Как былинка скошена… Но времечко залечит. Брошена, так брошена. И «ещё не вечер»! Жизнь – она не жадится, погуляй покуда… Да не жди – не сжалятся, лезут ради блуда. Ходят возле, ластятся, слюнки распуская - Вон же ты, под платьицем сладкая какая… Формы округлённые, тонкое запястье, Злата цепь кручёная – змейкою под платье. А на левой рученьке камеш

Воздаяние. Гл.4

| | Категория: Проза

Она заспешила из дома. Подвела его к железной 200-литровой бочке, стоящей у летней кухни, сняла крышку.
-Гляди! Дружок твой долбанный прислал!
Сашка заглянул.
-Видишь?!
-Ничего не вижу!- недоуменно ответил он.
Светлана совком подцепила овсянку, поднесла к Сашкиному лицу.
-А сейчас видишь?
Хлопья, казалось, шевелятся от черных движущихся точек. Светлана брезгливо бросила совок обратно.
-А ты говоришь: «спонсоры»…

. . .

-Ты бы лучше людям помог, если совестливый такой… Детдому какому-нибудь… С зарплаты бы перечислил…
Жена пришла к нему в комнату, когда дети уже завалились спать.
Александр застилал диван. Он так устал за день с новыми питомцами, так мечтал поспать после ночной смены, что не хотелось ни ссор, ни разговоров… Только спать.
Жена помогла расправить простынь.
-И долго ты здесь обитать думаешь?
Он пожал плечами.
-Оклематься ему надо… Ты меня прости… Вечно я что-то… не так делаю…
Он сел на постель, устало протянул ноги. Жена присела рядом.
-Вот и я тебе говорю: лучше б людям помог…
Сашка понял, что придется разговаривать.
-Людям и так помогают. Никто от голода не дохнет. Приюты, дома… Жратва да крыша, по крайней мере, есть… Да пенсии с пособиями… А этим кто поможет?- кивнул он на притихшую рядом с Гертой Марусю.
-Чего ты собаку с людьми ровняешь?
Он долго молчал. И ответил, не подняв головы.
-Не ровняю я… Получилось так… Они же живые… Просто… не ребенок выполз мне навстречу… И не бомж околевал у подъезда… А ты, наверное, и с ними бы меня погнала?
-Дурак!- она резко встала. –О семье бы подумал сначала!
Он посмотрел на нее снизу вверх. Они жили с этим любимым человеком уже больше двадцати лет. И казалось- знают все друг о друге.
А оказывается… Всплыло сегодня что-то неизведанное между ними. Чужое. Тягостное и неприятное. Чего не должно быть. И покончить с этим надо было сразу же! Иначе- не отпустит! Затихнет и приживется! И тогда- крах всему светлому и чистому, что их связывало!
-Ты им в глаза-то смотрела утром?- спросил он. Ответа не дождался. Наклонился, пошарил рукой под диваном и вытащил за шкирку скулящего от боли Степку. Швырнул по полу на середину комнаты. –На,- тихо сказал жене. -Выбрасывай. Все- равно не жилец. Чего скотине мучиться?
Тепка, будто слепой, полз по кругу к Гертиной лежанке, оставляя культей тусклую кровавую полосу.
Сашка посмотрел на жену. А та не отрывала глаз от искалеченного скулящего комочка плоти. Потом заплакала и опустилась на диван рядом с мужем, уткнулась в плечо.
-Да я столько бездомных глаз… у себя в больнице… насмотрелась… Тебе жизни… не хватит…- всхлипывала она.
Он молчал. Только гладил и гладил ее по волосам.
Щенок заполз на лежанку, уткнулся в испуганную Марусю и затих. Герта торопливо зализывала за ним полосу: она, как и хозяйка, беспорядок не любила. Затем подошла к лежанке и улеглась, успокоенная, рядом: мест на коврике для всех не хватало.


. . .

А теперь уже все в прошлом. Ему так хотелось думать. Привыкли домашние к новым поселенцам. И ребятишки помогали, и жена. Выгуливали, кормили, играли. Но самое главное- оклемался Степка. Кризис прошел, рана потихоньку зарубцевалась.
Они еще с месяц ездили в ветлечебницу на перевязки и уколы. А потом он приехал к доктору один, к концу рабочего дня. Выставил бутылку коньяка, завернутые в фольгу бутерброды, стопки. Доктор настороженно смотрел за его манипуляциями, затем закрыл входную дверь на ключ.
-Вы же за рулем, кажется?..
-Нет! Сегодня я пешком!- Александр закончил «сервировку». –Домой тебя хотел к себе пригласить… Не согласился бы, да?.. Вот, и я так подумал…- Он разлил по рюмкам. –Давай, доктор!.. За спасенную тобой душу!
Выпили.
-Ты закусывай, закусывай!.. Я-то из дома…- Александр обвел глазами кабинет. –Маленькое у тебя помещение. И прихожка маленькая, не развернутся…
Доктор молча развел руки, прожевался.
-Да ничего… Справляемся…
-Справляетесь… У тебя здесь курить можно?
-Курите,- махнул доктор рукой. –Никого уже не будет.- Пододвинул ему какую-то медицинскую плашку вместо пепельницы. –А к завтрему проветрится… Давайте еще по одной?.. Устал я сегодня чего-то… Операций много было.
-Давай.- Сашка крутил пальцем плашку вокруг оси, смотрел на нее и думал о чем-то своем. –Я, вот, спросить тебя все хотел… - поднял он глаза на доктора. –Чего ты тогда-то отказался сначала?.. Нормально же все получилось… А так бы сдох Тепка…
Доктор держал рюмку и наблюдал за его пальцем у плашки. И видно было- не обеспокоился, не насторожился.
-Как вас зовут? А меня Алексей… Не доктор я тогда был, Александр Владимирович… Коновал… Вы меня доктором сделали,- и он опрокинул в себя коньяк.
Сашка смотрел, как у того сыграл кадык на тонкой безволосой шее. Как с жадностью вцепились белоснежные зубы в бутерброд. Как спокойно и безмятежно оглядывает тот свое действительно убогое помещение.
-Он, наверное, почти ровесник моему Сережке,- подумал Александр. –Тоже доктор… Спасители… Людей и зверей…
-За тебя, Алексей.

…Солнце убежало за облака. И разом похолодало.
-Ну, бродяги… Домой пойдем?
Три хвоста радостно замолотили по воздуху.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 799 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.