Как хочется обнять мне эти звезды, И в прятки поиграть с самой луной… Ведь где-то есть, волшебный в небе остров, Где встретиться дано и нам с тобой… Губами губ коснусь твоих соленых, А наши думы, словно пламень свеч, Сольются, станем мы неразделенны, Благодаря иль вопреки предтеч…

Недетские сказки

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:156.45 руб.
Издательство:   SelfPub
Год издания:   2019
Язык:   Русский
Просмотры:   12
Скачать ознакомительный фрагмент

Недетские сказки Володимир Шарапов В этой книге вы найдете увлекательные истории, наполненные теплым юмором, добротой и вековой мудростью. Герои собранных здесь рассказов попадают в ситуации, когда им для себя необходимо совершить нравственный выбор между добром и злом, комфортным мещанским благополучием и трудной дорогой к обретению смысла жизни. Важную роль в книге играют выразительные и красивые иллюстрации, благодаря которым полностью погружаешься в волшебный мир сказки. Маленькая Принцесса В одном королевстве жила Маленькая Принцесса. Папа ее был самый настоящий Король, а мамы она совсем не помнила, потому что та умерла, когда девочка была еще совсем крошкой. Короли, как известно, люди очень занятые. Им все время нужно заниматься какими-нибудь важными государственными делами: отрубать головы бунтовщикам, награждать министров, расследовать интриги придворных, воевать с соседями, обирать до нитки подданных, подавлять восстания, возводить дворцы, устраивать военные парады и еще совершать тысячу не менее важных и срочных дел, которые не оставляют времени заботиться о воспитании маленьких принцев и принцесс. Но так как нашу Маленькую Принцессу все же надо было кому-нибудь воспитывать, то для этой важной государственной цели учредили специальное министерство, которое так и называлось: «Министерство по воспитанию Маленькой Принцессы». Ох, и нелегкое же это, однако, дело воспитывать маленьких девочек: они все время капризничают, вертятся за столом, не хотят учить уроки и рано укладываться спать, строят уморительные рожицы, непрерывно пытаются выпросить что-нибудь сладкое; хотят знать, откуда берутся дети и почему зимой солнце светит, но не греет, что появилось раньше – курица или яйцо, почему мужчины носят исключительно брюки, а женщины – юбки; и еще тысячу разных разностей. Наша Маленькая Принцесса была точно такой же маленькой и веселой девочкой, как и тысячи других ее сверстниц – ничуть никого не лучше и не хуже. Хоть она и была королевской дочкой, ей и в голову не приходило из-за этого задирать нос перед подружками. Иной раз она даже была не прочь поменять свое благородное происхождение на огненно-рыжие кудряшки и целую россыпь золотых веснушек одной знакомой девочки, дочки Придворной Дамы. Пожалуй, единственное, что отличало Маленькую Принцессу от остальных сверстниц, – это ее просто ненасытная страсть к сказкам. Маленькая Принцесса ни за что не хотела уснуть, пока не прослушает от своих нянек по меньшей мере дюжину волшебных сказок. И наконец в один ужасный день обнаружилось, что Маленькая Принцесса знает уже все-превсе сказки на свете. Пришлось в Министерстве по воспитанию Маленькой Принцессы срочно учредить должность Королевского Сказочника, который должен был сочинять по целой дюжине новых сказок в день. К счастью, в королевстве как раз оказался один старый бродячий артист, который и согласился вступить на эту нелегкую должность. Вы, вероятно, скажете, что это совершенно невозможное дело – сочинять по целой дюжине сказок в день? Представьте себе, наш Королевский Сказочник думал точно так же. Однако ведь все истинные сказочники – это всегда те же дети, а для детей сказки вовсе не кажутся выдумками, как некоторым важным и надутым от сознания собственной умудренности взрослым. Королевскому Сказочнику и в голову не приходило ничего придумывать, он просто рассказывал Маленькой Принцессе то, что сам знал и видел. Например, о маленькой зеленой гусенице, которая так любила цветы, что сама однажды превратилась в маленький порхающий цветочек – прекрасную бабочку; о злобном страшиле-пауке, расставившем свои сети глупым букашкам; о крошке-соловье, поющем о своей беззаветной и безнадежной любви к Прекрасной Розе, которая больно поранила острыми шипами невзрачного поклонника. Вся природа зачарованно замерла, слушая дивное пенье соловья на закате солнца. А гордячка Роза в это время закрыла свой роскошный бутон и крепко уснула! Королевский Сказочник поведал Маленькой Принцессе, отчего небо иногда горько плачет, будто там, наверху, пустились в слезы сразу сто тысяч маленьких девочек, а порой мечет вниз на притихшую землю яростные молнии, будто бы в небесах идет грозное сражение. Иногда какой-нибудь особенно ясной и безмолвной ночью Маленькая Принцесса в одной белой ночной рубашке незаметно удирала из своей спальни и вместе с Королевским Сказочником забиралась по крутой винтовой лестнице на самую высокую башню в королевстве; и там они долго-долго молча смотрели на яркие ночные звезды, а потом Королевский Сказочник рассказывал ей удивительные истории о знаках зодиака и далеких планетах. Маленькая Принцесса сильно привязалась к своему доброму старому Королевскому Сказочнику. Она считала его самым мудрым человеком во всем королевстве и была уверена, что он знает все-все на свете. И как же велико было удивление Маленькой Принцессы, когда вдруг обнаружилось, что есть вещи, о которых ее милый мудрый Сказочник знает ровно столько же, сколько она сама, Маленькая Принцесса, – то есть ровным счетом ничего! Дело же было так. Однажды, когда Королевский Сказочник рассказывал о том, что как только в саду распускается какой-нибудь новый цветок, то оттуда непременно вылетает прекрасная юная фея, Маленькая Принцесса вдруг быстро спросила: – Скажи, пожалуйста, откуда тогда появилась я? Может быть, тоже из какого-нибудь пребольшущего цветка? Мудрый Сказочник ласково посмотрел на маленькую любопытную девочку и сказал: – Видишь ли, моя любознательная Принцесса, мне часто и самому случалось задумываться над этой удивительной тайной: откуда на земле появляются веселые и добрые маленькие девочки и мальчики? Но, увы, я так ничего и не узнал. Может быть, когда я перейду отсюда в другой мир, я что-нибудь узнаю об этом чуде. А пока, если ты захочешь, я могу рассказать тебе, как из маленьких беззаботных детей вырастают большие, сильные и серьезные взрослые. – Не нужны мне никакие другие сказки! Я хочу знать, откуда берутся маленькие дети! – раздосадовано воскликнула Маленькая Принцесса, обиженно топнула ножкой в розовом чулочке и убежала: она решила сама узнать жгучую тайну своего появления на свет и посрамить этим знанием старого Королевского Сказочника. Маленькая Принцесса направилась прямо к Королю, который, как это и положено всем королям, сидел на троне, запрыгнула к нему на колени и попросила: – Папочка, расскажи мне скорей, откуда я появилась на свет! Король с изумлением уставился на свою дочь, открыл было рот, но затем снова закрыл, не зная, что и сказать. Однако королей не так-то легко надолго ввести в растерянность, даже маленьким любознательным девочкам. Король, наконец, глубоко вздохнул, горестно развел руками и сказал, чуть прикрыв смеющиеся глаза: – Видишь ли, моя милая, в то самое время, когда ты появилась на свет, я как раз был очень далеко от дома. Кажется, ммм… дай-ка вспомнить… завоевывал не то Карфаген, не то Лондон. Поэтому я ничего не могу тебе об этом точно сказать. Правда, я слышал, что детей иногда находят в капусте. Но ты все же как-никак принцесса. А принцессы в капусте не валяются! Возможно, тебя принес аист или ангел. А теперь давай-ка бегом отсюда! Мне некогда больше с тобой болтать о таких пустяках, – добавил строгим голосом Король и стал решать важный государственный вопрос: объявить войну соседу или прежде устроить военную реформу. Ах! Как была расстроена Маленькая Принцесса: опять она ничегошеньки не узнала! Но она была слишком упрямой девочкой, чтобы опустить руки перед жгучей тайной, поэтому побежала в сад, спряталась там в самой укромной аллее и стала напряженно вспоминать, лежа на мягкой траве и подперев ручонками голову, все, что когда-либо ей приходилось слышать о появлении на свет маленьких мальчиков и девочек. Поскольку Маленькая Принцесса кроме сказок ничего не знала, то она начала перебирать в уме те сказки, которые хоть как-то могли бы приоткрыть плотную завесу мучившей ее тайны. «Так, – размышляла Маленькая Принцесса, – к несчастью, дети во многих сказках уже есть у мамы и папы, и из дальнейшего повествования совершенно невозможно понять, откуда же они у них взялись! В других сказках о детях вообще говорится только в самом конце и только то, что они появились на свет у своих счастливых родителей, которые затем проживут вместе сто лет и умрут в один день. Но почему, почему нигде не сказано, откуда же берутся эти самые дети! Увы, наверное, здесь есть какая-то страшная тайна, раз взрослые так тщательно это скрывают. Ах, как все же хочется ее раскрыть!» Очень скоро Маленькая Принцесса, перебрав в уме все подходящие сказки, хотя и не узнала отгадки, но зато уже смогла сделать некоторые очень важные для себя выводы: во-первых, дети во всех сказках появляются на свет у девушек и юношей, которые решили пожениться. Обычно это юные принцы и принцессы, хотя иногда встречаются исключения. Во-вторых, прежде чем выйти замуж за своего принца, принцесса обязательно должна потомиться в плену у очень страшного и злого дракона или даже Кощея; или же быть заколдованной злым волшебником или ведьмой. Принц же должен из любви к юной и прекрасной принцессе отвоевать ее у всех врагов, чтобы принцесса потом из благодарности вышла за него замуж. При всем при этом обязательно нужно, чтобы принцесса была самой распрекрасной девушкой на свете, и принц должен быть самым сильным, отважным и тоже таким прекрасным, что ни в сказке сказать, ни пером описать! И сразу же после того, как принц с принцессой преодолеют все опасности, победят всех врагов и станут жить вместе, – у них, наконец-то, появляются дети. – Уфф!!! – Маленькая Принцесса глубоко вздохнула и закрыла глаза, глубоко потрясенная своим открытием. Теперь она знает, что следует предпринять: во что бы то ни стало ей нужно попасть сначала в плен к ужасному дракону, а затем дождаться какого-нибудь прекрасного принца, который ее спасет, и она в благодарность за это навсегда отдаст ему руку и сердце. Маленькая Принцесса изо всех сил зажмурилась, чтобы представить себе самого злого и страшного дракона на свете. – Брр!!! Ну и страшила, – быстро открыла глаза Маленькая Принцесса и с тревогой подумала: «Надеюсь, мне не очень-то долго придется быть у него в плену. Хорошо еще, если этот дракон меня не съест перед самым освобождением, – тогда-то уж я точно никогда не узнаю, откуда берутся дети». Затем она принялась размышлять о прекрасном принце, который должен прийти за ней, чтобы спасти из ужасного плена: «Интересно было бы знать, на кого он будет похож? Самый сильный, отважный и красивый мужчина в королевстве – это, как всем на свете известно, ее отец Король. Но ни в одной сказке такого нет, чтобы отцы спасали своих дочерей и вдобавок потом еще женились на них. Ах, ну кто же это может быть, ее чудесный спаситель!» – У Маленькой Принцессы на глазах выступили слезы. Никогда, никогда не узнает она самой страшной и жгучей тайны на свете – откуда берутся дети! В бессильном отчаянии Маленькая Принцесса уткнулась лицом в траву, и ее плечи затряслись от судорожных рыданий. – Ай-яй-яй! – вдруг раздался голос Королевского Сказочника. – У нашей Маленькой Принцессы, наверное, приключилось большое горе, раз она забыла про уроки, сбежала из дворца и спряталась в самой дальней и темной аллее. Маленькая Принцесса вскочила на ноги и бросилась со слезами на шею своему доброму учителю и другу. – Милый Сказочник! – воскликнула она. – Никто, никто не говорит мне, откуда я взялась! Я подумала… Может быть, мне нужно попасть в плен к страшному дракону или Кощею Бессмертному. Потом меня спасет самый-самый распрекрасный и преотважный принц на свете. Потом… В общем, потом я, конечно, выйду за него замуж, и тогда наконец-то узнаю, откуда берутся дети! – выпалила на одном дыхании Маленькая Принцесса и уставилась широко раскрытыми и мокрыми еще от слез глазами на Королевского Сказочника, ожидая, как он отнесется к ее смелому и решительному плану. Старого мудрого Сказочника нисколько не удивил и не рассмешил план Маленькой Принцессы; он даже не стал топать ногами, как это любят делать некоторые взрослые, и кричать, что поставит Маленькую Принцессу в угол или запрет во дворце. Зато он очень обрадовался, что его милая Маленькая Принцесса перестала, наконец, горько плакать, от чего у него больно сжималось сердце. – Превосходный план! – воскликнул Королевский Сказочник. – И ты совершенно не боишься томиться в плену у страшного дракона? Маленькая Принцесса покраснела и призналась, что ужасно боится, но ведь ей не придется, наверное, томиться уж очень долго: – Меня сразу же выручит какой-нибудь смелый принц, – предположила она, правда, не очень уверенно. – Как ты думаешь, – спросила она затем у Королевского Сказочника, – кто у нас в королевстве самый-самый преотважный и распрекрасный? Только, чур, мой папа не считается! – Ну, самый превосходный человек в королевстве – это господин Первый Министр, – сказал Королевский Сказочник, немного подумав. – Это еще почему?! – удивилась Маленькая Принцесса, представив себе этого маленького человечка, вечно надутого от важности и тщеславия. – Разве ты не слышала, что все называют его не иначе как «Ваше превосходительство»? – Ну и пусть себе называют! – надула губы Маленькая Принцесса. – А я совсем не хочу, чтобы этот жирный коротышка меня спасал. Да и потом, куда такому трусишке тягаться с ужасным драконом! – рассмеялась Маленькая Принцесса. – Тогда, может быть, твоим спасителем окажется наш Тайный Советник? Он точно самый прекрасный человек на свете, потому что все обращаются к нему «Ваше сиятельство» или же «Ваша светлость». – Вот еще! – возмутилась Маленькая Принцесса. – Этот-то сухой стручок «сиятельный»? Эти странные взрослые совершенно не думают, что говорят. Неужели во всем нашем королевстве не найдется настоящего прекрасного и отважного принца, который меня спасет от страшного и злого дракона? Неужели я так никогда и не узнаю, откуда берутся дети?! – с горечью сказала Маленькая Принцесса, и в ее больших глазах опять заблестели слезы. Но она тут же счастливо засмеялась и закричала: – Нашла! Нашла! – Кто же он? – удивленно спросил Королевский Сказочник. – Королевский Садовник! Он самый сильный, добрый и красивый человек на свете. И потом, я точно знаю, что он меня любит: каждый раз, когда я прихожу к нему в гости, он угощает меня самыми вкусными и спелыми фруктами и катает на плечах столько, сколько я захочу. – Да, но ведь принцессы никогда не выходят замуж за садовников, – возразил Королевский Сказочник. – По крайней мере, я об этом ничего не слышал. – А вот никакой он вовсе и не садовник! – зашептала Маленькая Принцесса, встав на цыпочки, в самое ухо Королевскому Сказочнику. – Это самый настоящий принц! Ты ведь сам мне рассказывал, что принцы иногда переодеваются, чтобы их не узнавали; некоторые даже становятся свинопасами… – Что ж, – сказал тогда Королевский Сказочник, – принц у тебя уже есть. Теперь осталось найти дракона, и желательно злющего-презлющего. – Как! Уже?.. – робко поежилась Маленькая Принцесса. – Ну, вообще-то, – успокоил ее Королевский Сказочник, – если ты хочешь, чтобы все было по-настоящему, то торопиться совершенно не следует. Ты ведь еще совсем маленькая, а драконы, как всем известно, похищают только юных принцесс, которым пришла пора становиться невестами. – А когда становятся невестами? – В нашем королевстве невестами становятся в семнадцать лет. – Но это же значит, что я должна ждать еще целую вечность! – воскликнула Маленькая Принцесса, которой лишь совсем недавно исполнилось семь лет. Впрочем, она уже и не очень-то сильно расстраивалась, потому что, если сказать по правде, ей совсем не хотелось томиться в плену у злющего-презлющего дракона. Шли годы. Принцесса росла и потихоньку превращалась из маленькой веселой девочки в красивую и серьезную девушку. Она все меньше и меньше нуждалась в сказках своего старого доброго Королевского Сказочника и в конце концов совсем перестала просить его рассказать ей что-нибудь новенькое. В Министерстве по воспитанию Маленькой Принцессы это заметили и немедленно издали государственный указ об упразднении за ненадобностью должности Королевского Сказочника. Вскоре после этого старый мудрый Королевский Сказочник куда-то незаметно исчез, и о нем сразу же все забыли – даже наша переставшая уже быть маленькой Принцесса. Больше всего на свете Принцесса любила теперь читать романы, особенно такие, в которых было множество захватывающих, невероятных приключений и трогательных любовных историй. Принцесса читала по целой дюжине романов в неделю, а им все равно не было видно конца, потому что романов на земле столько, что если даже читать их всю жизнь с утра до вечера, то не прочитаешь и половины. Время шло. Наконец настал тот день, когда нашей Маленькой Принцессе исполнилось семнадцать лет и она сразу же превратилась в самую настоящую невесту. В королевство тут же съехалась огромная толпа знатных женихов со всего света. Все они были очень богатые и потому очень важные и гордые. Вообще-то, только короли точно знают, за кого можно или нельзя отдавать замуж их дочерей-принцесс, но поскольку ее отец Король уже третий год пропадал где-то на войне, то спросить было совершенно не у кого. Поэтому в только что учрежденном Министерстве по выдаче замуж юной Принцессы решили устроить смотрины, чтобы Принцесса сама могла выбрать из женихов того, кто ей больше всех понравится. Принцессу красиво нарядили в богатое шелковое платье, украсили ожерельями и серьгами, надели на руки драгоценные браслеты, а на ноги хрустальные туфельки, посадили ее на трон и начали впускать по очереди всех женихов. Первым вошел в тронный зал Французский Наследник. Вернее, даже не вошел, а влетел в распахнувшуюся перед ним дверь и сразу же сломя голову помчался к трону, на котором восседала Принцесса. У трона он бросился со всего размаху на колени и с жаром облобызал руку Принцессы. – О! Моя драгоценная повелительница, – воскликнул томным голосом Французский Наследник, – наконец-то я дождался счастья видеть вас. Десять… нет, двадцать долгих лет я ждал этого дивного момента – быть у ваших ног, целовать вашу божественную ручку, упиваться вашей любовью… Принцесса удивленно уставилась на Французского Наследника: с чего это он вдруг взял, что она его уже полюбила, едва он успел тут появиться? Французский Наследник тем временем сделал длинную паузу: речь, которую он накануне три дня зубрил наизусть, оказалась для него слишком большой. Он понял, что забежал сильно вперед, и теперь мучительно вспоминал, какие фразы он в спешке пропустил. Наконец, ему это удалось, и он начал говорить дальше: – О драгоценный брильянт моих взоров, о бесценное сокровище моей души, твое нежное сердце, конечно, разорвалось бы тотчас на части, знай ты хоть маленькую толику тех ужасных страданий, которые мне довелось вынести… – Тут он умолк, так как опять забыл продолжение своей страстной речи. К тому же он вдруг подумал, что, по-видимому, слишком рано перешел на «ты». Не зная, что еще можно сказать, Французский Наследник горько зарыдал на глазах удивленной таким неожиданным финалом Принцессы. – Мне очень жаль, господин Наследник, что я невольно послужила причиной ваших страданий. Но только я не совсем понимаю, как вы могли так долго мучиться. Вы сказали «двадцать лет»? Даю вам честное слово, что меня тогда еще не было на свете. Возможно, вы меня с кем-то путаете? И потом, разве я уже выгляжу такой старухой?! – возмутилась, наконец, Принцесса. – О, как вы несправедливы к вашему несчастному слуге! – вскричал с отчаяньем Французский Наследник. – Неужели я сказал только «двадцать лет»? Нет, нет и еще тысячу раз нет! Сотни бесконечных мучительных лет не могу я нигде найти себе покоя, потому что с тех пор, как я узнал о вашей неземной красоте, даже и единый миг разлуки с вами кажется мне длиной в целую вечность! Ах, я не смогу этого больше выдержать… Если вы сейчас же не согласитесь стать моей женой, я прямо на ваших глазах заколюсь вот этим клинком!!! – С этими словами Французский Наследник выхватил из ножен короткую шпагу с рукоятью, богато украшенной блестящими бриллиантами, и приставил ее с безумным взором к своей груди. – Но откуда же вы могли узнать о моей неземной красоте? – спросила пораженная его горячностью Принцесса. Разве мы с вами до этого когда-нибудь встречались? – Ах, разве нужно встречаться с Вашим высочеством, чтобы узнать это? Ваш портрет, с которым я не расстаюсь ни на одно мгновение и над которым я пролил океан горьких слез, для меня служил лучшим доказательством вашей несравненной красоты. Сказав это, Французский Наследник достал из внутреннего кармана камзола небольшой медальончик, на котором действительно была изображена очень красивая девушка. Но только это была совсем не Принцесса… – Pardon! – вскричал он с отчаяньем. – Это моя maman. Я просто перепутал карман. Французский Наследник поспешно спрятал медальончик обратно и тут же достал другой почти такой же, на котором была изображена еще одна очень симпатичная молодая девушка. Но только опять это была совсем не Принцесса… – Святая Дева! Какой я сегодня рассеянный, – застонал Французский Наследник, – Я снова перепутал карман: это моя несчастная умершая cousine… Наконец, спрятав свою кузину обратно, Французский Наследник со вздохом облегчения достал из кармана своих панталон еще один маленький медальончик, на котором точно была изображена Принцесса, правда, в десятилетнем возрасте… «Ну все, с меня довольно! – подумала взбешенная таким откровенным враньем Принцесса. – Я бы точно приказала отрубить ему голову, если бы этот жалкий лгунишка не обещал заколоться у меня на глазах в случае отказа выйти за него замуж». – Значит, вы правда не сможете жить без меня? – спросила, хитро прищурившись, Принцесса. – О!!! – страстно произнес Французский Наследник. – И если я откажусь выйти за вас замуж, вы в самом деле заколетесь этой ужасной шпагой? – Ах… – вздохнул он трагически. – Ну, тогда вы можете колоться себе на здоровье прямо сейчас: я вовсе не собираюсь выходить за вас! Французский Наследник выпучил глаза, его челюсть отвисла от изумления. Он стал потихоньку пятиться спиной к дверям. – Charmant, charmant… Какой bon mot! Я счастлив был видеть вас tete a tete. Adieu! – пролепетал он уже у самой двери, и его как ветром сдуло. «Все-таки надо было приказать отрубить ему голову!» – подумала Принцесса. В это время дверь снова распахнулась, и дворцовый мажордом торжественно объявил: – Их высочество Принц Английский! И тотчас в залу вошел развязной походкой щегольски одетый молодой человек. На нем был надет элегантный черный фрак; голову его украшал невероятной величины цилиндр; в одной руке он вертел изящную тросточку, а в другой зачем-то держал зонт. Немного позади шел разодетый в пух и прах толстый лакей и нес стул. Их высочество Принц Английский подошли к Принцессе, взяли у нее двумя пальцами ручку и поднесли к губам. Затем они, не глядя, плюхнулись на стул, который толстый лакей, к счастью, вовремя с необычайной ловкостью успел подставить, и принялись говорить о погоде. Погода, по мнению их высочества, в этот день в королевстве была замечательной. Затем они стали говорить о погоде в Англии. Там, по их словам, всегда стоит такой густой туман, что все леди и джентльмены постоянно сталкиваются друг с другом лбами. Затем их высочество Принц Английский стали рассказывать анекдоты. Английские анекдоты, как всем хорошо известно, совершенно не требуют, чтобы от них смеялись, поэтому Принцесса пропустила их мимо ушей, занимаясь тем, что украдкой разглядывала пижона-жениха. Это тому очень понравилось. Чтобы Принцесса могла лучше разглядеть его фигуру, Принц Английский сначала вытянули левую ногу. Выждав некоторое время, чтобы Принцесса могла окончательно убедиться, какая у ноги красивая мощная икра, они постепенно вытянули вперед и вторую ногу, показывая тем самым, что правая нога является достойной парой для левой. Поза их высочества после всех этих маневров приняла уж совсем лежачее положение, и было непонятно, как они еще не свалились со стула. И при всем при этом их высочество продолжали с самым невозмутимым видом рассказывать свои несмешные анекдоты. Принцессе все это очень быстро надоело, и она принялась равнодушно смотреть в окно. Глаза у нее слипались. Почувствовав вдруг, что сейчас зевнет, она из вежливости прикрыла двумя ладошками лицо. В это же самое мгновение их высочество Принц Английский с невероятной быстротой вскочили на ноги, схватили трость, цилиндр и пулей выскочили из зала. Вслед за ними умчался и толстый разряженный как петух лакей со стулом. Когда Принцесса отняла руки от лица, ее жениха уже и след простыл. Только забытый на полу зонт говорил, что секунду назад здесь находилась очень важная королевская персона… «Какой невоспитанный! Улизнул и даже не попрощался», – удивилась Принцесса, но быстро вспомнила, что это и называется «уйти по-английски». «Лучше бы он улизнул сразу после того, как со мной поздоровался… Нет, еще лучше – сразу, как сюда вошел!» – подумала она. Затем Принцесса приняла еще целую толпу женихов, которые были ничуть не лучше двух первых, так что о них и говорить-то не стоит. Когда дверь, наконец, захлопнулась за последним, она вздохнула с огромным облегчением и подумала, что самые несносные люди на свете – это принцы. Был вечер. Принцесса решила немного прогуляться на свежем воздухе. Она сняла с себя все драгоценности, подколола обычной шпилькой свои распущенные золотые волосы, надела простое платье и вышла из дворца. Прогуливаясь по королевству, она увидела на одной из площадей большую толпу детей и взрослых, которая окружала небольшой фургончик, превращенный в сцену. Здесь давал свое представление бродячий Кукольник. Принцесса подошла в самый захватывающий момент спектакля: отважный принц дрался с преужасным драконом о девяти головах. Наконец принц отрубил дракону последнюю голову и под радостные восклицания зрителей освободил из темницы прекрасную принцессу. Наша настоящая Принцесса от души разделяла всеобщее ликование и вместе со всеми бросила горсть монет в пущенную по кругу шляпу молодого и статного артиста. Публика стала расходиться. Кукольник собрал свой нехитрый скарб в большой сундук, обтянул разноцветным тентом фургончик и впряг в него маленького лохматого ослика. Надо вам сказать, что этот молодой и пригожий Кукольник был не кто иной, как сын того самого Королевского Сказочника, которого так любила слушать когда-то Маленькая Принцесса. Закончив свои недолгие сборы, Кукольник заметил, что на опустевшей площади стоит рядом с ним прекрасная девушка в простом платье и в хрустальных туфельках и смотрит на него, не отрываясь, своими синими как небо глазами. – Кто ты? – спросил он. – Принцесса, – просто ответила девушка. – Из этого замка? – Да. – Так значит, ты и есть та самая Маленькая Принцесса, которая очень хотела узнать, откуда берутся дети! – воскликнул Кукольник. Он быстро подошел к ней, обнял ее за плечи и ласково сказал: – Мне очень много рассказывал о тебе мой отец, Королевский Сказочник. Я рад, что наконец нашел тебя. Ты совсем такая, какой я видел тебя в своих снах… Он еще сильнее сжал ее маленькие плечи и спросил: – Хочешь, я помогу открыть тебе эту самую чудесную и прекрасную в мире тайну, откуда берутся маленькие дети? Принцесса покраснела, опустила смеющиеся глаза, низко-низко склонила голову и… кивнула! Очень скоро маленький разноцветный фургончик, запряженный сереньким лохматым осликом, навсегда покинул королевство, и Принцессу во дворце больше уже никто никогда не видел. Повесть об Иринии Королева Волос, солнце веры моей, Я взываю к Тебе в непроглядную ночь; В ночь, когда я устал от врагов и друзей, Но прожить без Тебя, видит Бог, мне невмочь. Я разжег, как мой предок, священный костер – И шакалом завыла, ощерившись, Тьма; Ужас выполз наружу из тысячи нор. Королева, помилуй, сойду я с ума! Я восстал против ада, борясь сам с собой, – И во мне взбеленилась бесовская рать. Появись, как Венера, из пены морской. О, я вечность готов на коленях стоять! Мне раскроются своды заоблачных сфер – И, взлетев тяжело, как большой альбатрос, Устремлюсь я из мглы, где царит Люцифер, В блеск, где властвуешь Ты, Королева Волос. В давние-предавние времена, на самом краю цветущей восточно-африканской рифтовой долины, на правом берегу полноводной реки Пу располагалась одна совсем маленькая, но известная на всем белом свете страна – Иритания. В те далекие дни, о которых пойдет речь, люди днем и ночью умудрялись обходиться без электричества, а фараоны в Египте еще только чесали свои высокие лбы, размышляя над тем, какими должны быть геометрические формы и, главное, размеры их будущих гробниц, чтобы привлечь в страну побольше туристов; и даже древние укры, наводившие ужас на все живое первобытными скачками и дикими воплями, еще только строгали черенки для совковых и штыковых лопат да терпеливо отращивали длинные чубы, готовясь поразить мир новым грандиозным проектом: одними лопатами просто назло соседям выкопать огромное море у своих границ. Сейчас в это трудно поверить, но раньше в Африке солнце палило не так нещадно, как теперь, и поэтому негры были на удивление похожи на обычных белых людей, и тем пока не приходило в голову делать их своими законными рабами; на земле не было кровопролитных войн, и даже пустыни в Ливии были такими крошечными, что бедной Фате Моргане проходилось проявлять чудеса математической смекалки при строительстве своих роскошных воздушных замков. Природа щедро наделяла людей всем необходимым, что избавляло их от многих тяжких забот в борьбе за существование. Воистину, благословенные времена. Впрочем, тогда об этом никто даже и не догадывался. Добрые жители Иритании по праву считали свою страну самой счастливой и благополучной на всем белом свете, ведь правила ими не кто-нибудь, а прекрасная Ириния по прозвищу Королева Волос. Слухи о ее небывалой красоте передавались из уст в уста. Самые сильные и отважные мужчины в смертельных поединках повторяли ее имя; самые знатные и красивые юноши покидали дома и пускались в полные опасных приключений странствия в надежде воочию увидеть царицу своих снов. Поистине, красота Иринии творила настоящие чудеса! В присутствии королевы убеленные сединами старцы ощущали себя молодыми и полными сил юношами; робкие – забывали страхи и мечтали совершить подвиг или даже погибнуть прямо у нее на глазах, а бесстрашные, закаленные в боях герои теряли дар речи и краснели, точно нашалившие дети. Как звезд на небе не счесть было поклонников прекрасной Иринии, но кого любила сама волшебная красавица – об этом-то как раз никто ничего не знал, потому что, как вы прекрасно понимаете, ни вездесущих папарацци, ни желтой прессы в те благословенные времена еще не появилось. Каждый год съезжались в Иританию достойнейшие женихи со всех уголков мира, чтобы просить руки прекрасной Иринии, но никому не удавалось завладеть ее сердцем. Тем не менее каждый из женихов покидал Иританию, оставив богатые и щедрые дары и не затаив в сердце обиды, потому что никто не чувствовал себя кем-либо обойденным. Она к тому же была еще и очень умна, эта необыкновенная королева… Так проходили долгие-долгие годы. Рождались и умирали жители Иритании, становились немощными стариками когда-то юные и пылкие поклонники ее знаменитой на весь мир правительницы – а красота и молодость Иринии не теряли своей прежней силы. Ни единой морщинки не появлялось на вечно-юном лице королевы, ни единый седой волос не затерялся среди длинных волос, спадающих золотым водопадом до самых пят. Мир и процветание царили на земле Иритании, и всем ее обитателям казалось, что так будет продолжаться вечно… Но вот однажды пришел год, в течение которого в Иритании не появился ни один жених. Каждый день ее добрые жители с нетерпением ожидали приезда какого-нибудь влюбленного принца, сопровождаемого караваном с богатыми дарами и заморскими диковинками. Но, кроме простых путешественников, купцов да нищих бродяг, в Иритании так никто и не появился. И только в последний день этого в высшей степени странного года в конце самой большой дороги, ведущей с Запада, показалось черное облако. С утра по размеру оно напоминало кляксу от чернил, так что его можно было принять за пыль, поднятую большим караваном того самого долгожданного, прекрасного и богатого влюбленного принца на большом белом верблюде. Но уже ближе к полудню оно превратилось в гигантскую тучу, застилавшую собой полнеба. И эта ужасная черная туча неотвратимо надвигалась прямо на беззащитную маленькую страну. Все как один жители Иритании спешно покинули свои дома и, широко раскрыв глаза и разинув рты, смотрели на дорогу, ожидая, что будет. К вечеру гигантское черное облако, простиравшееся уже от земли до самого неба, достигло, наконец, границ королевства – и тогда люди увидели, что за напасть обрушилась на их бедные головы. То, что они сначала принимали за тучу, оказалось гигантской стаей черных как смоль огромных воронов. Гнусаво каркая и распространяя вокруг себя отвратительное зловоние, мерзкие птицы в слепой ярости бросились на беззащитных людей. Острыми, как кинжалы, когтями они рвали на них одежду и царапали тело; страшными кривыми клювами старались выклевать им глаза, обрушивали сверху на головы потоки вонючих испражнений. Когда же обезумевшие от ужаса жители Иритании вконец отчаялись и мечтали только о скорой смерти, вся мерзкая стая падальщиков точно по команде вдруг стремительно взмыла вверх. И вот тогда не успевшим еще оправиться от страха и измученным до полусмерти людям открылось поистине удивительное зрелище. Прямо по направлению к ним по той самой большой дороге, ведущей с Запада, откуда принеслась к ним дикая воронья стая, мчалась на огромной скорости черная карета; ее несла четверка гигантских и тоже черных как смоль вороных коней, распластавшихся над землей в стремительном полете; белая пена клочьями слетала с их взмыленных боков; растопыренные губы обнажали страшные зубы, остервенело грызущие удила; маленькие и красные как угольки глаза извергали гнев. На передке вместо кучера сидел большой ворон, одетый в черный расшитый золотом камзол и держащий в клюве поводья. На задках стояли двое слуг, плащи которых длинными шлейфами развивались по воздуху от бешеной скачки. Черной молнией пронеслись кони по улицам королевства, сбивая и калеча многочисленных жителей, и на всем скаку остановились как вкопанные перед самым королевским дворцом. Тогда один из слуг быстро соскочил на землю и распахнул дверцы кареты. Из нее не спеша вышел высокий человек, весь с головы до ног укутанный в черное. На его абсолютно лысом черепе ослепительно сверкала в последних лучах заходящего солнца массивная золотая корона, увенчанная черной же как безлунная южная ночь жемчужиной. Она была добыта из чрева легендарного хищного моллюска chumakatus vulgaris, обитающего в ядовитых водах моря Мор. На шее пришельца висела массивная золотая цепь, на конце которой извивался скорпион, искусно вырезанный из корня Живого Дерева, произраставшего в заповедных садах далекой страны Му. Свирепый облик чужеземца вселял ужас. На бледном лице его не было ни кровинки; ястребиный нос хищно нависал над тонкими синими губами; глаза сверкали недобрым огнем. Не удостоив даже взглядом притихшую в страхе толпу, пришелец большими шагами направился прямиком во дворец. В то же время один из слуг достал свиток и противным скрипучим голосом начал громко читать жителям Иритании Указ своего грозного господина. «Слушайте вы, уррроды! Мы, великий Повелитель Воронов, прибыли к вам из Страны Вечной Ночи, чтобы забрать себе в жены прекрасную Иринию по прозвищу Королева Волос. Отныне вы все, ее бывшие подданные, являетесь нашими вассалами и должны под страхом смерти беспрекословно подчиняться нашим высочайшим повелениям. В знак особой милости раз в год мы будем в этот день навещать Иританию с доблестным вороньим войском, которое вам придется щедро кормить и поить своей подлой плотью и кровью; нам же для нашего увеселения вы должны будете предоставлять на одну ночь самую красивую юную девушку в королевстве, еще не знавшую похотливых ласк ни одного мужчины. Да не будет больше никогда мира на вашей поганой земле. Отныне на ваших лицах должны быть лишь горе и слезы, жадность и скупость, злоба и ненависть, страх и отчаяние. Втемяшьте навсегда в свои глупые мозги, что вы больше не люди, а мерзкие рабские твари, которые должны слушаться каждого нашего слова и подчиняться беспрекословно любой нашей прихоти. В то же время мы повелеваем вам считать всех прочих на земле еще ниже, чем вы сами. Чтобы никогда не забывать об этом, вы отныне должны при любых встречах и по любому самому ничтожному поводу приветствовать друг друга словами: «Слава Иритании! Уррродам, слава!» Так повелеваем вам мы, всемогущий Повелитель Воронов из Страны Вечной Ночи. Да пребудет Тьма!» В то время, пока жители королевства молча слушали страшный Указ, Ириния, которая видела из окна дворца все происходящее, дрожала от ужаса. Впервые в жизни чувствовала она полное бессилие. Ведь раньше королева ощущала полную власть своей волшебной красоты над окружающим. Самые гордые и могущественные бароны не раз и не два становились перед ней на колени. Если она выходила из дворца, вокруг нее тут же собирались толпы верных подданных, и взоры, устремленные в ее сторону, всегда были полны искренней преданности и обожания. Еще недавно Иринии казалось, что иначе и быть не может… Но отвратительный черный человек стремительно приближался к ее главным покоям, и Ириния знала, что вся ее красота бессильна противостоять этому бездушному чудовищу. Она приготовилась к неминуемой смерти. Длинная и острая, как стрела, тень легла на розовый мрамор тронного зала – это Повелитель Воронов добрался-таки до Иринии, чтобы раз и навсегда покончить с ее славой, отобрать земли, а саму королеву силой забрать в свой многочисленный гарем. Королева сидела на богатом троне, одетая в длинное платье из драгоценной серебристой парчи, усеянной белоснежным жемчугом; алая лента опоясывала ее воздушный стан; дивной красоты распущенные волосы струились золотой рекой до самого пола; взгляд больших синих глаз смотрел твердо и уверенно из-под длинных ресниц; лишь губы слегка дрожали от гнева. Да! Ириния поборола свой минутный страх, и ее прекрасное лицо выражало теперь лишь презрение и негодование. При появлении Повелителя Воронов Ириния вскочила с трона. – Прочь отсюда, подлый колдун! Зачем явился ты в мою прекрасную страну со своими гнусными воронами! Знай, что я не боюсь тебя, мерзкое чудовище, и скорее умру, чем когда-нибудь покорюсь тебе. – Так говорила прекрасная Ириния по прозвищу Королева Волос гнусному Повелителю Воронов из Страны Вечной Ночи. Бешеная ярость исказила и без того свирепое лицо черного колдуна. Левой рукой схватился он за висящего на груди скорпиона, да так, что захрустели пальцы, а правой, сжатой в кулак, с ненавистью начал потрясать в воздухе. Затем, немного справившись с обуявшим все его существо гневом, Повелитель Воронов прохрипел: – Ты смеешь мне перечить! Что ж, я не собираюсь тебя уговаривать. Но ты тысячу раз горько пожалеешь об этом! Отныне до конца дней своих ты будешь проклинать тот день и час, когда посмела отказать мне в моем законном праве сильнейшего. А жить ты, о прекраснейшая из женщин, будешь к своему несчастью еще долго-долго, как вороны… Ха-ха-а! – громовой смех страшного колдуна сотряс стены замка и гулким эхом прокатился по всему королевству. – Как вороны, – продолжал гнусный колдун, – потому что я превращу сейчас тебя в самого гадкого на свете ворона! Слава о твоей красоте зашла слишком далеко, чтобы я мог и дальше терпеть эту несправедливость. Один из нас должен уступить путь другому. И мне кажется, что сделать это придется тебе, о несравненная Ириния! И снова страшно захохотав, черный колдун стал читать свое ужасное заклинание: Муллум курумбум. Чирикиндас. Вороной пусть станет Красотка сейчас! Белую лилию в жабий кафтан Мне помоги нарядить, Ариман! Гей, Люцифер, Отец химер, Из Преисподней Явись, сверкая, Мильоном молний Все сокрушая! Вихрь кружится, тучи рвет. Раскололся свод небесный. Укров диких хоровод Ревом будит мрак окрестный. Грохот, блеск, Шум и треск. Свет и тьма – Кутерьма. Це весь мир сошел с ума! Это я позвал стихию, Чернокнижник и ворчун. Ну-ка все на литургию, Что свершит для вас колдун. Час настал – Ад восстал! Силам зла Несть числа, Смерть сама в поход пошла! Шеридац, щеридац, Тутарандрай! Разносит ветер Вороний грай. Пусть мир бестолковый Добра не ждет – Я опрокину его оплот. Муллум курумбум, Чирикиндас – Вороной пусть станет Красотка сейчас! Едва ужасный колдун стал произносить свои сатанинские заклинания, как за стенами замка поднялся ураганный ветер. Не выдержав его мощного напора, стекла во всех окнах тронного зала вылетели из рам – и ночь ворвалась во дворец. Большие летучие мыши со свистом рассекали воздух, светящиеся призраки мелькали то тут, то там; в опустившемся сумраке слышались вздохи и шепоты невидимых существ. Бедная Ириния почувствовала, как у нее закружилась голова. Она закрыла лицо руками и упала на трон, теряя сознание… Если бы кто-нибудь посторонний сейчас оказался в тронном зале, он бы умер от страха, наблюдая за чудовищным превращением прекрасной Иринии в гадкого ворона. Ее дивные ноги, которым позавидовали бы античные статуи, стали грубеть и сохнуть, пока не превратились в когтистые лапы большой птицы; ее божественный стан, так и не успевший испытать страстных объятий мужчины, стал расти вширь и покрываться крупными черными перьями; ее нежные руки, унизанные драгоценными браслетами, превратились в широкие крылья. И только голова Иринии ничуть не изменилась. Как ни бился колдун, произнося самые страшные и могущественные заклинания, как ни призывал он на помощь самых могучих подземных духов – не мог он до конца превратить прекрасную Иринию в гадкого ворона. Хоть и потеряла она почти весь человеческий облик, ее лицо как будто стало еще прекрасней и пронзало сердце трагической и неземной красотой. Осознав, наконец, что все его старания больше ни к чему не приводят, гнусный Повелитель Воронов умолк. Он страшно устал; крупный пот градом стекал с его бледного, без единой кровинки, лица. Прислонившись к колонне, он переводил дух, готовясь произнести последнее, самое грозное и могущественное, заклинание, чтобы убить прекрасную Иринию. Раз уж он оказался бессилен полностью лишить ее красоты, то должен покончить с этой непокорной женщиной, отнимавшей у него власть и славу одним своим существованием. Тем временем сознание вернулось к Иринии. Медленно она открыла глаза и увидела, что с ней стало… В проемы разбитых окон врывался ураганный ветер; он рвал и метал пламя висящих на стенах факелов; в его свистах и стонах слышались ей крики и вопли ее бедных подданных, отданных на растерзание чудовищным воронам. Иринии чудились обезумевшие от горя матери, пытавшиеся защитить своих окровавленных младенцев от острых, как кинжалы, когтей разъяренных птиц; беспомощное отчаянье стариков, у которых на месте глазниц зияли кровавые раны… В огромных прекрасных глазах Иринии застыли слезы. – О мой бедный народ, – тихо прошептала она, – чем я могу помочь тебе… В этот миг сострадание с такой силой сдавило ее сердце, что от нечеловеческой боли Ириния горько и пронзительно вскрикнула. И тут свершилось величайшее чудо: из уст ее словно сама собой полилась ПЕСНЯ, подобной которой на земле не слышали с тех пор, как сумасшедшие менады растерзали пленительноголосого Орфея. Боже, что это была за песня! Ее тихая небесная мелодия, покрыв собой свирепый вой ночного урагана и мерзкий грай бесчисленных падальщиков, проникла в самое сердце каждого жителя королевства, заставив его сильно забиться в неясном еще предчувствии. Это была песня райского ангела над умирающим от пыток мучеником, это был нежный голос сострадания, возвращающий мужество; это была вера, зовущая на подвиг… Какая это была дивная музыка! В ней чудилась и нежность матери, кормящей тугой грудью своего дышащего здоровьем розовощекого младенца, и настойчивая ласка морского ветра, успокаивающего неугомонные морские волны, и торжественная радость свободно парящего над землей духа… Под эти волшебные звуки даже у самых слабых и робких в душах громко запела радостная надежда на спасение, а у сильных и отважных сжались кулаки от гнева и жажды борьбы. Казалось, что и самому солнцу захотелось скорее посмотреть на обладательницу столь чарующего голоса – и оно стало медленно подниматься из своей подземной обители. В этот великий день рассвет наступил в Иритании на целых четыре часа раньше положенного срока! А что же гнусный колдун? На него было жалко смотреть! При первых же звуках чудесной песни у него отнялся язык и лысая голова стала вдруг такой тяжелой, точно ее наполнили свинцом. Засверкавшие лучи нежданного утра окончательно лишили его остатков сил и воли. Закрыв мгновенно состарившееся и ставшее еще более бледным лицо трясущимися руками, он повернулся к выходу и неверными шагами поплелся прочь. Полуживой, уже почти без чувств ввалился он в карету, которую огромные, черные кони тут же помчали быстрее ветра обратно в Страну Вечной Ночи, вслед уползающему на Запад мраку. Воронья стая немедля беспорядочно устремилась вслед за своим позорно бежавшим господином. Когда солнце наконец полностью показалось над горизонтом, все было уже кончено: черная туча снова сначала превратилась в едва приметную темную точку, а затем и вовсе исчезла в конце той самой большой дороги. Воспрянувшие духом жители королевства стали радостно приветствовать друг друга и поздравлять со счастливым избавлением от беды. Вдруг тревожная мысль пронеслась в головах: что случилось с их прекрасной повелительницей, Иринией?! Многие видели, как проклятый колдун вошел во дворец. Конечно же, произошло какое-то страшное несчастье, раз добрая Ириния не вышла к своему народу разделить всеобщее ликование. Обеспокоенные за любимую королеву подданные бросились во дворец. Когда же первые из них переступили порог тронного зала, крик ужаса невольно вырвался у людей. Вскоре все заполнившие тронный зал жители королевства смогли увидеть страшное превращение прекрасной Иринии в чудовищную птицу с человеческой головой. Нельзя описать словами горе жителей Иритании, ведь они так любили свою королеву. Во что бы то ни стало они решили избавить несчастную Иринию от злых чар колдуна. Во все концы земли устремились скороходы и всадники, чтобы призвать на помощь самых искусных знахарей и волшебников, какие тогда только были. В случае успеха врачевателя ждали бы огромная награда и неувядаемая слава. Все эти срочные меры оказались весьма плодотворными. Вскоре в маленькое королевство стали прибывать целые толпы целителей, гордо задиравших друг перед другом носы и рвавшихся вперед других показать свои умение и превосходство. Сначала их всех беспрепятственно допускали осматривать заколдованную королеву. Но продолжалось это недолго, так как воинствующие эскулапы в первый же день насмерть перессорились между собой из-за методов лечения и постановки диагноза. Забыв о пациентке, знахари и лекари начали хватать друг друга за бороды, высказывая при этом удивительное разнообразие медицинских терминов на бессмертной латыни. После же того, как один особенно рьяный потомок Асклепия стал выдергивать перья из заколдованной королевы, а другой – посыпать ее с головы до ног подозрительным снадобьем, издававшим невероятную вонь, всех знахарей вытолкали из дворца и впредь решили пускать только поодиночке, и то лишь после тщательного отбора. Бедная Ириния за все это время ни разу не произнесла ни звука. Прежде всегда выразительное лицо ее теперь было каменно-бесстрастным и походило больше на лицо статуи, чем живого человека. Глаза же Ириния держала полузакрытыми, и никто не мог узнать по их выражению, что творилось у нее в душе. Она была очень горда, эта королева… Целый год бились доктора и знахари, но все отчаянные попытки вернуть заколдованной Иринии человеческий облик потерпели крах. Наконец даже самые настойчивые из эскулапов были вынуждены признать поражение. Окончательный вердикт гласил: медицина тут бессильна, ибо в данном случае antropomorphis figuranta non vozvratum est. Жителям королевства этот диагноз ничего не прояснил. Но ведь других объяснений они не имели, поэтому пришлось довольствоваться тем, что есть. На экстренно созванном Большом Совете было решено отправить заколдованную королеву в изгнание и назначить новые власти, поскольку у королевы не оказалось прямых наследников. Так в итоге и сделали. Несчастной Иринии пришлось поселиться в глухом лесу, и уже совсем скоро все забыли о ее существовании. Ухаживать за ней решилась только одна девушка-служанка, которая до конца осталась предана любимой госпоже Хотя весть о необыкновенном происшествии быстро пролетела по всему миру, кроме лекарей и знахарей, очень немного нашлось людей, пожелавших своими глазами посмотреть на удивительную женщину-птицу. Это не удивительно: ведь речь идет о том времени, когда мир был настолько переполнен всякими чудесами, что они уже набили всем оскомину. Люди перестали обращать на них внимание и осмеивали тех, кто брался утверждать о чем-нибудь: такого-то, мол-де, не может быть никогда. Да, сказочное было время! На многолюдных площадях нередко появлялись заморские факиры и волшебники, непостижимым образом перекачивающие в свои бездонные мешки звонкую монету из карманов далеко не щедрых горожан. В теплых морях и реках водились хорошенькие русалочки, которые не хуже ящериц умели отбрасывать хвосты в момент опасности (для тех, кто угодил к ним в сети) и мгновенно обзаводиться парой стройных ножек. Что же до злых ведьм и всяких там соловьев-разбойников, то вовсе не надо было быть Иванушкой-дурачком и идти в глухой заповедный лес, чтобы угодить в их логова. Но, конечно, самым большим чудом, о котором не могли думать без суеверного трепета, был бессмертный Дракон о девяти головах, недавно объявившийся в ничем доселе непримечательном Тридевятом царстве–Тридесятом государстве. Из уст в уста шепотом передавали люди друг другу будоражащие душу слухи, будто этот Дракон сторожит бесчисленные сокровища, и будто в плену у него томится юная царевна необычайной красоты, за спасение которой обещано, страшно сказать, целых полцарства! Рассказывали, что находились отважные юные принцы, уходившие в одиночку со своими армиями на выручку приснившейся им прекрасной пленницы. Каждый из них торопился первым совершить этот бессмертный подвиг. Но, несмотря на все меры, бедная принцесса по-прежнему томилась в плену у Дракона, а от царевичей не было больше ни слуху, ни духу. Неудивительно поэтому, что добрые жители Иритании вскоре совсем забыли о существовании чудесной птицы с головой человека. «Ну и что тут такого особенного? – говорили они. – Подумаешь: птица с человеческой головой! Это ничуть не более странно, чем осел с человеческим туловищем». И когда, бывало, любопытные чужестранцы спрашивали жителей Иритании о судьбе их прекрасной королевы, превращенной Повелителем Воронов в огромную птицу, те обычно отсылали их к старожилам, а старожилы, в свою очередь, долго чесали затылки и лишь потом с трудом вспоминали: была-де у них такая королева, но сами они о ней знать не знают, ведать не ведают. Так и стерлась бы вскоре навсегда у жителей Иритании память о бывшей королеве, заколдованной Повелителем Воронов из Страны Вечной Ночи, если бы в один ужасный год на маленькое королевство не обрушилось вдруг сразу 33 несчастья. Собственно говоря, несчастья сваливались на голову жителей Иритании и раньше, и это никого не удивляло. Если их было не слишком много, то люди легко справлялись с ними; если же несчастий обрушивалось столько, что и сосчитать нельзя, – к ним как-то привыкали. Но когда в твой дом приходит ни много ни мало ровно 33 несчастья, то, поверьте, тут есть над чем задуматься. Повсюду воцарилось уныние, и власти с беспокойством ощущали в королевстве растущее недовольство сложившимися порядками. Необходимы были какие-нибудь решительные меры. И тут одному из местных жрецов пришла в голову спасительная мысль… Но прежде чем рассказать об этом, поведаем сначала, откуда на земле Иритании взялись жрецы. Когда-то в еще более древние времена, чем те, о которых идет речь, никаких жрецов в маленьком королевстве не было и в помине. И, каким бы это не казалось невероятным, люди жили себе припеваючи. Однако совершенно ясно, что долго так продолжаться не могло. С некоторых пор в Иритании тайно поселилось несколько пришлых жрецов, и у них давно чесались руки взяться за любимое дело. Они лишь терпеливо ждали подходящего момента, чтобы эффектно появиться на сцене. В конце концов такой момент им представился. Надобно тут сказать, что жители Иритании в большинстве своем не отличались большим умом и эрудицией. Но, как и все нормальные люди на земле, они с опаской ждали неумолимо приближающейся смерти и в силу одного этого нередко задавались тремя вечными философскими вопросами, не имея, однако, возможности самостоятельно в них разобраться. Слава Богу, всегда находятся мудрецы, коим достоверно известно, что почем; они запросто могут ответить, не моргнув глазом, на самый заковыристый вопрос о мироздании и прочих сложных материях. Поэтому простым людям остается лишь выбрать себе подходящего гуру и спокойно жить дальше. В маленькой Иритании было около сотни местных мудрецов и еще с десяток приезжих. Все они активно вербовали сторонников, гневно обличали друг друга и каждый с пеной у рта старался доказать, что его философия самая правильная. Хотя повсеместные философские диспуты иной раз и переходили в небольшие столкновения стенка на стенку, но в целом приверженцы различных идей уживались друг с другом вполне мирно. Так продолжалось до тех самых пор, пока однажды один маленький мальчик, задумчиво проткнув указательным пальчиком желток у лежавшей перед ним на тарелке глазуньи, не спросил у родителей, что появилось на свет раньше: курица или яйцо? Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42834224&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.