Колокольчики, звоночки, Перезвон, как перепляс… Не забыть той знойной ночки, Не укрыться мне от вас. Струны у гитары старой Разговоры говорят… Над столом, как в вальсе пары, Рюмки полные кружат… Колокольцы, колокольцы Перезвон да перестук… А в открытое оконце - Клевером заросший луг. А за лугом, за рекою Видно церкви купола… Так прощаюсь я с тобою…

Полный вариант первой части трехчастевого безобразия.

| | Категория: Проза
Го-о-ол!!! Хм, мимо...
Фантастическая повесть. Часть первая.
Дыра в скворечнике.


Семен Абрамович прошелся по кабинету от стола до двери. Вернулся назад. Подошел к окну. Поскольку мысли его в данный момент были далеки от красот, зеленеющего внизу за окном, леса, ничего там высматривать не стал. А посмотрел он на, сидящего в кресле за журнальным столиком, Федора Ильича Дронова. Тот вздохнул и потянулся к лежащим на столике сигаретам.
- Ну и чего делать будем? - спросил Дронов прикуривая.
- Это ты мне скажи, - чего мы теперь будем делать, - сердито сказал Семен Абрамович.
- А почему сразу я? А куда эксперт смотрел, а Матвеевна? Все сразу не при делах.
- Все при делах, все, только чего делать то?
Славненький заводик по производству электронных игрушек, так удачно прихваченный на распродаже, оказался без сырья. Линии стояли, и стоять им, по-видимому, предстояло еще долго. Связи бывших хозяев с поставщиками комплектующих купить, увы, не получилось. Склады же оказались забиты старьем, место которому на свалке. Эксперт по электронике ограничился лишь коротеньким осмотром маркировок на ящиках, да и то только тех, до которых смог дотянуться. Для более тщательного осмотра времени не было. Заводик выхватили бы прямо из-под рук, только зявкни. Вот и подсуетились компаньоны, - утром узнали, к вечеру стали хозяевами контрольного (и не только!) пакета. Сегодня, пока юристы занимались документами, Семен Абрамович приехал на "заводик"- знакомиться с покупкой.
- Ладно, людей - в отпуск, охрану удвоить, с поставками, как хочешь, но чтобы к концу этого месяца решил. Все понял?
- Да понял, понял, Абрамыч. Может мне на китайцев выйти или Матвеевну задействовать?
- Эй, брюнет, ты это как меня задействовать собрался? - в дверях стояла Анна Матвеевна Присыпкина - коммерческий директор фирмы.
- Да я про китайцев,- пояснил Федя Дронов - кому-то ведь придется ехать туда, решать.
- Чего решать. Давайте деньги и все решение. Чем больше, тем быстрее.
- Быстрая ты, Анна. Мы уже стали владельцами всего этого.- Семен Абрамович нарисовал в воздухе круг.
- Ну, не обеднеем, завод-то почти даром достался,- обиделась Анна Матвеевна, - да и спешка эта... Завтра суббота, сам понимаешь.
Обиженная Анна присела за столик к Федору.
За не плотно прикрытой дверью раздались громкие голоса. Зоечка - секретарша Семена Абрамовича с кем-то спорила. Слышалось: - "совещание..куда!?.Туда.. Да куда вы?"
Тут дверь легко открылась, и возле стола оказался молодой, во весь рот улыбающийся, парень. Как он проскользнул по кабинету, никто даже не заметил.
- Здравствуйте, здравствуйте - весело пропел он,- знаю, что не ждали, знаю, но поскольку у вас возникли маленькие проблемы, то и времени я много не займу. А, если вы и минуту на меня жалеете, пожалуйте в "Бляндель", там побеседуем.
Стоявшая в дверях кабинета, Зоечка делала глазами и ртом большую букву "О" и, потеряв от такого напора дар речи, только разводила руками.
- Эй, малохольный, тебе чего? Какой бляндель. Пошел вон! - Не повышая голоса, поздоровалась с вошедшим Присыпкина. - Федор, вызывай охрану.
- Вот такой, - ничуть не смутившись, пропел визитер и положил на стол перед Анной Матвеевной и Федором Ильичем что-то похожее на портсигар. - Нажимаем, здесь вот кнопочка, отпускаем кнопочку и опля!
- Чего опля-то?
- И мы в "Блянделе"- захохотал парень, - вокруг посмотрите.
Анну, Федора, и этого чудака с блянделем заключил в себя переливающийся мягким серебром шар, а поскольку Анна с Федором до этого сидели, то и сейчас они тоже сидели, правда, не понятно на чем, перед столиком с лежащим на нем портсигаром. Парень же, не переставая смеяться, прилег на плавный изгиб сферы и спросил:
- Ну, как?
- Эй, ты, ..., ты чего?.. Это что еще за ..? - Нет, не возмутились, а где-то даже культурно спросили Анна Матвеевна с Федором Ильичем. Вид у них был несколько комичный.
- Да не пугайтесь вы так, - смеялся парень, - это же "Бляндель". Там, - он ткнул пальцем в мягкую стенку - часики тикают, а здесь - нет. Здесь час, а там, - он опять показал пальцем, - одна минута. Хочешь - спи, а сильно хочешь, - парень посмотрел на Анну, - не спи. Ну, все, пора назад - на работу.
Парень встал, нажал на кнопочку портсигара, что-то звякнуло, и Федор с Анной оказались в креслах за журнальным столиком, а сам он напротив них с этой, с этим в руках.
- Что это было? - спросил Семен Абрамович.
- А что было-то? - переспросил Федор.
- Да исчезли вы, совсем. Стол стоит, кресла на месте, а вас нет. Я и подходить не стал.
- Правильно сделали. Мы могли толкнуть вас при выходе из "Блянделя".
- В общем - так. Ты, Зоя, иди на рабочее место, - скомандовал обалдевшей секретарше Семен Абрамович, - и пока мы беседуем с господином фокусником, сюда никого не пускать, а вы, - он посмотрел на коллег, - по порядку и поподробнее.

* * *

- Значит ни радио, ни телевизор в "Блянделе", не работают. Так? Ага. Отхожего места и водопровода тоже нет. Так? Так. Получается, что больше трех - четырех часов тут не просидишь. Мощность на восемь человек, - говорил Семен Абрамович, разглядывая парня.
Кроссовки приличные, черные джинсы не новые, но и не потертые до дыр, белая футболка с непонятной надписью на груди одета навыпуск, стального цвета ветровка из какого-то легкого материала. Блондин. Таких лохматых парней в городе пруд-пруди. Вот глаза у него действительно странные, будто вспомнил что-то смешное, а рассказать не может потому, что не поймут.
- Не мощность, а объем. Есть модели и покрупней,- ответил парень.
- Хорошо. Так вы, что же, предлагаете нам патент?
- Боже упаси! Я предлагаю товар, в неограниченном количестве. Оптовые скидки.
- Гарантии?
- Пять лет.
- В "Блянделе"?
- C вами приятно иметь дело!- Рассмеялся коммивояжер.
- Цена?
- Пять тысяч.
- Долларов?
- Кому нужна эта плесень? Конечно рублей.
- А как с запчастями? - спросил Федор.
- Какие еще запчасти? Через пять лет с момента выпуска - на свалку. Источник питания замене не подлежит.
- Но может же и раньше сломаться, - заметила Анна Матвеевна.
- Не может, - отрезал агент по продаже.
- Скидка?
- Десять процентов,
- Каждый десятый - бесплатно?
- Большая партия - до пятнадцати.
Семен Абрамович откинулся на податливую стенку сферы и потянулся.
- Надо было коньячок прихватить,- он посмотрел на партнеров.- Ну да сейчас нашу Зоечку озадачим. Выпускай нас отсюда, пора банкиру Гоше звонить.
Звяк, и все уже сидят на полу кабинета, нет не все - Семен Абрамович лежит.
- Сто лет на ковре не валялся,- сконфужено пробормотал он.
Анна Матвеевна улыбнулась одной половиной лица, но шеф заметил ее ухмылку и добавил:
- Или пятьдесят.
- Год, - сказал Федор и посмотрел на Анну.
Семен Абрамович пропустил его поправку мимо ушей, поднялся на ноги и подошел к телефону. Набрав номер, он прижал трубку к уху и в ожидании соединения, стал внимательно разглядывать неожиданного визитера: " Откуда он? Одет, вроде, просто. Говорок у него, московский. Язык подвешен, - дай бог каждому, морда у него рязанская, а вот то, что он не от мира сего, сомнений не вызывает. Не буду я никуда звонить".
- Вот, черт, не отвечает! Сколько у них там сейчас времени - то, в Хьюстоне? - ни у кого конкретно спросил Семен Абрамович.
- Хрен его знает, - отозвался Федор.
- А вы что, в Америку звоните? Мне казалось, что такие вопросы надобно решать конфиденциально, тем более с банкиром, - высказался торгаш.
- Пока я туда-сюда буду мотаться, как бляндель какой-то, у меня все дела встанут.
- "Бляндель" не мотается, у меня "Прундель" на такой случай есть.
- Чего у тебя есть?- заинтересовался Федор.
- Ну ты точно не в мать, - вмешалась Присыпкина,- он же сказал, "Прундель" у него есть.
- Ближе к телу, господа, - прервал их Семен Абрамович. - Кстати, тебя как звать-то, шустрик?
- Иваном отец назвал, а до отчества мне еще далеко. Что же до "Прунделя", то это: Поляризованный Разделитель Уровня Направленного Действия, - пояснил Иван.
Он уже держал в руке портсигар.
- Это же "Бляндель" - удивился Семен Абрамович.
- Да нет же, вот тут выгравировано - "ПРУНД", а до этого я использовал вот этот прибор: - "БЛЯНД". Что значит: Безвременной Линейный Якорь Немедленного Действия. Если нажать вот эту кнопку и подумать о месте, куда хочешь попасть, то, как только ее отпустишь, сразу же там и окажешься. Только думать надо именно о нужном месте, не отвлекаться, а то были прецеденты, им надо на работу, а попадают кто куда.
- И сколько человек берет на борт эта штуковина? - спросил Семен Абрамович.
- Ну, ясно же, что одного, - вместо Ивана ответила Анна Матвеевна, рассматривая Ивана. "Молод, лет двадцать-двадцать пять, светловолос, голубые глаза под светлыми бровями, ресницы как у девушки, курносый нос, полные губы так и готовые растянуться в улыбке, мягкий подбородок. Лицо добродушного рязанского парня. Не красавец, но весьма, весьма привлекателен. Вот только глаза, странное в них какое-то веселье."
- Что, мощи не хватает?- спросил Федор.
- Мощи-то, наверное, хватает, вот только с тобой, Федя, вместо Америки обязательно угодишь в ближайший ресторан, - сказала Анна Матвеевна.
- Для коллективного переноса нужен еще и "Бунндель" для каждого сопровождающего.
- А это что за хрень?
- Это, Федор э-э.
- Ильич.
- Это, Федор Ильич, не Хрень, а "Бунндель" - Блокиратор Умственного Напряжения Направленного Действия. Цена, что у того, что у другого, одинаковая - пять тысяч рубликов. Будем брать? Кстати, "Хрэндель" у меня тоже есть, - уже к Семену Абрамовичу обратился Шустрый Ваня, так, не сговариваясь, окрестили его присутствующие. - Ну что, прем в Америку, командир?
- Прямо сейчас, что ли?
- А чего ждать то, чай не в "Блянделе" сидим.
- А у тебя, что и этот, как его... тоже есть?
- Мне "Бунндель" не нужен. Туда, о чем я могу подумать, мы с "Прунделем" не попадем. А вообще-то их у меня навалом. Так как на счет Америки?
- Подождет Америка. Расскажешь обо всем, что у тебя есть, только не здесь, а там, кивнул на один из портсигаров Семен Абрамович, - и вопрос решать будем масштабно. Федор, запасись минералкой. Анна, возьми блокнот, карандаши. Ваня, там ведь "ноутбук" не будет работать? Я так и думал. Все готовы? Поехали в "Бляндель"
Совещались долго. Федор уже начал с нетерпением поглядывать на лежащий прибор, и с облегчением вздохнул, когда Семен Абрамович сказал:
- Ты, Ваня, погуляй пока. Мы тут еще помозгуем, чего и сколько.
Иван нажал кнопку, и они опять сидели, теперь уже все, на ковре кабинета. Федор сразу же кинулся к двери.
- Обпился,- прокомментировала Анна Матвеевна,- еще бы чуть-чуть и...
- Да, унитаз там не пристроишь,- выходя с Иваном, сказал Семен Абрамович.
- Вы же сказали, что у вас будет совещание,- удивилась Зоечка, устраиваясь в кресле.
- Вот перекурим и продолжим, - ответил Семен Абрамович, не вдумываясь в то, как странно прозвучали Зоины слова. Только стоя у писсуара, он потряс головой, задумчиво посмотрел на закрывшего от удовольствия глаза, стоящего рядом Ивана, и подумал: - Я же совсем разучился удивляться. Все эти бляндели, прундели, крэндели.
А еще - финдели, хрэндели, а уж про гундели и вспоминать не охота. Это же надо - мужика в бабу и пока не родит.

* * *

- Ну и что делать будем? - спросил Семен Абрамович, как только троица расселась в "Сфере"- Сферой ее окрестил Федор.
- Где-то я уже это слышал.
- Давайте думать, мужики.
- Да, это не китайцы с микросхемами. Но почему именно к нам? Клянется, что канал неиссякаем и бесперебоен. А что за странная цена? Любой прибор - пять тысяч.
- Ну, цену на нашем рынке, Семен, мы сами отрегулируем, а ту, что он просит, так это его личное дело. А вот почему наличными и только пятитысячными купюрами он так и не сказал. Ты то, Дядя Федор, что обо всем этом думаешь?
- Думаю я, - ответил Федор, утирая платком губы и отставляя бутылку с водой, - что, если мы его упустим, то всю оставшуюся жизнь будем горько плакать. А еще, что думать нам надо не о сети торговых точек по всему миру, и не о том, кто он, что он, и почему, а о собственной ... ну вы поняли.
- Товар настолько необычен, что сбыть его мы попросту не сможем. Это-то вы понимаете? Тут нужен компаньон, и не просто компаньон, а компаньон с большой буквы. Государство, а это уже сфера, в которой нам места нет, это тот еще бляндель.
- Слушай сюда, мужики. Как я понимаю, он у нас объявился неспроста. Мы оказались единственными доступными ему, по не выясненным причинам, предпринимателями. Поставки он и те, кто за ним стоят, могут организовать только на территорию неожиданно доставшегося нам заводика. Похоже, бывший владелец решил сохранить свою жизнь. Тут государству свидетели не нужны. В одном он просчет допустил, жадность сгубила. Завод продавать было нельзя. Его надо было законсервировать. Теперь и его жизнь, и наши жизни зависят от принятого нами решения.
- Будем думать, ребята, крепко думать.
- Да, Семен, в таком навозе мы еще не сидели. С одной стороны - запах, с другой будущиее в цветах. Если мы приобретем по десять штук каждой модели и договоримся о некоторой отсрочке следующей с ним встречи, у нас будет еще время все прозондировать. Обана! Понял я теперь, почему - "Америка подождет ". Ох, и умный же ты, мужик, Семен!
- Ну, приобрели мы эти "Крэндели", а дальше что? На Канары? Ты, Анюта, правильно сказала насчет ближайшего ресторана. Прямо в точку. Федьке - "Прундель", нам с тобой по "Буннделю", а официанту "Бляндель", чтобы в себя пришел после нашего появления. Этому продавцу завода - ту штучку, которая мужика в бабу переделывает, до тех пор пока не родит.
- "Гундель" - Подсказала Анна Матвеевна, сверившись со своими записями, - Генетический Унификатор Направленного Действия.
- Вот за это я тебя и люблю, Аннушка, - невесело рассмеялся Семен Абрамович.
- Это за что же, "за это"? - спросил Федор.
- А за то я Анюту люблю, что она думает уже о том, как бы этого бывшего директора сделать ненадолго бывшим мужчиной.
- Что есть - то есть, - подтвердила Анна Матвеевна, - и еще, среди предложенного нам товара есть заслуживающий внимания прибор.
- Ангел Спаситель, что ли?
- Федор, а ведь Анна нас из этой грязи вытаскивает. Что там у тебя, Анна, на счет этого ангела написано?
- Фактурный Инициатор Непрерывного Действия, проще "Финдель". Возвращает владельца в ближайшую безопасную для себя, т.е. для "Финделя" точку. Сохранение жизнедеятельности владельцу - гарантия его безопасности.
- Это что же выходит? Он о своей безопасности печется, а хозяин - с боку-припеку?
- Выходит, Федя, и мы выходим. Жми, Анна, на кнопку.

* * *

Шустрый Ваня с любопытством смотрел на сидящую троицу. Компаньоны, как видно, вставать с ковра не спешили. Ваня улыбнулся и сел рядом с Семеном Абрамовичем. Он ни о чем не спрашивал, стараясь по их лицам понять, что же они решили.
- Иван, тебе придется побегать. Мы берем по десять штук каждого из предложенных тобой приборов. Как быстро ты сможешь их доставить? - спросил Семен Абрамович.
- Час делов.
- Деньги после проверки их функциональности.
- И кто же пойдет в испытатели? - смеясь, спросил Иван.
- У нас есть Федор Ильич. Он будет главным испытателем. Где-то мы с Анной Матвеевной ему поможем, кого-то привлечем со стороны. Успокойся, Федя, "Финдель" тебе испытывать не придется. У нас на эту роль уже есть кандидат.
- Я вам оставлю "Бляндель" в залог. Готовьте рублики, господа! В отличие от вашего предшественника, вы очень разумные люди. Ну, а поговорку про риск вы и так знаете. Я не прощаюсь.
Шустрый Ваня встал с ковра, подошел к пустующему книжному шкафу, оглядел его, сунул руку в карман ветровки, кивнул головой и исчез.
Семен Абрамович поднялся на ноги, прошел к бару. Наливая в рюмки коньяк, он что-то тихонько напевал. Федор помог подняться Анне, и они тоже направились к бару, только молча.
- Поешь, Сема?
- Пою, Федя. - Эх, рублики, готовьте рублики. Гоните рублики, да побыстрей, а я несчастная - торговка частная, торговку честную ты пожалей...
Понимаешь, Федор, все, что сейчас с нами происходит, это не подъем, который мы начали задолго до покупки заводика. Просто, нам казалось, что мы почти на гребне - ан нет, подъем впереди. Вот теперь мы точно в одной связке, а не в упряжке, что подобает лишь лошадям и собакам. Я не знаю - какую цель наметили эти ребята, но мне, почему-то, эта цель нравится.
- Как может нравиться то, чего не знаешь?
- Анюта, не умничай, пожалуйста. Пей коньяк. Я его привез, чтобы покупку обмыть, а тут вон чего.
Федор проглотил выпивку и, подойдя к лежащему на полу прибору, присел на корточки.
- Слушай, Семен, а как я их испытывать буду, если без Ваньки я даже "Бляндель" боюсь в руки взять? А что, если действительно всех официантов в дур-дом сосватаю, меня же прибьют.
- Мы тебе Ангела дадим. Анна, как его там?
- "Финдель", Сема, "Финдель". И уж своего Ангела я сама испытывать буду.
- А как?
- А вот так, Федя. Мы сейчас на пятом этаже. Под окном цветущая клумба. Я эту, как ты выражаешься, "хрень" буду в вытянутой руке держать, чтобы она на дорожку упала, в случае чего.
- Круто! Я, пожалуй, тоже десантируюсь. А ты, Семен, чего испытывать будешь?
- Я буду "Крэндели" испытывать.
- Это, те, что время тормозят? А чего их испытывать то, нажал, Зоечку ущипнул и, если она не сразу ойкнула, - прибор исправен.
- Я вас - дураков, в клумбе ловить буду, а заодно и свой Финдель десять раз проверю.
- Ну, ты ваще...
- Анна, тебе налить?
- Не надо, скоро скороход появится, и, быть может, не один.
- Скорый, скорый поезд, - пропел заметно повеселевший Федор, наполняя свою рюмку. - За то, чтобы хорошо прыгалось! Ты не возражаешь, Сема?
- Прыгун, может быть ты отдохнешь перед прыжками? Вот у нас тут и "Бляндель" имеется.
- В "Бляндель" - только с Зоечкой.
- Не наглей, Федя, и кончай пить. Сейчас товар доставят, и мне нужно, чтобы ты был в форме.

* * *

- Заждались, господа? - спросил появившийся в кабинете Иван, - скучали обо мне?
- Нам теперь некогда скучать, Ваня. А почему ты с пустыми руками?
- Спокойствие, главное - спокойствие, - Поднял руки Иван и направился к стоящему у стены книжному шкафу.
Семен Абрамович только сейчас заметил, что шкаф заставлен коробками одинакового размера. Ни ярких этикеток, ни каких-либо броских надписей на них не было.
- Я товар сразу переслал, а задержался, потому, что очень кушать хотелось. Вот и заскочил домой. Ну, принимайте товар, господа, двенадцать комплектов, как заказывали.. На упаковку не обращайте внимания.
- А что упаковка? - сказал, подходя к шкафу, Федор, - скромненько, но со вкусом.
Он открыл стеклянные дверцы, взял одну из коробок и понес ее к столу.
- Штамп интересный, - кружок со стрелкой.
- Стрелка куда смотрит? - спросил Иван.
- Наружу.
- "Прундель". У "Блянделя" стрелка внутрь. На "Буннделе" нарисован просто кружок. На "Финделе" - кружок и две стрелки, одна смотрит внутрь, другая наружу. Сами потом разберетесь, - пояснил Ваня, взял из шкафа пару коробок, принес и поставил на стол.
Всего в шкафу оказалось двенадцать коробок, по десять портсигаров одинакового вида и размера в каждой.
- Иван, ты чего-то лишнего прихватил. Мы столько не заказывали.
- Понимаете, Федор Ильич, я подумал, - а как вы все это в карманах носить будете? - вот и прихватил десяток "Мунделей". Это Мгновенный Упаковщик Непрерывного Действия. Вот они. На крышке сделана гравировка - "МУНД"и кружок со стрелками внутри. Цена такая же. Впрочем, могу и назад забрать.
- Ваня, я уже говорил тебе, что ты прохиндей?
- Семен Абрамович, дорогой, мне же тоже кушать хочется!
- Ладно, с карманами разобрались, а еще одна коробка откуда взялась?
- В ней, то, без чего все эти приборы будут бесхозными. Прибор называется - "Бумдель". Биоэнергетический Узнаватель Многоразового Действия. Он настраивает весь этот набор на хозяина. Не настроенные модули будут работать в руках любого человека. Цена...
- Пять тысяч рублей одной бумажкой, гарантия - пять лет, ремонту не подлежит.
- Все верно, уважаемая Анна Матвеевна.
- Значит, если "Бляндель" не облучить "Бумделем", то им может пользоваться кто угодно? Так?
- Так, Семен Абрамович, а если прибор прошел через узнаватель, то он настроен на определенную личность и в других руках будет бесполезной игрушкой.
- Лихо. Надеюсь, что инструкции к каждому из приборов у тебя есть.
- Ха! Вам как потенциальному оптовому покупателю - презент от фирмы "КОММИВОЯЖЕР НИОКУДА".
Шустрый Ваня достал из своего бездонного кармана три позолоченных портсигара.
- Это "ПОЦ" - Постоянно Обновляющийся "Циндель". "Циндель" это Центр Информации Направленного Действия, - тут Ваня отвел глаза от Семена Абрамовича, - правда, у вас здесь он почему-то направлен на этот "скворечник", извините, господа, вырвалось. Но при нашем тесном сотрудничестве вы сможете вместо него построить что-нибудь, более соответствующее:
- Хм. Скворечник это заводоуправление что ли? А ведь, и правда - похоже. Вот только ничего мы строить не будем. Пока. Как говорил незабвенный Райкин, динозавры вымерли потому, что их издалека видно было. Давайте, Иван, не будем терять времени и пройдем в Сферу для дальнейшего обучения.
- Браво, Семен! - рассмеялась Анна Матвеевна, - ты, как всегда, на высоте,
- На том стоим.
Рассевшись в мерцающей мягким серебром сфере, компаньоны внимательно слушали своего инструктора.
- "ПОЦ" работает так же просто как все прочие образцы. Но поскольку мы находимся в экране "БЛЯ", это я сокращенно, то работает только база "ЦИ". Возьмите по "ПОЦ"у. Если приложить гравировкой к левому виску, левши к правому, закрыть глаза и нажать на кнопку, то информация перейдет в мозг. Вот, собственно, и все обучение.
- И за это ты содрал с нас пятнадцать тысяч!?
- Успокойся, Федя, оно на халяву. Ну что, Анна, поехали?
- Поехали, Сеня.
- Стоп! Глаза не открывать, пока не скажу. "ПОЦ"ы после закачки временно побудут у меня. Вот теперь - поехали.

* * *

- Все, все, Федор Ильич, давайте сюда прибор. Анна Матвеевна, Семен Абрамович, спасибо, теперь можете открывать глаза.
Компаньоны дружно вздохнули, открыли глаза и переглянулись. Семен Абрамович нахмурил брови, Анна Матвеевна коснулась виска кончиками пальцев, а Федор Ильич пил минеральную воду и тряс головой. Потом все недоуменно посмотрели на Ивана. Общий вопрос, отставив пустую бутылку, задал Федор Ильич:
- Ну и что?
- Спокойно, господа. Все что вам необходимо знать, вы уже знаете, но с этим знанием следует обращаться очень аккуратно. Нельзя прочесть книгу, не открывая страницу одну за другой.
Иван достал из кармана ветровки портсигар и положил его перед ними.
- Все знают, что это такое?
Ответа он не услышал, да и не ждал его, а услышал он еще один общий вздох и с улыбкой встретил ошеломленные взгляды учащихся.
- Теперь вы знаете, что простой "Бляндель" может стать при некотором доукомплектовании многоходовым, разнополюсным и встречным. Многое вы еще не вспомнили, но так и было задумано при разработке программы обучения. Продолжим. Вот вам следующий прибор. Да, это "Финдель"- гибрид "Блянделя" и "Прунделя" с кое-какими, не известными вам пока, прибамбасами.
Так, шаг за шагом, в течении нескольких часов, прерываясь лишь на перекуры и туалет, Иван знакомил слушателей с товарами, доставая их один за другим из своего кармана. Наконец урок закончился, но никто облегченно не вздохнул. Все встали, Анна Матвеевна выключила Сферу и они снова оказались в залитом солнечным светом кабинете. Федор поспешно направился в туалет.
- Федя, а ведь тебе повезло,- сказал Семен Абрамович, когда все расселись вокруг журнального столика, - зря ты за удачные испытания коньяк пил. Испытывать то ничего не надо.
- Кто же знал, а коньяк я не зря пил, а за удачу, вот и повезло.
К столу с лежавшим на нем товаром никто из них подходить не стал, чего подходить то, все и так знали, что за бомба на нем угнездилась. Семен Абрамович прошел к телефону и попросил Зою принести кофе и бутерброды. Хотя два часа назад по местному времени все они, исключая Ивана, позавтракали, по блянд-времени пришла пора ужина. Зоя поставила поднос с кофе и тарелкой бутербродов на журнальный столик, удивленно покрутила головой над заваленным портсигарами столом своего шефа, и участливо спросила, уж не заболел, слава Богу, Федор Ильич чем-то таким, от чего не хочется выходить из туалета.
- Не дождетесь, - чуть не подавился Федор и добавил под смех компаньонов, - я сантехнику проверял.
- Он ей испытания проводил, - сказала Анна Матвеевна, - как ни как, а Федор Ильич у нас еще и главный испытатель.

* * *

( Я переводила глаза с одного смеющегося начальника на другого, с них на нахального парня, так не похожего на фокусника, но именно им и оказавшегося, на заваленный коробками и портсигарами стол и думала, что правильно сделала, когда согласилась временно поработать на этом заводике. Семен Абрамович попросил меня помочь Федору Ильичу, пока он не подберет секретаря для купленного компанией заводика. Он так и сказал - заводика. И еще он сказал, что и сам некоторое время будет проводить на заводике, а значит, он не передает меня Дронову, а временно меняет дислокацию. И еще он сказал, что там есть лес и не так жарко как в центре города. Я еще не успела посмотреть на лес как следует, видела его только из машины шефа, но все равно он мне понравился. Когда я уносила поднос с пустыми стаканами и тарелкой, то думала, как было бы хорошо посидеть сейчас на лужайке этого леса.)
Из боевого дневника Зои Крыловой.

* * *

- Федор, тебе придется съездить в банк. Снимешь деньги для выплаты зарплаты филиалам. Вернешься с деньгами, заберешь у Зои документы для подписи. Брать или не брать охрану решай сам.
- Я возьму Ангела.
- Бери, когда-то надо начинать.
- Феденька, а почему ты не воспользуешься "Прунделем"?
- В ресторан я пойду после работы и своими ногами, - Ответил Федор, взял со стола и активировав "Бумдель", инициировал им "Финдель" и пошел к двери.
- Федор, ты инициатор-то оставь. Зачем он тебе в банке?
- Привычка.
- Какая привычка, если ты еще утром ни чего об этом не знал?
- Не знал, а теперь знаю, - ответил Федор, возвращая прибор, - я вообще быстро привыкаю, - до пятнадцати лет пистолет не таскал, а потом сразу привык.
Дронов вышел из кабинета, помахав всем рукой.
- Аннушка, вы с Зоей подготовьте документы о купле-продаже, гарантиях и обязательствах. Иван передай Анне все реальные для нас реквизиты вашей фирмы. Ну ты понял, о чем я? И еще, Анна, обдумай какой-никакой план наших действий, стратегию, так сказать.
- Чтобы все обдумать, надо год в сфере просидеть, а я старше тебя выглядеть не хочу.
- А ты, как освободитесь, возьми Зоечку, термос с кофе, бутерброды и под присмотром Андрея устройте пикничок вон в том лесочке. Только устройтесь так, чтобы я вас в окно видел. Думаю, что через час мы с Иваном и Федором к вам присоединимся. Так ты не возражаешь насчет пикника, Ваня?
- Я-то не возражаю, а вот законы физики не согласны.
- Шаг влево, шаг вправо - считаются побегом?
- А как же Америка? Ты Семена туда одного, что-ли хотел отправить? - Спросила Анна.
- Все намного сложнее, дорогой Семен Абрамович и многоуважаемая Анна Матвеевна.
- Ваня, мне тридцать пять лет и ты не мой подчиненный, так что зови меня Абрамычем или Семеном, а то я и так к вечеру себя стариком чувствую. А Абрамычем меня еще лет пятнадцать назад прозвали и я к этому имени привык как Федор к пистолету.
- Спасибо, Абрамыч. Мне ведь тоже тяжеловато было вас всех возвеличивать. Дорогая, Анна Матвеевна, можно я буду называть вас Анной, а то у меня сердце кровью обливается, когда имя-отчество превращают красивую девушку в пусть и красивую, но бабушку.
- Ваня, тебе уже говорили, что ты - прохиндей, или мне показалось? - спросила Анна Матвеевна. Неужели мне показалось, Ваня?
- Говорили, а как же, и не один раз. Так можно?
- Можно, но это касается только имени. Черту не перешагивай. Семен, я, пожалуй, действительно заберу Зою и Андрея. Мы поедем на моей машине, но ты остаешься без водителя.
- Ерунда. Езжайте.
Анна вышла, и Семен с Иваном услышали, как в приемной шумно радуется Зоечка.
- Я не буду спрашивать, зачем вам это надо, я хочу избавиться от вопроса, - а оно мне надо? То, что вы преследуете какую-то, очень важную для вас цель, видно сквозь плотную бумагу вашего прайса. Я ясно выразился? Все, вами, Иван, предложенное, является оружием в той или иной форме. Следовательно, ставки в вашей игре очень велики, и быстро растут. Такой вывод я делаю на основании вашей напористости. Вам следует учесть, что я деловой человек, риск не моя стихия, и в вашу игру я влез, не по своей воле. Продемонстрировав нам работу Сферы, вы тем самым поставили нас троих перед выбором - пан или пропал. Мы узнали то, чего здесь у нас мы знать очень бы не хотели. Вы сказали, что наш предшественник был глуп. Здесь я с вами согласен, но только глупость его была не в отказе торговать вашими игрушками, а в продаже этого заводика. Он должен был уволить всех сотрудников, продать оборудование и все, что можно продать, а завод законсервировать под любым благовидным предлогом. Предлогов много - разлитая ртуть, радиационный фон, нерентабельность производства вкупе с любым из двух первых.
- Семен, вы хотите сказать, что жадность фрайера сгубила. Это не так. Продать завод он решил после беседы со мной, тут я не спорю, но не от страха за свою жизнь. За свой завод он получил столько, что ему стало не интересно играть в бизнесмена. И это он вас нашел, вас, Семен, и вашу команду. У вас же команда? Ты отличный спортсмен, капитан сборной страны по хоккею с шайбой, Федор Ильич Дронов - олимпийский чемпион по стрельбе, Анна Матвеевна Присыпкина - неоднократная чемпионка мира по биатлону. Вами гордились, вам завидовали, но свою жизнь вы построили сами, потому, что вместе со спортом вы расстались и с привычной жизнью. Это ломает большинство бывших чемпионов, но те, кто не сломался, всегда будут видеть перед собой Высшую Ступеньку.
Иван помолчал, что-то обдумывая, и продолжил менее напористо:
- Это от меня вы узнали о выставленном на торги заводе. Да, через третьи руки , но и эти руки нашел бывший директор. И мне будет жаль этого человечка, если вы подарите ему, предварительно позолоченный "Гундель", к тому же он стар и довольно безобразен. Уж что-что, а родить, став старухой, он, ну никак, не сможет. Ни какого шпионского или диверсионного задания никто вам давать не будет, да и нет в этом нужды. Я знаю, что на рынок вы с нашими игрушками не пойдете, но вот желание организовать третью силу в России у вас может появиться. Мы это учли и, что бы вы ни затеяли, от нашей с вами договоренности не откажемся. Советовать вам тоже никто ничего не станет. Окно, которым я пользуюсь для встречи с вами, ни кому, кроме меня, не открыть. В нашем мире все благополучно, поэтому вся эта "хрень", - Иван рассмеялся, - там почти не нужна. У меня к тебе есть просьба личного характера, Семен.
- Неужели тебе что-то от меня надо?
- Вот этот кабинет с тремя окнами на природу. Видишь ли, здесь, у вас, я могу находиться только в коридоре и помещениях выходящих окнами на лес. Спуститься этажом ниже я тоже не могу. На лес, как ты уже понял, смотрят только шесть окон: кладовка, кабинет, приемная, и испытательный полигон Федора. Выгонять людей с рабочих мест я не имею права, а вот тебя потеснить мне бы очень хотелось. Да я не бесплатно. Хочешь наши игрушки? Да не смотри ты на эту кучу, я о детских игрушках говорю. Кое-какие из них, те что по-проще, вы могли бы выпускать на этом заводике. Десяток патентов зарегистрируешь на друзей-товарищей, линии настроишь и вперед. Надеюсь, месяца через три и прибыль пойдет. Ну, как?
- Кабинет я тебе отдам. Зою - нет. Я к ней привык.
- Как Федор к пистолету, - улыбнулся Иван.
- Если тебе нужен секретарь, я скажу Федору. Пусть ищет сразу двоих, но своему секретарю сам и платить будешь. Игрушки вези обязательно, заводик должен работать. Я тоже людей с рабочих мест никогда не выгоняю.
- Секретарь мне не нужен. Кабинет необходим. Мой кабинет там и этот кабинет здесь разделены стеной, в которой я проделал дыру. Вот я и хочу попробовать убрать стену.
- Дерзай, Ваня. А скажи-ка мне, друг ситный, где это ты научился скоморошничать? За этот день ты сменил несколько личин, от шустрого коробейника - до ученного из другого мира.
- Я, Семен, этому не учился. Просто я такой - какой есть. Коробейник, инструктор, бабник, ученый. Да, кстати, я постарше тебя буду. Так что нос не задирай, - Иван подошел к окну и посмотрел в сторону леса, - чувствую, что тебе пора к костерку, посмотри, как им весело. Дай мне свою визитку и присоединяйся к ним.
- А расчет?
- Я сейчас в свой новый кабинет сейф организую, а ты пока Федору позвони, чтобы рассчитался со мной, - Иван отошел от окна, засунул руку в карман и пропал.
- Как дела, Федор? ... Туда или обратно? ... Заскочи в магазин и купи десятка полтора шашлыков, хлеб, соус, ну, сам сообразишь чего там еще. ... Некогда нам его мариновать, возьми готовые на шампурах. Приедешь, расплатись с Иваном. ... Да, они будут лежать у Зои на столе. Потом перезвони мне. ... Ну и хорошо, что понял. ... Ничего у меня не гремит, это Иван сейф организовал. ... Да я ему в аренду твой кабинет сдал. ... Ты мне не хами! ... Вот, и не хами, должен же я наши затраты хоть как-то компенсировать. ...Кварт-платой! ... Условия выгодные, дай бог каждому. Пока, - Семен положил сотовый в карман, и принялся рассматривать доставленный Иваном сейф.
- Помоги мне его к стене придвинуть, - попросил возникший возле сейфа Иван, - вот так хорошо, вроде не мешает и под рукой. А ты откуда знаешь, что условия аренды очень выгодные?
- А куда ты денешься?
- Семен, тебе не говорили, что ты - прохиндей?
- Говорили и не раз. Федор сейчас подъедет, я поехал к девочкам, а ты стой у окна, завидуй и думай о динамите.
- Чтобы стену взорвать? Нет, Семен, ее надо убирать бережно и нежно. Ну, пока.
- До встречи, Иван. Звони.
Оставшись один, Иван сел в кресло и с облегчением вытянул уставшие ноги. Разница во времени сделала его рабочий день, чуть ли не шестнадцатичасовым, а уж побегать пришлось, дай Бог каждому, как говорит Семен. Иван закрыл глаза и откинулся на спинку кресла. О чем думал ученный из другого мира никто знать не мог - не изобрели еще "Думдель", этакий Дешифратор Умственно-Мозговой Деятельности.

* * *

Когда в кабинет вошел Федор, Иван снова был бодр и весел. Он сделал рукой приглашающий жест, показывая на кресло, стоящее напротив и пропел:
- Эх, рублики, гоните рублики, платите рублики да побыстрей...
- Тебе Семен, что ли, спел?
- Ага.
- Что-то распелся он сегодня. Ох, не к добру распелся, - сказал Федор и, не доходя до предложенного кресла, свернул к бару, - Ваня, ты коньяк пьешь?
- Я, Федор Ильич, все пью, но коньяк "Наполеон" - очень редко. Вообще-то я предпочитаю армянский коньяк.
- Я тоже пью не часто, в основном, когда Семена рядом нет, а настоящий армянский коньяк сейчас достать сложнее чем АКМ, - Федор принес наполненные рюмки, поставил на столик и стал доставать рассованные по карманам пачки денег, - вот ровно пятьсот пятьдесят тысяч рублей. Получи и распишись вот здесь и здесь, и еще здесь, здесь и здесь. И еще разок здесь, здесь и здесь. Это тебе, а это я передам Зоечке. Кстати, где у них пикничек то?
- Позвони начальству и узнай. А пока тоже поставь свою подпись на этих бумагах. Мне-то они на фиг не нужны, но Семен страхуется.
- Успеется. Давай сделку обмоем. За сотрудничество, Иван!
- За сотрудничество!
- Хор-р-рошо. А вот про цену на сейф мне Семен ничего не говорил. Тоже пять тысяч?
- А это мой сейф.
- Ты что, и в правду этот кабинет в аренду снял?
- Да, Федор Ильич, снял на некоторое время.
Из кармана Федора грянул гимн России. Слушаю тебя, Семен Абрамович. ... По рюмке. Не обмыть это не по людски. ... Подписал. ... Отдал. ... Купил. ... Куда? ... Да ничего он не говорил. ... Куда посмотреть? - Федор повернулся вместе с креслом к окну, ничего не увидел и с удивлением на добродушном, чуть-чуть жуликоватом лице, подошел к окну поближе.
- Смотрю. ... Да, вижу! Ну, ты, Сеня, ваще! Сейчас и мы с Иваном подрулим. ...А куда ему спешить, он уже сделку провернул. Ваня, ты с нами?
- Федор Ильич, у нас там глубокая ночь, а я рано встал да еще сейчас коньячку выпил. У меня может не хватить сил для продолжения банкета. Давайте как-нибудь в следующий раз. Сейчас деньги уберу со стола и пойду домой. Спят усталые игрушки, и Ванюшку ждут подружки, - напел Иван, собрал деньги в две стопочки и, легко поднявшись, пошел к сейфу.
- Тебе помочь?- спросил Федор, приподнимаясь в кресле, но, увидев, что дверца сейфа сама открывается перед Иваном, снова сел.
- Федор Ильич, а покупки так и будут на столе валяться? - спросил Иван, прикрывая сейф с выручкой.
- А мы их опять в шкаф сложим. Сдадим кабинет на пульт, а охрану свою оставим у лифта и на входе в скворечник. Ничего с покупками не случится, пока мы у костра обедаем. Ты же не собираешься лишать таких милых ребятишек как мы, их любимых игрушек?
- Я получил деньги. Чужого мне не надо.
- Ваня, ты не обижайся, я же пошутил. Верю я тебе, ведь ты же нам так доверяешь, что даже сейф не стал закрывать. А там полмиллиона с лишним.
- Где? Здесь? Ничего тут нет, вот смотрите, - Иван открыл сейф, в нем, и правда, ничего не было.
Федор прищурился, достал из кармана сигареты, прикурил и, выпустив струйку дыма, сказал: - Чисто работаешь. Пол-лимона как корова языком слизнула. Может нам у тебя еще и сейфы закупить?
- На сегодня - все. Ваня хочет баиньки. А можно после коньячка на "ты" ?
- Можно и даже нужно.
- Ну тогда, удачи тебе, Федор.
- И тебе, Ваня, удачи,- сказал Федор в след исчезнувшему Ивану, - всем нам удачи.

* * *

( Удивительный июльский день набирал обороты. Он щедро дарил все, что и положено дарить, хорошим людям хорошему июльскому дню. Ярко светило солнышко. В траве и листьях играл ветерок. Эхо передразнивало кукушку. Дзинькали, звяньгали, фьютькали птички-невелички. Жужжали, звенели, стрекотали насекомые. Где-то, еще очень далеко, погромыхивал гром. День говорил нам: - Загорайте, люди, купайтесь, радуйтесь вместе со мной, и я к вечеру подарю вам радугу, яркую как сон, красивую как мечта, неповторимую как встреча с чудом.
Когда Федор Ильич с водителем на пассажирском сиденье подъехали к костру, все стали хвалить их за медлительность, за невнимательность к людям и еще много за что. Опасаясь суда Линча, вновь прибывшие быстренько, быстренько разгрузили машину. Через пять минут на расстеленной скатерти был создан июльский натюрморт.
Здесь красовались помидорчики. Неповторимо пахли, разрезанные вдоль, зеленые с белым огурчики. Переплетались между собой ажурные веточки укропа. Нацеливались на солонку стрелки лучка. Просились в рот горки виктории. Кокетничали с соусом кружочки колбаски. Прикрывался салфеткой, стыдящийся до слез своего запаха, сыр. Плотными шеренгами стояли овалы черного хлеба. В тени ветреной березки ждал своей участи, надувшийся от обиды, полосатый арбуз. Где-то, увидев горчичку, затерялась скромница - буженина. Все это великолепие не оставило равнодушным даже столовый нож.) - Из боевого дневника Зои Крыловой.

* * *

- Парни шашлыки несут, а у нас не налито,- заволновался Семен, - Федя, неси вино!
- Ничего нести не надо. У тебя за спиной холодильник, там вино и мороженное. Зоечка, передай любимому шефу штопор. Ребята, там, в машине пакет остался, так вы забирайте его и устраивайтесь где-нибудь в сторонке. Эй, куда пошли? Шашлыков-то возьмите. Пепси в траве лежит вон там, под березкой. На арбуз мы вас позовем.
- Отруководил? Тогда приступим. За покупку, господа!
- За покупку, Сеня!
- За покупки, мужики.
- Зоя, пей свою колу и не смотри на нас. Мы тебя можем случайно и плохому научить.
- Федор Ильич, а не построишь ли ты нам на этом месте беседочку? Кострище обезопасишь, лавочки, столик соорудишь. Как думаешь, не разоришься?
- На охране разорюсь.
- Да, Федор, можешь ты поддержать инициативу трудящихся.
- Я и поддерживаю, на корню, так сказать. Да и какой ты трудящийся, трутень ты, только и можешь, что запреты на коньяк устраивать. Но я тебя уважаю и только из уважения давлюсь сухим вином. А мог бы сейчас коньячком баловаться, лимончик вместо помидора посасывать, тем более, что и то и другое у меня есть.
- А, уж, как я уважаю Семена Абрамовича, слов нет. Правда, Семен?
- Вам никто не говорил, что вы ...
- Говорил кто-то и неоднократно.
- Неси свой резерв. Он как раз под шашлык сгодится. Зоя, держи платок, а то на платье жиром накапаешь.
- Хорошо сидим.
- Эх, забрать бы все это в сферу хотя бы на денек.
- Все это и так в сфере вместе с нами и со всем прочим. Иван думает, что мы захотим свою сферу немного модернизировать. - Объяснил Семен Абрамович, ни чего не понимающей, Зоечке.
- Он что, для этого и явился?
- Зоечка, принеси пепси, пожалуйста. Вы что, опьянели? Говорить будем после обеда и без Зоечки. Девочка она хорошая, поэтому знать ей ничего не надо.
- Вот, пожалуйста, Анна Матвеевна, только она уже нагрелась. А что это за сфера, Федор Ильич?
- Сфера это - сфера деятельности нашей компании. Иван представляет группу молодых и очень талантливых прогнозистов. В связи с расширением нашей компании мы согласились на сотрудничество с ними, а Семен Абрамович даже сдал в аренду им мой кабинет.
- Бедненький, как же ты без кабинета-то?
- Анна, я так сильно уважаю Семена Абрамовича, что сам предложил ему этот вариант.
- Семен, ну почему ты лишил меня возможности проявить мое уважение к тебе. Ну почему ты выбрал кабинет Федора?
- Ладно вам, разливай уж, Федор.

* * *

Пикник прошел в теплой и дружественной обстановке.
- Арбуз был лишним,- сказал Федор, подходя к лифту заводоуправления, - к тому же, он оказался больше, чем я покупал.
- А лес оказался реже, чем кажется из окна, - добавила Анна.
- Ну, как вы можете так говорить, все было просто чудесно, - возмутилась Зоя.
- Не слушай их, они не допили коньяк - вот и недовольны всем на свете, - успокоил секретаршу Семен, входя следом за ней в приемную. Ешь викторию и никого не пускай, кроме, конечно, Федора Ильича, когда он придет из испытательного центра. Анна, а чего ты в кабинет не проходишь?
- Так закрыто же. Пойду, потороплю Федора, ключ-то у него
Устроившись в креслах, компаньоны дружно молчали. Федор курил и делал вид, что рассматривает сейф. Анна, действительно, рассматривала сейф. Семен смотрел на часы и думал, с чего начать.
- Иван попросил меня уступить ему именно этот кабинет, потому, что нигде кроме пятого этажа заводоуправления он появляться не может. Тут, Анна, ты была права.
Далее он пересказал свой разговор с Иваном, открыл тайну кабинетов, умолчав о возрасте ученого. Федор в свою очередь открыл тайну сейфа. Анна никаких тайн открывать не стала, а открыла ноутбук.
- В результате заключенной нами сделки, мы имеем десять комплектов шпионского снаряжения. Зачем мы их приобрели? Поскольку при покупке никто не возражал, это значит, что все мы руководствовались теми или иными соображениями. Вот для начала давайте и поделимся ими. Начнем с меня.
Я просчитала плюсы и минусы. Итак.
Цена - общий плюс. Сфера - идеальное место для совещаний. Плюс. В Сфере я старюсь быстрее, - минус! Мгновенный прыгун - плюс. Возможность катастрофической ошибки при перемещении - минус. Ангел Хранитель - плюс. Невозможность защитить окружающих - минус. Пеленгатор - плюс, минус. Блокиратор мыслей - плюс, минус. Ускоритель - плюс. Божья Кара - безусловный плюс. Итого: три плюса из восьми возможных. Я согласна, что со временем, мы освоим эти, и не только эти приборы, сведя минусы к нулю.
Затем я проанализировала свои чувства и поняла, что хочу иметь эти игрушки. Хочу и все! Но я не маленькая девочка. Так почему же мне так хочется их иметь? Потому, поняла я, что они дают мне ВЛАСТЬ! Пусть на пять лет, с призрачной надеждой на продление, но власть, к которой меня никогда бы и близко не подпустили. Я могу карать и награждать, то-есть, все то, что у Дюма делал граф, но с большим эффектом. Кто следующий?
- Я - следующий. Мне плюсы и минусы - фиолетово, а вот то, что теперь я смогу кое-что сделать, чего раньше ни за что бы не смог, это как верхняя ступенька, золотая медаль и гимн в исполнении оркестра. Пулю остановить? Пожалуйста. Непосильный груз на край света доставить? Сей момент. Избежать любой опасности и иметь возможность ответить на удар плевком или еще чем. Да, ради Бога! В этих штуках сила, ну и власть, если тебе так хочется. Только с властью мороки много. А оно мне надо? Тебе это надо, Семен?
- Я присоединяюсь к Ивану. Ни советов. Ни заданий. Вот только жалко мне нашу команду. Эти игрушки дают возможность безбедно жить сейчас и обеспечить себя на будущее. Команда, в которой любой игрок приносит гарантированную победу, в которой любой в одиночку побьет команду противника, это не команда, а сборище монстров. Я смотрю на шкаф с коробками и вспоминаю арабскую сказку. Чем там дело кончилось, Аннушка?
- "Халиф на час" - сказка, конечно, поучительная, но мой тебе совет: пореже читай такие сказки, особенно, на ночь глядя.
- И я не помню, чем там дело кончилось.
- Конфузом все кончилось, Федя.
- Мы сейчас имеем в наличии трех таких халифов и еще семерых в перспективе.
- Сеня, я тебя забыл спросить, а почему ты остановился на десяти комплектах?
- Он же хоккейный капитан, вот и оснастил две пятерки. Правильно я говорю?
- Да. Я думал о команде.
- Ну вот, о команде думал, а сейчас ее сборищем монстров обозвал. А если даже и монстры, то все равно должен быть главный монстр, самый монстрячий.
- Зачем он нужен?
- Следить, чтобы остальные монстры инвентарь не пропили. Я правильно тебя поняла, Федя?
- Да ну вас, - махнул рукой Федор, - у меня предложение появилось. Если они "там" для перемещений пользуются справочником, типа, телефонным, но с картинками, то мы можем, где надо, купить жилье или использовать существующие наши площади, предварительно их сфотографировав. Создадим такой мини - справочник и все. А еще лучше, установить там кабинки, а на стенах нарисовать крупный знак. Каждой кабинке присвоить индивидуальный знак. Можно конечно и цифру, но тут я боюсь оказаться в учебнике по арифметике. Это я вам как главный испытатель говорю.
- Дельная мысль, - одобрил Семен, - можно еще перемещаться при помощи Интернета, если оснастить компьютеры видеокамерами. Только приемным пунктом должна быть комната с черным ходом.
- Мы уходим от главного. Ты, Семен, думал о команде. Что, и о какой команде ты думал? В какую игру мы будем играть? Мы можем создать мощнейшую корпорацию, сменить правительство, развязать или остановить войну, но мы не боги. В "том" мире эти игрушки не нужны, он, видимо, ими переболел, а наш мир только-только подхватил инфекцию. Значит ли это, что, продавая их нам, Иван, тем самым, выступил в роли диверсанта. Пока мы болеем по разработанному плану, он снабжает нас инвентарем, как только ушли в сторону, поставки прекращаются и болезнь переходит в хроническую стадию. Через пять лет инфекция появляется в другом месте. А значит, все это время, мы будем играть против себя.
- Я думал о команде, которая сможет выиграть даже у Черта, под каким бы именем он нам не представлялся. Иван выбрал нас, сделав ставку на наши амбиции, на накопившиеся обиды, на наш волевой потенциал, да много еще на что. Все это правильно, потому, что он привык оценивать человека по Божьим Заповедям, как Федор привык к пистолету, но у нас есть козырь.
- Играя с Чертом, козырей не жди.
- Анна, ты тоже так думаешь?
- Капитан, если ты сказал еще до игры, что у нас есть козырь, значит, он у нас есть.
- Начинать игру надо тогда, когда у тебя есть чем придавить соперника. В нашем случае - это деньги. Большие деньги! Вот их-то на первых порах мы и будем делать. А пока, давайте-ка займемся нашими покупками. Надо настроить наши личные комплекты и упаковать остальные, сказал Семен.
Перенеся коробки из шкафа на стол, все занялись упаковкой. Операция была само по себе не сложной, но определенного внимания все же требовала. В одну руку надо было взять "Мундель", активировать его нажатием на кнопку и, поднося к нему выбранный прибор, той же кнопкой подтверждать согласие на упаковку. После этого прибор перемещался в сферу упаковщика, а проще - в "Обойму".
- Так, что это у нас? Ага. Бляндель - Сфера, значит, - жмем - O'key. Так, это "Прундель" - Прыгун, значит, - тоже- O'key. Это "Финдель" - Ангел Хранитель, - O'key. Трэндель - Пеленгатор, - O'key. Бунндель - Блокиратор мыслей, - O'key. Хрэндель - Ускоритель времени, - O'key. Гундель - Мечта трансвестита, - O'key. Омондель - Отражатель материальной опасности, - охранник, значит, - O'key. Не густо, конечно.
- Федя, ты для начала этим набором научись пользоваться.
- Сейчас и начну.
- Стоп. Во-первых, надо с начала набить семь запасных обойм, а во-вторых, у тебя все ровно ничего не получится.
- Почему это у меня и все равно?
- Комплект не инициирован на тебя. Забыл?
- Ни чего я не забыл. Вот у меня Хранитель, - Федор вынул из кармана прибор, - он настроен. Сейчас я его упакую, вот так, а теперь смотрите, достаю: - опля!
На открытой ладони у него лежал Финдель.
- Ну, как?
- Впечатляет, Федя. Вот только зачем ты его достал?
- Я его применить хочу, - против вас.
- Да ты его начал применять еще перед поездкой в банк. Может быть, именно он и спас тебя на пикнике от линчевания, поскольку действует непрерывно. Ты его не выключал?
- А что? Надо было выключить?
- Не знаю, Федор.
Снарядив обоймы и настроив личные комплекты, все занялись их освоением. Наступившая тишина иногда прерывалась то чьим-то смешком, то невольным вздохом, то звуком упавшего на ковер предмета.
- Анна, почему у тебя то и дело что-то падает?
- Я их по две штуки вытаскиваю, а они все время норовят в одну руку уместиться.
- Надо было тебе в свое время не на лыжах с ружьем бегать, а учиться играть на гармошке.
- Умный ты, - спасу нет. Сам попробуй.
На ковер свалился еще один прибор.
- Ты тоже никогда гармошку в глаза не видел.
- Семен, а ты как это делаешь? - спросил Федор, заметив, как у того на неподвижной ладони один прибор сменяется другим.
- Я заметил, что, показывая нам Прыгуна, Иван указывал на него пальцем второй руки, значит, она была у него пустая. Когда Федор сказал, что это Сфера, появилась и Сфера, но в той же руке где до этого был Прыгун, а вот Прыгун оказался уже в другой руке. Не думаю, что Иван сделал это намеренно. Он правша, следовательно, левая рука у него на подхвате, вот он мысленно и перебросил в нее не нужный ему в этот момент прибор. Иван жонглировал профессионально. Мы же будем этому учиться. Ясно?
- Что же тут не ясного. Анна, ты как думаешь, в обойму мой пистолет поместится?
- Если он туда и поместится, то, как ты его выхватывать будешь?
- Я о нем очень сильно подумаю. Мы же с ним не разлей вода. Сеня, можно я попробую?
- Федор, сделай так, - войди в Сферу и оставь пистолет там. Теперь, если случится форс мажорное обстоятельство, ты можешь нырнуть в Сферу, выходя из нее, тут же передвинуться в другое место и, появившись с пистолетом в руке, позабавить окружающих.
- Ну, ни хрена себе! Анна, где это он успел так нахвататься?
- Федя, зачем ты мучаешь глупыми вопросами окружающих вместо того, чтобы их позабавить?
- Понял. Здравствуйте, господа! Хорошая погода, не правда ли?
Федор стоял уже за спиной у Семена, а в руке у него был пистолет.
- Здорово! - сказала Анна.
- Ты бы пистолет убрал, а то у меня по спине мурашки величиной с корову бегают,- не оборачиваясь, буркнул Семен.
- Неужели бегают? - удивился Федор, садясь в кресло.
- Передай-ка мне пистолет. ...Ну, как?- спросил Семен уже из-за спины у Федора.
- Ого!
- Что скажешь ты, Аннушка?
- Удивляюсь, и что мне помешало нырнуть под кресло? Положи его на стол, пока я в Сферу не спряталась.
Семен вернул Федору пистолет.
- Убери его подальше. Мне кажется, что это предупреждение Ангела. Вы как думаете?
- Точно, его это работа. Я чуть не ускорился, хотя и знал, что пистолет стоит на предохранителе.
- О предохранителе я не знала, но что-то прижало меня к креслу и сделало очень внимательной. Наверное, это осматривался охранник. Семен, а ты кроме мурашек еще что-нибудь почувствовал?
- Почувствовал, - поднимаясь с кресла, ответил Семен, - что давно я у Федора испытательный полигон не инспектировал.
- Я тоже давно там не была.
- Так я сейчас вам все покажу!
- Вот "все" показывать нам не надо. Ты уже нам напоказывал.
Федор не стал напоминать, что показательное выступление он провел с подачи начальства. Все-таки с годами он становился если не умнее, то опытнее уж точно.
- Семен Абрамович, вам кофе приготовить?- спросила Зоя, выходящего в приемную, шефа.
- Кто-нибудь хочет кофе? Нет? Спасибо, Зоя. Вот через полчасика мы закончим совещание тогда и кофейку попьем. Потом тебя отвезут домой. Или тебе сегодня не хочется домой?
Домой Зоечке, ну совсем, совсем не хотелось.
Вернувшись с полигона, Семен присел на подоконник и спросил Федора: - Куда ты перенесешь свой кабинет?
- Этажом ниже.
- Сейф установил?
- И сейф установил, и мебель сменил, и ковер приказал постелить.
- Когда успел?
- Я еще из машины завхозу позвонил, объяснил, что мне от него надо. Связал его по телефону с Еремеем и благословил ласковым словом. Так что, - прошу на новоселье!
- Приглашая на новоселье гостей, хозяин должен быть уверен, что стол уже накрыт.
- Анна, я завхоза так благословил, что стол уже накрыт, как положено.
- Семен, а пустые коробки куда денем?-Спросила Анна Матвеевна.
- Сложи их на пол возле шкафа. Пусть хозяин кабинета ломает над этим голову.
Забрав снаряженные обоймы, компаньоны вышли из кабинета, теперь уже сданного в аренду, и пройдя мимо прихорашивающейся Зоеньки, спустились этажом ниже.
- У тебя, здесь, намного удобнее, чем там. Давайте сложим покупки в сейф, выпьем за кабинет, за его временного хозяина, за процветание нашего заводика и поедем. Анна звони Зое, пусть закрывает там все и спускается к нам. Федор, смени кондиционеры.
- Чего их менять. Это средний шумит, завтра его мастер попробует отрегулировать, не получится - заменят. Все собрались? Тогда поздравляйте меня.

***

(Через некоторое время Федор Ильич спросил Семена Абрамовича почему тот обозвал его временщиком. Семен Абрамович доходчиво объяснил Федору Ильичу, что заводик - это тренировочная база, и, создав на ней идеальные условия для тренировок и восстановления, он, Федор Ильич, передаст дальнейшую заботу о ней приемнику, коего и должен будет подготовить в кратчайшие сроки. Что никто не позволит отсиживаться на природе и пить коньяк в одиночку такому опытному наставнику в такое сложное для всех время. И еще Семен Абрамович, горячо поддержанный Анной Матвеевной, объяснил многоуважаемому Федору Ильичу, что, не смотря на рыночные отношения, они должны руководствоваться пятилетним планом, свалившимся сверху на их головы. На это, выпив вновь наполненную рюмку, Федор Ильич со слезами на глазах, но твердым и мужественным голосом ответил, что он всегда готов и пожал им руки. После этого он на некоторое время отвлекся на меня для объяснения устройства пульта плазменной панели. Откушав горячей картошечки с малосольным огурчиком, Федор Ильич попросился в командиры отделения снайперов, на самую, что ни на есть передовую, где под командованием уважаемого, тут к нему присоединилась Анна Матвеевна, Семена Абрамовича он добавит к спортивным наградам боевые. После того как, выпили за доблестных стрелков, а потом еще за крепкий тыл, пить стало нечего, и мы все пошли к лифту.) - Из боевого дневника Зои Крыловой.

* * *

Три легковых автомобиля выехали из заводских ворот и помчались в сторону города. В передней машине ехал Семен. В офис заезжать он передумал, да и время деловой активности прошло. Нужные ему люди, наверняка, спешили сейчас покинуть свои кабинеты и умотать куда-нибудь подальше за город. Впереди выходные дни. Чего же не отдохнуть? Семену тоже нужен был отдых, но ни мять спиной травку, ни поплевывать на червячка, ни, даже, париться в баньке и пить пиво он не собирался, по крайней мере, сразу. А собирался он с начала кое-кого навестить, а уж потом все остальное.
- Андрей, у тебя на эти выходные какие планы?
- Как прикажете, Семен Абрамович.
- Отставить, сержант. Что ты скажешь на то, чтобы взять свою девушку и сопроводить меня в одно заповедное место, и, пока я буду там водку пьянствовать и безобразия нарушать, предаться здоровому отдыху на природе?
- У меня нет слов.
- А палатка и спальники для себя у тебя найдутся?
- В заповедном месте, Семен Абрамович, как я помню, был сеновал.
- Что ты говоришь? А почему я его не видел?
- Вы были заняты.
- Чем это я таким был занят, что сеновал не углядел?
- Да тем же, чем и собираетесь.
- Мн-да. На этот раз я сначала на сеновал посмотрю.
Следом за ними шла машина Федора. Генадий включил "Linkin Park" и, неслышно насвистывая, посматривал в зеркало на непривычно молчащего Федора Ильича. Шеф хмурил брови, то доставал из кармана, то прятал назад, так и не закурив, портсигар, а потом и совсем удивил водителя, достав из кармана пачку сигарет.
Прикурив от протянутой водителем зажигалки, Федор опустил стекло и спросил:
- Ты, когда-нибудь, был в Австралии? Да знаю, что не был. А хотел бы? Значит будешь. Мы там скоро филиал откроем. А чего жена? Подождет жена. В гости к тебе приедет, если задержишься.
Потом Федор опять достал портсигар и стал крутить его в руках, перебрасывая из ладони в ладонь так быстро, что у водителя от удивления вытянулось и без того вытянутое лицо.
- За дорогой смотри, - приказал Федор Ильич, поймав в зеркале его взгляд.
Машина с дамами ехала замыкающей. Анна слушала весело щебечущую Зою и думала о том, что надо бы съездить к родителям. А еще надо позвонить Илье, он, как раз, в патентном бюро работает, пусть сводит в ресторан бедную девушку. А для ресторана надо купить платье и туфли. Сумочку тоже надо купить.
- Зоенька, как ты смотришь, если мы сейчас прокатимся по магазинам? Поможешь мне выбрать платье и туфли? А потом Аркадий завезет тебя домой. Вот и хорошо. Аркадий, едем в центр. - Анна достала из сумочки телефон и позвонила Семену. Попрощавшись с ним, тут же позвонила Федору:
- Федя, у меня тут кое-что изменилось в планах, так что в офис я не еду. ... Да, он знает. ... Конечно, завезу. Будь здоров!
- Сейчас, Зоя, мы с тобой будем тратить деньги. Вези нас, Аркадий, в " Империю Моды".

***

( В "Империи" нас с Анной Матвеевной окружили веселые девушки, а когда они узнали, что нам надо, то стали даже лучиться от счастья. Анне Матвеевне, почему-то все не нравилось. Она говорила, что у нее широкие плечи и поэтому - ничего кроме делового костюма ей не идет, но когда прибежал смешной такой дядечка и накричал на нее, это на Анну Матвеевну - то, чтобы она не наговаривала на себя, потому, что такая фигурка, как у нее, называется: "Смерть мужчинам", мы прошли к нему в кабинет и пока пили кофе, он сходил и принес такое платье, что я сразу подумала: - Это смерть всем! Потому, что сама чуть не умерла. В нем Анна Матвеевна стала, нет, не стала, а ее не стало. У зеркала стояла, чудо как красивая, женщина, высокая, стройная, уверенная в своей красоте. Дядечка довольно потирал руки и говорил, что к зеленым глазам и платье должно быть в тон, а с цветом и длиной волос, в данном случае - каштановым каре, должно гармонировать декольте. Разрез подчеркивает индивидуальность осанки, а наличие или отсутствие, а так же длина и фасон рукава - характер и настроение.
Потом он повел нас в "Страну Обуви"?.. ) - Из боевого дневника Зои Крыловой.

* * *

- Андрей, завезешь меня в спортклуб и, как только соберешься, езжай ко мне домой. Два часа на сборы тебе хватит?
- А вы как же?
- Сам доберусь.
Семен откинулся на спинку сидения и закрыл глаза. Правой рукой он вынул из кармана портсигар и стал вертеть его в ладони, время от времени поглаживая большим пальцем теплую на ощупь поверхность.
Припарковав машину возле двухэтажного здания спортклуба, Андрей посмотрел на блестящую штуковину в руках у шефа и спросил:
- Семен Абрамович, а можно я вам к портсигару подходящую зажигалку подарю?
- Подходящую? Ну, подари.
- Вот, возьмите. Мне ее друг из загранки привез. Говорит, что точно такие же выдают американским военным морякам.
- Что же ты подарок-то передариваешь?
- А мне куда? Я уже год как не курю.
- Я заметил и все хотел тебя спросить - как это ты решился?
- Так я же в прошлую нашу поездку в " сказочное место" чуть там сеновал не спалил. Вот на утро и бросил.
- Ладно. Курю я редко, так что спалить сеновал мне вряд ли удастся, а за подарок спасибо. Давай езжай, через два часа жду, - сказал Семен Абрамович, выходя из машины.
Ему предстояла нелегкая встреча со старым товарищем. Игнат Львович Плужников заведовал в спортклубе инвентарем. Проще сказать - работал завхозом. Семен давно уговаривал его на переход в свою фирму, но упрямый Игнат никак не соглашался. Он даже свой отказ ничем не объяснял. Нет и все! "Да что тут тебе медом намазано, что ли," - удивлялся Семен. Игнат только улыбался, от чего шрам на его щеке становился еще заметнее.
Вот и сейчас, слушая Семена, он улыбался. Видя, что ни какие доводы на бывшего защитника не действуют, Семен сосредоточился и, не вынимая руку из кармана, включил " Сферу ".
Оторопевший Игнат посмотрел на переливающийся серебром пузырь, внутри которого они с Семеном оказались, и сказал задумчиво:
- Это уже интересно. Ну, выкладывай, чего там у тебя.
- Все подробности я выложу позже, чтобы не повторять для каждого в отдельности, а вкратце слушай...

* * *

- Так с кем же мы играть то будем, Абрамыч?
- С судьбой, Игнат. Так что нет больше завхоза Плужникова, а есть защитник Плужников - он же " Плуг ". В понедельник жду от тебя звонка. Увольняйся к чертовой матери из клуба и начинай заведовать у Федора мат-частью. Жилье подберем. У тебя же кроме этой каморки ничего больше нет? Да знаю я, что нет! Это я к тому,

Своё Спасибо, еще не выражали.
Новость отредактировал annacsitari, 1 февраля 2012 по причине теги!!!!!Еще раз ознакомьтесь с правилами размещения публикаций
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 80
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 690 | Напечатать | Комментарии: 1
       
1 февраля 2012 21:23 NataliRr
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 10.08.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 47
Отблагодарили:0
Завлекательное начало, однако дальше как-то теряется нить рассуждений, а примерно на половине начинает выворачивать скулы от скуки. Почему? А потому, что слишком много не связанной между собой новой информации вываливается на читателя. То, что она где-то и когда-то потом свяжется, уже неинтересно.
Слишком упорно давит автор на бытовуху, все время - пьянки, еда да пикники, попытки съюморить не совсем удачны, чтоб не сказать больше.
Героев всего пять, а впечатление такое, что их минимум дивизия, они все время мельтешат и обрастают какими-то непонятными деталями, линии характеров все время перепутываются в странные клубки, которые, в конце концов, хочется бросить.
Прошу простить, я не дочитала - не хватило мужества.

Всепожирающее время

Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.