- Ох, и глупая, бабы, я глупая... В этот вечер я снова одна. И, упрямо рисуя узоры, Не могу отойти от окна. - Что же, милый, со мною ты делаешь?- Застилает глаза пелена: -Ах, как верила, до смерти верила, Понимая, что в дупль влюблена! Мне в хорошее больше не верится, И тебя на порог не пущу. - Эх, любовь ты моя разгуляйская! Никогда я тебя не прощ

Литературные страницы – 10. Группа ИСП ВКонтакте

-10-
Автор:
Тип:Книга
Цена:5.25 руб.
Язык:   Русский
Просмотры:   7
Скачать ознакомительный фрагмент

Литературные страницы – 10. Группа ИСП ВКонтакте Валентина Спирина «Литературные страницы» – серия нетематических сборников. Акулы пера и первые пробы пера. Поэты и прозаики. Знаете, на что это похоже? Квартирник, где собрались авторы и ведут неспешный разговор обо всём на свете: погода, политика, мечты, любовь. Спокойная уютная обстановка располагает к тому, чтобы завернувшись в плед, обхватив ладонями кружку с душистым чаем, сесть вечером и читать, читать, читать, открывая для себя новые имена и произведения. А так же анонсы новых проектов ИСП. Литературные страницы – 10 Группа ИСП ВКонтакте Редактор Валентина Спирина Дизайнер обложки Валентина Спирина © Валентина Спирина, дизайн обложки, 2019 ISBN 978-5-4496-9245-0 Создано в интеллектуальной издательской системе Ridero Интернациональный Союз писателей С 6 по 9 июня в Крыму пройдет Международный литературный фестиваль им. А. С. Пушкина, посвящённый 220-летию со дня рождения поэта! Подавайте заявки! Участвовать в фестивале можно как очно, так и заочно. Фестиваль приурочен к юбилею со дня рождения известного русского поэта. Жюри. Председатель – Максим Замшев, поэт, прозаик, главный редактор еженедельника «Литературная Россия». Члены жюри: Владимир Васильев – прозаик, председатель Крымского отделения Интернационального Союза писателей; Александр Гриценко – прозаик, литературный продюсер, Председатель Правления Интернационального Союза писателей; Сергей Лукьяненко – прозаик, автор бестселлера «Ночной Дозор»; Виктор Пеленягрэ – поэт, автор шлягеров «Как упоительны в России вечера», «Шарманка» и др.; Андрей Щербак-Жуков – литературный критик, прозаик, поэт, заместитель ответственного редактора книжного приложения к изданию «Независимая газета» – «НГ-Exlibris». Программа фестиваля направлена на открытие новых имен, на интеграцию в российский издательский процесс творчества авторов материковой России, а также авторов зарубежья и Крыма. Среди гостей – известные писатели России и Европы. В фестивале предусмотрена уникальная программа: мастер-классы известных писателей и редакторов издательств. Лучшие авторы будут рекомендованы в сборники прозы, поэзии, фантастики, фэнтези, детской литературы, драматургии и журналистики. Авторы получат дипломы и похвальные листы от ведущих литературных журналов России. Будут вручены медали «А. С. Пушкин. 220 лет». Главные победители фестиваля получат звание лауреата лауреатов – «За выдающиеся заслуги перед литературой», также будут вручены гран-при по номинациям и объявлены лауреаты 1, 2, 3 степени. Будет проведен международный смотр литературных объединений Крыма (осуществляет международное жюри). Победившее ЛИТо получит звание лауреата лауреатов и кубок Международного фестиваля им. А. С. Пушкина. Для писателей – гостей Крыма – будет организован круиз «Крым за один день». Писатели посетят: Бахчисарай – Ханский дворец; Севастополь – морская прогулка (экскурсия вдоль военных кораблей ЧФР) и прогулка по исторической набережной. Мы посетим Графскую пристань и памятник затопленным кораблям. Мы посетим Ласпинский перевал, часовню Рождества Христова и видовую площадку на горе Кошка. Далее сядем на теплоход и поплывем в Ялту, где посмотрим «Ласточкино гнездо», набережную, малую канатную дорогу. Зайдем на видовую площадку с панорамой на Аю-Даг, Гурзуф, Адалары. Участие в фестивале – это возможность завести друзей, творческие связи в России и за рубежом, повысить квалификацию, стать участником перспективных литературных проектов, получить публикацию в престижных литературных журналах России, победить в многочисленных литературных конкурсах и премиях и просто отдохнуть: вино, морепродукты, свежий воздух, теплое море и приятное общение. Ждем вас на фестивале в Крыму! Для участия в фестивале вам необходимо обратиться к координатору специальных проектов ИСП Тихомировой Магдлене Геннадьевне, e-mail: spravka@inwriter.ru Предисловие На авторской странице ИСП вниманию читателей предложены тематические и нетематические сборники. Представляем Вам «Литературные страницы 10», нетематическая, интересная и увлекательная книга. Уважаемые читатели! Как прекрасен мир творчества и безгранична фантазия наших авторов. На страницах сборника есть философские рассуждения, бурные эмоции, лирика и др. За прочтением сборника «Литературные страницы 10» мы предлагаем Вам… Узнать о лете любви Л. Рогулевой Лето тихонько стучится к нам в двери. Вьюга на улице! Вряд ли поверят! Только не снежная, а лепестковая, Розово-белая, нежно-лиловая… И жанрах музыки с М. Бривка: Жанров множество есть музыкальных, Лично мне ближе всех русский рок. В нём сплетение данных вокальных, В нём поэтов жжёт истинный слог… Порассуждать о поэзии с А. Петуховой: Писать стихи-поверьте, не каприз, О доброте, любви и нежных чувствах, Как свежий ветерок, игривый бриз, Они живут и в сердце, и в искусстве… Задуматься с К. Волынцевым о подходящей невесте: Помню, бабушка писала: «Погулял, внучок, ты мало. Ты терпенья наберись. А с соплячкой что за жизнь? Девками все хороши. Жинку ж надо для души, Чтобы с ней все пело — И душа, и тело…» Улыбнуться с рассказами Н. Варской и в ее поэтических строках узнать откуда взялся цирк: …шапито возник, как ниоткуда. Мираж, оазис или дар небес? Да, цирк всегда в себе содержит чудо, И будням создаёт противовес… Желаем Вам положительных эмоций, познания нового и интересного с книгами ИСП. Автор: Наталья Козлова, 41 год, образование высшее экономическое. Занимается генеалогией, пишет стихи, прозу, есть статьи в области публицистики. Лауреат конкурса «Территория завтра – твоя территория», 2 место в международном конкурсе «Этномир, радуга созвучий» в номинации «Публицистика», Номинант премии «Поэт года» Награждена медалью Маяковского за вклад в русскую литературу Номинант премии «Русь моя» Награждена благодарственным письмом Министерства сельского хоз-ва за публикации на тему «Крестьянские родословные» Участник и победитель конкурсов ИСП. Важно! Произведения в сборнике не рецензируются и напечатаны а авторской редакции. Наталия Варская Цирк шапито возник из ниоткуда. Мираж, оазис или дар небес? Да, цирк всегда в себе содержит чудо, И будням создаёт противовес. Не говорите глупости о цирке, Что это, мол, не модно и старо, А вслушайтесь, как бережно на скрипке Играет вам задумчивый Пьеро Лариса Рогулева Лето тихонько стучится к нам в двери. Вьюга на улице! Вряд ли поверят! Только не снежная, а лепестковая, Розово-белая, нежно-лиловая. То в волосах озорное кружение, То под ногами шальные движения: Вот в ритме вальса, а вот в ритме танго, И отчего-то становится жарко… Два сердца рядом бьются неровно, Нежны касания, взгляды с любовью… И на мгновенье душа замирает… *** А лепестки все кружатся, не тают… Наталия Варская Бывает так, что там, где взрослым Темно и грустно, то дитя Невинный, маленького роста, Всё видит светлым без огня. И кажется, как будто взрослый Ребёнка за руку ведёт, Но это очень под вопросом — Кто штурман здесь, а кто пилот. Максим Бривка Я там задумывался чаще Старый вагон, затемнённый плацкарт… Дальше от дома и новые планы. Был переменам недолго тем рад, Сменит окоп нам учебные ямы… Борт в небеса, жгут лукаво пески; Старой разгрузкой натёртые плечи. Здесь не грозит умереть от тоски, Время здесь раны навряд ли залечит. Стёртый затвор, взят двойной магазин; Тень промелькнёт за песчаным барханом. Радует мысль: средь чужих не один, Быстр спец отряд во главе с капитаном. Чувствуя жизнь и предчувствуя смерть, В жар углублялся, отринув сомнения. Помня земли отвоёванной твердь, В мыслях свои оправдал я решения. Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей» Интернациональный Союз писателей приглашает авторов издаться в эксклюзивной серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери «Тебя заботит будущее? Строй сегодня. Ты можешь изменить все. На бесплодной равнине вырастить кедровый лес. Но важно, чтобы ты не конструировал кедры, а сажал семена», – Антуан де Сент-Экзюпери. Если вы считаете так же и устали ждать чуда, то начинайте действовать! Интернациональный Союз писателей приглашает вас принять участие в новом выпуске эксклюзивной серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери. У вас есть отличная возможность не только принять участие в этом сборнике, но и стать обладателем награды. Участвовать могут все желающие, не только члены ИСП. Принимаются любые по жанру произведения (проза и поэзия), законченные по смыслу. Все произведения, присланные для публикации, проходят конкурсный отбор. Приняв участие в сборнике, вы гарантированно получите медали Экзюпери. Стоимость публикации 20000 рублей – 30 полос, плюс вы получаете бесплатную рецензию на присланные произведения, которая будет также опубликована в сборнике. Одна полоса – 1600 знаков с пробелами, если проза, и 30 строк, если поэзия. Подсчет общего числа знаков и строк определяется с учетом фотографии и краткой биографии. Произведения менее установленного объема не принимаются. Все присланные на конкурс произведения проходят строгий отбор, и только лучшие попадут в сборник. Обращаем ваше внимание, что часть расходов на типографские работы авторы оплачивают самостоятельно. Для участия в сборнике необходимо направить саму заявку на участие, тексты, фото автора и краткую (около 500 знаков) биографическую справку на электронную почту: deti@inwriter.ru Тема письма: «Сборник Экзюпери», формат письма Word Помните замечательную цитату из романа Антуана де Сент-Экзюпери «Цитадель»: «Может, лучше не уничтожать зло, а растить добро?» Лучше сказать нельзя! Давайте растить добро вместе! И тогда наши дети будут жить в гармонии, мире и красоте. А помогут им в этом правильные книги. Ждем ваши произведения для участия в серии, посвященной Антуану де Сент-Экзюпери. По вопросам участия в сборнике, посвященном Антуану де Сент-Экзюпери, обращаться: Ковалевская Оксана Петровна Руководитель направления развития иностранных литературных проектов ИСП Интернационального Союза писателей: http://inwriter.ru e-mail: moskva@inwriter.ru тел.:8-999-601-35-47 Наталия Варская Свидание Валентин взял её руку в свою и начал: «Твоя рука в моей лежит И кровь по жилам уж бежит. Твои прекрасные глаза Чисты, как детская слеза…» Поэма была посвящена ей! Она была тронута до глубины души и слушала с восхищением. Принесли кофе. Валентин, вдохновлённый своей новой музой, продолжил: «Вот кофе на столе дымится, Но и без кофе мне не спится…» Поэма оказалась ещё длиннее, чем прежняя. Дама спросила: – Вот вы мне писали, что поэт. А где вы работаете? Он ответил: «Поэзия-не лёгкий труд. О лёгкости поэты врут. Они сгорают, но творят, Напрасно люди говорят…» Валентин читал и читал очередной свой шедевр, а ей хотелось есть, в туалет и курить. – А давайте закажем что-нибудь из еды, – сказала она. Он ответил: «Еда! Какая это проза! Не может мясо кушать роза. Не может нежностью своей Коснуться грубых кренделей»… Ей хотелось завыть. Она сказала: – Ой, я совсем забыла, мне срочно нужно уйти. Он снова взял её руку в свою и начал: «Уходишь ты, а я один, Как позабытый пилигрим, Уставший путник, жалкий странник, Из сердца твоего изгнанник»… Она сама не поняла, как это произошло, но стоявшая на столе массивная солонка опустилась на голову Валентина. Лёжа на полу он держался за голову, из под пальцев струилась кровь, а он почти шептал: «Я ранен вашею рукой, Но счастлив обрести покой По милости прекрасных рук, Которые взметнулись вдруг»… Она закричала: – Заткнись! – и пнув его ногой, выбежала вон из кафе. Екатерина Бакличер Удачная охота (серия Печать цвета папоротника, 16+) Бывшая девушка – как пистолет, спрятанный у тебя глубоко внутри. Он больше не заряжен, поэтому при виде неё раздается только глухой щелчок, может быть, слабое эхо, воспоминание о выстреле… С этими словами писателя Джонатана Троппера, недавно прочитанными в Инстаграме книжного блогера, спорить бесполезно. Особенно тогда, когда человек, с которым я впервые почувствовала себя шестнадцатилетней девушкой, смотрел на меня тёплыми глазами, проходя мимо библиотеки со своей новой подружкой, которую даже учителя в шутку называют царицей. Вдруг Вася и Лена поцеловались. Заметив мой взгляд, Елена Прокофьева, подмигнула. Я прикусила губу и вошла в библиотеку, услышав в коридоре звонкий смех своей одноклассницы и просьбы бывшего вести себя поприличнее. – В книгах ты, Анна, намного лучше разбираешься, – неожиданно из – за стеллажа вышел худой, слегка сутулящийся темноволосый парень в поношенной одежде и в нелепых больших очках, превращающих его в старика. – Василий своим примером прекрасно подтверждает, что спортсмены бездарны в точных дисциплинах. – Аркадий Антонович, вы меня напугали! – Прости, – библиотекарь виновато улыбнулся. – О, ты уже прочитала сборник Гоголя, – он взял книгу, которую я прижимала к груди. – Поделишься своими впечатлениями? – Да, конечно. – Если ты не спешишь, мы можем поговорить за чашечкой чая. Ароматы мая, песня птиц, вкус крепкого чёрного чая, голос школьного библиотекаря, ставшего за несколько недель хорошим другом, и книги… Это всё настолько меня увлекло, что я забыла обо всём и вернулась в реальность, когда случайно уронила чашку. Кровавые лучи заходящего солнца меняли привычную библиотеку до неузнаваемости. Несмотря на то, что я не раз задерживалась в школе, я не переставала удивляться такому преображению. Во время заката ужасно утомительная школа становилась загадочной, привлекательной и даже пугающей. Немного обидно, что многие знают только её рабочую сторону. – …Прости. Я тебя задержал, – Аркадий Антонович как – то зловеще усмехнулся. – В наши дни редко можно встретить заинтересованную в книгах девушку с чистыми идеалами. Я видел многих людей. Лишь единицы были подобны тебе. – Благодарю, Аркадий Антонович. – Аркадий, – сидевший у широкого открытого окна на классическом офисном стуле библиотекарь сложил пальцы в замок. – Мы ведь друзья. Можно называть друг друга по имени, когда, конечно, нет вредных преподавателей и учеников. Тем более я не старик, чтобы меня по имени и отчеству называли. – Хорошо… – Анна, у тебя необычные серьги. Кресты. Почему – то я содрогнулась от пристального взгляда. Встреча с карими глазами настолько смутила меня, что захотелось спрятаться. – Подарок бабушки. Она была монахиней. – Весьма оригинально. – Мне, наверное, пора идти домой. Поднявшийся на ноги парень забрал чашки и направился к своему рабочему столу. – Я провожу тебя. Не хотел бы, чтобы на тебя напали. Всё – таки в Ужгороде появился… вампир. – Всего – то псих, который оригинальными убийствами решил войти в историю, – заправив за ухо выпрыгнувший из каштанового пучка локон, я повесила на левое плечо сиреневый рюкзак. – Если бы не убивали девушек, было бы смешно. А ты веришь в вампиров? Аркадий резко обернулся ко мне и мило улыбнулся. – Я верю в то, что в мире есть много необъяснимого. – Как всегда, слишком умные слова. – Анна, я немного уберусь и закрою библиотеку. Подожди меня на первом этаже. Хорошо? И не грусти из – за Василия. Парни в подростковом возрасте бывают кретинами. Впрочем, возраст не играет особой роли. Спустя две минуты я шла красным коридором, в котором медленно и уверенно росли необычные тени. Мои шаги звучали звонко, хоть на балетках практически не было каблуков. Почувствовав чей – то жаркий взгляд, я обернулась и пропустила то, как из поворота на меня налетел… – Вася? – Аня, почему ты так долго? Пока я тебя ждал на пороге, мороженое растаяло! – Что? – Извини. Я понял, что ты мне очень сильно нравишься. Пусть недолго учишься у нас и мы разные… Аня, ты милаха и у тебя есть мозги… – Милаха? Есть мозги? Ты себя вообще слышишь? – я устало вздохнула. – Вася, ты мне нравишься, как друг. Мы неплохо повеселились вместе. Да и я тебя только в щеку поцеловала… Ступай к своей царице. – Ты злишься? Сорян. Не надо было тебя доской обзывать. Лена клёвая, но она – не ты. Вдруг светловолосый парень взял потными ладонями моё лицо. Его странный модный браслет, напоминающий колючую проволоку, поцарапал щеку. Я требовала отпустить меня и пыталась вырваться. В ответ Вася, прищурив серые глаза, начал приближаться к моим губам. Внезапно он поцеловал ладонь, закрывшую мой рот. Аркадий каким – то таинственным образом одним движением освободил меня и прижал спиной к своей груди. – Нельзя брать чужие игрушки, мальчик. Не успела я понять, как библиотекарь провёл языком по царапине на щеке. – Девственницы такие сладкие… Хватка ослабла. Я в состоянии шока рухнула на пол. В реальность меня вернул звук упавших на мраморную плиту очков. Мой спаситель, растрепав волосы, медленно приближался к застывшему на месте школьнику. Руки резко побледневшего парня вздрагивались, а его серые глаза увеличились от ужаса. – Я предпочитаю наслаждаться едой в одиночестве, – едва выговорив последнее слово, Аркадий свернул Васе шею. – Моя Анна… – вдруг холодная, как лёд, рука взяла меня за подбородок, а палец погладил нижнюю губу. – Ты развлекла меня разговорами. За это перед смертью я подарю тебе ночь страсти. Чувствуя участившийся ритм сердца, я прошептала: – Это ты… – Верно, малышка. Я тот самый «псих, который оригинальными убийствами решил войти в историю»… Правда, я этого вовсе не планировал. Я лишь хочу наслаждаться великолепием вечности. Почему же я работаю в какой – то там частной школе? – вампир с усмешкой повторил мой мысленный вопрос. – Меня девушки в школьной форме возбуждают. Аркадий накрыл мои губы своими. Поцелуй был длинным. Сердце приятно затрепетало в груди. В теле появилось необычное тепло. Я чувствовала, как оно и все эмоции исчезало. Когда из ниоткуда возникла обжигающая холодом пустота, демон остановился. Он прикусил мою нижнюю губу, показывая белоснежные клыки. Его глаза покраснели. Задыхаясь, я отстранилась и ощутила, вторая рука внешне похорошевшего библиотекаря за макушку приблизила меня к бледному лицу. – Так как у меня отличное настроение, я честно отвечу. Причина в прошлом. Я, как жалкий мальчишка, влюбился в наивную девчонку. Елизавета умерла в библиотеке от рака крови прямо на моих руках. Ха – ха… Умирая, она рисовала на моей щеке своей кровью сердце… Какие же смертные ничтожны. Почему – то именно сейчас вспомнились странные сны, в которых я бродила городскими улицами времён СССР, разговаривала с каким – то парнем и лежала в его объятиях, рисуя пальчиком на мокрой от слёз щеке сердечко. – Я тебя согрею в следующей жизни… – неосознанно я повторила фразу из снов. Руки, державшие меня, задрожали. – Откуда…? – Перед смертью Елизавета читала свой исписанный цитатами из книг блокнот. На коричневой обложке были нарисованы жёлтые розы. Вдруг Аркадий обнял меня. В груди снова появилось необычное и приятное тепло. Прижавшись щекой к правой щеке, на которой было когда – то нарисовано сердечко, я сильно и нежно обняла своего друга, и закрыла глаза. Пусть он был убийцей, погубившим около тысячи девушек, пусть он – вампир, но… Левая ладонь, поглаживающая голову Аркадия, поднялась и сжала кинжал, который был спрятан в рукаве фиолетовой кофточки. Не успело лезвие приблизиться к спине, как упырь с силой оттолкнул меня. – …ГРЯЗНАЯ ТВАРЬ!!!.. Я ловко прыгнула на ноги и рванула к созданию тьмы, которое в считанные мгновения прижало меня к стене за горло. Кинжал выпал из ладони. Чувствуя хруст шейных позвонков и вкус крови, я судорожно закашляла, не бросив жалкие попытки вырваться. – Давненько я охотников не видел. Стражи совсем ослабли, что отправляют на миссии девчонок? Ха. Сладкая Анна, тебя за паршивое поведение нужно отшлёпать, – облизнувшись, Аркадий потёрлся носом об мою щеку. – Такой ты мне больше нравишься. Всё – таки, мы развлечемся. Только я не буду нежным. В ответ я усмехнулась. Мои серьги засветились. Всплеск чистой энергии волшебного оберега швырнул ничего не понимающего вампира в стену. Я упала на колени и, едва восстановив дыхание, поднялась. – Мне правда было весело с тобой, Аркадий. Ты первый, кого я с уверенностью могу назвать другом… Иванченко Аркадий Антонович, являющийся стодвадцатилетним вампиром, превратился в пепел и рассыпался. Кинжал, который я метнула в него до своего признания, упал в горку праха. Почему – то я смотрела на место смерти своего друга и не шевелилась. В реальность меня вернул телефонный звонок. – Повеселилась, Анна? – Задание выполнено. Убит невинный. Я беру ответственность на себя. – Какая ты скучная! – возмутилась госпожа София, глава тайной организации «Алатырь», защищающей человечество от зла. – Я бы на твоём месте взяла уроки поцелуев, а после уничтожила бы упыря. Девочка, тебе ещё учиться и учиться. – Заткнись, тётя. Меня эти глупости не интересуют. – Тогда почему согласилась встречаться с Василием? – Он был моим прикрытием и источником информации. – Тебе точно шестнадцать? Посмотрев в окно, я увидела первые звёзды и отражение русоволосой девушки с зелёными глазами, которое вскоре сменилось на моё настоящее. Мы были похожи, словно сёстры. – Я в прошлой жизни была Елизаветой? – Да. Мои карты Таро не ошибаются. Какая ирония. Аркадий умер от рук реинкарнации своей возлюбленной. Мне даже жаль его. Кстати, поздравляю с первым поцелуем. Это было волнительно, правда? Не забывай, что я ведьма, моя дорогая. Пока ты не разбила телефон, хочу рассказать о новом задании. В парке Кирова Санкта – Петербурга поселился водяной. Он собирает гарем. Отправляйся немедленно. – Не могу. – Почему? – Завтра важная контрольная по литературе. Я не хочу портить оценки. – Ты что, издеваешься? Анна Петухова Про море Стою над обрывом, а снизу шумит, Грохочет волнами прибоя, Я сердцу в испуге: «Потише, замри…» Так… близко… коварное море… Под натиском мощным уступы скалы, И слышно, как бьются ветрами, А к берегу катят за валом валы, И буря лишь сил набирает… Парят над волнами, как в танце кружась, Две чайки и два альбатроса, Как «вечную» вахту так дружно служа, Другие заботы забросив… А я над обрывом, где море шумит, Где небо достанешь руками, Теперь мою жертву, стихия, прими, — Печалью делюсь и стихами…     25.05.2019 Наталия Варская Ржавый гвоздь из 90-ых Исповедоваться я тут не собираюсь. Да, в 90-ые я бандитствовал. Было мне тогда 23 года. Так что, как говорится, за давностью лет… Да и не буду я об этом рассказывать. А вот об одном эпизоде расскажу. Вернее – об одной встрече, воспоминание о которой до сих пор сидит во мне ржавым гвоздём. Может быть расскажу и легче станет… Нет, это не про погони и перестрелки. Это другое. Сейчас сами всё поймёте. Поделили мы с братвой территорию и достался нам один магазинчик, в числе прочих. Пришли мы туда себя обозначить и с комерса получить. Владелицей магазина оказалась женщина лет 35-37-ми. Это сейчас такие дамы мне молодыми кажутся, а тогда, для 23х-летнего пацана – тётки и тётки. Но эту женщину тёткой назвать было никак нельзя. Таких я называл Мадам. Пришли мы втроём: я и двое отморозков лет девятнадцати. Весь базар лежал на мне, а отморозки должны были делать свирепые лица и помалкивать. С женщинами – комерсами мне ещё дела иметь не приходилось и я даже как-то растерялся. Другое дело-мужики, там всё просто, а тут не знаешь как и разговаривать. Но наши старшие говорили, чтоб никаких поблажек бабам. Комерс есть комерс, по любому должен крыше отстёгивать. Сам я из хорошей семьи, москвич, в армии отслужил, спортом занимался. Как меня в «командиры звездочки» занесло, рассказывать долго, да и всё это в фильме «Бригада» рассказано. От неудобства я начал разговор нарочито резко: – Мадам, мы ваша крыша. Показывай бухгалтерию и без фокусов. Продавщицы вжались в стену, а хозяйка посмотрела на меня, не скрывая отвращения, как на таракана какого-то и сказала: – Извольте, пройдите в кабинет. А вы читать-то умеете? «Стерва!» – подумал я и парировал: – Ага, особенно считать. Бухгалтерские бумаги нужны были для того, чтобы определить сумму ежемесячных взносов с этой точки в наш бездонный карман. Требовать больше, чем коммерс может платить – не резон. Так только идиоты делали. На фиг нам надо, чтобы точка закрылась. Одна закроется, другая и не с кого будет получать. Я посмотрел бумаги и сказал: – Выручка в среднем за месяц такая-то, расходы такие-то, значит чистая прибыль столько-то, и в месяц с вас причитается такая сумма. Дама посмотрела на меня с удивлением. На ее лице читалось: «Надо же! Обезьяна, а разговаривает!» – А если я откажусь от ваших услуг, вы меня застрелите? – спросила она, с явной издёвкой. Это ж надо – услуг! Как-будто я на работу пришёл наниматься. – В лес вывезем и посмотришь, – сказал я как можно грубее от обиды и смятения. Нельзя было подать ни малейшего намёка на свою растерянность. Отморозки хотя и считали меня командиром, но были похожи на уличных собак, которые уважают только силу, а чуть расслабишься или повернёшься спиной – вцепятся и загрызут. – В лес – это интересно, – сказала стерва и окинула меня презрительным взглядом, как партизанка полицая. Она достала из ящика названую мной сумму и сказала: – Берите! В этом «берите» было много смыслов: и «подавитесь», и «на лечение», и «на инвалидную коляску тебе, бугай здоровый, ленивый, неотёсанный». Я взял деньги, кивнул свите и поспешил из магазина со словами: – Не прощаемся! Ответом было холодное молчание и взгляд в спину, который я ощутил затылком, как пулю или стрелу. Отморозки ржали, как кони: – Гы-гы-гы! Здорово ты её! Идиоты! Что-здорово? Вспомнились слова из песни: «А я ваш брат, я человек. Не признаёте вы моё родство…», но не к отморозкам были обращены эти слова, а к презирающей меня женщине. Хотелось вернуться, рассказать ей, что в школе я учился почти на отлично, что много читал, что неплохо знаю английский и люблю Моцарта. Что успел повоевать в горячей точке, и вообще, что я не враг, что мы с ней одной крови!… Больше я эту даму никогда не видел. Магазин закрылся. А впереди меня ждала целая жизнь… Анна Петухова Ты чувствуешь? Ты чувствуешь, какая боль на вкус, Когда любимый человек уходит, Когда он говорит «Я не вернусь» И счастье не в тебе уже находит?! Ты чувствуешь, как подступает ком И остаётся послевкусие грусти, Когда пустым становится твой дом, А красочный твой мир – безмерно тусклым?! Ты чувствуешь, как холодеет взгляд, Как руки опускаются бессильно, Как будто Бог тебя бросает в ад И ты всем телом чувствуешь насилие?! Ты чувствуешь, какая боль на вкус, Какое горе-отпускать любимых? Почти неощутим сердечный пульс, Когда твой дом становится могилой.     25.05.2019 Наталия Варская Укушенный Жил-был мужичок. Жил и злился: люди вокруг противные, еда невкусная, и вообще в жизни не везёт. И главное, мужичок знал почему: в детстве его собака укусила, не сильно, не до крови, но неожиданно и неприятно. С тех пор он воспринимал весь мир враждебно и кроме всяких подлостей ничего от мира не ждал. А подлости подстерегали мужичка на каждом шагу: то на кассе сдачи недодадут 50 копеек, то обвесят, то товар некачественный подсунут. Друзей у мужичка не было, так как он никому не верил. Сперва в друзья навяжутся, а потом попросят с ремонтом помочь или ещё что-нибудь обязательно попросят. Вечерами сидел он дома один, телевизор смотрел и злился, какую гадость там показывают. И вот однажды шёл мужичок с работы, на прохожих злился. Особенно злился он на велосипедистов: едут про тротуару, как у себя дома, а это не положено. И тут один велосипедист близко проехал. И не задел, но ведь мужичок так и ждал, что обязательно заденет. От злости мужичок упал и ударился головой об асфальт, да так неудачно, что потерял сознание. Подбежали к нему люди, и велосипедист тот: – И что это мужичок упал, ведь не задел его велосипедист, просто близко проехал?! Кто-то нашатырный спирт принёс, кто-то скорую вызвал. Мужичок в себя пришёл, шепчет: – Милицию зовите, хватайте велосипедиста! Судить его надо! В тюрьму его! Народ удивляется: – Да мы всё видели, не задел он вас совсем. Врачи со скорой на месте мужичка осмотрели, ничего страшного не нашли: ни крови, ни синяка, ни шишки, ни сотрясения. А мужичок кричать на начал: – Всех засужу! Всех посажу! Люди плечами пожимают, не понимают, что это с гражданином творится. И не знают они, что в детстве его собака укусила. Знали бы – не удивлялись. Анна Петухова Стихи Писать стихи – поверьте, не каприз, О доброте, любви и нежных чувствах, Как свежий ветерок, игривый бриз, Они живут и в сердце и в искусстве! Ласкают благозвучием тонкий слух, Зовут умчаться в призрачные дали, Гармонией звучит высокий дух, И исчезают прочь печали! Порою в них звучит тоска И обжигает холодом разлука, Мелодия, что каждому близка, Чтоб никогда не потерять друг друга! Чтоб снова обрести свою любовь И с нею никогда не расставаться, Чтоб милые черты увидеть вновь, И вместе жизнью наслаждаться!     25.05.2019 Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей» Международная Лондонская литературная премия – окно в литературную Европу Чарльз Диккенс, Уильям Шекспир, Льюис Кэрролл, Джордж Байрон, Сэмюэл Джонсон – эти великие имена знакомы, пожалуй, каждому читающему человеку. А их произведения навсегда вошли в сокровищницу мировой литературы. Хотите стать узнаваемым и увидеть свою книгу на прилавках самых известных книжных магазинов или на просторах передовых интернет-площадок? Тогда вам просто необходимо стать участником масштабного проекта Интернационального Союза писателей и Великобританского Союза писателей – Международной Лондонской литературной премии. Участие в этом проекте позволит выйти на международный уровень и завоевать зарубежную читательскую аудиторию. Вас ждут интереснейшие встречи с мастерами современной мировой литературы. Международная Лондонская литературная премия открывает следующие номинации: 1. Премия имени Чарльза Диккенса – крупная проза, малая проза, журналистика. 2. Премия имени лорда Джорджа Ноэля Гордона Байрона – эссе, поэзия. 3. Премия имени Сэмюэла Джонсона – литературная критика. 4. Премия имени Уильяма Шекспира – драматические произведения. 5. Премия имени Льюиса Кэрролла – фантастика. 6. Премия имени М. Л. Лозинского – художественный перевод с русского на английский и с английского на русский. Принять участие в отборе может любой автор, пишущий на русском или английском языке в жанре, соответствующем одной из выбранных номинаций. По итогам отбора формируется лонг-лист авторов, то есть предварительный список номинантов. Попасть в лонг-лист – это большая честь для участника, возможность получить звание «Лучший автор года». Следующий шаг на пути к успеху – шорт-лист. Авторы, выбранные членами жюри, переходят из лонг-листа в шорт-лист и становятся финалистами. Их ожидают многочисленные почетные призы – дипломы, медали и премии. Лучшие авторы получат дипломы и медали лауреата, полные и частичные гранты на перевод своих книг и их издание в Великобритании. Особенный приз ждет лучшего драматурга. Пьеса победителя будет поставлена в знаменитом театре Ройал-Корт, на той же сцене, на которой шла прославленная драма «Оглянись во гневе». К выдвижению на премию допускаются как дебютанты, так и многоопытные мэтры русскоязычной и англоязычной литературы. Чтобы уравнять шансы участников, сохранить азарт и увлекательность творческой борьбы, авторы делятся на три категории: 1. «Мегазвезды» – признанные мастера. 2. «Звезды» – известные авторы. 3. «Начинающие авторы» – дебютанты, которые находятся на старте своей литературной карьеры. Торжественное вручение премии пройдет в городе – герое большинства литературных произведений – Лондоне! Кроме основного мероприятия – церемонии награждения, финалистов ждут экскурсии по городу, а также поездка на север Англии, в Йорк. Вы посетите самые знаменитые исторические и литературные места: Тауэр, Вестминстерское аббатство, Бейкер-стрит, Ковент-Гарден, йоркские замки и другие достопримечательности. Условия выдвижения на премию, контактную информацию о кураторах проекта и адрес для отправки работ мы сообщим позже. Следите за информацией на нашем сайте! По всем интересующим вопросам обращаться: Специалист отдела книгоиздания Оксана Ковалевская e-mail: moskva@inwriter.ru тел.: +7 999 601 35 47 Екатерина Черняева Летнее настроение Будни спешат, торопятся, Наступают друг другу на пятки, День пробегает – в офисе, Кажется всё – в порядке, Только так вырваться хочется Из повседневного быта, Словно былое пророчество, Сказка еще не забыта. В ней – разноцветные шарики В розовом небе плывут, Я надеваю сандалики, Будто бы в детстве живу, И ощущение праздника Льется с волшебных витрин, В клумбах так много порхающих Бабочек, как балерин. В парке – цветы ароматные Радуют сердце и взгляд, Годы ушли безвозвратные, Жаль, не вернуть их назад, Там, где качели и слоники, Мячик, летящий в фонтан, Горки, уютные домики И нет предела мечтам, Где растворяются в песенке Шалость и новый каприз, Слышу сбегает по лесенке Лето, в сандаликах вниз, С неба, как с жаркого облака, Зайчик вприпрыжку бежит, Жмурится яркое солнышко: «Ах, как же здорово жить!» Наталия Варская Мы сидели в беседке под соснами, Пили виски, конечно, со льдом. Всё казалось легко и так просто мне, Что я много молол языком. Я сказал: – А давай-ка поженимся!? Сам не знаю, зачем предложил. Так расплылся и так раскиселился, Что досадный косяк допустил. Согласилась она и воскликнула: — – Мама, папа, идите сюдой! Сообщу я вам новость великую. И икону берите с собой! Так «сюдой» этот в уши мне врезался, Что я будто слетел под откос. А папаша сказал: – Что? Добегался?! И икону мне к роже поднёс. А на улице пахло арбузами — Видно ветер с развала подул. Я связал себя брачными узами Так нелепо и словно в бреду. Константин Волынцев Бабушка писала мне… Помню, бабушка писала: «Погулял, внучок, ты мало. Ты терпенья наберись. А с соплячкой что за жизнь? Девками все хороши. Жинку ж надо для души, Чтобы с ней все пело — И душа, и тело…» *** Умной бабушка была, Ведь в гимназии училась. При царе ещё жила… Но… Революция случилась. Вот тогда-то ей пришлось Не искать дворян любовь, А пойти за комиссара, Благо молодой, не старый. Был её моложе он, Но красив был, и умён… Дедушка мой был влюблён, Взял жену с ребёнком он. …И она в него влюбилась… Первым мой отец родился… А потом ещё она Двух девчонок родила. …Если бы не та война, Замуж вышла бы она За корнета-молодца, Первой дочери отца… *** «Вот из армии придёшь, Девок разных ты найдёшь. Погуляешь, порезвишься… Надоест – остепенишься. Вот тогда и выбирай… Только помни: «Брак – не рай!» К кандидаткам присмотрись… В общем, ты не торопись! А какой огромный выбор! Скажешь бабушке"Спасибо», Что спасла тебя, юнца, От женатика кольца». …Бабушка писала мне В армию, когда служил, Чтоб в любовном я огне Жизнь свою не погубил. Вспоминаю и не раз: Семь раз Бог от свадьбы спас! На восьмой решил жениться, Мол, пора остепениться. Что Бог дал, то я и взял. А удачен ли финал?.. …Но сейчас скажу я честно: «С внуком очень интересно! И сему я очень рад! Всё! Бегу за ним в детсад!»     30.05.2019 Наталия Варская Анекдотичный случай, произошедший с Ермолаем на рыбалке Вся жизнь Ермолая, так или иначе, была связана с фольклором и русской литературой, несмотря на то, что Ермолай не был гуманитарием, а в аттестате по русскому языку и литературе имел слабые тройки. Всё дело было в магии его имени. В школе Ермолая дразнили и Ермохой, и Ерёмой, и лайкой-Ермолайкой. Во времена его детства в ходу были обычные имена: Владимир, Александр, Андрей, Алексей. Это сейчас имя Ермолай сочли бы модным, наряду с Елисеем и Лукой. Но матушка непременно хотела назвать сына в честь своего прадеда. Однажды и надолго, к Еромолаю приклеилось прозвище Циркач, из-за фильма» Укротительница тигров», в котором был мотогонщик Ермолаев, ставший артистом цирка. И вот как-то поехал Ермолай с компанией друзей на рыбалку, на островок, расположенный между Волгой и Енотаевкой. Друзья прихватили с собой каких-то девиц, так что поездка обещала быть зажигательной. Сначала разбили лагерь и, чертыхаясь, убрали мусор за предыдущими туристами: пластиковые бутылки, окурки, пустые консервные банки. Почему-то люди не думают о том, что весной реки разольются, затопят островок и вся грязь окажется в воде. К вечеру компания принялась отмечать приезд под водку с говорящим названием» Клёвое место». Пили до рассвета, а дальше начался фольклор, всё как в анекдоте: сели в лодки и отправились ловить рыбу. Ермолай, оказался в лодке с Лёхой и двумя девицами – Светкой и Веркой. Вскоре выяснилось, что удочки никто не взял, зато взяли две бутылки водки, бутылку минералки и два яблока. Пришлось пить. Светка начала смеяться: – Ой-не могу! Горе-рыбаки! Без удочек! Ермолай почему-то страшно обиделся, а дальше в памяти наступил провал. Очнулся он уже на острове, в палатке, кое-как из неё выполз и увидел, что вся компания сидит возле костра, и тут все дружно закричали: – А вот и Ермак проснулся! Вот-те раз, Ермаком его ещё не называли. И услышал Ермолай такой рассказ: в лодке, обидевшись на Светку, он от злости выпил пол бутылки водки прямо из горлышка, а затем скинул Светку в воду. Хорошо, что вода не холодная и плавает девушка прекрасно. Лёха давился от смеха: – И бросил он Светку в набежавшую волну! Ну разве не Ермак? Ермолай чуть не ответил, как в анекдоте: – Что?! В набежавшую волну? Блин, неудобно!… И хотя по литературе была у него слабая тройка, вспомнилось, что вовсе не Ермак княжну в волну бросал, а Степан Разин. Видимо, у друзей с гуманитарным предметами всё было ещё плачевнее. Рассказал он про Разина, а компания ещё пуще развеселилась: – Ну Разин, так Разин! Какая разница. Ермак тебе больше подходит. И стали с тех пор Ермолая все называть Ермаком. Вот это прозвище ему понравилось! Солидно звучит и с фамилией гармонирует. Неужели нельзя было со школы так называть? А всё дело в том, что люди необразованы и книг не читают. Максим Бривка Нечто от патриотизма Я был рождённым в великой стране, Впитывал опыт веков от рождения… Жаль, моё детство растает во сне, Нам ни к чему о былом сожаления. Павшей державы, увы, не вернуть. Родины дух я в себе сохраняю. Свой продолжаю эпический путь, Памяти рукопись сам не скрываю. Нашей отчизны традиций свеж след, В каждом из нас зреет ясности семя. Пусть я не спас ту державу от бед, В рифмах верну то прекрасное время. Наталия Варская Нервный гражданин Ехала я в автобусе – никого не трогала. И вдруг ко мне обратился мужчина. Он излучал какое-то беспокойство и нервозность. Нервным в нём было всё: тонкий нос, острая бородка, длинные пальцы, которыми он нервно барабанил по спинке автобусного сидения. Нервным дискантом он произнёс: – Мне, девушка, некогда ухаживать, церемонии разводить. Просто дайте мне номер вашего телефона. Чтобы не расстраивать и без того нервного гражданина, я продиктовала ему какие-то цифры и он нервно вышел из автобуса на следующей остановке. На нервной почве он даже забыл сообщить мне – от кого мне с нетерпением ждать звонка, равно как моего имени тоже узнать не удосужился. Он шёл, не оглядываясь, то ускоряя, то замедляя шаг, пропуская вперед идущих за ним людей, так как его явно раздражали шаги за спиной. Автобус уносил меня дальше, а из салона постепенно улетучивалось колючее и зигзагообразное облако. Максим Бривка Течение рока в беге лет Жанров множество есть музыкальных, Лично мне ближе всех русский рок. В нём сплетение данных вокальных, В нём поэтов жжёт истинный слог. С бегом лет вкус мой мало менялся, Лишь взошли пять легенд в мире грёз. Сам, как прежде, их слушать старался, В час потери не прятал сам слёз… Мне твердили: «Рок русский в могиле!» Я не слушал тех странных лжецов. С вами мы русский рок возродили, Сменой став легендарных отцов. С бегом лет к миру грёз станем ближе, Вечна музыка в текстах, струн бег… Русский рок я отчётливо слышу, Нескончаем той музыки век! Екатерина Черняева Затерялась в кварталах домов, Словно сказка, цветущая улица — Этим редким подарком богов Город шумный весною любуется, И так хочется долго идти По такой вот, аллейке нектаровой, Там, где персики будут цвести И гуляют влюбленные парами. Посреди городской суеты На проспектах из розовой нежности Пусть сбываются наши мечты, А судьба исправляет погрешности! Максим Бривка Самолюбие Тешить самолюбие так сладко, Погружаясь в радости иллюзий. Прятать от реальности украдкой, Тождество чарующих конфузий. Баловать себя заветным чудом, Править миром в замке эфемерном. Быть для нищих щедрым Робин гудом, Быть для знати герцогом примерным. Лишь нельзя тонуть в слепой гордыне, Идолом всходя над небосводом. Злобствовать над тонущим в трясине, Стать бездушным вечным кукловодом. Наталия Варская «Никто не смог, а я смогу Простить врага, не дать по морде, Здоровья пожелать врагу, И удалиться вверх по хорде.» Так думал я, пока мой враг Не появился предо мною. Тут я его по морде – хряк, Как и положено герою. Анастасия Анника / AnNika Мне хорошо с собой наедине… Мне хорошо с собой наедине, Хотя по жизни я не одинока. Но от людского бурного потока Люблю укрыться в полной тишине. В немой глуши становится видней Кто друг, кто враг, кто мимо проходящий, Внутри себя нет места лжи и фальши. Блаженно так с собой наедине. Когда от серых будней устаю, Когда, бывает, силы на исходе, Мне надо зарядиться от природы Хотя б на час. И снова я в строю. Наталия Варская Муза явилась сегодня ко мне, Но не одна – с кузнецом. Был этим я недоволен вполне, Встретил их с злобным лицом. Прямо сказал: «А зачем нам кузнец? Я ведь не конь, а поэт.» Муза сказала: «Пойми, наконец, Умысла злого в том нет, Что привела я сюда кузнеца, Скоро прискачет Пегас. Надо его подковать слегонца, Он нам все рифмы продаст. Я в этих рифмах не шарю совсем, Только могу вдохновить. Так что давай без заученных схем Будем сегодня творить.» Ну а кузнец скромно кашлял в кулак: «Очень я водку люблю». Вечно мой дом, как хороший кабак Располагает к питью. Наталья Козлова Береза. Белоствола и стройна В изумрудном платье листьев, Издревле березонька-краса Из нежнейших веток-крыльев. На ветру качаясь шепотком, Песню гармонично запевает. Пышной юбкой шороха она Так умело музыку играет. Песнь такую не услышит каждый, Лишь в Россию искренне влюбленный Красоту мелодии внимает, А душа от наслаждения порхает. Савинкова Елена С днём рождения, сестричка! Посвящается мои сестрам. С днём рождения, сестричка! Уже прочитана страничка. Неужели позабыли, Как беспечными мы были?! Наши куколки, дворцы, Миров ярких мы творцы, Где играли, где любили, Выдумками только жили. Время быстро так прошло, Будто это колдовство. Теперь с тобою мамы, Немного мы упрямы. Хотя наверно, всё не ново, Увидеть бы хотела снова, Обнять тебя мне, но увы, Давно с тобою далеки. Ну, что тебе мне пожелать? Купаться в счастье и мечтать, Любви, здоровья очень много, Чтоб не была трудна дорога. Улыбок, ярких впечатлений, И новых жизненных свершений. В семье душевной теплоты. Всего, о чём мечтаешь ты!     2019 г. Наталия Варская Поехали мы с другом на рыбалку, На щучек с окуньками собрались. В машине было как-то очень жарко, Я выглянул в окно – там кот завис. Висел он между небом и землёю, И вдаль со всей серьёзностью глядел. И сколько бы я не махал рукою, Не шевелился кот. Я обалдел От этого нахального демарша. Коты, они такие колдуны! Чем опытней зверьки, мудрей и старше, Тем более во всём искушены. Что хочет этот кот? Не понимаю! Наверное, я глуп ещё пока… А кот в одно мгновение растаял. Так шутят и играют облака. Даниил Лашин «Я стал… слишком стар… для всего этого» – пронеслось в голове у инспектора, когда он на несколько секунд остановился, чтобы перевести дух – «Совсем уже не так… Как раньше. Не так…». Он долго гнался за преступником и пока исход погони оставался неизвестным им обоим. Оказавшись в узких переулках убегающий вдруг резко остановился, развернулся и выстрелил. Инспектор вовремя заметил манёвр и укрылся за углом. Пуля отрикошетила буквально в считанных сантиметрах от головы полицейского. – Эй, ушлёпок. Старичила!… – В голосе преследуемого звучали издевательские нотки – Отвали! Понял?! Иначе я тебя закопаю! Инспектор не ответил. Не в его правилах пререкаться с ублюдками. За годы службы он их много повидал. И привык разговаривать с подобным контингентом только на одном языке… Он резко выглянул из укрытия и, прицелившись, выстрелил. – Ай, м-мать! – вскрикнул преступник и свободной рукой схватился за ухо. По его шее потекли струйки крови. Он ещё раз нажал на курок… Но в тишине раздался лишь сухой щелчок бойка пистолета. Преступник сорвался с места, надеясь выскочить на одну из улиц и затеряться среди прохожих, благо выход из переулков был совсем рядом. Но его намерениям не суждено было сбыться – прямо на его пути кто-то вынырнул из темноты и подсечкой сбил его с ног. Подбежал инспектор и дуло его пистолета уперлось в затылок лежащему мужчине. – Довыделывался, кролик! – зло проговорил полицейский. – Ну? И где ты был раньше? – вопрос был адресован неизвестному помощнику. – Возникли некоторые… Сложности – ответил он и вышел из тени. Этим неизвестным оказался его напарник. Преступник повернулся и, смотря в глаза инспектору, вдруг засмеялся: – Думаешь, что поймал меня, легавый?! Ха-ха, веселье только начинается! Внезапный, ни на что не похожий, громкий звук раздался позади, совсем рядом и отвлёк внимание инспектора. Он обернулся всего на секунду, но этого вполне хватило: вновь бросил взгляд на беглого преступника, но увидел лишь покрытый грязью и мелкими лужицами асфальт, а пистолет смотрел в пустоту. – Руки за голову, инспектор! – Раздался знакомый насмешливый голос. Инспектор нехотя подчинился. – Хорошо. А теперь встань и посмотри на меня! Живее! Полицейский встал. Напарник держал его на прицеле и как-то странно ухмылялся: – Фокус – покус! – В изменившимся голосе напарника и его глазах, он узнал ублюдка. «Ох, староват я стал для таких фокусов… Не так, как раньше…» – успела в который раз пронестись мысль в голове инспектора прежде, чем раздался выстрел… Наталия Варская Ходят девушки в рюшах и бантиках, Серенады им парни поют — Этот мир для безумных романтиков, Только я неприкаянный тут. Мир романтиков – добрый и искренний, Я ж угрюм, недоволен и зол. Я не встретил любви своей истинной, А змеюку-гадюку нашёл. Через год после свадьбы любимая Мне сказала: «Бросай сочинять! Заработал стихами? Вот именно! Надоело копейки считать!» Уж какая тут, братцы, романтика, Серенады, любовь и цветы? Где ты девушка в розовых бантиках? Муза, эй, отзовись! Где же ты? Наталья Козлова Танец с ветром. Подхватит на руки, закружит Песчинки шаловливый ветер. То вертикальный столб совьет, То вытянется и вдруг рухнет. Девчонки нежно вьются, Невидимыми нитями связуясь, И словно резвый пасадобль Их танец нежный и воздушный. Стихи. Проза. «Интернациональный Союз писателей» Журнал «Российский колокол» знакомит читателей с репортажем Владимира Голубева Своими впечатлениями от поездки по Луганщине делится в статье «Между Войной и Миром» член ИСП Владимир Голубев. В составе делегации Интернационального Союза писателей во главе с председателем правления А. Гриценко в апреле этого года автор статьи посетил прифронтовые республики. Целью поездки стало представление нового сборника «Воля Донбасса». Презентация третьей книги цикла сборников «Время Донбасса» и «Выбор Донбасса», «проходила не только перед представителями средств массовой информации Луганска и Донбасса, но и, самое главное, перед простыми читателями, интеллигенцией, библиотекарями. Встречи состоялись, в частности, в университетах Луганска: имени Т. Шевченко и В. Даля». О том, как встретила Луганщина делегацию, какие впечатления от природы и жителей непризнанных республик остались у её участников, вы сможете прочитать в статье Владимира Голубева. Наталья Козлова Цветущий сад Как радуется глаз, Цветущий сад увидя! Яблонь окутана Да белым покрывалом, У сливушки наряд С отливом голубого, Вишневка с розовым Красивейшим бутоном. А аромат каков, Кружится голова! Сея картина Так прекрасна и мила.     Весна 2019 Наталья Козлова Золотой цветок. Под солнышком весенним Золотой цветок, Что смотрит в небо ясное Махровым лепестком. На его стебле стройном Салатовый листок И золотые локоны С кудрявым ободком.     Весна 2019 Наталия Варская Мне спешка вовсе не к лицу, Она к лицу лишь подлецу. Любой подлец всегда спешит, Перед глазами мельтешит. Он очень хочет всё успеть: Купить, продать, отжать, спереть, А у меня другой подход, Философ я на этот счёт. То что моё – всегда со мной, По крайней мере дом родной, А также мыслей мерный стук. Спешить мне, право, не досуг. Ольга Камарго Освобожденная Королева Жила-была Королева. Было у нее свое Королевство. Да вот беда – появлялась она там очень редко, набегами. Придет, кучу дел переделает – и убежит со всем своим Королевским достоинством. Это было довольно странно – ведь она любила свое Королевство. Но… дорожки через него становились все прямее и короче, скорость, с которой она, вместе со своим Королевским достоинством пролетала по ним, тоже, уменьшалась – а радости то это не прибавляло. А чем же занималась Королева за пределами Королевства? Она блистала жемчужинами, помогала страждущим, и их становилось все больше и больше. Она уже забыла, когда в последний раз гуляла просто так, никуда не убегая. Когда она отдыхала. Может, она и не стала бы вспоминать, но… Катастрофически не хватало времени и к тому же она стала терять вещи, забывать важное, давно перестали сниться сны, не хватало отдыха. Это все накапливалось и Королева становилась раздражительна, а с этим уже не мирилось ее Королевское достоинство. Да и Королевство отвыкало от хозяйской руки. Вроде бы все и делалось, да только радости это не приносило – действовал раз и навсегда заведенный порядок вещей, а сезон сменялся сезоном, можно было переставить иначе вещи, пустить свежий воздух, больше жизни в каждый свой день… Хотелось чего-то нового, неизведанного. Хотелось заняться собой, и уже властвовать и править, а не решать проблемы. Хотелось хорошо выглядеть, не спешить и, в своей размеренности, улучшать свой мир вокруг себя. Спасать и заниматься делами других королевств уже не хотелось – чем дальше, тем больше внимания требовало свое. И как то раз Королева осталась дома. Она не то, что не принимала приглашения, она лишь сосредоточилась на своих делах, думая, что может быть, потом она поможет кому-то еще. Дел у себя оказалось так много, что думать ни о ком было некогда. Постепенно, она начала делать те дела, которые откладывала при недостатке времени. К ее удовольствию и удивлению, они делались быстрее и проще, чем она ожидала. И это высвобождало время для других дел. И этого времени становилось все больше, поэтому она смогла возобновить прогулки и постепенно, с помощью подмастерьев, разобрать дорожки к – болоту на границе Королевства, куда постепенно и незаметно затягивается все вокруг. Его невидимость дает обманчивое ощущение безопасности. И она постепенно наводила порядок, ее помощники разгребали сад под ее наблюдением, разбирали завалы, доставая оттуда заброшенные дела, отмывая их, высушивая, поправляя и разбирая по местам. Казалось, так давно это было – здесь были луга. Когда она нашла это свое болото, здесь было тихо, безветренно и пусто. Место было красивое, и гулять здесь было одно удовольствие. Ее помощники разбирали нехоженые дорожки, подтаскивали технику, осушать болото. Но оно и само уменьшалось, когда оттуда доставались брошенные когда-то, недоделанные дела. Конечно, в ее Королевстве были реки и озера, и они гнали водами какие-то дела. Но Королева отправилась вверх по течению, их разбирать. Их было немного, иногда они прятались на дно, потом поднимались. Здесь ей на помощь пришли бобры – разбирать мусор и строить плотину. Они выбрасывали мусор на берег и прибегали зайцы, и под присмотром разбирали, что действительно мусор, и его нужно вывезти, а что – привести в порядок и пристроить к делу. Глаза боятся, как известно, а руки делают. Да к тому же, не только ее, королевские руки, а множество рук всей команды. Они как будто ждали, что Хозяйка вернет им свое внимание, и работа спорилась быстро и весело. Была прекрасная погода, Королева получала всю необходимую, порой, неожиданную помощь. Отлаживались процессы, менялось устройство. Королева была увлечена делами Королевства и ей было неважно, что говорят за его пределами. Сперва это всем не понравилось – ведь они тоже столкнулись лицом к лицу со своими заботами. А Королеву было не дозваться. Потом пошли сплетни – видать, у нее совсем плохи дела, раз она не выходит в свет. Но именно в это время стали доходить до сплетников обрывочные сведения, что ее Королевство, которое и до этого удивляла слаженность, теперь просто блистает порядком, жизнью, оттуда приезжают взволнованные путники, и рассказывают о чудесах. Но с завистью не так то легко бороться – теперь пошли сплетни, что она больна и очень плохо выглядит. Ведь подумайте только – у бедняжки белки, зайцы и бобры вкалывают. Видать, самой-то не под силу стало… Королеву забавляли эти слухи, которые ей привозили путники. Но выходить в свет требовало ее Королевское достоинство. Она заглянула в зеркало критически – и была удивлена увиденным. Конечно, она себя прекрасно чувствовала – и размеренность жизни, и помощь, и свежий воздух родных лесов, чистая вода рек и озер делали свое дело. Она ощущала, что ушла раздражительность и вечная усталость, что настроение выровнялось и улучшилось. Но она и представить не могла, что все это найдет отражение на лице. Стала свежей кожа, ушли лишние морщинки, глаза светились глубоким спокойствием, жизнелюбием и весь облик светился царственностью и здоровьем. Как будто пришло обновление. Наряжаясь и собираясь на выход, она поймала себя на мысли, что никогда не испытывала от этого процесса такой радости. Она была прекрасна и знала об этом. В свете ее появление было встречено настороженно. Теперь это была Королева, хозяйка собственного королевства, с ее Королевским достоинством, а не всеобщая помощница и советчица. Весь ее облик, начиная с отрешенного взгляда, говорил о том, что она не станет больше погружаться в решение чужих проблем. Даже как то странно было сознавать, что когда-то именно она этим занималась. Это было что-то настолько неуловимое, что держало дистанцию уже независимо от ее настроения, мыслей и желаний. Это что-то заставляло замолчать перешептывание, делало все попытки ее оценивать несостоятельными. Это многих раздражало. Но против этого было невозможно бороться. «Высокомерная выскочка» сперва кто-то попытался бросить ей вслед. На него посмотрели удивленно – здесь не было надменности, унижающей остальных. В конце концов, здесь все благородных кровей. А было Королевское достоинство, настолько же прекрасное, сколь неоспоримое, не требующее чьего-то признания. Наталия Варская Синее море в багрянце, Отблески солнца в воде. Волны взвиваются в танце В буйной, солёной среде. Краски заката пурпурны, Сказочен этот пейзаж. Волны, не будьте столь бурны, Как-то зловещ ваш кураж. Арбила Ареневская А настроение, как май, А май поёт нам песней соловьиной. Меня ты крепче обнимай Под лунным светом ночью длинной. А настроение, как май. А май нам дарит много ароматов. Со мною рядом их вдыхай Ты на рассветах и закатах. А настроение, как май. А май мне кружит голову шальную… В любовном вальсе кружим… Привыкай! Будить тебя я буду поцелуем! А настроение, как май. А май навечно в сердце поселился. Ты в декабре в глазах моих его узнай, Когда камин осветит наши лица.     27.05.2019 Дмитрий Петров *** Новый день нещадно прожит. За день не сделал ничего. Лишь одно меня тревожит: Скажи мне, что произошло? От чего сегодня грустно? Погода плачет, как и ты. Тьма и страх. Глаза как уголь. А я несу тебе цветы. Я надеюсь улыбнёшься, В глазах появится искра. А я губ твоих коснувшись Вновь скажу: «Люблю тебя!» Наталия Варская Как годы пронеслись, разлука за разлукой! Рояль стоит в пыли, а на душе тоска. Теперь и Шапокляк не кажется старухой, Я был бы счастлив с ней, причём, наверняка. Бывало я в санях проеду по бульвару, Шампанское бурлит, как водопад лихой. Кричу я ямщику: «Давай, гони-ка к „Яру“!» Теперь ответил я за прошлое с лихвой. Я девушек бросал всегда без сожалений, А эту Шапокляк вообще не замечал. Теперь сижу один, душа полна сомнений: Неужто я гульбу на счастье променял? Наталия Варская Вставать мне утром было не охота. Всё как у всех бывает по утрам. Вдруг осенило: «Там, за поворотом..» А далее, конечно, «там тарам». Я, напевая, кофе пил и брился И бодростью наполнился, как шар. По лестнице на улицу спустился, И гладким мне казался тротуар. Я по нему скользил, почти взлетая. Скорее бы ближайший поворот! За поворотом чуда ожидая, Я весь был в предвкушении: вот-вот Увижу это нечто, это что-то, Загадочное это «там тарам», Скрывается оно за поворотом, Большое, неподвластное умам… Конкретики в мечтах не намечалось. А вот и долгожданный поворот! Я завернул… Очнулся. Оказалось — Лежу в кровати и чешу живот. Наталия Варская Решают кадры всё. Но если бы не я, Решать они смогли бы всё, да плохо. Такая уж, наверное, есть миссия моя. Кадровиком прозвал меня Алёха. Вот, например, Сергей, хороший, вроде кадр, А как пошлёшь за водкой – не дождёшься. Жена подстережёт, учуяв перегар, Домой его загонит: «Гад, упьёшься!» И Ваську посылать нельзя, он ротозей, Все деньги по дороге растеряет. И только Алексей из всех моих друзей Обязанности чётко выполняет. Меня же не пошлёшь, я всем руковожу: Количеством, стаканами, закуской. За денежным потоком внимательно слежу. Всё поровну должно быть, всё по русски! Оксана Чернышова Когда держу я солнце на ладони, (в соавторстве с Владимиром Смирновым) Когда держу я солнце на ладони, В моей душе восторг и благодать, А сердце плачет от любви и стонет, А иногда способно и страдать. Когда держу я солнце на ладони, Спешу своё желанье загадать: Тонуть всегда в глазах твоих бездонных И своё сердце лишь тебе отдать. А солнце мне в ответ опять смеётся, Свои лучи расплёскивая вдаль И его радость мне передаётся: Уходят прочь страданья и печаль. Хочу тебе в любви своей признаться И твои губы страстно целовать, А солнце будет надо мной смеяться И на ладонь садиться мне опять. Когда держу я солнце на ладони, Меня теплом окутывает всю. Я здесь с тобой, ты только твёрдо помни: Тебе свою я душу отдаю. А солнце мне в ответ опять смеётся И говорит: – Будь счастлив, человек! И сердце вновь в груди от счастья бьётся, — Его ждёт ночь восторга и утех… Когда держу я на ладони солнце Ты, словно в сказке, вновь передо мной И мы по капле пьём любовь до донца, Друг друга обнимая в тьме ночной. Рона Морриган Улыбка. Мы видим радужные глазки И улыбаемся всему. Вокруг приметы разных сказок, Общение ласково в бреду. Твой голосок ударит в душу, Незабываемый и взгляд. Мы создадим свой мир в ракушке, Там, где не будет всех ребят. Мы будем улыбаться мило, И будем помогать мы другу. Так будем бережно и долго Ухаживать мы друг за другом.     2015 г. Наталия Варская Люди стали исчезать Иван на сразу заметил, что люди стали исчезать. Происходило это постепенно: сначала знакомые перестали звонить, затем куда-то исчезли соседи. Когда же пропали жена и тёща, Иван насторожился. Мало того, в транспорте вдруг стало на удивление свободно даже в часы пик. Самыми стойкими оказались сослуживцы, но и они со временем растворились. В кабинете Иван остался один на один с Лёшей Спициным, да и тот то исчезал, то появлялся. Сначала Иван наслаждался возникшей вокруг тишиной, но потом решил прояснить ситуацию и поговорить с Лёшей. С чего начать? Спросить: «Как жизнь?» – банально. Иван начал издалека. Как только Спицин в очередной раз возник в кабинете, Иван спросил: «Где пропадал?» Этот невинный вопрос загнал сослуживца в тупик и он ответил совершенно невпопад: " Да-так, ничего». Продолжать беседу расхотелось. Конец ознакомительного фрагмента. Текст предоставлен ООО «ЛитРес». Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию (https://www.litres.ru/pages/biblio_book/?art=42756620&lfrom=390579938) на ЛитРес. Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.
Наш литературный журнал Лучшее место для размещения своих произведений молодыми авторами, поэтами; для реализации своих творческих идей и для того, чтобы ваши произведения стали популярными и читаемыми. Если вы, неизвестный современный поэт или заинтересованный читатель - Вас ждёт наш литературный журнал.