Цапля чахла, Цапля сохла, Цапля сдохла... Туманный день – опаловая капля тоски осенней. Вздыхает тень – нахохленная цапля вне настроений. Не до веселья: трясина – келья негромко чавкнет. И цапля чахнет… Журавль ослеп в безудержном полете за лучшей долей. Гляжу вослед: не лучше бы, в болоте, родной неволе, в своем обличье? Хоть горе птичье не боль

Семь жизней одного меня. За раками.

| | Категория: Проза
Семь жизней одного меня.
За раками.

Бывшая жена сына, Яна, просто обожает раков. Она может их съесть сотню и даже две в один присест, как семечки. Когда это происходило на даче, и Саша привозил ей целый пакет черно-зеленых шевелящихся тварей, Яна их варила и щедро предлагала всем окружающим. В том числе и мне. И удивлялась, когда я отказывался, или съедал одного - двух.
А я каждый раз вспоминал, как я ходил за раками на Ахтубе.

Это случилось во время первого нашего коллективного выезда на уикенд. Мы по традиции долго собирались и присланный за нами автобус привез нас на реку уже в сумерках. У нас была резиновая лодка, одна человек на пятнадцать, для того, чтобы перевезти нас на другую сторону реки. Но сначала нужен был доброволец, чтобы переплыть реку вплавь и с той стороны корректировать движение лодки. Первым вызвался Николай, в прошлом вратарь команды мастеров, потерявший ногу из-за травмы. Он поплыл и исчез. Видимо, злоупотребление алкоголем давало о себе знать. Следующим поплыл его приятель Виктор, и тоже исчез. Третьим оказался я. Тогда я еще не умел плавать кролем, но довольно быстро я плавал на боку, как мой отец. Я видел, что течение реки быстрое, поэтому решил плыть на поперек, а с почти навстречу течению. Минут через пятнадцать меня вынесло на самый край песчаной косы, за которой начинался глубокий залив, в который, видимо и отнесло первых двух добровольцев.

Я разжег небольшой костерок, который в надвигающейся темноте, служил ориентиром для оставшихся на том берегу. Скоро лодка сделала первый рейс, но желающих грести больше не находилось. Пришлось мне, как говорится, вспомнить молодость и сделать еще пару рейсов по быстрой реке.

После этих заплывов не могло быть и речи, от том, чтобы вставать на зорьке на рыбалку. И я соблазнился увещаниями старожила здешних командировок, по фамилии Забияка, отправиться на ловлю раков. Забияка казался мне почти стариком, а было ему всего около пятидесяти. В воду он лезть не собирался, поэтому третьим вызвался Витя.

И вот теплым днем, в средине сентября, мы идем в пойме Ахтубы в поисках стариц. Находим подходящее озерко, Забияка разворачивает небольшой бредень и велит нам протащить его по воде. Мы лезем в холодную, почти родниковую воду и ведем бредень по дну.
Вода становится все глубже и вот уже нам приходится плыть, держась за боковики сетки, к противоположному берегу. И ни единого рака.
Забияка явно сбит с толку, но не сдаемся, и мы и бредем с другому озерку, затем к третьему, пока, наконец, совсем посиневшие, мы с Виктором, не обещаем отмолотить его этим самым бреднем, если он не закончит над нами бесчеловечные эксперименты.
Так, ни с чем, мы и вернулись на базу. Это был явно не наш день. Разгадка нашей неудачи заключалась в том, что на расположенной выше Волгоградской ГЭС сбрасывали воду, а ее уровень повышался не только в реке, но и в старицах.
И уже на следующий день на добычу раков ушли другие знатоки и вернулись с целым мешком раков.

Я же в это время наслаждался охотой на жерехов. Особенно мне понравилось облавливать омут, который с высокого берега выглядел особенно впечатляюще: пугающая чернота глубокой воду и крутящий водоворот. Но именно там особенно настойчиво бил крупный жерех. Я подбирал к нему разные блесны и мне удалось обмануть его, но вытащить из воды мне удалось только до половины обрыва, после чего он сорвался в воду, подняв тучу брызг.

К вечеру погода испортилась: температура упала и начал моросить мелкий, противный дождь. Большинство из нас не было готово к подобному капризу природы. Палатка у нас была только одна и вместить полтора десятка мужиков просто не могла.

Поэтому нам пришлось всю ночь сидеть у костра, варить раков, и запивать их техническим спиртом, которого, учитывая ежесуточную норму по пятьдесят грамм на брата, у нас скопилось достаточно.
Я с детства не пробовал раков, поэтому не слишком разбирался какие части у рака съедобны. К тому же, выпивая грамм по сорок кислого, не чета медицинскому, спирта, я не был уже слишком разборчив.

А дождь все шел и шел, и самой злободневной шуткой в ту ночь была цитата из знаменитого мультфильма: - Кажется, дождь начинается!
Как ни странно, дождь закончился как раз с рассветом. Утро выдалось теплым, туманным. Я разломил последнего рака, когда уже совсем рассвело, посмотрел на то, что я ел всю ночь и ужаснулся. Этого позднего ужина мне хватило на последующие тридцать с лишним лет.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 223 | Напечатать | Комментарии: 0

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.