И петь бы о солнце весеннем, А я - всё о горе людском; По полю бы в летнем цветеньи, А я - всё леском, да леском. И песен о доли счастливой По рощам, звеня соловьём, Катить бы, катить переливы... Да, кончились в сердце моём Те песни; И надо бы где-то Найти уголок на Земле - Опушку в сиянии света; Ещё не остывший в золе Один уголёк под поленцем,

Предсказания монаха

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:79.99 руб.
Издательство:Самиздат
Год издания: 2020
Язык: Русский
Просмотры: 87
Скачать ознакомительный фрагмент
КУПИТЬ И СКАЧАТЬ ЗА: 79.99 руб. ЧТО КАЧАТЬ и КАК ЧИТАТЬ
Предсказания монаха Олег Трегубов Знаменитый монах Авель на рубеже 18 и 19 веков предсказал судьбу всей династии Романовых. Он написал 4 книги с предсказаниями, которые бесследно исчезли. В этих книгах он оставил загадки, которые должны были привести к разгадке самой главной тайны. Сможет ли Анастасия выйти на след и собрать все ключи, чтобы узнать то, о чём умолчал Авель? Часть первая Глава 1 Настю разбудил детский плач. Она медленно открыла глаза и не сразу поняла, где находится. Но тут зажёгся свет настольной лампы со стороны мужа Насти, и темнота в комнате рассеялась, как и остатки сна. Мужа звали Алексей и он, как оказалось, тоже проснулся. – Я подойду к дочке, отдыхай, родная, – сказал он Насте, поцеловал её в щёку, встал с кровати и пошёл к детской кроватке. Когда малышка оказалась на руках отца, то почти сразу успокоилась и перестала плакать. Он медленно ходил по комнате, слегка покачивая ребёнка, а Настя смотрела на самых близких ей людей и счастливая улыбка озаряла её лицо. Вскоре Лиза – а именно так звали их дочку – уснула, Алексей аккуратно положил её обратно в кроватку, накрыл одеялом и вернулся к Насте. – Можно ещё поспать несколько часов, – прошептал он, закрыл глаза, и буквально через минуту Настя услышала его ровное дыхание – он спал. Но Настя уснула не сразу – некоторое время она просто лежала и размышляла. Они с Алексеем поженились почти полтора года назад, и в самые первые месяцы их совместной жизни им пришлось пройти вместе немало испытаний, когда они расследовали одно очень интересное, запутанное дело. На пути у них было большое количество препятствий, но вдвоём они сумели их преодолеть. Потом Настя сказала мужу, что у них будет ребёнок, и он был на седьмом небе от счастья. Она навсегда запомнила это мгновение. У Насти была своя Антикварная лавка на Невском проспекте, и это было делом её жизни, которое она очень любила. Алексей был писателем, причём довольно известным. Он писал детективы, и каждая его новая книга пользовалась огромным успехом. Жили они в своём собственном доме в частном посёлке, который находился не очень далеко от Санкт-Петербурга. Также у Насти была квартира в одном доме с Антикварной лавкой, но там они бывали довольно редко, предпочитая больше времени проводить на свежем воздухе за городом. В положенный срок у них родилась девочка, которую они решили назвать Лизой. Девочка была весёлой, жизнерадостной, и родители в ней души не чаяли. Сейчас ей было уже четыре месяца, и с самого рождения дочки Настя никуда из дома не уезжала. Она всё своё время проводила с Лизой, много гуляла с ней, играла, разговаривала. Так прошло лето, а теперь за окном стоял сентябрь, но пока ещё было тепло и солнечно. Настя всё чаще думала о том, что пора уже хотя бы два-три раза в неделю выезжать в город и заниматься делами Антикварной лавки. Хоть там и было две помощницы, да и Настя часто поддерживала с ними связь по телефону и работала дома на компьютере, но всё-таки на месте тоже необходимо было её присутствие. Как и ребёнок, дело без хозяина не может активно развиваться, оно постоянно требует его внимания и заботы. Постепенно глаза Насти стали закрываться, и вскоре она тоже уснула. Утром после завтрака Настя решила немного пройтись с Лизой по осеннему лесу, послушать пение птиц – это очень нравилось дочке. Когда она слышала, как они щебечут, то приходила в восторг. Алексей остался дома, чтобы сделать кое-какие домашние дела. Когда они вернулись с прогулки, Алексей встретил их с улыбкой на лице и с телефоном в руках. – Мама завтра прилетает, – сообщил он Насте. – Очень хочет увидеть внучку. Мама Алексея жила в Новосибирске. Звали её Елена Николаевна. За то время, что Настя была знакома с Алексеем, она только один раз видела её, когда та прилетала на их свадьбу, и она произвела на Настю очень хорошее впечатление. Это была милая, добрая женщина, которая сразу же прониклась к Насте, полюбила её, как свою родную дочку. Они иногда общались по телефону, Насте их общение доставляло удовольствие, поэтому она очень обрадовалась этой новости. – Здорово! – ответила она мужу. – Во сколько она прилетает? – В семь часов утра. Поеду её встречать, и сразу обратно. – Отлично, а пока ты ездишь, я приготовлю завтрак. И тут Настя вспомнила свои ночные мысли. – Знаешь, – произнесла она. – Я бы хотела завтра съездить в Антикварную лавку, я ведь не была там почти полгода. Да и вообще, пора мне начать работать там хотя бы дня три в неделю. Приезд твоей мамы пришёлся очень кстати, вместе с ней посидите с Лизой, пока я делами занимаюсь. Кстати, Елена Николаевна надолго к нам? – На пару недель, может и больше, – пожал плечами Алексей. – Отлично, – улыбнулась Настя, и унесла Лизу переодеваться после прогулки. На следующее утро Алексей проснулся в пять часов, быстренько выпил кофе, съел бутерброд, собрался и уехал в аэропорт. Настю он будить не стал, и она спала до семи часов – именно на это время у неё был заведён будильник, да и дочка тоже привыкла просыпаться в это время. Поднявшись с постели и накормив Лизу, Настя занялась приготовлением завтрака, и к приезду Алексея и его мамы всё было готово. Настя и Елена Николаевна долго обнимались, радуясь тому, что они наконец-то смогли увидеться. Потом мама Алексея познакомились с внучкой. Она сразу взяла её на руки и больше не хотела отпускать. Лизе тоже очень понравилось быть на руках у бабушки. Во время завтрака Настя спросила: – Елена Николаевна, Вы не будете против, если я сегодня поеду в Санкт-Петербург в Антикварную лавку и поработаю? Я уже довольно давно там не была. Сможете посидеть с Лизой? – Конечно, – обрадовалась та. – Поезжай и ни о чём не беспокойся, мы с внучкой нашли общий язык и отлично поладим. – Я очень этому рада, – улыбнулась Настя. После завтрака она собралась, предупредила одну из помощниц, что сегодня приедет, пожелала всем отличного дня и поцеловала дочку. Затем она вышла из дома, села в машину и направилась в сторону Санкт-Петербурга. Глава 2 Обе помощницы Насти были очень рады её видеть. Она даже обняла их, хотя обычно так не делала. К её приезду был уже куплен торт, и они втроём сели пить чай. Настя рассказала им про свою дочку, показала фотографии, а после они принялись обсуждать дела. На самом деле, такого большого количества отложенных дел, как если бы Настя уезжала куда-нибудь в отпуск, не было. Находясь дома, она удалённо помогала решать все возникающие вопросы, находилась в постоянной связи со своими помощницами из Антикварной лавки. В это время над входной дверью зазвенел колокольчик. Настя посмотрела в сторону входа и увидела, как с улицы вошёл мужчина в деловом костюме. Настя решила, что ему должно быть около шестидесяти лет, или, возможно, чуть меньше. Наверное, это из-за его седой бороды, а может и трости, на которую он опирался. Но сам он был подтянут, держался прямо и выглядел, как человек, знающий себе цену. Он не сразу заметил женщин, которые пили чай за столиком около дальней стены, и начал оглядываться по сторонам. В это время одна из помощниц шепнула Насте: – Он уже приходил сюда на прошлой неделе, сначала интересовался старинными книгами, а потом Вас спрашивал. – Хорошо, я сама к нему подойду, – шепнула Настя в ответ, встала из-за столика и пошла навстречу к посетителю. Только сейчас он заметил женщин, а при виде Насти даже улыбнулся. – Чем я могу Вам помочь? – спросила она мужчину, подойдя ближе. – Добрый день, – сказал он, всё так же улыбаясь. – Анастасия Павловна? – Да. Можно просто Анастасия. – Я очень рад, что Вы оказались сегодня здесь. Я уже приходил, а мне сказали, что Вы сидите с ребёнком и Вас долго не будет. Меня зовут Глеб Борисович Рудовских. Могу я с Вами посоветоваться? – Да, конечно. Что именно Вас интересует? – Я видел у Вас в магазине несколько старинных книг. А вообще-то у Вас часто появляются новые книги? Настя некоторое время смотрела на собеседника, а потом спросила: – Вас ведь какие-то конкретно книги интересуют? Скажите прямо, не ходите вокруг да около. Мужчина взглянул на помощниц Насти, которые продолжали сидеть за столиком и пить чай, и сказал, понизив голос: – Меня интересуют любые книги восемнадцатого или девятнадцатого века, в которых упоминается монах Авель. Услышав это имя, в Насте разгорелся интерес, и она предложила пройти в её кабинет и там побеседовать. Когда они оказались в кабинете, Настя закрыла дверь, предложила мужчине сесть на кресло, а на другое кресло села сама. – Глеб Борисович, – сказала она. – Таких книг у меня нет. Если честно, я книгами почти и не занимаюсь, так, стоят несколько уже довольно давно. А вот про Авеля знаю, меня эта тема давно интересует. Ещё в начале беременности я купила книгу предсказаний монаха Авеля в книжном магазине и прочла её от корки до корки. Прошу, просветите меня, чем у Вас вызван к нему такой интерес? Я ведь вижу, что у Вас даже глаза горят каким-то огнём. – Что, это так заметно? – усмехнулся он. – Хорошо, давайте сначала я расскажу, чем я занимаюсь. Я историк, исследую временной период правления династии Романовых. А года три назад увлёкся предсказаниями Авеля. Вы ведь уже немного знакомы с этой темой, раз читали о нём и его предсказаниях? Он предсказывал смерть нескольких императоров, буквально с точностью до дня, а также гибель самой династии в 1918 году. А к Вам я пришёл, потому что Вы были на Валааме пару лет назад. – Так, стоп, – перебила его Настя. – А это здесь причём? – Простите, я немного перескочил. Вы знаете, что Авель написал четыре книги с предсказаниями, которые до наших дней не дошли, исчезли? – Да, я читала об этом, – ответила Настя, до сих пор не понимая, причём здесь Валаам. – Когда я изучал историю жизни Авеля, в одном из архивов я наткнулся на один очень интересный документ. Это были записи графини Потёмкиной. Из этих записей я узнал, что в переписке графини и монаха, в одном из писем Авель сообщил, что у него есть копии книг предсказаний, которые надёжно спрятаны. Она несколько лет была его покровительницей и у них были довольно хорошие дружеские отношения, поэтому я точно знаю, что всё, указанное в её записях – чистая правда. Я уверен, что копии книг существуют и где-то спрятаны. И я даже догадываюсь, где именно. – Где же? – с интересом спросила Настя. Она очень любила, когда перед ней появлялась какая-нибудь новая тайна. – В первом монастыре, где Авель принял постриг – на острове Валаам. Я даже ездил туда и встречался с настоятелем, спрашивал его о каком-нибудь сохранившемся упоминании монаха Авеля. Но он мне ничего утвердительного не ответил, хотя и то, что у них ничего такого нет, он мне тоже не сказал. Просто сказал, что эти вопросы надо решать через Москву, но я почувствовал, что он что-то знает. Пришлось мне уехать ни с чем. – И Вы хотите, чтобы на Валаам поехала я? – спросила Настя. Глеб Борисович восхищённо взглянул на Настю и сказал: – Я Вас такой себе и представлял – целеустремлённой, бесстрашной, схватывающей всё на лету. Да, Вы правы. Я читал, что около двух лет назад Вы уже были на острове и разобрались с делом святого старца Феодосия. И я решил, что если Вы придёте к настоятелю, то в качестве благодарности он может что-нибудь рассказать Вам. Именно поэтому я здесь. Некоторое время Настя молча смотрела на собеседника, а затем произнесла: – Мне надо подумать. У меня ведь маленькая дочка. Оставьте свой номер телефона, и я Вам позвоню, когда приду к какому-то решению. – Конечно, я всё понимаю и не тороплю Вас, – быстро ответил Глеб Борисович, достал визитку и протянул ей. Затем он встал с кресла и сказал: – До свидания, Анастасия, я буду ждать Вашего звонка. Сказал, и вышел. А Настя осталась сидеть в кресле, задумчиво рассматривая полученную визитку. Глава 3 После ухода Глеба Борисовича Настя ещё несколько часов работала, но иногда мыслями возвращалась к тому, что он ей сказал. Стоит признать, что тема эта её очень заинтересовала. Она ещё год назад, когда читала книгу об известном предсказателе, купленную в книжном магазине, впитывала в себя всё, словно губка – уж больно загадочным человеком, хоть и с весьма незавидной судьбой, предстал перед ней монах Авель. Теперь же, когда на горизонте появилась неразгаданная тайна, в ней опять вспыхнул огонь. В такие моменты в ней всегда просыпалась тяга к приключениям. Когда все основные дела в Антикварной лавке были сделаны, она попрощалась со своими помощницами и поехала домой. По пути она стала вспоминать всё, что читала раньше о жизни загадочного монаха Авеля и о его предсказаниях. Его настоящее имя было Василий Васильев. Он родился в 1757 году в деревне Акулово Тульской провинции Московской губернии. В юности он работал плотником. Однажды, находясь в Херсоне, он тяжело заболел. Болезнь эта была заразной, многие люди вокруг него умирали, и он думал, что и его наверняка постигнет такая же участь. Тогда он дал Богу обещание, что если Бог исцелит его, то он будет всю свою оставшуюся жизнь служить ему верой и правдой. И случилось так, что он быстро пошёл на поправку, а вскоре и полностью излечился. Вернувшись домой, он стал просить своих родителей отпустить его в монастырь, так как он дал Богу обещание, и обязан его выполнить. Они его никуда не отпустили и женили против его собственной воли. В течение следующих десяти лет он жил вместе с женой, у них родилось трое детей, но он не переставал думать о слове, данном им однажды Господу. В 1785 году, бросив свой дом, жену и детей, он тайно уходит из своей деревни. Получив у своего барина откупную, он отправился на остров Валаам в Валаамский монастырь, где и принял постриг в монахи с именем Адам. Он прожил в монастыре целый год, вникая и присматривая всю монастырскую жизнь, а потом взял благословение от игумена и ушёл в пустыню, которая находилась здесь же на острове, недалеко от монастыря. Там он жил в одиночестве, в борьбе с искушениями, в молитве и лишениях. И именно там случилось у него несколько видений. С того самого момента у него и появился дар предвидения. И именно тогда он стал называть себя Авелем. Он вернулся в монастырь, но прожил там совсем недолго. В 1787 году он ещё раз получил благословение от настоятеля монастыря и отправился странствовать. За девять лет своих странствий он побывал во многих местах, скитался по разным монастырям и пустыням, сказывал и проповедовал людям волю Божию. В 1796 году он добрался до реки Волги и поселился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии. Вот там, в крохотной монастырской келье, и написал он первую пророческую книгу, в которой предсказал, что царствующая императрица Екатерина II скончается через восемь месяцев. Авеля посадили в острог, а затем отправили в Санкт-Петербург. Информация о своей собственной смерти дошла и до Екатерины. За это пророчество монаху грозила смертная казнь, но Екатерина вместо этого отправила его в Шлиссельбургскую крепость. Пророчество сбылось день в день, как и предсказывал Авель. После смерти императрицы на престол взошёл её сын Павел I. Новый генерал-прокурор, разбирая документы своего предшественника, наткнулся на книгу предсказаний. Он велел освободить вещего монаха и лично привёл его к императору. Авель беседовал с Павлом довольно продолжительное время. Он рассказал ему о судьбе всех последующих российских императоров. После этого разговора Павел оставил письмо для своих потомков, которое поместили в ларец и спрятали его в Гатчинском дворце. Вскрыть его полагалось праправнуку Павла через сто лет после его смерти. Забегая вперёд, нужно отметить, что в 1901 году император Николай II ездил на это знаменательное событие в Гатчину. Причём ехал он туда, как на праздник, а обратно возвращался уже задумчивый и печальный. После этого он начал говорить, что до 1918 года ему ничего не страшно, как будто он уже знал о своей гибели и гибели всей династии Романовых. После беседы с Павлом с Авеля снимают все обвинения и разрешают снова постричься в монахи. Он возвращается на Валаам, где пишет вторую пророческую книгу, в которой указывает точную дату смерти императора. Книга попадает на стол Павлу, и он велит посадить Авеля в каземат Петропавловской крепости. Пророчество Авеля опять в точности исполнилось. После гибели императора Павла I в 1801 году монаха выпустили и отправили на Соловки без права покидать монастырь. Находясь в Соловецком монастыре, Авель снова не удержался и написал очередное предсказание о том, что спустя десять лет, в 1812 году, Москва будет взята французскими войсками. История повторилась: на этот раз император Александр I личным указом отправил неугомонного пророка в островную тюрьму Соловков, где тот и прожил все десять лет. Когда предсказание исполнилось, о монахе-предсказателе вспомнили и освободили его. Несколько лет Авель странствовал по миру, побывал на Афоне, в Константинополе и в Иерусалиме. После странствий он поселился в Троице-Сергиевой Лавре. Ему было указано больше не заниматься пророчествами, и он старался выполнять это предписание, помня о тех страшных десяти годах, проведённых в Соловецкой тюрьме. Молчание монаха было нарушено вскоре после переселения в Серпуховской Высоцкий монастырь в 1823 году. Он предсказал смерть Александра I, восхождение на престол Николая I, и даже восстание в декабре 1825 года. Как ни странно, на этот раз никаких санкций в отношении предсказателя не последовало. От рисковых предсказаний он воздерживается вплоть до 1826 года, но всё-таки предсказывает нехорошее будущее новому императору Николаю I. Ещё до коронации, словно предчувствуя беду, он уезжает в свою родную деревню. По повелению Николая Авель был схвачен и отправлен в Суздальский Спасо-Евфимиев монастырь, в арестантское отделение. Там, в тесной камере, предсказатель Авель и провёл оставшиеся годы жизни. Похоронен он был там же, за алтарём арестантской церкви. Вот, собственно говоря, и всё, что знала Настя о жизни монаха Авеля. Вспоминая его жизнь, она и не заметила, что практически доехала до места. Всё с тем же задумчивым видом она вышла из машины и направилась к дому. Глава 4 – Как у тебя день прошёл? – спросил Настю Алексей, когда она переоделась и пришла к столу. – Голодная, наверное? Садись, сейчас мы тебя накормим, всё уже готово. – Всё хорошо, – ответила Настя. – Девочки были рады меня видеть, встретили с тортом и чаем. Потом мы работали, все основные дела я сделала. – Вот и славно, – улыбнулся Алексей. – Мы здесь тоже не скучали. Мама с Лизой теперь стали не разлей вода, и я смог спокойно поработать над книгой в кабинете. Настя посмотрела на маму Алексея и Лизу, которую та держала на руках, и тоже улыбнулась. Елена Николаевна поймала её взгляд и сказала: – Настенька, вы когда с Лёшей поужинаете, можете пойти отдыхать и ни о чём не беспокойтесь. Мы с Лизой поиграем, я ей песенки спою. Или можете вообще погулять, погода замечательная. Так они и решили поступить. После ужина они с Алексеем переоделись и вышли на прогулку, чтобы перед сном немного подышать свежим лесным воздухом. Сначала они шли молча, а потом Алексей сказал: – Настя, я же вижу, что у тебя что-то случилось. Ты из Питера приехала какая-то задумчивая. Расскажи мне, что произошло. И тогда Настя рассказала ему всё, начиная с того момента, как к ней в лавку пришёл человек, интересующийся Авелем, и до самого его ухода. Алексей посмотрел на неё и спросил: – Но ты ведь не собираешься и вправду ехать на Валаам? Подумаешь, пришёл к тебе какой-то чудак и сказал, что ему что-то померещилось. Я думаю, что эта история яйца выеденного не стоит. – Но ты ведь знаешь, как меня интересовали предсказания Авеля. Да и сейчас мне это тема интересна. Я думаю, что все эти события взаимосвязаны, и они не случайны. И мой сегодняшний посетитель, и приезд твоей мамы, которая теперь может посидеть с Лизой. Почему бы нам просто не съездить завтра на денёк на Валаам и самим всё не проверить? Алексей попытался с ней поспорить, но понял, что, раз уже в ней зажёгся интерес, то спорить бесполезно. И пришлось ему с ней согласиться. – Хорошо, – сказал он. – Сейчас вернёмся и скажем маме, что завтра нам надо сгонять по делам. До Валаама путь неблизкий, поэтому поедем часов в шесть утра, а к вечеру уже должны будем вернуться. – Ты у меня самый лучший, – сказала с улыбкой Настя и поцеловала мужа, а затем они развернулись и направились в сторону дома. Елена Николаевна даже обрадовалась, что они с Лизой будут вдвоём целый день. К тому же, она была рада, что может оказать помощь Насте и Алексею. Затем Настя взяла Лизу и отнесла её в кроватку. Та уже практически спала, когда Настя её укладывала. Вскоре пришёл и Алексей: – Мама ушла спать, ей ведь тоже завтра надо встать пораньше, чтобы нас проводить и присмотреть за Лизой. Да и нам с тобой пора уже ложиться, завтра предстоит неблизкий путь. Они умылись перед сном, легли в кровать и довольно быстро уснули. Настя так и проспала всю ночь, и проснулась уже тогда, когда под ухом тихонько заиграл будильник. Она быстро выключила его, чтобы дочка не проснулась, затем разбудила Алексея, они собрались, позавтракали, приготовили себе в дорогу чай в термосе и бутерброды, и отправились в путь. Ехать им предстояло до Приозерска – города на берегу Ладожского озера, где находилась переправа на остров Валаам. – Слушай, мы же не посмотрели, во сколько метеор отчаливает, – сказал Алексей. – Глянь в интернете, пока едем. – Это не нужно, – ответила Настя. – Я вчера вечером созвонилась с человеком, он будет ждать нас на берегу и отвезёт на Валаам, а потом и доставит обратно. – Что за человек? – уточнил Алексей. – У него свой небольшой катер, – ответила Настя. – Два года назад, когда на озере были большие волны, а переправа была закрыта, он нас выручил. Правда, не сразу, сначала он отказывался нас везти. Но я увидела, что он курит довольно раритетную трубку, и предложила ему одну интересную вещь. У меня как раз в тот момент в Антикварной лавке была скульптура женщины, которая крепится на нос судна и приносит удачу. Он очень обрадовался и согласился нас отвезти. На Настю внезапно нахлынули воспоминания о той поездке, и она замолчала. Она вспомнила, что любила тогда одного человека, и что с ним произошло. Ей казалось, что это случилось по её вине, ведь это из-за неё он оказался втянут в то расследование. Словно прочитав её мысли, Алексей погладил её по руке и сказал: – Не вини себя, всё уже случилось и ничего уже не вернуть. – Да, ты прав, – ответила Настя. – Уже прошло достаточно времени, и у меня теперь другая жизнь. Весь оставшийся путь они ехали в тишине, погружённые каждый в свои мысли. Но, когда они доехали до Приозерска, их настроение улучшилось. Алексей припарковался рядом с причалом, и они с Настей вышли из машины. – Пойдём, вон его катер пришвартован, – сказала Настя и показала рукой в сторону от основного причала. Алексей посмотрел в ту сторону и сразу увидел этот катер. Он узнал его по женской фигуре на носу судна. На берегу рядом с катером стоял капитан и курил трубку. Увидев Настю, он улыбнулся и помахал рукой. Когда они подошли к нему, он сказал: – Очень рад Вас видеть! Ну, как вам моя приятельница? – и он указал на нос судна. – Отлично смотрится! – ответила Настя. – А это мой муж Алексей. Мужчины поздоровались, и капитан сказал: – Ну что, прошу всех на борт! Они прошли на судно, капитал убрал мостик, а затем отвязал канат. Через несколько минут они уже удалялись от берега, направляясь в сторону Валаама. Приключения для них только начинались. Глава 5 Эта поездка на остров отличалась от той, что Настя совершала два года назад. Тогда были высокие волны, а теперь озеро было гладким, спокойным, и в скором времени они уже сходили на берег. – Дождитесь нас, пожалуйста, – сказала Настя капитану. – Мы не очень долго. – Обязательно, – улыбнулся тот в ответ. – Буду ждать столько, сколько нужно. Настя кивнула, и они с Алексеем пошли с причала в сторону Валаамского монастыря. Необходимо было придумать, как попасть к настоятелю, ведь у них не было ни записи, ни предварительной договорённости. – Попробуем зайти внутрь, на месте посмотрим, как действовать дальше, – сказала Настя, так и не найдя какого-то определённого решения. Но, когда они оказались внутри монастыря, их ждало разочарование. Как оказалось, настоятеля на острове не было – он уехал в Москву по каким-то важным делам. Но зато был его помощник, и Насте на ходу пришлось сочинять историю, чтобы попасть к нему. Спустя два часа их всё-таки приняли, и они сидели в кабинете настоятеля напротив его помощника. – Я вас слушаю, – начал он после взаимных приветствий. – Насколько я понял, у Вас какой-то важный вопрос. Так чем я могу вам помочь? – Меня зовут Анастасия Беляева. Не знаю, вспомните ли Вы меня, я уже была здесь два года назад, когда занималась поисками святого старца Феодосия. Только тогда у меня была другая фамилия – Оболенская. – Да-Да! Конечно, Анастасия Оболенская! Я помню, я читал о Вас в газетах. Вы ещё тогда занимались делом, связанным с Янтарной комнатой. И с Феодосием Вы уж больно ловко вопрос решили, докопались до истины. Без Вас мы бы до сих пор ни о чём не догадывались. Жаль, что настоятеля сейчас нет на Валааме, он ещё тогда хотел с Вами лично познакомиться. Настя подумала, что тот факт, что они её знают – весьма кстати, и может сыграть им на руку. Нужно было это использовать. – Я как раз и хотела сегодня встретиться с настоятелем. Но, может, и Вы сможете решить мой вопрос. – В чём он заключается? Сделаю всё, что в моих силах, – улыбнулся помощник настоятеля. – Вопрос касается известного предсказателя монаха Авеля. Он принял постриг и некоторое время жил на Валааме. Но Вы, наверное, и без меня это знаете. – Да, конечно знаю, – ответил он, задумчиво глядя на Настю. – У нас каждый монах знает об этом. Он замолчал, и Настя с Алексеем ждали, что он скажет дальше. Наконец, спустя минуту, он продолжил: – Скажите, Ваш интерес связан с каким-то новым расследованием? – Я и сама пока толком не знаю, – пожала плечами Настя. – Пытаюсь разобраться. – А ведь месяца три или четыре назад к настоятелю уже приходил один человек, который тоже интересовался Авелем. Мужчина с седой бородой, не знаете такого? Настя ещё раз пожала плечами, а сама подумала, что это, скорее всего, Глеб Борисович. – Он тогда интересовался книгами предсказаний. Он думал, что они могут находиться у нас. – А могут? – спросила Настя. – В тот раз он уехал ни с чем, – ответил ей помощник настоятеля. – Но, может быть, это и к лучшему, что вы к нам приехали. Он опять ненадолго задумался, разглядывая Настю и Алексея. – Мне нужно позвонить настоятелю и посоветоваться с ним, я скоро вернусь. Он встал и вышел из кабинета. Настя и Алексей переглянулись и стали ждать, когда он вернётся. Вернулся он минут через десять, и на лице у него играла улыбка. – Ну что же, настоятель сказал то же самое, о чём я и думал. Вы приехали в подходящее время. Давно пора было разгадать этот ребус, и вы нам в этом поможете. Никто не справится с этим лучше, чем вы. Пойдёмте со мной. Настя и Алексей встали со своих мест и направились следом за помощником настоятеля. Сначала они шли по коридору, потом спустились по лестнице в подвал и подошли к одной из дверей. Она была заперта, но помощник настоятеля достал ключ и открыл её. Когда он включил свет, Настя увидела, что они находятся в совсем небольшой комнате. В ней ничего не было, кроме высокого столика, стоящего в самом центре. Он был накрыт большим покрывалом. Помощник настоятеля снял покрывало, и Настя поняла, что это никакой не столик, а витрина. Под стеклом находилась деревянная табличка с какими-то символами. – Что это? – спросил Алексей. – Сейчас расскажу. В 1785 году в Валаамский монастырь пришёл Василий Васильев. Он принял постриг в монахи с именем Адам. Прожив год в монастыре, он отпросился у игумена и ушёл в пустыню недалеко от монастыря, и некоторое время жил там один. Когда он вернулся, то рассказал, что у него были видения, и теперь его зовут Авель. Прожив ещё некоторое время в монастыре, он попросил благословения у игумена и отправился странствовать. Но, перед тем как уйти, он оставил деревянную табличку с символами. Он сказал, что вырезал их, когда жил в пустыне, и просил сохранить эту табличку для потомков. Никто так и не догадался, что означает эта вырезанная надпись. Настя внимательно посмотрела на табличку. Там было написано следующее: «Н-Б М ВЕРХ ИСЧЕЗ, НИЗ ОСТАЛСЯ, УГОЛ Г». – Может быть, вы сможете понять, что это означает? – с надеждой в голосе спросил помощник настоятеля. – Нужно время, чтобы разгадать этот ребус, – задумчиво произнесла Настя. – Я могу сфотографировать табличку? – Нет, к сожалению, не можете. Нельзя, чтобы кто-то её увидел. И я очень надеюсь, что вы никому об этом не расскажете. Но вы можете переписать надпись. Настя кивнула, достала блокнот и записала всё точь-в-точь, как было указано на табличке. – Ещё запишите мой номер телефона, – сказал помощник настоятеля и продиктовал ей номер. – Когда разгадаете, что это означает, обязательно мне сообщите. Настя кивнула и спросила: – Может быть, у Вас есть ещё какая-нибудь информация? – Нет, это всё. – Хорошо, тогда мы поедем. Спасибо Вам большое! Они вышли на улицу, попрощались с помощником настоятеля и направились в сторону катера, ожидающего их на пристани. Глава 6 Весь обратный путь Настя думала, что же может означать эта надпись. Буквы «Н-Б М» она пока не могла расшифровать, как и «УГОЛ Г». Единственная более-менее внятная надпись – это «ВЕРХ ИСЧЕЗ, НИЗ ОСТАЛСЯ», но и она пока не могла помочь Насте хоть за что-то зацепиться. – Я чувствую, что за этим кроется какая-то очень большая тайна, – сказала она мужу уже в машине. – Причём тайна очень интересная, я уверена в этом. – Да уж, – ответил ей Алексей. – Если честно, я и не ожидал, что мы вообще что-нибудь найдём. А мы взяли и нашли ключ Авеля. Тут есть над чем подумать. – Да, тут надо подумать, – согласилась Настя. – Так сразу ничего в голову не приходит. Приедем, поужинаем, с Лизой погуляем и приступим к разгадке этого ребуса. Хоть они и перекусили немного, когда плыли на катере с острова – попили чай и съели бутерброды, но по мере приближения к дому у них опять разыгрался аппетит. Видимо, сказывалось их пребывание на свежем воздухе. И Елена Николаевна, и Лиза очень обрадовались их возвращению. Сначала мама Алексея накормила их вкусным ужином, а потом они, как и планировали, отправились вместе с дочкой гулять по лесу. Погода была замечательная, было ещё тепло, но уже немного пахло осенью и кое-где уже виднелись жёлтые листья. Во время прогулки они почти не разговаривали о ключе, так как целый день не виделись с дочкой и сейчас уделяли всё внимание лишь ей одной. И только когда они вернулись с прогулки и передали дочку Елене Николаевне, они ушли в кабинет, чтобы подумать над этой непростой задачкой. – Нужно пройтись по биографии Авеля, – сказала Настя. – Так просто мы ни до чего не додумаемся, а в биографии может быть подсказка. Алексей кивнул, и они стали искать в интернете, что им может помочь. Спустя минут десять Настя воскликнула: – Поняла! Смотри, здесь сказано, что после того, как Авель ушёл из Валаама, он девять лет скитался, а потом пришёл в Николо-Бабаевский монастырь. Буквы «Н-Б М» наверняка это и означают. – Точно! – обрадовался Алексей. – Ещё здесь сказано, что именно в этом монастыре Авель написал первую книгу предсказаний, в которой предсказал точную дату смерти Екатерины II. Значит, где-то там и надо искать копию книги. Они начали смотреть информацию по этому монастырю, и благодаря этому разгадали ещё одну часть головоломки. – Смотри, – сказала Настя. – Здесь написано, что монастырь был взорван в 1940 году, а в 1998 году его восстановили. «ВЕРХ ИСЧЕЗ, НИЗ ОСТАЛСЯ» – именно про это. Сам монастырь исчез, но фундамент остался. Значит, книга спрятана где-то под полом. – Осталось разгадать, что означает «УГОЛ Г», – сказал Алексей. – Может быть, Г – это какой-то изогнутый коридор, или тупик, и там, в углу, и спрятана книга. – Вполне возможно, – улыбнулась Настя. – Ну, что, летим? – Куда? – спросил Алексей, не сразу поняв её вопроса. – Как куда? В Ярославль. Ведь Николо-Бабаевский монастырь расположен недалеко от Ярославля. – А дочку мы как оставим? Ведь быстро вернуться не получится. – Даже если нас не будет пару дней, Елена Николаевна отлично со всем справится. Я твоей маме полностью доверяю. Давай посмотрим расписание авиарейсов. Выяснилось, что можно улететь в Ярославль завтра в полвосьмого утра, самолёт обратно из Ярославля в Санкт-Петербург был через день. – Думаю, что дня нам вполне хватит. Мы либо найдём книгу, либо нет. Больше времени задерживаться там смысла не вижу. Ночь переночуем в Ярославле, и утром улетим обратно. Нас всего-то не будет полтора дня. Пойдём, поговорим с твоей мамой, а потом закажем билеты на самолёт и гостиницу. Елена Николаевна сразу же согласилась. Она уже поняла, что у них какое-то важное дело, и что она приехала к ним погостить очень даже вовремя. Потом они купили билеты на самолёт, забронировали номер в гостинице на одну ночь и стали собирать вещи. В девять часов они уже спали, так как им необходимо было выспаться – будильник был заведён на четыре часа утра. Проснувшись утром, они быстро собрались, позавтракали и поехали в аэропорт. И регистрация на рейс, и полёт прошли удачно, и вот они уже сходили с трапа самолёта в аэропорту города Ярославля. Взяв такси, они поехали в Николо-Бабаевский монастырь. – Как мы будем действовать на этот раз? – спросил Алексей Настю. – Нужно, чтобы нас провели по всем помещениям. Скажем правду или что-нибудь придумаем? – Я считаю, что нужно настоятелю рассказать всю правду, или хотя бы часть правды насчёт одной книги. Тогда он сможет нам помочь. – Хорошо, – согласился Алексей. – Главное, чтобы он был сегодня в монастыре. Настя кивнула, обдумывая, как начать разговор. Через полчаса они уже подъезжали к монастырю. Глава 7 Настоятель оказался на месте, да и принял он их сразу же, как только они пришли, так что можно считать, что им повезло. Настя сказала ему, что они ищут копию книги предсказаний монаха Авеля, показала ему ключ и объяснила, как он расшифровывается. Некоторое время он недоверчиво смотрел на них, а потом спросил: – Откуда у вас этот ключ? – Он был вырезан на деревянной табличке самим Авелем, – ответила Настя. – К сожалению, мы не можем сказать, где мы видели эту табличку. Мы дали слово, что никому не расскажем. – И вы хотите найти эти записи? – спросил настоятель. – А как? – Просто проведите нас по всем помещениям, а мы попробуем определить нужное место. – По-моему, это бессмысленная трата времени. Да и зачем мне это? – Как зачем? – удивилась Настя. – Нам эти записи не нужны, мы хотим только прочесть их. Скорее всего, мы их просто сфотографируем, когда найдём. Они останутся у Вас, и именно Вы будете тем человеком, кто официально их нашёл. О Вашем монастыре все заговорят, напишут в газетах, покажут по телевизору, сюда потянутся паломники, монастырь получит дополнительное финансирование и сможет решить многие проблемы, которые до сих пор не могли решиться из-за отсутствия денег. В глазах у настоятеля загорелся интерес. Похоже, что Настя попала в точку. Немного подумав, он сказал: – Хорошо, пойдёмте, я вам всё покажу. Они ходили два часа, обошли все помещения, но так и не нашли такое место, которое подходило бы под описание. Внезапно Настю осенила мысль. – Скажите, а у Вас случайно нет плана зданий, которые были здесь до того, как их разрушили? – спросила она Настоятеля. – Кстати, есть, – ответил он. – Я несколько лет назад видел их в архиве монастыря. Он подозвал своего помощника и попросил найти в архиве планы старых зданий. Уже через час они были найдены, и Настя с Алексеем сидели в кабинете настоятеля, разглядывая их. И вдруг на плане одного из помещений Настя увидела именно то, что искала. – Смотрите, – сказала она остальным, показывая на что-то пальцем. На плане явно вырисовывалась буква Г. – Что это? – спросила она настоятеля. – Не знаю. Какой-то изогнутый коридор, похоже на тупик. Но сейчас на этом месте его точно нет, там теперь ровная стена. – Значит, когда восстанавливали здание, это ответвление решили не делать, – начала выстраивать логическую цепочку Настя. – На табличке было написано «УГОЛ Г». Значит, записи должны быть спрятаны где-то под полом в углу этого тупика. Но, раз тупика сейчас нет, то искать нужно за стеной на улице, в том месте, где он был раньше. Она посмотрела на остальных с торжествующим видом и подвела итог всему только что сказанному: – Нам нужны лопаты. Уже через десять минут Алексей и ещё два монаха, которых настоятель позвал на помощь, копали яму рядом со стеной в том месте, где раньше примерно мог находиться этот тупик. Внезапно лопата Алексея стукнулась о какую-то твёрдую поверхность. – Что-то есть! – радостно воскликнул он, и они принялись убирать землю в этом месте. Вскоре их взорам открылась небольшая деревянная дверца в подпол. Алексей взялся за железное кольцо и, применив силу, всё-таки открыл её. Они увидели, что это был совсем маленький тайник, в котором лежала небольшая деревянная коробка. Алексей достал её и поставил на землю. – А вот теперь пора вызывать экспертов, – сказал настоятель. – А вдруг там пусто? – спросила его Настя. – Думаю, что нам надо сперва открыть коробку и посмотреть, что там внутри. – Тогда пойдёмте ко мне в кабинет. Они вернулись в кабинет к настоятелю, поставили коробку на стол и открыли её. Там была стопка сшитых между собой листов бумаги. Очень старых листов. – Нельзя их трогать, они слишком старые, могут и рассыпаться, – сказался настоятель. – Вызову лучше экспертов, пусть сами смотрят. – Но мы ведь с Вами договаривались, что сможем всё сфотографировать, а эксперты нам этого сделать не дадут, – возразила ему Настя. Настоятель немного подумал и произнёс: – Хорошо, но только аккуратно. Настя осторожно взяла эту стопку, вынула её из коробки и положила рядом на стол. Вся первая страница была исписана мелкими ровными старинными буквами. – Да уж, так просто и не прочитаешь, придётся ещё разбираться, – сказала Настя. – Хотя, в принципе, всё понятно. Она начала перелистывать страницы, а Алексей фотографировал. Каждую страницу для верности он фотографировал по несколько раз. Пока они это делали, настоятель нетерпеливо поглядывал на часы и приговаривал: – Осторожнее, осторожнее… Похоже, ему не терпелось вызвать экспертов и показать им находку. Закончив съёмку, Настя и Алексей не стали больше его задерживать, поблагодарили за содействие, попрощались и ушли. Увидев недалеко от монастыря свободное такси, они сели в автомобиль и поехали в сторону Ярославля. По правде говоря, им и самим не терпелось скорее узнать, о чём говорилось в записях монаха Авеля. Насте до сих пор не верилось, что у них получилось отыскать их. Приехав на место, они зарегистрировались в гостинице, быстренько поужинали и пошли к себе в номер. Там Алексей перекинул все фотографии на ноутбук, чтобы им было удобнее читать. Они расположились за столом, поставили ноутбук перед собой и открыли первую фотографию… Часть вторая АВЕЛЬ ПРИ ЕКАТЕРИНЕ II Глава 8 Два монаха рыбачили с лодки недалеко от берега. Одному из них было около пятидесяти лет, его звали Серафим. Он уже более десяти лет жил в Валаамском монастыре, и всё это время в его обязанности входило добывать рыбу для трапезного стола. Второй был ещё совсем молодым, недели не прошло, как он принял постриг в монахи с именем Иаков, и его сразу определили в помощники к более опытному и знающему Серафиму. И тот, как мог, обучал его, как нужно правильно жить в монастыре. Сейчас же он сидел и думал о том, что не надо было сегодня слушать своего молодого напарника. Ведь знал же, что в этом месте, совсем недалеко от главного причала, тем более после обеда, рыба практически не клюёт. Но Иаков почти полчаса убеждал его, что своими собственными глазами видел вчера вечером, как именно в этом месте плескалось много рыбы. Поддался на его уговоры, и вот итог – за два с половиной часа они не поймали ни одной. – Ну, всё, здесь только время терять, – сказал Серафим Иакову. – Садись за вёсла, поплывём туда, где вчера рыбачили. Нам нужно ещё успеть до ужина хоть что-нибудь поймать. Молодой монах кивнул, сел за вёсла и собрался грести. Вдруг он сказал, указывая на что-то: – Смотри, дядя Серафим. – Сколько тебе можно повторять, Иаков, чтобы ты называл меня отцом Серафимом? Какой я тебе дядя? – покачал тот головой, но всё-таки посмотрел туда, куда указывал Иаков. В сторону причала плыла лодка с парусом. На ней двое монахов обычно возили на Валаам продукты с большой земли. Только на этот раз на носу лодки стоял кто-то третий. Проплывая мимо, он мельком взглянул на рыбаков, а затем продолжил с интересом осматривать окрестности. Это был мужчина с бородой и длинными волосами, но по глазам Серафим определил, что тому лет тридцать или около того. – Видать, новенький, – сказал Серафим Иакову. – Поплыли уже, чего замер? – Иаков пожал плечами и взялся за вёсла, продолжая время от времени поглядывать на лодку, приставшую к берегу. Мужчина бодро спрыгнул на причал и, не оглядываясь назад, зашагал в сторону монастыря. Шёл 1785 год. Вот уже более двадцати лет на престоле находилась императрица Екатерина II. Но для жителей Валаама всё это было где-то там, в другой жизни. Их жизнь на острове текла медленно, плавно и размеренно, с чередованием работы и молитвы, день за днём, неделя за неделей. А если и прилетали какие-то новости с большой земли, то обычно дальше настоятеля монастыря или его помощника они не уходили. Настоятелем монастыря в ту пору был отец Назарий. Он стоял на улице и разговаривал со своим помощником, как вдруг увидел незнакомого мужчину, который направлялся в сторону монастыря. – Ты его видел раньше? – спросил он помощника, но тот лишь покачал головой в ответ. Когда мужчина поравнялся с ними, отец Назарий поздоровался с ним и спросил: – Вы к нам с большой земли? – Доброго здоровья, – ответил тот. – Да, я приплыл на лодке, на которой привозят продукты. Меня зовут Василий Васильев. – А меня можете называть отцом Назарием. Я – настоятель этого монастыря. С каким делом Вы к нам пожаловали? И тогда мужчина рассказал им о том, что работал в юности плотником, а однажды он тяжело заболел и дал клятву Богу, что вечно будет служить ему, если тот излечит его. Произошло чудо, он встал на ноги, и теперь хотел бы посвятить свою жизнь служению Господу. Настоятель с помощником переглянулись, а затем отец Назарий сказал мужчине: – Ну что же, люди приходят к нам по разным причинам, но цель у всех одна. И если Вы хотите посвятить этому свою жизнь, двери Валаамской обители открыты для Вас. Так Василий Васильев поселился на Валааме. Он принял постриг в монахи с именем Адам, и стал привыкать к монастырской жизни. Это место не казалось ему чужим, он чувствовал, что наконец-то, на двадцать девятом году жизни, он находится именно там, где и должен быть. Адам провёл в монастыре целый год, но стал постепенно чувствовать, что он недостаточно близко к Господу. Как он может служить ему, находясь среди других монахов? И он решил уйти из монастыря, но не с острова. Адам пришёл к отцу Назарию и попросил у него благословения отпустить его в пустыню, находящуюся не очень далеко от монастыря, где он сможет молиться и быть один на один с Богом. Настоятель немного подумал и дал согласие. Адам может жить один столько, сколько необходимо. Ему будут приносить пищу и какие-то вещи. Адам смиренно поклонился и отправился в путь, а настоятель Валаамского монастыря и его помощник наблюдали, как тень странника растворяется в последних лучах заходящего солнца. Глава 9 Как-то вечером отец Назарий и его помощник пили чай, смотрели в окно и тихонько беседовали. – Сколько уже Адам живёт один? – спросил настоятель. – Он ушёл в конце весны, а сейчас уже лето заканчивается, – ответил ему помощник, немного подумав. – Получается, что уже три месяца. – Это хорошо, что сейчас тепло. А вот настанет зима, он уже не сможет жить в шалаше. Пусть завтра кто-нибудь сходит к нему и узнает, не собирается ли он вернуться в монастырь. Если нет, то надо будет помочь ему построить более тёплое пристанище. – Хорошо, – кивнул помощник, задумчиво глядя в окно. – Что-то странное сегодня с погодой творится, очень быстро темнеет. – Да, я тоже заметил, – сказал настоятель. – Хоть и вечер уже, но стемнело и вправду довольно быстро. Похоже, это всё из-за туч. Гроза будет. Окно, в которое они смотрели, как раз выходило в ту сторону, куда три месяца назад ушёл Адам. Внезапно где-то вдалеке сверкнула молния. Потом ещё раз, и ещё. Поднялся очень сильный ветер, гром гремел так сильно, что закладывало в ушах. А оба мужчины думали о том, что сейчас Адаму, скорее всего, приходится очень нелегко. Спустя два часа гроза стихла так же быстро, как и началась. – Странно, что дождя не было, – сказал отец Назарий. – Никогда раньше не видел такой сильной грозы без дождя. – Может, он и был, да только вдалеке, до нас не дошёл, – ответил помощник. – Не похоже. Надо с самого утра сходить к Адаму и проверить, как он там. – Хорошо, я сам схожу, только возьму с собой ещё кого-нибудь. Они ещё немного посидели, а затем разошлись каждый к себе, и после вечерней молитвы легли спать. На рассвете помощник настоятеля взял с собой одного из монахов, и они отправились в путь. Идти от монастыря предстояло чуть менее часа, и чем ближе они подходили к тому месту, где стоял шалаш Адама, тем всё более удручающая картина открывалась их взору. Похоже, что в этом месте бушевал настоящий ураган. Кое-где были повалены деревья, трава была примята к земле – таким сильным был ветер. Выйдя на поляну, на которой жил Адам, помощник настоятеля увидел, что шалаш полностью сгорел. Похоже, что в него попала молния, и он моментально вспыхнул. Самого Адама нигде не было видно. Если он находился во время удара молнии в шалаше, то у него просто не было шансов на спасение. Так они стояли несколько минут, неотрывно глядя на место, где раньше стоял шалаш, в котором сгорел Адам. Каждый из них думал о чём-то своём. Внезапно сзади раздался голос: – Вы пришли за мной? Вздрогнув от неожиданности, и помощник настоятеля, и монах резко обернулись и не поверили своим глазам. Перед ними стоял Адам – живой и невредимый. Но видно было, что он очень сильно изменился за эти три месяца. Взгляд у него стал какой-то отрешённый, как будто он находился не здесь, а где-то совсем в другом месте. – Я знал, что вы придёте, и ждал вас, – продолжил он всё с таким же спокойствием и безразличием. – Мы можем пойти обратно в монастырь. Помощник настоятеля опомнился и подошёл ближе к Адаму. Выглядел тот целым и невредимым, на нём не было ни царапины. Всё это было довольно странным, особенно учитывая тот хаос, что творился вокруг. Помощник настоятеля и монах стояли и не знали, что сказать, так как мысли их сбились в кучу. Адам ещё немного постоял, а затем развернулся и направился в сторону монастыря. Мужчины переглянулись и пошли следом за ним. Через час Адам сидел перед отцом Назарием и рассказывал ему, что произошло ночью: – Бог меня наконец-то услышал, – начал он. – Я три месяца пытался поговорить с ним, и сейчас он мне ответил. – Что ответил? – спросил настоятель. Отец Назарий пока не понимал, как реагировать на изменения, произошедшие в Адаме. С одной стороны, он слышал истории о том, как к монахам являлись святые и разговаривали с ними. Но, в то же время, ему попадались и сумасшедшие. Поэтому он предпочитал не делать преждевременных выводов и сначала разобраться во всём самому. – Что ответил? – повторил он свой вопрос Адаму. – Господь смилостивился ко мне и показал мировые и будущие тайны, – тихо молвил тот. – Предсказания? – уточнил настоятель. – А какие именно? – Придёт время, и Вы всё сами узнаете. Пока же могу дать Вам табличку, очень важно сохранить её в целости. Он протянул настоятелю деревянную табличку, на которой была вырезана надпись: «Н-Б М ВЕРХ ИСЧЕЗ, НИЗ ОСТАЛСЯ, УГОЛ Г». – Что это означает? – спросил настоятель странного монаха, разглядывая не менее странную табличку. – Придёт время, и всё встанет на свои места, – повторил тот. Некоторое время отец Назарий смотрел на Адама, а потом сказал: – Хорошо, Вам нужно немного отдохнуть. Я скажу, чтобы Вас проводили. Он позвал своего помощника, а когда тот пришёл, сказал ему, чтобы тот проводил Адама в келью. – Я больше не Адам, – раздался внезапно голос. – Бог сказал мне, что я Авель, сын Адама и голос Господа. Настоятель и его помощник удивлённо посмотрели на него, а потом отец Назарий сказал: – Хорошо, проводи его в келью. Ему нужно отдохнуть. Они ушли, а настоятель стал думать о том, что сказал ему монах. Скорее всего, тот просто был не в себе после трёх месяцев жизни в одиночестве, а тем более после такой сильной грозы. Но табличку всё же решил сохранить. «Ничего, поживёт в монастыре, отдохнёт и всё наладится», – думал он. Некоторое время он наблюдал за этим монахом, и ему показалось, что тот постепенно восстанавливается. О предсказаниях он больше не говорил. Осталась единственная странность – когда его называли Адамом, он поправлял собеседника и говорил, что его зовут Авель. И как-то получилось, что постепенно его так и стали называть. Авель прожил в монастыре всю зиму, а весной, как только растаял снег и стало теплее, он пришёл к настоятелю и сказал, что ему нужно пройти по святым местам. Он хотел получить благословение отца Назария, и тот позволил ему уйти. Уже на следующее утро, взяв с собой свои скромные пожитки и покинув стены Валаамского монастыря, монах Авель сел в лодку, которая отправлялась за продуктами на большую землю, и отправился в путь. Странствие его растянулось на целых девять лет. Сейчас уже нельзя сказать точно, где именно он провёл все эти годы, где побывал и что повидал. Но, по свидетельствам очевидцев, видели его во многих местах. Через девять лет после того, как Авель покинул остров Валаам и отправился странствовать, весной 1796 года, он остановился в Николо-Бабаевском монастыре Костромской епархии. Глава 10 – А эту келью кто-то занял? – спросил молодой монах Митрофан у отца Аркадия. – Да, вчера вечером туда вселился новенький, – ответил тот. – А кто такой? Митрофан уже два года жил в Николо-Бабаевском монастыре и успел всех хорошо узнать, поэтому, когда появлялись новые люди, ему было интересно узнать о том, кем они были и чем занимались до прихода в монастырь. Отец Аркадий, как человек более опытный и проживший в монастыре уже достаточно долго, сразу не ответил. И только когда они отошли на некоторое расстояние от кельи, чтобы их нельзя было услышать, тихо произнёс: – Он назвался Авелем. Говорит, что раньше жил на Валааме, но девять лет назад покинул стены монастыря и всё это время ходил по святым местам, а теперь же пришёл к нам. Мне он показался каким-то странным, хотя, может, я и ошибаюсь, и человек просто устал с дороги. В любом случае, поручаю тебе приглядывать за ним. Возможно, ему может понадобиться помощь. Ты ведь тоже, когда только попал сюда, обо всём спрашивал. – Да, я помню, – кивнул Митрофан. – Хорошо, я присмотрю за ним и помогу, если он о чём-нибудь меня попросит. Они разошлись по своим делам, но уже через два часа, когда Митрофан вновь проходил мимо этой кельи, он решил зайти к новенькому и познакомиться с ним поближе. Он постучал, и ему тут же ответили: – Входи! Он отворил дверь и вошёл в келью. На стуле сидел монах с бородой и длинными волосами и смотрел на вошедшего внимательным взглядом. – Отец Авель, – произнёс Митрофан. – Я зашёл к Вам, чтобы познакомиться. Меня зовут Митрофан, и меня просили помогать Вам в первое время, пока Вы здесь не освоитесь. – Да, я знаю, кто ты, – ответил Авель. – Я тебя ждал. Митрофан некоторое время удивлённо смотрел на Авеля, а затем спросил: – Может быть, Вам что-нибудь нужно? Надо ли что-то подсказать или что-нибудь принести? – Да, мне нужны чернила и перо, и ещё бумага. Много бумаги. – Хорошо, сегодня вечером принесу, – удивился Митрофан такой просьбе. – Собираетесь письма писать? – Нет. Девять лет назад на Валааме Господь раскрыл мне глаза и показал будущее. Я не могу больше держать это в себе. – Собираетесь записывать предсказания? – улыбнулся Митрофан, решив, что это была шутка. – Я не шучу, – ответил Авель, словно прочитав его мысли. – Принеси то, что я прошу, Митрофан – третий сын своего отца. Митрофан от удивления раскрыл рот. О том, кем он был до монастыря, и какая у него была семья, не было известно никому. – И не рассказывай никому о том, что я тебе говорю, – продолжил Авель. Митрофан кивнул и вышел из кельи. Вечером, как и договаривались, он принёс Авелю всё, что тот просил. На следующий день отец Аркадий спросил Митрофана о новеньком: – Заметил ли ты что-нибудь странное в его поведении? – Нет, ничего необычного, – пожал плечами Митрофан. В течение следующих двух недель он практически не видел Авеля, только иногда во время трапезы. И вот однажды вечером, на третью неделю пребывания Авеля в монастыре, когда Митрофан шёл по коридору мимо его кельи, Авель открыл дверь и позвал Митрофана к себе. Когда тот зашёл, Авель сказал: – Присядь, мне нужно с тобой поговорить. Митрофан сел, Авель же достал стопку сшитых между собой бумажных листов. – Здесь я записал очень важные факты из будущей жизни. Я девять лет думал о том, стоит их записывать или нет, но решил, что их обязательно должен увидеть тот, кого они касаются. Для начала я покажу их отцу Аркадию, и я уверен, что они дойдут до того, кому предназначены. – Кому же они предназначены? – с интересом спросил Митрофан. – И что именно там написано? Авель ничего на это не ответил, а продолжил говорить дальше. – У меня есть копия этих записей, там всё то же самое, только в конце я оставил знак. Тебя же я попрошу спрятать их в надёжное место. – Куда спрятать? – Мне было видение, когда я ещё был на Валааме. Я увидел в этом монастыре маленькую дверцу в полу, в каком-то странном закутке, в самом углу. Митрофан ненадолго задумался, пытаясь сообразить, про какое место говорит Авель. – Про дверцу ничего не знаю, а вот странный закуток есть. Это вроде тупика в форме буквы Г. Он никуда не ведёт, и я всегда удивлялся, зачем он здесь нужен. – Да, это он, – кивнул Авель. Затем он достал из-под кровати деревянную коробку, протянул её Митрофану и сказал: – В коробке лежит копия книги с моими предсказаниями. Пойдёшь в этот закуток, в углу найдёшь потайную дверцу в полу и спрячешь коробку там. Только не вздумай читать, иначе это очень плохо отразится на твоей дальнейшей судьбе. Ты ведь не хочешь попасть в крепость вместе со мной? – Какую крепость? – удивился Митрофан. – Если не будешь читать, то всё будет хорошо, и ты никогда не узнаешь об этой крепости, – и он протянул ему коробку. – Как только ты её спрячешь, сразу же возвращайся сюда, мне нужно сказать тебе одну очень важную вещь. Митрофан взял коробку и вышел из кельи. Уже почти стемнело, и он шёл в потёмках, стараясь никому не попадаться на глаза. Вскоре он дошёл до нужного места, поставил коробку на пол и стал искать дверцу в углу. Вместо пола в этом закутке была земля. Он начал разгребать её и вскоре нащупал железное кольцо. Он потянул за него, и дверца открылась. Внутри был совсем небольшой тайник. Уже ничему не удивляясь, он поставил туда коробку, закрыл дверцу, присыпал её землёй и пошёл обратно. – Вот что я хотел сказать тебе, – говорил Авель, когда Митрофан снова сидел у него в келье. – Мы встретимся с тобой через три с половиной года. – Как встретимся? – перебив Авеля, спросил Митрофан. – Мы ведь живём в одном монастыре. – Не перебивай, – нахмурился Авель. – Через три с половиной года меня здесь уже не будет, как и тебя. Ты будешь плыть по большому озеру на закате, обязательно вспомни меня и найди. Не забудешь? Митрофан медленно покачал головой. – А теперь иди. Мы с тобой ещё увидимся, через три с половиной года. Митрофан вышел из кельи. Авель ещё немного посидел, потом перекрестился, вздохнул, взял стопку бумаг с предсказаниями и отправился к отцу Аркадию. Глава 11 Настоятель Николо-Бабаевского монастыря дочитал записи до конца и посмотрел на отца Аркадия, который сидел напротив. Всё это время тот терпеливо ждал. – И всё это написал монах Авель? Он же всего две недели назад прибыл к нам в монастырь. – Да, это всё он. Митрофан говорил, что тот попросил у него бумагу, перо и чернила в первый же день. Но Митрофан подумал, что Авель будет вести дневник, поэтому всё ему принёс. – А сам ты читал, что здесь написано? – спросил настоятель, строго посмотрев на отца Аркадия. – Я начал читать, – кивнул головой тот. – Я ведь не знал, что именно там написано. Тем более эти записи мне дал сам Авель и сказал, что они очень важные. Но, как только я увидел, что там говорится про нашу императрицу Екатерину, сразу же поспешил к Вам. – В том-то и дело, – задумчиво произнёс настоятель. – Надо показать эти записи епископу. А не то, чего доброго, этот Авель накликает беду на наш монастырь. Епископ Костромской и Галицкий Павел, прочитав на следующее утро записи Авеля, велел срочно привести этого новоявленного пророка к себе. За богохульные дела, а именно за то, что Авель объявил себя ясновидцем, его расстригли из монахов. Затем, не зная, что с ним делать дальше, епископ отправил Авеля к местному губернатору. Как только губернатор прочитал, что Авель написал про императрицу, сразу же велел посадить его в острог, а сам отправил срочный запрос в Санкт-Петербург. В Петербурге нашлись люди, служившие в Тайной Экспедиции, которые искренне заинтересовались предсказаниями монаха Авеля. Его в срочном порядке отправили в столицу, и началась череда допросов. Если бы дело не касалось Екатерины II, то его просто запороли бы насмерть, или сгноили в глухих монастырях. Суть дела доложили графу Самойлову, генерал-прокурору, настолько важным было всё, что касалось коронованных особ. Он приехал и долго разговаривал с монахом, даже ударил его несколько раз, но монах всё твердил, что это Бог его всему научил и всё ему рассказал. А шуму подняться было из-за чего. Ведь Авель в своих записях предсказал точную дату смерти императрицы Екатерины II в ноябре 1796 года. И произойти это должно было совсем скоро – через восемь месяцев. Поэтому повод для переживаний был очень большой. После долгих сомнений решили всё-таки доложить обо всём императрице. Как только Екатерина узнала о своей скорой кончине, ей стало дурно, что и не удивительно. Поначалу за эту дерзость она хотела велеть казнить монаха, как это и предусматривалось законом. Но потом она решила проявить великодушие и посадить монаха в Шлиссельбургскую крепость, а все написанные им бумаги надлежало запечатать печатью генерал-прокурора и хранить в Тайной Экспедиции. Сразу же после подписания указа Екатериной семнадцатого марта 1796 года Авель был отправлен отбывать своё наказание. В сырых казематах Шлиссельбургской крепости ему предстояло провести все оставшиеся дни своей жизни. Думал ли Авель о том, стоило или не стоило писать эту книгу предсказаний? Конечно, думал, и не раз. Но он просто не мог поступить иначе. Ему пришло видение о её смерти, когда он ещё находился на Валааме, и все девять лет, которые он провёл в скитаниях, уйдя из монастыря, он думал об этом. У него было достаточно времени, чтобы решить для себя, что он просто обязан рассказать императрице о дате её смерти. Только как это было сделать? Ведь его не пустили бы к ней, а если бы он начал говорить об этом, то его просто забили бы до смерти. И тогда он решил написать книгу предсказаний, чтобы было документальное подтверждение его слов, и чтобы эта информация дошла до Екатерины II. Так в итоге и случилось. Но Шлиссельбургская крепость не стала последним пристанищем вещего монаха. Ему не пришлось провести остаток дней в этой насквозь пропитанной сыростью темнице. Находясь в каземате, он узнал потрясшую всю Россию новость, о которой ему было ведомо уже давно, с самого Валаама. Шестого ноября 1796 года скоропостижно скончалась императрица Екатерина II. И произошло это точно день в день согласно предсказаниям Авеля. Часть 3 Глава 12 Когда Настя и Алексей закончили читать записи Авеля, был уже поздний вечер. Но сон у них как будто рукой сняло. В самом конце был какой-то новый ключ, который им предстояло разгадать. – Похоже, что этот ключ приведёт нас к новой книге предсказаний, – сказал Алексей. Настя кивнула, задумчиво глядя на этот шифр, и уже пыталась понять, что он означает. А было там вот что: На последнем листе в самом низу была нарисована какая-то круглая печать, никаких надписей на этой печати не было, только по центру располагался какой-то непонятный рисунок. После печати следовали буквы П-П-I, А. – Ничего не приходит на ум, – сказала Настя после пятиминутных раздумий. – Давай оставим разгадывание ребуса на потом, нам завтра надо рано вставать и ехать в аэропорт. Алексей согласился, и они стали готовиться ко сну. Видимо, усталость сегодняшнего дня всё-таки дала о себе знать, и уже через десять минут после того, как Настя и Алексей легли в постель и погасили свет, они уже спали. Утром они проснулись, собрали вещи, позавтракали и поехали на такси в аэропорт. Уже в полдень они были дома. Хоть Настя и Алексей отсутствовали всего полтора дня, но и за это время Настя очень сильно соскучилась по дочке. Она сразу взяла её на руки и долго обнимала и целовала, а Лиза в ответ весело улыбалась. Елена Николаевна тоже была рада их видеть. – Как вы съездили, успешно? – спросила она. – Всё по плану, – ответил ей Алексей и улыбнулся. Сначала и он, и Настя приняли душ, переоделись, затем они все вместе пообедали, а после Настя уложила Лизу в кроватку – у неё был послеобеденный сон. Сами же они разместились в гостиной и начали рассказывать Елене Николаевне всё с самого начала. Нужно было, чтобы она была в курсе происходящего, ведь расследование, по всей видимости, только набирало обороты. Они рассказали ей и про историка, который пришёл к Насте в Антикварную лавку, и про их поездку на Валаам. Мама Алексея только сидела и удивлённо покачивала головой, когда они рассказывали ей, что нашли там табличку, оставленную Авелем. – А я раньше вообще не знала, что был такой предсказатель – монах Авель, – произнесла она. – А он, оказывается, столько всего предсказал Романовым. – Он не только о Романовых предсказывал, у него были и другие предсказания. Например, о первой и второй мировых войнах. Но сейчас нас интересует династия Романовых и книги предсказаний Авеля, – ответила ей Настя и продолжила свой рассказ. Она рассказала, как они приехали в Николо-Бабаевский монастырь и всё-таки смогли обнаружить спрятанные там записи. Алексей принёс ноутбук и быстро пролистал фотографии, коротко рассказывая, что именно записал Авель. Когда они дошли до последней фотографии, на которой был изображён шифр, Елена Николаевна спросила: – А это что? – Ключ к следующей книге, – ответила Настя. – Нам нужно его разгадать. – Ничего не понятно, – пожала плечами Елена Николаевна. – Пойду, проверю, как там Лиза. Она ушла наверх. Некоторое время Настя и Алексей сидели молча, разглядывая печать и буквы «П-П-I, А». Потом Настя сказала: – Давай рассуждать логически. После смерти Екатерины, о чём предсказывал Авель в своей первой книге, его выпустили из Шлиссельбургской крепости, потом он долго беседовал с новым императором Павлом I. Он рассказал ему обо всех последующих Романовых, но о судьбе самого Павла умолчал. Павел после этого разговора оставил письмо потомкам в специальном ларце, который он разместил в Гатчинском дворце. Это письмо через сто лет со дня смерти Павла читал Николай II. – Да, всё верно, – кивнул Алексей. – Далее, – продолжила Настя. – Павел велел освободить Авеля, и тот снова уехал на Валаам. Там он написал вторую книгу предсказаний, в которой предсказал скорую смерть императора. Павел за это велел посадить монаха в каземат Петропавловской крепости. Какие из всего этого можно сделать выводы? – Если в шифре говорится о том, где найти вторую книгу, – предположил Алексей, – то там должно быть что-то, связанное с Павлом. – Точно, – улыбнулась Настя. – Я думаю, что П-I – это Павел I. Другая буква П не знаю, что означает. – Буква А – это, скорее всего, сам Авель! – воскликнул Алексей. – Ну и печать, наверное, имеет отношение к Павлу I. Надо посмотреть, была ли у него такая печать. Они стали смотреть в интернете. Искали они минут десять, но ничего похожего не нашли. В это время пришла Елена Николаевна с Лизой на руках. – Наша девочка проснулась, – улыбнулась она. – На улице прекрасная погода. Мне сходить с ней погулять или вы сами хотите? – Мы сами, – ответила Настя. Ей очень хотелось побыть с дочкой. Они собрались и вышли на улицу. Во время прогулки они вновь вернулись к теме шифра. – Получается, мы выяснили, что там упоминается Павел I и Авель. Нет пока информации по второй букве П, ну и печать пока непонятно чья – то ли Павла, то ли нет. – Что думаешь делать? – спросил её Алексей. – Есть какие-нибудь мысли? – Думаю, что нужно встретиться с Глебом Борисовичем – историком, который изучает династию Романовых, жизнь Авеля, и занимается поисками этих книг. Надо будет с ним созвониться, когда вернёмся. Скажу, что мы обнаружили первую книгу и договорюсь о встрече. Тем более, он очень просил держать его в курсе всех дел. Так они и сделали. Настя позвонила ему сразу же, как только они вернулись домой. Услышав о том, как далеко они продвинулись в поисках, Глеб Борисович очень обрадовался. Они договорились с Настей встретиться завтра в Антикварной лавке в десять часов утра. Больше в этот день Настя и Алексей не вспоминали о расследовании, наслаждаясь возможностью провести вечер в семейном кругу. Глава 13 На следующее утро Настя приехала даже немного раньше десяти часов, но Глеб Борисович уже ждал её на улице возле входа в Антикварную лавку. Похоже, ему не терпелось узнать подробности. Настя поздоровалась с ним, и они вошли внутрь. Помощницы Насти уже были на месте. Обсудив с ними пару вопросов, Настя пригласила своего гостя пройти в её кабинет. Там они расположились на креслах, и она начала рассказывать ему всё с самого начала. Он сидел и жадно ловил каждое её слово. Когда она дошла до того момента, как они обнаружили деревянную табличку в Валаамском монастыре, он воскликнул: – Я так и знал, что настоятель что-то скрывает! По глазам видел, что он всё знает, но не говорит! Потом он извинился за то, что перебил Настю, и попросил её продолжать. Настя рассказала ему всё до самого конца. – Так оригинал остался в Николо-Бабаевском монастыре? – огорчился он. – Вам надо было раньше сказать мне, тогда я смог бы поехать с вами и увидеть всё своими собственными глазами. – Я не могла сказать, так как не была точно уверена, – пожала плечами Настя. – Зато у нас есть копии, мы сфотографировали каждый лист. Для Вас я специально распечатала всё на бумаге, чтобы Вам было удобнее читать. Прошу, знакомьтесь. Настя протянула Глебу Борисовичу копию книги предсказаний Авеля, а если быть точным, то копию копии книги. Ведь в монастыре Авель спрятал второй экземпляр книги предсказаний. Глеб Борисович взял листы в руки и с интересом углубился в чтение. Понимая, что он не успокоится, пока не дочитает всё до самого конца, а это может затянуться надолго, Настя оставила его одного, а сама вернулась к помощницам и занялась делами Антикварной лавки. Спустя какое-то время она увидела, как дверь её кабинета открылась, и появился историк. Глаза его ярко горели. Настя вернулась в кабинет, и они продолжили разговор. – Это потрясающе, – восхищался Глеб Борисович. – Наконец-то я смог прочитать подлинные записи самого Авеля! Я мечтал об этом всю жизнь! – Вы ведь видели шифр в конце записей? – спросила Настя. Тот кивнул, улыбнувшись. – Я считаю, что это ключ к следующей книге, – продолжила Настя. – Вы сможете разгадать его? – А Вы сами пробовали? – спросил её в свою очередь тот. – Что-то разгадать получилось? – Я думаю, что П-I – это Павел I, – ответила Настя. – Да, так и есть. А ещё что? – Возможно, что буква А – это Авель. – Да, вполне возможно, – кивнул он. – А ещё? – Больше я пока не разгадала, – пожала плечами Настя. – Вы знаете ответы? Например, что это за печать? Я не нашла никакой информации о ней в интернете. – Это и неудивительно, – кивнул историк. – Это секретная печать Павла I, я и то в своё время с большим трудом нашёл информацию о ней в архивах. Он ставил её только в особо важных случаях. Не знаю, сколько именно раз он ей воспользовался, но один был точно. Когда он положил для потомков письмо с предсказаниями Авеля в ларец, то поставил эту печать. – А ларец поместили в Гатчине, – продолжила Настя. – Стало быть, искать надо в Гатчинском дворце Павла I? – Да, именно там. И этому есть ещё одно подтверждение. Вы не разгадали, что означает первая буква П в шифре. П-П-I значит «Призрак Павла I». – Призрак? – удивлённо спросила Настя. – Причём здесь призрак? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/oleg-tregubov/predskazaniya-monaha/?lfrom=688855901) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.