Один горшок вещал на всю округу: «Я – амфора, я сказочный сосуд. Иных сравнений просто не снесу». Ранимый был и не совсем округлый. Пустой внутри, обшарпанный снаружи Озлобился давно на целый мир. Завидовал, китайских ваз «эфир» В себе опять ничуть не обнаружив. Его слепил хозяйке по заказу Ремесленник с окраинной глуши. Задёшево, без искры, без

Отчаянные Финансисты. Чужая История. Глава 9

| | Категория: Проза
ГЛАВА 9. ПЕРЕД РАЗВЯЗКОЙ

Внутренний голос немедленно велел убираться, но любопытство все же взяло верх. Я осторожно подходил к квартире, держа наготове мобильный телефон. В случае непредвиденных обстоятельсв я точно смогу вызвать полицию, правда, сомневаюсь, что сотрудники правоохранительных органов застанут меня в живых.
Решив не рисковать своей шкурой, я принялся звонить соседям. На мой призыв о помощи откликнулись сразу, а одна соседка тут же кинулась звонить участковому. Пока на лестничной клетке собирался народ, я одним глазом решил посмотреть, что же делается в квартире.
- Эй, кто здесь! – проорал я.
Мне казалось, что мой голос спугнет нежданного гостя и заставит его скорее смыться. Но вместо этого мне навстречу вышел мужик. Внешне он напоминал тех же громил, которых мы с Ангелиной встретили у подъезда.
- Кто вы? – кинулся я с вопросами, - И какого черта вы тут делаете?
- Я из охраны издательства «Алфавит», - стал отчитываться мужик, - Нам поступил сигнал о проникновении…
- У Тюркова есть сигнализация? – наигранно спросил я. Не мне ли не знать, что устройство безопасности в квартире точно отсутствовало. Когда мы входили, писатель ни разу не кинулся к пульту. Да и сколько раз я бывал в апартаментах, после кончины хозяина, сигнала точно не было.
- Конечно, у каждого нашего автора стоит система, - продолжал врать мужик.
- Как странно, что она раньше не срабатывала? Я же был в квартире ни один раз, после смерти Анатолия…
- Вы доверенное лицо, - пояснил мужик, - Камера фиксировала вас, но мы не приезжали.
- Ну, тогда можете уходить, - разрешил я, - Если обнаружу пропажу, я с вами свяжусь.
- Может лучше это сделать со мной? – мужику явно не хотелось покидать квартиру.
- Вам лучше поймать грабителя. Кажется, ваши ребята уже след потеряли.
Мужик стоял в нерешительности. Ему вроде и беглеца надо было поймать, да и квартиру обыскать. Интересно, что же так хочет найти представитель издательства?
Тем временем на площадку уже подъехали сотрудники полиции. Мужики в форме моментально зашли в квартиру и начали задавать вопросы. «Охранник» продолжал врать про свою историю с сигнализацией, а я лишь кивал в такт. Но едва речь зашла о самой сигнализации, представитель издательства счел лучшим удалиться. Видимо мужик решил, что негоже врать полиции. В любом случае позже «Алфавит» придумает куда более правдоподобную историю.
- Опись составлять будем? – спросил меня полицейский.
На секунду я задумался. Может к делу действительно подключить правоохранительные органы. Вот сколько нестыковок лишь в одной этой ситуации. А если капнуть еще глубже наружу вылезет и обман писателя. Но лично мне хотелось самому восстановить справедливость, поэтому я отказался. Лучше мы сейчас сами с Ангелиной проведем обыск.
И как только за сотрудниками полиции закрылась дверь, мы моментально заметались по квартире. Улики нашлись сразу же в одной из комнат. Я вытащил из-под кровати потрепанный рюкзачок, а Цуцекевич заметила на столе мобильный телефон.
Начать решили с рюкзака. В одно мгновение все его содержимое вылетело на пол, и мы, как жадные тетки с базара, начали изучать ассортимент. В основном это были библиотечные книги, исписанные тетрадки. А принадлежали они соответственно сыну Тюркова – Диме.
Помимо этого мы нашли пару ампул неизвестного препарата. Скорее всего, парень использовал его, чтобы хоть маленько ослабить ломку. А может и принимал вместо героина… В любом случае бугаи из издательства оставили Диму без золотого запаса.
Находка Ангелины была поинтереснее. В записной книжке мы сумели отыскать до боли знакомый номер. Я думаю не стоит объяснять, кому он принадлежал. И что самое интересное, посмотрев журнал звонков, Цуцекевич подтвердила мою теорию. Теперь не оставалось сомнений, что Анатолий Тюрков жив и здоров.
***
С самого начала Анатолий Тюрков был против этой затеи. Он говорил, что не надо подсылать к Диме этих дуболомов, и оказался прав. И хуже всего не то, что след Димы потерян, а то, что на него вышел Леонид Балашов.
Когда зазвонил телефон, писатель совершенно не предполагал, что услышит голос соавтора. И до сих пор Тюрков не мог отойти от прошедшего разговора. Он понимал, что все пошло не так, и совершенно не знал, как это исправить.
Он хотел сделать Леонида марионеткой издательства, но вместо этого сам попал на крючок к Балашову. И теперь ему, Анатолию Тюркову, придётся играть по правилам неудавшегося писателя.
- А вы смотрю в добром здравии, - вновь и вновь слышал писатель голос Балашова, - Или правда, что жизнь после смерти существует…
- Что тебе надо, - голос Тюркова заметно изменился, в нем постепенно поселялись нотки страха, - Где мой сын?
- Дима, - тем временем шутя, продолжал Леонид, - Принял дозу и дрыхнет. Только боюсь, в ближайшие часы его начнет здорово ломать. Парню срочно надо в клинику. Я полагаю поэтому представители издательства вели за ним охоту?
- Я не понимаю, о чем ты говоришь?
- Да ладно, - возмутился Балашов, - Хватит уже играть в молчанку. Теперь я знаю всё, часть правда пришлось самому откопать, а часть истории рассказала наша рукопись.
- У тебя ее быть не может! – засмеялся писатель, - Все копии уничтожены…
- Ну не совсем все. Скажем, дьявол принес мне еще один оригинал. Хотите, зачитаю пару глав?
И Балашов начал читать. И чем дальше он продолжал перелистывать страницы «Чужой Истории», тем яснее становилось Тюркову – парень не блефует. И что же теперь делать бедному отчаявшемуся писателю?
- Чего ты хочешь? – спросил Тюрков, - Ты же понимаешь, что я все это затеял ради сына. Можешь опубликовать рукопись, и твоё имя станет известным.
- Не хочу, - капризно заявил соавтор, - Мне интереснее узнать все сюжетные повороты. Может встретимся и потолкуем?
- Где? – тут же поинтересовался Тюрков.
Балашов, ни минуту не сомневаясь, назвал место. Роковая встреча должна была произойти во втором летнем Садике за Русским Музеем. Место было подобрано гениально, в парке постоянно много народу, да и Дом Книги рядом расположен. Значит, Анатолию Тюркову придется, как следует подумать над своим обликом. Не хватало того, чтобы один из фанатов узнал его. Тогда всему плану точно хана!
***
Ангелина Цуцекевич еще сомневалась в моем решении. Ей казалось, что я слишком рано начал переговоры с писателем, и как следует, не обдумал всех последствий. Но ничего уже нельзя было поделать, ведь в преддверии развязки я всегда несусь со скоростью паровоза. И это не только в жизни, но и в моих книжках.
Я, как и любой другой писатель, хочу шокировать своего читателя. Если я пишу «сериал», то моя концовка должна непременно намекать на продолжение. А если из моих рук выходит детектив, то концовка непременно выйдет за рамки расследования. Не всегда же можно узнать все мельчайшие детали, порою только преступник может поделиться всей информацией.
Наблюдается это и в нашем случае. На первый взгляд преступление довольно банально и раскрыть его не составило никаких усилий. Но все равно всех подробностей я не знаю. И как раз с помощью своего, пусть и негениального плана я намеревался узнать абсолютно всё.
Мы с Ангелиной подошли вплотную к финишной черте. И как всем классическим героям детектива нам пора предпринять небольшой ход, который выведет всех преступников на чистую воду. И для последней комбинации необходимо устранить бреши.
Стоит непременно найти Диму, но думаю, это не составит труда. Необходимо лишь определить круг знакомых парня, да выяснить где он скрывается. И мы кстати почти напали на след сына писателя. В учебном заведении нам подсказали имя одного кореша Димы, поэтому мы тут же ринулись к нему. Вполне вероятно, что и представители издательства тоже идут по нашему следу.
Приятель Вано лишь хмыкал и покачивал головой на все наши вопросы. И было сразу ясно, что не чист на руку милейший кореш. И вновь мы с Цуцекевич применили классический прием. Оставив в квартире включенный мобильный, мы сделали вид, что убрались восвояси. Но на самом же деле, мы поджидали на лестничной клетке и внимательно слушали происходящие в квартире Вано события. Минуты текли, и мы уже думали было убрать «жучок», но парень позвонил Диме.
- Слышь, Диман, тебя тут ищут, - рапортовал в трубку Вано. Увы, ответ сына писателя мы не услышали, но Вано нас не подвёл:
- Нет, парень с девушкой. Да не боись, не сказал им, что ты у Кристинки задницу прячешь…
Дальнейшее нам было совершенно не интересно и мы отключили телефон. И каково же было удивление Вано, увидевшего нас второй раз. Пришлось рассказать ему про наш маленький фокус, а в качестве приза за смекалку получить координаты Димы.

***
Анатолий Тюрков пришел к назначенному времени. Писатель очень нервничал, и все время пытался оставаться в тени деревьев. Мужчина даже натянул на себя ворот неподходящего по погоде плаща, все для того, чтобы никто не видел его лица.
Тюрков все время высматривал силуэт Балашова. Но соавтор, словно нарочно, тянул лямку и не хотел приходить на место встречи. Анатолий представлял, как Леонид Балашов забавляется, наблюдая за ним.
- Любимец миллионов, - иронично заявляет он своим друзьям, - В страхе прячет своё лицо от фанатов. Не дай Бог его узнают и тогда свободы не видать…
А что вообще представляет из себя свобода. Человек разрывает оковы судьбы и одновременно с этим становиться никому не нужным. И кто сказал, что, бросив литературу, Анатолий сможет спасти свою жизнь? От куда ему знать, захочет ли Дима жить с Николаем Самсоновым. Ведь уже довольно долгое время сын знал лишь Анатолия Тюркова – успешного во всех отношениях писателя. Но успех оказался разменной монетой. Вроде как и слепит, но не дает разглядеть ржавчины по краям. А за десять лет она разрослась до поистине гигантских размеров. И только в руках настоящего мастера жалкая монетка вновь может засиять.
Анатолий думал, что этим мастером окажется Леночка. Уж очень рьяно помогала девочка в этой афере. Но она, как истинный работник издательства, преследовала интересы фирмы. И порою Анатолий вовсе не понимал её. В принципе можно было понять, зачем ей превращать Балашова во второго Тюркова. Но видя сколько неприятностей доставляет парень не легче ли было отпустить его? Пускай бы строчил свои книженки в интернете и радовался жизни. А у Леночки, будь она проклята, были другие намерения. Она хотела заставить Леонида почувствовать вкус славы. Она думала, что оказавшись на волне популярности, Балашов не захочет сбавлять обороты. От того она и предлагает ему «левую рукопись», думая с какой радостью парень примет подачку. Но Леонид не пошел по пути Николая. Он захотел самостоятельно написать роман…
Внезапная вспышка света ослепила Анатолия Тюркова. Писатель долгое время не мог прийти в себя, а чуть позже увидел рядом молодую девушку.
- Ой, простите меня, совсем вас не заметила, - оправдывалась фотограф, - Просто был такой красивый пейзаж…
Писатель решил не испытывать судьбу и отошел в другое место. Балашов еще по-прежнему не явился на встречу и Тюрков начинал нервничать. Когда уже мозг накалился до предела, на телефон пришла смска.
- Прости, но за тобой хвост, - писал ему Балашов, - Мы так не договаривались.
Поддавшись гневу Тюрков набрал номер Леночки.
- Сука! – кричал он на весь парк, - Ты же обещала не вмешиваться…
***
Я ждал Ангелину в машине припаркованной у Спаса на крови. Наш план пока проходил без сучка и задоринки. Мы уже порядком поиграли на нервах писателя, и теперь он рано или поздно должен был совершить ошибку. В лучшем случае Тюрков должен был отвезти нас к своему укрытию.
- Хорошо получился? – спросила Цуцекевич, протягивая фотоаппарат.
Я кивнул. Стоит отметить качество снимка Ангелины, она сняла писателя как надо. И теперь, когда у меня на руках есть еще одно доказательство, надо двигаться дальше. Теперь необходимо отнести рукопись в издательство, но не в «Алфавит»…
Ира указала мне на партнеров её работодателей. Так что я теперь знал всех участников слияния. И полагаю, приди я к одному из них с корзиной доказательств, сделка сорвётся. Я не в курсе всех нюансов предстоящего союза, но полагаю афера «Алфавита» направлена на него.
В тот момент я испытал прилив адреналина. Сейчас главное было не упустить нашу мышку и аккуратно довести ее до норки. А уже на следующий день можно будет поставить перед входом ловушку с приманкой.
- Думаешь, он ей звонил? – спросила тем временем Цуцекевич
- Лена его единственная связь с издательством, - я не мог оторвать взгляда от машины писателя.
- Не упусти, Санёк! – вскрикнула Ангелина, - Кажется, он садиться в машину.
Приятель Ангелины может и хороший водила, но опыта слежки у него тоже кот наплакал. А после устроенного спектакля упускать Тюркова было непозволительно.
- Ну и замутила же кашу ваша девочка, - Ангелина откинулась на спинку сиденья, - Правда не продумала всех деталей…
- Там все крутиться еще задолго до её появления, - решил уточнить я, - Эта история началась с предательства двух друзей, а закончилась аферой издательства.
- Не говори загадками! – возмутилась Цуцекевич, - Ты не Шерлок Холмс, и тем более не Пуаро.
- Ну до великих сыщиков я точно не дотягиваю, - посмеялся я, - Ровно как и до Агаты Кристи. Но знаешь, я не понимаю, почему Тюрков не мог придумать что-то получше.
Он ведь написал столько детективных романов. И признай, не все его вещи были плохи. Порою попадался шлак, но это у всех бывает. Да и слабые места есть в любых рукописях. Тюрков придумал и описал столько гениальных преступлений, но для своей лебединой песни фантазии у него не хватило.
- Огрехи любой может искать, - упрекнула меня Ангелина, - А сам-то попробуй такое замутить. И половину бы не реализовал, что выполнил Тюрков…
Слова Ангелины заставили меня задуматься. Я уже не первый год пытаюсь пробиться на вершину литературного небосклона. Как правило, мои произведения не пользуются бешенным спросом у читателей. Кто-то говорит, что виной тому проза, которую никто не хочет читать. Я же склонен винить автора, то бишь себя.
И комментарии иногда приходящие в мой адрес тому подтверждение. Многие критики склонны во мнениях, что мои повести: неправдоподобны, скучно изложены, не содержат моих личных мнений… Прочитав пару таких сообщений, я тут же кинулся изучать произведения мастеров, но разочаровался. На мой взгляд, их тексты были тоже скучны, неправдоподобны и большинство не содержало мнений автора. Про техническое исполнение я, пожалуй, умолчу, все равно в этом ничего не понимаю. Можно знать множество художественных способов украсить текст, но при этом не уметь его написать. Для литературы нужно желание и, конечно же, время. Если в душе вы поэт или автор детективных романов, который с головою бросается в свое хобби, то у вас наверняка все получиться.
А критика… Не стоит обращать на неё внимание. Прислушивайтесь к мнениям авторов, соизволивших вам написать, но никогда не переделывайте под них свои работы. Людей на белом свете много и не всем одинаково будут нравиться одни и те же вещи.
И сейчас я впустую бросаюсь словами. Ангелина права, если бы я задумал совершить преступление – ошибок было бы хоть отбавляй. Поэтому не стоит осуждать других, вы же в один прекрасный миг тоже можете оказаться на их месте. Надо стараться помочь людям, а не занимать позицию наблюдателя.
- Кажется, приехали, - изрек наш водитель.
Действительно, Тюрков вышел из машины и направился к старой пятиэтажке. Я сразу же стал прокручивать в голове все факты, что знал о жизни писателя. Анатолий похоже на самом деле решил начать жизнь с нового листа. Новое убежище автора было его старым домом, откуда началась вся эта чужая история…
***
На следующий день ваш покорный слуга сидел в приемной генерального директора издательства «ПИТЕР ПРЕСС». Куковал я, наверное, в районе часа или двух. Очевидно, директор не решался принять писателя конкурента. Хотя, называть «ПИТЕР ПРЕСС» и «Алфавит» конкурентами было неуместно, ведь в скором времени два издателя должны были объединиться…
- Можете войти, - разрешила секретарша.
Я радостно вздохнул. Изучать обстановку в приемной и жизнь этой конторы мне уже порядком надоело. Надо было взять с собой детектив, коротать минуты было бы намного интереснее. Правда, сидя на диване, я почерпнул немало сведений, которые легли в общую картину моего расследования.
Директор не высказал ни малейшей эмоции при моем появлении. Но ничего, в скором времени придеться сильно огорошить мужика. Я бесцеремонно сел в кресло и представился.
- Думаете, я не читаю газет, - отреагировал директор, - Все-таки в одном котле варимся. И все про всех давно знаем…
- Значит моя информация вам не интересна, - я сделал вид, что ухожу, - Что ж придётся предложить материал другому партнеру…
- Рукопись Тюркова никто не примет. Вы зря теряете время.
- А кто сказал, что я хочу предложить рукопись, - я подмигнул издателю, - У меня куда более интересное дело…
Мужик жестом пригласил меня присесть. Вновь удобно усевшись в кресле, я пересказал издателю про своё знакомство с Тюрковым, пропавшую рукопись и про аферу «Алфавита». Мужик долгое время не хотел мне верить, но фотография и другие улики сделали свое дело.
- Вы можете так же убедиться, - продолжал я тем временем, - Что с телефона писателя ежедневно совершаются звонки. И не кому-нибудь, а сыну Диме. Думаете, парень стал бы разговаривать по полчаса с чужим дядей…
- И что вы хотите? – наконец произнес издатель.
- Ну, - развел я руками, - Рано или поздно Леонид Балашов соберётся писать мемуары. И я думаю эту историю стоит упомянуть для полноты биографии. Поэтому оплатить мою работу вы сможете правдой. Хочу знать, чем закончился этот роман…

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 0
     (голосов: 0)
  •  Просмотров: 493 | Напечатать | Комментарии: 0
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.