Намела метель Снега на порог, Застудил мне хмель Сединой висок… Я бреду домой, Как в чащобу волк – Будет мне луной Белый потолок. И метнусь к окну Я на дикий вой: Мой браток, в лесу Песню волчью спой! По нутру она Тем, кто загнан был, Кто прицел ружья Грудью находил. Кровью харкнет волк Сквозь клыков

Отшельник

| | Категория: Проза
3
«Вот же…! Не успеваю никак! Уже темнеть начинает, а до реки еще около часа скакать. Надо было все-таки в деревне на ночь остаться. Тоже мне, великий странник!..» .
Конь мчался, как только мог в наступающих сумерках, он будто и сам чувствовал, что надо спешить, иначе эта ночка обещает быть веселой. В каком-то смысле. Хотя она и так будет нескучной, и все благодаря какому-то лишнему часу отдыха.
Лес все никак не заканчивался. Согласно карте, перед рекой было небольшое поле, которое засеивали толи пшеницей, толи рожью, но это не суть важно. Возможно, рядом с этим полем есть небольшой домик-сторожка, в котором обычно, во время сбора урожая, поселяются сборщики, дабы следить, чтобы ночью никто, жадный до наживы, не посягнул разграбить имперскую собственность. Ее-то Дарк и собирался найти, если только сможет разглядеть в полумраке.
Но время шло, с каждым мгновением разобрать дорогу становилось все труднее, и Рулу пришлось брать темп медленнее, иначе так можно и вовсе не добраться до спасительной сторожки, если таковая там вообще имелась.
Где-то в глубине леса послышались первые завывания хищников. Почему именно хищников? Просто ночь – это их время охоты, и всякая мелочь в это время суток старается спрятаться как можно дальше и надежнее. Вот только не каждому везет. К людям это, кстати, тоже относится.
- Давай, миленький, еще чуть-чуть осталось! – подбадривал парень своего скакуна. Чувство опасности так и витало в воздухе, давя на грудную клетку, и мешая спокойно дышать.
И действительно, лес начал редеть, деревья стали попадаться все реже, пока совсем не исчезли, и взору открылось голое поле. Ну а что еще можно ожидать в такую засуху?
- Ну, все, дело осталось за малым, всего-то найти какой-то там домик, который находится неизвестно где, - грустно хмыкнув, Дарк начал внимательно оглядываться по сторонам, ища более темное пятно, где, предположительно, должно находиться его спасительное пристанище на ночь.
Позади, из леса, донесся треск ломаемых веток, и это было не очень-таки хорошо. Зверь был уже не так далек, раз шум был слышен даже за пределами полосы деревьев. Или, может, зверь был вовсе не один.
Времени оставалось немного, это было ясно как божий день. Быстро развести огонь парню не представлялось возможности, а использовать магию, когда он в ней практически еще ничего не понимал, было просто-напросто опасным для жизни. Хотя если не останется иных вариантов, то ему все-таки придется прибегнуть к столь опасному методу спасению своей любимой шкуры.
Сердце бешено колотилось; кровь шумела в ушах, мешая разбирать приближающиеся шорохи, пока невидимого, зверя. Но обостренное чувство опасности с каждой секундой давило все сильнее.
Из-за облаков появилась луна. Теперь дорогу стало легче разглядеть, правда, не настолько, чтобы пустить во всю мощь Рула.
Казалось, эта скачка будет длиться вечность. Однако глаза задели странный блеск в свете полумесяца, и, не осознавая уже, что делает, Дарк направил к нему коня. Приближаясь, юноша все четче видел очертания его цели. Это было то, что он искал – сторожка, обитая серебром и шипами, того же материала.
Непроизвольно у него вырвался вздох облегчения, но темп Дарк сбавлять не стал, Рул все также продолжать мчаться, как только это было возможно в темноте. Спасение найдено, вот только до него еще нужно добраться целым и невредимым.
Юноша решил рискнуть, и обернулся назад, взглянуть, что же, точнее кто, так яростно за ним гонится. Мгновение спустя он понял, что это было зря. Сердце еще сильнее ускорило темп, хотя казалось, что быстрее уже некуда, а все потому, что за ним мчался всем известный кровавый лоур*.
Описание этого опаснейшего существа известны были только в общих чертах, но даже одного взгляда было достаточно, чтобы точно определить, что это именно он. Все просто – ни у кого из ныне живущих существ нет кроваво-красной шкуры. Благодаря этой его окраске, его ни с кем нельзя больше спутать. Даже любой малыш, что только-только научился ходить, может с уверенностью сказать, что зверь с красной шерстью, очень-очень опасен. Это заставляют запоминать буквально с первых дней жизни ребенка, ибо повстречавшись с кровавым лоуром лицом к лицу, шанс спастись, равен, практически, нулю.
Дарку было достаточно известно об этом чудовищном существе, чтобы понять, что его жизнь находится в большей опасности, чем предполагалось прежде.
А сторожка все также далеко…
Юноша уже чувствовал дыхание лоура. Почему-то парню пришло в голову, что он жив до сих пор только потому, что зверь просто развлекается, и вгоняет свою жертву, т.е. Дарка, в отчаянье и панику, и добраться до убежища он ему также не даст. Юноша тихонько выругался.
«Нет, не должно все так закончиться. Не должно! Это просто глупо, глупо и обидно. Я не затем отправился в такую даль, чтобы в пути быть съеденным, даже не достигнув цели, и не попробовав вернуть кулон. Не честно это…!» - дальше в голове Дарка шли сплошные ругательства. Он понимал, что беспомощен перед этим существом. Если даже самые сильные и отчаянные войны Империи не всегда выходят победителями в схватке с луром, то что уж говорить о девятнадцатилетнем парне, который толком ничего не умеет? Вот именно, спасти его может только чудо, в виде упавшего, например, прямо на зверя, огромного дерева. Но не факт, что существо может и не уклонится или не отпрыгнуть в сторону. В общем, Дарк обречен.
Когда юноша уже готов был смириться с мыслью, что последнее, что он увидит в этом мире, будет ряд острейших зубов, смыкающихся на его шее, он заметил неясную тень, приближающуюся к ним навстречу. Искра надежды замерцала в груди Дарка, но тут же потухла – он решил, что ему почудилось с перепугу, и видит он просто-напросто игру теней. Однако та тень не собиралась исчезать, отнюдь, с каждой секундой, что казались вечностью, она приближалась, и вскоре парень различил в темноте мчавшуюся фигуру еще одного зверя, вот только не лоура.
Выругавшись в голос, Дарк попытался свернуть вправо, дабы не скакать прямо на неизвестное существо, вот только оно и не думало пробегать мимо, и вот зверь опять уже бежит на него.
Тут парень растерялся совсем. Если до этого он еще пытался себя успокоить и заставить бороться за каждую секунду жизни на этом свете, то теперь он просто не знал что делать. Сзади дышит в спину лоур, спереди спешит навстречу еще один хищник, и не отклониться парню, и не развернуться.
Плюнув на все - на свою и так заканчивающуюся жизнь, на борьбу, на надежду, Дарк, от безысходности, остановил Рула. Ему уже было все равно, он знал, что с ним случится в ближайшие секунды, и сейчас юноше просто хотелось перестать тянуть резину, прекратить эту игру, затеявшую лоуром.
Красношерстный остановился. Спустя буквально секунду рядом оказался и второй хищник. Дарк смог наконец рассмотреть его; он был похож на северную пантеру**, только на вид более гибкий и ловкий. Но юношу удивило совсем другое, а не то, как здесь оказалось существо, обитающее только в северных краях континента, – взгляд хищника был направлен в упор на лоура, будто он готовился ввязаться с ним в бой. Недоумение длилось недолго, Дарка сейчас волновало больше его невеселое положение, и что самое главное, он ничего не мог предпринять для спасения своей жизни.
Сердце с оглушающим грохотом, правда, слышимое только для всадника, но наверняка ощущаемое хищниками, билось о грудь юноши, пытаясь вырваться наружу. Виски сдавливала тяжесть напряжения, ладони были мокрыми от холодного пота, а все мышцы буквально сковало невидимыми стальными путами. Прерывистое дыхание, чуть ли не со свистом вылетавшее из легких, нарушало тишину, царившую в поле. А два четвероногих хищника все также стояли, напряженно наблюдая друг за другом. Юноше на мгновение показалось, что они уже и забыли о его существовании, но как только Рул неосторожно переступил с ноги на ногу, тут же послышалось утробное рычание, исходящее от лоура. Нет, Дарк все еще находится в меню его сегодняшнего ужина.
А второе, белоснежное существо, продолжало непрерывно наблюдать за красношерстным, не издавая ни звука, даже не испуская чувство опасности…
«Чувство опасности?..», - вспомнил юноша. Он только сейчас понял, что от новоприбывшего действующего лица ни капельки не веяло опасностью.
«То есть он на моей стороне?..», - не поверил собственной догадке Дарк. В его голове уже давно спутались все мысли и немысли, превратившись в беспорядочный клубок переживаний, страха, отчаяния и маленькой толикой надежды, которая все еще теплилась в его душе.
«Но тогда…», - на этот раз юноша не успел додумать; лоуру, по-видимому, надоела эта игра в гляделки, и он, не издавая ни звука, кинулся на соперника. В ответ также не прозвучало и рыка, но зверь севера был готов к столь стремительной атаке, и успел отскочить вправо, подальше от Дарка.
Дальше разобрать что-либо было затруднительно; в свете луны угадывались лишь темные и светлые пятна, мелькавшие то правее, то левее всадника. Но при всем при этом бой отдалялся, и Дарк понял намек северянина. Он осторожно, неспеша, развернул лошадь в направлении к сторожке, и не заметив никаких проявлений, касающихся его лично, что есть мочи поддал Рулу. Конь, на удивление остававшийся спокойным все это время, тут же сорвался с места. Вслед вновь послышалось уже знакомое рычание, но юноша не стал обращать внимания, а только еще раз хлестнул своего скакуна, заставляя прибавить в темпе.
Сторожка упорно не хотела приближаться к путнику. В голове Дарка прозвучали уже все молитвы всем богам, и теперь он наматывал их уже по второму кругу. Шорохов за спиной слышно не было, а все потому, что кровь бушевала в сосудах, и немилосердно шумела в ушах, заставляя его по принуждению быть временно глухим.
Как ни хотел юноша радоваться раньше времени, в его голове все равно звучали торжественные мысли, оповещающие о чудесном спасении носителя сей головы. А на лицо так и лезла глупая улыбка психически нездорового человека.
Пока Дарк предавался сим мыслям, Рул тем временем выскочил на поляну, на которой, собственно, и стоял домик, весь обитый шипами из серебра.
Вблизи он оказался еще более внушительным, чем казалось издалека, видимо строился основательно и не на один раз. Окон не было вообще, что, кстати, и не удивительно, иначе одним слабым местом было бы больше. Дверей оказалось две, за одной, понятно что, находилось само помещение, в котором и проживают люди, а вот что таилось за второй, которая, к слову, была шире и чуть выше предыдущей, было пока неясно. Но только пока.
Рул остановился у самого первого входа. Дарк медленно повернул голову назад, опасаясь, что за спиной его сейчас спокойно сидит лоур, облизываясь в предвкушении довольно-таки прыткого ужина. Однако позади него было только выжженное солнцем поле, и луна, что ярко светит в безоблачном звездном небе.
Все еще не веря своей удаче, юноша спешился с коня, и подошел к двери, что выглядела меньше на фоне другой. Но когда он уже протягивал руку, дабы потянуть на себя дверь, его осенило – а она-то ведь может быть заперта! Стараясь не зацикливаться на этой мысли, он, не раздумывая схватился за ручку, и тут же отдернул руку, немилосердно ругаясь. Просто на обратной стороне дверной ручки также присутствовали острые серебряные шипы.
- Вот блин, серебра им не жалко что ли? – продолжая ругаться, спросил в пустоту Дарк, тряся раненой кистью.
Но времени на нытье не было, и юноша аккуратно взялся за ручку и без всякой надежды потянул дверь на себя. Однако она легко поддалась, и без единого скрипа распахнулась, и перед его взором оказалась уютная гостиная, освещенная неярким, слегка приглушенным светом.
«Стоп. Каким еще светом?, - не понял Дарк. - По идее, эта сторожка должна была быть богом забытым местом, а не обжитым домишкой. А что тогда за второй дверью?». Парень подошел ко второй двери, и осторожно взявшись, потянул ее на себя. Она также легко и бесшумно открылась, вот только за порогом была непроглядная тьма, и запах… навоза?
«Все ясно, это загон для лошадей», - вздохнув с облегчением, что не надо оставлять Рула снаружи, Дарк повел своего коня в конюшню.
Привязать его оказалось делом затруднительным, в непроглядной тьме, да и в незнакомом месте на ощупь не поработаешь. Юноше лишь удалось снять седло и поводья.
- Что ж, Рул, я полагаюсь на твое примерное поведение в прошлом, и надеюсь, что на этот раз ты поведешь себя аналогично, - легонько похлопав своего друга по шее, точнее он так думал, что по шее, Дарк пошел на выход.
Вдруг послышался далекий протяжный вой раненого зверя. Парня передернуло. Он поспешил выйти. Прикрыв за собой дверь, юноша быстро метнулся к соседней, торопясь утонуть в том мягком и уютном свете комнаты.
За последние пять минут Дарк успел забыть о событиях, произошедших с ним чуть ранее. Очевидно, шоковое состояние забрало на недолгое время память о том промежутке времени, когда, собственно, он и спасался от кровавого лоура. Но стоило услышать вой, как тут же пришло осознание своего положения на сей момент.
Ноги подкашивались, голова гудела как на утро после вечера наедине с крепким элем. Сказывалось напряжение. Юноша попытался сфокусировать свое внимание на обстановке комнаты, но перед глазами все куда-то плыло, зовя его с собой. Он смог различить лишь высокий пухлый диван, далеко не первого года производства, и не менее старый деревянный стол без скатерти. Определить, откуда же исходит свет, юноша так и не смог. На этом его познавательный осмотр закончился.
Не в силах больше находиться в вертикальном положении, Дарк поплелся к дивану, который оказался сейчас очень далеко, что парень успел споткнуться на ровном месте как минимум пару раз, пока, наконец, не приземлился на мягкое и желаемое сейчас им ложе на ближайшие несколько часов.
Сапоги парень снял лежа, с закрытыми глазами; на плащ сил уже не хватило. Проваливаясь в глубокий сон, Дарку показалось, что он слышит шорохи за дверью, но обратить внимание и насторожиться он не то, что не хотел, он уже не мог, почти полностью погрузившись в сладкий, и такой долгожданный, сон.









*Кровавй лоур – хищник из семейства кошачьих. Имеет своеобразную окраску – ярко-красную. Размеры превышают обычной пантеры раза в полтора. На пути желательно не попадаться, красивыми глазками не отделаешься. Живут лоуры обычно одни, реже с партнером (для спаривания естественно). Новорожденных самки обычно покидают, как только те уже в состоянии прогрызть себе хвост (который, кстати, толщиной как у слона хобот. Его можно также использовать вместо молотка), т.е. на второй неделе жизни. Самец так вовсе, как сделает дело, так и сваливает. На данный момент очень редки, по причине безжалостного истребления за их шкуру и мясо – и то, и то стоит на рынке ой как не дешево.

**Северная пантера – практически такая же, как и обычная ее родственница, с разницей только в цвете шкуры и чуть большим размером. Обитает преимущественно на севере, в горах, но вполне могут встретиться на западе. Опасны не менее, чем кровавый лоур, вот только северная пантера никогда не нападает первой.

Своё Спасибо, еще не выражали.
Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо зайти на сайт под своим именем.
    • 100
     (голосов: 1)
  •  Просмотров: 596 | Напечатать | Комментарии: 1
       
10 октября 2011 13:04 adolf5453125
avatar
Группа: Дебютанты
Регистрация: 17.07.2010
Публикаций: 0
Комментариев: 812
Отблагодарили:0
Как правило, в сагах о вампирах, эльфах и прочих фантастических существах отшельники играют значительную роль.
Информация
alert
Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии в данной новости.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.