Памяти Володи Кудрявцева 1 Мы были разными всегда... Бежит под мельницей вода, Плотина жизни… Старый друг… Мы двое… Никого вокруг… И только тайну двух сердец Стучит взволнованно скворец… 2 Где наш мальчишеский горком? Ударных строек дым и гром, Реки бурлящие затоны, Багры в руках, Бетона тонны, И наш

Куда уходит...

| | Категория: Проза
Наша жизнь – это вокзал. Каждый из нас ждет свой «поезд», на котором должен уехать куда – то. Кто - в счастливое детство, а кто – то в счастливое будущее.
А я просто опаздывала на свой поезд по простой причине: - моя дочь немножко приболела, и пришлось все – таки проконсультироваться с врачом.
- Успели, вырвалось у меня, когда сели в вагон. Дочь естественно, не успев перешагнуть порог вагона, задала вопрос о том, как скоро поезд тронется, и будем ли мы ужинать. Как водится, в дорогу, особенно «железную» всегда берут традиционный продуктовый набор, а самое главное – курица.
Я очень люблю ездить в поезде хоть куда, потому, что все мое детство прошло именно так. С родителями ездили к бабушке в гости, ездили отдыхать к многочисленным родственникам. Я люблю, когда стучат колеса, когда вагон слегка покачивает, люблю смотреть в окно и если честно, то спать под стук колес, блаженство! А когда смотришь в окно вагона… Сколько всего интересного можно увидеть за окном.
- Мамочка, ну давай уже ужинать, поезд ведь сейчас уже поедет, - сказала мне дочь.
- Подожди, когда пассажиры займут купе и поезд поедет, ну еще немножечко, пожалуйста.
- Ладно, - согласилась дочь, только, чур, я буду спать на верхней полке.
Разве я могла ей запретить, ведь и у меня в детстве была такая же заветная мечта, что и у дочери сейчас. Лежать и смотреть, как за окном мелькают деревья, дома, станции, полустанки. Любила наблюдать за людьми, особенно на станции, когда поезд делает остановку, все суетятся, спешат, кто-то, что- то продает. Здорово!
Вагон качнулся, поезд тронулся.
- Ну, дочь, раз мы уже едем, а в купе никто не поселился, значит, мы смело можем ужинать, ура, мы с тобой будем одни, - сказала я дочери.
Зря я надеялась, ведь всегда есть люди, которые опаздывают так, как и я и «влетают» в вагон на ходу поезда. Вот как раз это и был тот случай. Я этого утверждать не могу, но уверенна почему – то, что так и было.
- Здравствуйте, я не помешал? – спросил входящий в купе мужчина.
Я в это время копошилась в сумке, готовила для дочери ужин. Я, конечно, не ожидала уже такого сюрприза и была уверенна, что купе мы будем одни. В коем веке одни! Поняла сразу – не судьба.
- Добрый вечер! – сказала я, если он добрый.
Никогда не радуйся тому, что есть, и, никогда не надейся, что будет лучше, подумала я.
Я подняла голову от своих кошелок с провизией, посмотрела на входящего человека и, не понимая почему, мои руки задрожали.
- Господи, я же никогда не боялась ездить в купе хоть с кем.
Бесконечные командировки, отпускные путешествия закалили меня в этом плане, но почему такое волнение сейчас?
- Это не правильно, возьми себя в руки, - подумала я.
- Добрый, - ответила я еще раз, не понимая сама почему.
- Не помешаю, - сказал входящий в наше купе мужчина.
- Уже помешали, а мы так надеялись!
- А кто мы, если не секрет?
- Мама и я, - ответила дочь.
- Извините мадемуазель, но я, как и вы хочу ехать в этом поезде, в этом вагоне по назначению.
-А кто вам назначил это назначение, - спросила моя умненькая головка, то есть дочечка.
Мне пришлось вмешаться в этот диалог, хотя я очень люблю, когда люди общаются, задают вопросы, отвечают на них. Люблю диалог, монолог – терпеть не могу. Это разговор шизофреника самого с собой, а может я и не права, но все же. Но этот диалог меня не радовал. Так как мы с дочерью еще не успели переодеться в одежду, которая соответствует нашему путешествию в купе, я вынуждена попросить была нового нашего попутчика, пока он не расположился, выйти для свершения данной процедуры.
- Без претензий, дамы, - ответил он нам.
Колеса стучали, поезд бежал вдаль.
Что же меня так встревожило, что же меня заставило разволноваться, когда он вошел в наше купе?
Высокий со спортивной фигурой мужчина, коротко пострижен, красивая улыбка, открытая, добрая, не похож на человека, который может обидеть. Но почему такая тревога у меня в душе, это неспроста, решила я.
Переодевшись, я принялась накрывать стол дочери.
Наш попутчик вошел в купе.
- Уж очень вкусненько у вас тут пахнет, - заметил он.
- Угощайтесь, - сказала дочь.
- Чем бог послал, – добавила я.
- А Бог вам послал не хило, я благодарен очень вам за приглашение поужинать с вами, милые дамы, но, к сожалению, придется отказаться. Большое спасибо.
- Колёса диктуют вагонные, где срочно увидеться нам, пронеслись со скоростью молнии слова песни в моей голове и почему – то остались там «жить», временно.
Попутчик напевал какой-то мотив, располагался на своем месте основательно, но ему не дал довести до конца свое дело мобильный телефон. Он просто разрывался на части. Я еще тогда не знала, что их у него несколько штук и очень удивилась смене мелодий в телефоне. Даже, можно сказать, позавидовала. Вот она женщина, всегда ей нравится то, что принадлежит другому человеку. Да не очень приятно, но это факт. Вот и я туда же.
Он стал много говорить по мобильным, но из разговора было видно. что он человек деловой и связан со спортом. Кто же он?
Дочь спала, я читала, как обычно бывает в дороге. У меня было тревожно на душе, и я решила просто не спать. Не скажу, что боялась. Но…
- Не хотите ли вы поужинать со мной в ресторане, - предложил мне наш попутчик.
- Я не могу оставить дочь, но если бы и могла, то не решилась вот так в дороге с незнакомым мужчиной, простите.
- А знаете, - сказал он, вы мне кого – то напоминаете, не могу понять, подумаю и скажу. Да, вы похожи на артистку Гундареву.
- Спасибо, - ответила я, я уже это слышала, но я не она, простите, и засмеялась.
Его лицо вытянулось, как – то сразу потемнело, и он посмотрел на меня очень внимательно, так, что мне стало не по – себе, задумался.
Я повернулась к окну и стала вспоминать его
разговор по телефону, он все пытался вразумить каких - то ребят, что они не правильно поступают, что ему не разорваться, что у дочери выпускной вечер в школе, и он не может не ехать, что он еще ничего не ел, а выскочил из одного самолета и влетел в другой, как фурия, а затем опоздал на поезд, что через четыре дня ему снова возвращаться в Гамбург. Он нервничал и в итоге сказал, что все они козлы, вместе с его сыном.
- Как-то неловко, едем в одном купе и не знаем, как зовут друг друга, - сказал он.
- Меня - Игорь, представился он. Я просто промолчала.
- Я так хочу, есть, а вы, - спросил он.
Он вышел из купе.
Я думала о том, что уснуть так мне и не придется, не тот случай, тревога нарастала. Пока я справлялась со своими тревожными мыслями, в купе вошла проводница и предложила чай.
- Чего вы такая смурная, - поинтересовалась она. У вас такой попутчик классный, о таком только мечтать надо, а вы в унынии, подмигнула она мне.
- Вот поэтому такая и смурная, а кто он такой, вы не в курсе?
- В курсе, - услышала я в ответ. И не стоит вам его бояться, его все у нас знают, он постоянно пользуется услугами железной дороги, подозреваю, для того, чтобы хоть ночь отдохнуть, поспать, - ответила мне она и ушла.
Мне показалось, что лицо его я уже где-то видела, но не припомню где. И как я не напрягалась, все без толку. Я не заметила, когда он вошел в купе вместе с официантом с вагона – ресторана.
На столе появилась жареная картошка, салаты, оливки и всякая вкуснятина.
- Коньяк пьем, или смотрим, - спросил он.
Я смотрела в книгу, правда ничего там интересного не видела, и старалась не обращать на него внимания.
- Тогда ладно, буду один.
- Отчего ж один, коль приглашаете, чего же отказываться, еды сколько заказали, один не справитесь -сказала я.
Мы расположились за столиком и стали ужинать. Мой попутчик выпил рюмочку коньяка, и я увидела в его глазах, всю «мировую скорбь», ему было грустно и, он устал.
В окне мелькали домики поселков, поезд мчался вперед.
После второй выпитой рюмочки Игорь достал из сумки пачку открыток и календарей, на которых были изображены футболисты известной команды, все протянул мне, предлагая взять на память те, которые понравятся.
- Не удивляйтесь, - сказал он, Это моя работа, вообще – то я тренер футбольной команды, а вот на этой открытке мой старший охламон, то есть - сын. Он играет в этой команде.
Весна. До летних каникул всего ничего осталось, какой – то месяц. На душе так радостно, так весело. Ура, скоро пляжный сезон откроем. Правда я его уже открыла. Соседка Варвара всегда меня ругала, что нарушаю закон природы, как она говорила, не дожидаясь, когда расцветет калина. Почему-то народная примета гласит, что купаться в речке нельзя до той поры, пока вот эта калина и не зацветет. Что же мне, простите, ждать, а вдруг она еще долго цвести не будет, а тут такая жарища… Хорошая пора детства, юности. А самое хорошее в этой поре то, что мы начинаем нравиться мальчикам, они – нам. Заигрываем, начинаем дружить, гордимся тем, что тебя кто-то выбрал. И не просто кто- то, а парень хоть куда: красавец, спортсмен, умник. Вот тогда меня такой и выбрал, правда, он был из районного центра, не местный, как говорят.
Я смотрела на открытку, не отрывая глаз. Это был он. Тот, кто меня выбрал тогда, в годы моей юности, когда я училась еще в девятом классе. Он каждый выходной день приезжал к нам в деревню на мотоцикле, чтобы продемонстрировать, какой он, как теперь говорят, крутой. Подъезжал к моему дому и сигналил. Я выходила, мы беседовали на скамеечке у моего дома, под строгим маминым наблюдением.
Он был такой милый, славный, робкий, но по уши влюбленный, он мне так тогда и сказал.
- Куда уходит детство, в какие города…..
На фото был его сын. Как же он похож на своего отца в юности, как две капли воды.
В купе, напротив меня сидел он, мальчик из моей юности.
- А почему вы не спросили, как меня зовут, выпалила я.
- Я предлагал познакомиться, но вы промолчали. Жду, когда сами назовете мне свое имя. Ведь и правда как-то неловко.
И опять очень внимательно посмотрел на меня, задумался и сказал, - вы так смеетесь, как когда - то в моей юности смеялась моя девушка, если можно ее так назвать. Просто это была моя первая любовь. Вы даже не представляете, я ведь заставил, в буквальном смысле слова, своих родителей купить мне мотоцикл, только потому, что она жила не в моем городе. Я ездил к ней на выходные, было так здорово. Мы с ней познакомились на соревнованиях, она тоже занималась спортом. Вот так и было, честно. Давайте выпьем, за юность.
Я взяла рюмку, и сказала, что я тоже занималась спортом,когда ходила в школу, что у меня тоже был мальчик, который ездил ко мне из районного центра, который называется Березняки.
- Меня зовут Татьяна, - сказала я.
- Это ты! А ведь когда я зашел в купе и увидел тебя, меня охватила непонятная мне тревога, мне показалось, что лицо твое мне знакомо, что я должен тебя знать, но откуда? - Это действительно ты!
- Да Игорек, это я. Вот видишь, как в жизни бывает? Мы с тобой сели в тот поезд, который привез нас в счастливое детство.
- Доня, мы приехали, поднимайся.
На перроне меня встречали мои родители, а он стоял и смотрел нам вслед. Я оглянулась и помахала ему рукой.
Куда уходит детство, в какие города…

Сказали спасибо (1): Asgari
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 232 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.