ехать обязательно. Я закупил кое-какую, точнее сказать, какую попало технику и нанял трейлер для её перевозки, ты будешь сопровождать.
- Сопровождать! - рассмеялся Егор, - это хорошо, знать бы ещё куда!
- Тебе поможет Алексей Петрович Стаканов.
- Кто это? - Егор с удивлением взглянул на Соломона.
- Это - геолог, нанялся именно для сопровождения, отлично знает те места, говорил, что там бывал не раз.
- Пусть один сопровождает, я-то, зачем туда попрусь.
- Егор, он принят только для сопровождения, а когда он слиняет, как мы найдём свой прииск золотоносный, должен ведь кто-то из нас знать, где он находится.
- Согласен, но почему должен ехать я, а не ты?
- Я не могу по уважительной причине.
- Смокинга нет? - ухмыльнулся Егор.
Соломон, не отвечая на издёвку Егора, объяснил - Завтра, я еду искать материалы для строительства печи, в которой будем плавить золото.
Пока ты дрыхнул, к нам нанялся на работу литейщик, он плавил сталь, чугун, золото. Он знает, как построить печь...
- И кто же этот великий мастер? - с изрядной долей сарказма прервал Соломона Егор.
- Ты его знаешь, это Шурик, самосвальщик.
- Это, который бетонировал обочину?
- Ну, да!
- А ты не допускаешь, что он такой же литейщик как и самосвальщик?
- Не исключаю, но других вариантов нет. Будем на Шурика уповать! На него будем молиться! В нём и только в нём наше спасение!
- Ну, что я могу возразить после такой проповеди, поеду - неохотно согласился Егор.
- Ехать завтра в восемь утра, Александры ещё не будет, поэтому приготовь все документы сейчас, чтобы не пришлось что-то искать.

5

Утром следующего дня, Соломон и Егор позавтракали и вышли из офиса. Соломон сел в машину и запустил двигатель. Егор сел рядом с водителем.
- Ты ничего не забыл? - спросил Соломон.
- Не забыл. Паспорт, пропуски и карта. Мне непонятно зачем карта?
- Мало ли, этот геолог не появится. Я, вчера, заплатил ему авансом...
- Это не он? - Егор показал на мужчину, приближающегося к машине.
- Он, Слава Богу! - поблагодарил Всевышнего Соломон, и вылез из машины. Поздоровавшись с геологом, он позвал Егора. - Познакомьтесь! - предложил Соломон - Алексей Петрович, а это Егор Аркадьевич. Поедете вместе - глядя на геолога, сказал Соломон.
- Как скажешь, начальник - икнул геолог, и его сильно повело в сторону, и что бы сохранить равновесие, он схватил за рукав Егора.
Соломон обратил на это внимание - Да ты никак пьян? - возмутился он.
- Пьян? - удивился геолог, - ты меня пьяным-то ещё не видел, начальник, а уже выводы делаешь. Это моё нормальное рабочее состояние! Я всего-то навсего "малыша" засосал, чтобы спалось покрепче, дорога-то дальняя.
- Ты хоть дорогу-то найдёшь? - вмешался Егор.
- Обижаешь, начальник! На этом полуострове нет места, которое я не смог бы найти... в любом состоянии! - подчеркнул геолог.
- Не с того ты начал, не с того - Соломон открыл заднюю дверь,
- Залезай! - глядя на геолога, распорядился он.
Загрузившись в машину, они направились к автопоезду.

Тягач, с загруженным на трейлер экскаватором, стоял за воротами предприятия. Главный механик Кулибин, стоя на подножке тягача, что-то объяснял водителю. Соломон стоял рядом с тягачом. Кулибин, закончив инструктаж, не видя Соломона, спрыгнул с подножки тягача и едва не угодил на шею Соломону.
- Ты как снег, на голову! - с трудом удержавшись на ногах, пошутил Соломон.
- Прости, брат, не видел! Авто готов, можешь ехать!
- Залезай, мужики! - распорядился Соломон. Егор и Стаканов залезли в кабину. - Ну, что, поехали? - задрав голову к водителю, спросил Соломон.
- Поехали - с безразличием ответил водитель.
Соломон отошёл в сторону, сложил три пальца, чтобы перекрестить автопоезд, поднял руку, и тут обратил внимание на надпись, выполненную крупными буквами на противовесе экскаватора, которая гласила "Я ТЕБЯ ЗАКОПАЮ".
- Ах, ты железяка ты ржавая! - возмутился Соломон и в ответ показал экскаватору средний палец. - Совок отвалится! Вторчермет недорезанный! - выругался он.
В ответ, тягач громко зарычал и, выбросив из выхлопной трубы в лицо Соломону облако чёрного дыма, тронулся с места.
Соломон подошёл к своей машине, взглянул в сторону удаляющегося автопоезда и, всё-таки, благословил его "крестным знаменьем". Дождавшись, когда тягач исчезнет из виду, он сел в машину и поехал к офису. Возле офиса его ожидал Александр. Посадив его в машину, Соломон поинтересовался, где можно добыть необходимые материалы для строительства печи. Александр посоветовал ехать на апатитонефелиновую обогатительную фабрику. Соломон, без долгих раздумий, последовал его совету.
На обогатительной фабрике, как оказалось, кирпича было немерено, глины было навалом, однако их грязный вид вынудил Соломона задуматься... Он вспомнил, что в Октябрьском, возле леспромхозовских гаражей лежит куча кирпича, не было только глины и Александр предложил заменить её на цементный раствор, нужно было, всего-то, купить мешок цемента. На том и сошлись. Оставался нерешённым вопрос наддува. Золотопромышленники стали разъезжать по территории фабрики с целью отыскать какой-нибудь завалявшийся вентилятор.
Запах жареных пирогов и котлет, навёл их на единственно - правильную мысль, а поскольку мысль была единственной и правильной, то было принято единственно - правильное решение. Припарковав машину у фабричной столовой, Соломон и Александр, прихватив гаечные ключи, поднялись по пожарной лестнице на крышу, скрутили вытяжной вентилятор и сбросили его на землю. Спустившись вниз, они дружно подхватили его и, на виду у рабочих и служащих, потащили к машине. Когда до машины оставалось метров пять, перед ними возник мужчина. Одет он был в костюм и белую рубаху и к тому же при галстуке. Соломон и Александр приняли его за начальника.
- Вы куда это несёте? - строго спросил начальник.
- В электроцех! - не растерялся Александр.
- А что с ним?
- Электродвигатель сгорел, надо перематывать.
- Когда сделаете?
- Думаю, к концу смены будет готов - не бросая вентилятора, ответил Александр.
- Что? Да вы с ума сошли! - загрохотал начальник, - чтобы заменить двигатель нужно пятнадцать минут! Вы хоть понимаете, что значит оставить столовую без вентиляции? Там через пятнадцать минут будет как в духовке! - продолжал негодовать начальник. – Как ваша фамилия? - демонстрируя мощь командного голоса, спросил он у Александра.
- Тать Яков Самуилович - представился Александр.
- Так вот, гражданин Тать, если к началу обеденного перерыва вентиляция не будет восстановлена, то можете подыскивать другую работу. Я лично возьму этот вопрос под контроль! Вам всё понятно?
- Ага - ответил Александр и, взглянув на Соломона, рыкнул - Потащили! И они понесли вентилятор подальше от машины в сторону электроцеха, при этом поглядывая за начальником, и как только он исчез из виду, они развернулись и спешным порядком направились обратно. Затолкав вентилятор в багажник, они сели в машину и выехали с территории фабрики. Проехав метров пятьсот, Александр попросил остановить машину.
- Что случилось? - спросил Соломон.
- Номера надо протереть.
- А чего их протирать, они и так чистые.
- Я замазал их глиной - объяснил Александр.
- Зачем? не понимал Соломон.
- А я всегда, когда приезжал сюда воровать, замазывал номера, мало ли кто запишет.
А...Правильно! - одобрил Соломон и остановил машину.
Протерев номера, они направились в посёлок Октябрьский, прикупив по пути мешок цемента. Именно там, в Октябрьском, по причинам конспирации, Соломон решил строить печь. На пути следования, Соломон, вспомнив, как Заразина своими догматическими выкладками, наставляла его на "путь истинный", вдруг, неожиданно для себя, стал "впаривать" Александру мысль о важности золотовалютных резервов в процессе перехода государства Российского от порочной плановой экономики к продвинутой рыночной. Именно рыночная экономика, утверждал Соломон, приведёт страну и каждого её жителя к процветанию и всеобщему благоденствию. Соломон говорил о нарастающей в обществе нестабильности, создаваемой реваншистскими силами и поэтому золото - настаивал он, - необходимо переплавить в кратчайшие сроки, а для этого Александру следует до окончания работ, пожить в посёлке безвыездно. Александр ответил категорическим отказом. Не возымел на него никакого действа и дом Егора, в котором обещал поселить его Соломон, однако, когда Соломон назвал сумму, которую он готов заплатить за предполагаемую работу, Александр тот час забыл о своих притязаниях.
Подъехав к дому Егора, золотопромышленники разгрузили машину. Соломон, акцентировав внимание Александра на необходимости соблюдения конспирации, пожелал ему трудовых успехов и уехал в Апатиты.

6

Во второй половине дня, Соломон подъехал к офису. Едва переступив порог, навстречу ему выбежала Александра. - У нас новость! - радостно сообщила она Соломону.
Соломону показалось странным настроение Александры - Что ещё за новость? - насторожился он, - давай без загадок.
- На наш счёт "Варюги"перевели деньги!
- Слава Богу! - громко выдохнув, произнёс Соломон, - а я-то испугался, что Сибирь продали китайцам. - Ты так больше меня не пугай - предупредил он и направился в кабинет.
- Я серьёзно! - следуя за шефом, сказала Александра.
- А если серьёзно, Саша, тогда запомни, не "Варюги", а "Варяги", это во первых, во вторых "Варяги" не могут нам ничего перевести, поскольку мы и есть эти самые "Варяги".
- Ну, ты же понял, что я хотела сказать!
- Я-то понял, но надо быть точным в формулировках, к тому же называть компанию, в которой работаешь "Варюги" - непатриотично.
- Я гляжу, ты не очень-то рад этой новости? - как-то сникнув, произнесла Александра. - Я, пожалуй, пойду к себе.
- Стоять! - скомандовал Соломон. - Я рад, я очень рад, но радость бывает разной. Можно радоваться выигрышу в лотерею. Можно - найденному кошельку. Но моя радость - это радость честного труженика, который денно и нощно, истирая в кровь руки, стаптывая по-колено ноги и нанося своему здоровью непоправимый ущерб, создаёт материальные ценности, столь необходимые для Отечества, столь важные для Государства Российского в период перехода от застоя к шквальному экономическому отстою.
- А...! - с пониманием произнесла Александра, - ну, извини!
- Моя радость - войдя в раж, продолжил Соломон - это радость созидателя! Радость труженика! Радость (не побоюсь этого слова) Творца! К сожалению, она, то бишь, радость, омрачается некоторыми пустяками, которые вынуждают нас переводить девяносто процентов этой радости на счёт конторы, противной нашему существу! Ты, Александра, это понимаешь?!
- А как же! - глубоко проникнув в чувства Соломона, ответила Александра.
-Тогда печатай документы, а я буду у себя, если появятся новости - забегай, радуй! - сказал Соломон и зашёл в кабинет.
Усевшись за стол, он взял калькулятор и стал подсчитывать, какая часть из переведённой суммы останется на счету его предприятия. Высветившиеся цифры, вызвали у него улыбку. От удовольствия, он поднял вверх руки и, уставившись взглядом в потолок, блаженно потянулся и, как ранее, издал громкий звероподобный вопль. Когда он принял за столом рабочую позу - перед ним стояли Рафаил и Михаил.
- Чего надо? - неприветливо встретил их Соломон.
- Мы, собственно, по поводу работы - ответил Рафаил, - но при данных обстоятельствах вижу, что это невозможно.
- Это, при каких таких обстоятельствах? - изобразил непонимание Соломон.
- Мы не знали, что ты здесь директор.
- Я не злопамятный - успокоил посетителей Соломон. - Мне нужны специалисты вашей квалификации. Присаживайтесь - Соломон указал на стулья. - Нашей компании требуются начальник службы безопасности и его заместитель. Сами понимаете, при работе с золотом требуется дисциплина и бдительность.
- Безусловно! - согласились претенденты.
- А что из милиции-то...- Соломон сделал паузу, он хотел произнести слово "вышвырнули", но из соображений корректности, сдержался и стал подыскивать слово, более удобоваримое для экс - представителей правоохранительных органов...
- Рафаил, угадав намерения Соломона, прервал его поиски - Уволили по сокращению штатов - объяснил он.
- Бывает - с сочувствием произнёс Соломон. Я предлагаю тебе,
Рафаил, должность начальника службы безопасности, а тебе, Михаил, заместителя. Согласны?
- Выбора-то у нас нет - ответил Рафаил, - мы всю жизнь в органах, делать ничего не умеем, куда деваться, согласны.
- А как с условиями-то? - подал голос Михаил.
Возникла небольшая пауза, Соломон задумался, он попытался представить, в каких условиях могут работать старатели на севере и, решив, что они мало чем отличаются от условий работы нефтяников Сибири, начал фантазировать - Не скрою, условия сложные! Работать будем в лесу безвыездно до окончания сезона. Я закупил два финских домика, выполненных по европейским стандартам и, думаю, дня через три, завезу их на объект. Установим передвижную электростанцию, организуем пищеблок, создадим кружёк художественной самодеятельности, проще говоря, быт будет налажен, а пока, временно, придётся пожить в небольшом строении. - На этом фантазии Соломона закончились, он понятия не имел, что необходимо для организации труда и отдыха трудящихся, ибо ни одного дня не работал на производстве, поэтому замолчал.
- А как там с рыбалочкой? - прервал молчание Михаил.
- О! - оживился Соломон и начал рассказывать о таёжных лесах Сибири. - Рядом с объектом течёт река, я сам, лично, за полчаса наловил ведро вот таких - Соломон развёл руки - сёмжин. Воды-то, как говорится, по колено, а рыбы...бери на локоть выше, а ловить-то некому, зона пограничная. Места там замечательные! - продолжал Соломон. - В кедровнике орехов море! Грибов тьма! А ягоды! Каких только нет: и черника, и голубика, и смородина, и морошка! Да, Боже мой, когда я туда приезжаю, то чувствую себя как на курорте! Уезжать не хочется! - Соломон понимал, что его понесло, но остановиться он уже не мог, да и не хотел, он прекрасно знал, что человек в безвыходной ситуации готов поверить во что угодно, хоть в чёрта лысого. Он продолжал измываться, надеясь на то, что посетители поймут, что их разводят и уйдут. - А что касается охоты, то зверя там всякого не сосчитать: и лоси, и медведи, и волки, и лисы, и горностай с соболями, так, что если есть ружьё - берите с собой, не пожалеете.
- А зайцы там есть? - заинтересовался Михаил.
- Вот зайцев, к сожалению, нет, наверное, волки сожрали - Соломону показалось, что Михаил стал подозревать его в подвохе и, чтобы подвох раскрылся он добавил - А платить буду начальнику службы - пять тысяч долларов, а заму - четыре пятьсот. Согласны?
- Согласны! - в унисон ответили Рафаил и Михаил.
- Пишите заявления - Соломон бросил на край стола два листка. - А это образец заявления - полетел третий лист.
Рафаил и Михаил сели за стол и стали писать. Дождавшись, когда они закончат, Соломон забрал заявления, и решил провести инструктаж. - Завтра утром - начал он, - в семь тридцать, без задержек, подходите к офису. С собой возьмите продуктов на неделю, спички, соль, удочки, ружьё и что вам ещё нужно. Я посажу вас в «Краза» и вы поедите к месту несения службы. Ваша обязанность - охрана объекта, а также имущества и технических средств, находящихся на объекте. Вопросы есть?
- А зарплата когда? - не унимался Михаил.
- Зарплата в конце сезона, в первых числах ноября. Если вопросов нет, то идите, готовьтесь в командировку.
Рафаил и Михаил попрощались с Соломоном и покинули кабинет.

Соломон поднялся со стула, задумался, почесал "бессмысленное" место, то есть, то место, в котором мыслей не водится, но которое, нередко, толкает мужчин на бессмысленные поступки и вышел в приёмную. - Саша! - позвал он, - а почему бы нам не устроить маленький праздник по поводу?..
- Действительно, почему? - уловив игривое настроение Соломона, улыбаясь, ответила Александра.
- Ты даже не спрашиваешь, по какому поводу?
- А чего здесь непонятного, деньги перевели, а для русского человека получка - всегда праздник, и мы, как русские люди, просто обязаны хранить и продолжать народные традиции.
- Хорошо сказала! - похвалил Соломон. - Тогда я иду в магазин за товарами народного употребления, а ты приготовь что-нибудь на "второе".
- Что именно приготовить?
- По русской традиции - всё, что в печи, на стол мечи.
- По русской традиции - нет ничего!
- По русской традиции - рукавом занюхаем! - ответил Соломон и вышел.

Сделав покупки, Соломон вернулся в офис. Поставив пакеты на стол, он уселся на диван и набрал номер телефона Егора. Это была уже не первая попытка связаться с ним, но телефон не отвечал.
- Егору звонишь? - спросила Александра.
- Пытаюсь дозвониться, ничего не получается.
- Будем ждать его?
- Нет - ответил Соломон, усаживаясь за стол.
- Тогда давай ужинать - предложила Александра.
- Давай! - Соломон наполнил бокалы и предложил выпить за удачу, потом за успех, потом за то, чтобы всё было...и через полчаса Александре захотелось танцевать. Соломон включил магнитофон, убрал со стола все тарелки, расставив их куда только возможно, и предложил использовать стол в качестве эстрады. Александра сняла туфли и, воспользовавшись стулом как ступенькой, лихо влетела на стол и под нечленораздельные звуки группы "Ногу свело", стала демонстрировать удивительную гибкость своего позвоночника и невероятную подвижность тазобедренных суставов. Продемонстрировав свои таланты, она решила явить Соломону свои скрытые достоинства и стала сбрасывать с себя одежды. Одежд было две - блузка и джинсы. Оставшись в костюме Евы, Александра объявила, что исполняет танец живота.
Соломон, созерцавший на действо творимое Александрой, нашёл ему однозначное объяснение и... тоже остался без штанов. Он где-то нашёл деревянную линейку, зажал её в зубах и, с остервенением дёргая за конец, создавал дребезжащие звуки, тем самым, как ему казалось, подыгрывал "ноге которую свело", при этом он лихо подпрыгивал в высоту как это делают в обрядовых танцах африканские племена масаи, запрыгивая то влево, то вправо, пытаясь, всё-таки, увидеть танец живота, однако, Александра всё время норовила повернуться к Соломону стороной альтернативной заявленной.
Именно за этим творческим процессом и застал их Егор. Двенадцать часов проведённых в кабине «Краза» не прошли для него бесследно. На лице, закопчённом выхлопными газами, просачивающимися через щели в кабине тягача, как у тех же представителей африканских племён, контрастно выделялись белки глаз. Будучи зажатым в кабине водителем и пьяным геологом, он сильно перепачкался в мазуте, от него воняло соляром.
Егор стоял в дверном проёме и наблюдал за происходящим...
Я вам не помешал? - спросил он, пытаясь перекричать "Ногу".
Александра, делая ножкой очередное "па", от неожиданности и коньяку, потеряла равновесие и, резко повернувшись лицом к выходу, спрыгнула со стола, угодив в объятия Егора.
Соломон, будучи человеком открытым и не имеющим привычки что-либо скрывать от своих товарищей, тем не менее, рефлекторно попытался прикрыть руками своё, лёгкое на подъём, место. Однако, получилось это не совсем удачно и кое-что, всё-таки, беспардонно выглядывало из-под ладоней.
Александра, увидев Егора грязным, и почувствовав запах мазута, попыталась оттолкнуть его от себя, но по причине крепкого подпития, её повело в сторону и проделав несколько шагов задним ходом, она завалилась на диван высоко задрав ноги. - Ты откуда вылез такой грязный? - приняв нормальную позу, спросила она.
- От туда! - оценив пируэт Александры, ответил Егор.
- Иди, мойся и присоединяйся к нам - залезая в штаны, предложил Соломон, - мы, тут, без тебя, заскучали.
- Я вижу - проворчал Егор, повернулся и направился в ванную. Смыв с себя грязь, он хотел надеть брюки, но их внешний вид вызвал у него отторжение, Егор швырнул их на пол и пошёл в "чайхану" в трусах.
В "чайхане" Соломон и Александра сидели на диване и дискутировали на тему: "Гражданственность в творчестве Гавриила Державина".
Александра, в обнажённом виде, поглаживая ногу Соломона на локоть повыше колена, утверждала, что Державин холоп и лизоблюд, поэтому и пел дифирамбы Екатерине.
Соломон же, обняв Александру выше талии, возражал против такого подхода к творчеству поэта и настаивал на мысли, что Гаврила
отождествлял Екатерину Вторую с Великой Россией и в своей оде "К Фелице", воспевал не императрицу, а матушку Русь.
- А ты что думаешь по этому поводу? - спросила Александра Егора.
Егор, не ответив, стал возвращать тарелки на стол.
Соломон и Александра, молча наблюдали за ним.
Егор, закончив это занятие, сел за стол, налил коньяку, выпил и сунул в рот дольку лимона. Проглотив лимон, он подвинул к себе тарелку с салатом и стал есть. - Катька - не переставая жевать, прервал он молчание, - эта немецкая девка, не имела никаких шансов занять Российский престол и взгромоздилась на трон только благодаря шашкам двух отморозков Орловых. Она гордилась тем, что переписывалась с Вольтером, с этим вольнодумцем, крамольником и сквернословом, в то же время, русского вольнодумца Радищева заковала в железы и сослала на каторгу в Сибирь. Слава Богу, что не отдала на растерзание Ушакову. И вы спрашиваете о гражданственности в творчестве Державина? Какая к чёрту гражданственность у лакея, состоящего на службе у самозванки! И вообще, заслуги этой бюргерши, слишком преувеличены. Безусловно, она была не дурой и прекрасно понимала, что как пришла к власти, точно так же может от неё о отойти, и поэтому делала всё, что ей приказывали люди за которыми стояли Орловы, и все те лавры которыми она осыпана, это лавры братьев Орловых, вот кому надо ставить памятники, а не какой-то немчуре.
- Однако, крут ты, братец! - отметил Соломон, - ты тут упоминал Ушакова, кто это?
- Это садист, начальник тайной полиции, заведующий пытошной, который собственноручно вздёргивал на дыбе многих вольнодумцев. Попробовал бы Вольтер родиться в России, господин Ушаков сделал бы из него "философа и мудреца".
- Мальчики! - подала голос Александра, - что-то вы не о том говорите. Мы говорили о поэзии, а поэзии без любви не бывает, что ж вас в пытошную-то занесло.
- Любовь - это и есть пытка! - изрёк мудрость Соломон.
- Ну ладно, вы тут о высоком, а я, извиняюсь, без штанов. Пойду спать - Егор зевнул и направился к выходу.
- Давай, а мы ещё немножко подискутируем.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 103 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.