Ноль-ноль часов - одно мгновенье! Когда ни нечет, и не чет... Но вечно времени теченье, И мир опять: шумит, живет! Потоком бешенным несется, Сгорая, жизнь - махну рукой... Но вдруг Вселенная взорвется, Когда шепну: "Мгновенье стой!" Яд истин входит внутривенно: "Какому Богу ни молись, Оно с тобой и неизменно - Мгновение длинною в жизнь..."

Стихи в темноте

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:149.00 руб.
Издательство:Самиздат
Год издания: 2020
Язык: Русский
Просмотры: 9
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 149.00 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Стихи в темноте Люся Моренцова Сборник стихотворений известной петербургской поэтессы Л. Моренцовой, на основе которого был создан одноимённый спектакль. Среди центральных произведений книги "Стихи в темноте" – сказание о праведном Иове и стихотворение "Скажите, Вы когда-нибудь любили?" Темы других стихотворений, вошедших в сборник, касаются почти всех сфер человеческой жизни: любви, предательства, верности, политики, истории и т.д. Коммуналка Да, я застала коммуналку. Мы жили счастливо вполне. На целый двор – одна скакалка, А посиделки при Луне… А телефоны – в коридоре, И вечно занят аппарат! Одно на всех бывало горе, И друг за друга всякий рад… А поскандалить в понедельник: Чья череда помыть полы? А свечи вместе жечь в Сочельник? А в праздник сдвинуты столы! Да, я застала это чудо На Петербургской стороне. Я счастьем выросла отсюда. Вот отчего понятно мне Спасительное чувство локтя От рождества и до седин… А то, как вы сейчас живёте, Так каждый мается один. А мы ругаться успевали, И подружить, и повенчать. И, было дело, выпивали, И обсуждали чью-то стать… Ночами под моим балконом Сверкнет цигаркой паренёк, Мне по родительским законам Не выйти. Дом заснуть не мог! И до утра мне мыли кости: Кто, дескать, к девке приходил В двадцатую квартиру в гости: «Смотри, Люсьенн, чтоб не чудил! А то, мол, принесёшь в подоле И нахватаешь в жизни зла!» А мне так жаль сейчас, до боли, Что я послушная была. *** Порой я чувствую вторженье И неизбежность неких строк. Здесь прежде на Монетной Блок Писал свои стихосложенья. Быть может, с этим чудом ритма На Петроградской стороне Доводится дружить и мне? Но так ли это очевидно? Весь Петербург и дух его Исполнен мистики и чувства, В нём так легко служить искусству И предпочтительней всего. *** Эпиграф: “Там, где дни облачны и кратки, родится племя, которому умирать не больно.” Петрарака. Там, где дни облачны и кратки… Пожалуй, это в Петербурге. Я поищу в своей тетрадке Линенйно сотканные звуки. И по навету Демиурга Сияю солнечно, но сольно. Наверно, это в Петербурге Кому-то умирать не больно. *** И сиреневый зимний рассвет Задымил над моим Эрмитажем. Нет потерь и усталости нет- Все исчезло в твоем эпатаже. Ты мне что-то тогда провещал Переделом твоих территорий: Летний сад и осенний вокзал, Современная прошлость Астории… И когда я тоскую о нас, Я кружу над сиреневым Питером, Пролетаю Фонтанку и Спас И стучу к тебе утренней литерой. *** Я обожаю Питер ранним утром, Когда мудреет сердце после ночи, Когда Нева сверкает перламутром И отпускать глаза никак не хочет! Когда сирень таинственной вуали Над Монферраном царственно ложится. Когда глаза от ночи не устали И узнавать свои пытались лица. Когда под стрелку у Сенатсткой тусы Заходит солнце в поворот со стажем, Смолкают мнения, бои и вкусы, Застыв в поклоне перед Эрмитажем. *** И волны Финского залива, И свежесть юной бересты Меня учили терпеливо Слагать созвездия в листы, Роднится с криком белой чайки, Теряться в гуле куполов, Порхать пугливо мелкой стайкой Моих коротеньких стихов. Всегда стремиться к горизонту От повседеневной суеты. Не видеть царственного понта И быть всегда, где б ни был ты. *** Мои фонтаны – веер Петербурга, Величественность гимнов и мостов, Восторг зевак, торжественность мазурки, Садовая изысканность кустов… Их принадлежность мне –Вот дерзость роли! Владелицей над городом кружу! Вам показалось это произволом? Мой друг, я тоже им принадлежу. *** Мне петербуржские мосты Важнее всех вершин на свете! И не от праздной красоты, А то того, что вольный ветер Живёт в причалах и дворах, Скрипит чугунными цепями… И на старинных образах Над православными церквами Гуляет словно господин, Которому всегда подвластны И тайны брошенных руин, И тайны наших жизней частных. Да будет он свидетель мне, Моим подъёмам и паденьям, Моим метаньям при Луне, Словам моим и рассужденьям… Мой питерский бессменный страж, Свободней всех свобод на свете! Меня, я знаю, не предашь, Ведь ты не человек, ты ветер! *** И Ангел Петропавловского шпиля, И солнца свет, разбрызганный по водам, и все мои не пройденные мили, и все, ещё не взятые высоты! Всё то, что так люблю теплом сердечным Без ожиданий, и без всякой меры, Мне дарит несказанную беспечность И торжество любви твоей и веры. *** Я хочу рисовать этот город великий В перекрестье разлетов его площадей! Узнаваемый дух и всегда многоликий, Иногда только мой, и однажды – ничей… Мне родная Нева словно кровью под кожей Целой жизнью, как сердцем влюблённым, стучит: Я такая, как ты, мы с тобой так похожи – Это питерский дух в нас мятежно бурлит! Если нету покоя, и Бог с ним, с покоем, Я могу и с покоем, и, знаете, без. Нет достойных – пускай! Я могу без достойных! Не могу без любви и без правды небес! *** Третий снег над моей головой. Вечный город и Родина писем. Все, что он мне вчера перечислил, Я уже паковала с собой… Третий снег над моей головой. Ожидает Манежная площадь, Стоя дремлет забытая лошадь, Снится ей голубой водопой, Третий снег над моей головой. Тайна снега… Чуть дрогнет в камине Чьё-то тихое нежное имя Обещанием встречи с тобой. Третий снег над моей головой. В ожидании первых трезвучий Он уже завальсировал с тучей, Одевая подходы домой. Дивен снег над моей головой. *** Двадцать два по Москве. О любви и с мечтой, Не дождавшись весны У узорчатой форточки, Кареглазой, Но бледноволосой зимой Обернувшись пою Певчей птицей на жёрдочке. Я пою про тепло, А изысканный снег Вензелями кружит И плетёт своё творчество. И какой-то нелепый Смешной человек В снег обронит слова Медяками пророчества. Двадцать два по Москве За морозным стеклом Зазвучал и осип мой ли голос простуженный? Это снегу и мне Ничего ни по чём, Он из песен моих Доплетёт своё кружево. *** В этом доме, как прежде стоят часы. И никем не преданный не поймет, Что как только жизнь встает на весы, Вот тогда и часы замедляют ход. Если верить старцам, и опыт друг. То вполне возможна живая новь. Но до свадьбы в дом не зови подруг, И никогда на весы не клади любовь. *** А может, забыть о них? Неполных шестнадцать лет Вплести в основной стих И выдать его земле, Как вирус, что лечит боль, Собой истребляя смерть? Предательство и Любовь Сидят на моем столе… И в вечности диалог… И чьих-то бровей испуг… И тот, кто кричал: "Бог! Я верен, и я Твой друг", Скукожился, как зерно, И был посвящен золе… И я наблюдаю вновь Круги на моем столе. И прежних позиций – крах! Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=58863668&lfrom=688855901) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.