Я признавалась тебе в любви, ты молча слушал, не прерывая. Галдели серые воробьи в пьянящей взвеси Москвы и мая. Я говорила, а ты молчал. Тяжёлых слов отделялись слоги, как капли, падая на причал, под птичий гвалт и тебе - под ноги. Вдоль серой глади Москвы-реки мы шли вдвоём, но не в нашу осень - мерцали разные маяки тебе и мне. И стучали оземь

Преступление и наказание

-
Тип:Книга
Цена:79.99 руб.
Издательство:Самиздат
Год издания: 2021
Язык: Русский
Просмотры: 15
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 79.99 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Преступление и наказание Мила Хард Я – воровка. Мне скучно жить как обычный человек. Поэтому после работы я часто отправляюсь «на дело». Ворую в магазинах разные вещи. Иногда и кассу обчищаю. Моё хобби даёт мне неплохую прибавку к зарплате. Всё это происходит до тех пор, пока я не решаюсь ограбить секс-шоп… Содержит нецензурную брань. Мила Хард Преступление и наказание Я не хочу жить честно. Это скучно до зубовного скрежета! Сегодня я решаю поживиться чем-нибудь в магазине для взрослых – в секс-шопе. В моей коллекции правонарушений ещё нет подобного места. А вообще я год назад окончила колледж, но по профессии ни дня не работала. Устроилась на ресепшн в офисный центр и целый день объясняю разным полудуркам как и куда пройти. На этой работе большего и не требуется. Лишь красивая мордашка, хорошая фигура, да презентабельный вид. Это всё у меня есть. Эти данные ещё помогают и в моём хобби – воровстве. Ведь никто не думает, что красивая и презентабельная молодая девушка может быть воровкой. В свободное время я хожу по магазинам и ворую. К этому у меня талант! Я могу снять часы с руки мужчины, лишь разговаривая с ним. Раза четыре, кстати, снимала. Три раза это оказывались подделки известных брендов, а лишь одни были настоящими. Моё хобби обеспечивает мне неплохой доход. Намного больший, нежели работа. Проблема в том, что эти вещи надо потом ещё сбыть. Благо и с этим сегодня проблем нет – в сети достаточно известных площадок. Ни разу я не попадалась! Говорю ж – талант у меня к этому делу! Этот секс-шоп я приглядела давно. Он располагается в центре города. На его окнах висят тёмно-синие шторы с мигающими красными сердечками. Как-то проходя мимо, я видела, что его площадь довольно внушительная. Значит, там много товара, большие обороты и есть чем поживиться. И вот в среду, после работы, я подхожу к дверям этого секс-шопа. На мне короткая чёрная юбка, белая блузка с чёрным воротничком, черные туфельки на высоком каблуке с открытыми пальцами. Русые волосы распущены, хотя на улице и середина лета. Мне как-то начальник намекнул, чтобы на работе я находилась с распущенными волосами – так красивее и сексуальнее. Теперь я их вообще редко собираю в хвостик или косички. Я открываю дверь и захожу в царство разврата. Это, конечно, моё личное мнение. Я вообще считаю, что двум нормальным людям в постели не нужно ничего. Если быть точнее, то природа нас уже снабдила всеми необходимыми тыкалками и отверстиями. Осталось лишь найти нормально человека… Внутри одновременно и темно, и светло. По крайней мере, мне так кажется. Всё из-за того, что привычного верхнего света нет. Зато в каждой витрине, коих, кстати, очень много, горят яркие светильники. Помещение действительно внушительное, с тремя рядами и стойкой в конце зала. На входе, кстати, стоит антикражная рамка. Но для этих целей я когда-то под подкладку сумочки вшила листы пищевой фольги. Теперь могу незаметно и бесшумно проносить через такие рамки любые предметы, помещающиеся в мою сумочку. А она у меня немаленькая. В магазине приятно пахнет. В воздухе витает какой-то цветочный аромат. Играет приглушённая слащавая музыка. Глаза разбегаются от ассортимента, но я заставляю себя сконцентрироваться на видеокамерах. Перед началом дела я всегда осматриваю помещение на предмет камер. Я знаю характеристики большинства из них. Частенько даже могу определить, включено ли видеонаблюдение, или камеры – это муляж. А ещё иногда бывает, что в помещении есть слепые зоны. В этот раз я уверена – камеры работают. Слепые зоны не наблюдаются. Но это ничего, не страшно. Значит, будет, всего лишь, немного тяжелее. За стойкой я вижу девушку, но подробно рассмотреть не пытаюсь – это позже. Если она здесь одна, то, может быть, попытаюсь обчистить кассу. В первую очередь я строю из себя заинтересованного клиента, поворачиваясь таким образом, чтобы моё лицо меньше попадало в камеру. Вопреки распространённому заблуждению по камерам тяжело увидеть лицо преступника. Заблуждение возникло из-за американских фильмов, режиссёры которых очень-очень часто попросту фантазируют. Достаточно лишь того факта, что любой спецназовец подойдя к компьютеру начинает взламывать любую супер-защищённую систему с профессионализмом опытнейшего и талантливого хакера, а если этот спецназовец начинает печатать, то фигачит со скоростью опытной и талантливой секретарши, которая умеет печатать со скоростью человеческой речи. Так же и с камерами. Видео можно приблизить, но «улучшить» качество, как это часто наблюдается в фильмах, не получится. Если не поворачиваться лицом прямо в камеру, то лица видно не будет. Если совершать дела спиной к камере, то на видео не останется следов преступления. Правда, надо учитывать, что камеры могут снимать перекрёстно. Я всё это учитываю. Я шагаю мимо витрины с фаллоимитаторами. Каких только здесь нет. По размеру, по цвету, по толщине, по принципу действия, по креплению, по цене. Последний фактор меня волнует наиболее сильно. Ведь сворованное мне потом надо будет продать. Я быстро понимаю, что данные «приборы» продать будет сложно даже за половину цены. Соответственно смысла в их воровстве никакого. Я прохожусь ещё по двум рядам. Вижу маски, пояса верности, игровые костюмы, анальные пробки. Последние блестят и сверкают. В одном из рядов мне попалось настоящее средневековое устройство для пыток – деревянные колодки. Большое устройство, стоящее на полу имеет раздвижную конструкцию и большое отверстие. Я даже заинтересовано его осмотриваю. Похоже на то, будто туда по пояс засовывают человека, а для рук и ног внизу, с обеих сторон, имеются ремни. Вот же попадаются чокнутые люди, которые не только это используют, но ещё и покупают! У меня даже промелькнула мысль развернуться и уйти без добычи. Не позволило это сделать чувство собственного достоинства. Ведь это сродни тому, что признаться в собственной профессиональной несостоятельности. В похищении всех этих предметов нет смысла – их будет крайне сложно впоследствии продать с рук. Если вообще возможно. Значит надо обчистить кассу. Это самое тяжёлое в моём хобби. Или в моём деле – как правильно? Зачастую в таких местах над кассой тоже установлена камера. А ещё это дело требует актёрского мастерства и ловкости рук. Повезло хоть в том, что в торговом зале никого, кроме меня нет. Ни других посетителей, ни охраны, ни продавцов-консультантов. Я направляюсь к кассе, придумывая, как бы хоть и ненадолго отвлечь девушку. Продавщица, кстати, красивая. Высокая, с ярко-рыжими волосами, стянутыми в тугой хвост. Чёрное обтягивающее платье подчёркивает грудь, талию и бёдра. В ушах большие золотые серьги. Наверное, будь я мужчиной, моментально б в неё влюбилась. – Здравствуйте, – улыбается мне продавщица. – Чем могу помочь. – Да я вот со своим молодым человеком хочу какого-нибудь разнообразия… – нарочито неуверенно начала я. Никакого молодого человека у меня нет. Не попался ещё такой, который достоин, чтобы быть со мной. А разнообразие этого магазина мне тоже не нужно. Природа уже всё дала человеку. Как мне кажется, только умственно неполноценные люди могут использовать что-либо из подобного магазина. Единственный товар подобных лавочек для нормальных людей – это презервативы и смазки. – А в каком направлении вы хотите разнообразия? – задаёт девушка наводящий вопрос, чем ставит меня в тупик. И тут я вспоминаю единственный фильм, который смотрела по теме подобного магазина – «пятьдесят оттенков серого». – Что-нибудь в духе «пятидесяти оттенков»… – как можно более неуверенно произношу я. Делаю вид, что мне стыдно, прячу глаза. На самом деле изучаю кассу. Она здесь простенькая. Открывается нажатием на единственную кнопку. Кассы я тоже, кстати, знаю в совершенстве, ведь от этих знаний зависит, насколько быстро получится её обчистить. – Могу вам предложить мягкие наручники и стек. Самый простой вариант для начала. Пусть ваш молодой человек, скуёт вам руки и немного похлопает. Покомандует, – предлагает девушка. – Отлично, – говорю я. – Покажете. – Секундочку. Подождите меня здесь. Рыжая продавщица обходит прилавок. Её каблуки стучат по напольной плитке. Я вижу, что её чёрное обтягивающее платье едва доходит до середины бёдер. Девушка скрывается в одном из рядов. Время пошло на секунды. Я наклоняюсь над стойкой продавца. Нажимаю нужную кнопку, и касса открывается. В этот момент слышу, что каблуки перестали стучать. В кассе много денег. Хороший улов. Удачно я зашла. Выгребаю лишь крупные купюры. Каблуки стучат уже близко, поэтому у меня нет времени прятать деньги в сумочку – ловко я складываю их одним движением пополам, и сую в лифчик. Выпрямляюсь и закрываю кассу. Успеваю как раз в тот момент, когда рыжая продавщица выходит из ряда. В её руках розовые наручники и стек. Я делаю вид, что разглядываю смазки на витрине. – Вот эти вещи, как мне кажется, вам отлично подойдут для начала, – говорит рыжая, останавливаясь рядом. Она кладёт стек на прилавок. Наручники остаются в её руке, она только-только открывает рот, чтобы поведать мне о тайнах извращённого секса и тут её взгляд падает на вырез моей блузки. Продавщица замирает, точно статуя. Я ощущаю холодок в груди. Ведь никогда не было провалов! Неужели спалилась?! Ведь я подобное проворачивала уже сотню раз! Сейчас бы послушала, что она мне говорит, потом бы сказала, что передумала покупать и ушла. Я опускаю взгляд и вижу деньги. Пачку пятитысячных купюр недостаточно глубоко всунутых в лифчик, их краешек торчит из выреза блузки. Вот же чёрт! Чёрт! Чёрт! Чёрт! Мы с продавщицей одновременно поднимаем глаза. Встречаемся взглядами. И я без слов понимаю, что она знает, откуда эти деньги. Мне остаётся один выход – быстро скрыться. Резко повернувшись, я уже заношу ногу для шага, когда на моей правой руке что-то щёлкает. Я всё же делаю шаг, но за руку меня что-то дёргает, останавливает. Оборачиваюсь и вижу, что на моём запястье наручник. А второй наручник на запястье рыжей. – Деньги отдай, – хмурится продавщица. – С какой это стати?! – как ни в чём не бывало, хмыкаю я. – Это мои деньги! – Ты взяла их из кассы! – Ничего я не брала! – дёргаю рукой, наивно пытаясь освободиться. – Сними эту дрянь! Немедленно! Ощущаю, как на меня накатывает страх вперемешку со злобой. Мне надо срочно валить отсюда! Срочно! Вдруг я слышу, как открываются двери. Поворачиваюсь и вижу пятерых мужчин, которые входят в магазин. Предчувствие мне услужливо сообщает, что в этот раз Акелла промахнулся… И предчувствие меня не обманывает… – Олег! Игорь! – кричит продавщица. – Сюда! Быстрее! Она нас ограбила! Четверо мужчин бросаются к нам. Один остаётся у дверей. Все пути отхода перекрыты. Предчувствуя самое плохое, я пячусь, пока не упираюсь в прилавок. Мужчины побегают, образую вокруг нас полукольцо. Всем им на вид от двадцати пяти до сорока. Все в джинсах и майках. У одного из кармана торчит брелок от машины. – Олег! Она нас обокрала! – повторяет рыжая. – В лифчике у неё! Тот из мужчин, которого она назвала Олегом, делает шаг ко мне, тянет руку к груди. – А ну не трогай меня! – с рыком, я отталкиваю его руку. Мы встречаемся взглядами… и я упускаю момент, когда в вырез блузки ныряет рука продавщицы. Конечно, я успеваю её поймать, но все мужчины видят, что продавщица достаёт оттуда сложенную пачку пятитысячных купюр. – Это мои деньги! – кричу я. – Это грабёж! Я на вас заявление напишу! Один из мужчин обходит прилавок и открывает кассу. – Ячейка с пятитысячными пуста, – изрекает он. – Вы вовремя, – продавщица всё же выдёргивает руку с деньгами из моей хватки. Тут же отдаёт деньги одному из мужчин. А тот их прячет в карман джинсов. – Ты попала, сука, – зловеще сообщает мне один из мужчин. Мне сразу не нравится его морда. Какая-то она… озабоченная. Как мне кажется, с таким фейсом прямая дорога в сексуальные маньяки. – Что делать с ней будем? – спрашивает тот, что у кассы. Я уже понимаю, что запахло жареным. Надо отсюда валить. Только как? – Накажем! – зловеще улыбается мне «маньяк». И я вижу, как он поглаживает пах. – Только попробуйте… – договорить я не успеваю. Один из мужчин подскакивает ко мне и сгребает в объятья. Я начинаю кричать, лягаться, но всё бесполезно. Меня поднимают, ноги отрываются от пола. С моей руки пропадает наручник. Отстранённо я вижу, как пятый мужчина закрывает дверь на замок. Мои руки соединяют сзади и вот они уже скованы наручниками. – Отпустите меня! – кричу я. – Немедленно отпусти… Перед моими глазами мелькает какая-то чёрная штука, а потом она оказывается во рту. Я мотаю головой, но это не помогает. На затылке кляп застёгивают. В следующий миг, мужчина меня ставит на ноги и тут же сильно давит на плечи. Я падаю на колени. Он меня держит за плечо, не позволяя подняться. Я оглядываюсь. Вокруг стоят пятеро мужчин. Рыжая продавщица за спиной. Я чувствую их колючие взгляды. «Маньяк» поглаживает пах. Сказать, что мне страшно – не сказать ничего. Я уже понимаю, что попала в лапы каких-то отморозков… – Ты хоть понимаешь, на кого лапу подняла? – опирается руками на колени один из мужчин, самый старший, смотрит мне в глаза. – Это наш бизнес! Мой! Моих братьев, – показывает рукой на других мужчин. – Моей сестры, – указывает мне за спину. – А ты, сучка, решила нас обокрасть? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/mila-hard/prestuplenie-i-nakazanie/?lfrom=688855901) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.