Он еле уловим, он мало узнаваем. Он призрачен, как сон.. Прозрачен, как роса. Он легок, словно тень, и тем - незабываем. Он - запах тишины, парящей в небесах. То - ветер теплых стран, прохладный, долгожданный.. Погладит, уходя, легонько по щеке. То - чудо из чудес, что греет неустанно. Всего лишь десять букв, три слова на песке. Все это ТЫ несешь

Горький сахар

-
Автор:
Тип:Книга
Цена:208.95 руб.
Издательство:   SelfPub
Год издания:   2019
Язык:   Русский
Просмотры:   7
Скачать ознакомительный фрагмент

Горький сахар Ольга Трифоновна Полтаранина "Горький сахар" – второй том из цикла книг "Позывной "Ласточка". События разворачиваются в период 1959-1962 гг. Рассказывается о роли советского разведчика в урегулировании "Карибского кризиса" – истории предотвращения возможной термоядерной войны между СССР и США. Операции "Анадырь" по размещению ядерного оружия на Кубе.Благодаря его деятельному участию провалены планы США в заливе Свиней и операция "Мангуста"по свержению правительства Фиделя Кастро. Героям, посвятившим жизнь беззаветному служению Отечеству, посвящается Вместо пролога «…Я-то был против войны. Но если жить под давлением боязни…, что всякая наша акция в защиту себя или в защиту наших друзей вызовет ракетно-ядерную войну – это означает парализовать себя страхом. В таком случае война возникнет наверняка. Враг сразу почувствует, что ты боишься… Ты своей боязнью и уступчивостью так разохотишь врага, что он потеряет всякую осторожность, и уже не будет чувствовать той грани, за которой война станет неизбежной. Карибский кризис является украшением нашей внешней политики, в том числе моей, как члена того коллектива, который проводил эту политику и добился блестящего успеха …, не сделав ни единого выстрела». (Н.С. Хрущёв) *** Каждый год в начале апреля в Вашингтоне проходит Национальный фестиваль японской сакуры. Это время, когда столица США, насыщенная административной чопорностью важных государственных персон и иностранных дипломатов, наполняется пьянящим ароматом цветущей вишни. Толстые старые корявые деревья, возвращаясь к юности, заливаются румянцем розовых и белых соцветий, заснеживая парки, скверы, проспекты города своим опадающими лепестками. В апреле 2017 года в Вашингтоне было, по– летнему, тепло. Лишь иногда налетал случайный прохладный ветер, приносивший легкий караван облаков. Тогда на землю проливался прозрачный чистый дождь. Но вскоре вновь показывалось солнце, согревало прохожих и дарило им радость и умиротворение. Таисия Ивановна с внучкой Аленой, дочерью старшего сына – Юрия, посетили Национальную аллею, посмотрели памятки и мемориалы историческим деятелям Америки. Увидели Капитолий и Белый Дом. Вдоволь нагулявшись по историческим местам столицы США, зашли обедать в ресторан «Оксиденталь», находящийся на первом этаже отеля Вашингтон. Классический американский интерьер фешенебельного ресторана декорирован множеством фотографий, демонстрирующих историю его посещений. От политиков и художников, от писателей и космонавтов, от актеров, политических деятелей и бизнесменов. Один из официантов, хорошо говоривший на русском языке, проводил небольшую экскурсию по заведению для туристов из России. Русскоговорящие клиенты слушали импровизированного гида и рассматривали снимки на стенах. Прямо над столиком, где разместились бабушка с внучкой, вниманию туристов предстала фотография корреспондента «Эй– Би– Си» Джона Скали, сделанная в октябре 1962 года. Сразу под этим снимком, на медной табличке, выгравированы слова: "В напряженный период Карибского кризиса таинственный русский мистер "Х" передал предложение о выводе ракет с Кубы корреспонденту телекомпании "Эй-би-си" Джону Скали. Эта встреча послужила устранению возможной ядерной войны". Но с кем же общался Дж. Скали? Нет ни имени, ни фотографии собеседника американского политического обозревателя. Этим загадочным мистером Икс являлся советник посольства СССР в США Александр Семенович Феклисов, полковник КГБ, резидент советской разведки, в тот период, работающий в Вашингтоне под фамилией Фомин. Имя этого человека было рассекречено спустя более полувека после урегулирования Карибского кризиса. Однако другие непосредственные участники этого события остаются и сегодня под грифом «Совершенно секретно». Часть первая Сентябрь 1959 года Семь лет бесконечных разлук и ожиданий Виктора и Таисии трансформировались в полосу безбрежного счастья, любви и наслаждения друг другом. В далекой сибирской деревне Александровске осталась прежняя жизнь Таси. В Москве, в короткий период времени, ей нужно было перевоплотиться из сельского фельдшер – акушера в жену дипломата. Мама Таси, собирая дочь в Москву, сшила ей мешок из толстого добротного холста, в который упаковала её девичье приданое. Две подушки, старательно собранные бабушкой из гусиного пуха прошлым летом. Одеяло из верблюжьей шерсти, привезенной из Алма – Аты. Пара комплектов льняного домотканого постельного белья. Добротный полушубок. Почти новая шаль. Ни разу ещё не подшитые валенки. Резиновые сапоги и болоньевый плащ. Получился огромный тюк. Виктор, увидев всё это богатство, попытался тактично объяснить тёще и бабушке Пистимеи, что Тася в Москве ни в чём нуждаться не будет, а «приданое» жены лучше оставить здесь, в Александровке, пустив его в домашний обиход. – Почему же лучше, Витенька? Вещи, посмотри, почти все новые. Вам с Таисией всё это придётся самим в скорости покупать. Семья вы молодая. Столько денег по второму кругу зря потратите, тогда, как всё это необходимое для жизни у вас уже есть, – расстроилась Агафья Емельяновна, в недоумении, глядя на зятя. Видно было, что Виктор вещи брать не хотел, но он понимал, что тем самым обидит тёщу. Чтобы сгладить возникшее недоразумение, он произнёс: – Матушка! Спасибо Вам огромное! Только что ж, Вы нас с Таисией списываете со счетов в Александровке? Мы будем часто приезжать к Вам сюда. Будет на чём спать, а Таисии, в чём здесь ходить. После небольшой примирительной дискуссии, переговоры между родственниками вышли на компромиссное решение для обеих сторон: молодые согласились взять с собой постельное бельё. Но возникло новое затруднение. Тася собрала в дорогу свой «тревожный» фельдшерский чемоданчик, медицинскую аптечку и несколько десятков толстенных книг, которые она «приобретала на протяжении шести лет, потратив на них не одну зарплату». «Придётся пойти на уступки», – подумал Виктор и предложил ограничиться лишь тремя увесистыми томами справочника фармацевта. Вопреки предсказаниям мужа о ненужности фельдшерских инструментов, они понадобились очень скоро, когда среди ночи, у одной из женщин в поезде начались роды. …После благополучного разрешения роженицы, бригадир поезда лично пришёл благодарить жену дипломата из вагона СВ – гражданку Звонцову Таисию Ивановну за оказание квалифицированной медицинской помощи пассажирке плацкартного вагона. Предложение Прекрасная московская осень встретила молодожёнов в свои объятия! Красавица Москва захватила дух! Ни с чем несравнимое ощущение красоты городского пейзажа: величественность зданий, широта проспектов, открытых площадей, разнообразие скульптур, блестящих витрин магазинов, багрянец тенистых скверов! По улицам мчались дорогие, до блеска отполированные автомобили, трамваи, троллейбусы, автобусы. Тася видела метро в первый раз в жизни. Оно словно поглощало в себя многие тысячи торопливых людей одновременно. Уносило их под землей неведомо куда, увозило на десятки километров и доставляло к месту назначения. Москва! Не всем людям сродни это великолепие. Не каждый человек в состоянии переварить этот бешеный темп. Неловкость здесь дорого обходится. Медлительность не совместима с мегаполисом. Москву как мечту, невозможно постичь, нельзя понять, её нужно полюбить. Принять её темп, напор, натиск, задор, многообразие. Полюбить милые московские улочки, набережные, дома, величавые памятники и возможности, которыми в ответ за любовь Москва одаривает людей пытливых, целеустремленных, трудолюбивых и талантливых. Виктор привёз жену в светлую теплую двухкомнатную квартиру, располагающуюся на четвертом этаже семиэтажного нового кирпичного дома на «Чистых прудах». Жильё было оборудовано всем необходимым для жизни, что можно было только представить себе. Здесь были телевизор, стиральная машина – автомат, магнитофон, посудомойка – диковинные штуки не то что для сельского жителя того времени, но и для москвича. О таких вещах можно было только мечтать, если знать об их существовании! Увидев немой вопрос в глазах жены, муж поспешил объяснить ей, что это ведомственная квартира и обстановка в ней тоже. Тася поинтересовалась, на всякий случай: – Значит, нас могут, в любой момент, отсюда выгнать? – Будем хорошо работать – не выселят! – рассмеялся Виктор, – а мы с тобой ведь плохо работать не умеем, не так ли? Представить себе, что он или она вдруг начнут «плохо работать» Тася не могла и в самом дурном сне. Поэтому она сразу же успокоилась и приступила к изучению нового жилища, в котором муж её объявил хозяйкой. Возле каждой диковинной вещи, которыми изобиловала квартира, лежала машинописная инструкция по её эксплуатации. Всё было просто замечательно! Кроме одного маленького штриха. Лёгкой шероховатости. Запах!.. Чужой и прокуренный. «Надо будет побелить…» – отметила про себя Тася, но вслух, чтобы не обижать мужа, сказать это не решилась. У Виктора оставалась неделя отпуска. Молодая семья планировала экскурсии по городу в течение этого оставшегося свободного времени. «Но с начала – магазин! Будем делать из тебя настоящую москвичку!» – произнёс с утра Виктор. … Из примерочной фирменного магазина «Берёзка» вышла роскошная француженка, в стиле силуэта New Look. Тонкая талия, пышная грудь, королевская осанка и покатые плечи жены дипломата были подчеркнуты формами кроя платья модельера Кристиана Диора. Изящные туфли на каблуках, перчатки, сумочка, шляпка, серьги, аккуратно уложенные волосы – все было уместно и красиво. Деревенской девушки больше не было. Пытливый и системный, в сути своей, человек – Виктор относился серьёзно к любому делу: экскурсии для жены были проведены с мастерством опытного гида. …Находясь в Москве уже несколько недель, Тася не могла очнуться от ощущения того, сколько счастья к ней вдруг прибыло единовременно. Затаив дыхание, она боялась подумать или на секунду представить себе что – либо иное. Всё, что происходило с ней, было сказочно волшебно. *** Виктор работал. Тася каждое утро кормила мужа вкусным завтраком и провожала. Поздно вечером встречала. Весь день был в её распоряжении. Небольшие обязанности по дому и приготовление ужина были в радость. Когда она завершила личные планы по благоустройству жилища, постепенно начало приходить понимание, что больше делать нечего. Муж зарабатывает деньги. А она – здоровая неглупая молодая женщина сидит дома! Что дальше? У неё не было стремления сейчас, когда она только что вышла замуж, спонтанно мчаться куда – то, в поисках работы, действовать наперекор всему, завоевывать мир или, «закусив удила» во весь опор нестись к чему-то большему. Но и тонуть день за днём в философии бездействия, она тоже не собиралась. Это противоречило её деятельной, пытливой и любознательной натуре. Нужен был выход энергии. Только какой? Она привыкла трудиться, учиться, ежедневно многое узнавать, преодолевать, стремиться к лучшему… Любая другая нормальная женщина могла бы упиваться счастьем, быть женой, москвичкой, ходить по магазинам, в театры и кино, а о работе и думать забыть. Любая другая нормальная женщина, но не Тася. Когда мысль о трудоустройстве впервые пришла к ней, она её оттолкнула. Но прошло несколько дней. Идея деятельного участия в формировании семейного бюджета заставила Тасю решиться на разговор с мужем. Она принялась объяснять ему, что все годы сознательной жизни училась, работала, находилась в коллективе. Сейчас, оказавшись в созерцательном состоянии, она испытывает дискомфорт и чувствует себя бездельницей. Поэтому хочет выйти на работу, по своей профессии фельдшер – акушер, в ближайший роддом, пока не завершено обучение в инязе, на заочном отделении. Виктор ничуть не удивился, выслушав жену. Он одобрил её порыв к труду и сказал, что уже давно ожидал этого разговора. Карие, с рыжей искоркой глаза мужа смотрели на неё с любовью и одобрением. – Специально не торопил тебя. Хотел чтобы ты как следует отдохнула, – произнёс он в ответ. – Что касается «твоего деятельного участия в формировании семейного бюджета»…– взял небольшую паузу Виктор и далее продолжил диалог, – я всемерно это поддерживаю. Как ты отнесёшься к предложению работать в другой стране, по другому паспорту? – Зачем же по – чужому – то паспорту, у меня и свой хороший.., – недоуменно рассуждала вслух Тася, – а ты где будешь в то время, пока я буду трудиться в этом новом качестве? – Я буду с тобой. Мы вместе будем жить и работать с иными именами и фамилиями, с выдуманными жизненными историями и биографиями. Если потребуется, будем меняться и изменять место жительства. Мы станем вместе с тобой выполнять очень важные для всей нашей страны поручения, во имя великого дела – служения своему Отечеству. Ты будешь подчиняться мне не просто как мужу, а как своему непосредственному руководителю, – пояснил Виктор. – … Я счастлива, жить и работать вместе с тобой, в любой стране, на любом континенте, под любой фамилией. Да. Я согласна, – не задумываясь, твёрдо ответила Тася. – Спасибо! Моя ласточка, моя милая рыжая девочка! Я всегда был уверен в тебе! Тогда в добрый путь: учиться, учиться и учиться… Учиться, учиться и учиться Утро следующего дня для Таисии ознаменовалось приходом нескольких важных персон, следовавших один за другим. Они долго беседовали с ней. По завершении этого непростого разговора, она несколько часов читала и подписывала различные документы. Все они, начиная с соглашения о конфиденциальности и неразглашения сведений, к которым она получит доступ и, заканчивая планом учёбы и работы, стали расписанием её будущей жизни на несколько лет вперёд. По завершении этой процедуры, Звонцова Таисия Ивановна стала сотрудником КГБ СССР, с присвоением звания лейтенант. Кроме целого круга появившихся обязанностей и дисциплин, ей необходимо было за три года освоить в совершенстве английский, французский, испанский языки по индивидуальной программе. Учебный день у Таси, по – регламенту, был, как и у всех советских людей – восьмичасовым, с шестидневной рабочей неделей. Но по факту приходилось трудиться круглыми сутками, за вычетом времени на кратковременный сон. На занятия ей не нужно было никуда ходить. Преподаватели сами приходили к ней домой, сменяя друг друга, и работая с ней попеременно. Они вели теоретическую подготовку, закрепляя её многочасовым общением, писали с ученицей диктанты, сочинения, работали с магнитофонными записями, вели диалоги. Все перемещения по городу для Таси также превратились в занятия по строго определенной тематике. На этапе первоначального тестирования по английскому языку был отмечен её неплохой багаж слов, выражений, знание грамматики. Но ужасающий акцент, точнее, произношение, были совершенно неприемлемы для работы во внешней разведке и подлежали полной корректировке. Проще сказать, нужно было полностью переучиваться. Знаний по французскому и испанскому языкам оказалось так мало, что всё пришлось начинать с нуля. Индивидуальный темп, в который погрузили Тасю, был колоссальный. Усваивать нужно было всё быстро. Мозги кипели от состояния ежесекундного активного восприятия и переваривания огромного потока информации. Каждый последующий день учёбы цеплял предыдущий и добавлял лавину новых знаний с такой интенсивностью, что к концу дня, девушка от усталости не могла пошевелить языком уже не только на иностранном, но и на родном, русском языке. За благо было помолчать. …Виктор чувствовал, что ему стало на душе значительно легче, когда они с женой оказались «в одной лодке». Но он, по – прежнему, не мог рассказывать ей о своей работе. Тася и сама не беспокоила его расспросами, понимая, что многое, из того, к чему причастен муж ей пока не досягаемо, да и не нужно. Он и она осознавали, что они теперь пара не только в семейной жизни но и должны быть на протяжении нескольких десятилетий эффективным рабочим тандемом во внешней разведке Советского Союза. Конкретная задача, которая стояла перед Тасей – это как можно скорее довести свои знания в четырёх языках до свободного уровня. Получить специальные навыки квалифицированной ассистентки для мужа, то есть для её непосредственного руководителя. Она должна полноценно помогать ему в осуществлении функций «получения данных о глубинных вопросах экономического, внутриполитического, военного положения страны пребывания. Предпринимать действенные меры и способы к подрыву, введению в заблуждение или направление потенциального противника Советского Союза по ложному пути»[1 - Википедия: функции и задачи первого отдела КГБ СССР]. В последующем Таисия, при необходимости, должна была уметь профессионально работать самостоятельно. Чем скорее и успешнее она завершит подготовку, тем быстрее они с мужем смогут жить и работать вместе. А сейчас они ожидали новую, возможно длительную командировку, в которую Виктор должен был направиться снова один. А это значит, что вновь предстояла разлука. *** …В день рождения Виктора, 19 декабря семейной паре был предоставлен отдых. Они провели весь день, наслаждаясь возможностью побыть вдвоём и говорить на родном языке. Вечером пошли на каток. На Чистых прудах горела предновогодними яркими огнями огромная ёлка. Играла музыка. Звенел на морозном воздухе под коньками лёд. В середине катка кружились пары, красиво выписывая фигуры. Витя и Тася скользили по кругу, крепко взявшись за руки. Они улыбались друг другу. – Догони! – вдруг озорно крикнула Тася и, как молния, исчезла из виду. Когда Витя её нашёл, она сидела на скамейке, бледная, как полотно, схватившись за правый бок. – Что случилось, Тасенька? – спросил перепуганный муж. – Ничего. Это нормально в моём положении. Я, кажется, беременна, … – произнесла она. Виктор, схватил её на руки, закружил, покрывая лицо жены поцелуями, и прокричал во весь голос: – Я самый счастливый человек на свете! Это лучший подарок на день рождения! Часть вторая Мировая революция и Фидель Кастро Впервые идея о мировой революции была сформулирована выдающимися К. Марком и Ф. Энгельсом – немецкими философами, социологами, экономистами, общественно – политическими деятелями. В 1888 году в контексте идеи мировой революции, властно прогремел и стал гимном  коммунистов всего мира знаменитый «Интернационал» французского поэта Эжена Потье[2 - Википедия по запросу: Интернационал]. В.И. Ленин, в отличие от предшественников, был практик и значимость мировой революции рассматривал с точки зрения появления в мире соратников у страны Советов. После смерти Ленина большевиков Сталин И.В. возвёл идею мировой революции в ранг государственной политики СССР. Не отставали от него в этом вопросе и ближайшие сподвижники, Фрунзе М.В. считал: «…нужно вполне осознать, и открыто признать, что совместное параллельное существование нашего пролетарского Советского государства с государствами буржуазно-капиталистического мира длительное время невозможно…»[3 - Фрунзе М.В. Единая военная доктрина и Красная Армия. М., 1941. с. 17.] Провозгласив «культ личности» Сталина, Хрущев Н.С. оказался в «щекотливом» положении относительно выбора дальнейшего направления политической и экономической стратегии СССР. Оставаться последователем курса, проводимого прежним правителем, после публичного его порицания, было неверно и аполитично. Потому идеология сталинской борьбы за мировую революцию пролетариата, была скорректирована альтернативным «мягким» хрущёвским «мирным сосуществованием двух социальных систем: капиталистической и социалистической». Однако сам Хрущёв проводил эту «альтернативную» политику весьма своеобразно, зачастую сбиваясь, демонстрируя отчаянные метания и крайнюю непоследовательность между заявлениями «о мирном сосуществовании двух социальных систем» и «конечной победой коммунизма во всём мире». После революционного переворота в январе 1959 года, Фидель Кастро стал правителем Кубы. Хрущев отреагировал на это сообщение прохладно. Он полагал, что кубинская революция обречена из-за тотального влияния США на Кубу. Предшественник Фиделя Кастро, генерал Фульхенсио Батиста, будучи марионеткой США, пользовался их неограниченной поддержкой. Он вел роскошную жизнь во Флориде. В период его долгого правления, на острове господствовал американский бизнес. На Кубе процветала наркоторговля и проституция, были открыты многочисленные казино. Американцы сгоняли с земель коренных жителей, превращали их в обслуживающий персонал, вводили грабительские налоги. Когда ненавистный режим Батисты был сметён, он сбежал, похитил и вывез с собой большую часть золотовалютных запасов Центрального банка Кубы. Первый зарубежный визит в качестве руководителя Кубы, Фидель Кастро совершил в США, чтобы найти в их лице поддержку. Но ошибся. Перспектив для будущего американского бизнеса в государстве, оказавшемся во власти коммунистов, действующий президент США Эйзенхауэр не видел и проигнорировал встречу с Фиделем. После такого открыто проявленного высокомерия, Кастро, вернувшись на Кубу, объявил войну засилью американцев на острове. В ответ США ввели санкции в торговле с Кубой. Кастро установил дипломатические отношения и начал активную внешнеэкономическую деятельность с СССР. Вашингтон официально объявил политику Кастро угрозой национальной безопасности США и взял курс на экономическое удушение новой власти на Кубе. Кубинские революционеры не заставили себя долго ждать с ответом, они поступили радикально: начали национализацию американской собственности на острове. Клубные дискуссии Нешуточные страсти, разгоравшиеся в среде политиков Запада находили своё продолжение в экономике и бизнес-элите, чья собственность так или иначе была представлена на Кубе. Вопрос национализации иностранного имущества на Острове Свободы беспокоил и посетителей аристократического английского клуба «BL» в городе Шимла[4 - Википедия: Шимла – город в северной Индии. Горноклиматический курорт, важный туристический центр. Бывшая летняя резиденция английских колонизаторов.], на северо – западе штата Пенджаб в Индии. Многие постоянные члены BL являлись владельцами собственности на Кубе. – Как Вам, джентльмены, этот политический пинг – понг между Фиделем Кастро и Эйзенхауэром? – пригласил к дискуссии партнеров по бильярду Джон Смит – владелец судоходных компаний и портовых хозяйств на юге США и Латинской Америки. – Господа, пока высшие эшелоны власти шумно разбираются, время идёт, мы становимся беднее! Деньги любят тишину, – философски озвучил наболевшую тему Майкл Джексон – владелец строительных Компаний в Дели, в Лондоне, в США и Латинской Америке. – Чего уж проще было Эйзенхауэру побеседовать с этим коммунистом Кастро, чем втягиваться в затяжную разорительную партию на Кубе, – задумчиво произнёс их третий собеседник, Роберт Браун. – Джентльмены, все мы слишком хорошо знаем, чем может закончиться это политическое противостояние США и Кубы. Например, для меня, американского бизнесмена, имеющего сахарные заводы на Кубе, жизненно важно реально оценивать эту ситуацию с приходом к власти коммунистов. Что нас ждёт? Невольно напрашивается аналогия из нашего общего недавнего прошлого здесь, в Индии. Как процветал мой сахарный завод в штате Утрар-Прадеш! Сразу после революции индийцы его национализировали, не выплатив моей семье ни цента компенсации. Мы потеряли колоссальные деньги и бизнес! Теперь этот завод, в прошлом высокорентабельное предприятие – бедствует! Усиленно дотируемый государством, он оказался вдруг убыточным! Крестьянам за сахарный тростник, поставляемый в этом сезоне, государство задолжало баснословную сумму! Это не предел. Долги будут расти, если цены на сахарный тростник эти горе – правители, будучи монополистами, не додумаются привязать к рыночной цене на готовый сахар,– запальчиво завершил свою речь мистер Браун. – Все мы можем потерять имущество, в связи с начавшейся национализацией на Кубе. Экспроприация собственности на острове может повториться, как в Индии, или ещё хуже того, как в России, – продолжил беседу мистер Смит. – Джентльмены, давайте будем последовательны! Эйзенхауэр представляет богатейшие круги американских монополий: это телефонные, электрические, нефтеперегонные, сахарные заводы, филиалы североамериканских банков на Кубе. Думаю, что он отчетливо понимает финал противостояния с Фиделем и ведет с ним свою игру, нацеленную на представление американских интересов. Я думаю, что Эйзенхауэр торгуется. Надежда на успех их переговоров с Кастро ещё осталась, и мы напрасно так пессимистично настроены, – продолжил мистер Джексон, то ли для того, чтобы вывести дискуссию на новый уровень, то ли для того, чтобы показать партнёрам свою лояльность правящей верхушке США. – Я не столь оптимистичен и считаю, что США не могут достичь своих целей, до тех пор, пока коммунист Кастро остаётся у власти на Кубе, – возразил ему Джон Смит. – Посмотрите, что вытворяет команданте: в начале 1959 года он снизил плату за жильё, электричество, газ, телефон и медицинское обслуживание на острове. Он национализировал все объекты энергетического хозяйства на Кубе, принадлежавшие американцам. Следующей на очереди по отъёму имущества является крупнейшая телефонная компания «Куба тэлэфон компани» – «дочка» американской ITT. У меня нет иллюзий по поводу того, что с Кастро можно договориться. Он фанатичный властолюбец… Господа! Бизнесмен должен думать о возможности договориться… Со мной кубинские власти разговаривать не будут… Всё упирается в кадры, как всегда,! Нужен человек, способный найти общий язык с властями Кубы… Между участниками дискуссии установилась длительная пауза: курили сигары, пили кофе. – Джентльмены! А кто – нибудь из нас, случайно, не утратил контактов с Натаном Бернардом? – в контексте размышлений участников разговора вдруг спросил Роберт Браун, – что – то давно о нём ни слуху, ни духу. Какой право молодой человек не по годам мудрый и как бизнесмен, результативный! За один год захолустную фирму он превратил успешную процветающую компанию, построившую завод в Индии, заполучив самого лакомого клиента – государство, да ещё и налоговые преференции в придачу! Это в то время, когда все англичане, практически, выдавлены из страны Индийским правительством! Мистер Джексон рассказал собравшемуся обществу, что после того, как его компания завершила строительство завода по сборке велорикш и мотороллеров для фирмы «W&P» Натана Бернарда, связь с ним была потеряна. Джон Смит добавил, что из источников, приближенных к губернатору штата Пенджаб, он знает, что фирма «W&P» продолжает выполнять госзаказ, а Натан Бернард, получив серьёзные рекомендации от правительства Индии, продолжает из Европы управлять бизнесом. *** …Нотариус мистер Джонсон в г. Шимла, являвшийся управляющим фирмы «W&P» по доверенности Натана Бернарда, с утра ожидал увидеть у себя в офисе мистера Смита, который собирался обновить свой кабриолет. Договор купли– продажи автомобиля был полностью оформлен. Оставались сущие формальности: подпись Джона Смита и оплата аванса. Однако вопреки ожиданиям, мистер Смит, покрутив в руках договор, отложил его в сторону и задал вопрос, касательно местонахождения Натана Бернарда. Управляющий обычно никогда не раскрывал мест пребывания хозяина. Об этом пункте конфиденциальности они условились с самого начала. Но шестое чувство старого нотариуса подсказывало, что результат дорогостоящей сделки будет зависеть от информации, связанной с предоставлением контакта клиенту. «Напишу мистеру Бернарду извинительное письмо, в котором всё объясню», – успокоил себя мистер Джонсон и передал Джону Смиту телефон агента хозяина в Лондоне. Получив желаемое, бизнесмен поставил свою подпись в договоре, оплатил аванс, и удалился. Не успел управляющий распрощаться с одним клиентом, как на пороге «W&P» возник мистер Браун, а следом за ним мистер Джексон. Их визиты, также начинавшиеся с приобретения автомобилей, завершились получением контакта с агентом хозяина в Европе. «Опять проделки Натана Бернарда!– восхищался про себя нотариус, – этот малый обладает такой магией притяжения, что собирает вокруг себя людей, находясь за несколько тысяч километров от них!» Цвет русского офицерства Полковник первого отдела КГБ по странам Индостана товарищ Епифанцев Алексей Валерьевич принимал к себе в отдел преимущественно отличников учёбы: умных, трудолюбивых, с ярко выраженными индивидуальными способностями. Если они не маменькины сынки, то именно из этих ребят получался толк. Пусть «троечники» находят себя где угодно, только не во внешней разведке. Да и как может быть по – иному? Что есть оценка «четверка» или, хуже того, «тройка»? Это указание на пробелы в знаниях. По мере роста их количества уровень возможностей человека неизбежно тяготеет к нулю. Таких индивидуумов в разведке нет. Здесь они не выживут. Вымрут. Разведчик не имеет права быть с «дырявыми» знаниями, он должен быть отличником во всём. Епифанцев А.В. выбирал кадры с первых курсов лучших ВУЗов СССР. Наблюдал за ними, изучал, пестовал, лелеял и «драл три шкуры» одновременно. После прохождения стажировки у бойцов невидимого фронта, как правило, на папке личного дела появлялась одна звезда – это готовность человека к самостоятельной работе. Две звезды свидетельствовали о росте сотрудника до уровня специалиста, с зачётным выполнением определенного рода исполнительских функций. Три звезды – умение вести эффективную работу за рубежом, безупречное выполнение заданий, способность генерировать идеи и предлагать готовые решения. Каждый, кто проходил школу внешней разведки, состоял в определенном ранге классификации, который предопределяли его персональные способности, навыки, знания и… везение. Многие, получив одну звезду, оставался с ней навсегда, кто – то получал двенадцать. Верхнего предела нет – развивайся. Епифанцев не любил пышных слов. Но его глубокое убеждение, что цвет русского офицерства сосредоточен в разведке, подтверждался ежедневно. Кандидатура Виктора Звонцова (оперативный псевдоним – Фокс), после стажировки в Индии, была отмечена тремя звёздами и свидетельствовала не только о блестящей подготовке советского офицера, его способностях, но и редкой удаче, которую он, по всему видно, притягивал к себе. А это тоже талант, да ещё какой! Триумфальное участие Натана Бернарда в похищении Далай – ламы и получение рекомендаций от индийского правительства являлись материалом, который не мог остаться незамеченным в кругах английского истеблишмента. Епифанцев это понимал и осознавал, что рано или поздно на образ Натана Бернарда должны выйти люди, заинтересованные в его компетенциях. Вопрос состоял во времени и в уровне персоны, которая должна была пойматься на наживку знаний и таланта Виктора Звонцова, работающего под именем английского бизнесмена Натана Бернарда. Поэтому когда у Епифанцева оказались на руках письма, полученные от европейского резидента из Лондона, адресованные Бернарду, он обрадовался: «Клюнули! Посмотрим, что за рыбка попалась в наши сети!» Послания шли от трёх, независимых друг от друга американских бизнесмена: Смита, Брауна, Джексона из курортного города Шимла (Северная Индия), где они находились на отдыхе. Все они, приблизительно, в одно и то же время, обращались к мистеру Бернарду с одинаковой просьбой: рассмотреть возможность сотрудничества. Американцы просили Натана Бернарда попытаться договориться с кубинскими властями о продолжении их бизнеса на острове и готовы были за это хорошо заплатить. После установления коммунистического режима Фиделя Кастро, их собственность на Кубе подпадала под национализацию и сейчас у этих американцев, в буквальном смысле «горела под ногами земля». Все три бизнесмена рассчитывали на лояльное отношение властей Кубы к персоне Натана Бернарда, получившего блистательные рекомендательные письма от Индийского правительства, высоко оценившего его заслуги. – Утопающий хватается за соломинку! – думал Епифанцев. – Эти субъекты, сами того не подозревая, ухватили целое бревно! Вскоре полковнику были подготовлены досье на каждого из просителей, ознакомившись с которыми, он сделал вывод, что все трое представляют определенный оперативный интерес для дальнейшей работы с ними. Роберт Браун – американец английского происхождения, его собственность на Кубе состояла из нескольких сахарных заводов, в провинции Лас-Вильяс, с суммарной мощностью 60 тыс. тонн сахара в год. Женат. Пятеро детей. Семья проживает в американском штате Флорида. Майкл Джексон – американец английского происхождения, собственность на Кубе – 6,5 акров земли, находящихся в муниципалитете Гавана-дель-Эсте, в восточной части города. Женат. Трое детей. Семья проживает в Нью – Йорке. Джон Смит – американец ирландского происхождения, владелец ближайшего к США с территории Кубы порта Мариель. Порт адаптирован для захода больших кораблей. На основных погрузочно – разгрузочных работах, в мастерских, судоремонтных доках занято около 500 человек. Женат. Пятеро детей. Постоянное проживание – штат Массачусетс. Жена Смита является одной из двоюродных сестёр Джона Фицдже?ральда Ке?ннеди – сенатора штата Массачусетса, демократа, одного из кандидатов на пост Президента США. – Вот это рыба! – охнул от удовольствия Епифанцев и пошёл докладывать об «улове» руководству. Начальник управления внешней разведки КГБ СССР генерал-лейтенант Локтев А.Ф., выслушав начальника отдела по странам Индостана, полковника Епифанцева А.В., на минуту задумался, затем произнёс: – Ну что, Алексей Валерьевич, забираю я у тебя агента Фокса и передаю его Аристову О.П. – Александр Фёдорович! – расстроился Епифанцев,– я его с первого курса института выпестовал. С его отцом мы в армии вместе служили. Это один из самых перспективных молодых людей у меня в отделе! Не отдам! – Слушай, Лёша, не глупи, мы не в детском саду. Одно дело делаем. Нет у тебя «своих» людей. Да и какой Индостан может быть для этого «твоего» кадра на ближайшие три-четыре года? Второго января Джон Кеннеди объявлен кандидатом на пост Президента США. Агент Фокс уже сегодня «на короткой ноге» с мужем его кузины. У нас появляется возможность установить прямой канал связи с потенциальным президентом США! Для этого необходимо сохранить его родственнику хотя бы часть имущества на острове. Это удача, Алексей! Это тебе не велорикши продавать! Для американцев сегодня, когда Фидель повыгонял их всех с острова, каждый агент на Кубе на вес золота. А тут свой, англосакс, проверенный. Натан Бернард – это наш шанс! Политическая обстановка с американцами обостряется. Их разведывательные самолёты регулярно нарушают границы воздушного пространства Советского Союза. У Хрущёва с Эйзенхауэром отношения всё больше заходят в тупик. Наша страна стоит накануне серьёзных политических событий. Идёт холодная война. А ты мне говоришь: «мои кадры», «не отдам». Немедленно собирай всю документацию и передавай агента Фокса Аристову! – Слушаюсь, товарищ генерал!– отчеканил Епифанцев. …Начальник отдела по странам США и Канады полковник Аристов О.П. был вызван к генералу Локтеву. – Олег Петрович, принимай в свою команду нового человека от Епифанцева. Сутки тебе даю на изучение его досье. Завтра в это же время доложишь мне свои соображения на его счёт. Всё ясно? Вопросы есть? Вопросов нет. Свободен!– расправился ещё с одним делом Локтев. …В сжатые сроки генерал согласовал цели, подготовленные Аристовым О.П., в отношении Виктора Звонцова, которому предстояла командировка на Кубу, где Натан Бернард должен стать посредником по поиску покупателей и участником сделок купли – продажи кубинских активов американцев. Цель агента Фокса состояла в налаживании конфиденциального канала связи с администрацией потенциального Президента США Джона Кеннеди. Кубинским товарищам была направлена телеграмма о приостановлении национализации имущества американцев Роберта Брауна, Майкла Джексона, Джона Смита. Сложность простоты Тася знала, что мужу предстоит командировка. Он целыми днями работал в тестовом городке, условия которого максимально приближены к кубинской действительности. Этот город представлял комплекс застроек аналогичных оригиналу, с разницей в масштабе, например 1: 10. Разведчик должен был досконально освоить территорию обитания: порты, маяки, электростанции, заводы, вокзалы дороги. Цель такого этапа обучения – облегчить ориентирование на местности в чужой стране. Разлука не за горами. Это их реальность. В голове, как набат отбивались последние дни, может быть часы, когда они были вместе. Когда наступал вечер, Тася благодарила бога, что он подарил им ещё сутки этого огромного, как небо, счастья – быть вместе. Женщина очень хотела и делала всё от неё зависящее, чтобы быстрее достичь необходимого уровня знаний и быть рядом с любимым мужем. Виктор видел, как изо всех сил старалась Тася, чтобы быть с ним на равных. Между тем беременность жены набирала силу с каждым днём. Малыш внутри рос и развивался. Фигура жены приобретала всё большую округлость и женственность, которой бог одаривает будущую мать. Румянцем и улыбкой сияло лицо женщины, светились глаза, настроение всегда было хорошее. Изменились лишь вкусовые предпочтения. Витя приносил с рынка солёные огурцы, квашеную капусту, селёдку. Однажды вечером она захотела съесть кусковой мел,.. которым железнодорожники помечают грузовые вагоны… На ближайшей станции, куда прибежал Виктор, обходчики долго смеялись, когда узнали для какой цели ему понадобился мел. Завернув в газету несколько кусков ценного продукта, любящий муж принёс их домой. Тася схватила руками эту провизию, откусывала небольшими кусочками, разжёвывала, глотала и улыбалась. Баланс был восстановлен. Тася, как и все разведчики проходила курс подготовки по радиосвязи, телефонии, шифрованию. Получала массу других навыков и знаний, которые потенциально могли бы быть полезными в будущей работе. Проходила углубленный курс по микробиологии и фармацевтики. В части иностранных языков у неё была произведена рокировка: сделали акцент на французский язык. Память у неё была превосходная, с запоминание проблем не было. Восприятие французской речи на слух тоже шло как по маслу. Но вот с произношением возникла загвоздка. Акцент выдавал кержатские корни её предков, испокон веков, ни на каком другом языке не говоривших, кроме русского. Преподаватель, слушая, как Тася изо всех сил «молотит» на «французском», с трудом сдерживался, чтобы пренебрежительно не поморщиться и не выйти из себя. Ученица произносила французские предложения так, что со стороны казалось, что она порет абракадабру на чистом русском языке. Французский язык вызывал у Таси неловкость и раздражение. Она не чувствовала, не понимала его глубинную суть, не улавливала логики формирования звуков. Например, как-то преподаватель попросил Таисию описать зубы человека на картинке, применяя сравнительные аллегории. Она произнесла, что зубы у него белые, как снег и крупные, как у лошади. Оказалось, что французы характеристики зубов представляют, в основном, единственным сравнением: белые, как молоко. И ни в коем случае не говорят о зубах, что они имеют форму жемчуга, могут быть острыми как у хорька, или крупными, как у лошади. После зубов нужно было сравнить уши. Тася, уже с опаской (как бы опять не опростоволоситься!) глядя на сурового преподавателя, робко выдала русские сравнения больших ушей с варениками, лопухами, локаторами. Увидев, что преподаватель молчит и не останавливает её, радостно продолжила: «…уши бывают как у слона, как у кролика, как у лисички или лопоухие, или вислоухие…». – Достаточно! – взвился учитель, сообразив, что фантазия у девушки безграничная и про уши она может вспомнить ещё много чего интересного. Он сообщил ей, что деликатные французы об ушах не говорят вообще и потому, устойчивые сравнительные аллегории к этой части тела во французском языке отсутствуют. – Нужно иметь в виду, сударыня, что будет правильно не вдаваться в подробности описания частей тела, характеризуя, чей бы то ни было портрет, если вы ведёте беседу с французами. Богатство русского языка французы бьют своим козырем – деликатностью. Он вновь и вновь терпеливо показывал Тасе звук за звуком. Рассказывал, как нужно правильно произносить гласные и согласные. Но ученица смущалась, краснела, язык у неё увеличивался во рту в несколько раз и деревенел. Занятия не давались. Она расстраивалась и даже плакала. Виктор тоже пытался ей объяснять, но чувствуя, что теряет терпение, бросал, боясь ненароком обидеть беременную жену. Время шло, словарный запас стремительно рос, но произношение не улучшалось. Таисия умная и способная, только не хватает ей толчка какого – то, чтобы в её голове (как это бывает!) раз и щёлкнуло понимание. Нужен был человек, который мог пояснить эту возникшую на ровном месте сложность, как– то по-простому, на понятном ей языке. Но вся беда состояла в том, что женщина сама не знала, чего ей недостаёт для прозрения. Виктор решился поговорить об этой задачке с другом отца. Епифанцев выслушав его, сказал: – Дам я тебе преподавателя. Сам ей позвоню, попрошу, – после чего взглянул на Виктора и спросил: – Тася – то твоя, когда родить должна? – В августе, Алексей Валерьевич, в самом начале, – ответил Виктор – Ну-ну, – удовлетворительно вздохнул полковник, – в августе это хорошо. До холодов малыш окрепнет… Вот тебе адрес учителя – Лилии Максимилиановны Рождественской. Она родом из бывших дворян. Французский язык для неё родной. Виктора встретила пожилая, приветливая и энергичная женщина. Она усадила гостя за стол, напоила чаем, неторопливо выслушала суть вопроса, а потом сама стала его расспрашивать. – Расскажи мне, Виктор, о своей жене. Подробно. О её семье, родителях, образовании, профессии, увлечениях… *** Тася ожидала, что Лилия Максимилиановна будет учить её, как логопед, но пожилая дама вытащила из своего саквояжа альбом со схемами анатомического строения носоглотки. Она объяснила, какие изменения претерпевают твёрдое нёбо, язык, зубы, нижняя челюсть во время произношения русских звуков, в сравнении с работой тех же органов во французском языке. Тася изумленно рассматривала рисунки, как будто ей только что открыли Америку. Затем она стала настраивать свой речевой аппарат, аналогично тому, как было нарисовано на картинках, и произносить транскрипцию букв французского алфавита… …Через несколько занятий с Лилией Максимилиановной прилежная ученица щебетала французские предложения с той степенью непринужденности, как только разговаривают на родном языке, с певучестью и небесной лёгкостью истые носители французского языка… *** …Вечером резко прозвучал звонок телефона. Виктор поднял трубку. Молча выслушал собеседника на другом конце провода. Ответил короткое «Есть!» и положил трубку. Тася почувствовала, что наступил момент очередного расставания. Всю ночь они просидели, держа друг друга за руки. Она не плакала. Нет. Разлука не навсегда. Они скоро вновь будут вместе. Просто это работа такая. Родине служить. Рано утром за Виктором приехала машина. – Я не могу жить без тебя,– отчаянно шептала Тася, прощаясь. – Мы всегда вместе, помни это. Представь, что я только на минуту вышел в магазин за хлебом и скоро вернусь! Береги нашего малыша! – Виктор нежно поцеловал жену и закрыл за собой дверь. Часть третья Договорённости Тридцать лет назад, по окончании Гарвардской школы бизнеса в Кембридже, Джон Смит начал работать рядовым сотрудником в компании своего отца. Благодаря личным способностям и трудолюбию, а также вследствие удачного брака с одной из богатых представительниц клана Кеннеди, за эти годы ему удалось в несколько раз приумножить капитал, полученный в наследство. Мистер Смит не решал проблемы в одиночку. Нельзя быть докой во всех вопросах. Он искал и всегда находил людей, которые с максимальной эффективностью решали его проблемы. Обладая талантом тонко разбираться в человеческой психологии, он знал, кто сколько стоит, и кто на что способен. Безошибочно определял нужную кандидатуру и покупал её без остатка. Выбрав Натана Бернарда для спасения, висящего под дамокловым мечом имущества на Кубе, Смит, в случае, если из этой затеи ничего не выйдет, отдавал себе отчёт, что теряет всё, что имеет на этом проклятом острове. Американец уже и так, фактически, лишился порта на Кубе. Отчёты от управляющего были хуже некуда, денег не поступало вообще. Имущество на Кубе давно превратилось в чёрный ящик для хозяина. Прежде чем обратиться к Натану Бернарду, Смит перепробовал все возможные варианты продажи кубинских активов, но ничего не получалось. Да и кто станет приобретать собственность, которую в любой момент могут национализировать революционные власти страны? Год общения с Натаном Бернардом в Индии показал, что этот молодой человек не по годам умён и необыкновенно везуч. – Мал золотник, да дорог, – думал Джон Смит,– возможно, что этот золотник изыщет вариант, который я не вижу. *** В Барселоне, откуда Натан должен был направиться на корабле в Гавану, у него состоялась встреча с мистером Смитом. Американец дал рекомендации и наставления своему представителю и попросил разобраться в причинах резкого снижения выручки порта. – Мой управляющий портом Эмилио Ремеро – испанец, проживающий на Кубе. Он уверяет меня, что падение доходов от деятельности порта происходит вследствие введенных американских торговых санкций, – начал мистер Смит беседу с Натаном Бернардом. – Со слов Эмилио следует, что вследствие того, что кубинский сахар кроме американцев больше никто не покупает, то и перевозить этот основной вид экспорта кубинских товаров стало некому. Поэтому в порту упали объемы, – продолжил Смит. – Мне хотелось бы знать, так ли это, как говорит Эмилио. Я понимаю, что американцы наложили эмбарго! Но Кастро же не идиот, чтобы обрушить экономику острова! А именно это и произойдёт, если Куба, или то, что там от неё осталось, перестанет продавать сахар в другие страны! Обвал экономики острова равносилен падению режима Фиделя. А уж этого-то властолюбивый команданте точно не допустит! Однозначно что-то не так, из того, что говорит мой управляющий, – заключил Смит. – Эмилио встретит Вас в Гаване – продолжил он,– познакомит со всем хозяйством порта Мариель, предоставит всю необходимую документацию для оценки стоимости имущества. Связываться со мной Вы будете через моего личного представителя в Гаване –миссис Джонс. Она является моим партнёром в акционерном обществе АО «PMM» (Акционерное общество «Морской порт Мариель»). Ей же Вы будете представлять отчеты. Договорившись о комиссионных вознаграждениях с Джоном Смитом и получив от него чек на довольно крупную сумму, Натан Бернард направился в порт Барселоны. Незадолго до этой встречи, Натан Бернард имел также личную беседу с Робертом Брауном. Суть вопроса владельца сахарных заводов на Кубе, заключалась в незавершённой сделке по приобретению сельскохозяйственной техники его заводов на Кубе в ноябре 1958 года у британской компании. По её условиям был выплачен аванс со стороны кубинских предприятий на поставку тракторов. Оставшиеся деньги должны были быть оплачены после получения техники. Тракторы были поставлены, а деньги за них сахарные заводы не оплатили, ссылаясь на форс – мажор, в связи с революцией. Роберт Браун, выступая гарантом по этой сделке, был вынужден погасить долги кубинских сахарных заводов из своих собственных средств. Натану Бернарду предстояло разобраться в возможности погашения задолженности сахарных заводов перед мистером Брауном. Кто прав кто виноват Виктора ожидал многодневный морской переход на Кубу – землю, открытую Христофором Колумбом в XV веке. Великий мореплаватель, увидев утопающий в цветах и изумрудной зелени остров, бирюзовые волны, набегающие на белоснежные пески заливов, назвал его самым прекрасным местом на свете. Что – то символичное было в том, что путь Виктора на Кубу пролегал через Испанию. На земле около сотни памятников дону Христофору, но этот, установленный на Площади Врата Мира в Барселоне, перед входом в один из самых крупнейших портов мира, несомненно, самый знаменитый из всех. Огромный монумент расположен в том месте, откуда Колумб отправился в своё первое путешествие на поиски Индии. Огромная колонна, на которой высится семиметровое изваяние мореплавателя, украшена бронзовыми фигурами богини победы Ники. На пьедестале размещены скульптурные портреты людей, сыгравших важную роль в судьбе знаменитого первооткрывателя. На цоколе подножья памятника высечено слово «Tierra», что в переводе с латинского означает «Земля». Фигура Колумба поднятой рукой показывает всей Европе направление в сторону Нового света. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42804464&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом. notes Примечания 1 Википедия: функции и задачи первого отдела КГБ СССР 2 Википедия по запросу: Интернационал 3 Фрунзе М.В. Единая военная доктрина и Красная Армия. М., 1941. с. 17. 4 Википедия: Шимла – город в северной Индии. Горноклиматический курорт, важный туристический центр. Бывшая летняя резиденция английских колонизаторов.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.