Один горшок вещал на всю округу: «Я – амфора, я сказочный сосуд. Иных сравнений просто не снесу». Ранимый был и не совсем округлый. Пустой внутри, обшарпанный снаружи Озлобился давно на целый мир. Завидовал, китайских ваз «эфир» В себе опять ничуть не обнаружив. Его слепил хозяйке по заказу Ремесленник с окраинной глуши. Задёшево, без искры, без

Отшельник. Глава 4

| | Категория: Проза
4.
Сколько уже прошло? Неделя? Две? Месяц? А может уже год? Для Элив время перестало иметь значение. Ей хотелось только забыться и забыть. И на помощь приходило только вино.
Эта алая жидкость с каждым днем все больше поглощала ее сознание. В этом городе у нее так и не появились подруги, только бесчисленные приставучие ухажеры, преследовавшие лишь ее деньги. А, значит, помочь ей никто здесь не мог. Никто не мог выслушать, успокоить, сказать, что все хорошо, что это всего лишь сон. Никто. И она нашла выход в вине. Уставшая, с фиолетовыми мешками под глазами, с растрепанными волосами, она нисколько не была похожа на ту красавицу, что выглядела свежо и молодо не по годам.
В дом служанка не приходила уже не первый день; госпожа дала ей бессрочный отпуск, и теперь в комнатах и коридорах, на шкафах и столах, везде лежал слой пыли, придавая вид заброшенного помещения. Одежда лежала нестиранная, местами даже порванная, и не пригодная для дальнейшей носки, если такова еще ожидается.
А еще заканчивалась еда. Точнее, она уже закончилась, остались лишь испорченные овощи и фрукты, которые не будет есть даже мышь. Но Элив было наплевать на все это, ей было наплевать, что она так может и умереть. Она слишком любила Дарка, чтобы вот так вот просто взять и забыть, вычеркнуть его из памяти, чтобы спокойно жить дальше. Нет, для нее он стал больше, чем просто племянник, даже больше, чем просто сын. Он стал другом, он стал советчиком, он стал братом, он стал буквально всем для Элив. Она пережила с ним самые ужасные события; они всегда были вместе, как двое идущих ко дну, они держались рука об руку, чтобы если и умирать, то вместе, чтобы если и спастись, то только вместе. Они прошли через многое, и вдруг конец, где дальше нужно идти уже одной, без поддержки и любимых глаз, которые всегда знали чуть больше, чем она сама.
Вторым спасением женщины был сон, который, однако, приходил только после вина. В других случаях, если ей все же удавалось заснуть без него, ей снились сны из прошлого, где еще маленький Дарк, смеясь, ловил бабочку, очень понравившуюся Элив, или где он рассказывал ей, как они будут жить, когда он вырастет и будет работать, чтобы обеспечить свою любимую тетушку. Видя все это, она с криком просыпалась вся в слезах, и еще долго не могла успокоиться. В такие моменты было очень трудно удержаться, и не совершить опрометчивого поступка. Но, несмотря на все это, в душе Элив все же надеялась, что Дарк живой, и что вот сейчас стоит прямо перед парадным входом, и боится зайти, потому что наверняка услышит разгневанный голос тети, за столь долгое отсутствие. Но дверь все не открывалась, и на лестницы не были слышны его легкие шаги, лишь стрекот цикад за окном разгонял тишину в доме.
Вот и сейчас она сидела в глубоком кресле с бокалом вина, погрузившись в раздумья. Или же в долгожданное забытье? Нет, скорее всего нет. Ее взгляд блуждал по комнате, что-то пытаясь отыскать. Первое, что попалось на глаза, это множество стеллажей с книгами. Да, это была библиотека. То самое место, где Дарк проводил больше всего времени, занимаясь, и просто читая то, что поистине доставляло ему удовольствие. А то, как они вместе посещали книжные магазины? Его восторга не описать словами. Каждый такой поход был как первый раз для него. И всякий раз он набирал столько всего, что не мог сам все унести, и порой приходилось нанимать носильщика, чтобы добраться до дому. А после этого он подолгу засиживался в библиотеке с этими новыми книгами, что Элив даже приходилось подниматься среди ночи, и идти проверять, лег ли ее племянник спать, ибо Дарк настолько терялся во времени, настолько забывал о реальности, что запросто мог просидеть за чтением до самого утра. Женщина ругалась, выказывала свое недовольство по поводу такого поведения, но в глубине души радовалась, что он так пристрастился к книгам, и не жалела сбережений на их покупки. Вот так и заполнилась эта комната, что раньше только образно называлась библиотекой за пару полупустых стеллажей. Теперь здесь можно было найти все, что душе угодно – от собраний великих философов, до сборников веселых приключений, от научных работ, до комических рассказов.
Взгляд Элив устремился в потолок, где висела великолепная люстра, подарок какой-то дальней родственницы на совершеннолетие* Дарка. Искусно вырезанные цветы, обвивающие ножки подсвечников, в свете казались вполне натуральными, и когда пламя свечей подрагивало, то чудилось, будто лепестки вот-вот распустятся еще больше, а потом с легким покачиванием упадут к ногам. Но сейчас в комнате горело только пара светильников - что у кресла, и около двери в комнату; и висящая над головой люстра казалась лишь обычной железной громадой без вкуса и великолепия.
Уставившись в потолок, Элив не сразу заметила лежавшую книжку на самом верху стеллажа. Она несколько отличалась от всех остальных: ярко-желтая обложка была видна даже сквозь слой пыли, да и по размеру была несколько меньше. Чем уж она так заинтересовала женщину, не ясно, но допив вино из давно забытого в руке бокала, она поднялась с кресла, и нетвердой походкой направилась к тому самому стеллажу, где на верхушке покоилась забытая кем-то книга. Достать ее оказалось довольно-таки проблематично; прежде чем дотянуться до книги, Элив подвинула табурет, и встала на него, с большим риском упасть, но, по-видимому, она была не столь пьяна, чтобы совсем не держаться на ногах. Протянув руку, женщина с трудом нашарила среди пыли это неизвестное ей еще произведение. Прижимая книгу к груди, она осторожно спустилась на пол, и все также нетвердо направилась назад.
Усевшись, а если быть точнее, плюхнувшись в кресло, Элив с удивлением заметила, что за окном уже начало смеркаться. Улыбнувшись своей мысли, что еще на один день она стала ближе к племяннику, женщина провела рукой по обложке добытой ею книги. Не удовлетворившись полученному эффекту, она дунула на нее, и лишь тогда приготовилась открыть книгу. А разлетевшаяся пыль, тем временем, крохотными частицами сверкала в свете почти полностью зашедшего солнца.
В глаза сразу бросился заголовок, причем он не только бросился, но и слегка ввел Элив в ступор. А название гласило: «Предания и былины». Первой мыслю была:
«Зачем взрослому парню детские сказки?»
Ну а следом:
«Зачем взрослому парню прятать детские сказки?»
Все это был более чем странно, и Элив решила полистать страницы. Но ничего удивительно и примечательного не было и в помине – обычные сказки, обычные предания, ничего большего. Но вдруг женщина заметила, что уголок одной из страниц был загнут. Перестав листать, она остановилась и прочитала вслух название былины, начинающейся на этой отмеченной странице.
- «Предание об оборотнях», - в изумлении приподняв брови, Элив, опять же вслух, сказала. – Что за бред? Не припомню, чтобы Дарк увлекался этими вымершими существами**. Тем более что можно толкового узнать из этих сказок для детей? Ничего не понимаю.

Перелистнув страницу, в надежде найти что-нибудь необычное, женщина наткнулась на несколько подчеркнутых строк в самом низу. Они гласили:
«…И было сие преступление ужасающим, и понесли обидчики страшное наказание… А дабы не было в будущем подобного, проклятие приняли все в роду… И никто более не мог оборачиваться зверем, и стали все обычными людьми… А если случится какая беда, если случится напасть какая, ключ есть от сего проклятия. И хранится сей ключ у великого мага, что живет с основания рода, что защищает сей род, что умрет, как погибнет род... И имя его всегда разное, и дом его всегда сменяется, лишь только внешность все та, лишь только верный пес все тот… И только он в силах снять тяжкое бремя, и только он может стать спасителем…».

- Ничего не понимаю…

Голова плавно опустилась на грудь, и следом все тело сместилось чуть набок. Книга соскользнула, и, перевернувшись, с глухим стуком упала на пол, оставшись как раз на той странице, где были подчеркнуты несколько строчек. Последний луч солнца скользнул по стеллажам с книгами, и скрылся за облаками, за горизонтом. И в тишине был слышен лишь стрекот цикад, и легкое переливистое пение ночных пташек.
Измотанная Элив просто уснула.









* Совершеннолетие в этом мире наступает не в 18 лет, как принято у нас, а в 17.

** Вымершими существами - оборотни считаются вымершими, т.к. в прошлом произошло нечто, что заставило всех высших оборотней(способных оборачиваться по собственному желанию в любое время) исчезнуть. Сейчас существуют только низшие оборотни, которые обращаются лишь в полнолуние, при этом находясь в полной невменяемости. За это их отлавливают, и, если эти люди ведут себя агрессивно, и не соглашаются находится под стражей, их казнят. Это самое частое развитие событий, поэтому низшие оборотни находятся под угрозой исчезновения.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 90
     (голосов: 2)
  •  Просмотров: 563 | Напечатать | Комментарии: 1
       
28 ноября 2011 18:44 Larisa03
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 31.07.2011
Публикаций: 0
Комментариев: 95
Отблагодарили:0
Надеюсь, что главная героиня теперь бросит пить и наведет порядок в доме, а потом решит, что она не прочь стать оборотнем. :-)
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.