Недолюбила, недосказала, прости - Нет в том моей вины - это ведьма Разлука Черною шалью накрыла. Прошу: "Отпусти, Дай долюбить – без него мне не жизнь будет – мука. Дай досказать все слова, что живут на губах Долгие дни, бесконечно бессонные ночи, Или снеси их ему на горячих ветрах – Пусть они скорую встречу опять напророчат. Дай доласкать, раств

Огненное сердце Карадонора

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:199.00 руб.
Издательство:Самиздат
Год издания: 2023
Язык: Русский
Просмотры: 128
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 199.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Огненное сердце Карадонора Ксения Андреевна Евтухова ~ Императорский отбор Олтгейна~ Магическая академия Реймонфола~ Огненное сердце Карадонора~ Тёмное проклятие Инкарвиля~ Призрачная Мгла ЗемлиЯ раньше никогда не думала, что существует понятие о насильно исполняемой мечте. В моем мире, Реймонфоле, уже давно не видели драконов, а я – ученая натура, влюбившаяся в облик этих крылатых существ по картинкам из фолиантов. Тогда мне не говорили, что за чешуйчатой кожей скрываются надменные и наглые особи. А стоило… И так хорошо было мечтать издалека, но нет… хранители опять сделали свой благословенный ход. И кто их только просил? Ксения Евтухова Огненное сердце Карадонора Орфоэпический словарь Хранители Ула?рии: О?рдан – хранитель Олтге?йна; Ге?родан – хранитель Реймонфо?ла; Да?ротан – хранитель Ка?радонора; Сангвина?рий – хранитель Инкарви?ля; Никола?й – хранитель Земли?. Действующие лица: Вера?ль – огненный элементаль Реймонфо?ла; Болья?ра – волчица-оборотень Реймонфо?ла; Кима?ли – лисица-оборотень Реймонфо?ла; Тарио?на – магиня Реймонфо?ла; Види?ра – драконница Ка?радонора; За?на – Императрица Олтге?йна; Дэяна?р – темный маг Олтге?йна; Ма?ртон Дэри?йский – император Олтге?йна; Кано?р Дэ Лайма?р Оли?йский – призрак-частичка элементаля Реймонфо?ла; Кра?мас – глава грозовых драконов Ка?радонора; Бри?са – грозовая драконница Ка?радонора; У?льмас – огненный маг грозовых драконов Ка?радонора; Ги?за – человеческая женщина красных земель Ка?радонора; Пе?ка – человеческий мужчина красных земель Ка?радонора; Дира?н – глава красных драконов Ка?радонора; Сазара?н – красный дракон Ка?радонора; Кардасэ? – глава водных драконов Ка?радонора Гарадэ? – водный дракон Ка?радонора; Альдэ?ра – магиня водных земель Ка?радонора; Фи?льдэр – маг водных земель Ка?радонора; Мурэ?н – маг водных земель Ка?радонора; Анта?ль – глава ледяных драконов Ка?радонора; Клиро?ль – ледяная драконница Ка?радонора; Армада?к – лазурный дракон Ка?радонора; Барса?к – маг лазурных земель Ка?радонора; Динара?к – маг лазурных земель Ка?радонора; Вибра?к – маг лазурных земель Ка?радонора; Хида?к – магиня лазурных земель Ка?радонора; Алира?к – магиня лазурных земель Ка?радонора; Дази?са – магиня золотых земель Ка?радонора; Абра?н – маг золотых земель Ка?радонора. Глава 1 – Тара, что с тобой? – спросила у меня Кимали. – Ты уже около десяти минут таращишься в стену. Я перевела туманный взгляд на лисичку и, выдохнув, тихо призналась: – Трудно опять оказаться здесь. Прошло столько времени… Многое изменилось, и мы в том числе, а в этом парке всё так же журчат фонтаны, солнце озаряет позолоту на фасаде замка и отовсюду слышится «достопочтенные милоры». Лисичка провела рукой по моему плечу и, понимающе улыбнувшись, отправилась ближе к девочкам. Они улыбались, такие счастливые и вдохновлённые, а я всё чаще ловила себя на глубоких раздумьях, касаемых моей дальнейшей жизни и желаний на своё будущее. Ещё месяц назад всё было намного проще: я жаждала получить лучшую работу столичного мага, чтобы мной гордилась вся моя семья, а тем более бабушка. Она, как мой самый строгий учитель, всегда ждала заоблачных результатов, граничащих с невозможными. Но именно её требовательность, сделала меня той, кем я являюсь сейчас. Именно благодаря бабушке, я могу гордиться своими достижениями и ждать высокооплачиваемую работу. Но что же меня во всём этом угнетает? Глядя на подруг, я по-доброму завидовала. Они нашли своё место. В этом или другом мире, но нашли… Зана сегодня вышла замуж за императора Олтгейна и была провозглашена императрицей. Больяра, став парой правящего альфы, принялась налаживать быт в волчьем клане, параллельно совершенствуя боевые навыки с теперь уже и её воинами. Свадьбу этой пары мы тоже в скором времени ждём. Они обещают торжество уже в следующем месяце. Так что… Место этой волчицы тоже определено. Вера, точнее, Вераль – элементаль Реймонфола, после храмового венчания с Дэянаром переселилась в отдельный дом, хоть и проводила в нём лишь ночи. Девушка практически целыми днями была занята помощью новым огненным магам. Благодаря элементалю они намного легче могли инициировать свою силу, что в дальнейшем способствовало её лучшему развитию. Лисичка же устроилась в академию. В данный момент она помогает ректору справляться с новым факультетом защитников. Бабушка говорит, что рыжая уже стала всеобщей любимицей, да и напуганные подростки намного лучше адаптируются в новых стенах, при общении с улыбчивой оборотницей. Их тогда прибыло просто невероятное множество. Как и подразумевал ректор, слишком многие потеряли родных в том злосчастном столкновении и слишком многим понадобился новый дом. С одной стороны, у меня тоже, всё было налажено: планируемая работа и стабильный заработок… Но казалось, что это немного не то, чего бы мне хотелось на самом деле. Бабушка всегда считала, что я просто с жиру бешусь. Говорила: «Тебе всё далось легко. А вот девочкам пришлось изрядно натерпеться, чтобы добиться своего счастья. От этого и проблемы». Но с такими изречениями я была не согласна. Да, усердная учеба – это, конечно, не испытания, но всё равно труд, который и вылился в хорошую работу. В работу мечты… Просто, я не уверена, что это действительно моя мечта… Теперь уже не уверена… Чтобы суметь полостью погрузиться в свои мысли, я решила отправиться в парк, находящийся около замка. Здесь, в Олтгейне, всё так же царило лето. Об особенности течения времени в разных мирах я помнила ещё из истории Уларии. Где-то оно шло медленней, а где-то быстрее. Пока в моём мире чуть не произошло завоевание, здесь пролетела всего лишь неделя, за которую придворные милоры успели подготовить замок к свадьбе императора. Когда мы только переместились в сад императора, я и не сразу узнала это место. Всё украшали живые цветы с огромными бутонами. Их запах не надоедал, а ласково щекотал обоняние, вызывая только хорошие эмоции. На колоннах свисали золотистые ленты, они волшебно переливались на солнечных лучах и придавали торжественности итак украшенному интерьеру. Везде сновали слуги с бокалами и закусками, оркестр играл нежные мелодии, под которые все присутствующие наполнялись радостью за новоиспечённых императора и императрицу. Я раньше не видела Зану такой счастливой. Казалось, что она не видит всех присутствующих, а просто плывет в руки своего избранника. Император также не сводил пристально влюбленного взгляда с белокурой девушки. Мы искренне радовались за подругу и желали ей воистину женского счастья, пусть не постоянного, изменчивого, где-то упрямого, но счастья… Сейчас же, стоя в парке у фонтана, одна, я понимала, что тоже хочу когда-нибудь почувствовать себя счастливой в мужских руках. Чтобы на меня тоже вот так смотрели, с обожанием и восхищением, но… В свои двадцать три года я ещё ни разу не состояла ни в каких отношениях с противоположным полом. Да что там говорить… Я даже за руку с парнем не держалась, не считая родственников. Бабушка с самого детства прививала мне совсем другую любовь: к книгам и науке. Только вот она, видимо, забыла, что такая любовь не приведет к свадьбе и детям. Мама говорила, что бабушка не хочет стареть, поэтому и старается не видеть, как я уже выросла, предпочитая принимать меня за рослого подростка. Но с мамой мы общались не так часто, чтобы моё мнение стало самостоятельным и независимым от бабушкиного. Родители, на радость леди Притты, были учёными и часто разъезжали по научным экспедициям. Повезло, что во время нападения Мглы они обитали в какой-то глубокой пещере и попросту пропустили всё сражение. Я помню, как с облегчением выдохнула, получив письмо от родных. Артефакты магической почты были самыми скупаемыми в нашей семье. Они, настроенные на ауру и кровь, были способны доставить послание в любую точку мира, поэтому, даже малое промедление с ответом, стоило немалых нервов мне и бабушке. Так и вышло, что с виду уже сформировавшаяся девушка в душе была ещё ребенком. Только пообщавшись с Верой, я поняла, что мало быть умной для женщины. В первую очередь женщина должна быть мудрой: когда нужно, притвориться самой что ни на есть глубокой дурой, а в других ситуациях блистать безупречной эрудицией или попросту молчать, выводя окружающих на самые истерические эмоции… В общем, грань таких перевоплощений и ситуаций, в которых они не просто уместны, а необходимы, и называют мудростью. Эту сверхспособность мне ещё предстоит осилить, возможно, где-нибудь в старости, я напишу об этом целое учение для пансионных девиц. А сейчас же, стоило подумать, как прийти к этой жизни, переступив через многолетние планы и надежды леди Притты. Я рассматривала фонтан с прекрасной женщиной, в руках которой был кувшин. Именно из такого фонтана, находящегося в замке учредителя, пришла наша Вера. Перевела взгляд на другой, стоящий неподалеку, фонтан. Он изображал лежащего волка, смотрящего на всех повелевающим взглядом. Следующим я рассматривала прекрасного дракона. Его чешуйки были изображены так досконально, что казались самыми настоящими. Дракон стоял на всех четырех лапах, пасть его была приоткрыта, будто в немом рынке, а крылья расправлены на всю ширину. Вид этого существа завораживал и напоминал о давней мечте – потрогать на ощупь драконью кожу. В Реймонфоле драконы давно не приветствовались, а особенно в столице. Я даже не была уверена, что их соберется около тысячи особей. В страхе кары от хранителей, они скрылись на дальних берегах, оставив о себе лишь воспоминания, и то не совсем хорошие. Я припомнила свой окрик радости, когда нам встретился Канор. Хоть призрак – то ещё порождение, но общение с ним давало мне хоть какую информацию об общем виде драконистого племени. Огорчало только то, что прикоснуться к драконьей коже не было возможности: рука просто рассекала воздух при малейших попытках. Моей радости не было предела, когда Канор принял плотную оболочку, взяв на себя часть силы искры создателя. Я даже попросила его о прикосновении, тем самым повергнув негодника в истеричный хохот. Но моей мечте не суждено было исполниться. Канор, хоть и был на вид плотным, полностью состоял из магического огня, что никак не походило на чешую обычного дракона. Я не отложила идею написать работу по драконам, как и свою мечту, но с каждым годом эта идея становилась такой же призрачной, как сам Канор. – Столько мыслей и как у тебя голова ещё не распухла? – прозвучал в стороне пренебрежительный голос. Я подпрыгнула от испуга, не ожидав, что кого-то ещё занесет в эту часть парка. Но стоило обернуться, как мой рот произвольно открылся, что совсем не соответствовало статусу леди. Вспомнив наставления бабушки, я моментально его захлопнула и поклонилась, выражая всю почтительность: – Доброго вечера Вам, хранитель. Ответная усмешка заставила мои плечи вздрогнуть. Я медленно поднялась, принимая прежнюю позу, и со всем вниманием устремила взор на Даротана, хранителя мира драконов. Этот мужчина всегда казался мне самым строгим из всех и самым надменным. Возможно, дело было в одном пугающем факторе его облика – черные омуты глаз без каких-либо белков в глазницах. Вкупе с густыми волосами цвета вороньего крыла, общая внешность хранителя была способна довести до заикания самого свирепого воина, что уже было говорить обо мне – простой слабой девушке, хоть и магине. – Захотела приключений? Драконов гладить? – расхохотался Даротан. – Надоела беззаботная жизнь заучки? Так получай! И пусть это будет прямым вмешательством, оно того стоит! Голос этого дракона расщепился на несколько и стал пугающе пронзительным. Казалось, что в воздухе звучит мое проклятье. – Тебя никто не хватиться! В Кародоноре успеют пройти месяца, пока здесь заметят твое отсутствие, так что наслаждайся мечтой, магичка! И уж прости, но ни один портал, а тем более фонтан, не вернут тебя обратно, можешь не стараться. Ты жалела о том, что в твоём мире так мало драконов, так радуйся, в моем их предостаточно! Хранитель подошёл ко мне вплотную и, дотронувшись до моего виска, заставил ускользнуть моё сознание. Я почувствовала только всплеск воды, которая захлестнула меня со всех сторон. В себя пришла под толщей водной стихии. Организм начал всячески бороться за жизнь и искать воздух, так необходимый мне в этот момент. На минуту замешкалась, пытаясь разобраться, где дно, а где спасительная поверхность и поблагодарила создателя за, пробивающиеся ко мне через всю муть, лучи солнца. Если бы не этот ориентир, скорее всего, с вероятностью один к двум, я бы выбрала неправильное направление для спасения. Потеряла бы драгоценное время, что и стало бы фатальной ошибкой, приведшей к удушающей гибели. Вынырнув, я вдохнула. Воздух с болью ворвался в мои легкие, наполняя их до краёв. Откашлявшись, я наконец смогла осмотреться и мои наблюдения привели к неутешительным выводам. Плюс во всей этой ситуации был только один: резервуар, в котором я плескалась, был хоть и до ужаса глубоким, но небольшим по своей ширине. Пока плыла до края, складывала в голове все имеющиеся факты: климат в этом месте сильно отличался от того, где я была совсем недавно, время суток изменилось с глубокого вечера на после полуденное время. Я глубоко сомневалась, что мое сознание провело в небытии столько времени, следовательно, из всего вышеперечисленного вытекал лишь один вывод – хранитель Даротан переместил меня порталом. Если учесть, что мое тело помнит погружение в воду, а сзади меня находился фонтан мира Кародонор, мои дела совсем плохи. Я изучала общие понятия об этом мире и всё ещё хорошо помнила рассказы Заны, а тем более поведение Видиры на отборе невест, чтобы понимать ожидающие меня проблемы. Я не могла понять одного: с какой целью хранитель это сделал? Неужели его каким-либо образом оскорбили мои мысли или потаённые желания? Так я не просила лезть в мою голову и тем более не желала того, чтобы переместиться в это место, где драконы мнят себя богами. По сравнению с Видирой, Канор – истинное золото. Самый добродушный и ласковый дракон. Святой создатель, подари мне терпение и сил, чтобы разобраться в этой ситуации и найти выход обратно. В голове проскользнули слова Даротана: – Запомни, ни один портал, а тем более фонтан, не вернут тебя обратно… Тебя никто не успеет хватиться… И за что мне это? – Так, – успокоила я себя, выползая на край резервуара, – чтобы не сойти сума, нужно посмотреть на всё с другой стороны… Это отличный опыт, и знания, полученные в нём, я смогу использовать в написании какой-нибудь научной работы. Если выберусь, конечно… Ну, и если мне разрешат эти знания использовать, а не как в прошлый раз: все засекретили, даже в личных дневниках не разрешили записи сделать. И почему я не такая бойкая, как Вера, и не такая бесстрашная, как Боль? Да и вечное неунывное поведение Кимали мне бы точно не помешало… Нужно составить план действий: сначала обследую ближайшую местность, потом уже придумаю, как найти подход к аборигенам, желательно магам. Драконам вообще лучше не попадаться. После опыта общения в золотой драконницей, с вероятностью пять к пяти, такая встреча закончится для меня плачевно. Итак, обследовать местность… Я насмотрела вдалеке высокое дерево с толстыми ветками и направилась прямо к нему. До самой нижней ветки было не очень высоко, что и развеяло последние сомнения. Я заткнула края мокрого платья за пояс и, подпрыгнув, вцепилась двумя руками в первую ступень моей воображаемой лестницы. Смешно поболтав ногами, выдохнула и, перебирая ступнями по стволу дерева, смогла закинуть и их. Кое-как подтянувшись, уселась, довольная от своей маленькой победы. Прошлые приключения неплохо меня закалили, будто морально готовили к таким испытаниям. Собравшись, я аккуратно двинулась дальше, переменно хватаясь руками за новые ветви и переставляя с осторожностью ноги. Верхушки дерева я достигла довольно быстро, вниз старалась не смотреть и раньше времени не думать, как буду спускаться. Меня затопила гордость за себя. Я ведь до этого никогда ничего такого не делала, всегда сидела в своей скорлупе, не видя интереса в бессмысленных, ни к чему не приводящих играх и действиях. Вид с моего места открывался довольно красивый: достаточно обширный лес, пролегающий полосой, за ним, немного на возвышенности, огороженное село, может, город, мне не было видно, насколько большое это селение. С другой стороны, уже знакомый мне резервуар, за ним поляна и опять лес, с густыми кустарниками, в них-то я и смогла рассмотреть ранее мной не замеченную статую хранителя Даротана. Я заставила себя отвести от неё взгляд и не ругаться даже в мыслях, чтобы и за это не наказали. Так и заметила за лесом невысокие горы, которые словно манили к себе. Я понимала, что мне стоило найти место для ночлега и, желательно, каких-нибудь ягод, чтобы утолить первичный голод. И здесь передо мной встал непростой выбор: направиться в сторону поселений или в сторону гор? Обычному человеку и выбирать не пришлось бы, рванул к людям не задумываясь, но с моими мозгами я привыкла вечно рассматривать все варианты и перестраховываться, создавая алгоритмы разных истечений обстоятельств. Я помнила из изученных материалов, что в этом мире нет одного правящего клана драконов. В Карадоноре власть делиться между драконьими видами и территориями, которые они населяют. Проще сказать, каждый вид драконов имеет свою площадь проживания и своего правящего, главного дракона. Какой-то вид сильнее, а какой-то слабее, но большего я не знала. Как и не знала, в чьих землях я очутилась… В землях какого вида драконов. А вдруг здесь магов убивают или сжигают на костре? А может, превращают в рабов… Такую информацию лучше было бы получить до того, как я решу войти в населенный город. Поэтому, я пришла к выводу, что стоит обождать со знакомством и лучше осмотреться. Может, удастся собрать какую информацию, которая и наведёт мои мысли на хотя бы примерное место моего перемещения. Выдохнув, я собралась с силами и поскреблась вниз по дереву, напевая незатейливую мелодию. Глава 2 Спуститься с дерева удалось без последствий. Немного замешкавшись, я все же направилась в сторону гор, опасаясь совершать какие-либо действия без малейшей информации о местности. Проходя мимо статуи хранителя, не выдержала и показала тому язык. Знаю, что леди не принято себя так вести, но здесь я и не леди, а полевой учёный, которого, можно сказать, отправили в экспедицию по сбору данных об этом мире. Главное, себя убедить, а там уже проще будет. Была приятно удивлена, когда обнаружила множество видов знакомых мне ягод. Совсем немного опасаясь, набрала в подол платья малины на целый зимний запас какой-нибудь белки. Ночь длинная, а есть хотелось уже прямо сейчас. Я не оборотень, чтобы не волноваться по такому поводу: пошел, загрыз грызуна или зайца и радуйся. А ведь если на моем пути встретится хищник, я и защититься особо не смогу, только что магией, но в таком случае точно привлеку к себе ненужное внимание всех ближайших поселений. Взвизгнула от счастья, когда увидела источник, пробивающийся у подножия горы. Я внимательно обследовала глинистый берег и только после обнаружения многочисленных следов животных, принялась жадно пить. Выводы мои были самыми простыми: если животные пьют эту воду, значит, она пригодна к употреблению и не содержит опасные вещества. Жаль, что и воду в подол набрать было нельзя, ее запас здорово бы облегчил мне жизнь. С огорчением выдохнув, направилась дальше, немного поднимаясь на саму гору. Я решила залезть повыше и обойти каменную громадину, чтобы посмотреть, что находится на другой ее стороне. Там уже будет с большего понятно, в какой части мира я нахожусь и на чьих землях. Вечер неуловимо приближался, ноги уже болели, а жажда выбивала весь настрой на продолжительный путь. Нужно было искать место для ночлега, но где же его найдешь посреди горы. И почему я в таких вопросах не самая умная? Солнце садилось, а я все чаще спотыкалась, вытирая набежавшие слезы. Запал уже давно закончился вместе с питательными ягодами, неутолимо хотелось пить, а усталость заставляла голову кружиться. Это и привело к ожидаемому падению. Нога зацепилась за выступающий камень, тело понесло вперёд, и я врезалась плечом в горную стену. Постаралась сдержать крик боли. Вместо него слезы хлынули с ещё большей силой, убеждая меня во всей моей никчёмности. За спиной раздался оглушительный треск. Я подорвалась с места, забывая о неприятных ощущениях и отбежала так далеко, как это было возможно. От стены отстал небольшой камень, открывая щель и небольшое пространство за ней. Чтобы не рисковать, я запустила огненный пульсар прямо в темноту. Порадовало полное отсутствие в ней какой-либо живности, можно было заселяться. Осталось только убрать огромный камень. Я надеялась, что меня никто не услышит. Понимала, что сдвинуть камень не получится, оставалось лишь одно – немного его подправить, как раз на ширину моей талии, чтоб я смогла пролезть. Встав плотно к стене, сосредоточилась и выпустила пульсар прямо в бок каменной преграды. На радость мне, звук оказался не таким громким, поэтому я ударила ещё несколько раз. Сильно устала, и резерв мой был ослаблен, поэтому пульсары с каждым разом выходили все меньше, но этого хватило, чтобы освободить проход. Пещерка оказалась совсем небольшой, я даже встать в полный рост не смогла, только разве что на коленях. Зато укромное место для ночлега, и не каждый зверь найдет, а самое главное – не каждый пролезет. Меня пугало другое: если гора содрогнется от какого-либо удара, то мой проход вполне может накрыть камнями и выбраться я уже не смогу. Резерва на такое точно не хватит. Чтобы не чувствовать голод, я постаралась скорее уснуть. Скрутилась калачиком на каменном полу и попробовала отрешиться от всего происходящего… От всех мыслей, которые терзали мою голову. Понимала, что стоит мне только погрузиться в раздумья, как я уже никуда не дойду, а просто расклеюсь от жалости к себе… Сон, будто нехотя, заполонил мое сознание. Проснулась от оглушающего рёва и дребезжания горы. Испугавшись остаться в пещере навсегда, выползла наружу и спряталась за большой валун, стоящий неподалеку. Солнце ещё не встало, но его лучи уже начинали совсем немного подсвечивать небо, в котором я и увидела их… Драконов! Прикрыв руками рот, старалась не выдать свое присутствие. Хоть они и летали где-то высоко, я не исключала безупречное зрение и острый слух этих зверей. Понаблюдав, поняла, что двое драконов нападают на третьего, грызут и пытаются лапами разодрать крылья. Именно третий дракон так неистово кричал, мне даже стало его жалко. Он отличался от тех двоих цветом своей прекрасной чешуи: черная, но с яркими прожилками сине-зеленого цвета. После очередного громогласного рева, дракон камнем полетел вниз и с грохотом ударился об землю. Двое остальных ящеров, непонятного коричневого окраса, покружили над телом и улетели. Во мне происходила борьба: подползти ближе к поверженному дракону и хорошенько его рассмотреть или же скрыться обратно в своей пещерке, чтобы точно остаться целой? Разум ученого кричал о такой великолепной возможности, а чувство самосохранения пыталось вытолкнуть здравый смысл на поверхность. С большим перевесом победило любопытство, и я, дождавшись, когда скроются остальные драконы, начала медленно и очень аккуратно подбираться к лежащему телу. Эта, необычайной красоты драконья особь приземлилась среди разлапистых веток лиственных деревьев. Уверена, что именно они, смягчив падение, оставили жизнь в чешуйчатом теле. Дракон еле дышал, а его прожилки заметно потемнели и уже не казались такими заметными и слепящими глаза. Опыта в наблюдениях за этими существами у меня не было, но даже я могла догадаться, что жить ему осталось недолго. Задняя лапа напоминала окровавленный кусок мяса, без какого-либо намека на чешую, крылья, разодранные на лоскуты, свисали плетьми. Подойти ближе, чтобы обследовать тело, я не решалась. Канор в облике призрака доводил до истерии, а здесь пока ещё живой дракон. Я могла предположить, что ему хватит сил сжать челюсти на моей ноге или придавить огромной лапой. После очередного вдоха, драконья особь протяжно выдохнула и начала уменьшаться в размерах. Мои глаза загорелись, и я сильно пожалела, что не имею при себе никакого записывающего артефакта или пера, чтобы запечатлеть все свое наблюдение. По мере трансформации до меня начинало доходить, что это не дракон, а драконница. В момент становления этой мысли заметила и перестройку в отношении к жертве нападения. И даже если нападали тоже драконницы, легче не становилось. Отпихивая учёный азарт, на верхушку моего разума вскарабкались жалость и женская солидарность. Она и подтолкнула к действиям, заставив ноги двигаться в направлении женского обнажённого тела. На вид она была очень хрупкой и изможденной. Окровавленная нога лучше выглядеть не стала, как и разодранная спина. Аккуратно дотронулась до бледной руки и тут же ее убрала, почувствовав леденящий холод. Я была права: девушка умирала. Но не только из-за ран… Они уже пришли позже. Внимательно осмотрев все тело, сделала выводы: девушку держали в плену очень продолжительное время, не давали обращаться в дракона, морили голодом, возможно, били. По многочисленным следам на коже я не могла сказать, когда они были сделаны, всё перекрывала кровь. Драконницу ослабили до такой степени, что ее тело не было способно на регенерацию не только всего организма, но и даже тканей. Перед моими глазами встала картина: Дэянар вносит на руках Веру, платье которой разорвано, а ее тело покрывают синяки и кровоподтёки. Это воспоминание и перевесило чашу в сторону того, что девушку преследовали не драконницы, а именно драконы. Лучше осмотревшись по сторонам, приняла решение: я попробую спасти ее, больше не для нее самой, а для себя, чтобы в своих глазах не упасть и не потерять к себе уважение. При падении драконья туша сломала немало веток, что сейчас было мне на руку. Собрала несколько штук и перетащила на них бессознательное тело: так тянуть будет куда проще, чем на своей спине. Порадовалась, что каменный край горы, ведущий к моей пещерке, довольно широкий, можно не опасаться, что тело свалится вниз. К камню добрались особо без приключений, но возникла другая проблема: перевалить девушку через валун в щель. Ветки туда не пройдут, я сама пробиралась только боком, на руках тоже не внесу, даже если сильно постараюсь. – Ох, Тара, – приговаривала я себе, – тебе уже можно награду дать за выживание в чужом мире. Видела бы меня сейчас бабушка… Потянув девушку за руку, усадила. Сев перед ней спиной, закинула худые девичьи руки себе на плечи и попыталась подняться на ноги. Первый раз удалось только встать на колени, второй раз я упала назад на девушку, а вот в третий… С кряхтением, но все же мне удалось встать. Пройдя пару шагов, уперлась чужой спиной в стену горы, а своим плечом – в валун. Получалось, что драконница как раз могла протиснуться в нужную щель, только вот стоит мне ее отпустить, и тело свалится не в сторону, как мне нужно, а вперёд. Сначала на меня, а потом уже и с горы. Придерживая тело руками, обернулась. Держать было сложно – ноги девушки были словно вата, не хотели помогать и быть устойчивыми. Пришлось и мне приложить к общему количеству ранений ещё и свои. Вперив одну ладонь ниже шеи, а вторую в бок, начала с силой пихать драконницу, чтобы заставить тело заваливаться в правильную сторону. Задумка сработала, но вот на стене горы оставались следы крови. Хорошо, что девушка без сознания и не видит всех издевательств над ее телом. Чуть не пропустила момент, но вовремя ухватилась за ускользающую руку. Пришлось даже ногой упереться в валун, чтобы удержать тело от удара головой о каменный пол пещерки. Полдела сделано, тело почти внутри, снаружи лишь ноги. Теперь осталось забраться самой. Тело драконницы опять пострадало. За неимением другого места, пришлось наступить девушке на ладонь. Упала, довольная, рядом и выдохнула, думая, как протащить парочку метров это тело, чтобы окончательно можно было расслабиться. И тут с громким шлепком ударила себя по лбу. Перетащить! Как? Ветки остались снаружи. Мой рык можно было сравнить со звериным. Я опять поднялась на колени, подползла к телу, убрала чужие руки так, чтобы они мне не мешали, и протиснулась через валун. Захватила листву. Вспоминая опыт, сначала втиснулась сама, а уже потом затягивала широкие ветки. Разложила их на полу, перевернула тело на листья и кое-как, корячившись, доставила драконницу в центр пещеры. Вот оно мне нужно было? Девушку оставила на месте моего ночлега, сама же отправилась за необходимым. Ее тело не излечивалось само, значит, следовало лечить обычными способами, как самого простого человека. И здесь спасибо моей практике в лекарской – наслушалась столько всего, на целый том хватит. Первым делом затерла оставшимися листьями всю кровь, которая попадалась на пути, не стоило ее запахом привлекать животных. Самое долго пришлось оттирать от горы рядом с нашим схроном, но на это была необходимость. Следом вернулась к месту падения и насобирала отвалившейся коры и мха. Вспомнила не один учебник по зельеварению и полезных травах, благодаря этому собрала целый подол всего нужного для заживления ран. В своих поисках добрела аж до самого источника, где хорошенько все обмыла. Напилась сама и набрала воды в кору. Получилось совсем мало, но хоть что-то. Подол завязала так, чтобы руки были свободными и кору было удобно нести. Так я и шла, боясь пролить лишнюю каплю на землю. Страшила мысль о том, что в своей пещерке я уже могла обнаружить хладный труп или же хищное животное, которому я не смогла сбить след. К валуну подходила тихо, с опаской. Лишних звуков не было, и я аккуратно просунула голову. Солнце уже вставало, и его лучи позволяли рассмотреть часть пространства пещерки. Девушка еле дышала, но главное, что дышала. Я облегчённо выдохнула и протиснулась в каменный схрон. Сначала достала мох, он был полностью пропитан водой и при обтирании вокруг ран хорошо убирал грязь и кровь. Одна кора ушла на сами раны, я понимала, что этого было недостаточно, но остальную воду мне нужно было оставить для девушки. Если очнётся, она обязательно захочет пить. Драконница теряла слишком много крови, я понимала, что выход остался лишь один, но за него меня точно могут казнить, если девушка не выживет. Существует большой шанс, что, даже если выживет, меня за такое тоже казнят, это же драконы. Помявшись немного, я все же решилась. Сконцентрировав силу в руках, направила огонь на огромную рваную рану на ноге. Драконница лишь вздохнула, не подавая больше никаких звуков. Закончив обжигать ногу, принялась за спину. Я не знаю, выдержала бы такое эта хрупкая девушка, будучи в сознании. Слава создателю, что она этого не чувствует. Кровь остановилась, теперь моей задачей было смягчить места ожогов. Достав с подола травы и ягоды, начала мять их в руках, выдавливая все соки прямо на сожжённые участки. Сок должен был снять отеки и немного охладить кожу. Главное, чтобы воспалений удалось избежать. Одну травку я отложила на потом, она поможет при жаре и болях. Я помогу организму справиться с ранами, а потом пусть уже сам себя лечит. День пролетел быстро, в хлопотах и заботах. Болезная в себя не приходила, даже лихорадочного бреда от нее было не слышно. К вечеру у девушки поднялась температура… Я вновь принялась разминать траву до соков, осознавая, что сама драконница жевать ещё не сможет. Скудные капли полились в немощный рот, а остатки я засунула девушке под язык, предусмотрительно перевернув ее на бок, чтобы не подавилась. Влажным мхом пропитывала лоб, хоть как облегчая горячность. Казалось, что стоило перетерпеть ночь, а там было бы уже легче. Ночью девушка, не открывая глаз, первый раз попросила воды. Аккуратно, совсем немного ее попоив, я уложила вихрастую голову обратно на ветки и только сейчас посмотрела на нее как на девушку, а не на свой проект по сохранению жизни пострадавшим. Стянув нижнюю юбку, разорвала ее с одной стороны и укрыла девушку. Верхняя уж больно грязная была от ягод и трав. Я не видела ее глаз, но темные волосы, грязные и слипшиеся от крови, все равно продолжали виться локонами, впалые глазницы делали нос ещё более прямым и аккуратным, пухлые губы были мертвенно-бледны, а на поиски щек можно было собирать экспедицию. Интересно, как бы она выглядела в обычной жизни? Устав от суточных забот, откинула голову на стену и отключилась, стоило лишь закрыть глаза. Меня снова разбудил громогласный рев совсем рядом. Я подскочила от страха и больно ударилась головой об каменный потолок пещерки. Зажгла на руке маленький пульсар, чтобы убедиться в состоянии девушки. Она лежала и смотрела прямо на меня. Ее темно-фиалковые глаза были безжизненными, что меня здорово напугало. Подползла к девушке и пощупала пульс… Бьётся! Драконница моргнула. С каждой секундой ее взгляд становился все более осознанным. А в этот момент снаружи опять взревел зверь, сотрясая гору. Валун вырвало с такой силой, что от звука я закрыла уши. В щель смотрела драконья морда, которая, заметив девушку, закричала ещё с большей силой. – Вот и пришла моя казнь, – заметила я про себя. Медленно уменьшаясь в размерах, в пещеру протиснулся уже мужчина. Я попыталась вжаться в стену, но меня будто и не заметили. Дракон, согнувшись, подошел к девушке, осмотрел раны и лоскут ткани, а заметив ожоги, зарычал. Я сглотнула. Но потом мужчина, принюхиваясь, перебрал травы, мох и коренья. Так же молча вытянул девушку на тех же ветках и уже за пределами пещеры, обратившись в дракона, схватил болезную передними лапами и улетел. Ну что, спасибо и на этом. Не сожрал, и хорошо. Глава 3 Поняла, что зависла в шоке, когда ноги уже изрядно замлели от неудобной позы. Оставалось лишь взять себя в руки и следовать ранее придуманному плану действий: добраться до обратной стороны горы и осмотреть местность. Каменный схрон уже не был таким безопасным, поэтому не было смысла бороться за его сокрытие. Оставляя все как есть, я, оглядываясь, вышла из пещерки и направилась к зелёным кустарникам. Собрав с листьев скопившуюся за ночь росу, совсем немного утолила жажду. Проводя языком по влажным листьям, в удовольствии щурилась, смакуя влагу на губах. Живот забурчал, напоминая о необходимости питаться, но мне оставалось лишь надеяться на всё те же ягоды – охотиться с палкой на мелкую живность меня не научили. Вот к чему приводит постоянная компания оборотней. До моего излюбленного места с вкуснейшими ягодами я не помню как дошла. Зато потом словила себя на пихании в рот не только малины, но и соседних листьев – голод может быть и не таким. Нужно было срочно искать еду. Ослабленная бессонной ночью и трудным днём до этого, голодом и жаждой, я села на поваленное дерево и зарыдала. Без надрыва и истерики… Так, насколько хватило сил. Я всегда думала, что мой ум поможет мне в любой ситуации, но нет… Сейчас я, как никогда, убедилась в обратном. С небывалой жестокостью хранитель открыл мне глаза, показывая всю никчёмность моего человеческого тела. Мне уже не хотелось идти вокруг горы. Режущий от голода живот отключал разум и вел прямо в поселение. Туда, где с огромной вероятностью была еда. Я не сильно задумывалась, что ее мне тоже просто так не дадут, а денег у меня не было, как и чего-нибудь из того, что можно было бы на еду обменять. Мне не удастся скрыться: красные волосы уже на входе в поселение привлекут слишком много внимания. Внутренняя борьба была недолгой. Голод победил над разумом, и я двинулась, еле передвигая ногами, в сторону своей возможной гибели. Специально сделала круг к источнику, вода немного притупила чувство голода, что и придало сил на дальнейший путь. Шла, не разбирая дороги, просто выбрала направление и следовала ему, ориентируясь лишь на мох, растущий на деревьях. Голова начала нещадно болеть, руки все чаще хватались за свисающие ветви, платье цеплялось за выступающие корни, разрывая подол на лоскуты. Лучи солнца ослепили, и я присмотрелась… Каменная статуя хранителя и резервуар. Надо же, дошла и не заблудилась. От осознания этого открылось второе дыхание. На его парах я и двинулась к статуе на всей своей скорости, что и привело к плачевным последствиям. Оторвался кусок подола, в котором и запутались мои ноги. Я летела недолго, но удар об каменный постамент статуи, стал последним моим воспоминанием. – Эй, мужик, а чего это ты там везёшь? – донеслось до моего туманного сознания. – Милок, так это ж дочурка моя, – подключился к разговору скрипучий старческий голос, – на услужении у нашего арха была. Прихворела, аль не видишь? – Это что ж, это он ее так приложил? – участливо спросил первый голос. – Не дозволено нам, милок, о таком говор разводить, – укорил старик, – мы – народ маленький. Изволят сожрать – сожрут. Благо живая домой воротилась. А то, что битая, так поправиться. – Ты ей поэтому голову закрутил? – не сдавался первый, – Неужто рана такая большая? – Там не только рана страшнючая, но и космы опалённые, – скорбно выдохнул старец. – Да, – протянул мужик, – жалко девку. Да ты проезжай, не задерживай людей в воротах. Повозка двинулась, и под ее мерное колыхание сознание вновь ушло на подкорки. В следующий раз я даже смогла открыть глаза. Полежала, посмотрела в бревенчатый потолок, прислушалась к своему телу: голова болела, но терпимо, помимо этого, других неприятных ощущений не испытывала. Медленно приподнялась на локти. Комната совсем немного качнулась, но быстро встала на место. А от ушибов и головных ран я совсем не знала никаких зелий и трав, в свое время не успела дойти до этого раздела, а жаль, сейчас бы мне это очень пригодилось. Хотя… По-видимому, я уже не в лесу, а в том самом селении, здесь искать нужную травку было бы очень сложно, а может, и невозможно. – Глянь-ка, очнулась. К кровати подошла худенькая женщина. Первым делом я обратила внимание на повязку, которая полностью закрывала один глаз, видимо, хозяйки дома. Неужели драконы над ней так поиздевались? Или наказали за что? – Ты не трусь, деточка, – быстро затараторила женщина, – мы тебя не выдадим. Подлечим немного, и пойдешь себе с миром. Я открыла рот, порываясь что-то ответить, но замялась, не зная, что именно говорить. – Мой муж тебя увидал у статуи хранителя. По волосенкам твоим сразу понял, что ты магиня. А раз магиня, то, видать, сбежала от арха. Вся изголодавшая, в лохмотьях, ещё и битая. Я опять открыла рот, чтобы возразить, но женщина подняла руку, останавливая. – Ты можешь ничего нам не говорить, целее будем, если что случится. Я вот одного не могу понять, – нахмурилась хозяйка, – когда же архи начали к себе в забавы магинь брать? Да и взрослая ты… На вид уже все восемнадцать вёсен перевалило. Очень странно всё… В моей голове собиралось полное осознание места, в котором я оказалась. С каждой брошенной фразой, картинка становилась все более ясной, хоть пока и не открывала всей сути. Нужно было что-то сказать, ответить этим людям, которые были готовы меня прикрыть и вылечить. Я привыкла отвечать добром на добро, только волновал меня один вероятный исход событий: если из-за моей откровенности, этих добрых людей казнят? Подумав, решила сказать полуправду: – Я не из этих мест. – Мой голос был хриплым. Хозяйка протянула мне деревянный черпак с водой. Пить было больно. Глотки резали пересохшее горло, а жажда все не уходила. Ко всему прочему, в доме было очень жарко, а в сухом воздухе не хватало влаги. Как же сильно отличался здешний климат от лесного. Стукнула входная дверь и к нам приблизился седовласый старик: – Ну как ты, болезная? По голосу я поняла, что это именно он подобрал меня и привез сюда. – Лучше, – улыбнулась я искренне, – спасибо вам. – Коль лучше, давайте за стол, я яиц принес и хлеба, обедать будем. После таких слов, живот будто с цепи сорвался и выдал самое громкое свое «урр». Хозяева на меня посмотрели, и старик, почесав бороду, добавил: – А пойду-ка я у соседей зерна ещё на кашу попрошу. Щеки покраснели, и я, смущенная, опустила голову. Не хотела создавать проблем или неудобств, но как уж получается. – Да не переживай ты так, детка, – женщина провела рукой по моим волосам, – дед мой никому ничего не ляпнет. Он очень ответственный. – Я не из-за этого волнуюсь, – решилась прояснить ситуацию, чтобы не смущать хозяев, – не хочу стеснять вас, люди добрые, да и объедать… Вижу, что небогато живёте, наверное, сами не доедаете, а тут я. – Тьфу ты, глупая! Женщина дала мне лёгкого шутовского подзатыльника, напомнив этим Больяру, но потом резко смутилась и прижала руки ко рту: – Ох, прости, голова-то у тебя больная ещё, а тут я… Дура старая. Я усмехнулась и потерла место шлепка. Старик вернулся быстро, но в комнатку не зашёл, за ним пошла и женщина. Встав с простой деревянной кровати, поняла, что спальное место-то хозяйское. Для двоих людей узковато, но им выбирать явно не приходилось. Вдруг из другой комнаты донёсся окрик: – Во двор не выходи и окна не открывай, – кричала женщина, – ты без платка. Вдруг соседи увидят волосы твои чудные, растреплют. Тогда уже точно всем не поздоровится. Я мысленно согласилась с вещанием хозяйки и обратила внимание на длинное платье из простой серой ткани. – В углу бочка с водой и чистая тряпица, – вновь донеслось из другой комнаты, – а на кровать я положила платье, надевай его, если не брезгуешь. Я не брезговала, да и куда мне. Сама в лохмотьях стояла да на чудище походила. Умылась, стянув до пояса то, что осталось от моего наряда, обдала руки и шею, промокнула чистой тканью кожу. Сняв остатки, с большим удовольствием натянула на себя целое платье с пуговками от горла и до пояса. Ткань была хоть и простая, зато не грубая и не кололась, что меня очень порадовало. Чудом было и то, что со всеми приключениями нижнее белье, которое Вера заставила меня надеть на свадьбу Заны, никак не пострадало. В такой момент, сравнивая кружева с длинными нижними сорочками и панталонами, я ещё больше убедилась в правильности выбора. Когда я вышла к хозяевам, они долго не отводили от меня взгляда, а в их глазах появились слезы. Я подумала, что сделала что-то не так, и хотела извиниться, но старик меня опередил: – Ты это… Прости нас, дев… магиня. Платье это дочки нашей, а ее уже как десять лет нет с нами. Я представила всю боль и горечь этих людей и себя как живое напоминание об утрате. Мое выражение лица было понято неверно, и женщина быстро заговорила: – Не переживай, оно новое. Кила не успела его надеть, дракон забрал. Аккуратно присев на деревянный табурет, я мягко спросила: – Что тут у вас вообще происходит? Какие порядки правят в этих землях? – Тебя что, из других земель арх притянул? Вот же ящерицы! – возмутился старик. – А ну тс! – стукнула пальцем по столу женщина, – Не стоит гневить хранителя. Я была полностью с ней согласна. На своей шкуре это прочувствовала сполна. – Мы не будем спрашивать про твой дом, – взяла меня за руку хозяйка, – нам лучше вообще ничего не рассказывай. На службе у архов есть маги, которые в головы залазят и мысли достают. Побережемся. А вот тебе об этих местах расскажем. Земли эти красных драконов. Родовитых драконов называют архами, у вас, наверное, тоже так, но лучше я расскажу всё. Люди не имеют право обращаться к ним по именам. Да и не знаем мы их имен, кто б нам их говорил? – А как же вы их отличаете в разговоре? – полюбопытствовала я. – А не положено о них разговоры разговаривать, да и видели мы только парочку архов, которые девок наших забирали, и всё, – хмуро ответил старик. – А зачем забирают? – тихо спросила я, почти шепотом. – А кто зачем, – мертвенным голосом отозвалась хозяйка, – кто для забав, кто для рабства, кто для еды. В слугах у них только маги, люди для них корм, ну и забава. – А жрать они предпочитают молодых дев, перед этим грязно позабавившись. Уносят даже совсем маленьких, которым и двенадцать-то не стукнуло. Хотя маленьких и мальчиков порой забирают, если лицом вышли. Я поежилась и сглотнула набежавший ком. Всё это просто не могло адекватно влезть в мою голову, я всячески старалась отвергнуть эти факты. – В нашем селе совсем не осталось баб, – вздохнул старик, – до старости доживают только немощные, больные и увечные. – А это, – я указала на повязку, – дракон сделал? – Нет, милая, – ухмыльнулась женщина, – это я сама сделала, чтоб дракон меня не забрал. Накалила железяку и сделала. Зато с Пекой своим осталась. Меня передёрнуло ещё сильнее. Это на что пришлось пойти женщине, чтобы остаться в селе и жить простой жизнью… А может, она так сильно боялась сойти за драконий корм? Как же мерзко в этом мире обращаются с людьми! Я помнила рассказы Заны, но и представить не могла, что все настолько плохо. – Меня, кстати, Гиза зовут, – смутилась женщина, – а то совсем забыли о манерах. Моего старика Пекой. А тебя как, деточка? – Полное имя Тариона, но друзья меня называют просто Тара. Скажите, Гиза, я правильно поняла, если меня найдут, то я смогу только в слуги пойти к драконам, и все? А кто же на них работает? – Правильно, Тара, – кивнула женщина, – я не знаю, как в других землях, но у нас всем управляют только драконы. У них ведь и своя магия имеется, зачем им маги на службе? Если тебя обнаружат, то отправят в ближайший замок на работу. И останешься ты там до конца жизни. Ни один маг еще не покинул стен драконьего замка. Ты кушай, детка, не отвлекайся. – Хозяйка подвинула мне тарелку с кашей. – А как тогда вы узнали, что они там служат? – удивилась я, преподнося деревянную ложку ко рту. – Так письма пишут родным, от того и знаем. Писать-то им не запрещают, коль умеют. Простые люди, как мы, грамоте не обучены, оттого и весточку отправить не смогут, коли же что случится. Так и дочурка наша сгинула, не пойми где, как и когда. В маленькой кухоньке воцарилась гнетущая тишина. Я не знала, куда деть глаза, от того и рассматривала убранство хозяев. Стол, деревянные табуреты, затертая скатерка да кухонная утварь по единице каждой на плите, которая разжигается поленьями, – вот и вся комнатка. Хоть я была благодарна хозяевам, понимала, что задерживаться здесь мне не стоит: их стесню и сама беду привлеку. Уж слишком я выделяться буду, по их рассказам, на фоне остального села. – Я как-то слыхал от торговцев, они брели акаля села нашего, что есть земли, где маги добре работают и их тамака уважают… – Старик Пека смотрел на меня задумчиво. – Тебе, детка, туда надобно. В наших краях счастья не сыщешь. Я кивнула, давая понять, что услышала и приняла информацию, осталось только придумать, как до тех мест добраться. – Пека, у таверни же спозаранку торговый обоз околачивался. Авось выйдет у Тары с ними поехать. Узнать бы, куда те путь держат. – Понял, мигом все разведаю, – подскочил с табурета старик и бросился прочь из дома. Я ошарашенно перевела взгляд на Гизу, она осмотрела меня строго одним глазом и направилась в спальню. Прошло около минуты, как женщина вернулась и положила на стол большой зеленый платок. – Держи, детка, – протянула его мне хозяйка, – он и волосы твои скроет и под глаза хорошо подойдёт. А брови твои огненные мы сажей замажем, чтоб не светились, аки пламя. Пека вбежал, запыхавшись, и с порога выкрикнул: – Гиза, собирай девчонку, они как раз к лазурным едут. Туда-то ей и надобно. Я не была так уверена в данном утверждении, но решилась довериться знающим людям. Как же мне не хватало знаний. Я попыталась вспомнить всё, что читала о землях лазурных драконов. С ходу ничего не вспомнила, ещё и голова заболела сильнее. – Так, надевай платок, – намазывая мои брови черной сажей, приговаривала женщина, – старайся больше молчать и не выделяться. Будут спрашивать: ты дочь наша, вернулась от нашего арха, теперь хочешь поехать на других посмотреть. Про магию свою никому не говори! Ни в коем случае! Продадут сразу же. Всё поняла? Я кивнула, завязывая края плотного платка. Зеркал в хижине не было, но по скривившемуся лицу хозяев поняла, что что-то не так. – Все равно хорошенькая. Украдут по дороге, – заключил Пека. – А ты говори, что арх порезал тебя всю, шрамов много оставил и женского чрева лишил, – предложила Гиза, – потому служить к другому едешь. – Какой кошмар! – прикрыла я глаза от ужасов, которые подкинуло моё воображение. Думаю, что простые люди не из головы взяли все эти ужасы. Наверняка были прецеденты. Зато страх за честь и невинность ушел на второй план, здесь в живых бы остаться. Голову в месте удара мне смазали. Оказывается, от виска и по правой скуле у меня растянулась гематома. И даже с ней хозяева считали меня хорошенькой. Приятно и страшно одновременно. С улицы донёсся выкрик, и Пека сказал: – Пора, это за тобой приехали. Не переживай и помни о наших наставлениях. Старик открыл входную дверь, и я увидела деревянную крытую повозку, на козлах которой сидел тощий мужик и нетерпеливо поглядывал в нашу сторону. Его глаза мгновенно обрисовали силуэт моего тела и остались довольны увиденным, а я вот напряглась. Ну ничего, в крайнем случае использую магию, резерв уже должен был прийти в норму, так что не пропаду. Глава 4 В повозке сидела грозная жилистая женщина. Она недобро на меня посмотрела, но тут же сделала вид, что занимается своими делами. Не став накалять обстановку, я села прямо на деревянный пол, уставив взгляд на свои ладони. До меня доносилось усердное сопение соседки, женщина принялась перебирать мешки с тканями, но временами все же пускала на меня колкие взгляды. Уже в дороге до меня дошло, что за эту перевозку мне придется чем-то заплатить – услугой или деньгами, которых у меня как не было, так и нет. Интересно, до чего старик Пека договорился с этими торговцами? Глядя в окно, я видела только сухую землю и редкие кустарники, деревьев больше на пути обоза не встретилось, а жара не спадала даже после полудня. Длинное платье неприятно липло к ногам, а под платком голова изрядно потела. В моём мире тоже были сухие земли с похожим климатом, на них обитали такие оборотни, как тигры, львы, гепарды и пантеры. В редких книгах про Карадонор я читала об их оборотнях. Они сильно отличались от наших двуипостасных тем, что не имели человеческого облика. Оборотни этого мира были крупнее обычных зверей и могли принимать боевую форму, которая скорее походила на лохматое чудовище, стоящее на задних лапах, чем на разумное существо. Было написано и объяснение этому: из-за драконьего превосходства оборотни всячески принижались и ущемлялись, это и остановило эволюцию их вида. К вечеру мы подъехали к другому людскому поселению. Обоз состоял из десяти деревянных крытых повозок, похожих одну на одну. Каждая везла определенный товар: ткани, меха, бумагу, мешки с перьями, одежду. – Долго там ещё? – крикнула женщина в маленькое окошко повозки. – Погоди, Нор уплатит десятину за въезд и постой, тогда и поедем, – ответил тощий, сидящий на козлах. Ждали недолго, через пару минут повозка снова тронулась, проезжая сквозь бревенчатые ворота. Я угрюмо осмотрела село. Ранее в спешке я даже толком не рассмотрела место, где жили Гиза и Пека, зато сейчас мне открылся весь непроглядный вид человеческого существования. Покосившиеся домики, собранные из подручных материалов: камней, бревен, веток. Везде стоял запах испражнений, как людских, так и животных. У простых домиков совсем не было никакой живности, но чем добротней было жилье, тем обширней гулял скот. – Глянь, – зашептала женщина в окошко, – хорошо живут, у одних даже корова есть. Не то что в нашем селе… – Так это дом главного, – послышалось с козлов, – у него небось и поросенок за домом спрятан, чтобы местные не видели да из зависти не распустились. – А у нашего главного только гуси, – продолжила шипеть неугомонная. – У нас и добрых хат по селу столько не будет, – гаркнул мужик, – ты ж гляди лучше: людей мало, детей совсем не видать, а главный роскошью живёт. Это что значит? – Что? – подалась ближе к окошку женщина. – Что он людей архам продает иль меняет на что. – Да ты шо?! – взвизгнула женщина и как-то недобро на меня посмотрела. Я, почувствовав неладное, сжалась и решила для себя, что рядом с этими людьми спать опасно. Ещё отдадут архам за вознаграждение, а Гизе и Пеке скажут, что на меня дракон напал, когда я по нужде ходила. Повозки стали на выделенное им место. В десятину ночлег не входил, поэтому весь обоз остался у повозок. Все принялись что-то доставать. Кто-то еду, а кто-то скрутки, на которые тут же ложился, отдыхая с дороги. В каждой повозке было двое человек: один на козлах, второй в повозке следил за товаром. Когда я выбиралась третьей, все удивлённо смотрели на моих сопровождающих, но те только руками махнули, давая понять, что не намерены обсуждать эту тему. – Вот тебе котелок и горсть зерна, – кинул мужик мне в ноги маленький мешок, – с тебя ужин. Отрабатывай дорогу. Выдохнула, понимая, что ужин – это самая малость, что могли от меня потребовать. Но тогда я ещё не знала, что меня ждет впереди. Открыв мешок, я воззрилась на котелок, дно которого было с трещиной, и жменю непроросших семян кукурузы в твердой оболочке. Я мысленно взвыла, понимая, что простым ужин точно не будет. Решив проверить свои догадки, подошла к мужику. – Извините, – обратилась я тихо. – Вун, – буркнул мне мужик. – Что? – не понимая, что это значит, переспросила. – Меня зовут Вун, – нахмурился мужик. – А-а… – протянула, – извините, Вун. В котелке трещина, как ужин то варить? – Хах, – хмыкнул недобро мужик, – а это не мои проблемы. Коль хочешь дальше ехать, придумаешь и как котелок починить, и как меня с женой накормить. А меня, значит, на ужин не зовут. Ну и противные же люди мне попались! Как же хотелось развернуться и ударить этим котелком по ухмыляющейся роже, а потом, махая ладошкой им вслед, уйти в закат. Но с моим знанием местности и умением влипать в неприятности… Следовало попробовать потерпеть какое-то время, пока не доберёмся до земель лазурных драконов. Возможно, там и вправду к магам лучше относятся. Подхватив котелок, я отправилась блуждать по селу. Следовало найти укромное место, где я бы попробовала с помощью огня размягчить сталь и скрепить края трещины. Понимала, что идея бредовая, но попробовать стоило. Жителей было действительно очень мало, никто не расхаживал и не разговаривал, казалось, что все скрылись по своим углам в страхе перед чем-то. Насторожилась и ещё раз подумала, что этой ночью лучше не спать, как бы сильно ни хотелось. За одним домом заметила тупик, который не просматривался, если только специально в него не зайдешь. Оглянулась, за мной никто не шел. Кивнув своим мыслям, прошла в тупик и, облокотившись на ограждающую стену поселения, поставила котелок ребром, зажав его коленями. Одну руку положила внутрь котелка, а вторую снаружи, на дно. Сосредоточилась и выпустила силу огня, но не потоком, а концентрированно. Через какое-то время заметила, что дно размягчилось. Не убирая силы, продолжила сжимать руки, аккуратно разминая податливую сталь. Вроде все получалось. Магический огонь был намного сильнее обычного, оттого и времени для его размягчения понадобилось меньше. Помяв пальцами дно котелка, я смогла убрать трещину. Теперь оставалось только найти воду. Я обошла все селение, но нигде, даже у малой живности, не наблюдалось бадеек с водой. Выводы слаживались сами собой: земли эти сильно жаркие и сухие, люди очень бедные и сильно голодают, скот могут себе позволить только зажиточные селяне, вода тоже в дефиците. Кажется, я поняла, какие драконы правят на этих землях. По учебнику помнила, что в самых жарких центральных землях Карадонора правят красные драконы. Только вот про их устои и отношение к магам не писали, видимо, чтобы поберечь юношескую психику. Сейчас, как никогда, я была настроена покинуть эти земли во что бы то ни стало в надежде на лучшее. Я так задумалась, пока шла с котелком в руках, что, сама того не осознавая, совсем немного подогрела дно, стоявшее на ладони. Пришла в себя и вздрогнула от громкого хлопка. А вот это уже было интересно. Зерно кукурузы от накала котелка разорвалось, преобразившись в белое нечто. Взяв разбухшую кукурузинку, попробовала. А что, довольно-таки вкусно. Это был идеальный выход в сложившейся ситуации. Обвела взглядом пустующее село, никто за мной не наблюдал, и я решилась. Положила уже две руки: одну на дно, вторую сверху и совсем немного накалила магией. Зёрнышки тут же начали стрелять, упорно раскрываясь, а я улыбалась. Ужину быть. К обозу я вернулась довольная. Поставила котелок перед Вуном и стала ждать реакции. Брови мужчины поползли на затылок, когда тот увидел преобразившуюся кукурузу. Попробовав одну, буркнул: – Не каша, конечно, но годится. Хина, садись ужинать. Из повозки вылезла моя попутчица и, зыркнув темными глазюками, уселась с другой стороны котелка. – А мне, что ж, ужин не положен? – спросила с деланым спокойствием. – Хах, – усмехнулась Хина. – А о трапезе уговора не было! – твердо ответил Вун. Сжала руки, чтобы не выпустить огонь, который так и жаждал спалить хоть что-нибудь. Медленно кивнув, села на землю и уставилась прямо в рот этим гадам, чтобы еда у них поперек горла встала. – Чего пялишься? – взревела женщина, – Не нравится? Тогда пшла отсель! И сказано это было так… я еле сдержала рвущееся пламя. Уже была готова наплевать на утаивание моего настоящего вида, даже начала вставать с места, как на мое плечо опустилась чья-то рука. – Тише, девочка, – произнес спокойный мужской голос, – ты можешь поужинать с нами. Я обернулась и увидела мужчину, а рядом с ним молоденькую девушку, которая смотрела с интересом, но улыбалась довольно искренне. – Нор, это наша обуза. Мы взялись ее везти, – встал с места и Вун, – старик Пека попросил за девку. – Даже так… Пека попросил, – нахмурился мужчина, – так с такими возничими она с голоду помрет, вы ещё с этих земель выехать не успеете. – Девка всего лишь отрабатывает дорогу! – включилась истеричная Хина. – В своем обозе я не потерплю издевательств ни над кем! – повысил голос мужчина. Ого. В его обозе? Это что же получается? Он главный, и он решает, какая повозка и с каким товаром поедет. Ну хоть какая-то управа на этих наглых. – Девчонка поедет со мной и Лией. Моей дочери пригодится хорошая собеседница, да и в дороге не так скучно будет. Ещё раз посмотрела на девушку, она глазами спрашивала, не буду ли я против такого соседничества. Я в ответ тоже улыбнулась, так же молча отвечая согласием. – Но Нор, – возразил Вун, – девка из нашего села. А по правилам… Главный в обозе его перебил, не дав договорить: – По правилам, из каждого села я принимаю по повозке, мы вместе проходим весь путь. Но разве там указано, как и где вы должны ехать? Совсем другой вопрос в том, что никто к себе в повозку не возьмёт постороннего. Я же рискну. Мои сопровождающие промолчали, решив не накалять обстановку ещё сильнее, но отчего-то стали посматривать на меня с ещё большим осуждением. Пожав плечами, отправилась за девушкой. Их повозка на первый взгляд ничем не отличалась от других, но стоило присмотреться, как можно было увидеть совсем другое качество дерева и обивки с более дорогим обрамлением. – Присаживайся. – Мужчина протянул мне маленький деревянный табурет. Я благодарно улыбнулась и с облегчением присела. – Меня Лия зовут, а тебя как? – тихо спросила девушка. Я заметила одну закономерность: все имена здешних людей были простыми и состояли из трех-четырех букв, поэтому я решила отделаться коротким именем, чтобы не выделяться: – Тара. Нор протянул мне деревянную пиалу с кашей и тихо, чтоб никто не слышал, сказал: – Я давно знаю Пеку и помню, как выглядела их дочь. Напряглась, ожидая, что же мужчина решит делать дальше. – Не переживай, – успокоил он меня, – я никому ничего не скажу. Если этот добрый человек поручился за тебя, значит, и я буду рад сделать то же самое. В сердце что-то защемило, глаза заблестели от непролитых слез, а руки предательски задрожали. После слов этого мужчины я поняла, что очень соскучилась по заботе бабушки, по поддержке подруг, по чувству безопасности. Моя жизнь здесь походила на калейдоскоп неприятностей, который неизвестно еще чем закончится. – Ну ладно тебе… тише-тише, – меня приобняла Лия. Уткнулись лицом в плечо девушки и громко шмыгнула. И почему, когда тебя жалеют, плачется ещё горче? Девушка гладила меня по спине, потом по плечам и голове, но в один момент ее рука остановилась, а губы зашептали: – Папа… Я не сразу поняла, в чем крылась причина таких действий, пока Лия, с тщательным усердием не начала поправлять платок на моей голове, который, по-видимому, сполз от ее утешений. Подняв заплаканные глаза, уставилась на моих притихших спасителей. Они пытались скрыть удивление от всего обоза, но не могли спрятать из глаз любопытство. Понимая их немой вопрос, отрывисто ответила: – Огонь… не отсюда. – Больше ничего не нужно, – Нор поднял руку в останавливающем жесте, – теперь я ещё лучше понял Пеку. Да хранит нас создатель, и тогда мы без препятствий доберёмся до нужной цели. Мысленно попросила создателя о том же. А вслух решила решить задачу, которая никак не сводилась у меня в голове: – Поясните мне, пожалуйста, некоторые моменты: как я поняла, эти земли очень сухие и бедные на воду и еду, практически нигде нет деревьев, кроме того, места с горой и статуей хранителя. Но ещё меня поражает, как вы, не имея даже скота, умудряетесь торговать такими товарами? Даже обоз собрали… На мое негодование Нор только усмехнулся и, словно маленькому ребенку, принялся объяснять: – То место, с горой и статуей хранителя, для людей священно. Сквозь гору пробивается живительный ключ, он наполняет силой и энергией землю, животных и людей, что приходят к нему в молитве. Я поперхнулась, вспоминая, как непочтительно в этом ключе я мыла мох, травы и сбитые ноги. – Только в том месте можно найти столько зелени и ягод. Другого такого на протяжении многих локтей не сыщешь, – почтенно произнес Нор, – а что насчёт обоза… тут ты не первая такая. Очень многие задаются теми же вопросами, но секрета здесь тоже нет. Когда померли мои родители, я собрал все их малые пожитки, сгрузил в повозку и отправился в соседнее село. Моей целью было либо продать вещи, либо обменять на другие. Люди – бедный народ, который не может себе позволить даже самое необходимое, что уже было говорить о деньгах. Кто-то принес зерно, кто-то платок, кто-то кувшин… так и пошло. С каждым селом обмен шел все лучше. Что-то забирали с доплатой, на то и кормил лошадей, да и себя. Так я и забрел на соседние земли, вот тогда моя торговля развернулась с большей силой. Где-то людей не принижали так сильно, и они имели больше возможностей скупить то, что им хотелось. Появились деньги, а я обрёл новый товар, которого в наших землях не видали. Тогда я понял, что таким образом можно заработать хорошие деньги, если собрать обоз из желающих и возить разные товары на нескольких повозках, давая возможность заработать остальным и собрать с них налог за место в обозе. Так я езжу по землям уже больше десяти лет, сейчас вот и дочь привлёк к этому делу, пусть набирается опыта. – А как же архи? – не выдержала я. – Не нападают? – Вначале были такие страхи и опасения, – скривился Нор, – приходилось ездить с опаской и постоянно оглядываться, но сейчас… Я смог выменять у одного лазурного арха документ о принадлежности к их землям. Он гласит о том, что мой обоз и его люди относятся к лазурным землям и не могут быть захвачены другими архами. На наших крышах нарисованы руны принадлежности, чтобы архам свысока было видно, что нас нельзя трогать. – Вот это да! – восхитилась я, – Вы проделали огромную работу и приложили столько трудов, чтобы этого добиться. Это можно считать маленькой победой над устоями ваших земель. – Если б так…, – нахмурился мужчина, – не все архи законопослушны. И не все смотрят на печати и документы. Бывали разные ситуации. Риск есть до сих пор, от этого никуда не деться. Лия приобняла отца и всхлипнула. А я с ужасом в голосе спросила, хоть и не должна была, понимала, что это только усилит боль потери: – Ваша жена? Нор медленно кивнул, а взгляд его стал отстранённым и болезненным. – Ее прямо у нас на глазах сожрал зеленый дракон, – заговорила уже Лия, – зелёные драконы по своей природе тупые и не всегда имеют человеческую ипостась. Они подчиняются только красным архам, в ком чувствуют огромную силу. В них главенствуют инстинкты, а на соглашения и документы им все равно. – Мне очень жаль, – прошептала я. Глава 5 После скромного ужина Нор мне радушно предложил прилечь на ночёвку в повозку. Я, хоть и с благодарностью согласилась, но не забывала обо всех своих опасениях. Перед тем как уснуть, мы ещё долго разговаривали с Леей на разные темы. Девушка рассказывала о своих приключениях в обозе, о том, как ей не хватает матери, и о заграничных землях лазурных архов. – Говорят, – заговорщически прошептала Лея, – лазурные архи умеют читать чужие мысли. А теневые, серые архи, которые им служат, с легкостью определяют ложь от правды. – Ничего себе, какие способности! – восхитилась я, – Они, наверное, занимают все правоохранительные должности. – Точно! – улыбнулась девушка, – А у наших в подчинении только зелёные тугодумы и коричневые гады. Долго крутилась, не могла уснуть, да и боялась. В маленькой пещерке я чувствовала себя намного спокойнее, здесь же, ощущала возможную угрозу, и исходила она не от драконов. Через какое-то время организм объявил необходимость в облегчении, и я, аккуратно выйдя из повозки, наткнулась на внимательный взгляд Нора. Мужчина сидел у костра, ворочая острой палкой сожжённые поленья. – Не спится? – спокойно спросил главный. – Нужда разбудила, – пожала я плечами. – Далеко не ходи. Для таких дел в сёлах устанавливают деревянные места уединения, думальни называются. Но тебе туда точно не нужно. – А что в них такого? – В хлеву у свиней и то чище будет, а запах… – Мужчина закатил глаза в наигранном обмороке. – Я поняла, – усмехнулась, – тогда пойду потесню свинок. Нор поддержал веселье, а я отправилась искать идеальное место для уединения. В голове всплыли слова бабушки: – Леди не пристало носиться по лесу в поисках кустика красивее. В дальней дороге у нас в багаже всегда присутствует ночной горшок, который и спасает в таких ситуациях наше платье, наше время и наше мягкое место. Неизвестно, сколько живности готово покуситься на оголённые прелести. И ведь как бы это не выглядело, а приходилось пользоваться. Зато намного удобнее: вышел из кареты, все мужчины отвернулись, остаётся только аккуратно присесть с помощью компаньонки, чтобы платье не испачкать. Хорошо оборотням… Свинок я не нашла, зато наткнулась на местную думальню. От нее так разило, что я побоялась прихватить с собой в обоз этот запах. Спас меня все тот же тупик. Облегчившись, быстрым шагом направилась обратно, но, подходя к обозу, услышала голоса. Они доносились из повозки моих бывших сопровождающих. – Что ты уже надумал? – сотрясалась Хина, – Как теперь-то девку продавать будем? – Да все так же, – ответил Вун, – я у старшего этого спросил. – И что, так он тебе все и поведал? – Пришлось пойло отдать да с ним пару стопок раскинуть. – Ах ты ж … В повозке послышался звонкий шлепок. – Да ладно тебе, – обиженно буркнул Вун, – зато план дельный придумали. – Какой ещё план? Ты его что, в долю взял? Голос Хины превратился в рык, а я зажала руками рот, чтобы не выдать себя ни малейшим звуком. – Ну-у, – затянул мужик, – больше он меня, чем я его… – Ах ты ж! Звонкий звук повторился. – Хина, ну хватит! Зато заработаем. Он сам все сделает. От нас ничего не нужно. Только на обратном пути деньги забрать. – Ещё и на обратном?! – Хина, – застонал Вун, – он договориться с архами, укажет наш путь и опишет девку. Архи ее заберут. Нам даже следить не нужно. – Дивно это всё, – заключила женщина, – за что же тогда он деньги даст? – Как за что? – удивился Вун, – За весть об девке. – Ох и не нравится мне ваш план… Я, стараясь не шуметь, медленно обходила повозку заговорщиков. Вот чувствовала, что они ещё создадут мне проблем. Итак, нужно подытожить все то, что я узнала: они договорились с местным старостой, тот продаст меня архам, но не сам, лишь информацию, где меня искать, значит, пострадать могут и те, кто окажется рядом со мной. Но Нор говорил о защитных рунах на крышах… ага, а Лея – о том, что руны спасают не всегда. Сговорились эти гады совсем недавно, значит, у меня есть ещё примерно день, может, меньше, чтобы сбежать из обоза. Теперь нужно решить другое: говорить Нору и Лее правду? Когда я подошла к костру, мужчина приоткрыл один глаз и, убедившись, что я вернулась, опять его закрыл. Решила не волновать его сейчас, дождусь утра. Ему нужно выспаться, завтра целый день опять в дороге. Уснуть так и не смогла, мысли об опасности не способствовали к успокоению. Остаток ночи я смотрела в деревянный потолок повозки и планировала свои дальнейшие действия. Утром обязательно расскажу все Нору, пусть знает причину моего ухода и будет осторожен в дороге. Да и присмотрится к этой парочке. Такие люди если раз кого предали, то непременно предадут ещё раз, а я бы не хотела, чтобы Лея пострадала или кто другой. Восход солнца я встречала красными глазами, поспать так и не удалось, хоть я и пыталась, понимая, что этой ночью мне точно ничего не грозило. Вблизи повозки послышалось шуршание шагов, вскоре я поняла, что главный обоза тоже встал с первыми лучами. Собрав все доводы и предположения в кучу, я вылезла из повозки и поприветствовала Нора. – Ты совсем, что ли, не спала? – устремив на меня взгляд, укоряющее спросил мужчина. – Не спалось, – я понуро опустила плечи, – мне нужно с вами поговорить. Это не терпит отлагательств. Нор остановился в полуобороте, а его тело окаменело после моих слов. – Нам грозит опасность? – тихо бросил он, оглядываясь по сторонам. – Не всем…, – поспешила я успокоить мужчину. Его реакция показала мне, насколько умелый и опытный главный стоит передо мной. Без лишних вопросов мы отправились подальше от повозок, где бы нас никто не смог услышать. – Тебя нашли? – высказал тот предположение. – Нет, дело не в этом… – Прикусила губу, думая, как лучше описать всю ситуацию. – Меня захотели продать… ваши люди, – поспешила я добавить, видя, как округляются глаза мужчины. – Вун и Хина? – грудным басом донеслось до моих ушей. – Ага, – выдохнула настороженно, – они прознали, что местный староста продает людей архам, вот решили заработать на моей шкуре. Нор запыхтел уже сильнее, что изрядно меня испугало. – Сговорились, значит… И как же это будет происходить? Не выкрадут же они тебя среди ночи? – Нет. Я вчера подслушала разговор у повозки… – Что, староста наказал им вообще ничего не делать? Мол, все за них сделают архи, а тем нужно будет только деньги на обратной дороге забрать? – Да… – опешила я. – А как вы поняли? – Ожидаемый ход. – Нор сплюнуть на землю, показывая все свое отношение к ситуации. – Староста не захочет, чтобы на него падали хоть какие подозрения, поэтому, скорее всего, планирует избавиться не только от тебя, но и от них сразу. – Тройная выгода и никаких свидетелей, – ахнула я от догадки. – Именно! – заключил мужчина, – А ты умная, это хорошо. Молодец, что рассказала, мы будем готовы к появлению охотников за наживой. – Но я хотела уйти, чтобы не подвергать вас опасности! – сказала громче, чем рассчитывала. – Я не хочу, чтобы из-за меня пострадала ваша дочь. Я помнила, как мои руки навредили дорогой подруге, пусть и разум мой в тот момент всячески сопротивлялся. Мне до сих пор снятся кошмары. Я вижу, как Вера умирает после удара моим пульсаром, мной сразу овладевает пустота и горечь. Из мыслей меня вытащил голос Нора: – Я поспешил назвать тебя умной. Без нас ты не проживёшь и полдня. Я хотела поспорить с ним, рассказав, как два дня жила в пещерке, но потом поняла, что там многое способствовало моей помощи: живой ключ с его святой исцеляющей силой, намоленное место поклонений, лес и ягоды… Здесь же до самого горизонта во все стороны простилалась песчаная пустота, день обещал быть жарким и изнуряющим, а я всю ночь не сомкнула глаз. Мужчина был абсолютно прав. Я не справлюсь. – Не споришь – и то хорошо, – кивнул главный, – сегодня днём мы прибудем в красный город, будем предлагать там свои товары. Простоим до вечера, после двинемся на привычное уже нам место ночлега. Оно располагается немного поодаль от города. В самом красном нам не разрешают ночевать, там много архов, а они не любят людские обозы. Скрепя зубами мирятся, но на рожон лучше не лезть. – А разве мне не опасно, к самим архам в руки ехать? – недоуменно переспросила я. – Ты явно из очень дальних земель, коль не знаешь простых истин, – покачал головой Нор, – среди красных архов наемников нет, они до такого не опустятся. Промышлять людской торговлей могут только коричневые драконы, бурые архи. Так что до красного города ты точно едешь с нами, дальше уже будем смотреть по обстоятельствам: либо спрячем тебя, либо отправим со знакомыми другим путем. – Спасибо за заботу, но это большой риск… – Пока никакого риска нет, – отрезал мужчина, – дальше посмотрим. Кивком указав мне путь, Нор двинулся обратно к повозкам. Там нас уже ждала проснувшаяся Лея. Девушка испуганно оглядываясь в поиске отца, а когда заметила, широко улыбнулась. – Доброго утреннего солнца вам, – поздоровалась девушка. – Доброго, – улыбнулась и я в ответ. – Странно, – Лея ещё раз осмотрела село, – за все время нашей стоянки никто так и не подошёл. Раньше хоть ребятня подбегала, просто полюбопытствовать. Мы понимающе переглянулись с Нором. Мне стало интересно: когда староста этого села продаст всех людей, что тогда будет делать? – Собираемся, поедим в дороге, – крикнул на весь обоз главный, – к обеду мы должны прибыть в красный город. Я помогла закинуть в повозку скрутки и мешки, засыпать остатки костра и сложить нашу вчерашнюю посуду. Когда залезли в повозку, Лея тихо сказала: – Ты ложись, я слышала твои ворчанья ночью, знаю, что не выспалась. Зато сейчас повозка тебя укачает… силы нужно набрать. Благодарно кивнув, я улеглась на мягкий тюк, и стоило прикрыть глаза, а повозке тронуться, как я уснула. Проснулась от ржания лошадей и криков Нора на козлах: – Десятина уплачена, едем! Сонными глазами посмотрела на Лею, которая протягивала мне пиалу с кашей: – Ешь, другого ничего нет, уж извини. – Ничего страшного, – ответила хриплым от сна голосом, – каша очень вкусная. Села удобней, взяла пиалу и принялась с аппетитом есть, а когда увидела дно, повозка остановилась. – Вот и красный город, – воодушевлённо произнесла Лея. Дверь повозки отворилась, запуская уличный свет. Аккуратно вышла за девушкой и прикусила губу чтобы не открыть рот в удивлении. Разница с селами, которые я видела до этого, была колоссальной. Обоз остановился на круглой площади с брусчатой дорогой. Нас окружали красивые большие дома, их крыши отливали красным цветом, а большие широкие балконы и трассы на крышах говорили о проживающих в них драконах. В центре площади стояла статуя хранителя и немного вдалеке, чуть поменьше, статуя дракона. Всюду сновали повозки и кареты, а небо рассекали своими большими крыльями драконы… Поджилки затряслись от их огромного величия и мощи, а сердце упало куда-то в область пяток. Два красных дракона, сделав петлю в небе, резко двинулись к земле. Я даже глаза зажмурила, боясь, что эти громадные туши не успеют выставить лапы и приземлятся мордой прямо на брусчатые камни. Но стоило приоткрыть один глаз, как мое дыхание перехватило. Я никогда не видела такого… Их человеческая ипостась отличалась от обычных людей. Странно, но Видира выглядела совершенно обычно… в этом я разберусь позднее. Возможно, разгадка крылась в драконьих видах и их развитии. Два высоких арха шли по площади напористой хищной походкой, отгоняя всех своей звериной аурой. По их коже струилась чешуя, проступая где-то больше, где-то меньше. Она полностью покрывала шею архов и виски, уходя немного на скулы. Но само больше меня поразили глаза… Даже в человеческом облике они оставались звериными с вертикальными зрачками. Волосы этих двоих доходили до середины спины и отливали ярко-красным цветом. Он был так похож на мой, что где-то на подкорке сознания я почувствовала капельку родства с этими животными. На встречу архам из бокового дома выбежала молодая девушка с темными волосами, сплетенными в косу: – Достопочтенные архи, ваши ложи готовы. – Ты магичка или кто?! – взревел один дракон. – Призови дождь или, на худой конец, сотвори тень. Жара невыносимая. – Это не в моих силах, о великий арх, – еле слышно зашептала девушка, – во мне лишь магия земли, а она на такое не способна. – Ты что, захотела сгореть в моем огне? Человечка! – взбесился второй. – Тебе что было велено?! Я лишь увидела, как магиня упала на колени и стала умолять о пощаде. Меня оттащил обратно к повозкам Нор. Только сейчас поняла, что подошла слишком близко к архам и могла получить наказание. – А как арх понял, что у девушки есть магия? – с ужасом в голосе спросила я. Если драконы способны чувствовать дар, это сильно ухудшало мое положение. – Видишь у нее на руке красное клеймо? – зашептал мужчина, – Так архи помечают своих магов. В каждом городе клеймо свое. Это на случай, если кто-то сбежит и нужно будет вернуть магов обратно хозяевам. – Как рабов… – помертвевшим голосом заключила я, – а простые люди? – Ох, девочка… – мотая головой, выдохнул Нор, – в таких городах людям жизни нет. Всех держат в клетках или подземельях, как обычный скот, до наступления празднеств. А там… подают как блюдо. Меня замутило от представленной картины. – И как вам ещё разрешают спокойно жить в сёлах? – добавила с деланым удивлением. – Раньше и такого не было, – пожал плечами Нор, – сейчас же архи пришли к выводу, что так мы лучше плодимся. – Тем самым увеличивая количество их корма? – Именно. До самого вечера я помогала своим попутчикам в их торговле: подавала понравившиеся товары, складывала те, что отдали на обмен, и внимательно смотрела по сторонам. К повозкам подходили только маги, у всех были подняты рукава на месте метки – видимо, это тоже являлось одним из правил этого города. Архи с пренебрежением смотрели на весь обоз. Я видела, как у них топорщилась чешуя на висках, а сами они водили носами, принюхиваясь к нам, хоть и стояли очень далеко. Старалась лишний раз головы не поднимать, их звериные глаза пугали и будто смотрели прямо в душу. Но, слава создателю, время пролетело очень быстро, и вскоре мы выехали из недоброжелательного города. Приняла решение пока остаться под боком Нора, все же он мужчина бывалый, не один раз сталкивался с архами. Да и он четко дал понять, что одну на погибель меня не отпустит. А вот если на пятаке, так Нор называл привычное место ночлега вблизи красного города, встретим друзей в другом обозе, то мужчина со спокойным сердцем передаст меня в их руки. Тем самым путая следы для наемников. План был ясен. С одной стороны, мне не хотелось покидать Лею и ее отца, но с другой – риск причинить им вред был очень велик, что не могло не мотивировать на необходимые действия. Жара начала спадать, солнце клонилось к закату, когда вдалеке мы заметили горящие костры. – Мы сегодня точно будем не одни, – улыбнулся Нор, – осталось убедиться, что ждут нас именно друзья. Остановив обоз у первого костра, Нор слез с козел и направился к высокому мужику с длинной черной бородой. – Бек, – крикнул Нор, разводя руки в стороны для объятья. Бородач добродушно улыбнулся, теряя всю строгость, и, подойдя ближе, сам сжал главного нашего обоза: – Нор, где б мы ещё встретились, как не на пятаке? Давайте выгружайтесь и к костру, у меня похлёбка уже почти готова. Кто-то из нашего обоза ставил повозки поодаль и разжигал свои костры, мы же присоединились к уже готовому. Глава 6 – А что это за новая девочка? Неужто ещё одна дочь? – с усмешкой спросил Бек. – Не-ет, – протянул Нор, – подруга Леи. Ей необходимо добраться до лазурных. – Главный нашего обоза осмотрелся по сторонам и уже тише спросил: – Вы какой дорогой поедете на место? Бек нахмурился, но тут же принял всю серьезность ситуации и ответил так же тихо: – Через земли водных драконов. Нужна помощь? – Именно, – твердо посмотрел на меня Нор, – одни умники из обоза решили девчонку архам продать, а она, смелая такая, намеревается в самостоятельный путь отправиться, чтобы нами не рисковать. Бородач взглянул на меня с уважением, но тут же ответил: – Смело, но глупо. Я могу ее взять в свою повозку, с нового солнечного цикла я езжу один, помощь в дороге не помешает. Нор посмотрел на меня вопросительно, я кивнула, соглашаясь с таким поворотом событий. Если главный ему доверяет, то и я смогу, выбора, как такового, все равно у меня нет. – Отлично, – заключил Бек, – но девушка должна перелезть в мою повозку ночью, чтобы твои умники не догадались о подмене. Меня такое построение фразы испугало и заставило поежиться. Все же соседство с мужчиной, ещё и ночью, для леди недопустимо. Но в данной ситуации меня больше беспокоили не приличия, а возможные посягательства к моей персоне. Я не знала этот человека, не была уверена в его моральных принципах. Мужчины в общении друг с другом не станут открывать свои темные стороны, поэтому Нор может всего и не знать. Бек осмотрел мое побледневшее лицо и тут же добавил, успокаивая меня: – Я сплю на улице… всегда. Щеки покраснели, и я опустила взгляд на свои руки. Стало немного легче, но беспокойство все равно осталось. – Утром вы поедете сразу к границе с синими землями? Не станете заезжать в соседние города? – интересовался Нор. – Мы там уже сегодня были, так что ночевать уже будем у воды. – Бородач улыбнулся с предвкушением. Похлёбка была изумительна. После каши живот заметно обрадовался таким изменениям. Наевшись, меня потянуло в сон. Казалось бы, полдня спала, и все равно организму оказалось мало. Уместилась рядом с Леей, рассказала о своих дальнейших планах. Девушка расстроилась, но пожелала мне удачи в дороге. Ей стало поспокойнее, когда я заметила, что мы можем увидеться в лазурных землях, обозы же в одну сторону едут, просто разными дорогами. Я также рассказала, что Бек собирается ехать через земли водных драконов. Лея обрадовалась и пообещала, что там мне понравится. – Как на тех землях обстоят дела с людьми и магами? – поинтересовалась я. – Сами архи живут около воды в больших и роскошных домах, обычные люди немного поодаль в селениях и городах. Маги, что обладают силой воды, могут подать запрос на работу в услужении у арх. Остальные же селятся рядом с людьми. – Водные архи не любят магов других стихий? – удивлённо спросила я. – Не то чтобы не любят, просто у них магия враждует. Не тот фон или что-то такое… не помню, мне папа рассказывал. Было очень интересно. Всего день пути и обещают такие изменения. Среди ночи я попрощалась с Леей и аккуратно вышла из повозки. Обняла Нора, поблагодарила за все и шмыгнула в соседнее деревянное укрытие, которое не сильно отличалось от предыдущего. Бек приоткрыл дверь и шепотом объяснил, где я могу взять мягкий тюк и чем стоит прикрыться, чтобы меня никто не заметил. Даже поинтересовался, не храплю ли я. С улыбкой на лице заверила мужчину, что в мои умения храп не входит, и улеглась спать. Проснулась от движения повозки, но сразу вылезать из-под покрывала не стала, помня об осторожности. Дождалась, когда откроется маленькое окошко. – Доброго солнца. Все в порядке, можешь выползать, – с усмешкой в голосе проговорил бородач. Стянув с головы ткань, зажмурилась от ярких лучей и пробурчала: – Доброго. Мы уже разделились с Нором? – Да, никто ничего не заметил. Они ещё несколько дней будут скрывать твое отсутствие. – Это как? – подскочила от недоумения. – Лея некоторое время будет сидеть в повозке, якобы ухаживая за тобой. Кто будет интересоваться, Нор сошлётся на женские недомогания. А там уже и архи прилетят, посмотрят, что тебя нет, заберут этих смертников и улетят обратно. Горло сдавил спазм. – А если они вместо меня Лею заберут? – Не заберут! После смерти жены Нор долго копил на метку. Несколько лет девушке пришлось сидеть в укрытии, и только совсем недавно, когда мой друг все же нашел определенную сумму, взял дочь с собой на лазурные земли к одному магу. Метка ставится на ауру и не может быть пропущена даже самыми глупыми драконами. – А что за метка? Какого рода? – Принадлежности к лазурным землям. Она же не маг, поэтому обычные накожные метки ей наносить нельзя. Так что, если архи попытаются схватить Лею, метка ослепила их знаком лазурных земель. – А себе Нор ее тоже поставил? – Нет, – вздохнул Бек, – на себя у него денег не хватило. Говорит, что пока ему достаточно договора с лазурными и защитных рун. – А у вас есть такие руны? – заинтересовалась я. – Есть руны и договор, но на метки мы пока не заработали. Ничего, ещё лет пять – и будут обязательно. Всю дорогу я смотрела в окно повозки на однотипную картину: песок, солнце, каменистая местность и жара. На обед останавливаться не стали, ели по дороге остатки вчерашней похлёбки. После трапезы я попросилась сесть рядом с Беком на козлы, ноги уже замлели, и хотелось разнообразить положение. Мужчина был не против, даже показал мне, как управлять лошадьми. За разговорами время пролетело быстро, и я заметила, как к вечеру природа вокруг стала меняться. Все чаще встречались зелёные кустарники и одинокие деревья, вдалеке виднелись малые озерца и горы, а сама дорога перестала напоминать потрескавшуюся кожу. Я улыбалась так счастливо, когда увидела траву на обочине, что сама удивилась такому проявлению эмоций от обычных вещей. Чем ниже солнце садилось, в воздухе отчётливо чувствовался запах солёной воды. Где-то совсем рядом было море. На ночёвку мы и вовсе встали на лесной опушке. Спустившись с козел, я прямиком отправилась к деревцам. Весь обоз с пониманием наблюдал, как я обнимаю теплый лиственный ствол. – Ты не видела, как мои люди валялись на траве и целовали эту землю, когда в первый раз сюда приехали, – поглаживая бороду, усмехнулся Бек, – мы же в своей жизни раньше не видели столько листвы, сколько ее здесь растет. Бек распалил костер и принялся разогревать воду в железном котелке. – Я могу чем-то помочь? – спросила у попутчика. Понимала, что этот мужчина согласился везти меня просто так, без какой-либо оплаты. Возможно, среди обозов существовали какой-то негласный кодекс или правила дружбы между главными, но я не могла принимать помощь как должное. Мне нужно было хоть чем-то ответить на согласие Бека со мной возиться, чтобы показать значимость его поступка для меня. – Если хочешь… пожалуйста, – бородач указал рукой на лежавшее рядом с ним бревно, – нужно очистить кожуру с этих овощей. Справишься? Осмотрела имеющийся набор и удивилась. Здесь была и картошка, и лук, и морковка… правда, совсем маленькие и местами гнилые, но все же. Мне казалось, что я уже очень давно не видела нормальной еды, а если подумать, то не прошло и недели, как я оказалась в этом мире. – Конечно справлюсь, – улыбнулась и взяла в руки маленький нож. – Моя бабушка всегда говорила: настоящая женщина должна быть готова ко всему – и платье из паутины сделать, и суп из воздуха сварить. – Насчёт паутины это, конечно, кошмарно, – засмеялся в голос Бек. – В данной фразе это аллегория, так что не переживайте, – поддержала я смех мужчины. Суп получился отменным. Никогда бы не подумала, что на костре все блюда кажутся вкуснее, особенно если до этого долгое время не есть. Меня опять уложили спать в повозку. Сам же Бек лег у костра, присматривая за обозом и углями. Снилось что-то приятное и светлое, кажется, я даже улыбалась, пока до моего слуха не донёсся оглушающий рев. Я мгновенно открыла глаза и лежала, всматриваясь в деревянную стену. Страх сковал все тело, зубы стучали, а ногти впились в тюк. Рев повторился и стены повозки задрожали. Как же это жутко! В стороне закричали люди. Дверь открылась, и в ней показалась голова Бека. – Отследили! Лезь под повозку и смотри внимательно, если загорится, беги со всех ног под другую. Может, не заметят. Мужчина схватил спрятанный под вещами лук и рванул обратно к своим людям. Жаль, что я не умела справляться с таким оружием, сейчас бы мне оно пригодилось. Выползать было страшно, но мне удалось прошмыгнуть незамеченной для остальных. На обоз нападало двое коричневых драконов. Бурые архи – так Лея их называла. И почему они всегда летают парами? Огненный залп чуть не спалил соседнюю повозку, а меня в этот момент как озарило: эти люди сражаются за меня, даже этого не зная, они рискуют жизнями, не имея никакой магии, а я отсиживаюсь и прячусь, их же всех убьют… Долго думать я себе не позволила, собрав всю смелость, вылезла из-под повозки, осмотрелась, а увидев отстреливавшегося Бека, направилась прямо к нему. Мужчина, когда меня заметил, витиевато выругался и хотел отправить обратно, но в этот момент один бурый арх запустил огненный столб в нашу сторону. Отклонившись друг от друга, мы пропустили залп между нами. Собрав силу магии огня, запустила пульсар прямо в тушу приближающегося арха. А потом, спохватившись, спросила: – Бек, а если мы убьем дракона, нас казнят? – А-а-а… – протянул невнятное бородач, глядя на мои руки, – скорее всего. – Возможно, – поправил главного рядом стоящий мужик, – а если не убьем, то нас сожрут точно. – Тогда выбор сделан, – подытожила я и выпустила ещё один пульсар в тело дракона. Арх взревел и с грохотом повалился на землю, его прикрытые глаза могли свидетельствовать о нашей маленькой победе. Но я рано обрадовалась. Узрев лежащего собрата, второй дракон с яростью кинулся в атаку. Неудержимое пламя спалило стоящие повозки, задев не успевших выпрыгнуть из них людей. Крики боли и ужаса разносились на дальние расстояния, мои невольные попутчики горели… Меня начало трясти. Перед глазами опять встала картина сожжения подруги, а к горлу подступила тошнота. В воздухе витал запах паленых волос и плоти. Все эти люди не были мне знакомы, но чувство вины от этого меньше не становилось. Они пострадали из-за меня… из-за того, что я пришла в их обоз. По щекам покатились горючие слезы, и я, размазывая их по лицу, упала на колени. – Ты чего расклеилась? – затряс меня Бек. – Не время! А ну, давай вставай. – Это все из-за меня… – всхлипнула. – Не вздумай! – рыкнул бородач. – Это не ты заключала договор с архами и не ты продала себя, так что давай поднимайся. У тебя получилось сбить одного, выйдет и со вторым. Ты же магичка! А ревешь, как обычная деревенская девка. Такие слова возымели успех, но скорее не от их наполнения, а от схожести с выражениями бабули. Закусив губу, я постаралась взять себя в руки. Резерв понемногу набирал прошлую силу, но не гарантировал моего точного попадания. Дракон же, сделав вираж в воздухе, прямиком направился в мою сторону. Было бы намного проще, если бы при этом арх не выпускал огненные залпы. А так приходилось и укрываться, и целиться. Бек с оставшимися семью мужчинами прятались за редкими деревьями, иногда выстреливая из лука деревянными стрелами. Мне же осталось понадеяться, что меня не заметят на фоне горящих повозок. Чудовище приближалось с немыслимой скоростью. Выпущенный мною пульсар пролетел рядом с архом, не задевая его, зато выдавая мое место положения. Дракон разинул пасть, и из нее вылетела струя огня. Не успевая сконцентрировать силу в пульсар, я выпустила живую магию огня таким же струящимся потоком. Потоки схлестнулись, но ослабленность резерва подвела, и меня сбило с ног вражеским напором. Я упала спиной на землю, а перед глазами зависла морда разъярённого дракона. Он схватил меня огромными лапищами и взмыл в воздух. С земли донеслось: – Не стреляйте – можете попасть в девушку… Ох, прости милая… Ну вот и все, моя недолгая жизнь в этом мире пришла к концу. Резерв почти пуст, меня тащит один злой дракон в логово остальных, не менее злых драконов. Все кости хрустели, захват этого чудовища был мощным, и при взмахах его крыльев меня трясло с такой силой, что голова рисковала оторваться от шеи. Земли я не видела, она была за моей спиной, это было и хорошо, таких ужасов перед смертью мне не хотелось. Хотя туша, что стояла перед глазами, тоже наводила не самые лучшие эмоции. До ушей донёсся шум волн. Выкрутив голову до упора, увидела море и немного вдалеке песчаные земли красных драконов, куда мы и направлялись. «Ну уж нет, – подумала я, – столько времени и сил было потрачено мною для того, чтобы из этих земель убраться, что я не могу позволить так легко меня туда обратно утащить». Собрав всю свою злость и рискуя магически выгореть, я, направив руки ладонями прямо в брюхо бурому арху, выпустила свой последний пульсар. От боли дракон разжал лапы и громко зарычал, а я, понимая, что приземление с такой высоты, хоть и в воду, не будет мягким, попыталась сгруппироваться. Перед погружением глубоко вдохнула, набирая в грудь больше воздуха. Пришлось проплыть какое-то расстояние под водой, чтобы сбить рыщущего на поверхности дракона со следа, благо, пока падала, успела заметить, в какой стороне берег. Почти захлебываясь, вынырнула у больших камней, где и затаилась. Только сейчас поняла, что стоило мне решиться на такой трюк раньше – и тело мое распласталась бы ровно на этих булыжниках. Дракон покрутился какое-то время, но вскоре улетел, наверное, подумал, что я не выжила и утонула. Отлично, можно вылезать из маленького убежища. Хоть вода и была теплой, мне хотелось как можно скорее выбраться на берег и перевести дух. Я ещё надеялась, что мне удастся найти Бека с его остатками обоза, но я боялась злости и гнева в мою сторону. Понимала, что этим людям сейчас тоже придется несладко: потеряли повозки, большую часть людей и провизии, деньги… Но мне казалось, что вместе проходить трудности будет легче, чем в одиночестве. Вспомнились отбор с его испытаниями и наша слаженная команда. Мне сейчас очень не хватало девчонок, их шуток и поддержки, да и защиты оборотниц, что таить… Выждав время, поплыла к берегу и, когда оставалось совсем немного, почувствовала, что до моей ноги что-то дотронулось. Задышала чаще и испуганно заозиралась. – Хранитель, прошу тебя, сжалься… я уже все поняла… больше никогда не стану мечтать о драконах, – стуча зубами, шептала я. Двинулась дальше, гребя уставшими руками и заглатывая солёную воду. – Нет-нет…. Я не умру сегодня… – пыхтела под нос. Мою талию обвило что-то гибкое. Выпучив глаза, я взмолилась: – Только не змея, прошу! Только не змея! При очередном вздохе меня потянуло на глубину. Открыв глаза и узрев извивающегося голубого дракона с длинными усами, со страху закричала, выпуская весь накопленный воздух в пузыри. Морда чешуйчатого скривилась от моей реакции, но потом принюхалась и стянула платок с моей головы. И как эта тряпица не упала раньше, да хотя бы во время полета? Развернувшись, дракон рванул на бешеной скорости, рассекая водную толщу, а я, болтаясь в его хвосте, поняла, что воздух кончился. Лёгкие начало жечь, а горло болеть, глаза закатились… движение хвоста синего арха, и я уже сижу на чешуйчатой спине, вдыхаю соленый воздух. Глаза удалось открыть не с первого раза, но когда удалось, я изумлённо выдохнула. Восходящий диск солнца виднелся уже наполовину, его лучи скользили по голубой глади и отражались всей своей яркостью. Стоило выжить, чтобы увидеть это хотя бы раз. Глава 7 На горизонте показался золотистый берег с шикарными жилищами. Хвост дракона давно меня отпустил, и чтобы не упасть, я держалась за его длинные отростки, напоминающие усы. На удивление морской дракон был теплым, а его чешуя совсем не походила на рыбью и не содержала слизи. Наконец-то моя маленькая мечта исполнилась – я почувствовала на ощупь драконью кожу, но если бы мне сказали раньше, сколько всего мне придется пережить ради этого, я бы выбрала мечту попроще. Со всеми этими приключениями у меня даже отбило охоту писать научные труды по этим существам, уж больно они мне потрепали нервов за последнее время. На сушу синий арх выходил ранее мною не замеченными лапами. Гибкий хвост опять ухватил меня за талию и снял с драконьей спины, усаживая на теплый песок. Я сидела и во все глаза смотрела на это удивительное создание. Во мне не было страха, только восхищение и благодарность… за то, что спас и привез на сушу. После неприкрытого гнева нападавших драконов такие проявления чувств казались чем-то необычным и удивительным. На моих глазах дракон начал уменьшаться, а его чешуя втягивалась под обычную человеческую кожу. Морда трансформировалась в красивое мужское лицо с острым носом, выраженными скулами и удивительными губами. Но все затмили глаза мужчины, они отливали синевой океана… насыщенной и яркой. – Дева, – арх подошёл ближе, – я чувствую в тебе истраченный магический резерв. Он не родной нам, но, пока восстанавливается, никакого вреда причинить не сможет. Поэтому пока можешь остаться здесь. Думаю, найдется маг, который за тобой присмотрит, но потом тебе следует обязательно нас покинуть. Я кивнула, давая понять, что услышала все требования. – Мы не враждуем с магами, даже такой стихии, как у тебя. Но правила и обычаи не нарушаем уже многие столетия. Водные архи живут отдельно, маги и люди – отдельно. Единственное исключение мы смогли сделать для своих работников и слуг. – Извините, – мой голос прозвучал очень робко, – у вас служат только маги? А людей вы предпочитаете в пищу? – Что за глупости? – возмутился арх. – Времена таких правил уже давно прошли. Нам хватает пищи в море, а маги не служат, а работают. У них имеются свои занятия, которые мы оплачиваем каждый лунный цикл. Служить и проживать с нами в одном доме могут только люди, у них нет магии, враждующей с нашей, да и требуется им меньше для жизни. – Хорошие условия по сравнению с красными землями, – сказала себе под нос. Арх услышал и нахмурился: – Так вот ты откуда. Метка есть? – Нет. – Я вздернула оба рукава, показывая чистые руки. – Тогда хорошо, можешь остаться на наших землях. О правилах проживания на синих землях я тебе сообщил, предупредил о необходимости покинуть берег с восстановлением резерва. Всё, свою задачу дозорного я выполнил. С этими словами арх развернулся, разметая темно-синей копной волос, и пошел прямиком в воду, трансформируясь на ходу в большого водного дракона. Я-то думала, что понравилась этому арху, поэтому он был со мной таким общительный, а он всего лишь обязанности по разъяснению правил новоприбывшим занимался. Даже имени своего не назвал. Вот же… архи. Решила пройтись по берегу, посмотреть на красивые дома и отыскать, обещаемую мне помощь. Не успела дойти до второго особняка, как из его двери ко мне выбежала женщина с длинными русыми косами почти до колен. – Тебя привез дозорный? – сразу спросила та. От такого напора я даже замешкалась перед ответом, но через пару мгновений замямлила: – Да. О правилах мне рассказали. – Отлично. Тебе нужна помощь? Или ты на работу устраиваться будешь? А может, в услужение? Женщина говорила без остановки, не давая вставить ни малейшее слово. Вначале я пыталась отвечать, но потом поняла, что это бесполезно. Дверь дома распахнулась ещё раз, на этот раз выпуская мужчину. Он был сильно похож на женщину, я бы сказала, самая близкая родня. – Да не пыхти ты. Видишь, совсем девчонке не даёшь дыхнуть. Волосы у тебя не обычные… – протянул мужчина. – Ты маг? – Да, – ответила я сразу, боясь, что и сейчас будут перебивать, – резерв истощен. Тот арх сказал, что мне дозволено остаться здесь, пока не станет лучше, а потом следует отправиться к людям. – Все верно, – кивнул мужчина, – огонь, значит… проходи в дом, мы тебя положим в нашей коморке, там отлежишься пока. – А как же архи? – с удивлением спросила я. – Не переживай, – снова включилась женщина, – здесь правила такие, никто не отворачивается от чужой беды. Но и помогать будут тебе только существа твоей же расы. Если бы ты была человеком, мы бы позвали служку, и заботиться о тебе стало бы ее обязанностью. Но ты магиня, поэтому тебе поможем мы. Я стояла и удивлённо хлопала глазами. Какие же разительные перемены встретили меня на этой земле. Кстати, я только сейчас поняла, что между красными архами и синими отличался даже человеческий облик. У дозорного на коже не было ни одной чешуйки, а принадлежность к драконам выдавали только его нереальные оттенки волос и глаз. – Меня можешь называть Альдэрой, а моего брата – Фильдэром. Женщина, ухватив за руку, начала тянуть меня в сторону большого дома. Но, к моему разочарованию, дом мы обогнули и отправились дальше. – В особняках вместе с архами могут проживать только люди, они не создают магического фона и не нервируют драконью суть. Нам же, магам-работникам, выделен маленький домик на заднем дворе. – А кем вы работаете? – задала интересующий меня вопрос. – Я – экономка, а брат – управляющий. На драконьем берегу наши работают и в лавках со снедью, и в мастерских, и в лекарских. Больше, конечно, в них ходят сами маги или слуги, но их необходимость неоспорима. – Архи могут отсутствовать дома несколько месяцев, вот мы и следим за их жильем и слугами, – подключился к рассказу мужчина. За особняком и вправду стоял совсем маленький дом. Зайдя внутрь, я увидела три комнаты, кухоньку и уборную с лоханью. – Ты можешь располагаться вот здесь, – заводя в дальнюю комнату, проговорила Альдэра, – кое-какие продукты найдешь в холодильном шкафу и на печи. – Целый холодильный шкаф и обычная печь? – удивилась я, – Как-то не сходится. – А что тут не сходится? – хмыкнул Фильдэр. – У водных архов много артефактов, но они не настроены ими с нами делиться, а холодильный шкаф – это необходимость. Иначе пришлось бы нас или в особняке кормить, или позволять нам на хозяйской кухне готовить себе еду. А это уже верх допустимого. – Странно… а тот дракон показался мне адекватным… – сказала себе под нос. – Дозорный? – спросили одновременно маги. – Да, он самый нормальный из всех, – подтвердил мужчина, – но все оттого, что он не чистокровный. Его мать была человеческой магиней. – Остальные архи и выгнать его не могут, и до конца принять на своем берегу отказываются, вот и приходится бедняге… – буркнула Альдэра. – Ладно, ты обустраивайся, а мы пошли дальше работать. Наш хозяин сегодня дома, не хотелось бы его злить. Маги кивнули мне и вышли из домика, а я присела на узкую не совсем мягкую кровать и задумалась. Условия проживания здесь были определенно лучше, как и наличие нормальной пищи, а особенно воды. Но не зря Нор говорил мне ехать именно к лазурным. Стоит моей магии вернуться в полной силе, как меня тут же попросят уйти к людям, а я ещё не знаю, как у них в селе обстоят дела. То, что архи с ними едой не делятся, это определенно, но способны ли они сами добывать себе еду и пропитание? Есть ли у них такая возможность? Вскоре и узнаю. По моим ощущениям, я пробуду здесь не больше трёх дней до наполнения резерва. В кухне нашла интересные фрукты и овощи. Мяса не было. Хоть в холодильном шкафу и лежала сырая рыба, взять ее не решилась. Как поняла, выходить на берег мне пока было нельзя, как и показываться водным архам. И ведь придется сидеть, чтобы не вызвать гнев у этих существ. Поэтому я сидела на кровати и грызла жёлтое яблоко, планируя свои дальнейшие действия. Сама не заметила, как прилегла и задремала, а проснулась, уже когда за окнами было темно. Выйдя тихо из комнаты, я двинулась в сторону кухни и удивилась, увидев там Альдэру. – Совсем ничего не ела, что ли? – нахмурилась она. – Почему? Яблоко съела, – опешив от напора, ответила не задумываясь. – А готовить что, не умеешь? – Умею, просто не знала, какие продукты можно брать, а какие нет, – объяснила свои действия, чтобы магиня не сочла меня совсем неумехой. – Тебя что, голодом морили, девочка? – подскочила с места Альдэра. – А ну-ка покрутись… ох, хранитель… одни кости. – Меня из красных земель притащили, а там еды особо нет, как и воды и свободы… – закончила я мысль. – Моя ты девочка, – прижала женщина ладони ко рту, – я слышала про красные земли. Да и наш арх часто их упоминает, когда хочет нас отругать за какую-либо провинность. Говорит, что там у магов нет никаких прав, не то что здесь. Я кивнула, давая понять, что арх нисколько не преувеличил. – Так, садись есть и можешь выйти к воде прогуляться, – усадила меня за стол магиня, – там в такое время никого быть уже не должно, никому не помешаешь. В тарелке лежала та самая рыба с овощами, которую я постеснялась брать сама. Вспоминая все свое воспитание, постаралась не накинулся на еду, как оголодавший зверь, и, по моему мнению, у меня получилось, но вот по глазам Альдэры можно было понять, что не совсем. Женщина дала мне лёгкое платье из своих запасов, оно отливало нежно-голубым цветом, который ну никак не подходил к моим красным волосам, поэтому, я попросила такого же цвета тряпицу и укутала в нее голову. Так было определенно лучше, и моя принадлежность к огню не бросалась в глаза. Теплый ветер развивал подол платья, а ноги утопали в песке. Я смотрела на полную луну и глубоко дышала. После нескольких дней угнетения казалось, что сейчас я свободна, хоть в реальности это было не так. Вдалеке послышалось, как играючи рыба бьёт плавниками по поверхности воды. Я улыбнулась, но улыбка тотчас же померкла, когда я вспомнила о Беке и его людях, помогавших мне. Сейчас я никак не могла попросить незнакомого арха помочь в их поисках, меня просто не станут слушать. Я и сама на шатких правах здесь. Хотя… одного полу-арха можно было попробовать попросить. Дозорный мог что-то увидеть, надеюсь, что он не отвернется от моей просьбы. Все же как-никак дракон. – Что маг огня забыл на этих землях? – послышался в стороне мужской елейный голос. Я вздрогнула от страха и подскочила, готовая в любую минуту рвануть с места. – Почему мне никто не доложил о твоём появлении? Из темноты вышла темная мужская фигура и продолжила на меня наступать. Голос источал не злость, но враждебность. Сама не замечая, я начала отступать назад, но одна нога увязла в песке, а вторая об нее зацепилась… и как итог – я сижу на попе и трясусь в ожидании гнева водного дракона. Тень отступила, и передо мной встал необычайной красоты мужчина: красиво вздернутый нос, аккуратный подбородок, пухлые губы, а зачесанные назад волосы были изрядно светлее, чем у дозорного арха… жаль, цвета глаз в темноте ночи было не разобрать. Я сидела и глупо улыбалась, глядя прямо на дракона. У мужчины приподнялась бровь, он осмотрел меня с ног до головы, а потом хмыкнул: – Неужели так понравился? Что, никогда раньше не видела драконов? – Видела, – шепотом ответила, как заворожённая, – даже трогала. – Кхм, – подавился арх воздухом, – значит, опыт был… а у меня огненных ещё не было. Интересно попробовать, неужели все действительно так плачевно, как нам говорят. Я не поняла смысла фразы, а мой мозг, наверное впервые за всю мою жизнь, отказывался работать, глядя на этого красавца. – Пошли со мной, – протянул руку арх. Не веря в свое счастье, коснулась пальцами ладони дракона и встала на шатающиеся ноги. Мужчина приобнял меня за талию и потянул в сторону от берега, подальше от больших и красивых домов. Еле отводя глаза от умопомрачительных губ, спросила: – А мы куда? – Как куда? В мое логово… Что-то меня зацепило в мгновенной ухмылке этого арха, но затуманенный разум опять взял верх над адекватностью, и я продолжила послушно перебирать ногами. Сзади нас раздался грозный окрик: – Арх Гарадэ, неужели вас не учили, что не стоит играть с едой? Мой волшебный дракон резко обернулся и, узрев говорившего, ослабил хватку на моей талии. Но мне видеть неожиданного собеседника вовсе не хотелось, я продолжала таять от одного запаха этого светловолосого арха. – Арх Кардасэ, чем обязан такой чести? – Лишь напоминанию об имеющихся в этих землях правилах и законах, – раздался сбоку мутный для моих ушей голос. – Спешу вас заверить, что ни одно правило, а тем более закон мною не были нарушены. – Арх Гарадэ, Вы смеете играть со мной в эти игры? – Голос стал намного злее и громче. – Что вы, арх… Мой великолепный дракон опустил голову с выражением почтения на прекрасном лице: – Так уберите аркан влечения с девушки! И как же наглости хватило?! В одну секунду с моих глаз ушла манящая пелена, и я проморгав, трезво посмотрела на того, кто продолжать сжимать мою талию. Теперь его внешность не казалась манящей, она больше была по-девичьи смазливой, что совсем мне не нравилось. – У-у-уберите руки! – взвизгнула, отшатываясь от наглого дракона. – Что и следовало доказать… – в очередной раз донеслось со стороны. Повернув голову, я увидела ещё одного дракона. Весь вид его говорил о величии и стати: большой разворот плеч, покатая грудь, перекатывающиеся мышцы под тканью белой рубахи, аристократический нос, высокий лоб, блестящие яростью золотые глаза и темно-русые волосы. Мне стало боязно. Пока не поняла, что именно хотел сделать со мной первый арх, съесть или обесчестить, но не горела желанием попадаться в руки уже второго арха, хоть на вид он и показался намного красивее первого. Бабушка правильно говорила: внешность обманчива, не стоит возлагать на нее больших надежд, выбирай по уму и с умом. – Наши законы гласят, – продолжил арх Карадэ, – на синих землях помощи может попросить каждый, и она будет оказана той же расой. Впоследствии прибывший покидает нас или же остаётся в синих землях на услужении, только если не имеет метки принадлежности или враждебной магии. Зубы рядом стоящего арха заскрежетали. – Знаю, она огневичка, я ее почувствовал, – натурально зашипел арх Гарадэ, – а раз магия враждебная, по законам я могу ее сожрать! Вот тебе и ответ на вопрос, куда деваются огненные маги и почему Нор не рассматривал эти земли для моего проживания. – Ошибаешься! – повелительным тоном возразил темный арх. – Девушка с пустым резервом запросила помощи у моих магов, они за нее несут ответственность, пока резерв не восполнится. Впоследствии девушка планирует перебраться в людские селения. Я сглотнула, понимая, что на помощь мне пришел не кто другой, как хозяин Альдэры и Фильдэра. Этот дракон многое обо мне знает, значит, маги ввели его в курс дела и получили дозволение на мое временное проживание в их домике. – Если у Вас, Арх Гарадэ, есть проблемы с пропитанием, вы всегда можете отправиться за добычей в море, – ехидно закончил Арх Карадэ. А я только сейчас заметила закономерность в именах этих земель: ярко выраженная «э», как в именах архов, так и у магов. Представив свое имя в манере синих земель, усмехнулась. Тарионэ или Тарэ – и в том и в том случае – звучало очень смешно и нелепо. Мой смешок арх обольститель принял на свой счёт и взревел уже на меня: – Ах ты мелкая человечка! Как смеешь смеяться над архом? Ты все равно станешь кормом! Я найду тебя, слышишь? Даже если ты скроешься в людских селениях, найду! Я обещаю! Такого хамства я тебе не прощу! Понимая, что попала, икнула и медленно свалилась в глубокий обморок. Глава 8 Очнулась от совсем ненежных ударов по щекам. На меня смотрел Фильдэр и зло хмурился. – Вот угораздило же эту немощную нарваться аж на двух архов сразу, – причитал маг. – Дурак ты, – присела со мной рядом Альдэра, – если бы не хозяин, горе б девке было. – Да говорите уже прямо, я все знаю, – буркнула хриплым голосом, – сожрал бы меня этот архов обольститель. – Обольститель? – удивлённо вскинул брови маг. – Он что, магию свою на тебе использовал? – Ага, – с жалостью выдохнула я, – такая муть в глазах стояла и голова совсем отказывалась думать. – Это в корне меняет дело, – Альдэра положила руку мне на колено, – значит, наш арх не на тебя зол был, а на арха Гарадэ. – А кто он? Как у вас тут вообще ветки правления распределяются? – Наш арх – главный на этом береге, он следит за порядком и соблюдением законов, – ответил Фильдэр. – Это я уже поняла, – прошептала еле слышно. – Таких, как наш, берегов много, и у каждого есть свой главный. Следом идут пятерка старших советников и все остальные, – продолжил маг. – А этот Гарадэ, он кто? – спросила с замиранием сердца, помня об угрозах. – Советник, – вздохнул обречённо Фильдэр, – один из пяти. Я застонала в голос, представляя, что меня ждет. Теперь уже точно уверена, что угроза исполнится, и, возможно, в самое ближайшее время. Стоит собрать информацию и выбираться отсюда дальше по намеченному плану. День просидела в домике, перебирала крупу по просьбе магини. После сегодняшней ночи боялась выходить на улицу, но Альдэра пообещала, что составит мне компанию, когда я рассказала о своем желании пообщаться с дозорным драконом. Так же поведала и о нападении на обоз, в котором я ехала, бурых архов. Тогда Альдэра сама уверила меня, что дозорный может владеть какой-либо информацией, вдруг этот дракон успел увидеть выживших… Женщина поддержала и объяснила, как можно привлечь полукровку. Оказывается, этого дракона не положено было называть архом, но я часто забывалась. В плату дозорному нужно было испечь пирог, чем я в данный момент и занималась. Очень удивилась, когда Альдэра в начинку положила множество сладких фруктов, ещё и посыпала кокосовой мякотью. В моей голове драконы всё ещё ассоциировались больше с животными, чем с людьми, поэтому я не могла смириться с такими разнообразными предпочтениями в пищи. Стоило солнцу сесть, мы отправились на берег. В этот раз я крепко держалась за магиню и боялась отступить даже на шаг, помня события прошлого дня. Она вела меня на другое место, его скрывали кусты и деревья, но по вытоптанной тропинке можно было сказать, что ходили здесь довольно часто. Магиня подвернула подол платья за пояс и вошла в воду вместе с пирогом. Движение волн я увидела не сразу, дозорный явно спешил, почуяв сладкий аромат выпечки. На песок ступали уже человеческие ноги. Сейчас я совсем другим взглядом смотрела на этого дракона и замечала ранее мною не увиденные мелочи: местами сорванная одежда мужчины, скучающий взгляд на сушу и обречённый на себя. Альдэра протянула дозорному подношение и махнула мне рукой, подзывая. – Дэк, вы помните эту девушку? Она прибыла к нам пару дней назад. У нее был истощен магический резерв. – Конечно, – усмехнулся жующий мужчина, – это же я ее принес. Как здесь не помнить? – Уважаемый Дэк, – подключилась я, – со мной ехал обоз, на нас напало два бурых арха, они были наемниками. Брови дозорного нахмурились, но он продолжал с аппетитом есть, запихивая куски пирога чуть ли не целиком. – Для меня очень важно узнать, не видели ли вы кого-нибудь из обоза? Выжили ли они? – Я чувствую боль твоего сердца, а особенно вину. – Дэк почесал макушку и спросил: – Что ты сделала? Почему винишь себя? Ответила, не задумываясь, только голос дрогнул: – Заказали меня, а пострадали многие… Люди из другого обоза вместе со старостой малого села продали меня бурым архам. Глаза дракона устремились куда-то вдаль, мужчина кивнул своим мыслям и медленно, растягивая слова, ответил: – После того как забрал тебя, я ещё несколько раз возвращался на то место. Сначала видел троих: двоих худых, а третий бородатый. В этот момент я выдохнула и почувствовала, как с сердца падает огромный камень. – В следующий раз сквозь деревья просматривалось уже больше людей, и да, повозки людского обоза там были тоже. Значит, Нор как-то узнал о нашей беде и пришел на помощь? Ведь все повозки Бека сгорели в драконьем пламени. Надеюсь, что это был Нор. – В последний раз на берегу сидела грустная худенькая девушка и горестно плакала. – Лея? – сама у себя спросила я. – Да, – ответил мне дракон, – так сказал мужчина, когда пришел ее утешать. – Может, что-то приключилось с ее отцом? Вдруг он пострадал? – По запаху я могу сказать, что мужчина одной с ней крови, но насколько близкой… увы, не знаю. Слава хранителям, значит, и Нор жив. Неужели Лея так из-за меня расстроилась? И весточку послать я ей не могу. Ничего, доберусь до лазурных, там и встретимся. – Спасибо вам большое. Теперь хоть сердце на место встало, а то металось в беспокойстве. – Уходить тебе нужно, – глядя прямо в глаза, сказал дозорный, – твоя сила возвращается, и когда это случится, арх Гарадэ уже не упустит свой шанс. Я все видел, но не имел право вмешиваться. Я сама понимала, что пора уходить, только устала уже бегать и постоянно скрываться. Хотелось спокойствия и уверенности в завтрашнем дне. Я устала быть сильной, устала плакать по ночам, вспоминая родных и близких, устала бояться… С момента переноса в этот мир, я могла умереть уже около десятка раз. Если бы в замыслах хранителя было мое перевоспитание или наказание, думаю, недели с меня было бы достаточно, но, судя по событиям, я в точности могу сделать вывод, что назад меня возвращать никто не будет, я так и останусь блуждать по этому неприветливому миру. – Тара, наш хозяин отбыл, его не будет какое-то время, – на обратном пути заговорила Альдэра. – Если ты хочешь, можешь помочь мне в доме. У нас заболела служанка и за день успела заразить ещё двоих, так что рук не хватает. – Хорошо, я согласна, – обрадовалась я работе, ну не привыкла я к безделью, – а арх не будет ругаться? – Он не узнает, – подмигнула мне женщина, – дом успеет набраться новой магической силы до его прибытия. Я дрожала, когда заходила в жилище дракона, было интересно посмотреть, что скрывают за собой эти красивые разные двери. Сразу в глаза мне бросился необычный пол, маленькие деревянные дощечки были выложены на нем в красивом рисунке, он напоминал волны бушующего моря. Стены отливали свежим голубым оттенком и не имели лишних деталей: картин, гобеленов или портретов. Под потолком висели магические лампы, которые освещали практически все помещение. Огромная деревянная лестница уютно поскрипывала от каждого шага, мне невольно вспомнился родной дом, и я грустно вздохнула, прогоняя тоскливые мысли. Альдэра привела меня в маленькую комнату с постельным бельем. – Разбери эту кучу на наволочки, пододеяльники и простыни, а как закончишь, заправишь несколько гостевых спален. Только главное – не используй свою магию! Работа была несложной. Я аккуратно слаживала чистое постельное, сортируя отдельными стопками. Когда сортировать уже было нечего, направилась по коридору в спальни, таща в руках сменное постельное. В трёх комнатах обстановка была абсолютно одинаковой, отличалась лишь в последней: более широкая кровать, более дорогое покрывало, добротный дубовый стол. Это натолкнуло меня на страшную догадку: спальня хозяйского арха. Про нее как раз Альдэра мне ничего не говорила. Но раз уже зашла, стоит и здесь доделать работу. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/book/kseniya-andreevna-evtuhova/ognennoe-serdce-karadonora-67171349/?lfrom=688855901) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.